И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Проект Искажение

Глава 11

Искатели

Несмотря на то, что должны были вернуться Кама и Ёжик, в карантинный блок первой спустилась Рыбка. Её тихие шаги были едва слышны, когда она спускалась по ступенькам, и когда шла. Если бы не длинные платья, которые она носила внизу, словно напоминая себе, что до сих пор женщина, её можно было бы и не услышать.

Внизу было холодно, поэтому Рыбка, пожалев о том, что не накинула сверху куртку, подошла к карантинному блоку, положила ладонь на прутья решетки, не решаясь переступить порог.

- Обещаю не бросаться и не отгрызать голову, – неуклюже пошутил Барс.

- У тебя бы не получилось, Миш... – дверь тихо скрипнула, когда Рыбка всё же вошла в карантинный блок, осмотрелась, зябко обхватив себя за плечи. – У тебя здесь холодно...

- Да?.. А по мне нормально... Мне казалось, я один отапливаю всю базу.

Пройдя ближе, Наташа положила прохладную ладонь на пылающий лоб командора, вздохнула:

- Ну, и жуткая же у тебя температура!

- Не, это уже ерунда... Вот день на третий-четвертый была жуткая. В Аду и то прохладнее. А сейчас ерунда.

- Ты заговариваешься, – так и не убрав руку, Рыбка присела на край кровати, взглянула на капельницу, ещё наполовину полную. – Наверное, это тяжело. Мы тут ревели... я думала, только от моих слёз затопит всю базу. Даже Кама плакала. Представляешь?

- Не особо, – качнул головой мужчина. – И нет, не заговариваюсь, а пытаюсь успокоить.

- Не надо. Я уже спокойна как снулая рыба. Совершенно и очевидно.

- Ага, я заметил.

- Как хорошо, что ты вернулся. Мы все были как потерянные. Не знали, что нам делать, как нам жить. Не знали, что делать с той, что в соседнем блоке. Кто она, что она. Ничего не знали. Без тебя здесь было так страшно!

- Ну, ничего без меня не можете... А если бы я в отпуск ушел? – предпринял еще одну корявую попытку пошутить Барс. – Тоже мне, нашли из-за чего так разваливаться.

- Отпуск тебе не положен! – сообщила Кама от дверей, проходя со столиком, на котором стояло несколько порций еды, стопка книг и ноутбук. – Сам понимаешь, биг босс, ты умница и отличный человек. Но техника безопасности написана кровью. И мне не хотелось бы дописывать в неё строчки своей кровью или твоей.

- Так, видимо все эти дни ты упражнялась в искусстве плевков в душу болезным... Сколько под замком меня продержите, м?

- Как себя вести будешь, – усмехнулся Ежик. – Не бухти, босс, как только, так сразу выпустим. 

«Хотя меня не отпускает мысль, что ты, если захочешь, эту дверь просто вышибешь», – настороженно подумал снайпер.

Кама взглянула на него со смешком:

- Да-да! Как он себя вести будет. Кстати, ребята. У меня для вас хорошая новость! Если вы найдете толкового микробиолога, мы сможем проверять кровь на зараженность!

- Тебе в соседнюю камеру, – теперь пришла очередь Барса щелкнуть их по носу.

- Куда?! – опешила женщина.

Ёжик неприлично раскрыл рот, не веря глядя на командира.

- В соседнюю камеру. Ева – микробиолог-вирусолог.

- Ева?! Она ... Она с тобой говорила?! – возмутилась Кама. – Она нам ни слова не сказала за это время! Делала вид, что мы тут для мебели! Картонки ходячие!

- Ну, как я понял, между собой вы без меня тоже не особо контактировали, – пожал командир плечами. – К тому же, полагаю, вы тоже не особенно старались с ней поладить, а мне за неделю одиночества хватило.

Кама отвела взгляд. Рыбка, всё так же сидящая на кровати с Барсом, виновато промолчала. Ежик встретил взгляд командира и пожал плечами. Крыть было нечем.

- Признаю, сами накосячили... И даже понятно, почему она не особо стремилась пообщаться сама – из клетки в клетку...

- Браво, Ежик! – командор искателей хмуро покосился на капельницу, словно пытаясь ее устыдить за то, что до сих пор не закончилась.

- Барс, хватит, ну, мы не малые дети, – рассердилась Кама. – К тому же, если твоя новая подружка микробиолог, то должна понимать, что это просто карантин. Так нужно! Так правильно!

- Понимание того, что это нужно и правильно, не заставляет любить эту процедуру даже меня, я уж молчу про человека, просидевшего в клетке довольно долго и по соседству с зомби.

- Это могла быть ловушка, – предположила Рыбка, знающая об обстоятельствах встречи с Евой.

- Что опять же не заставляет любить эту клетку.

- Барс! Правда, достаточно. Мы поняли и устыдились! – Кама отмахнулась от слов командора, как от назойливой мухи. – Ну, хочешь, я извинюсь перед ней! Если тебе станет легче, защитник ты наш сирых и убогих!

Барс совершенно спокойно посмотрел на Каму. 

- Спокойнее, Кама. Раз мне не положен отпуск, приходится работать даже на больничном, так что не дуйся, – уже мягче добавил он.

- Я не дуюсь. Почти.

Рыбка покосилась на сердитое лицо женщины, тихонько покивала сама себе, вроде: «Ага, правда, верим, все дружно поверили».

Ежик мягко приобнял женщину за талию и шепнул на ушко:

- На больных не обижаются, незабвенная...

Кама вздохнула и... взяла себя в руки. Это просто был стресс, накопившиеся негативные эмоции, и не более того.

- Так, значит, – Рыбка приподнялась. – Мне разбудить твою соседку, Барс? И привести сюда?

- Дай ты человеку поспать... У нас все равно пока лаборатории нет, так что нет смысла спешить и суетиться, – отмахнулся мужчина.

- Лаборатория у нас вообще-то есть, – отвлеклась Кама от переглядывания с Ёжиком. – Мы же привезли. Оборудования там, конечно, кот плакал, но если уж она микробиолог – то этого ей на первых порах будет достаточно. Мы же ещё пару шкафов целиком скинули, я не знаю, что там могло быть. Или ты забыл?

- Так, – Рыбка поднялась с места, улыбнулась Барсу. – Ребята, в ваших делах я всё равно ничего не понимаю, давайте я вас покину. И прежде чем обсуждать очень важные планы, поешьте, пожалуйста. Миш, я к тебе ещё зайду. При высокой температуре хорошо компрессы помогают. И разотру тебя водкой.

- Водку я лучше выпью... Для дезинфекции. Я не простыл, а водой речной банально отравление заработал, – Барс улыбнулся.

- Это можно устроить, – Рыбка двинулась к дверям, скрылась.

Кама сердито уставилась на Барса:

- Биг Босс, никакой внутренней дезинфекции! Иначе ты тут не неделю проваляешься, а все три!

- Ладно, хорошо, не буду спорить, лечите, как хотите, но никаких растираний водкой, нечего продукт переводить!

- Барс! Имей совесть?!

- Что?

- Совесть имей! Мало того что...- Кама подавилась воздухом, повернулась, уткнулась лицом в плечо Ёжика и замолчала.

Разрывая напряженную тишину, которая воцарилась в блоке карантина, зазвучал звонок телефона. Что-то из европейской поп-музыки каких-то древних лет, вроде конца XX века.

