И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Проект Искажение

Глава 5

Беженцы

Утро ещё не успело полностью вступить в свои права. Ещё качались ветви деревьев в предрассветных сумерках, показываясь караульным на вышках то одним монстром, то другим. Мощные прожектора заливали внутренний двор, караван беженцев собирался отправляться дальше.

В базе, которую предстояло защищать людям своими силами, оставалось двенадцать человек из гражданских и двое военных. Теперь база становилась окончательно гражданской.

Ольга, поправив мундир, взглянула на майора Корнилова. На губах еще горели горькие ночные поцелуи. И тело помнило крепкие объятия. Но ночь ушла, не оставив после себя даже и следа того дурмана, что отравил их. И надо было делать дело, надо было отдавать себе отчёт, что при свете дня – у них обоих есть свои обязанности и свои права.

А ещё – лишние глаза.

Особист с поджатыми губами и мрачным взглядом, смотрел исподлобья и на Корнилова и на саму Ольгу. От этого взгляда по спине женщины бежали холодные мурашки. А как только в поле зрения попадала алая повязка на руке, хотелось взять служебный пистолет и пристрелить особиста.

Ну, мало ли?!

- Андрей Петрович, разрешите доложить?

- Слушаю, – майор отвлекся от мыслей о том, сколько патронов он может потратить на этого особиста.

- Караван готов к отправлению. Запасов хватит на несколько дней пути. Ребята говорят, что заменили несколько деталей в ходовых частях машин, так что до Челябинской базы доберёмся без приключений. Я уже связалась с Долгодеревенским, в котором мы останавливаемся. Там нас ждут и готовы разместить. Поедем по трассе М5, она почти не пострадала. До самого Челябинска ехать не будем, и выезжаем сегодня раньше, чтобы успеть добраться до безопасного места.

- Замечательно. Осталось только доехать. Как настроения в караване?

- В общем, настроения куда радужнее чем было до этого. Радует, что не слышно истерических возгласов. Люди отдохнули, успокоились, вымылись. Они поели хлеба, которого были давно лишены. Они видели, что машины чинили. Мы проверили все системы безопасности в грузовиках. В принципе стало легче.

- Это хорошо. Боевой дух зачастую важнее реальности.

- Мне непонятно ваше воодушевление, – процедил особист.

- А мне ваша перманентная истерика, товарищ лейтенант, – пожал плечами Андрей Петрович. – Или вы предпочли бы, чтобы нас всех, включая и вас, сожрали?.. Или чтобы все мы стали добычей этих падальщиков Мародеров? Раз успехи вас не радуют, у меня нет других предположений.

Евгений зло фыркнул:

- Мы еще не проехали и половины пути! На волне вашей эйфории, товарищ майор, мы можем все погибнуть. Или, – скосил он взгляд на Ольгу. – Очаровательная старлей скрасила ваш досуг и теперь вам стало плевать на своих людей?

Вот теперь зло полыхнул взгляд Корнилова. 

- Вы что себе позволяете, лейтенант? Учитывая вашу должность, я спускал вам с рук многое... но вот чего я никогда и никому не позволю, так это поливать грязью товарищей, – прошипел майор негромко. – За оскорбление военнослужащего предусмотрена уголовная ответственность. Вы это забыли, или устав писался не для вас?

Один только негромкий тон майора давал понять – еще одна ошибка и виновного просто расстреляют или бросят на полпути для экономии патронов и еды... и ведь майор имел на это право!

Губы особиста сжались в тонкую-тонкую полоску.

А потом расплылись в слащавой улыбочке:

- Прошу прощения, старший лейтенант, был неправ.

Ольга, ощущая, что только что походя ее смешали с грязью, дернула плечом. Этого «товарища» действительно хотелось пристрелить на месте, как бешеного пса.

- Конфликт закрыт, товарищ лейтенант.

- Был бы рад, – Евгений повернулся к Корнилову. – Впрочем, товарищ майор, у меня есть ещё один вопрос. Вы отдали базу гражданским, но не сообщили мне кодов доступа. Могу я их получить?

- Зачем они вам? Насколько я знаю, вы покидаете базу с нами, так что вам они без надобности. Да и не положено разглашать посторонним коды режимного объекта, вам ли не знать? – все так же ровно ответил Корнилов. – Правила безопасности, кажется, писали ваши коллеги.

- Гражданские и есть посторонние здесь, товарищ майор. А я сотрудник особой службы. Я должен заполнять свои отчеты. Или... вы таким образом хотите сказать, что я не получу этих кодов?

- Коды имеет только действующий комендант и назначенное им лицо, даже я не могу их знать. Так что вы можете отметить в своем отчете, что требования безопасности, нарушенные, очевидно, прежними жильцами, новыми исполняются неукоснительно вследствие ваших занятий с личным составом. Гордитесь.

Евгений скрипнул зубами и... промолчал. Только отдал честь:

- Есть, товарищ майор. Я могу идти? Мне ещё нужно ... собрать свои вещи...

- Ступайте, товарищ лейтенант, – козырнул подчиненному Корнилов.

Парень вышел. Ольга, проводив его задумчивым взглядом, только головой покачала:

- И это он ещё не знает, что мы работаем теперь на другой частоте вещания...

- Еще одна выходка – оставлю на съедение искаженным. Борзеет щенок... – хмыкнул мужчина. – Небось пойдет курочить дверь... хорошо что мы там камеру поставили для увеличения безопасности тех, кто остается.

- И хорошо, что поменяли коды не на четырехзнаковые, а – шести. Даже если захочет сломать, все равно не успеет.

- Ага. Пусть понервничает.

- Только, – Ольга оглянулась. – А если он один из тех?

- Я почти уверен, что это так, потому и провоцирую. 

- Разумно ли это, Андрей?

- Нет. Но трепать себе нервы и ждать, когда он напакостит, я не хочу. Лучше пусть злится и делает ошибки.

- В Долгодеревенском нас будут ждать местные военные части. Беженцев они уже эвакуировали. Сказали, что мы им все объясним, но спорить не стали.

- Ну, там уж точно спокойнее. Думаю, там к нам не сунутся.

