И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Проект Искажение

Беженцы

Беженцы нервничали. Караван не тронулся утром дальше, не тронулся и днем. Люди дергали солдат, пытаясь узнать – почему они не двигаются? Неужели поломка?

Солдаты отвечали одно и то же – должны подъехать проводники, а пока у людей день отдыха от тряски в кузовах машин. Люди дня отдыха не хотели. Людям было страшно. Да их окружал забор, но все равно расслабляться было нельзя, шуметь – тоже. 

Майор сидел у себя, полудремал над книжкой. Он серьезно волновался прошлым вечером, пока полковник искал и уговаривал Искателей. Нашел. Уговорил. Они должны были подъехать этим вечером, а рано утром караван должен был двинуться дальше. Разумеется, помощь была не бесплатной, но Искатели не требовали ничего, что было нужно каравану, не потребовали они и ничего непосильного. 

Теперь майор нервничал – а вдруг не придут? Или погибнут в пути? Связи с ними не будет, пока не приедут лично и не получат на время рации. А еще полковник сторговал у них для него элемент питания для телефона... 

Майор не знал подробностей – разговор был коротким, экономили энергию. Сегодня он должен будет отчитаться, пришли ли проводники.

Дурные мысли достигли уже своего предела, когда к майору Корнилову быстрым шагом вошла запыхавшаяся женщина. Лейтенант Мурашова. Одна из тех, кто действительно относился к числу военных и в прежней жизни. А вот звание получила уже здесь. Рано ей было бы в той, нормальной жизни, продвигаться по служебной лестнице. Рано.

- Андрей Петрович, разрешите доложить?

 – А?.. Да, Оля, что случилось? Отдышись... – слегка опешил офицер.

- В прямой видимости от входа в лагерь только что появился человек! Наши караульные вообще не поняли, откуда он взялся! Так и зомби пропустить можно было! Его лица не видно, он стоит и просто ждет. Назвал вашу фамилию и звание, сказал, что не войдет в лагерь, пока вы к нему не выйдете.

- Ого... Караульные спят что ль? Вооружен?

- Нет, не спали. Он просто появился откуда-то! Они испугались, чуть стрельбу не открыли. Идиоты! Понабрали юнцов, – вскипела Ольга, а потом успокоилась. – Как будто был выбор... Простите, товарищ майор. Вооружения не видно. Он в плотном плаще. Лица не видно, под капюшоном что-то вроде... маски? А ещё – гость со щитом. Это всё, что можно сказать точно.

 – Хм... Ладно, схожу, посмотрю... Пусть стрелки будут готовы его снять, если вдруг что... мало ли, – мужчина поднялся, поправил портупею с оружием.

 Ольга Юрьевна кивнула:

- Я лично буду на вышке.

- Спасибо, – Андрей Петрович благодарно кивнул и пошел к посту охраны, откуда доложили о странном человеке.

Барс стоял на дороге и ждал. Он не нервничал – если вояки вдруг решат пострелять – он без проблем примет выстрелы на щит и уйдет. С такой дистанции стандартные автоматы ему были не страшны – попади еще. К тому же его прикрывал Еж с винтовкой.

Послушавшись предостережений Камы, Барс решил выйти сначала самому, поговорить с майором, и только потом приводить своих людей.

Он стоял и ждал, пока не увидел невысокого мужчину в форме, приближающегося к нему. Мужчина был вооружен – пистолет на поясе остался, но автомат он демонстративно сдал дежурным на посту.

«Молодец», – отметил Барс. Сам он был с полным оружейным набором и в броне.

- Майор Корнилов, Андрей Петрович. С кем имею честь..? – Отдал честь офицер.

- Барс. Командир отряда Искателей, – коротко отрекомендовался искатель.

Корнилов всматривался в темноту под капюшоном гостя, пытаясь увидеть лицо. Увидев там стальное забрало шлема, мужчина несколько опешил. Да и присмотревшись он удивился снаряжению гостя.

- Вы – проводник, которого обещал полковник... он называл ваше... имя, – все же нарушил тишину майор. – Могу я увидеть ваше лицо?

Барс кивнул и, скинув капюшон, поднял забрало шлема. Андрей Петрович увидел лишь глаза, остальное было скрыто респиратором.

- Я не снимаю шлема вне безопасных мест, – пояснил негромко Барс.

- Хорошо... Эм... черт, ощущаю себя как-то неловко. Вы один?

- Нет. Вы подтверждаете наши договоренности с вашим полковником?

- Да... Только он не рассказал конкретики.

- Понятно. Тогда укажите, где нам припарковаться, и мы введем вас в план поездки. 

- Идемте... – кивнул майор, разворачиваясь и направляясь к лагерю.

- Минутку, – не оборачиваясь, Барс поднял руку и сжал кулак, потом разжал и два раза махнул в сторону лагеря одной кистью. Он не знал, но чувствовал, что на вышке щелкнул предохранитель винтовки, и затаила дыхание Ольга, когда он поднимал руку. 

Где-то фыркнул двигатель и на видимое пространство вырулил автомобиль с внушительным, но явно самодельным прицепом. Крытым.

Машина остановилась всего на мгновение, и с подножки на землю спрыгнула невысокая фигура с тяжелым дробовиком на плече, вгляделась в майора Корнилова.

Под шлемом этого было не видно, но Кама расплылась в горькой усмешке. Она знала этого человека, он знал её...

А теперь она будет помогать ему в работе.

Мир жесток.

Раньше, когда ... когда все было лучше и мягче, мир сталкивал случайно близких людей или тех, кто мог такими стать. Сейчас он сталкивал врагов или тех, кто алкал чужой крови.