- Извиняюсь... – кивнул товарищам Барс, принимая звонок. – Я вас.

- А мы вас! Михаил Сергеевич, здравствуйте, – зазвучал на другом конце девичий чуть глуховатый голос.

- Опять выкаем? – чуть улыбнулся мужчина. – Юль, нашла кого по имени-отчеству называть.

- Не опять, а снова, – засмеялась звонившая. – Я даже не поверила Аньке, подумала, она со своими игрушками немного свихнулась, как и все мы тут. Пытались прозвонить, но не было связи. А тут вдруг звонок прошёл, я у неё даже телефон отобрала.

- Ну вот, теперь вас двое таких двинутых... Как у вас там дела?

- Более-менее, Михаил Сергеевич. Пока ещё живы. Хотя надолго нас не хватит. Тут места дикие, воздух чище. Искаженные, кажется, большее расстояние покрывают своим обонянием. Так что собираются, подбираются к нам всё ближе и ближе. Надо убираться отсюда, но мы даже не знаем куда.

- Еще раз меня так обзовешь, и я тебе уши надеру по старой памяти... Я себя от этого обращения старым пнем ощущаю. А куда вам двигать я сейчас ска-а-а-а-ажу, – мужчина разложил рядом карту. – Вы еще в Ханты-Мансийске?

- Ага, куда мы с этим горе-верхолазом денемся-то? – раздался голос Ани. – Приветик!

- И тебе привет, кудесница электроники и фанатка интернета, – переведя телефон на громкую связь, Барс задумчиво всмотрелся в карту. – Скажите же мне, дуэтик из ларца, одинаковый с лица, у вас как с транспортом?

- Отстой, – вздохнула сердито Юля. – Не представляешь какой! Нива. То есть, доехать-то куда-то мы можем, но любая поломка, и всё. Всё плохо. Смертельно плохо.

- Ну и отлично, что есть хоть этот рыдван. Отечественный автопром нынче самый живучий. До Тобольска дотянете, а, неистовый квартет?

- До Тобольска? – протянула Юля, взглянув на сестру. – Карта под рукой есть?

- Есть, – Аня развернула карту на планшете и переползла к сестре поближе. – Ни фига ж себе... На нашей развалине это дня... четыре, чтоб наверняка. Я боюсь этот рыдван разгонять, он не разваливается только потому, что его птицы засрали.

- Аня! – Юля отвесила взбалмошной близняшке подзатыльник, потом кивнула: – Да, Миш. Она правду говорит. На Ниве мы доберемся еле-еле за четыре дня. И то, если по дороге не будет никого... голодного. Тут небольшая толпушечка, и нас остановит как нечего делать. У нас с оружием и патронами совсем плохо. Тут рядом откуда-то толпа мрази лезет, даже не получается сообразить откуда, не говоря уж о том, что с ними делать!

- Не связывайтесь. Если будет совсем туго – забейтесь в свой рыдван и сообщите, где вас искать, лишние кэмэ для нашего чудовища неощутимы... – Барс покосился на Ежика, который при упоминании Мамонта как-то побледнел.

- Чудовища? – переспросила девушка на том конце телефона.

- Ага. Наша милая колесная зверушка... Милый ласковый питомец отечественного автопрома.

- Ты меня уже пугаешь! Что-то мне подсказывает, что приедешь ты на танке... – ухмыльнулась Аня. – Хотя, по текущей ситуации, самый тот транспорт!

- Почти, – кивнул мужчина. – Ну, так, вернемся к нашим баранам... Недельки через полторы сможете быть в точке пересечения трассы Р-404 и проспекта Менделеева?

Побегав по сенсору планшета, Юля нашла указанное место, оценила стратегические перспективы места.

- Если эта развязка цела в той же мере, как она и была, то лучше не придумать. Но зачем, Миш?

- Затем, что там мы вас легко увидим и, даже если на вас пойдет толпа зомби – есть куда драпать. Подъедем, вас заберем, и ходу оттуда. Места у нас не много, но в тесноте, да не в обиде...

Юля посмотрела на сестру, на карту, перевела взгляд туда, где была гостиная, где их ждали их мужчины.

Аня покивала сестре, показала два больших пальца. Да опасно, но все равно им надо куда-то двигаться... а к знакомому, да еще, похоже, имеющему укрепленное убежище, где можно отдохнуть – двигаться всяко лучше, чем в никуда.

- Ну, думаю, это не самое безопасное мероприятие, но, Миш, мы в деле.

- Коллективный разум – наше все. Тогда – недельки через полторы на пересечении Р-404 и Менделеева. Скидывайте мне сообщения, ну или прозвоны, чтобы я знал, что у вас все в порядке.

- Сообщения. В остальное время телефон будем держать выключенным.

- Хорошо. Ближе к делу еще созвонимся, дам опознавательные черты и ваши заодно получу... Берегите себя, парням привет, – улыбнувшись, мужчина выслушал ответные пожелания и повесил трубку. – Что? – спросил он, увидев отвисшую челюсть Ежика.

- Да просто давно от тебя столько слов не было... и к тому же я впервые слышу столько веселых фраз и мягких подтруниваний! – выдавил из себя снайпер.

- Ну... Этих девчонок я знаю всю их жизнь. И, не смотря на возраст, они талантливые и хорошие специалисты в своих областях. Ты Мамонта не загубил, колючка?

- Нет-нет, цела твоя игрушка... Но больше я за руль не ходок! Это чудовище невозможно контролировать!

- Все возможно. Особенно, когда мы над ним плотно поработаем... Так что я намерен быстренько выздоравливать, ибо нужно успеть превратить его в передвижную крепость. В свете этого скажи Иванычу отложить все его проекты и к моему освобождению подготовить все необходимое для оснащения Мамонта, в том числе и орудия... Хотя бы в черновом варианте, так и быть.

- Барс, ты псих... – Еж не упал, только потому что держался за Каму.

- Конченый, – кивнул командир. – И учти, к квартету на встречу гнать будем максимум с тремя остановками и – напрямую. Мне одной засады хватило, так что больше я по дорогам лишний раз не ездок. К тому же нет нужды. А пока набирайтесь сил, приходите в себя, и будь доброй колючкой – занеси мою тетрадь, дальше учиться буду.

- Вот почему у всех нормальные командиры, а наш даже в карантине покоя не дает, а? – умоляюще посмотрел Еж на Каму.

- Потому что нормальные командиры умирают первыми, а наш выживает, выживает и... выживает? – улыбнулась женщина, потом потянулась, коснулась губами самого кончика носа Ежика, потом легко поцеловала в уголок губ. – Не тушуйся, мой колючий. Прорвемся. А в качестве доказательства, вот смотри. Биг босс, а вот не дам я тебе тетрадку. Пока не упадет температура – читать тебе нельзя. Так что – терпи!

- Хорошо, значит, читать мне будешь ты. Вслух. Иероглифы, – улыбнулся очаровательно Барс.

- Нет, биг босс, читать я буду вслух инструкции. По сборке лаборатории. Ежику.

Барс сначала хотел подколоть парочку на тему того, что и где они друг-другу будут читать... Но только пожал плечами.

- И как тебя Ежик терпит...

- С трудом? – предположила Кама, вопросительно взглянув на любовника.