- Это было бы здорово, – женщина поправила мундир, улыбнулась. – Разрешите идти, товарищ майор? Пойду пообщаюсь с технической командой. Надо позаботиться о том, чтобы «случайный» саботаж не оставил нас где-нибудь на дороге.

- Это мудрая идея. Идите, товарищ старший лейтенант. – Кивнул мужчина.

Ольга отдала честь и вышла в коридор.

На мгновение прижалась к двери, облизнув пересохшие губы, и двинулась на улицу. Дела не ждали, а рассвет уже коснулся края плотных облаков.

Надвигалась непогода...

Беженцы, собирающие свои пожитки, останавливались у окон, глядя наверх, в темнеющее от туч небо. Чум, кутаясь в военное суконное пальто, выданное ему на прошлом привале, остановился, разглядывая старушку с тростью.

Мелко тряся головой, она смотрела за окно на темнеющее небо:

- Снег пойдет. Снежный занос будет, а травы долго не будет… Хорошее лето будет на урожай в садах, да только толку от них, собирать уже некому будет. Некому-некому, – старушка расхихикалась и медленно пошла в сторону выхода.

Чум смотрел ей вслед.

Девчонка, которой он спас жизнь, стояла за его спиной, кутаясь в такое же пальто. Голос её звучал хрипло, когда она, выйдя из-за мужской спины, накинула ему на шею теплый шарф.

- Она не ошибается. Мы с ней ехали в одном грузовике. Она хоть и чокнутая на голову, но народные приметы знает так, как никому другому и не случилось. Я – Ласточка. Ещё раз спасибо, что помогли мне. Я думала, что сейчас мне конец настанет. Хотя… думала, что раньше случится что-то не менее страшное.

Чум, качнув кисточки сине-зеленого шарфа, молча кивнул и пошёл прочь. Ласточка осталась стоять на месте, глядя ему вслед. Потом повернулась.

Она могла остаться здесь, в этом месте.

В Первоуральске.

Это место было чем-то похоже на её родной дом. Но когда Ласточка видела глаза одного из двух военных, жадные и немного безумные, она понимала, что никогда-никогда здесь не останется.

Ведь не обязательно, что всё закончится плохо? Может быть, они доберутся куда-то. Хоть куда-нибудь, где небо светлое, чистое, и нет искаженных?

За окном полыхнула яркая молния. Ласточка подпрыгнула и повернулась, но грома не донеслось… Из потемневших туч повалил снег.

Косо усмехнувшись, девушка засунула руки в карманы, сгорбилась и пошла к машинам. Наверное, человечество это заслужило. И разрушенный мир, и никому ненужные достижения науки и культуры, и армию искаженных.

Наверное, это просто кара свыше за поступки человечества… Но отчего же тогда так больно?...


Мародёры

Устроившись в машине снова рядом с водителем, Луна подтачивала тонкой пилочкой длинные ногти. Из-за холода на улице, она была скорее одета, чем раздета. И их водитель надеялся, что этот день удастся пережить куда легче, чем прошлый.

Но это только так казалось.

- Одним словом, – закончила Луна свой краткий отчет. – Удалось узнать только через информатора, что они остановились в Первоуральске. Причем, поменяли все коды доступа и поменяли частоту переговоров. Идут куда – неизвестно. По идее должны были идти в малое убежище под Челябинском, но с тем учетом, как сильно поменялось их поведение, могут пойти и в другое место. Что скажешь, милый? Отступим? Или подождем, пока на связь выйдет наш человек?

- Подождем. Зря что ли перлись? Он парень не глупый, понимает, что бывает с теми, кто нас подводит, – Хаяр поправил дробовик на плече.

Женщина негромко засмеялась, повернулась так, чтобы было удобнее смотреть на любовника:

- Думаешь, действительно понимает?

- М... да нет, думаю искренне верит, что он здесь босс. Ну, да ничего. За косяк с нашим простоем... какую его часть скормим собачкам? – Мужчина усмехнулся глядя на любовницу. – Или предпочтешь побаловать Детку парным мясцом?

Луна задумалась, чуть облизнула губы:

- А это в зависимости от того, почему он устроил нам простой.

- Огласи весь список, милая... должен же я знать, к какому развлечению готовиться!

- О, ну, для начала, если он не виноват, мы можем подумать о том, чтобы оставить ему жизнь и просто наложить штраф. Если он виноват и выдал себя чем-то, то мы побалуем Детку.

- Чем он мог себя выдать?

- Своим поведением. Или своим трепом. С чего-то же они поменяли частоты. И траекторию движения. Военные не знают, что с Пермским убежищем. Они должны были туда прийти. Но не пришли.

- Именно это меня и настораживает. И им неоткуда было это узнать. И в Первоуральском они могли узнать лишнего.

- Сами? Милый, в числе военных остались только полные идиоты и служаки. А у них в мозгах никогда ничего полезного не водилось.

- Как-то же они додумались не идти в Пермское и сменить частоты, малышка.

- Может... кто-то помог?

- Кто и каким образом? И почему наш парень не сообщил?

- Как они вообще выехали из этой... дыры, где были? Где он отчитывался нам последний раз перед Пермью? Если я правильно помню, – Луна вытащила из верхнего кармана куртки чупа-чупс, вскрыла обертку и забросила конфету в рот, задумалась. – Ну, да. Там дорога была разбита.

- Без понятия. Своих мозгов бы им не хватило.

- Раз своих мозгов бы не хватило – значит, они бы искали чужие?

- Возможно. Кто у нас тут мог одолжить мозги? – Хаяр задумался, почесав стволом лысину.

- Гражданские? – предположила женщина.

- Может быть. Надо будет их найти и прихватить. Если можно продать – продадим... если нет – тебе будет с чем поиграть, киска.

- А откуда они могли здесь взяться? Здесь наш сектор. Откуда на нем могли завестись тараканчики-гражданские?

- Вот поймаем агента, и он нам живенько все расскажет.

- А если он не знает? – с интересом уточнила Луна. – Что ты с ним сделаешь?