Она могла поприветствовать Андрея, посмотреть, как расплывется по его лицу серый цвет отчаяния, но... промолчала.

Это было в прежней жизни. В нынешней она была членом команды Искателей.

Правда уже была похоронена в могиле с мужем... С пустым гробом...

 – Езжайте за нами, – негромко бросил Барс оставшимся в машине.

 Из окна машины высунулась рука в перчатке, изобразила быстро несколько последовательных жестов.

«Поняли. Будем настороже. Прикроем».

Мужчина кивнул и пошел за майором.

На посту парнишки с автоматами хотели было что-то сказать Искателям, но наткнулись на взгляд Барса и подавились словами.

Корнилов же повернулся, помялся:

- Ваши люди не заражены?

- Нет. Мы не снимаем броню на улице, – ответил командир отряда.

- Ладно... – подумав, офицер осознал, что выбора как такового у них попросту нет. – Паркуйтесь там... да и подходите в мою палатку, поговорим.

- Хорошо, – лаконично отозвался Барс, запомнил, на какую палатку им показали, и повел машину к месту стоянки.

Когда машина уже припарковалась, и Ежик покинул свою позицию, Кама, оглядевшись по сторонам, чуть передвинула ближе дробовик:

- Нам здесь не рады.

- Угу. Страхом все пропитано... – кивнул Барс. Затем, помедлив, сказал так, чтобы Белка с Ежом не слышали: – Ты его знаешь, – интонацией командир показал, что не будет допытываться, если она не хочет рассказывать, а упомянул это для другого.

Кама пожала плечами:

- Служака. Хороший. Умный. Усталый. Ненавижу.

- Ждать подстав?

- Нет. Свое дело он знает чуть более, чем на «отлично», но если понадобится помощь – на него просто не стоит рассчитывать.

- Понятно. Значит работаем так же – вляпаются, не наше дело. Наше дело показать дорогу, – помедлив, он незаметно коснулся руки женщины. – Все в порядке?

- Очень хочется его убить, – рвано сказала Кама. – Он мог помочь. Не помог. Но я не буду. Это прошло... Я похоронила ту, что хотела его убить. В том же гробу, что и человека, которого она любила, и которого ей не вернули, потому что он превратился в монстра.

- Если на него нападут... не трать патроны, – понимающе кивнул глазами Барс. 

- Спасибо, – донеслось благодарное, а потом Кама шагнула к Ежику. – Расскажи что-нибудь? – незамысловато попросила она.

- Что тебе рассказать, незабвенная? – тепло отозвался Ежик. – Сказку, анекдот, хокку? 

- Давай ... анекдот. Про то, как небо съел кот, а потом прилетел дракон, разогнал всех рыцарей, женился на некромантке... и... нет. Это получается какая-то неправильная сказка.

Ежик тихо рассмеялся.

- Да, но мне нравится! Продолжай!

- Не буду, – категорично отозвалась Кама, потом по голосу стало понятно, что она улыбается. – За один поцелуй, у меня новая фиолетовая помада, по одной новой строчке!

- Ох... На что только не пойдешь, ради такой чудной сказки... Но кэпу потом ты будешь объяснять, почему я фиолетовый!

- Сторожите машину, а мы с Белкой пообщаемся с местными, – негромко сказал Барс. Всем было понятно, что им просто дают спокойно побыть вдвоем, но формальности были соблюдены.

- Есть, – отозвалась Кама, возвращаясь к машине ближе и садясь на капот.

Ежик же подошел, и встал напротив нее, незаметно проведя ладонями по ногам женщины, затем подмигнув сквозь шлем.

- Ну, где сказка!?

- Дома. Сказка. Вино. Лед. Арбуз. Найди мне мороженицу, Ежик?

- Все ради твоей улыбки, Кама, – с улыбкой ответил снайпер.

- Договорились!

Белка, чуть обернувшись, взглянула на Барса:

- Я не думала, что она может быть такой...

- Я тоже, – ответил он тихо. – Пусть будет такой лучше.

- Думаете, – немного грубовато спросила Рита. – От этого повысятся её шансы на выживание?

- Да. Она перестанет искать смерти, – в том же тоне ответил Барс. – Всем нам нужно за что-то держаться, только это не дает нам умереть.

- А что её искать... Выйди за убежище и будет... Прости, Барс... Я немного... Что-то я.. не в своей тарелке.

- Что с тобой?.. – Насторожился мужчина. 

- Не знаю... Встала не с той ноги, такое иногда у женщин бывает, знаешь ли.

- Бывает. Но держи себя в руках. Не хочу никого из вас терять.

- Барс... – Белка сбилась с шага, взглянула на него растерянно.

- М?.. – мужчина чуть повернул голову, посмотрев на девушку.

- Ты... Нет... Мы почти пришли.

- Угу. Пойдем. Не волнуйся, Белочка, – улыбнулся вполне тепло Барс... и тут же построжел, заходя в палатку.

Внутри было всего трое. Во-первых, майор Корнилов. Во-вторых, рядом с его столом сидела женщина. Ещё один парень торчал у дверей.

- Ольга, – представилась женщина. – Старший лейтенант Мурашова. Парень за вашими спинами – наш особист, Евгений.

- Младший лейтенант Пафнутьев, – суховатым голосом отрекомендовался парень. – Отвечаю за безопасность внутри каравана.

- Барс, командир отряда, – коротко отрекомендовался мужчина. – Белка, наш водитель и спец по огневой поддержке, – говорил он спокойно и негромко, как всегда, казался вполне расслабленным, но уже успел отметить, кто где стоит, и как их ликвидировать, если что. Привычка, спасающая жизнь при их работе... Зомби в поддавки не играют, увы.