- Без труда, – усмехнулся снайпер, легко целуя женщину в шею. – Ладно, босс, ты лопай давай, а то еще скажешь, что не кормим...

- С него в таком состоянии станется, – согласилась Кама, потом взглянула на часы. – Ёжик, а нам с тобой пора.

- Угу. Пошли, незабвенная, отдохнем от этого изверга, пока еще не припахал... – подмигнув командиру, Ежик поспешил увести свою пассию прочь... а то действительно озадачат!

 

… Через три дня Барса из карантина все же выпустили – он поправился и просто вышел сам. Возразить на его «я здоров, отстань» было как-то нечего, к тому же время действительно поджимало. Откуда у измученного организма такие ресурсы и такая сила – оставалось только гадать. Ежик просто принял объяснение командира на веру – если тот говорит, что такую силу и выносливость получил, пережив укус – хорошо, пусть так. Все равно правила никто менять не будет... Просто для своих это теперь будет личный выбор – сразу ликвидация, или попробовать дать шанс своему организму. Но только для своих.

Едва выйдя из карантина, командир впряг всех в работу над Мамонтом. Ну, как всех... Ежика. Иваныч и за эти три дня с минимальной помощью Камы, где он сам не мог подлезть, наладил всю электрику в грузовике в соответствии с заказом Барса. А, когда командир получил волю, то сразу взялся за дело, превращая обычный, вроде бы, грузовик, в натурального монстра. Правда, начал он с того, что из одной из запасных КАМАЗных рессор отковал новое лезвие для клеймора на замену испорченному... Оказалось, что раньше он сам ковал себе снаряжение, так что навыки остались. 

В общем, Искатели только вернулись из гаража, закончив очередной этап работ над машиной, приняли душ и отдыхали в ожидании еды.

Что же до Иваныча, он сидел в электрощитовой, ковырялся в щитке, проверяя и поправляя что-то понятное только ему. Объяснять он никому ничего не собирался – все равно не поймут.

Костика старик попросил побыть на подхвате – ему старому инвалиду было не так уж просто скакать туда-сюда, а убивать весь день на простую диагностику не хотелось.

Краткий матерок сквозь зубы и легкое позвякивание сообщили пареньку, что старик что-то уронил.

- Ай, не достать... Костик, подь сюды, дело есть... – прокряхтел Иваныч, садясь на табуретку и вытягивая ноющие ноги.

Парень, обтерев масляные пальцы об тряпицу, подошёл ближе. Молча посмотрев, ожидая пояснений.

- Заберись в щиток, только не выдерни чего, я туда инструменты грохнул случайно. Вот фонарик, а то темно внизу.

Приняв фонарик, парень понятливо кивнул, поправил ремень на поясе и шагнул ближе, разглядывая решетку на полу. Внизу должен был быть огромный шкаф, с проводками, жилами и прочими страшными предметами электриков – юных и не очень. Пролезть туда мог только такой худой как щепка Костя, ни у кого другого из Искателей это бы не получилось. Разве что у новенькой, которая бродила по ночам по базе, пугая Костика и Рыбку до заикания. Та тоже была худая до изможденности.

Устроившись на полу, головой вперёд, парень зажал зубами фонарик и полез вниз. Иваныч страховал, так что можно было не переживать, что он туда рухнет. Но всё же Костя двигался осторожно. Береженого...

В пол он упёрся не сразу, огляделся и... инструментов не увидел. Почему-то внизу был огромный зазор. И хоть выпрямиться Костик тут никак не мог, расстояния было вполне достаточно, чтобы даже спокойно стоять на четырёх костях.

Инструментов – не было. Света от фонарика не хватало, парень, сидел на одном месте и осматривался, пока в луче не блеснуло что-то металлическим отблеском.

Но... как оказалось, это были не совсем инструменты. А точнее – совсем не они!

- Иваныч, – крикнул Костик, разглядывая ручку в полу. – Не могу найти! Зато тут люк какой-то.

- Какой еще люк? – Опешил старик. – Ты вообще, где там поместился, пострел?.. Там же пространства – кошка не пролезет...

- Ну, не знаю какая кошка... Тут коза поместится, Иваныч!

- Шутишь что ль? Так что ты там углядел-то?

- Люк. Самый настоящий люк. И тут пространства много.

- Охренеть... Открыть сможешь?

- Нет. Он заперт, причём я даже не вижу, где у него щели. Тут срезать нужно.

- Чудеса в решете... Ладно, пострел, вылазь, зови ребят, и пусть армейский резак прихватят, я тут пока все обесточу... Интересно же, что за схрон там занычен, – вниз опустилась рука, помогая найти выход из тайника и выбраться наружу.

Костик, оказавшись на поверхности, чихнул, отложил в сторону фонарик и двинулся к дверям.

- Пойду за Барсом, вначале, – пояснил он.

- Давай-давай, я тут подожду.

Парень кивнул и побежал по коридору.

Барс нашелся в гостиной – они с Ежиком как раз спорили о том, что у них идет следующим этапом. Не сказать, чтобы спор был таким уж жарким, но он имел место, потому что каждый считал свой план лучшим, а компромисс все не находился.

Остановившись на пороге, Костик стукнул пару раз о косяк двери, сообщая о своем появлении.

- Михаил Сергеевич, – буркнул он. – Там это... мы люк нашли...

- Привет, Кость... Какой люк? – опешил командир, переключаясь на новую задачу.

- Не знаем. Там резак, наверное, нужен. Его не открыть. Есть ручка. И всё.

- Где нашли-то?

- В щитовой.

- Так... понятно, что ничего не понятно. Ладно, ребят, пошли глянем, что там такое нашлось... – Барс поднялся. – И раз надо... Ежик, метнись за резаком.

- Вот всегда, как «метнись», так Ежик... – пробухтел недовольный снайпер, но за резаком поспешил.

Костик взглянул на часы, потом на Барса:

- Мне ещё кого-нибудь позвать? А то мне уже пора к животным.

- Ммм... да нет, сами разберемся. Спасибо, – Барс дождался Ежика, прихватившего резак и защитные очки, а так же где-то подобравшего Каму, и втроем они направились к щитовой.

До щитовой было не так уж и далеко. Кама, позевывая, не столько шла сама, сколько висела на плече Ёжика, да и выглядела несобранной, мыслями отсутствующей и явно сердитой.

Барс задавал быстрый темп ходьбы. Будь у него хвост, он явно в нетерпении хлестал бы им по бокам!

- Ну, чисто кошак, – пробормотала Кама сердито, скосила взгляд вбок, в темный коридор, ведущий к запасному выходу и, взвизгнув, дёрнулась прочь. Из темноты на неё смотрели алые глаза.

- Ева, не пугай Каму, – беззлобно усмехнулся Барс. – И Ежика тоже, а то он парень резкий, даст в лоб прикладом, а мне потом вас мирить. 

- Босс, не выставляй меня таким гадом, – Ежик фыркнул, оправдывая свое прозвище. – Но это было жутко...

Новая обитательница базы хмыкнула и шагнула из коридора наперерез группе. Пока остальные разгуливали или в ботинках, или в сапогах – за счёт чего их шаги были хорошо слышны, далеко! – Ева разгуливала босиком.

Барс только плечами пожал – хочется ей, пусть ходит так. Сам он предпочитал мягкие кроссовки на базе. 

До Иваныча компания добралась без проблем, а там он только их и ждал.