- Ему платят за то, что он поставляет информацию. И ему было сказано, что единственный способ избежать наказания за осечку – предоставить исчерпывающую информацию о причинах, если это не его прокол. Если же он нас и тут подведет... либо расстанется с частью тела, и будет смотреть, как ее съедят... или сам будет ее жрать, – хохотнул Хаяр. – Я не люблю, когда меня подводят. Понял, салага? Будешь хорошо работать – пойдешь в гору, подведешь... пожалеешь, что родился.

Водитель икнул, дрогнул, но руль удержал.

Луна захохотала, протянула руку и как щенка потрепала парня по голове:

- Работай, мальчик. Работай. Пока тобой довольны, на прокорм «собачек» не пойдешь.

- Гордись, моя малышка редко кого хвалит,- командир осклабился.

- Да... Спасибо. Большое... Буду стараться и дальше! – пробормотал парень.

Луна, уже забыв про наскучившую игрушку, взглянула на Хаяра:

- Утром, пока мы садились по машинам, с базы пришло сообщение.

- И какое?

- Написали, что просят вернуться на базу так скоро, как это возможно. Надо зачистить крупное логовище, собачки расплодились на чужих трупах. Нашему царьку это не нравится. Срываются поставки. Это было первое. А второе – у нас появились конкуренты.

- Конкуренты!?

- Именно. Сам понимаешь, в смс-ках много не напишешь. А мы сейчас вне зоны спутниковой связи. Так что... Нас ждет сюрприз.

- Ладно, разберемся.

- А у нас есть разве выбор? – отозвалась Луна. – Нам придётся это делать.

- Разумеется, – Хаяр достал сигару и закурил.

Покосившись на него сердито, женщина не любила ни запаха табака, ни его послевкусия, Луна круто повернулась к окну, опустила его, вздохнув чистый воздух и нахмурилась.

- У нас гости.

- Кого еще несет? – Мужчина нахмурился, погасив сигару.

- Зороны.

- Скомандуй стрелкам перебить их. Делов-то.

- Их много, Хаяр. Не стоит стрелков выпускать, иначе придется рубить лишние конечности, оно нам надо?

- Не. Если выживут – компенсации нас разорят. Тогда надо валить. Займем позицию для засады. Надо уже делом заняться да и валить за баблом.

- Опять терять время! – сердито буркнула Луна. – На стороне этих беженцев что, удача играет???

- Скорее идиотизм нашего агента.

- И такой вариант возможен.

- Что там для засады толкового есть? Где карта?

- Держи, милый.

Взяв карту, Хаяр деловито развернул ее, изучая возможные места засады. Может он и был редкостной сволочью, но дураком не был никогда. Дураки столько не живут.

- Вот здесь. Парень, гони сюда. Малышка, передай остальным точку засады. Но если караван опять сменит направление, я лично сдеру шкуру с агента!

- Как скажешь, – улыбнулась Луна, включая рацию. – Мародерам – Луна, как слышно?

... Небольшая колонна из трех машин поменяла направление движения и двинулась вбок. Огромная стая голодных зоронов помчалась за ними следом. Мародеров ждал "приятный" день, а потом еще и вечер в компании с мерзкими летунами, на которых уходило масса патронов при низкой отдаче...


Искатели

Дорога в этот раз оказалась на изумление спокойная. Искатели проделали весь путь, сбив машинами всего нескольких зомби.

Искатели

Дорога в этот раз оказалась на изумление спокойная. Искатели проделали весь путь, сбив машинами всего нескольких зомби.

Если Ежик и Белка побывали за рулем по два раза за этот путь, и последний отрезок вел Еж, то Барс не сменился ни разу. 

Когда Кама сообщила, что они почти доехали, уже близились сумерки. Погода не вызывала желания покинуть теплый комфортный салон автомобиля и выйти под пронизывающий ледяной ветер. Хорошо хоть снег не пошел.

Края горизонта уже таяли в сумеречной вате, когда Кама, покрутив колесики, начала вызывать базу:

- Тигр вызывает базу, – повторяла она раз за разом. – Тигр вызывает базу.

- Тут мы, не шуми, Камчатка, – донесся сварливый голос Иваныча из рации.

- Иваныч! – Кама, бросив чуть тревожный взгляд на окружающую темноту, все же немного расслабилась. – Как хорошо, что сегодня на рации ты. Нам бы мостик, подними, а? Мы не дотянем до Чермоза. Времени не хватает.

- Подниму, если пароль назовешь.

- Какой еще пароль, когда у нас тут снулая рыба в морозильнике...

- Рыба это важно. Как успехи-то?

- Тебе как? В цензуре или в эмоциях? – засмеялась женщина.

- Мне красочно! – ухмыльнулся Иваныч у пульта.

- Это «вау», «ах», «блин», «во, монстр», «Оооооо», «А с этим что-то получится сделать»?

- М-да, а теперь по-русски, а то мост опущу!

- Ну, ты же сам сказал, что красочно. Так, нам понадобится тачка. Лучше две. Или три. Или сразу пять?!

- Э... где я тебе столько найду?! Одна есть. Только кто ее потащит? Твою ж налево с проворотом, это что за зверь?! – Иваныч, похоже, увидел на камерах Мамонта.

- Мамонт! – хором откликнулись Кама и подключившаяся по второму каналу связи Белка.

- Тьфу на вас... Короче посылаю молодёжь к вам, будут у шлюза ждать внутри. Выгрузитесь – будете рассказывать толком, что натворили.

- Ой, много чего, Иваныч! – пробормотала Кама, посерьезнев. – И не только хорошего, но и дел мы, кажется, тоже натворили.

- Понял. Жду. И слежу за вашими задницами, – Иваныч оборвал связь, зато подсветил место для парковки и мостик, поднявшийся со дна.  Вообще этот мостик был предназначен, видимо, для эвакуации личного состава, пешком и тайно, так что машины по нему пройти бы не смогли. Зато провести по нему животных и за несколько раз на тележке вывезти весь инвентарь можно было без проблем. И даже почти без риска.

А уж учитывая, что Иваныч обещал следить за мониторами – риск сводился к минимуму.

И все равно искатели, пока занимались самой неблагодарной работой, которую и свалить на других было нельзя, все время оставались настороже, поглядывая и по сторонам, и в воздух.

