И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Проект Искажение

Беженцы – Искатели


Снег пошёл почти сразу же после того, как была пройдена половина пути по шоссе. До Первоуралькой базы оставалось часа три, может четыре, когда воздух наполнили своим танцем белые порхающие комочки.

Снег падал очень тихо. Не было ветра, и вдоль проезжей дороги стояли безмолвно уродливые деревья, с изломанными стволами. Здесь тоже были жаркие бои, здесь строились на ходу баррикады – и местность сохранила следы этого. Военные отступали отчаянно, изо всех сил цепляясь в каждый клочок земли, не желая уступать, но раз за разом проигрывая.

Те деревни, которые были вдоль центральной дороги, стали призраками – каравану были видны лишь остовы.

Кому-то то и дело казалось, что он видит дым, но ... здесь не было живых. Здесь не было никого, кому мог бы помочь караван.

Возможно, месяцем ранее, двумя? Кто знает...

Но сейчас те, кто мог, ушел сам в Первоуральск, до этой базы было куда ближе, чем куда-то еще. Старые машины были на ходу, были умельцы, что смогли заставить работать даже то, что в принципе работать не должно было!

Были те, кто сохранил на своих подворьях лошадей, и со своим скотом, со всем своим скарбом, они перебирались в соседние убежища.

Очень часто дома оставались нетронутыми, но... до мародеров.

Если и было что-то общее, что соединяло мысли всех трех категорий, так это мародеры. Их боялись беженцы, люто ненавидели военные, презирали искатели.

Нелюди в человеческой шкуре. В их числе собрались самые отъявленные мрази, самые пугающие представители мира человеческого. На особый, извращенный лад они были правы. Мир отверг их когда-то, теперь они отвергли мир. Оставили его на задворках собственной жестокости, самолюбия, эгоизма.

Они делали все, что хотели: грабили, насиловали, убивали.

Они воровали людей и доставляли их тем, кто готов был заплатить.

Они устраивали подпольные игры на жизнь, стравливая людей и зомби и развлекая скучающую публику богатеньких чужой волей к жизни, чужими стремлениями.

Мародеры были тем, что искалечило не одну судьбу и без того сломленную случившимся.

Это была тема, которую не поднимали в обществе, даже среди самых лучших друзей. Хотя... таких почти не осталось.

Как почти и не осталось тех, кто верил в лучшее, в то, что однажды будет найдено лекарство или случится что-то хорошее, произойдет чудо.

Или, может быть, появится герой и спасет всех!

За малый успех ученых остальные платили собственными жизнями.

Человечество неуклонно сокращалось по численности.

Малые островки, цепляющиеся за жалкие жизни, были достойны лишь насмешки, а не уважения. Не могли просто взять и сдохнуть, цеплялись за ненависть и за оружие. Человечество пыталось доказать, что оно еще что-то может, что их адаптационные способности никуда не делись, что...

Зороны это совсем не страшно, что можно сделать много, главное попытаться, постараться, не бросать на полпути созданные дела.

Люди сходили с ума, и по улицам пустых городов разгуливали пустые оболочки, очень быстро становящиеся добычей искаженных.

Люди сходили с ума и погружали руки по локоть в чужие тела и души, разрушая их, а вместе с ними разрушая себя.

Мир вращался, и с каждым новым оборотом жизнь становилась труднее.

Это выражалось когда в пустяках, когда в серьезных неприятностях, но ясно было одно: от людей отвернулась удача. И в делах малых, и в делах больших.

Не могли беженцы пройти свободно, никем не затронутые. Невозможно было пройти так, чтобы не начались неприятности.

И Белка не зря нервничала, поглядывая на серую кромку неба, с которого, казалось, накатывались сумерки.

Близились неприятности.

Но увидел их все же первым Ежик.

«Зороны! Стая. Много!» – отстучал кулак наблюдателя по крыше машины, затем он стремительно скользнул в салон, немедленно проверяя, не открыл ли кто сдуру окно.

- Их много, не перестреляем. Передайте воякам!

- Очень весело, – пробормотала Белка, до побелевших косточек сжимая руль. – Откуда здесь могла взяться такая стая?! Мы же отслеживали ситуацию. Их не могло здесь столько быть!

- Откуда-то взялись, – флегматично заметил Еж, но чувствовалось, что он на нервах.

Барс в это время сообщал новости воякам.

- Ну, взялись и взялись, – пробормотала Кама, зевнув до хруста челюсти. – Хочу уже быстрее добраться до этого убежища и отдохнуть. Надоела эта дорога, эта тряска и эти вопли, сколько можно?! Барс, я отбиваю ракету ускорения? Или мы просто катимся?

- Отбивай.

- Есть, – пропела Кама, приоткрывая окно, чтобы выставить ракетницу.

Ярко-желтая стрела пропорола воздух, и распустилась ярко-желтым цветом среди порхающего белого снега.

Сочетание желтого и белого, огня и холода было бы завораживающим, не будь оно глашатаем беды.

Конвойные машины нажали дважды на клаксоны, дублируя сигнал, если кто-то его не увидел, и одновременно посылая команду беженцам – вцепиться в лавки покрепче, и держаться, держаться изо всех сил.

Старенькие грузовики, зафырчав мотором, ускорились, резко сорвавшись с места.

И... снова сыграла человеческая природа.

Даже зная, что надо держаться, даже если перед этим велели пристегнуться ремнями безопасности, все равно оставались люди, которые даже в происходящем хаосе хотели перед кем-то покрасоваться, доказать собственную крутость самим себе. Полная глупость. Безумие. Окончательное и отвратительное.

Но...

То, что случилось дальше, было просто маленькой трагедией, которая разыгрывалась в новой жизни десятки раз...

Последний третий грузовик, дернувшись на кочке, рванул вперед слишком резко. Те, кто закрепил как следует страховочную систему, закричали от боли, но остались на месте. Двое мужчин, ранее знакомых, клеились к одной девчонке, уже трясущейся от ужаса и не знающей, как от них спрятаться, как сказать, что их интерес ей неприятен. Вокруг никто и не думал за ней заступаться.