- Насколько мы поняли, вы должны довести нас до Пермского укрытия, почему неожиданно вы прибыли поздно? Мы могли бы добраться вовремя, даже если бы выехали в обед, – сразу взял быка за рога особист.

- Начнем с того, что поняли вы все совершенно не верно, – совершенно спокойно ответил Барс, даже не обернувшись. – А еще буду признателен, если вы будете с своими коллегами, а не в тени за спиной. Я предпочитаю видеть, с кем говорю... или не говорить, с теми, кого не вижу, – добавил он, после краткой паузы.

Особист нахмурился.

Ольга спрятала улыбку в ладони, а потом парень шагнул из тени.

Он действительно был молод – сопляк, молоко на губах не обсохло. Двадцать, двадцать два?

С совершенно волчьим взглядом, в котором полыхало недоверие, и где-то на дне зрачков серых глаз притаилась ненависть. Волосы Евгения были короткие, встрепанные, на лице щетина, но ещё не борода. Сам худощавый, кости да мослы, и больше ничего.

- Что мы поняли неверно? – спросил он сердито.

- Все. От и до. Правда, признаю, это не ваша вина, а идиотов, которые были там до вас. Пермское убежище – ловушка. Туда действительно не сложно попасть, и оно не далеко, но шансов уйти живыми нет. Оно кишит Измененными. 

Ольга ахнула, особист грязно выругался.

- Откуда у вас такие сведения?.. – подал голос Корнилов. Он сдержал нецензурную брань, которая рвалась с языка.

- Я там был относительно недавно. Ваши коллеги бросили там немалое количество зараженных, так что зомби не вокруг, они внутри убежища. их можно, в теории, оттуда выбить, но не мне вам рассказывать, сколькими жизнями придется заплатить за это. У вас столько просто не наберется людей. 

Особист сплюнул:

- Врете же.

Барс пожал плечами.

- Я могу нарисовать на вашей карте проходимый путь туда, но после этого мы уедем. Я не поведу свой отряд на корм тварям, которых наплодили такие же, как вы.

- Вы не смеете так говорить!

- Я смею все, что можно человеку, кто смеет больше – тот не человек, – равнодушно ответил Искатель цитатой из Шекспира. – Итак, вы продолжите истерику, или мы перейдем к делу, ради которого и собрались?

- Давайте все успокоимся и перейдем к делу... – опять подал голос майор. Любимая тактика особиста не работала на этих людях. Они были холодны, собраны, спокойны. Более того, они выбили из равновесия его, заставили защищаться и потерять нить беседы. – Что вы предлагаете?

- Завтра рано утром мы трогаемся и едем к другому убежищу, оно цело и в состоянии принять вас. Если ничего не случится – на границе ночи мы будем на месте. Ваша техника выдержит двести километров еще?

Вместо ответа, Андрей Петрович бросил на Ольгу короткий вопросительный взгляд.

Старлей задумалась, не спеша отвечать вот так сразу:

- Какие дороги?

- Хорошая, накатанная грунтовка, а потом шоссе... вот оно не везде в идеальном состоянии.

- Тогда без проблем. Двести километров – это наша стандартная дневная... мерка. Что на том конце?

- Военное убежище. Обитаемое, если ничего не изменилось.

- А могло? – тихо спросила Ольга.

Барс пожал плечами очередной раз.

- Сейчас обстановка меняется молниеносно. Но они там очень удачно сидели, нежити не по зубам. 

- Ясно... И какой маршрут? – майор подался вперед.

- Белка? – чуть повернул голову Барс к спутнице. 

Шагнув вперёд, девушка расстелила перед майором Корниловым подробную карту автодорог.

- Вот здесь, – отчертила она ногтем линию: – можно проехать. Из Чернушек мы выедем сразу же на восток, вначале поедем по асфальтной дороге, но она проходит через поселок Октябрьский. Нам это не подходит, к тому же посёлка там нет. После... авиа-то ударов. Мы свернем на грунтовку вот здесь. В Красноуфимске будем через 3 часа где-то. Потом пять часов с половиной нас ждет по основной трассе. Выезжать будем в десять утра.

Мы впереди. За нами одна конвойная машина. Потом грузовик с беженцами. По бокам две конвойных, еще один грузовик и последняя конвойная машина. Сигнала три. Красный – всем остановиться, приготовиться к немедленному бою. Синий – максимальная осторожность, возможность нападения – всем смотреть во все глаза. Желтый – топить газ по максимуму, иначе не удерем.

- Сигналов слушаться без раздумий и споров – если мы сигналим, значит так надо, и малейшая ошибка будет стоить вам жизни, – добавил Барс. – Если вы не готовы к такому – нам лучше расстаться сразу, а вам разбираться с маршрутом уже самостоятельно. 

- Готовы. Утром вам выделят рацию для связи с нами, – подвел итог разговора майор.

- Радио? – спросила Белка. – Если да, на каких вы частотах пробиваете?

- Да. Вот, – написал цифры Корнилов на уголке карты.

- Точно, военные стандартные частоты. Слушают любые заинтересованные, – Белка вздохнула. – Поменяем. Хотя бы пока мы не доведем вас до убежища.

- Это совершенно невозможно, – перебивая начальство, заговорил особист.

Ответом ему был несколько недоуменный взгляд командира Искателей. Барса поражала неадекватность этого мальчишки. Он едва ли был старше Белки, но вот мозги его явно были где-то в детском саду...

- Думаете, нас могут слушать?.. – нахмурился Корнилов.

