И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Проект Искажение

Глава 7

Искатели

Барс ушел от Белки до ее пробуждения – он всегда вставал рано и шел заниматься разминкой или своим снаряжением. Впрочем, в этот раз он был уверен, что девушка сама будет прятаться от него еще некоторое время... Рита явно была из тех, кто, получив свое, потом бегал от «жертвы», боясь посмотреть в глаза.

Сам Барс был по этому поводу заметно спокойнее... можно сказать, ему даже пошла на пользу эта ночь. Во всяком случае, напряжение он сбросил, да и вообще...

Покончив с разминкой, командир искателей засел в гостиной с кружкой отвара зверобоя (Иваныч приучил) и книжкой, пока остальные еще спали.

Первой, сонно потягиваясь и выглядя как довольная крупная кошка, в гостиной появилась Кама. Уселась на подлокотник кресла, заглянула в кружку Барса и расфыркалась, поднимаясь.

- Общение с Ежом на тебя дурно влияет, – заявил командир. – Как спалось?

- Думаешь дурно? – Кама, включив чайник, пошарила по полкам и отступила с пакетиком кофе. – А я бы сказала, что очень даже неплохо. По крайней мере, в моей голове немного меньше дури и немного больше мыслей о том, что «завтра» всё-таки может наступить. И да, спалось хорошо, но мало.

- Не удивлен. У него хоть руки дрожать не будут? Твой кавалер мне будет нужен для отгона машин.

- Не будут, не переживай, хорошая ночь еще никому лишней не была, сам-то так не думаешь?

- Не вижу причин спорить с очевидным.

- Вот, хороший мальчик.

- Бываю, изредка. Только никому не говори, а то никакого авторитета не останется.

- Конечно, конечно. Кофе будешь? У меня есть второй припрятанный пакетик, – женщина сложила кулак, а когда разжала – вместо одного, в длинных пальцах торчали уже два пакетика.

- Нет, спасибо. Чем заниматься будешь, пока я твоего колючего буду эксплуатировать?

- Эксплуатироваться. В смысле, я прогуляюсь с вами тоже, – отозвалась Кама, как ни в чем не бывало. – Белку оставим здесь. Рыбку тем более тащить никуда не будем, как и Иваныча. Можем прихватить Костика, парню пора учиться.

- Рано ему учиться... к тому же у него работы – в любых количествах, не до вылазок.

- Значит, отправимся втроем.

- Вполне нормально. Разделяться нам негде, втроем вполне управимся. К тому же делов-то – две машины отогнать и вернуться.

- Куда мы их отгоняем в общем-то результате?

Мужчина показал на сложенную карту.

- Вон там есть ангары... пес его знает, для чего, но обе машины там поместятся, плюс еще место для работы останется. И от нашего плота недалеко, одной перебежкой добраться можно.

Женщина, заварив кофе, сделала глоток коричневого напитка, а потом, подсев к карте, вгляделась в отметки, нахмурилась.

- Подожди, это что же, нам объезжать берег водохранилища?

- Да... Ближе я не нашел, где нам машины разместить, чтобы и работать можно было и легко вернуться сюда. Лучше уж сейчас на машинах круг дать, чем потом иметь большие проблемы с работой над грузовиком.

- Да-да, биг босс.

- Меня уже даже не раздражает эта кличка... докатились, – Барс задумчиво прикусил край кружки, поморщился. – Где этот твой соня? Совсем выжала парня?

- Барс, кружку не едят. Для еды у нас есть кухня и заведующая на ней Рыбка. Неужели милая красавица, запавшая на тебя, не выдаст тебе завтрак раньше времени? А Ежик скоро появится. У него другое свидание, с куда более милой и красивой леди, чем я. Ещё она не ершится и сама к нему ластится.

 - Ну да, а еще винтовка не изляпает его помадой!

- Завидуешь, Барсик? Я могу и тебя изляпать.