- Ну, показывай, чего звал...

- Ща, – дотянувшись до трубки, старик включил громкую связь со всей базой. – Вырубаю свет.

Нажатием рубильника он обесточил всю базу и, в свете фонарика, сноровисто отключил несколько кабелей внизу щитка.

- Ева, глянешь, что там такое внизу? – попросил командир, садясь около «лаза», чтобы помочь спуститься.

- М? – девушка взглянула на него вопросительно, подошла к люку. Она единственная была без фонарика. И если так подумать, единственная кто вообще был без вооружения. У Барса при себе всегда был армейский нож, у Ёжика к ножу прилагался пистолет, был пистолет при себе у Камы. Даже у Рыбки и Костика с собой были пистолеты. А эта... чудачка... – Туда? – вздохнув, Ева, побалансировала на краю, покрутила в пальцах вытащенную из растрепанной уже прически заколку и кинула вниз. – Ого! Глубоко, – изумилась она.

- Костик сказал, там коза спокойно поместится, – Иваныч протянул девушке фонарь. – Не понимаю, откуда там такой зазор, да еще и люк.

- Фонарь не надо, спасибо, – вежливо сообщила Ева, потом села на край у люка, прислушалась и ... прыгнула. Спустя мгновение донёсся её восхищенное: – Тут классно! Правда, тебе, пушистый, тут не поместиться точно. И твоему колючему другу тоже. У вас чего-нибудь приготовлено, чтобы вскрыть эту вкусную консерву? – снова показалась Ева у люка, сверкая алыми глазами.

Барс протянул ей защитные очки и нечто вроде старой доброй болгарки.

- А галстука ни у кого нет? – вздохнула девушка.

Барс сначала удивился ее вопросу, затем сообразил, что для чувствительных глаз защитные очки особо не помогут, и снял свой шейный платок.

- Сойдет?

- Ничуть не хуже. Спасибо, пушистый.

Приняв оборудование из рук Барса, Ева нырнула обратно.

Следующие минут двадцать, работала то девушка практически вслепую, снизу доносился только неприятный звук, от которого сводило зубы. Каково было внизу худенькой девчонке – не хотелось даже представлять. Но забраться туда с оборудованием ни у кого другого бы не получилось.

Просто не проходили по габаритам.

Кама, странные вот существа женщины!, забыла о своей враждебности и сочувствовала алоглазому демоненку от всей души.

Когда все было закончено, Барс с Ежиком сняли ремни, соединили и протянули девушке – привязать к плите люка, чтобы ее вытащить. Плита оказалась внушительной, стало понятно, почему девушка возилась так долго – мощности едва хватило, чтобы ее прорезать. Опять опоясавшись, Барс наклонился к провалу.

- Ну что, теперь пролезть получится?

- Змейкой, – донеслось снизу глухо и с отзвуком эха. – А тут лестница приставная, метра так на три вниз, не рухни, пушистый.

- Если рухну, так на лапы, – закрепив на поясе фонарь и поданный Иванычем поясной набор инструментов, мужчина первым скользнул в лаз.

С его габаритами это было тяжко. Проползти-то он прополз, но вот вперед ногами в люк попасть не смог бы, зря головой вперед нырнул. Подумав, он стал медленно спускаться так, придерживаясь ногами, затем только сумел перевернуться.

- Еж, Кама, ногами вперед лезьте, а то рухнуть тут раз плюнуть! – рявкнул он оставшимся, спрыгивая к Еве. 

Свет фонарика высветил пустой коридор, увитый проводами и трубами.

- Технический тоннель? Загруженный-то какой... От чего, интересно?

- Кто знает, – сообщила ему Ева, появляясь откуда-то сбоку, из какого-то лаза. – Например, к танкам. Или нет, от танка? Или как это правильно сказать? От ангара? ... Гаража? Где танки хранят, пушистый?

- А хрен его знает. По идее, в ангарах. Так, если это технический тоннель, тут должен быть выход в... туда, к чему он прилагается! Кама, блин, наступишь на меня – откушу ногу по самое ухо.

- Значит, ангар с танками, – кивнула девушка.

Кама, услышавшая последнюю фразу, чуть не рухнула сверху.

- Слушайте, – сердито сказала она, прыгая на пол, – мы вообще где? Что за царство чокнутого Зазеркалья?!

Следом спустился неожиданно не Еж, а Иваныч.

- Кажись, я знаю, что это за место... – прокряхтел старик. – Ох, не для моих старых костей такие трюки. Слух ходил, базу тут недавно где-то вояки строили, да законсервировали на случай, если понадобится. Видимо, мы все эти месяцы над ней жили в каком-нибудь бункере караула... Забыли про нее, похоже, когда эти края бросали, ну да нам же лучше.

- Да, я тоже слышал о базах на консервации... – Ежик скользнул последним. – Если это такая – ребята, мы нашли клад. Только придется попотеть, пока скот перегоним, но оно того стоит, помяните мое слово.

- Цыц. Давайте искать, как выбраться в нормальный коридор, а там будем смотреть, что мы нашли и насколько оно необитаемо. Из поля зрения друг друга не выходить, смотреть в оба, ничего не трогать и не переключать, пока не разберемся, – быстро навел порядок Барс.

- А чего смотреть? – Ева снова вынырнула откуда-то сбоку. – Идёмте.

- И когда она все успевает? – буркнул Ежик, но под взглядом Барса двинулся следом.

Идти далеко не пришлось, видимо лаз наверх отходил от технического коридора совсем рядом с огромным помещением.

Ева нырнула куда-то в темноту, растворилась в ней полностью, а в свете мощных фонарей Искателей высветились хищные очертания... танка.

- Ох ты... – выдохнул Ежик. – Офигеть. Привет, родимый! – По команде Барса, он спрыгнул на башню танка, помог спуститься Каме и Иванычу. Последним спрыгнул Барс.

Осветив огромный ангар, Искатели только присвистнули.

- Охренеть, не встать... – Резюмировал Иваныч. – О, а вон и броневорота, через которые выезжать... За ними там еще целый путь до выезда... Надо будет сюда наши машины загнать. Так... о, вон шлюз-дверь из ангара в… куда-то.

Кама качала головой, не в силах окинуть взглядом весь ангар целиком. Это было... что-то, чему она не могла даже подобрать названия.

- Тут не помешает включить вентиляцию на продув. И от нашего ветряка сюда не хватит питания, – наконец выразила она свои мысли.

- У таких баз всегда несколько источников питания, – отмахнулся Еж. – У такой, полагаю, это ГЭС, дизели, топка и, думаю, где-то солнечные батареи занычены. А то и ветряки. Оно же сейчас все выключено, а как реактивируем – оживет.

- И покажем всем, смотрите, мы здесь есть?

- С чего бы? База спрятана, тут все предусмотрено, чтобы при включении не палиться. Я тебе гарантирую, даже выезд с базы запрятан так, что искать его с внешней стороны без толку.

- А с внутренней мы найдём? – спросила Ева, вынырнув из-за спины Барса.

- Да, вполне. Но пока он нам не интересен, там такие ворота, причем не одна штука, что руками их не открыть. Взрывать... да тоже без толку. Такие базы на случай атомной войны делают. Ладно, мы идем куда-нибудь или нет!? – нетерпеливо топнул Ежик.