Все были сами за себя... Никому и в голову бы не пришло ставить под опасность свою жизнь ради других.

Тот, что был повыше, оттолкнул в сторону своего соперника.

Второй, с пивным животиком, этого не оценил, дернулся, хватая за ремни безопасности, которыми была закреплена девчонка.

И именно в этот момент грузовик подпрыгнул на кочке.

Они полетели вниз, все трое. Двое орущих матерящихся мужиков и худенькая девочка.

Тихий вскрик девушки и радостное карканье ворон, отмечающих прибытие пищи.

Но жертв было не трое – двое.

Чумной мужик, которого обходили все, крепко удерживал девчонку за запястье. И пока стая ворон пировала над своими жертвами, что было хорошо видно из грузовика, он удерживал рыдающую девчонку, ничего не говоря...

 

…Машины надрывались изо всех сил. Словно ожили, словно сами желали оказаться как можно дальше.

Кама, отложив в сторону рацию, взяла вместо неё дробовик, взглянула на напарников.

- Приготовьтесь. Что-то неладно. С базы ни одного отклика. А ведь я кинула оповещение на их частоте. Они обязаны были ответить! Что делаем, Барс?

- Топим туда. Без укрытия нам от них не отбиться. И не открывай окон, нам только заразиться не хватало.

- Закрыты окна, закрыты. Но вирус не передается воздушно-капельным, отвечаю, как одна из подопытных крыс, – грубовато сказала Кама, потом ругнулась, переключаясь на военную частоту и снова пробуя прозвониться до базы. Но... тишина.

Машины ревели на пределе своих мощностей, оставляя основную стаю зоронов позади. Хотя некоторые особо ретивые мчались за машинами дальше и дальше.

До базы добрались за полтора часа, под непрерывное хриплое карканье.

Ворота, хотя, пожалуй, огромные, тяжелые врата были закрыты, а внутри, по двору, хаотически двигались двое измененных.

На вышках было пусто. Не работало электричество. Не было слышно гула трансформаторов. Не было видно машин.

Да, что говорить о машинах! Живых видно не было...

- Я на разведку. Из машины не выходить, если кто полетит ко мне – сбейте, но не подставляйтесь, – коротко приказал Барс, быстро покидая машину, на ходу обнажая клеймор. 

Бросившихся к нему измененных он убил легко – удар по ногам, и один широкий удар сносящий головы. 

Дзынь... ворона врезалась ему в затылок.

«Хорошо что на мне стальной шлем...»

Пошедший на второй заход зорон сам налетел на лезвие меча – благословенна будь эпическая тупость всех зомби.

За спиной раздались выстрел – одиночные грохоты дробовика, раскатистая дробь автоматов Белки.

Барс даже не стал смотреть, что там с птицами, он поспешил закрыть ворота. Меч он не убирал, но пока новых целей для него не было.

На территории царила тишина.

Еще три вороны приземлись точнехонько под ноги главе искателей.

Заперев ворота, мужчина прислушался. Людей он не слышал, это напрягало.

- Аккуратно, тут измененные. Не много, но есть.

Пока Барс давал своим знак выбираться из машины, майор Корнилов раздавал своим солдатам команды – кому-то проверить, как люди, кому-то караулить входы, остальные же должны были проверить убежище.

Подошла ближе Кама, глядя на то, как солдаты двигаются к гаражам – вначале предстояло загнать машины, а уже оттуда по безопасному переходу идти внутрь убежища.

- Тут должно быть где-то электричество включаться. А сейчас оно, каким-то образом отключено.

- Есть предложение? – спросил мужчина. – Предлагаешь помочь им?

Кама пожала плечами:

- На них мне плевать. Но нам же здесь и ночевать. Раз измененные во дворе – они с тем же успехом могут быть внутри. Не хочется лечь спать, а проснуться от того, что тебя дерут на части голодные монстры.

- Поспорить не с чем, – кивнул мужчина. – Есть идеи, где его вырубили?

- Смотря кто выключал. Если зомби – то эти идиоты тупо где-то пережрали провод. Или просто выдрали его с мясом. А вот если люди... – последовало многозначительное молчание. – То я предлагаю проверить самое очевидное место – щиток.

- Люди, – вдруг сказал совершенно серьезно Еж. – Тут нет трупов. Вообще. Крови – почти нет. Людей – нет вообще. Зомби – почти нет. Они так не охотятся. Так охотятся только...

- Мародеры, – процедил Барс.

- Очень смешно, – пробормотала Белка. – Вы шутите что ли?!

- Какие уж тут шутки, – даже Ежик не шутил, а это уже что-то...

- Ежик, пошути, – попросила Рита, чуть дернувшись. – Барс, что нам делать-то?!

- Не могу. Извини.

- Делать... Включать электричество. Белка, Еж – вы тут пока, будете нашими представителями. Кама – со мной, пошли к щитку.

- Как скажешь, – пробормотала женщина. – Как скажешь.

- Только у тебя оружие ближнего боя. От автоматов в этих коридорах толку никакого, а дробовик – самое то, – убрав двуручник, Барс взял щит и дао, – Идем... Как обычно.

Кама хмыкнула.

- Как обычно, командор. Как обычно...

- И почему мне так и слышится, что ты что-то не договариваешь... – вздохнув, командир пошел первым. Расположение щитка они более-менее представляли – все убежища были однотипными.

Надо было пройти мимо гаража – что и было сделано, правда, по дороге на одного измененного стало меньше. Выстрел Камы лишил его резвости, а «добрый» командор отрезал голову, она зомби всё равно не нужна была особо – ибо они ей не думали.

Потом по узкому проходу между гаражом и тоннелем в основное здание, к небольшой хозяйственной пристройке.

Здесь – не было измененных.