Наташа, увидев коров, неприлично завизжала от восторга. Костик кисло поаплодировал, понимая, что это очень нужно и важно, но тоже ляжет на него. Зато он расплылся в радостной улыбке, когда из Мамонта вылезла овчарка.

Хлебопечка, сварочный аппарат, огромный станок для производства гвоздей – весьма ценного (и дорогого!) ресурса.

Куча всего дополнительного, вроде заготовок для всё того же станка, лекарства, семена, пара мешков муки...

Короче, когда уже в полночь искатели собрались в общем зале, не выжатым как лимон был только Иваныч.

- Ну, а теперь я вас слушаю, – заявил он, разлив всем их напитки. Крепкий старик редко соизволял поработать на раздаче провианта, так что его поведение заставило всех и насторожиться, и снова собраться.

Кама, приняв стакан кофе, благодарно улыбнулась и завалилась на пол. Сидеть на диване не хотелось, после тяжелой дороги хотелось полежать. Желательно на жестком, потому что на мягком мысли тускнели, и все тело упрашивало отправиться в чертоги Морфея...

- Эй, вы только не усните, герои! 

- Да не спим мы. Дай в себя прийти, – Барс отпил чая.

- А еще можно не только в себя, – пробормотала Кама.

Ежик хмыкнул, наклонился и чмокнул женщину в кончик носа.

- Ни-ни! – погрозила ему Кама пальцем. – Я не про это. Или про это тоже?! Короче, Остапа понесло, повело... И... это были жуткие деньки.

- Мы все внимание! – заверил женщину старик.

- Для начала, нам пришлось везти этих идиотов по грунтовке, – с усталым вздохом взяла на себя Кама роль рассказчика. – Иваныч, представляешь, они были вообще не в курсе, во что превращено Пермское убежище!

- Это странно. О таких вещах они знать обязаны...

- Обязаны. Но об этом их не поставили в известность. Все немного хуже, Иваныч, – Кама посерьезнела, села, опираясь на ноги Ежика. – Внутри военных структур – заговор.

- Заговор?

- Да. Мародеры. Некие люди... из особо привилегированных среди военных, сдают мародерам целые караваны. И мы... нечаянно перешли им дорогу.

- Ну вы, блин, психи... как вас угораздило, и на кой вы в это влезли? – сварливо спросил Иваныч.

- Да мы понятия не имели, – тут же начала Белка оправдываться. – И вообще это не мы! Это Кама...

- Вали все на крайнюю. Крайняя всегда все вынесет.

- Девчонки не ссорьтесь! Дело куда хуже, чем то, на которое вас наняли! – вступила Рыбка.

Белка и Кама переглянулись, дружно фыркнули и отвернулись друг от друга, предоставив Барсу отдуваться в этом вопросе.

- Не ругайтесь, девочки... – наконец заговорил командир, глядя поверх своей кружки. – Мы влезли в это еще тогда, когда не дали каравану пойти в Пермское, так что, когда мы явились в Первоуральское и увидели, что оно уже опустошено, самым разумным было получить с этой проблемы максимум пользы для нас. Здесь огромные пространства, искать нас можно вечность, так что как раз Мародеров я боюсь меньше всего. Они не уходят со своих маршрутов, а если даже раздобудут вертушки – сверху нас не найти. Я уже молчу о том, что если в караване их агент – ему нечем доказать наше существование, кроме самого факта его провала. Вот и все.

- В любом случае, – поддержала его Кама. – Мы могли бы просто оставить все как есть, но в Первоуральском оказалась очень богатая база. А нам нужен был лишний козырь, чтобы получить желаемое. Поэтому мы нашли немного информации, позаботились о том, чтобы она попала в нужные руки. Ну, а вот с тем, как это закончилось... Кто же знал, что там мародеры будут замешаны?!

- Никто, – кивнул Иваныч. 

- Кстати о трофеях... Иваныч, поможешь поколдовать над новой игрушкой? 

- Помогу. Но завтра поутру вы дружно идете ко мне, я вам свою новую игрушку покажу. Пока вас не было, собрал. Ничего хитрого, но был в шоке, что сразу не додумался. А сейчас валите спать, а то лиц на вас нет.

- Спать это хорошо... – протянул Ежик.

- Спать это чудесно, – обрадовалась Белка.

- Кто спать, а я – мыться, – пробормотала Кама, поднимаясь. – И завтра меня желательно не будить!

- Всем приятных снов, – только Барс не двинулся с места.

- Приятных, – кивнул Ежик и поднялся, похоже намереваясь потереть Каме спинку. Или просто занимая очередь...

Белка, взглянув на командира их маленькой группы, вышла вслед за Камой и Ежиком.

Рыбка, собрав со стола, ушла вместе с Костиком спать. Им предстояло завтра рано вставать.

- Об чем задумался? – Иваныч встал, тяжело опираясь на трость.

- Обо всем и ни о чем. Не обращай внимания, да ложись. Я еще почитать собираюсь...

- Хорошо. Спокойной ночи, – старик ушел.

Оставшись в гордом одиночестве, Барс поднялся и пошел к себе, где долго еще сидел над книгой, пока не уснул прямо над ней.

Впрочем, за все это время он так и не перевернул ни одной страницы.

А уже на следующее утро, Барс оказался ранней птичкой. Его команда ещё спала, когда он сам вышел из комнаты. Вначале на кухню, чтобы сделать себе утренний перекус, потом в центр наблюдения, чтобы узнать, есть ли вокруг гости.

Гостей не было, зато был Иваныч, которого очень интересовало, что же за машину вчера приволокли Искатели, с легкой руки обозвав Мамонтом.

На Мамонта МАЗ был похож очень и очень, и Иванычу не терпелось на него взглянуть поближе. Так и получилось, что пока остальные из команды спали, двое уже покинули убежище. Естественно, прихватив с собой полагающиеся средства зашиты и связи.

До Мамонта идти было недолго, мостик поднимать не стали, перебрались на маленьком плоту, который функционировал между островами, когда был нужен, а у машины, рассмотрев её поближе, Иваныч только головой покачал в восхищении.