- Идем-идем, – Барс спрыгнул с танка, помог спуститься Иванычу и дамам, потом пошел к шлюзу... как оказалось, открыть эту дверь – задачка для супермена. Даже при его повышенной силе, командир с огромным трудом смог провернуть вентиль-ручку и открыть проход. – Крепко заперли, от души...

Кама, стоящая рядом с Ёжиком, немного нервно ёжилась. А вот Еве явно было всё равно, зато она полюбопытствовала:

- А нет никаких идей о том, где искать свет здесь? И хотя бы примерную карту? Мне то всё равно, а у вас если сядут батарейки в фонаре истерики не будет?

- Есть-есть... – фыркнул Иваныч. – В зале управления должно все включаться в пару рычагов. А вот потом надо будет разбираться. 

- Только сначала нужны коды, – Ежик осмотрел открывающийся коридор.

- Где они? – поинтересовался Барс.

- Обычно, у командира базы в сейфе.

- Понятно. Топайте искать зал управления... Еж, рация при тебе?

- Ага. Твоя тоже?

- В кармане. Бери Еву и Иваныча и топайте к залу. А мы с Камой прогуляемся до апартаментов командира и вскроем сейф... И, умоляю, не накосячьте нигде... – не смог не подколоть товарищей командир. – Все, разбежались. Если что-то странное видите/слышите – связываемся тут же, плюс по мере нахождения целей тоже связь.

- Он всегда такой добрый, колючий? – уточнила Ева у Ёжика, глядя как начальник с Камой удаляются быстрым шагом в сторону.

- Это он еще разговорчивый, обычно все куда лаконичнее – и подколка, и указания, – снайпер вздохнул. – Ну, пойдемте, пока биг босс пинка для скорости не отвесил.

- Биг босс?

- Угу. Барс.

- А почему?

- Он командир, вот и называю так, – пожал Ежик плечами.

- Колючка, ты свети лучше, это красноглазка в темноте видит, а не я, – Иваныч шел рядом, тяжело опираясь на трость.

Ева, замедлив ход, взглянула на Иваныча вопросительно:

- Дмитрий Иванович, а у вас трость чуть металлически звякает, или мне кажется?

- Не кажется, милая, не кажется. Трость эта с подарочком для тварей немертвых.

- Скрытая острая игрушка, значит. Колючий, а у тебя с собой нож, пистолет и всё?

- Сейчас да. А что? 

«Вот же ушастая...»

- У вашего начальника с собой только нож, а у твоей девушки тоже пистолет...

- Угу... Так к чему ты это?

- Просто.

- Ясно... Так... Кажется, нам сюда... – Ежик старался держать фонарь так, чтобы не слепить Еву. Объяснять ему, как ей неприятно будет получить такой мощный луч света в глаза, не требовалось.

- Там тупик, – предупредила тут же девушка.

- М?.. Откуда знаешь?

- Вижу. Слышу.

- С тобой никакого эхолота не нужно... Ладно, значит, методом исключения – напротив.

- Детишки, цыц. Еж, дай света, тут карта. А ты не усмехайся, глазастенькая, я и так знаю, что ты ее видела... – Иваныч постучал по карте на стене оголовьем трости.

Ежик молча навел луч на карту, затем, мигом «срисовав» ее, повел всех верной дорогой.

- Могла бы и сказать, я ж для тебя старался, ту стену не освещал!

- Мышка крайняя, – пробормотала Ева тихо, – Мышка всегда крайняя.

Потом покачала головой:

- Если бы мы пошли в обратную сторону, то было бы не хуже. Там тоже карта. Только большего размера

- Ну, поверю на слово... А вообще ты предупреждай, если я что-то пропускаю, я-то в темноте не вижу...

- Ежик, не пыхти, – Иваныч занял свое место. 

Эта группа приближалась к цели.

Барсе и Каме настолько не повезло. База, на которую они в буквальном смысле слова наткнулись, была не просто большой, она была огромной!

- Тут нужен скутер. Или мопед. На худой конец, велосипед! – выпалила Кама, прижимаясь устало к стене.

- Ну, зато не тесниться. Народу у нас сейчас станет больше, в старой бы не поместились, – пожал плечами Барс. Вот кто совершенно не утомился.

- Биг босс, ты возмутительно спокоен! И даже отчасти доволен! – в груди больно кольнуло, Белка... Белке бы понравилось здесь. Всего немного девчонка не дожила до безопасного места. – Там среди них кто-то, кто тебе нравился? Ну, знаешь, любовный интерес.

- Эти девочки, близняшки, Аня и Юля, я знаю их с их рождения... а потом, когда жена ушла, они сидели с моей дочерью, пока я был на работе. – Мужчина задумчиво осмотрелся. – Я хочу, чтобы они были в безопасности.

Кама сглотнула. Вопрос про дочь задавать не хотелось. Если бы девочка была жива, то Барс из шкуры бы вывернулся, чтобы малышка была с ним. И раз не сказал про жену – тоже задавать вопрос не хотелось.

- Раз хочешь, значит – будут. Но мы намучаемся, пока сюда переберёмся. С тем учётом, что нам их встречать, у нас не так уж и много времени.

- Ничего страшного... Знаешь, помучиться, но быть уверенными в безопасности – того стоит.

- Безусловно. Но кто бы мог подумать, что у нас под ногами такое...

- Да уж, даже мысли не допускали, а то давно бы нашли...

- Удача еще иногда на нашей стороне... Барс, стой, карта!

- О... Ну-ка... ага, мы – здесь. Хм... а где тут кабинет... Стоп... Его тут нет? О, есть лифт, но он же сейчас неактивен... Ага, вон она – лестница. Так, а вот это интересно, смотри, пометка – зал управления, это дублирующая система для Т-6. Т-6 это что такое? – посмотрел Барс на Каму.

- Обычно так этажи помечают, – отозвалась она. – В принципе, если тут есть ангар, то можно предположить, что будет ещё несколько этажей. Но меня смущает пометка «т».

- А что с ней не так? – Барс тем временем повел женщину к лестнице.

- Она странная. По идее, технический или подземный этаж должен был промаркироваться как «-1» и всё. То есть первый подземный этаж. Буквы ставятся рядом, когда есть блоки, но даже так... странно как-то.

- Это неправильные пчелы, и они делают неправильный мед... И где тогда кабинет?

- Даже не знаю. По идее дублирующая карта должна быть у лестницы. Вместе с телефоном и перечнем номеров, чтобы позвонить ключевым постам. Посмотрим. Но... Не нравится мне это. Если бы была тут система видеонаблюдения или электронная карта какая-то, то можно было бы подождать, пока до зала управления доберутся наши, и пусть бы они выступили нашими проводниками.

- Система видео наблюдения тут есть, камер натыкано порядком, но оно же все обесточено.

- Вот именно, – вздохнула Кама. – Но помечтать то я могу?!

- Мечтай. Но лучше смотри под ноги, а то полетим ласточкой пересчитывать ступени.

- Не хочу ступени считать. Не хо-чу! Обратно на базу хочу или самокат. Уже ноги не идут.

Барс посмотрел на женщину... Затем легко перекинул ее через плечо и пошел дальше, словно не ощущая веса Камы.

- Так лучше?

Тяжело вздохнув, Кама отозвалась:

- Только не кидай никуда, а так да, у меня ноги немного отдохнут. Тащи, биг босс, раз ты такой сильный.