Зато был огромнейший амбарный замок, запирающий засов на двери ведущей в технические помещения и вместе с тем – в помещение, откуда велось управление электрическим щитком и дополнительной системой безопасности – проще говорят, током, пущенным поверх колючей проволоки по стене.

- Отстрели замок, – попросил командир.

Кама пожала плечами. Выстрел и... двери послушно открылись, обнажая пустой зал и двух очень голодных искаженных.

Впрочем, их голод никого не волновал, Барс оттолкнул одного щитом, срубая голову второму, затем добил и первого.

- Так, где тут включается электричество?

- Вот тут, – Кама, пройдя вперед, открыла щиток, пробежала пальцами по одинаковым и неподписанным тумблерам, чуть задумалась, что-то проговаривая про себя. Потом уверенно щелкнула первый, седьмой и второй справа во втором ряду и повернулась к Барсу. – Вот так.

Командир кивнул.

- Отлично... Пошли к нашим. Вояки зачистят базу – пойдем смотреть, что тут случилось. 

- Как скажешь, биг босс. Как скажешь. Но почему-то у меня такое мерзкое ощущение, что спать я лягу очень даже не скоро...

Проводить зачистку базы воякам все же пришлось. Конечно, тут было не так уж много искаженных, но все равно работа была сложной и долгой. 

Корнилов разбил бойцов, отправленных на зачистку, на тройки – этого было достаточно, чтобы простреливать любое помещение, но не мешать друг другу.

Для начала все же пришлось зачищать гараж. Гостей там ждали не искаженные, а кое-кто куда хуже – крысы.

Большие и маленькие, длинные и уже совсем тощие, потерявшие лапы, хвосты – они напирали нескончаемым ковром.

Пока беженцы разбегались в разные стороны с истерическими криками, кто-то из военных спохватился и схватился за огнемет. Как выяснилось, его выдали на всякий случай. И случай всё-таки его использовать выдался.

От запаха горелого мяса выворачивало не только беженцев, но и некоторых из военных.

Искатели почти не отреагировали, бывало и похуже, и пожестче.

Точно также, как не собирались они участвовать и в зачистке гаража. С мелочью пускай разбираются военные, а они придержат свои силы для более напряженных мест, где важнее не количество патронов и вбитая насмерть в голову дисциплина, а всё-таки отточенные за месяцы боев и чужих смертей рефлексы.

Такая тактика себя оправдала сразу же после того, как вошли на основную территорию базы.

Здесь зомби появлялись неожиданно, и военные просто не успели бы среагировать – пули в корпус монстры просто игнорировали, а снести голову – это еще надо успеть. Рефлексы Искателей позволили пройти самые рисковые места без потерь, а остальное проводники оставили на военных. Определить, где кто идет – было не сложно. Искатели двигались молча, чтобы не наводить на себя противников. Военные же отдавали команды пусть шепотом, но – вслух. Искаженные могли слышать даже стук сердца, если его ничто не заглушало, а уж шепот делал говорящего отличной мишенью.

Зачистка базы закончилась глубоко после полуночи. Но первый этаж был закрыт полностью. Во второй – туда где были припасы, провиант и, самое главное, животные – в этот день решили не соваться.

Техники бились в гараже с техникой, потому что старые моторы после отчаянного рывка, угрожали вот-вот развалиться.

Ревущие бледные люди расходились по комнатам, тряслись и с ужасом смотрели друг на друга.

Когда искатели проходили к выделенной им комнате – одной на четверых, но зато комфортной, кого-то из высшего командного состава, они видели, как в одну комнату, подпирая друг друга, вошли высокий мужчина – кости да выпирающие мослы, а рядом с ним – девчонка лет семнадцати. Окружающие от них отводили взгляды, а им кажется было на всех плевать...


Мародеры


Первой остановилась у подъезда старенькой пятиэтажки машина конвоя. Трое автоматчиков рассредоточились вокруг подъезда, оглядывая территорию.

Ребята были воинами уже опытными, за плечами был не один выезд с чокнутым Хаяром и его психованной Луной. Поэтому знали, когда лучше молчать в тряпочку, а когда можно и пошутить, если командиры в соответствующем настроении.

Сейчас шутить было противопоказано абсолютно – следовало смотреть во все глаза, чутко отслеживая территорию. А ещё – молиться. Потому что караван, с которым мародеры должны были пересечься, не появился.

Они прождали на наблюдательном пункте почти три часа, но кроме хрипа прикормленных «собачек» не донеслось никаких звуков. Вообще. Даже зоронов нигде не появилось.

Хаяр отдал приказ двигаться сюда – до ближайшего убежища на мародерский лад.

Вместо того, чтобы строить какие-то сложнейшие схемы или использовать военные бункеры, которые было так выгодно грабить, мародеры использовали обычные дома.

Выбирался подъезд, взрывались все лестничные пролеты, до третьего этажа поднимались на веревках и занимали квартиры. Зомби, даже если и появлялись в пределах зоны обнаружения жертвы, не могли добраться до вкусно пахнущего живого мяса. Увы им и ах.

А сейчас такое «увы и ах» могло устроить начальство своим подчиненным. Чтобы жизнь медом не казалась.

Хотя она и так никому не казалась.

Второй остановилась машина с клеткой. Огромной клеткой, накрытой черным брезентом, под которым то скулили, то радостно рычали две прикормленных «собачки», в надежде добраться до своей живой еды, отделенной от них только тоненькой перегородкой из стальных прутьев.

От жертвы не доносилось ни слова. Приманка, или как ласково называла её Луна – Детка, молчала всегда. Вообще-то, конечно, у неё был кляп во рту – чтобы язык не прикусила.

Эта девка могла. Абсолютно отмороженная.

Вся кодла мародеров из команды Хаяра уже четвертый месяц делали ставки, как скоро она сдохнет. Пока только из глаз Детки пропало непримиримое упрямство. Но надежда еще пока там была.

Она пропала бы быстрее, если бы Луна позволила использовать жертву как подстилку. Но увы, заму Хаяра очень нравилась вот такая психологическая ломка.