- Не завидую и не сможешь – твоя колючка заревнует, поспешит бить морду мне, получит сдачи и будет совсем не удобной подушкой и грелкой. А я буду весь такой хмурый и злой, и придумаю тебе коварную месть. Короче – не лучший сценарий... Вон, Белку изляпай, тогда мы с тобой поржем над ней и Ежиком.

- Ежик ради того, чтобы увидеть тебя в таком виде, в каком обычно щеголяет он, даже забудет про свою ревность. Правда, мой колючий?

- Не правда. Я жутко ревнивый и поспешу набить лицо командиру, за что он меня накажет, да еще и помаду у тебя всю отнимет, – обнял и поцеловал в макушку свою пассию появившийся незаметно снайпер, принюхался к ее кружке. – Так, у тебя смола, у этого хвостатого – трава... Я помню, что наша Рыбешка обещала молоко, так что буду ждать завтрак... печаль.

- Мое печальное чудо, – вздохнула Кама, чуть потянулась, коснувшись губами темного отпечатка на шее, еще не прикрытого воротником.

- Угу... – объятия на миг стали крепче. – Какие у нас планы, граждане заговорщики?

- Самые что ни на есть простые и логичные. Нас ждёт небольшая вылазка. Нужно прокатиться на машинках вдоль храна, спрятать Мамонта и Тигра в укромном местечке и вернуться обратно на базу. А, заодно, ребят, надо бы заглянуть к погодной станции. Я же приволокла к ней аккумулятор. Сможем хоть немного ориентироваться в происходящем. Не в режиме реального времени, а в банальном коротковолновом пейджере, но всё это лучше чем ничего.

- А можно по-русски?... – Барс поднял взгляд от кружки.

- Первую часть или вторую? – вновь начала ехидничать Кама.

И тут же получила «лекарство» от ехидства – легкий укус за ухо и поцелуй за него же.

- Мне вторую, – командир «лечения» не заметил.

Кама, сердито двинув локтем назад, взглянула на Барса:

- В Чермозе стоит погодная станция. К ней нужны специфические аккумуляторы. Один у нас был, нужен был сменный. Работает она или в онлайн-режиме, но это нужен спец, которым я не являюсь. И книги тут тоже не помогут. Это просто не мой профиль деятельности. Второй вариант ее работы – это отправление сообщения на «пейджер», на коротких волнах. То есть дальности порядка двухсот-трехсот метров. Для отправки этого сообщения сотовая связь нужна постольку-поскольку, одна какая-то башня в округе работает, станции этого хватает. А с ее помощью можно будет знать, когда ожидается штормовой дождь и снег, и не высовываться в опасное время.

- Это полезно... Далеко она?

- Да нет, как раз в районе с ангарами. Там вышка стоит, вот на ней станция и смонтирована. Просто надо будет заехать в Чермоз по другой дороге.

- Ну, пока на машине – без разницы... Быть тебе опять штурманом. С кем поедешь?

- Даже не знаю, как же выбрать. Это так сложно. Два таких мощных красавца, и мне можно выбирать любого...

- Причем говорит она о машинах, – вздохнул Ежик.

- Ты моя колючая умница, – расцвела в улыбке Кама. – Так и быть, за правильно угаданную плюшку, сегодня я составлю компанию тебе.

- Вот вроде бы и похвалила, а все равно где-то опустила... вот как у нее это получается?... – спросил снайпер командира.

- Талант. Цени, – отмахнулся Барс.

 – Да я ценю-ценю... Ладно, общайтесь, пойду помогу Рыбке, да и будем трогаться после завтрака, – поцеловав Каму в макушку, Еж поднялся и покинул компанию. Впрочем, Барс и Кама сами засиживаться надолго не стали, и когда Рыбка объявила о том, что завтрак готов, собрались вместе со всеми в столовой.

А ещё через полчаса – покинули базу. До машин они добрались спокойно, заняли свои места, завели двигатели, и командир пропустил товарищей вперед – картой-то занималась Кама.