- Да не могут, а гарантированно слушают. А из-за детских истерик попасть в засаду мне как-то не улыбается, – фыркнул Барс. – Так что у вас большой выбор – перестраховаться, или потом не жаловаться, если кто-то решит поживиться. Время-то нынче не для слабонервных.

- Вы не понимаете! – Евгений шагнул вперёд, отрывисто махнув рукой. – Это глупости! Это... чушь какая-то!!!

- Аргументированные возражения есть? Кроме воплей обиженного ребенка, – прохладно поинтересовался Барс. – Или товарищ особист, напротив, надеется, что кто-то нас услышит?..

- Да как вы! – парень дернулся, сердито отмахнулся и выскочил из палатки.

Ольга вздохнула:

- Этого следовало сделать с самого начала. Мы поменяем частоты.

- И как у вас таких истеричек в СБ берут... – негромко произнес Искатель. – Как вы живы-то еще... Мой вам совет – закатайте его в спальник и положите в багажник на завтра. Лично мне будет спокойнее, если под ногами не путаются такие неуравновешенные типы...

- В багажник не получится, – улыбнулась открыто ему старлей. – Но мы попробуем сделать так, чтобы завтра ему было ни до чего и ни до кого.

- Это кольцо в нос и бегом за колонной?.. Мудро, – усмехнулся Барс. – А серьезно – если он не будет лезть, будет действительно лучше. Завтра будет не до осаживания зарвавшихся детей с горой комплексов – промедление может погубить всех. Так что мы надеемся на ваше благоразумие, – уже гораздо мягче закончил мужчина.

- Спасибо. Мы постараемся оправдать ваши ожидания, – ответил Корнилов. – Завтра к десяти будем готовы стартовать.

На этом встреча была закончена. Из палатки Барс и Белка вышли с Ольгой. Она же и спросила:

- Вам нужно размещение? Может быть, что-то из оружия, патроны?

- Нет, у нас все есть. Спасибо, – качнул головой мужчина. 

- Тогда на этом я вас оставлю. Мне надо дойти к техникам. Доброго вам вечера.

- И вам. Приятных снов, – когда же они с Белкой были достаточно далеко, мужчина спросил негромко: – Ну как они тебе?

Белка пожала плечами:

- Особист меня напрягает, – пробормотала она тихо. – Майор этот – темная лошадка, а ещё служака, для которого кодексы всё и немного больше. Единственная нормальная среди них – эта Ольга.

- Мне тоже так кажется. Нехорошее у меня было ощущение от этого парня. Если завтра что-то случится – не ждем от них помощи, действуем так, как действовали бы в одиночестве. Не удивлюсь, если нами запросто пожертвуют.

- Обойдутся! Нами жертвовать ещё не хватало. О! А палатка уже стоит. Поиграем в карты?

- Да, можно, – кивнул Барс. – Надо же развлекаться?

- Надо. Чтобы время быстрее прошло, – Белка оглянулась на палатку, из которой они вышли. В ее тени стоял тот самый молодой парень. И от его взгляда по спине пробежали ледяные мурашки...

Человек человеку – волк.

В таком лагере еще и волк голодный...

В голову пришло, что хочется быстрее вернуться на базу и забыть обо всем, как о страшном сне.

Но путь беженцев и искателей только начинался.

Всего восемь часов до Первоуральска могли стать чем угодно: легкой работой, проблемами или новым кругом ада...

 

…До утра все было вполне спокойно. Зомби так и не напали за всю ночь, что было немалой удачей.

Впрочем, часовые не спали. Эта милая армейская традиция пропала, когда врагом стали мертвецы.

И именно благодаря их бдительности тревога была поднята вовремя, когда первый Искаженный еще только показался в поле зрения одного из караульных.

Всё-таки привлеченные запахом еды, зомби двигались к маленькому огороженному лагерю со всех сторон. Поднятые на ноги тревогой, беженцы бегали по лагерю, пытаясь помочь – хотя больше мешались.

Что касается проводников, они были совершенно спокойны, собраны и четки. Они не собирались лезть под руку воякам... да и помогать, в общем-то, тоже не рвались. Оружие приготовили и всё.

Кама, устроившись на капоте машины с дробовиком, лениво позевывала:

- Чего вот они устроили истерику на ровном месте? Я глянула. Там всего десяток!

- Это вояки, что ты хочешь?.. – Еж поправил шлем. – Какие же они шумные и бестолковые... и как я раньше этого не замечал? 

- Сказал единственный служивший в нашем отряде, – буркнул с крыши машины Барс.

Белка что-то сонно пробормотала из машины. Приказа выдвигаться ещё не было, поэтому Рита добирала последние минуты отдыха.

Мимо Искателей пробежала вчерашняя Ольга, поприветствовала их быстрой улыбкой и пожеланием доброго утра. За плечом у милого старлея висела бронебойная снайперка.

- Из пушки по воробьям... – прокомментировал Еж. – Или у них просто нет ничего более подходящего?..

- Скорее всего, – Барс зевнул. – Хотя, признай, этим монстром по большой толпе стрелять одно удовольствие.

- А не сталкиваться с такой толпой – удовольствие особое, – огрызнулся снайпер.

Кама радостно усмехнулась под шлемом, потом пояснила:

- У них людей мало, ребята. Они уже умудрились потерять почти треть личного состава. Поэтому особым приказом майора Корнилова велено в ближний бой вступать в самом крайнем случае. Тем более, про эту Ольгу говорят, что она фея.

- Фея? – Не понял командир.

- Понятия не имею, с чего её так прозвали, обычно называют за повышенную меткость эльфами. Считайте. Там десять трупов идёт. Будет ровно десять выстрелов, и она промчится обратно с сообщением, что можно выдвигаться.