Она кормила зомби перед лицом своей живой игрушки. И очень радовалась, когда удалось так скормить ребенка. Была просто счастлива. Показывала, что происходит с приманками у других мародеров. Рассказывала о том, что случилось с местами, которые Детке были дороги. О людях, до которых Луне удалось уже добраться.

И такие разговоры – были куда страшнее, чем банальная физическая ломка.

Ни автоматчикам, ни охранникам ведущей пары не хотелось бы попасть на такое «развлечение». А Луна могла. Детка была только ее игрушкой, ее одной.

Даже Хаяр не прикасался к Детке, только иногда наблюдал, как развлекается его Лунка. И он тоже делал ставки, когда сломается игрушка.

Из второй машины вышел водитель, вслед за ним, лениво потягиваясь, Дрессировщик. Его питомцы вели себя хорошо, так что можно было расслабиться.

Третья машина подъехала последней. Из неё не вышел, вывалился парень-водитель и кинулся куда-то за угол, нарушая все инструкции по безопасности.

Хаяр захохотал ему вслед, вышел из машины, забросив дробовик на плечо, и потянулся.

- Да, машину надо сменить.

Луна вышла следом, поправила юбку и рубашку, подкралась к Хаяру поближе, потянулась губами к уху, шепнув:

- Ну, да... А можно и не менять. Иногда такие условия тоже очень неплохо.

- Ты к возвращению определись уж, – ухмыльнулся мужчина.

- Тогда надо будет повторить, чтобы было с чем сравнивать. И нам нужен водитель с нервами покрепче...

- Да уж... салаааага. ... – сплюнул Хаяр.

Луна засмеялась и двинулась к подъезду, сняв автомат:

- Руж. Тол – за мной, – пропела она. – Я хочу отоспаться, а потом с новыми силами показать мелкой шушере, как она не права, что изменила свой маршрут, не посоветовавшись с нами.

Названные охранники заняли места рядом с начальницей и пошли готовить дом к заселению.

В подъезде измененных не было. В доме царила тишина, поэтому вся команда мародеров перебралась в безопасные места – спать.

В клетке с двумя зомби осталась привязанная «Детка», и самой не сбежать, и до нее не добраться...

Ясных снов, что ещё тут сказать можно? ...


Беженцы ¬– Искатели


Утро в убежище началось с формирования команд зачистки...

Искатели не стали особо утруждаться и выбрали себе те сектора, которые были интересны им.

От армейского эскорта проводники отказались, даже просили никого не соваться в их сектора. Аргументировали они это тем, что будут стрелять на малейший шорох.

Ольга, бегающая по поручениям майора Корнилова по основному сектору, кивнула, вручила найденную вчера майором карту второго сектора, рявкнула на военных, дала подзатыльник особисту, который уже успел довести её до ручки за прошедший день и разрешила искателям, демонстративно громко, стрелять на поражение во всё, что будет шевелиться.

- Крута, – пробормотала завистливо Белка.

- Ага, – Еж поправил наруч. 

- Ладно, переходим на молчанку и работаем, ребята. Всем проснуться и приготовиться к делу, – Барс нацепил щит и взял дао.

Кама пожала плечами. Она ничего особенного крутого не видела. Серп у неё всегда висел на поясе, а дробовик был готов к бою тогда, когда не была готова она сама.

Как в армии – тех одеваться заставляли, пока спичка горит, а она в любом состоянии за это время могла взвести дробовик. Выстрелить – и того быстрее.

Боевой порядок был давно уже продуман и использовался не в первый раз.

- Двинули, – скомандовал Барс, и с этого момента общаться они могли только жестами.

Коридоры уже были освещены. Мощности разгоняющегося ветряка пока хватало только на аварийное освещение, больше запугивающее новичков, чем им помогающее, но искатели новичками не были. Поэтому спокойно смотрели по сторонам, спокойно себя ощущали и не думали о том, что мигающая тень на потолке может оказаться какой-то кракозяброй.

Кракозябр не было.

Были живые мертвецы, были люди и порождения воспаленного разума. Последняя категория причем была зачастую опаснее первой. Сошедшие с ума люди, если держали в этот момент огнестрельное оружие, могли нанести вреда куда больше, чем один обычный зомби в такой же обстановке.

Впрочем, сходить с ума никто из искателей не планировал. 

Они тихо передвигались по полутемным коридорам, выискивая искаженных. 

Какое-то время все было гладко и даже скучно (впрочем эта скука была приятной, уж лучше так, чем толпа зомби), но ситуация изменилась в один момент.

 Из всех неприятных сюрпризов, те гости, что появились из темных щелей узкого коридора, где даже одному было не развернуться, были самыми неприятными. Крысы.

Ну, тут уж ничего не поделать, пришлось отбиваться. Обычные зомби были понятны, а вот крысы... по ним еще попасть надо было! 

Увидев крыс, Барс резко опустился на колено, упирая щит в пол и открывая остальным пространство для стрельбы.

Следом раздались одиночные выстрели Камы и Ежика и радостный тарарам автоматных раскатов. Белка не церемонилась, а тех, что ушли живыми из-под плотного огня – убивали как раз Кама с Ежиком.

- Толку от нашей молчанки при такой канонаде? – вздохнул Барс. – Нужны вам всем глушители... где ж их достать...

- Сделать? – предложила Кама. – Но при таком эхе сейчас все, кто был рядышком – придут знакомиться

- А я о чем... самоделки не то. Все равно звук будет. Ладно, будем думать. Вон, мой клиент топает, – резко сорвавшись с места, командир снес щитом однорукого зомби, затем срубил ему голову.

Остальные переглянулись и остались, кто где стоял, чтобы не мешаться под ногами. Теперь преимущество было на стороне уже их командора.

За поворотом оказались еще двое, причем один додумался укусить край щита. 

Мужчина махнул рукой остальным, призывая ускориться, когда зарубил обоих мертвецов.

Еще одного гостя встретил узкий серп Камы и... на этом гости закончились. Не было слышно ни топота, ни хрипов. Полная тишина.