- Охохо! Не бережешь ты мое сердце, Миша, – ухмыльнулся старик, стукнув рукоятью своей трости по двери грузовика. – Как ж давно я этих монстров не видел… А ну-ка подсади-ка меня… Ну ничего себе! Движок мульти-топливный, заправляй, чем хочешь! Так... усиленная рама, таранить его разве что танком, и то без гарантий… Даже с бронестеклом тебе досталась?! Сам выбирал?

- Откуда, Иваныч? – Барс хмыкнул. – Думаешь, я в этом разбираюсь? Что такое КАмаЗ знаю, что нужен с максимальным клиренсом – сообразил. Все. 

- Везучий ты парень, Мишаня. Смотри, видишь, стекло совершенно плоское? Это броневое. Те же «калаши» его не возьмут вообще, нужно специализированное оружие с очень серьезным калибром… Ну, та же «лайф-фифити», которую ваш Еж так любит, его возьмет только под прямым углом. Чуть под наклоном – градусов около тридцати – уже можешь не бояться. Тяжелый пулемет пробьет, конечно… Но ты его найди еще. И попади. А если поколдуем над машинкой – гарантирую, вывезет вас откуда угодно. 

- Корпус надо снять задний. Мы в Пермском хотим порыскать, может готовые есть более нам в тему.

- Если нет – частей наберите, сами склепаем такой, что закачаешься. Все равно надо всю машину бронировать, раз вы с Мародерами сцепились. Орудия ставить, камеры кругового обзора… Ох, было б из чего, мы бы такую конфетку забацали! – Старик прищелкнул языком.

- Камеры у нас есть, видеорегистраторов мы тебе полста штук точно наволокли.

- Экранов мало. Надо маленьких телевизоров или вроде того – я обзорную панель сделаю, не бог весть что. Жаль пулеметов нету… Порыскайте в Пермском, если найдете – приладим их, один стрелок сразу несколькими управлять будет, это не проблема. Плюс я вам еще свою наработку поставлю, надо только снаряды для нее придумать, ну и калибр. Блоки питания тут есть, где поставить, а иметь крупнокалиберную пушку не повредит. К тому же, с учетом свободного места, она и довольно мощной может быть. Но это вопрос десятый. 

- Я знал, что тебе понравится.

- Еще б ты не знал. Ладно, пошли, покажу, как отцепить кузов… правда, мы его так просто не снимем, он тяжелый.

- Снимем, не бойся. У меня уже есть идеи, как это сделать, – Барс закусил травинку.

- Хорошо… Залазь, все крепления снизу, я тебе отсюда покажу.

Барс скользнул под машину.

- Видишь крепления? – Иваныч тяжело оперся о стенку грузовика.

- Да… Но их руками не отцепишь, нужны инструменты… Но и не сорвет, зато. Слушай, тут какая-то плита, Иваныч… Ее не убрать – я ничего не откручу.

- Это если ты на гранату наедешь… Лимонку, наверно, не удержит, но наступательные игрушки ей до одного места. Баки как?

- Укрыты. Не подорвемся, и не пробьет. 

- Крепкий мальчик… Да, поколдуем над этим малышом, и не так страшно вас отпускать будет, – Иваныч был доволен и уловом, и машиной, и тем, что предстоит опять много работы. И даже ощущением собственной нужности. 

Барс смотрел на него со слегка мечтательной улыбкой, притаившейся в уголках губ. Так взрослый ребенок смотрит на престарелых родителей, которые не знают чем себя занять и вдруг с его легкой просьбы о помощи ощущают себя нужными. Он был рад и тому, что порадовал старика, и тому, что его затея увенчается успехом, и тому, что удача одарила их своей улыбкой, чем не многие могли похвастаться в это жестокое время.

Полюбоваться на большую игрушку ещё немного помешала Кама. Сердитая женщина с дробовиком наперевес появилась около них с громким предупреждающим:

- Слушайте, вы хотя бы записку что ли оставляли, куда делись?! Или выключали бы контур безопасности. Он разорался так, что мы с кроватей подлетели и схватились за ружья быстрее, чем до нас дошло, что мы собственно говоря проснулись!

- Считайте это учениями. Молодцы, всем зачет, – нашелся Барс.

- Ага, а нервам что ставить? Пятерку за скорость реагирования или единицу, за последующую миграцию?

Иваныч посмотрел на обоих.

- Камчатка, не бузи, ну, забыл я снять контур, че со старика взять!?

- Не прибедняйся, Иваныч, – отозвалась женщина скупо. – Это ведь могли быть и мародеры. Сами знаете, как мы... на истерику сейчас склонны.

- Значит хорошо, что вскочили. Всем на пользу. А для лечения нервов я вам сейчас и настоечки и свою придумку покажу.

- Придумку?

- Ага.

- Иваныч, вот ты сейчас о чем?

- Я об игрушке для проделывания дырок... да во всем. Тебе, как женщине умной, особливо должно понравиться. Так, все, пошли под крышу. На тему игрушки надо покумекать хорошенько, а вам надо остограммиться для настроения.

- Нам надо еще решить, когда и куда будем перегонять машины. Барс, ты об этом уже думал?

- Думал. В прибрежной зоне были ангары, один из них займем Мамонтом, чтобы можно было с ним работать. Пока не работаем – Тигра туда же поставим. Это первый вариант. Второй – тут есть чуть подальше на этом острове удобная впадина, если ее накрыть навесом деревянным с маск-сеткой, проблем не будет – она в лесу, с дороги не найдешь.

- Как-то это все звучит сложно, – вздохнула Кама, махнула рукой и первой двинулась к поднятому мостику.

Мужчины переглянулись и пошли следом.

Собрались Искатели всего через двадцать пять минут в маленькой гостиной с выводом на телевизор окружающей территории. На этот раз уже в уменьшенном составе. Собственно – боевая четвёрка и Иваныч.

Первым делом старик достал из шкафчика флягу своей настойки и рюмки на всех. Оставив квартет разбираться, кому наливать, он удалился за своим изобретением.