- Когда ты устать-то успела? Это мы с твоим кавалером весь день Мамонта обрабатывали, а ты-то отдыхала...

- Угу. Отдохнешь тут. Меня твой найденыш припахала.

- К чему?

- К распаковке жутких ящиков с не менее жутким содержимым. Там из лаборатории мы какое-то оборудование выволокли, вокруг которого, я думала, она танцевать будет. Ты не представляешь, как страшно это выглядело.

- Расскажи. Идти скучно... Хм, на этом этаже тоже нету... Идем дальше.

- А ты лучше представь. Сумрак. Все тихо. Аккуратно. И она тут, босиком, в сером платье, с седыми волосами и алоглазая, крутится вокруг трёх огромных ящиков и чего-то похожего на гроб!

Барс... расхохотался!

- Очаровашка же.

- Кто?! Это ушастое привидение?!

- Ну да. Милый ребенок.

Кама вздохнула тяжело.

- У тебя странный вкус, биг босс.

- Могу о вас тоже самое сказать.

- О нас?

- О вас.

- Что это в нас с Ёжиком странного?

- Ты выбрала колючего пыхтельника, а он ехидную любительницу помады... – пожал плечами Барс, и поставил Каму на пол, перед картой. – Пришли.

Обернувшись на него через плечо, женщина расплылась в улыбке:

- Он всегда улыбается, биг босс. Мой колючий луч света среди ядерной зимы. А я... наверное, как охлаждающий элемент в его светлой голове.

- Нашли друг друга. Где там кабинет..?

- Сейчас скажу. Отсюда... метров тридцать – сорок пять будет точно.

- Ну, веди, там уже твой возлюбленный пропыхтел, что они нашли цель.

- Сейчас и мы найдем, – оптимистично заметила Кама.

- Найдем. А потом пойдем назад. Так и быть, подвезу по лестнице... Но быстрее бы заработал лифт.

- Можем мы им продиктуем коды и посидим, пока лифты не запитаются? Или поищем, на чём-то же здесь должны передвигаться люди были?! По плану хотя бы?!

- Ладно, посидим, подождем, пока они включат электричество, и тогда... пусть сами идут сюда, и будем фронт работ обозначать, – Барс открыл незапертую пока что дверь и пошел искать сейф. Долго искать не пришлось – сейф, не мудрствуя лукаво, спрятали в тумбочке рабочего стола. Мужчина подумал, и набрал 0705, негромкий щелчок и – сейф открылся. – Ага, вот и коды...

 – Стандарты всего и вся? – уточнила Кама, подходя к внутреннему телефону и набирая код базы.

Вместо ответа командир бросил ей латунную пластинку с выбитыми на ней кодами активации и снятия блокировки.

- Остальное на стандарте – надо везде поменять коды будет, – просматривая папку с документами, Барс нахмурился. – Тут еще и магнитные пропуска есть, надо только запрограммировать... Осилишь?

- Вполне, – отозвалась Кама равнодушно, ожидая, пока ответит Ёжик. Пластинку она держала в руках, поймав её без особого труда.

 Ежик ответил на вызов, ввел под диктовку коды и, спустя несколько томительных минут – заработал компьютер, за которым он сидел, затем, повинуясь командам снайпера, включился свет на пути от зала управления до кабинета командира. Оставив все пока так, Ежик поспешил с Евой и Иванычем вниз, к Каме и Барсу, который как раз нашел командирский планшет управления и воткнул его на подзарядку.

Ева вошла в кабинет последней, осмотрелась и покачала головой:

- Ну, что же здесь так неуютно?! – возмутилась она сердито.

- Ну, так это солдафонский, – Барс задумчиво пощелкал по планшету, и загорелась панель экрана на стене. – О. Так... Карту вывожу. Итак. Давайте разбираться, как заселяем базу. Зверинец в последнюю очередь – Мамонт еще не готов ездить, к тому же животноводческий короб снят, так что придется в прицепе возить.

Ева, устроившись верхом на стуле, посмотрела задумчиво на стену. И самой первой озвучила вопрос, который у всех был на кончиках языка:

- Так, всё-таки, а сколько здесь этажей?

Барс перевел взгляд на планшет и... деревянными движениями вывел общую структуру базы, с подсвеченными номерами этажей.

Кама буквально закаменела. Ева, взглянула и пожала плечами, с равнодушным:

- Ну, бывает.

- Сорок семь плюс шесть складских, да еще и технические!? Мать моя женщина... – Ежик как стоял, так и сел на край стола.

- Ну, что я могу сказать, молодежь... Удача у нас-таки есть! А что геморройно переезжать, так свое добро не тянет. Перевезем потихоньку. В общем-то, нам перевезти в местный зимний сад посевы, потом переволочь наш скарб, затем зверинец, и все, можно заниматься выбором места под поля на поверхности.

- Иваныч... – хмыкнул Барс, выводя несколько этажей сельхоз блока. – Какие, извини меня, нахрен поля? Эта база полностью автономна. Плюс, я уже глянул документацию, все склады, включая продовольственный, забиты под завязку и опечатаны. Значит так, нам с Ежиком еще денек-два нужно поработать с Мамонтом... кстати, ты нам тоже нужен, подключение закончить всего. За это время все остальные должны собрать свои вещи, погрузим сразу все в Мамонта и прицеп, и перевезем за один заход. Потом за несколько заходов отвезем зверей... и запрем нашу нынешнюю базу изнутри, чтоб никто не шарился.

- Как насчёт люка, который уже вскрыт? – поинтересовалась Ева, поднимаясь (шило в одном месте что ли было?! не могла она усидеть на одном месте и нескольких минут) и опираясь на плечо Барса.

- Заделаем обратно, чтоб, если прижмет, нам уйти можно было, а вот к нам – никак.

- Ломать я мастер, а вот ремонтировать уже не очень. Хочу лабораторию! В таком месте должна быть большая и великолепная лаборатория! Найди мне её, позязя? Позязяя-я-я-яя!

Мужчина ввел запрос планшету, и тот вывел лаборатории.

- Вот. Но пока полностью не переберемся сюда – не пущу.

- Совсем?! – алые глаза наполнились мгновенно слезами. – Даже посмотреть? Даже одним глазиком?!

- Ева, если тебя туда пустить – уже не вытащим, по глазам вижу, так что давай, упаковывай свои игрушки, и, как переедем – можешь играться.

Кама, пряча улыбку в уголках губ, спрятала лицо на плече Ёжика. Хотелось хохотать. Такие отношения это были странные. И девчонка эта пугать – пугала по-прежнему, но уже не хотелось выкинуть её с базы. Было в ней что-то такое сумасшедшее и вместе с тем – детское.

Ежик тоже сдерживал смешки, обнимая женщину... а Иваныч просто негромко посмеивался... И он же первым вспомнил, что база-то ихняя стоит обесточенная!

- Значит, закругляемся и возвращаемся, – подытожила Кама. – Собираем вещи и сюда перебираемся.

Ева тоскливо смотрела на карту, явно не слушая, о чём говорят.

Барс погасил панель, затем планшет.

- Пошли. Ева, не косись так тоскливо на панель, еще немножко и сможешь играться в свои игрушки сколько душе угодно!

Девушка вздохнула и послушно двинулась на выход.