«Ходу дальше», – жестом приказал Барс, двигая дальше к ближайшей двери.

«Кладовая. Чисто».

«Центр управления запасными системами жизнеобеспечения – чисто».

«Центр видеонаблюдения. Занято», – Кама остановилась около двери, приоткрыла и тут же закрыла.

Командир подошел к ней, кивнул, перекрывая проход щитом.

«Где?» – жестом спросил он.

«Стол. Двое».

Кивнув, мужчина приоткрыл дверь, толкнул ее плечом и стремительно переместился к указанным жертвам, срубая протянутые конечности, а следом и головы.

Вошедшая следом Кама огляделась и прямиком двинулась к компьютеру, на который и поступала информация с камер. Жесткие диски были девственно чисты...

- Барс, задержимся тут на полчасика хотя бы? – попросила женщина мирно. – А ещё лучше, закройте меня с той стороны, я тут покопаюсь.

- Хорошо. Если попытается открыть кто-то без пароля – стреляй. И будь осторожна, – Барс вышел из комнаты, заперев за собой дверь, затем махнул остальным.

Белка оглянулась на дверь, потом на командора. Хотела что-то спросить, но проявлять любопытство в таком месте все же было немного чревато.

Но Кама точно вела себя странно!

Ежик подошел к двери и негромко отстучал просьбу быть осторожной. 

То, что она оставалась одна – ему не нравилось. Но спорить снайпер не стал.

И снова коридоры, коридоры, коридоры.

Чем ближе был животноводческий сектор, тем хуже было с запахом. Концентрация вони повышалась с каждым новым шагом.

Вскоре все трое искренне желали лишиться обоняния... и радовались, что догадались не завтракать.

Говорить не хотелось, думать тоже – идти вперед тоже. Но ещё больше искатели посочувствовали тем, кому придётся чистить эти Авгиевы конюшни.

В лицо пахнуло теплом, и из дальнего угла на гостей зарычала огромная собака.

- Не рычи, мы хорошие, – негромко произнес Барс, следя за собакой. Живую рубить не хотелось. Стрелять – тем более. Но...

- Хорошие, – успокаивающе добавила Белка, плавно убирая автомат за спину.

Пес вышел из своего темного угла, и стало видно, как он исхудал. Но был живым!

Обошел по кругу гостей и завалился под ноги к Барсу.

Опустившись на корточки, мужчина потрепал зверя за ушами, осматривая комнату. 

- Белка, свет.

- Сейчас будет, – девушка двинулась к щитку, чутко оглядываясь по сторонам, и шарахнулась в сторону от раздавшегося сбоку яростного рева и огромного тела, ударившегося в сетку. – Мама!!!

Хлопнула тихонько тетива, и в глазницу здоровенной корове-зомби вошел арбалетный болт.

Рита оказалась на полу, трясясь, ни в силах сказать ни слова.

Еж быстро подошел к ней, обнимая девушку и помогая встать.

- Цела?..

Командир же перезаряжал арбалет и осматривался. Состояние Белки все понимали, сами бы так же тряслись на ее месте наверняка.

- А... а... ага... – выдохнула девушка. – Я... в ... порядке.

Но так уверенно об этом заявлять ей не стоило.

Потому что в сетку врезалось ещё одно тело, только куда более массивное и с куда более пугающими рогами.

Теперь шарахнулись оба, хотя Ежик все же пытался прикрыть девушку.

Под ударом зомби-быка решетка здорово прогнулась.

Барс опять выстрелил, но болт вошел в нос, не причинив особого вреда.

Темная масса споткнулась о корову, зарычала и снова кинулась на решетку.

И тут же получила подарок от уже взявшего себя в руки Ежика – пулю, вошедшую точно в левый глаз.

- Твою ж мать... – выдохнул он.

- Так и заикой стать можно, – пробормотала Белка, попробовать подняться, поняла – что сил не хватит. Ноги не держали, а использовать для подъема ту решетку, куда мгновение назад бился бык-зомби, у неё духу не хватит.

Подошедший командир помог встать обоим.

- Согласен...

 – Кама хитренькая! Затаилась там и сидит себе спокойно! – девушка перевела дух, нервно облизнула губы, сделала шаг вперед и...

То темное, что она приняла за груду сена, всколыхнулось и начало медленно подниматься.

И всё, на что хватило Белку, это – завизжать и надавить на курок, спуская очередь по зомби. К счастью, попала, к еще большему счастью, в ее рожке почти закончились патроны, поэтому слишком напрасного расхода не получилось.

- Белка, тебе бы успокоительного... да, хлебни. – Еж протянул девушке фляжку с совершенно серьезным лицом. Вцепившись в фляжку, девушка сделала глоток, закашлялась, снова сделала и потрясла головой:

- Мята?

- И она тоже, – кивнул, смеясь, Ежик.

Белка тряхнула головой, улыбнулась дрожащими губами:

- Шутник. Как тебя Кама ещё не прибила?

- Как-то не прибила. И я серьезно, это успокоительное из трав. Мягкое, и не выбьет тебя из строя. Я сам пью, еще с учебки – снайперу психовать нельзя.

- За такое время из тебя получилось бы растение, – сердито сказала Белка.

- Так не нужно злоупотреблять.

- А ты не злоупотребляешь?

- Нет.

- Хватит трепаться. Мы здесь по делу, – прервал их командир.

Белка кивнула и твердо двинулась к щитку, печатая шаг. Даже уже было как-то не до вони.

Через мгновение раздался щелчок, легкое потрескивание, и помещение подземной фермы затопил яркий свет...

- Неплохо они тут устроились... – выдохнул пораженный в самое сердце снайпер.

Неплохо было мягко сказано. Теперь становилась понятной вонь. В подземном, не самом широком зале, навскидку устроились порядка шестидесяти животных. Четыре разделенных загона с козами – в каждом по две-три козы. Над каждым блоком – табличка с пояснением, какого рода рождения козы, что означают бирки с номерами.