Подумав, мужчины кивнули. Кама оказалась права – они услышали десять выстрелов, и все стихло.

А следом прошла и Ольга.

- Отправляемся через пару минут, – сообщила она негромко. – Ребята с вышки сказали, что стаю ворон-зомби видели, довольно крупную. Кружили они в километрах четырех от нас. Ветер от них к нам, по идее нас не должны учуять, но всё же мы будем настороже. Наш замыкающий тоже возьмёт ракеты, чтобы в случае чего притопить газку. Техники сказали, что машины могут выдержать скорость и за пятьдесят километров в час, но не долго. Потом – развалятся. Поэтому к этому средству будем прибегать, только если ситуация будет совсем край.

- Хорошо, – кивнул Барс. – Проснулись, ребята, проверяем снарягу и трогаемся. 

«Вот только ворон нам и не хватало», – подумал мужчина, спрыгивая на землю и проверяя, как сидит снаряжение.

Белка завозилась за рулем, зевнула, закрепляя поверх респиратора шлем. Из-за зевка её голос прозвучал смазанно, когда она спросила:

- Командор, а что делать с ощущением, что мы что-то упустили из вида?

- Понять, что упустили, и поделиться с нами.

- Всю ночь кошмары мучили... Мы по лагерю все ходили, никто не видел потенциально опасных? Или там... может... 

- Живые опаснее, – сообщила Кама покровительственно, запрыгивая с дробовиком на крышу машины и устраиваясь там с удобствами. – Мы это учли. И может быть, нам даже повезёт, и мы обойдемся только встречей с мертвыми.

- Раз вороны летят, ты бы пока под крышу, Кама, – подал голос Еж, подгоняющий снаряжение.

- Так они не летят, они только порхают где-то. Лучше бы про другое задуматься, раз близко стая ворон, значит близко где-то и стадо голодных тварей. Они обычно вместе курсируют.

- Стадо голодных тварей на крыше тебе не опасно, а вот стая ворон – очень даже...

- Ежик, душа моя, не занудствуй. Будут близко – спрячусь.

- Ну а кому еще нудеть, если вы с боссом молчите?

- Ежик, иди уже в машину, пока иголки не потерял, – рыкнул Барс с переднего пассажирского сиденья.

- Злые вы... всем бы только ежика шпынять, – хмыкнул снайпер и скользнул на свое место.

Кама на крыше стукнула ладонью, показывая, что пора выдвигаться. Ворота лагеря открывались, и первый конвойный УАЗик уже ждал Искателей.

Белка, нажав на клаксон, двинулась вперёд. Машина шла тихо, и даже крытый прицеп не особо помешал её маневренности.

Беженцы ещё забивались в последний, третий грузовик, и около них с автоматами стояли военные.

Бдительность перед мертвыми здесь не теряли. Живых почему-то военные за опасных не считали, и ни одного военного не было направлено к толпе беженцев...

Впрочем, пока все было тихо и спокойно. Надолго ли?...

Грунтовая дорога уже немного потеряла в своей укатанности, но начало весны выдалось холодным, поэтому машины катили спокойно, без пробуксовки. Ещё пара недель, начнутся весенние дожди, и если дорога отклонится от трасс – каравану с беженцами придётся куда труднее.

Впрочем, Искателей это мало волновало.

Кама, разглядывая в бинокле окружение, стукнула по крыше машины раскрытой ладонью, потом отстучала быстро комбинацию точки-тире.

«На десять часов, двое мертвых. Практически гнилые. Видимо здесь давно еды не было, или еда умеет хорошо обороняться».

«Это радует, может, и другие спят уже», – отстучал ей в ответ командир.

«Было бы неплохо», – последовал ответ от Камы.

Белка за рулем, переключив сцепление, вгляделась вперед.

На краю горизонта темнело. Для грозы было рано, а вот поздний снег вполне мог выпасть и тем самым устроить для Искателей очень трудный день.

- Барс, – сказала она хрипловато.

- Я, – отозвался мужчина, глядящий в свою сторону.

- Тебе не кажется, что то, что мы забыли учесть – это прогноз погоды?

- Да, что-то никто не удосужился посмотреть новости по первому каналу... – хмыкнул он. – Но ты права, это может стать проблемой...

Белка промолчала, только стиснула зубы.

Она ненавидела снег... С того самого дня, когда его первая пелена в начале осени укрыла землю, отобрала у дня его время и его власть, продлила время, когда на охоту выходили голодные твари, и от них было не сбежать.

Белка боялась снега, потому что в её памяти он навсегда остался белым полотном, окрашенным кровью.

- Давай-ка я тебя сменю, Бельчик... – заметил ее состояние командир.

- Чуть позже, биг босс, – воспользовалась любимым обращением Ежика девушка. – У нас по плану небольшая стоянка, когда выедем на шоссе. Людям надо будет размять немного ноги, да и посетить ближайшие кустики.

- Главное, чтоб в этих местах их за подставленные части никто не укусил, – донесся сонный голос с заднего сиденья. 

- Не лучшая твоя шутка, колючка, – командир фыркнул. 

- Кто сказал, что я шучу?..

Белка немного истерично хихикнула.

Было и такое. Когда человек уходил в кустики в одиночестве, а через пару дней начинал кусать тех, кто рядом с ним.

Это было бы смешно, если бы не было так грустно и опасно. 

- Тем более, пусть следят. Вас это тоже касается, – Барс предпочитал репутацию параноика.

- Есть, – пробормотала Белка.

Сверху раздался новый стук.