Кама, снова устроившись рядом с Ежиком, от настойки торопливо отказалась. Поднять эта настойка могла даже мертвого из могилы... Хотя... в виду последних событий такое сравнение уже становилось неактуальным...

Ежик, в общем-то, тоже пить отказался. Барс ее если и пил – то только ночью, рюмку, когда бессонница мучила.

Белка налила буквально полстопочки, выпила, закусив кусочком хлеба, помотала головой. На удивленные взгляды дернула плечом:

- Всю ночь не спала, – хрипло сказала она. – Так что, с вами посижу и в кровать обратно. Вы же с Ежиком сможете машины отогнать, Барс?

- Разберемся, не волнуйся, – мужчина с некоей тревогой посмотрел на Белку.

- Вот она игрушка, – Иваныч вернулся с обычным ружьем...

- Да я не волнуюсь, – отозвалась девушка глухо.

Кама удивленно посмотрела на старика, не понимая, что в этой игрушке такого, что их умелец так радовался. Старик же вручил Ежу мишень.

- Метнись, повесь.

- Хорошо... – стоило снайперу выполнить поручение и вернуться, старик протянул ему ружье. 

- А теперь стреляй.

Ежик выстрелил... Вот только звука выстрела не было. И из мишени торчало что-то вроде гвоздя без шляпки. И запаха пороха тоже не было.

- Это... что?! – Белка даже глаза протерла. – Я не поняла. Ребят, это что такое сейчас было?!

- Гаусс-пушка, – гордо заявил старик. – Механизм стрельбы – электромагнитный. Ствол разгоняет снаряд магнитным ударом, так что звука и отдачи нет. Это опытный, я могу любой мощности сделать, в общем-то. Вопрос был в элементах питания и патронах, но патроны теперь есть чем клепать, а элементы питания я вам сделаю, это не так уж сложно – смог собрать один.

- А... Э... О... – у Белки членораздельную речь отрубило.

Кама хлопала глазами, мужчины же были в шоке не менее. 

- Ежик, как ощущения? – Спросил командир.

- Блеск. Иваныч, а снайперку мне такую можно?

- Можно. Но в зависимости от желаемой дистанции и бронебойности – разный размер блока питания. И, главное, очередями из них бить невозможно, нужно время перезарядиться контуру... максимум я смогу с портативным блоком питания догнать до пятнадцати-двадцати выстрелов в минуту.

- Круто, тогда мне, пожалуйста, такую игрушку... Пока не бронебойку, а так... А снайперу скорострельность не очень важна.

- Снайперу важно снимать скальпы быстро и четко, – засмеялась Кама, выходя из транса. – Иваныч, а автоматику такую можно сделать? Со сторожевым контуром? Прошел, не зная – и тебя нашпинговало?

- Надо придумать, как наводить ее... разве что сделать такую мину – прошел не зная, получил дроби почти в упор...

- Позаимствовать опыт старых? В смысле индейцы делали похожие ловушки, – пробормотала Белка. – Конечно, там были всего лишь стрелы... Или охотники умеют ставить разные... фишки.

- Ну, надо продумать систему защиты, – пожал плечами Иваныч. – А еще я предлагаю сделать такого типа крупнокалиберную пушку с разрывными снарядами на такой же системе... и поставить на Мамонта.

- О боже... ЭТО будет уже не Мамонт!!!

- Зато вывезет вас отовсюду.

- Это точно, – согласилась Кама. – И вывезет отовсюду, и если машину укрепить как следует, прямо в ней можно будет и ночевать, пережидая любую совершенно осаду.

- Да, это мы и прикидывали, перед твоим приходом. Кстати, молитесь на босса нашего, он тачку упер с бронестеклами сразу, – ухмыльнулся старик.

- Не захваливай, просто повезло, – хмыкнул Барс.

- Да вот уж! – возмутилась Белка. – У нас не командир – а клад! И глаз – алмаз!

- Расхвалили, – хохотнул Ежик. – Но машина удачная. Я глянул краем глаза – граната или мина его не остановит, там броневая плита на днище.

- Тогда можно сказать, – подытожила Кама, – что мы и не так уж зря вмешались в это дело с военными.

- В общем-то – да, – кивнул Иваныч. – Я бы даже сказал, что вы в плюсе. Надо только снять этот корпус задний с Мамонта, да раздобыть новый.

- Да... так что, как отдохнем, нужно будет решить, как и где этим заниматься...

- Можно будет прогуляться в Пермь. В принципе. Посмотреть, что там есть и как. Только не в лоб лезть, а максимально аккуратно провести разведку, а уже потом соображать, как аккуратно изъять то, что там есть. Заодно – нужно будет навестить и в том убежище центр наблюдения, посмотреть, как прошло заражение.

- Согласен, – Барс кивнул. 

- Привезите либо готовый корпус, либо броню, либо просто железные листы, я и из них покажу, как соорудить.

- Железные листы? По комфорту это будет чудовищно.

- Причем тут комфорт!? Я про броню говорю. Изнутри это дело десятое. Тут-то я пока придумаю, как сделать конфетку.

- В любом случае, – рассудительно заметила Кама, бросив на горячащуюся Белку предостерегающий взгляд. – Давайте работать в порядке... необходимого. Что нам нужно сделать в самое первое время? Первое, загнать наши машины, чтобы они ненароком нас не выдали. Второе – отдохнуть как следует. И уже третье – задумываться о том, где мы будем искать следующие приключения на свои задницы.

- Ты как всегда права, – кивнул Барс. – Так что Ежик, собирайся, отгоним машины и будем отдыхать.

- Ну вот, чуть что, всегда Ежик... Ладно, босс, пойду снаряжаться... Кама, я очень надеюсь на награду за мои муки!

- Я подумаю, что я могу для тебя сделать, – со смешком пообещала женщина, поднимаясь. – Но в отличие от вас, ребята, занимающимися такими мужскими делами, я пойду займусь женским. У нас не самое лучшее состояние гардероба. И не знаю как вам, а мне жизненно необходимы пара рубашек и новые брюки.

- А мне рубашка! – заявил Ежик. 

- У меня все есть, – Командир поднялся и пошел за ключами.