Земля под колесами была достаточно плотная, чтобы выдержать вес машин, но в хляби оставались следы колёс.

- Мне это не нравится, – сердито сказала Кама, уткнувшись в карту.

- Что именно, незабвенная? – Ежик передернул плечами.

- Что остаются следы.

- Никому не нравится. Вернемся – смоем их.

- Чем ты предлагаешь смывать следы после Мамонта?!

- Водой под напором. Их размоет до не читаемости.

- Заметно будет, что это неестественно.

- Закидать дерном.

- Это уже ближе к реальности... – перещелкнув тумблер в машине, Кама спросила: – Барс, слышишь нас?

- Нет, а надо? – отозвался голос из динамика.

- Надо. После Мамонта зверские шаги остаются. Тигриные ты проезжаешь поверх, а вот от твоего монстра заметны за километр. Смотри, кто хочешь, что тут кто-то был. И этот кто-то поехал туда-то.

- Значит надо их убрать. И, я так понимаю, вы уже придумали, как?

- Ежик предлагает дерном накрыть.

- Можно. И даже нужно.

- Где дерн-то будем брать, стратеги?

- У Чермоза снимем. Там хватает у побережья, – спокойно отозвался Барс.

- А обратно на себе тащить? – ехидно осведомилась Кама.

- У тебя есть предложения получше? 

- Конечно! Я же тебе не грузовой мул! Тигра погоняем пару ходок. Прицеп мы не отцепили, только с него все сгрузили. Вниз уложим брезент, чтобы не выпачкать, спокойно перевезем землю. Заровняем. Отгоним Тигра и уже на плоту вернемся домой.

- Хорошо, договорились. 

- А дома с тебя массаж, – заявил Еж негромко, чтобы командир не слышал.

- Потому что ты будешь таскать очень тяжелые лопаты? – предположила Кама, выключая тумблер.

- Да. Ты умница, я всегда знал.

Женщина хмыкнула, но на этот раз спрятала свое ехидство подальше. Ссориться на пустом месте не хотелось. В теле царила приятная нега. Не надо было никуда мчаться, ни от кого спасаться. Под рукой лежал дробовик, на поясе два пистолета (на тот случай, если нет времени перезарядить обойму).

- Вот будет лето, – мечтательно протянула она. – Надо будет смотаться в Климовск, на их специализированный патронный завод и забрать пару-тройку станков.

- Зачем ждать лета? Сделаем Мамонта, и можно ехать.

- За дорогами, колючка! Мамонт монстр, но если он где-то завязнет? Русские дороги поздней весной – это испытание даже для танка.

- Логично. Ну ладно, ждем, когда просохнут... расскажи что-нибудь? – попросил Еж.

- Тебе сказку? Или что-то близкое к реальности? Или могу рассказать, о чём я читала недавно в страшных и больших учебниках.

- На твой выбор.

- Совсем на мой? – взглянула Кама удивленно на Ежика. – Я тебе могу и про рукоделие рассказать.

- Хочу просто послушать твой голос, – ответил он.

- Так я и спеть могу.

- Давай!

Образование у Камы было далеко от оперного или консерваторского, голос ей никто не ставил, да и в караоке она сидеть не любила. Зато прабабушка женщины была любительницей древнерусских и цыганских романсов.

И глубокий голос заполнил кабину Тигра:

- Вам не понять моей печали,

Когда, растерзаны тоской,

Надолго вдаль не провожали

Того, кто властвует душой!

Того, кто властвует душой!

Вам не понять, вам не понять, 

Вам не понять моей печали!

Ежик слушал молча... может ей и не ставили голос, но пение Камы успокаивало снайпера, изгоняло смутную тревогу, терзавшую его с самого утра. 

Он слушал голос женщины, и к нему возвращалась легкость, которую он обычно демонстрировал.

От «Вам не понять моей печали» Кама перешла к «Живет моя отрада», потом спела «Мы странно встретились», а закончила «Побудь со мной».