«Впереди. Двадцать два метра. Прямо на дороге – двое. Я снимаю?»

«Давай», - последовал ответ.

Пятнадцать. Десять. Пять.

Белка чуть снизила скорость, на мгновение словно бы остановилось время, и тут же грохнул выстрел. За ним следом второй.

По крыше стукнула ладонь.

«Чисто».

Два куска мяса отвалились в одну сторону, две головы – в другую.

Кама наверху зевнула и снова притянула бинокль.

За спиной раздавались нервные крики беженцев и вопросы:

«Что это было?! Выстрел?! Вы слышали?! Вы слышали?!»

Её это не интересовало.

- Паникеры... – буркнул спящий Еж.

- Ты спишь или как?! – взглянула на него в зеркало Белка. – Ты же вроде спишь?!

- Сплю.

- А разговаривает кто?

- Я. Во сне.

- С кем? – заботливо спросила Белка, успокаиваясь.

- С одной вредной Белкой...

- За-ачем?

- За рулем.

- Ежик. Ты чудик.

- Я не чудик, я Ежик... – зевнул снайпер.

- Нет, чудик тебе подходит больше.

- Почему?

- Потому что ты чудно'й сам по себе и ч'удный на голову.

- Может наоборот?.. – спросил Барс.

Белка задумалась, озадаченная.

Барс не мешал ей думать, а Ежик, наконец, уснул.

Впрочем, главное его треп сделал, Белка успокоилась окончательно, перестала напрягаться и спокойно вела машину. Дважды по пути следования грузовиков появлялись одиночные зомбари, но их снимали конвойные.

Зороны – зомби-вороны, к счастью, не показывались.

На обещанной Белкой остановке люди повалили на разминку и к упомянутым кустикам, потому что время следующей остановки было неизвестно.

На трассе могло быть куда опаснее, чем, если говорить откровенно, в глухом регионе, где они только что были.

Ученые, те, что остались, до сих пор не выяснили, что именно, какая сила или инстинкт заставляли зомби куда-то двигаться. Что вообще побуждало их к движению, когда вокруг, в зоне их досягаемости исчезала любая пища.

Военные выставили караулы, но людей больше беспокоило небо, потому что сбить стаю зоронов было куда сложнее.

Только смотреть следовало не вверх, а в противоположную сторону – вниз!

Когда раздался короткий мужской вскрик, люди заозирались, подскочив от неожиданности. 

И от того страшнее было открывшееся им зрелище.

В стороне стоял мужчина, выпрыгнувший из кустов, и дико глядящий туда. А рядом с ним стояла высокая фигура в плотном плаще, вздымая над головой массивный клеймор. Удивительно долгий миг, и тяжелое лезвие разрубило мужчину пополам, от макушки до паха, а командир Искателей уже проходил дальше, вонзая меч обеими руками во что-то на земле.

Военные только и успели снять с предохранителей автоматы и наставить на него, когда Барс равнодушно махнул мечом, бросая им под ноги безногого, однорукого зомби, с разрубленной только что головой.

- Внимательнее, – бросил он холодно, срезая не залитый кровью кусок рубашки убитого и вытирая лезвие клеймора им.

В толпе беженцев раздались крики, матюги, кто-то кинулся к кустам вторично, кто-то разревелся на месте...

Мир в который раз демонстрировал, что он больше не место, где люди могут чувствовать себя хозяевами.

Барс же совершенно равнодушно вернулся к своим, убирая меч в ножны.

- Жестковато, кэп, – прокомментировал Еж, полулежащий на капоте с винтовкой.

- Сами дураки, – усмехнулась Кама, протирая любовно свой серп от желто-зеленых брызг. – Было же сказано, внимательнее по сторонам. А они что?

- А они не смотрят, – отозвался командир. – Ты-то где уже свой агрегат изляпала?

- Правильно, а раз не смотрят, пусть лишаются чего-то очень важного... – женщина убрала серп на место. – Я не смотрела, что это было, Барс. Оно прыгнуло – я убила. Но... то, что там осталось – мне не понравилось. Потому что... оно было как-то немного странновато...

- Поясни?

- Какого размера максимально нам встречались зомби? Почему мы никогда не видели зомби-червей, например? Зомби-крысы были, но почему не стопроцентное заражение? Почему есть те животные, которые вообще не заразились, даже если отведали трупничков? – ответила Кама градом вопросов.

- Без понятия. И как ты намерена отличить зомби-червя от обычного?

- По тому, что он хочет жрать, естественно! – возвестила женщина чуть громче, чем обычно, потом посерьезнела: – Барс, это были исследования в научной лаборатории, перед второй волной. Лаборатории были в карантинной зоне, то есть там, где уже было заражение. Ученые делали все, чтобы что-то понять, что-то найти. Так было и обнаружено, что черви не превращаются в тварей. В принципе.

- Я так понимаю, ты увидела, что это не так?...

- Нет, к счастью. Если заразятся черви, это будет значить, что вирус мутировал и теперь воздействует даже на простейшие организмы. Это будет конец мира. Раз он не наступил, значит, есть какое-то отличие между теми, кто заразились, и теми, кто нет. Но... Даже когда укушенный зомби сам становится им, он сохраняет свой облик...

- Ну да. Максимум – повреждения предсмертные. Ну, или гниет. И?

- Я не рассмотрела... и мне могло показаться... но три глаза... это...

- Давай утешим себя тем, что трехглазые существа бывают – генетические отклонения никто не отменял... – нахмурился Барс.

Кама кивнула.

- Именно этим я себя и утешаю. А ещё тем, что мне всё-таки могло показаться. Но теперь надо внимательнее присматриваться к тем, кого мы убиваем...