Белка пожала плечами, поднялась следом. Пока никто не заметил, налила себе еще стакан настойки и двинулась на выход:

- А мне теплую пижаму, – попросила она хрипло. – Я что-то мерзну по ночам.

- А тебе, Иваныч?

- А мне... Не, у меня все есть, спасибо.

- Тогда, увидимся вечером. Наташа пообещала на ужин пироги. Так что, не опаздывайте, мальчишки и ... девчонки.

- До вечера, – Барс вышел.

- Не скучай, – Ежик жарко поцеловал Каму и поспешил за командиром.

Что же до старика, то он привычно усмехнулся, тяпнул стопочку и – пошел работать над новым заказом боевой части их небольшой команды.


… Пижама была теплая и по-детски пушистая. Когда Белка увидела, что на спине ее новой рыже-каштановой пижамы есть белка, а у куртки есть еще и капюшон с маленькими ушками – первым побуждением было Каму прибить.

Выбежать из комнаты, найти эту ... странную женщину и методично порезать ее на кусочки. С тем учетом, что такие мысли были совершенно Белке не свойственны, можно понять, как сильно пижама ее зацепила.

Она словно бы была напоминание, что когда-то все было совсем по-другому, а сама Рита, несмотря ни на что, ещё остается почти ребенком. Им всем пришлось повзрослеть. Очень быстро. Очень резко.

Там где другие лишались головы, они получали кровавые шишки и синяки, новые шрамы и... выживали.

Искатели были частью одной огромной массы, которая занималась тем, что у человечества получалось лучше всего – выживала. Белка уже забыла, как выглядят звезды. А ведь прошло всего полтора года по сути. А ей уже хочется закричать, завыть, забиться в угол и... спрятаться.

Может быть, стоит перебраться в один из центр для беженцев? Забиться туда, на самое дно, забыть о солнце, забыть об автоматах и машинах. Забыть о зомби, которые ходят-ходят-ходят и никак не сдыхают. Позволить себе быть слабой, а потом умереть в родах.

С губ Белки сорвался истерический смешок. Накинув на голову капюшон, она просунула руки в широкие рукава и забралась на кровать. Когда компания разбирала комнаты, она выбрала самую маленькую. Думала, что она будет аскетичной, а получилось ни то, ни сё.

Кровать у стены, уютное широкое кресло с абажуром, мягкий бельчонок уже на нем. Планшет на столе, бумажные книги Белка не любила, а на планшете можно было и почитать, и что-то посмотреть.

Маленький коврик у кровати, чтобы не спускаться босыми ногами на холодный пол. Шкаф-солдат у двери и прихожая, чтобы вешать теплые вещи. И всё. Не аскетизм, но и не излишество.

Уютное местечко, в котором с каждым новым днем Белка ощущала себя чужой, чуждой.

У Наташи комната становилась все теплее, каждый раз, когда Рита входила к ней, ей казалось, что она возвращается в прошлое. В спальне Ежика и Камы все вечно напоминало поле боя. Что снайпер, что его ... спутница были настолько неряшливы, что смешно даже не было. При этом на настоящем поле боя, как только они покидали стены защищенной базы, оба становились аккуратистами.

Всё в мире должно быть в гармонии. Если ей, Рите, так страшно, значит, есть те, кому не страшно? Есть те, кто ничего не боится? И если ей приходится так отчаянно выживать, есть те, которые не прикладывают для этого никаких усилий.

А теперь из-за каравана беженцев, из-за слишком острого носа Камы, предстояло связаться с теми, кто был пугалом нового мира – с мародерами.

Белка не обольщалась. Их найдут. Она была в этом уверена.

Что это было? Что это в ней говорило? Женский инстинкт? Голос внутреннего пессимиста? 

Она не знала. Она не хотела знать. Все, что сейчас составляло желания Белки – это уснуть безо всяких снов. Но ночь кошмаров сменилась дневным сном, переполненным этих же дурных образов. И девушка пошла на крайние меры. Посмотрела с тоской на принесенную стопочку наливки, на припрятанную половинку картофельного пирожка и выпила настойку одним духом.

Горячий янтарный напиток прокатился по пищеводу, согрел изнутри, и кажется... стало немного легче.

Правда, комната вокруг закружилась, и Белке пришлось вцепиться в подлокотники кресла. Оттого, она и не сразу ответила «Войдите», на осторожный стук в дверь. Оттого даже и не сразу сообразила, что в комнате больше не одна.

Барс стоял в темноте. 

Он окинул взглядом ее комнату – уютно, на его вкус. В его комнате было очень мало личного, еще меньше уютного. И очень много книг. Книги были везде, на разных языках. На столе лежал ноутбук, еще из прошлой жизни – не сломался до сих пор. Рядом лежала электронная книга. Там тоже были книги на разных языках. Он не хотел забывать...

Единственным уютным местом была кровать. Островок тепла в этом царстве рационализма. Впрочем, и она не казалась ему уютной. Там его терзали кошмары...

Сегодня была такая ночь – едва задремав, он проснулся в холодном поту, понимая, что опять не сможет выспаться. Стоило закрыть глаза, и он видел дочь. 

Мужчина налил себе настойку прямо в кружку и пошел к той, кого тоже что-то терзало. Белка его настораживала, командир переживал за нее, видя, как девушка сходит с ума. Она дошла до предела...

- Позволишь нарушить твое уединение? – спросил он негромко, вглядываясь в лицо девушки.

Белка негромко вскрикнула, а потом поняла, что серое расплывающееся пятно – это всего лишь Барс, в мягкой серой футболке, в серых штанах.

Помотав головой, чтобы разогнать туман в мыслях, она кивнула:

- Конечно. Устраивайся, где тебе удобнее.

Мужчина устроился на краю кровати.

- Ты чего не спишь?

- Кошмары. Редкие гости. Зато меткие. Приходят, окутывают своими крыльями, запускают свои клыки в мою плоть, я кричу... – девушка махнула рукой, – не обращай внимания. Когда-то я любила читать ужастики.

- Многие любили... А я никогда не мог. Может, попробуешь уснуть, а я погоняю кошмары? – улыбка вроде бы получилась вполне теплой... вернее – намек на улыбку.