Около тридцати блоков, уходящих вдаль, с коровами. Некоторые коровы – были с телятами. Ещё один загон, в котором хрюкали свиньи.

И псы.

Помимо огромной дворняги, явно пастушьчего пса, внизу оказались ещё две собаки. И если одна была тоже из дворняг, третья, щенная – оказалась кавказской овчаркой...

- Так... Ежик, там вроде была техника прежних хозяев?.. – произнес негромко Барс, идя вдоль секций.

- Была.

- Нам понадобится транспорт. В наш прицеп даже минимум не войдет...

- Минимум?! – переспросила Белка, потом до неё дошло: – Барс, сколько ты хочешь взять?!

- Не много, не бойся. Но наш прицеп все не утянет.

- Мне стало еще страшнее! Не много, а сколько тогда? И кого?!

- Две коровы взрослых и бычок. Свинья с приплодом, но без хряка – мясо, конечно, но возьмем его только, если место останется, не нужно жадничать. Овчарку ту, пусть пастухи – сторожа будут. И козла, наших коз плодить. Тоже мясо же, а его надо бы нам по максимуму. Жаль овец нет, но пока обойдемся, а потом придумаем что-то.

Белка схватилась за голову.

- Ежик?

Ежик же сполз по стеночке на пол, всхлипывая от смеха.

- Кэп... ну ты... – проскулил он.

- Кто? – любезно уточнил Барс.

- Еврей! Своего нигде не упустишь! – с уважением в голосе ответил снайпер. – А если серьезно... Да, нужна вторая машина с прицепом, и вопрос еды у нас будет, в общем-то, решен.

- Ребят, а кормовая база?! Вы представляете, сколько нам нужно будет всего, чтобы их всех прокормить?! Да нам понадобится где-то искать сельскохозяйственный комбайн, чтобы сено свое хотя бы косить!

- Здесь многое можно позаимствовать, – равнодушно ответил командир. – Убежище пусто, животные на пределе. Даже если весь караван останется тут – им не справиться. А значит, мы можем со спокойной совестью взять, все что нужно нам для выживания нашей платы. Помнишь, как продавалась техника? С элементами питания в комплекте. Принципиальной разницы не вижу.

Девушка махнула рукой, осмотрелась.

- Сюда надо срочно людей, чтобы кормили животных, поили и убирались. Ну, и... давайте выбирать что ли, кого именно мы забираем себе. Мне вон та буренка нравится, с белыми чулками и рыжего цвета. У неё ещё телёнок... Но в любом случае, может, вначале ты с Корниловым поговоришь, Барс?

- Я поговорю, а вы – выбирайте. В конце концов, у меня есть, чем нажать на него.

Осмотревшись напоследок, Барс удалился, для начала направившись к Каме, чтобы выяснить, может она чего-то накопала.

Добравшись до запертой каморки, мужчина отстучал пароль и отпер дверь, ожидая, пока его пустят – Кама додумалась и изнутри запереться.

Спустя почти полминуты, дверь мягко приоткрылась, впуская Барса. Женщина уже успела избавиться от своего шлема (респиратор оставила) и от тяжелого плаща. Сердито щурила глаза, что-то шипя, и на кончике ее носа были очки. В черепаховой оправе, сделав её мгновенно похожей не то на учительницу старших классов, не то на ученого.

- О, Барс, – пробормотала она. – А чего ты один? Нарушаешь технику безопасности?

- Этих двоих разделять нельзя, а ты здесь, так что пришлось рискнуть. – Отмахнулся мужчина, запирая за собой дверь. – Ну, как твои успехи?

- Тебе как... в цензурном варианте или не очень?

- Без разницы.

- Это... отвратительно. ... А еще бездарно. Это... у меня просто нет слов!

- А теперь будь добра их найти и рассказать, что ты выяснила. Так и быть, можно с ругательствами, лишь бы я тебя понял.

Кама вздохнула. Села на край стола.

Тела зомби были прикрыты плотными мешками. После того, как зомби был убит вторично – процесс распада тканей начинался стремительно. Жуткое зрелище.

Женщина же помялась. Потом неожиданно отклонилась от темы:

- Барс, ты знаешь, как я попала в лагерь, где мы познакомились?

- Нет.

- Хорошо... Тогда... Я немного расскажу тебе. Я была замужем. Мой муж – был военным. Не сказать, чтобы у нас были очень хорошие отношения. Я ... не очень его любила. Брак был вынужденным. Я отказалась следовать по стопам своей семьи, не пошла по линии военной кафедры, а променяла её на техническую. Мне всегда была безумно  интересна ядерная энергетика и наночастицы.

- Ого... – мужчина привалился к стене, с интересом глядя на женщину.

- Мама умерла. И сын, на которого рассчитывал отец, так и не увидел свет, – Кама скрестила на груди руки, словно пытаясь защититься, закрыться от мира. Голос остался сухим, словно всё это было строчками в научном отчете. – Он отыгрался на мне. Всячески препятствовал моей карьере. Мне так и не удалось защитить диссертацию. Я работала техником в одной из микробиологических лабораторий. Мы... были на передовой. Собственно, именно здесь я не только встретила мужа снова, но и поняла, что могу его полюбить. Понимаю, романтические сопли в жаре войны – звучит как полная глупость. Но... так оно и было. Я постоянно была в лабораториях. В некотором смысле, я даже была одной из крыс. Потому что на нас не было респираторов или маски. Мы постоянно возились с зомби. Мы были в центре карантинной зоны. Среди всего прочего, у нас не хватало ни оборудования, ни людей. Учились на ходу. Я... как сотрудник технического обеспечения, научилась работе с компьютерами и видео. В частности – восстанавливать то, что было утеряно.

Взглянув на компьютер, Кама погладила край монитора.

- Я восстановила то, что здесь было стерто, Барс. И... да. Никакой ошибки не было ни в чьих измышлениях. Здесь были мародеры. Они применили снотворный газ. Потом просто фасовали людей, как скот. Клеили бирки, помечали их фломастерами. Парочке поставили даже на месте клеймо. Но... Их впустили не беженцы. Их впустили военные.