Настроение у всех, не смотря на гору работы, было приподнятое – такая находка не могла оставить равнодушным никого. Ну, а что до хлопот – так, как и говорил Иваныч, свое добро не тянет. Трудиться привыкли уже все, а немного ударного труда для переезда – это не проблема.


Мародеры

Нередки были случаи, когда Мастер покидал свой Запретный Сектор, чтобы нанести визит вежливости кому-то из полезных на данном этапе партнеров, но нередки были и обратные ситуации, когда он принимал гостей в своих владениях. Что уж греха таить – такие случаи бывали значительно чаще, чем его собственные поездки. 

И наиболее частым гостем в этих покоях был Петр Семенович Верин – оружейный магнат, поставляющий оружие и патроны Мародерам. Не сказать, чтобы он был таким уж приятным субъектом, но он был полезен, а потому Исаак Наокиевич неизменно принимал его на самом высоком уровне. 

Мастер принял гостя в Золотой гостиной, поднявшись из своего кресла навстречу Верину.

- Доброго вечера, Петр Семенович, – улыбнулся приветливо Мастер, сначала слегка кланяясь, на китайский манер, затем лишь пожимая руку гостю. – Присаживайтесь, с чем пожаловали?

- Я привез новую партию оружия, включая несколько новинок, которые Вы хотели видеть, Исаак Наокиевич, – присел в предложенное кресло мужчина. Он был довольно молод и еще жаден до роскоши, а потому тянулся к Ливею, в котором видел гарантию своего благосостояния.

- Это чудесно, Петр Семенович! – неподдельно восхитился Исаак, затем коснулся коммуникатора на левой руке. – Пенг, отправь людей принять товар от нашего уважаемого гостя и расплатись. 

- Будет исполнено, ван, – отозвался слуга.

- Скажите, друг мой, а как поживает второй заказ? – доброжелательно обратился Ливей к гостю.

- Почти готов. Возникли некоторые трудности со снарядами, но мы их решили… Могу я узнать, как поживает та сделка, о которой мы говорили в прошлый раз? – осторожно спросил Верин.

- Ах, простите великодушно, как я мог забыть и не начать с этого… Все моя торопливость… – виновато сник хозяин дома, затем улыбнулся ободряюще. – Сделка заключена, госпожа Полярная будет закупать снаряжение для своей охраны только у Вас.

- О, благодарю Вас, Исаак Наокиевич! Хотел бы и я уметь так же легко и изящно решать любые вопросы…

- Драгоценный камень нельзя отполировать без трения. Так же и человек не может стать успешным без достаточного количество приложенного труда, – с польщенной улыбкой ответил Мастер.

- Конфуций, да? – осторожно спросил гость.

- О, я смотрю, Вы прочитали, то, что я рекомендовал? Да, это Конфуций в моем вольном переводе… Вы окажете мне честь, воспользовавшись гостеприимством моего Запретного Сектора? Не думаю, что Вам стоит ночью ехать куда-либо…

- Почту за честь, Исаак Наокиевич.

- Пенг… – позвал Мастер, и его слуга вошел в комнату. – Сопроводи нашего гостя в покои, где он сможет отдохнуть… И позаботься, чтобы Петр Семенович ни в чем не нуждался и истинно насладился нашим гостеприимством.

- Будет исполнено, – дворецкий поклонился, затем посмотрел на гостя. – Прошу за мной…

Стоило магнату выйти за дворецким, Ливей чуть поморщился. Этот недалекий мальчишка несколько его раздражал. Впрочем, им было легко управлять – девочки, роскошь, и он сделает все, что ему прикажут. Особенно, если дать ему поверить, что это он снисходит до окружающих. Типичный мальчишка.

- При виде достойного человека, думай о том, чтобы сравняться с ним, а при виде недостойного – исследуй самого себя, из опасения, как бы у тебя не было таких же недостатков, – донесся от дверей до задумавшегося мужчины приятный женский голос. – Позволите нарушить Ваше уединение, ван?

У дверей стояла одна из тех немногих, кому было позволено вот так вот свободно войти в комнату, где сидит Мастер. Мейли Руолан, иначе известная, как Кобра. Она занималась в Корпорации Ливей особо важными проектами самых разных направлений. 

Мейли была в типичном черном китайском ципао до середины лодыжки, украшенном цветами и узором змеи. Обута гостья была в аккуратные лодочки на небольшом каблуке, а из всех украшений были лишь серьги на длинной цепочке, да одно единственное кольцо с нефритом – подарок Мастера.

- Милая Мейли… – улыбнулся мужчина, поднимаясь ей навстречу. – Твой лик – бальзам для моих глаз… Ты по делу, душа моя?

- Да, ван, иначе я бы не посмела нарушить Ваш покой, – женщина чуть поклонилась.

- Тогда пойдем в Морской зал… Ты ведь разделишь со мной ужин и наслаждение величественными владыками морей и океанов?

- Все ради улыбки моего господина. 

Мастер повел гостью из Золотой гостиной в другой этаж, в Морской Зал, попутно, через коммуникатор, вызвав туда служанок, прислуживать за ужином.

Морской зал по праву считался гордостью помещений Дворца – он занимал почти целый этаж, хотя внутреннее помещение было не так уж велико. Это была комната для важных и секретных переговоров – не было еще в мире устройства, способного подслушать и просветить происходящее в комнате через несколько метров воды, наполненной различными организмами.

Честно сказать, многие гости боялись этого места до дрожи – не всякий выдержит, когда над ним, рядом с ним или под ним проплывает огромный скат, или акула, или даже осьминог! Однако Мастеру доставляло наслаждение это зрелище… да и страх в глазах даже самых стойких гостей, так что некоторых сюда приводили именно для оказания давления, без раскрытия намерений. 

Таша и Диша уже ждали в комнате, начиная готовить ужин. На самом деле этих девушек, тех самых, которых показывал Крюгеру Мастер, звали Дианой и Наташей, одной было шестнадцать, другой – пятнадцать, почти шестнадцать. Но хозяин звал их ласковыми домашними именами. 

Мужчина и женщина устроились в удобных креслах, напротив друг друга, а Диша по знаку хозяина поспешила налить им вина в хрустальные бокалы.

- Чем же ты меня порадуешь, услада моих глаз? – спросил мягко Мастер, не отказывая себе в удовольствии полюбоваться красотой Кобры.

Мейли была невысокой женщиной азиатского типа с густыми темно-каштановыми полосами до лопаток, почти всегда схваченными шпильками на затылке. Карие глаза ее гипнотизировали, а улыбка была способна очаровать кого угодно. 

Кобра устроилась в кресле напротив Исаака, закинула ногу на ногу, пригубила вина и лишь затем позволила себе заговорить:

- Проект «Эдем» вошел в завершающую стадию. Мы даже несколько опережаем сроки – искаженные замечательный стимул работать быстро и аккуратно, – чарующе улыбнулась она. – Впрочем, вопрос вооружения все еще открыт, мне так и не поставили установок, и задерживается поставка солнечных батарей. Накопление топлива идет по графику, а вот по поводу внутреннего транспорта еще вопрос – то, что нам предложили, я забраковала – халтура и совершенно не вписывается в установленные стилистические и функциональные рамки. 

- Мое участие требуется?

- Нет, ван. Я уже нашла все альтернативные решения, от Вас лишь потребуется подписать окончательные документы, когда все будет оговорено. Через три дня я встречаюсь с Одинцовой по поводу ее предложения. Полагаю, мой выбор Вас не разочарует.