Допев последний припев, не меняя дыхания, женщина сказала:

- А вот тут направо и сбрасывай скорость, чтобы не плутать. Мы почти приехали к ангарам.

- Понял, – Еж аккуратно съехал, куда сказано.

 Включив обратно связь, Кама сказала:

- Барс съезжаем. Готовься. Улочки тут узенькие. Придется попетлять. Только вдоль водохрана нормальная трасса, а до этого будет тяжеловато.

- Особенно Мамонту, – фыркнул Барс.

- А не тебе? – скептически уточнила женщина.

- Мне нет.

- Ну и чудненько. Сейчас будет поворот направо.

- Вижу... Вот ты Сусанин!

- Я штурман, попрошу не путать мягкое с колючим.

- Колючка, значит, виноват?

- Ежик, – Кама оторвалась от карты и удивленно взглянула на водителя машины. – Ты меня пугаешь. Что с тобой сегодня такое?

- А что со мной сегодня такое?.. – спросил Еж недоуменно.

- Да вот этого я понять и не могу. Двадцать семь метров вперед и снова сворачиваем, на этот раз налево. По тому котловану мы проедем, только если внутрь загоним и навсегда похороним там Мамонта.

Еж молча свернул, куда сказано... 

- Он всю дорогу молчал? – удивился Барс.

- Да нет, – уклончиво отозвалась Кама. – Не то чтобы очень.

- Ну ладно… ладно, куда?

- Теперь прямо едем. Потом завернем и выедем уже на финишную прямую. Тут по этому городку особо разъезжать некуда. Потом загоняем Мамонта и на Тигре едем за дерном.

- Ага. Докатились... в прямом смысле слова! – хмыкнул командир.

- Не радуйся так, биг босс. Сейчас будем катиться обратно и активно махать лопатами. Кстати, Барс, тебе не кажется, что здесь кто-то был?

- М... нет, мне не до осмотра, тут довольно тесно для Мамонта... я снесу все, если не впишется.

- Колючий мой, а тебе не кажется, что тут кто-то был?

- Мне – кажется, – напряженно отозвался Ежик.

- Биг Босс, слышишь, что мой напарник говорит? Кто-то был. Перед дождем. Ого! Вот это пятнышко. Кажется, тут не просто кто-то был, он ещё и от зомби отмахивался.

- И, похоже, кого-то схарчили. Давайте будем осторожнее тогда. Только зомби нам и не хватало....

- Нам их может и не хватало, а им нас очень-очень хочется, – цинично заметила Кама.

- Обломятся, – фыркнул Барс. – Давайте парковаться....

- Давай прижмемся вон к тому ангару? Он побольше, и там решетки хорошие изнутри. Кто-то пытался там обороняться.

- Давай... туда и заедем.

- Хороший план.

- Разумеется! У меня плохих вообще не бывает.

- И пусть дальше эта тенденция сохранится? – попросила Кама, разглядывая территорию. Но рядом не было ни искаженных бывших людей, ни зоронов. – Горизонт чист. Если только где-то в помещении сидят.

- Ну, если кто-то шевельнется – сразу стреляй. 

Барс аккуратно загнал грузовик в ангар, выключил двигатель и выбрался на воздух сразу с клинком с руке.

Он даже к Тигру шел готовый атаковать на любое шевеление.

- Добрый какой, – вздохнула Кама.

- Мне не положено быть добрым. Поехали за дерном, – командир занял место на заднем сидении, за водителем.

 – Куда едем, пассажиры? – подал голос Еж, повернув голову так, чтобы видеть обоих.

Кама уткнулась в карту, задумчиво её разглядывая.

- Чтобы не крутиться несколько раз, поехали по своим же следам и свернем вбок, там пожарный подъезд есть, а рядом с ним – можно как раз набрать дёрна. Барс, сколько в багажнике лопат?

- Две.

- Значит, я стою на стрёме? – уточнила Кама. – Или на шухере мы поставим нашего милого и колючего, ушедшего в свои мысли больше чем «совсем».