- Военные?! – опешил Барс, затем скрипнул зубами. 

- Именно. Их было двое. Но это не самое плохое, Барс. Когда все было закончено, они не сели с мародерами. Звука нет. И ... здесь нет тех, кого мы могли бы увидеть в этом караване... По губам умеешь читать? – женщина простучав по клавишам, вывела запись на экран, двое мужчин в военной форме, высокий мужчина с неплохо развитой мускулатурой и вместе с тем пивным животиком. Рядом женщина, которую тянуло назвать дешёвой проституткой. Они стояли спиной, а вот военные – лицом к камере. Они знали, что записи будут удалены, поэтому ничего не боялись. Говорили спокойно и открыто.

Барс немного владел этим полезным умением, так что присмотрелся к видео. На его счастье, говорили солдаты медленно, тянули слова. 

- Скот получили. Теперь мы вернемся в часть. Скоро отправится еще три каравана. Мы пока заляжем на дно. А наши друзья позаботятся о том, чтобы вы эти караваны нашли и выпотрошили. Не забудьте про нашу долю. 

- Стоп... – Вдруг скомандовал Барс. – Смотри-ка, в этом кадре видно получше... 

- Алые повязки? – пробормотала Кама. – У кого-то из этого каравана я уже видела такую...

- Это знак особиста... – прорычал командир. – Человека, которому все в караване, по идее, абсолютно доверяют – он отвечает за их безопасность... 

- Барс, спокойнее. Пожалуйста. Во-первых, нас это не касается. Во-вторых, уже чудо, что это удалось восстановить. В-третьих... то, что мы это уже нашли – дает возможность этому каравану, возможно, дойти безопасно до места назначения. А может быть – спастись кому-то ещё.

- Именно... – успокоился мужчина. – Просто меня очень напрягло поведение местного такого же щенка. А если говорить циничнее – твои труды очень вовремя, нам нужно как раз отжать кое-что сверх платы, так что мне не помешают козыри в беседе с Корниловым. 

- Вот и отлично. Узнаю своего командира. Так ты куда больше похож на себя настоящего.

- У меня тоже бывают вспышки гнева. Еще что-то накопала?

- Ты такой хладнокровный, что мне не всегда в это верится. Да. Вот здесь, – побежали женские пальцы по клавиатуре, – хорошо видно, что отравляли не только основную систему – по базе, но и вспомогательную – по командному составу. Кроме этих двух особистов, никто не знал о случившемся. Есть кое-что и ещё. Здесь не собирались ничего оставлять. Ни животных, ни ценный материал. Здесь оставили почти пятнадцать человек. Внизу кто-то оказался зараженным. Живых не осталось. Мертвыми мы перестреляли почти десяток. Еще пятерых добили военные, когда ходили по территории.

- Хм... а животные почти все целы. Одна корова и один бык только заболели и здорово напугали наших младших. Впрочем, если бы такая туша на меня кинулась бы – не уверен, что моя реакция была бы другой. 

- Крысы не могли так разнести заразу. Они не подходят к людям, даже когда заражены. Питаются мертвыми телами или падалью. Они вторичные переносчики. Бык и корова. Насколько я видела на видеокамерах, решетки с мелкой ячейкой. То есть, как они были заражены? В клетке был кто-то ещё?

- Был. Зомби... из заснувших.

- Значит, он там был давно. Точно не пара-тройка недель, которые прошли. Барс. Тут что-то не сходится. И серьезно.

- Вот-вот... И ведь не подложишь его – зомби плевать, кто рядом, мы все для них еда. А засыпают они после пробуждения не быстро.

- Если проводить линию твоей логики дальше... Пермское убежище было заражено не случайно?

- Похоже, да. Надо вернуться домой, отдохнуть, и посмотреть, что там. Только подготовиться получше. Уверен, там все совсем не так просто. 

- Да. Потом это стоит обсудить. И... давай закроем здесь всё. Я поменяла код входной двери. И я провожу тебя.

- Тут нет никакого носителя, списать «киношку»?

- Имеешь в виду себе?

- Да. Хочу потом без спешки покрутить. 

- Есть, – Кама кивнула, но по ее голосу слышно было, что она улыбается. Более того, потянувшись к рубашке, она расстегнула верхние пуговицы, демонстрируя гильзу от крупного калибра рядом с почерневшим кольцом. Внутри пустой гильзы, и до этого об этом знал только Ёжик, была спрятана флэшка крупной вместимости. – Удобный тайник, не правда ли?

- О да, – оценил Барс. – Там бы я искать не стал. 

- Военные тоже не искали. Никогда.

- Отлично... Загружай и пошли. 

- Уже, Барс. Уже.

- Когда ты все успеваешь, а?.. – чуть улыбнулся командир, отпирая дверь.

- Заранее, биг босс. Заранее!

Дверь мягко закрылась за ними.

Повернувшись, Кама ввела код, закрывая цифровой терминал.

Они успели пройти по коридору уже далеко, когда из-за угла вынырнул какой-то человек. Дернул дверь, но когда она не открылась, не забеспокоился. Вытащил пластиковую карточку, приставил к магнитному считывателю, набрал код.

Но... на двери загорелась алая полоска.

Заперто.

Можно было остаться, можно было попробовать другие варианты, но...

Человек повернулся и тихо-осторожно скрылся за углом.

Чужаки уйдут. Он попробует еще раз. Ничего страшного. Не привыкать...

 

В кабинете было прохладно. В тепле могло очень быстро разморить, заставить начать делать ошибки, а их сейчас не мог себе позволить никто.

Ольга, устроившись за соседним столом с майором Корниловым, чертила планы на бумаге, высчитывая, как количество людей и военных должно остаться на базе. Сколько есть продовольствия, а сколько нужно будет оставить хотя бы на первое время. Женщина немного нервничала, от этого – ошибалась, злилась и раз за разом все начинала сначала.