- Милая моя Мейли, ты просто бесценный дар Небес. Бесконечно счастлив будет тот мужчина, которому ты позволишь назвать тебя своей, – Исаак искренне улыбнулся, отсалютовав женщине бокалом и едва-едва пригубил вино. – Диша, милая, довольно. 

Служанка незаметно прикусила губу, поднося хозяину курицу карри и рис, пока ее сестра делала то же для его гостьи. И Диана не хотела признаваться себе, но на сердце стало тепло, когда Ливей ласково погладил ее, заправил прядку за ухо и мягко поблагодарил. И уж тем более не стала бы признаваться себе в этом же Наталья, которую похвала настигла следом. Их пугали этим человеком, они боялись его и многого из того, о чем он говорил… но при этом с ними он был неизменно ласков и до сих пор не отдал их ни своим людям или гостям, хотя желающие были, ни сам не коснулся их. Сестры не понимали причин этого поведения… но и это заставляло с теплотой думать о том, кто теперь распоряжался их судьбой.

А Мастер и Кобра тем временем неспешно ели, изредка неспешно делясь новостями и обсуждая обстановку. Служанки не поняли, чем был так доволен их хозяин, но он определенно был доволен больше обычного. Похоже, случилось что-то, чего он очень долго ждал и на что надеялся.

А потом он еще раз поблагодарил их и отпустил, позволив идти отдыхать и заниматься, чем им самим захочется. Это было хорошо, потому что этот этаж пугал обеих до дрожи. 

Сам же Исаак пригласил Мейли полюбоваться его новым приобретением, предварительно заинтриговав женщину туманными намеками. 

Они поднялись практически на самый верх здания, в покои Ливея.

- Когда мне сообщили об этом, я ушам не поверил, и даже был готов сам выехать, чтобы проверить сведения, но мой человек не подвел, немедленно прилетел сюда с грузом. Он настолько поразил меня, что я даже не знал, чем достойно наградить его… Впрочем, это была приятная трудность, так что я не жалею, – поделился Исаак со спутницей. – Пришлось даже сделать срочный ремонт, чтобы иметь возможность в любой момент насладиться этим приобретением.

- Еще немного, и я скончаюсь от любопытства, ван… – улыбнулась Мейли. – Что же так поразило Вас, что Ваши глаза засияли при одних лишь намеках?

- Смотри сама, милая Мейли, – сделал приглашающий жест рукой мужчина.

Гостья прошла по мягкому ковру с изысканным узором к новой детали интерьера – бамбуковым перилам у одной из стен. Там, за перилами, был стеклянный пол, открывающий вид на странное помещение, засыпанное землей, с листьями, травой, искусственным ручьем с водопадом, с камнями, даже довольно внушительными ветками, имитирующими деревья. Женщина уже была готова спросить хозяина дома, что же она должна увидеть, когда сама все поняла. Из каменной берлоги выбрался самый настоящий китайский тигр! А следом ее глаза округлились, потому что за первым выпрыгнул второй, затем выбрались два еще более молодых, но явно другого вида. Они были еще очень молоды, но уже впечатляли знатока. А Мейли представляла, какая же это редкость – китайский тигр еще до конца света исчез в дикой природе, несколько особей жили в заповедниках, под тщательным надзором и помощью в размножении, уссурийский же был чуть более многочисленным, но тоже стоял на грани вымирания. Пожалуй, появление в этом вольере сразу двух пар этих тигров можно было назвать чудом.

Мейли была так поражена зрелищем играющих хищников, что не сразу заметила, как на ее талию легли мужские руки. Немного привело ее в чувство ощущение губ мужчины на своей шее.

- Они бесподобны… – прошептала разом пересохшими губами женщина.

- Разумеется… Антон нашел их в заповеднике. Мать китайских уже была искаженной, но эти двое – нет. Вторую пару он нашел уже на обратном пути, случайно. Не правда ли, завораживает? – негромко проговорил Исаак, касаясь губами уха гостьи.

- Да…

Она очень хотела развернуться, заглянуть ему в глаза, получить хоть часть инициативы, но если бы этого хотел он – уже позволил бы, а здесь властелином был именно Мастер. 

А сегодня он давал понять, что хочет сам все делать, ей оставалось лишь наслаждаться и реагировать. 

Умелые руки медленно расстегивали застежки платья, затем он чуть отстранился, позволив шелку буквально стечь с тела женщины, оставив ее лишь в изысканном белье да туфлях.

Мастер сделал плавный шаг назад, беря ее за руку и увлекая к истинно императорскому ложу. Женщина подчинилась, стараясь уловить его намерения на эту ночь по взгляду, по языку тела. Он мог быть разным – невероятно нежным или огненно-страстным, мог желать покорности или сопротивления, дарить боль или удовольствие. Ночь с этим мужчиной была испытанием куда большим, чем словесные кружева при переговорах. И все же она ждала этих случаев.

Его поведение ничего не сказало ей, а лишние мысли заставили пропустить эпизод, где он помогал ей лечь, завел руки за голову и бережно привязал шелковым поясом к спинке кровати. Потом она даже слегка испугалась, когда Исаак так же неспешно завязал ей глаза, поглаживая подушечками пальцев лицо и волосы, неуловимо выдернув шпильки.

Она трепетала под его прикосновениями, когда легкие, словно воздушные, поцелуи прочертили дорожку от уха, к уголку губ, затем по шее к груди… и тут холод стали, скользящей по коже, заставил Мейли напрячься, на тот бесконечно долгий миг, когда лезвие рассекло тончайшее кружево белья. То, что она ничего не видела, добавляло остроты ощущениям, когда мужчина положил небольшую льдинку ей на ямочку в основании шеи и повел ее по телу, отбрасывая разрезанную ткань только тогда, когда лед приближался к ней. Он не спешил, буквально играя на женщине, как на музыкальном инструменте, извлекая вздохи и тихие стоны, любуясь, как она закусывает губку или тайком старается освободиться, но не смеет уклониться от его действий, старается скрыть, какой пожар желания уже терзает ее.

Этой ночью Исаак был болезненно нежен с ней. Он подарил ей просто бездну наслаждения, умело доводя до изнеможения, а потом вновь разжигая в ней страсть. Даже когда он снял с нее повязку и освободил руки, передавая инициативу, она все равно сдерживалась, сохраняя заданный мужчиной ритм этой ночи. 

Уже под утро, когда она лежала совсем без сил, а он легко водил кончиками пальцев по аккуратной татуировке на спине Мейли, женщина задумалась над тем, что хотела бы назвать его своим… и все же она была достаточно умна, чтобы понимать – она может принадлежать ему, он ей – нет. Но ей было довольно и этого, пожалуй.

В этот же момент он приблизился и очень нежно, впервые за эту ночь, поцеловал ее, отвел волосы с лица.

- Спи сладко, моя прекрасная роза… – прошептал он ей в губы, затем лег, прикрыв глаза, но все равно украдкой наблюдая за тем, как сильная, волевая Кобра прижимается к его боку, кладет голову на грудь и тихо засыпает с умиротворенной улыбкой на губах. 

Воистину прекрасное зрелище стало завершением этой ночи – мужчина легко соскользнул в объятия сна, давая отдых телу и разуму перед новым днем полным дел и забот. 

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018