- На стрёме ты, – Барс поправил шлем. – Колючка пускай лопатой машет... А все же, что с тобой, пыхтельник?

- Чуйка, слышал о таком? – огрызнулся неожиданно Еж. – Извините. С утра самого задницей задницу чую, прошу прощения за каламбур.

- Так, может, повернем обратно? – предложила Кама. – Не то, чтобы мне нравилось рисковать своей шкурой. Она у меня одна. Хотя со следами тоже надо что-то делать, иначе с учетом того, что у нас на хвосте могут появиться мародеры, не хотелось бы их привести к своему убежищу.

- Следы надо убрать... Делаем просто, мы – машем лопатами, а ты прикрываешь наши тушки. Либо машем лопатами по очереди, а двое прикрывают, – задумался командир.

- Если один будет махать лопатой, а двое других прикрывать – мы проторчим тут часов семь...

- Значит, ты отвечаешь за наши шкурки.

Шутить Кама не стала, серьёзно кивнула.

- Хорошо, биг босс. Только вы тоже поглядывайте. Мало ли что. С одной стороны то мы, конечно, будем защищены водой. Ну а там мало ли.

- Угу. Если что – лопатой по голове и обороняться, – Ежик задумчиво пофыркал, затем поправил ремень безопасности. – Чего-то хочу, а чего не знаю...

- Ммм... Печенек?

- Кстати, вполне может быть, – не стал спорить снайпер и потянулся к своей волшебной фляжке.

- А я хочу мороженого... – вздохнула Кама.

- Не ты одна, – подал голос Барс. – Надо бы приноровиться делать его...

- Теперь это не проблема. Молоко есть, причем вторая корова отелится где-то в марте-апреле, это меня Костик утром просветил, когда шел кормить их. Так что... Молока будет много, хватит без проблем. А мороженицу уже Иваныч обещал починить, ту, старенькую.

- Ну хоть что-то.

- Ну, да, – согласилась Кама. – Кстати, Барс, нам нужно будет что-то делать с посевными работами.

 – Что?

- Что-то.

- Ты о чем вообще?

- О деле. В том смысле, что посевной сезон начнется. Будем ли мы высаживать пшеницу? Рожь? То есть хлебные культуры? Или нет? Если да – то где? Как? Когда?

 – Задачу понял, буду думать... Все равно приехали, уже и не до того. Давайте на выход.

- Идем, идем, – Кама выпрыгнула из машины, осмотрелась. Дробовик был наизготовку, и больше не до шуток, и не до размышлений. Собранный воин занял свою позицию. Но... вокруг никого не было.

Шелестели поднимающиеся волны на водохранилище, покачивались остовы прошлогоднего камыша. Кое-где ещё в низине были клочья грязно-серого снега.

Но к счастью, ни крови, ни гнили от зараженных.

- Чисто.

Барс выбрался следом, расположил щит на спине, оставив плащ в машине. Последним вылез Еж, свою винтовку он сразу закинул на крышу Тигра, в крепление – если выбежит зомби, от нее проку не будет. При себе у него был двуствольный обрез и пистолет. Если пистолетом он пользовался часто, то обрез был оружием последнего шанса.

Командир бросил ему лопату, сам же взял вторую и брезент.

- Следи с крыши, – бросил он Каме.

- Принято, – сообщила та, одним рывком забираясь на крышу, удобно устроилась там, погладив винтовку Ежа по прикладу. – Что-то, – пробормотала женщина. – Мне тоже такое захотелось...

- Хорошо, попрошу Иваныча сделать и тебе такую, по его рецепту. И будем учить тебя работать с ними по серьезному. Тебя, босс – тоже. Я вообще убежден, что каждый из нас должен уметь прикрыть зад ближнего с любой позиции.

- Ежик, – Кама, не поворачиваясь, засмеялась. – Ты отошёл, мой колючий, оклемался немного?

- Более-менее... наверно.