Майор Корнилов тоже злился, но по другой причине – он думал, как обезопасить свой караван, как растянуть личный состав, чтобы хватило на все. Не получалось и это.

Когда в дверь раздался стук, Ольга стояла у кофеварки, понимая, что нужно сделать перерыв, иначе всё закончится очень плохо...

- Войдите, – пробормотала она.

Дверь открылась, и в кабинет вошел высокий мужчина в плотном плаще с капюшоном. Хоть на базе и было все зачищено, Барс не снимал шлема, что несколько нервировало. Следом за ним зашла одна из членов его команды.

- Добрый день, майор, лейтенант, – ровным голосом поздоровался Барс. – Могу я отвлечь вас от ваших дел?

Ольга взглянула вопросительно на майора Корнилова, вежливо спросила у гостей:

- Кофе будете?

- Нет, спасибо, – качнулся шлем искателя. 

- И, я так понимаю, присесть тоже откажетесь? – изобразил шутливый тон Андрей Петрович.

- Разумеется. 

Кама, повернувшись спиной к хозяевам кабинета, мягко заперла дверь за собой. Раздался щелчок замка, следом за ним в пазы опустился огромный засов.

Укрепленные косяки могли бы выдержать атаку лавины зомби и дать возможность переждать беду.

Впрочем, это же делало комнату отличной ловушкой.

- Нужно поговорить, и в режиме секретности, – пояснил ее действия военным командир.

Ольга нахмурилась, оставив в сторону чайник.

Майор Корнилов тоже построжел. Искатели, конечно, казались полными параноиками, но они жили в самой гуще монстров месяцами, и выжили... стоило их выслушать. 

- Мы вас слушаем... – медленно проговорил офицер.

- Начну с простого. Мы выполнили свою часть сделки – вы в убежище, зачищенном, и без потерь. Идиотов, нарушивших правила безопасности в дороге, я не считаю. 

- Да, пришла пора оплаты вашей помощи. Не буду врать – без вас мы бы сюда не добрались бы... 

«Попался», – Барс радовался, что за шлемом его лица не видно, впрочем, оно почти не выдало легкого торжества.

- Лейтенант Мурашова, вы уже получили перепись того, что осталось в убежище? – повернулся к помощнице Корнилов.

- Да. Буквально перед вами, – кивнула Ольга. – Пытался Евгений, наш особист что-то сказать, но его куда-то вызвали.

- Давайте посмотрим, что у нас есть, раз убежище мертво...

- Многое. Действительно. Видимо это убежище хотели сделать одним из центров сопротивления. Мало того, что здесь отличный животноводческий комплекс, здесь очень хорошие запасы по ветеринарии, по семенам, по лекарствам, – озвучивала лейтенант, переворачивая страницы одну за другой. – Есть машины. В гараже несколько сельскохозяйственных машин. Даже один зерноуборочный комбайн. Правда, не на ходу. Повреждена колесная база, нужно будет восстанавливать. Приличный объем провианта. Хватит, чтобы обслуживать базу почти год. И это не считая запасов на животноводческой ферме. Есть некоторые наметки, что здесь хотели сделать рыбный заводик небольшой. Но, не получилось. Сохранились документы, что должны были сюда доставить гусей. Уток. Тоже прочерки. Почему-то не сложилось. Есть целый цех с мельничным оборудованием. Для помола муки, для производства макарон. Представляете, даже для выпечки хлеба. Есть станки для малого производства, малая и крупная техника сварочного назначения. И не спрашивайте меня, как они это всё запихнули. Сама ума не приложу.

- Неплохо... Значит, у нас нет проблем с оплатой. Я так понимаю, вы уже наметили, что собираетесь потребовать? – Повернулся Корнилов к Искателям.

- Да. Вот, – Барс положил на стол вырванный из блокнота листок, где аккуратно было расписано, чего и сколько хотят искатели за свою работу... и отдельно был еще один список, чуть ниже. 

Ольга, к которой они были ближе, подняла листок, зачитывая вслух:

- Коровы: две телки, бычок. Свинья с приплодом. Овчарка. Козел. А там он есть?! – подняла она на искателей совершенно ошарашенные глаза.

- Есть, – Кивнул спокойно мужчина.

- Не вижу в этом пункте, проблем... Так. Лекарства. Ветеринарный комплект. Семена. Ткань. Сварка. Гвоздильный аппарат... И животноводческая машина?! – голос старлея сел. Видимо, ей очень хотелось спросить, а не оборзели ли искатели, но каким-то чудом она сдержалась. Хотя и из последних сил.

Вопрос этот озвучил Корнилов, а в ответ услышал смешок командира проводников.

- Нет, отнюдь. Они не зря разделены на два списка. Первый – это оплата за услуги проводников. Второй – то, что мы просим продать нам за весьма щедрую цену...

- Какую же? – нахмурился майор.

- Информацию... Полезную. А, если я в вас обоих не ошибаюсь, еще и большой шанс каравану выжить. 

- О чем вы говорите?! – Ольга бережно отложила лист бумаги. – Какую еще информацию? Выжить каравану? Вы узнали что-то про зомби?

- В этом случае мы торговались бы с временным правительством, – усмехнулась Кама.

- Тогда что же вы узнали такое? – Андрей Петрович внимательно смотрел на искателей, словно хотел увидеть их лица за масками.

- Сначала ваше согласие на обмен, – качнул головой Барс.

- Если информация того стоит. Не хотелось бы получить кота в мешке.

- Скажем так, без этой информации вы и другие караваны и убежища – обречены. С ней и небольшим напряжением мозга – у вас есть шанс выжить и спасти много других жизней. 

- Что ж... Хорошо, – майор был очень напряжен – и его можно было понять. Здесь и сейчас, он играл с огнем.

- Мы знаем, что случилось с этим убежищем, и как, – спокойно произнес Барс и с удовольствием посмотрел на то, как вытянулись от изумления лица офицеров.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017