- Нет. Не хочу. Боюсь, что закрою глаза, и всё то, что я читала, выползет на меня из темноты. Ты куда-то спешишь?

- Я – нет. Едва ли я усну сегодня.

- Тогда, – Белка устроилась в кресле с ногами, – поговорим... немного? Когда ты рядом, на душе становится немного легче.

- Давай... Ну, уже повод меня потерпеть, – Барс отпил настойки.

- Потерпеть?

- Я не самый приятный собеседник... О чем хочешь поговорить?

- Я не знаю... – растерялась девушка. – Я... так долго придумывала, о чем же тебя спросить, а вот ... ты рядом, так близко, а я теряюсь. Не знаю, что сказать, что спросить, как себя вести. Может быть, надо было предложить тебе кофе? Или удивиться тому, что ты вдруг мне снишься. Или ...

- Кофе при бессоннице после кошмаров это оригинально... И нет, я тебе не снюсь, – голос мужчины стал мягче, теплее. – Ложись нормально, я никуда не ухожу, поболтаем, пока не заснешь. Мне сон не светит, так хоть побуду пугалом для твоих страхов.

- У тебя не получится. Быть пугалом. Пушистые большие кошки могут выступать исключительно в качестве мягких подушек

- Не согласен, у меня большой опыт распугивания чужих кошмаров. Давай, не упрямься, пушистик... Кстати, тебе очень идут эти ушки... надо будет хвост приделать.

- Не напоминай! – Белка вскинула ладони, чтобы прикрыть пушистые ушки. – Я Каму завтра стукну за это!

- Не надо. Они очаровательны и добавляют уюта.

- Думаешь?

- Бывает иногда...

- А иногда не думаешь?

- Да, бывает и такое. Не все же мне думать... – пожал плечами Барс, еще отпивая из кружки.

- Все, все. Ты же самый умный. Хотя точно не самый старший!

- Да я и не претендую. И далеко не самый умный я.

- Не, тут не согласна.

- Почему же? Что Кама, что Иваныч – намного умнее.

- Иваныч – смекалистее, исконно русская смекалка, когда... как... ну, знаешь, мастер, подковавший левшу. Вот он из этой породы. А Кама... – Белка ревниво надула губы. – Нет. Она точно не умнее.

- Да нет, она умнее. Я просто молчу... знаешь поговорку? «Молчи, за умного сойдешь»? Вот это про меня.

Девушка промолчала, не став спорить.

Спорить не хотелось. Память таяла где-то далеко, оставалась в серой пелене мыслей.

- Барс...

- М?.. – Он отпил настойки и посмотрел на девушку.

- Я... А... Кхм... Тебе нравлюсь?

- Если бы мне было неприятно твое общество, я бы напивался один.

- Нет, я ... про другое сейчас... как... как женщина я тебя привлекаю? – прямо спросила Белка.

- Да, ты красивая девушка, – пожал плечами этот не слишком сообразительный мужчина.

- Барс, и в кого ты такой?! – Белка хотела было закончить этот мучительно-острый разговор, но не попытаться ещё раз она просто не могла. – Хорошо. Ты видишь во мне девушку, которую ты хочешь?

- Да, вполне.

На лице девушки, практически не видные в темноте, вспыхнули алые пятна румянца.

Она хотела услышать это и... боялась. Но самым плохим было то, что она не знала, что теперь делать...

- А... Извини, – Рита опустила голову. – Мне не стоило этого спрашивать. Надо было остановиться раньше...

- Тебя это терзало? – Барс оставался все также спокоен. 

- Д... да... Как-то... Прости. Веду себя глупо...

- Не нервничай. Расслабься.

- Предлагаешь выпить ещё? – поинтересовалась Белка, беря мало-помалу себя в руки.

- Нет. Просто расслабься.

- У меня не получается! – девушка со всей дури стукнула по подлокотнику кресла и охнула. Забытая пустая кружка опрокинулась на пол, разбившись на осколки.

- Получится, – мужчина поднялся, подошел и поднял Белку на руки, словно она ничего не весит. Все так же молча он опустил ее на кровать и сел рядом. – Ты просто любишь себя накручивать.

- Мерзкое качество, правда? – спросила Рита тихо, опустив голову.

- Да, малышка. – Барс провел рукой по голове девушки. – Но с ним можно бороться.

- Каким образом?

- Не позволяй себе накручивать себя. Вовремя останавливайся, – Барс допил свою порцию настойки и отставил кружку. – И не держи все в себе.

- Держать в ком-то ещё? – хихикнула Белка, прижалась щекой к мужскому плечу. – Не пойду же я к Каме разговаривать. Или к Рыбке. Рыбка не поймёт...

- Ко мне тоже можно.

- Ага, а потом наутро всячески отводить взгляд и краснеть, да?

- Зачем?

- Ну, знаешь, говорить тебе, что ... – девушка поперхнулась и замолчала, поняв, что чуть не сказала лишнего. – Одним словом, как-то это... слишком странно. Говорить тебе, например, про тебя же. Каково тебе это слышать будет?

- Какая разница? Важно то, что тебе будет легче.

- Большая разница! Да и ... легкость в наше время слишком эфемерное понятие...

- Но необходимое.

- Смотря кому...

- Рита, не спорь со старшими, – шутливо пригрозил Барс.

- А что еще с вами старшими делать? – поинтересовалась девушка, поднимая лицо: – Вариант «соблазнять» подойдёт?

- М... сомневаюсь, что Ежик оценит, если ты соблазнишь Каму… Или ты на Иваныча нацелилась?..

Белка хмыкнула, хотела было что-то сказать, но ... слова тут были лишними. Тормоза были отпущены на свободу. Если уж действовать, то ...

Было, конечно, немного неудобно, немного казалось всё это детским... Но почему бы и нет? Положив ладонь на щеку Барса, девушка чуть приподнялась и поцеловала его. Может, не очень умело и не очень уверенно, зато очень-очень нежно.

Сначала мужчина опешил... потом все же ответил на поцелуй. Может, он почувствовал, что ей это нужно, или был пьян... или что-то еще толкнуло Барса ответить. Кто знает, что творится в чужой душе?

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017