- Угу. Очень надеюсь, что вирус статичен и не будет мутировать...

- Вирус в принципе не может быть статичным.

Мимо Барса и Камы прошла старушка. Совершенно седая, подволакивающая левую ногу и опирающуюся на простую палку. В ее глазах не было разума, она просто тихо повторяла себе под нос:

- Вирус будет мутировать. Будет. Будет. Но у него должен быть базис. То, за что можно зацепиться. Зомби разные. Этого никто не видит, почему этого никто не видит?! Они разные. Разные... Скользкие. Сладкие. Смешные. Тупые. Скользкие.

И по новому кругу.

- Вирус не может быть статичен. Вирус будет мутировать...

- Здорово их переломало... – проговорил негромко Еж. – Кошмар...

Кама смотрела вслед женщине задумчиво.

- Это не ее слова. Она просто их запомнила. И повторяет раз за разом. Кажется, её душа уже толком и не здесь.

- Здесь только оболочка, – кивнул Барс. – Где Белка?

- В машине. Умылась, рот прополоскала и уже за рулем. Сказала, что будет лучше, если она поведет.

- Она в состоянии?

- Вполне. Автомат в её руках будет сейчас опасен ей самой. Это напомнило ей то время, когда вот также шли с военными мы.

Командир передернул плечами. 

- Хорошо, пусть держит руль. Давайте двигаться.

Кама кивнула.

Поймала взгляд Ольги и дважды стукнула пальцем по запястью.

Расчётное время отправки – две минуты.


Мародеры


В то время, как караваны беженцев спешили в Магадан, были те, кто ехал в обратную сторону – на встречу караванам и тем, кто не пожелал покидать родных мест. 

Группы людей, работающих на себя и на сильных мира сего, искали легкой наживы на бедах тех, кого страх побудил бросить все и рваться туда, где обещают защиту. 

Те, кто слышали об Искателях и Мародерах – явлении нового мира – недоуменно спрашивали: в чем разница?

А разница – во всем. 

Искатели не боялись соваться в города и прочие места скопления зомби, они искали то, что может быть полезно людям, приносили и меняли на то, что нужно им. Искатели были проводниками, разведчиками и так далее. И они никогда не нападали на людей из-за их имущества.

Мародеры были их противоположностью. Они не совались в пекло – они забирали имущество слабых, похищали людей, ну и тому подобное. Это была целая гильдия, корпорация с мощной базой. Они кормились за счет толстосумов, очень дорого платящих гильдии за редкие предметы роскоши, за живой товар и прочие заказы.

И один отряд Мародеров двигался из безопасных мест навстречу своей цели. Они собирались перехватить караван беженцев, поживиться добычей, забрать живых и вернуться за наградой на базу. План был отличный, план был верный... и они двигались к точке, где собирались перехватить свою добычу тепленькими, расслабленными – бери и пользуйся.

Командир отряда был личностью не примечательной – типичный вояка, одноглазый, бритый наголо, с мощным дробовиком на плече и банкой пива в руке.

- Эй, салага, веди ровнее, не картошку везешь! – рявкнул он после очередной колдобины.

- Простите, – донеслось от водителя, парнишка, сидящий за рулем, вжал в голову в плечи.

Сидящая с ним рядом высокая красотка в откровенном проститутском наряде, повернулась на начальство.

- Прекрати, милый. А то запугаем парня до того, что он потеряет товарный вид. Кто тогда будет составлять мне компанию по ночам, раз уж ты предпочитаешь маленьких мальчиков?

- Я-то предпочитаю девок, тебя, например, а ты заришься на наших «песиков», детка, – осклабился командир. – А начальство надо бояться и всячески ему угождать, иначе оно может сделать кормом... – хищно сверкнул он глазом.

Чуть повернувшись, женщина демонстративно поправила край высокого сапога, скользнув по узким полоскам ремней плетки.

- Докажешь? А то я даже немного соскучилась...

- Ну так иди сюда – живо докажу... А парнишка заткнет уши и будет смотреть на дорогу, а не на твой аппетитный зад.

- У него не получится... Но мы можем выколоть ему глаза! Правда, сможет ли он вести после этого дальше?

Машина дернулась на очередной выбоине, парнишка сжал зубы.

На дороге не было живого места. Как он мог проехать?! Куда?!

- Не сможет. Он просто будет смотреть на дорогу, иначе пойдет кормить «собачек» на остановке, – сладко прошептал командир. – Давай, перебирайся, что-то я заскучал, а от поездки надо получать удовольствие.

- От такой поездки по ухабам... Не боишься, что что-нибудь нечаянно сломается? Или попадет не туда, Хаяр?

- Того, что попадет не туда, стоит бояться не мне, а тебе детка... – многообещающе протянул мужчина. – Давай-давай, Лунка. Эти ухабы тебе понравятся, еще кругами парнишку заставишь ездить!

- Если заставить его ездить кругами, мы не доберемся вовремя, – закапризничала женщина. – К тому же, – медленно облизнула она губы. – Тут нет достаточно размаха...

- А мы пока разомнемся. А на остановке уж с размахом, как ты любишь, детка.

- Ммм, да? – Луна взглянув на уже бледного как смерть мальчишку, в лагере ходили слухи, что те, кто стал свидетелем игрищ это парочки не выживают, подцепила его лицо дулом автомата, висевшего у нее сбоку на поясе. – Ты же не будешь подсматривать, мальчик? Не хотелось бы раньше времени кормить собачек на поводке, а то мне придется садиться за руль самой! А это ужасно не удобно, от этого мой маникюр портится

- Не...не...не...не... – замямлил парень, проклиная жребий, определивший ему вести именно эту машину. А ведь радовался, думал, что повышение уже в кармане... тут выжить бы!!!

- Ну и чудненько, – женщина поправив юбку, которая уже однозначно больше показывала, чем закрывала, перебралась на заднее сидение к главе группы мародеров, устроилась у него на коленях, – всё-таки нам нужно задуматься о лимузине. Или джипе с высокими потолками...

- С этого заказа и обзаведемся, детка, – командир по хозяйски провел рукой по ногам женщины, под юбку и довольно ощутимо сжал ягодицу. – Лучше джип-лимузин, по типу пиндосовских, которые из хаммеров.

- Ну, тогда нам придётся заводить дополнительную машину охраны. Они так надоели, эти заказы, эти дела. Почему просто нельзя убивать людей в свое удовольствие?!

- За заказы лучше платят. И сами говорят, где найти добычу. На блюдечке преподносят!

- Я все время об этом забываю, – Луна запустила тонкие пальцы под рубашку Хаяра, скользнула вниз, к ремню, расстегивая его. – Блюдечко это хорошо. Но в этот заказ я тоже хочу пару игрушек и повыносливее.

- Выберешь на свой вкус, детка... И оставь кого-нибудь парням потешиться, – ухмыльнувшись, Хаяр второй рукой добрался до груди женщины, грубовато открывая ее своему взору. – А то они на тебя смотрят и аж дымятся.

- Тебе не кажется, что это их проблемы? – надула она губы. – Я могу их за это и убивать, но ценный материал потом плохо восстанавливается!

- Именно. Но парок пусть выпустят, а то толку с них...

- Что ж, придётся присмотреть им пару годных куколок на потеху. А потом, тебе не кажется, что говоря о них, ты забываешь обо мне?

- Я? Никогда, Лунка, – хрипло ответил Хаяр ей на ухо, довольно ощутимо прикусив мочку.

- Да... Давай-ка проверим, – ладонь женщины скользнула в брюки, Луна подалась вперед, – да, думаю это можно принять как доказательство.

Парень за рулем про себя начал повторять таблицу умножения. И все время сбивался, получая раз за разом пять на вопрос дважды два. Воздух пропитался тяжелым запахом, а от громких стонов, от которых несло болезненной, но настоящей страстью, хотелось спрятаться хоть куда-нибудь. Или застрелиться. Или застрелить их.

Но водитель постарался ехать ещё аккуратнее, проклиная тот день, когда его выбрали в группу разведчиков Хаяра – да, у них были самые высокие уловы и одни из самых дорогих заказов, но долго среди их состава жили считанные единицы.

Постоянными членами отряда были всего три человека – эти двое психов, да дрессировщик «собачек»...

Собачками у Мародеров назывались зомби, самые настоящие. Некоторые люди, хотя можно ли их называть после этого людьми?, очень быстро придумали, как можно этих тварей поставить себе на службу.

Главное было очень осторожно себя вести. А там можно творить все, что угодно...

И, благодаря этому, дисциплина в отряде была железная – любого, кто хоть чем-то не угодит трем психам могли отправить к «собачкам» в качестве корма.

Надо заметить, что без повода эти мрази к зомбарям своих людей не отправляли. К ним бы при такой паршивой репутации никто не пошёл в новички. Но при этом поводом они могли назвать все что угодно. Косой взгляд, сказанное не вовремя слово, недостаточная расторопность. В общем – что угодно.

Впрочем, зачастую, это была только угроза, побуждающая быстро исправляться.

Хаяр был наемником еще в том, прошлом мире, жестокий наемник с серьезными проблемами с психикой – никаких тормозов. Он любил убивать, любил забирать себе все, что захочется... идеальный Мародер!

Луна была не лучше. Отмороженная на всю голову. В прежней жизни таких как она держали в тюрьме или за решетками в психбольницах. Она была из последних.

Садистка, влюбленная в чужую боль, наслаждающаяся чужими криками и не меньше любящая ощущение плетки на своей коже.

Разумеется эти двое сразу же спелись и стали на порядок хуже для всех остальных, ибо теперь они развлекались вместе!!!

Сдерживать их немного мог третий из их команды.

Милый, исключительно милый человек, с нежной кличкой «Смайл».

По базе мародеров уже месяца четыре ходили слухи, что тот, кому Смайл улыбнется, в течение трех дней погибнет страшной смертью от яда искаженных.

Исключительный человек.

При этом, когда о его зверствах и забавах с зомби слышали другие, они начинали себе представлять огромный шкаф, такой два метра на два метра, а мимо них совершенно незамеченными проходил сутулый подросток, до сих пор не воспринимающий происходящее жизнью. Он был в игре. Для него все вокруг было одной смешной игрой выставленной на уровень хардкор.

И это совершенно устраивало Хаяра с Луной – он был отличным членом команды, которого никто не замечал... но который умел творить такое, от чего старшие командиры приходили в экстаз.

Троица психов. Полных. Окончательных и бесповоротных...

И только мучениями и смертельными неприятностями могла обернуться встреча с этими «разбойниками большой дороги».

И их путь лежал сейчас туда, куда стремились другие – слабые, почти беззащитные люди.

Мародеры хотели поживиться, и их новой целью был караван с беженцами...

Пути сжимались всё сильнее и сильнее, и разминулось только в последний момент. В те минуты, когда парочка психов предавалась телесным утехам на заднем сидении машины, по параллельной дороге, всего в десятке километров от них, прошел караван с беженцами. И прошел совсем не в том направлении, в котором должен был.

Встреча ненадолго откладывалась. Но не отменялась насовсем.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018