- Значит, ещё не «немного», а только делаешь подвижки к этому замечательному делу. Кстати, я только за, если ты будешь меня учить. Главное, чтобы это было оче-е-ень нежно.

- Я подумаю. И, скорее всего, соглашусь... Может быть! – усмехнулся Ежик.

- М? – Кама села на крыше, поднеся к глазам бинокль. – Хочешь сказать, что со своей винтовкой ты обращаешься грубо?

- Не-а, они этого не терпят. К тому же, снайпер должен воспринимать винтовку, как часть себя.

- Так о чем же ты подумаешь, мой колючий?

- Я много о чем подумаю... Делаю я это не часто, но если уж делаю, то долго, обстоятельно и со вкусом!

 – Подумай тогда обо мне? Обо мне думать куда приятнее!

- Ну, а о ком же мне еще думать-то?!

- О винтовке? Или о том, что от небольшого перелеска к нам двигаются двое... нет... пять... семь... Всего лишь двенадцать искаженных волков.

- Твою ж налево... – Еж бросил лопату и спешно забрался к Каме. – Ого... Босс, я не гарантирую, что успею их снять. Щит доставай, этой твари запрыгнуть к нам – как тебе человека располовинить, – с этими словами он уже лег на крыше, ловя первую тварь в перекрестье прицела.

Барс равнодушно пожал плечами, вытягивая из ножен клеймор.

Рядом Кама сидела с дробовиком. На дальнем расстоянии ей пока стрелять просто не было смысла.

Что же до их штатного снайпера, он работал, забыв о спутниках. Времени на шутки не было – человек-зомби даже вполовину не так страшен, как звери. Зомби были намного сильнее оригиналов, и совсем не теряли в скорости. Волки после первого же выстрела перешли на бег, так что их нужно было сбить очень быстро. В ближнем бою даже Барс едва ли сдержит их, о Каме же даже думать не хотелось...

Раз за разом ударяла в плечо винтовка, а в стае падал один из волков. Их буквально вбивало мордой в землю – Ежик не промахивался, спуская курок между ударами сердца.

Но было очевидно, что он не успеет.

Когда это стало очевидно Барсу, тот двинулся вперед, перевесив щит из-за спины на руку и взяв этой же рукой дао, чтобы не тратить время потом. С каждым шагом он ускорялся, пока вдруг не остановился, нанося колющий удар двуручным мечом.

Волк-зомби насадился на лезвие, как на вертел, а мужчина уже ловил следующего на щит, подставляя зверя под выстрел снайпера.

 Рядом жахнул сердитый дробовик.

 Подранного дробью волка дострелил Еж, поймав зверя в полете.

И тут же Кама сердито выругалась под нос, спрыгивая с крыши.

- Откуда?! Откуда могли взяться?!

- Из подлеска, – пожал плечами Барс, вынимая меч из волка и вытирая лезве о шкуру. – Жаль, гнилье, так бы шкуру содрать и ты бы сделала Ежику меховую набедренную повязку.

- И шапку тоже, чтобы мозги не морозил, они у него настоящее достояние, – пробормотала Кама, присаживаясь на корточки у самого крупного самца, уже начавшего гнить.

- И чего ты любуешься? – Спросил Еж, осматривающий окрестности в бинокль.

- Пытаюсь понять. Одну, но очень важную вещь. Почему они напали в стае.

- Да, это странно... и на молодых искаженных не похожи... – Барс задумчиво осматривал тварей.

- Вот именно! Они нападали не по одному, а они целенаправленно бежали в стае... Жизнь – дерьмо, – женщина сердито потянулась к голове и уронила руку, так и не дотронувшись до шлема. – Нам нужен микробиолог. Свой. И лаборатория. И...

- И много этих «и». Ладно, пошли работать...

- Да, идите, я возвращаюсь на наблюдательный пункт, и заодно свяжусь с базой. Пусть понаблюдают за территорией. Если они здесь одни – это не так страшно, как если стая была больше.

- Не каркай... – вздохнул Еж, возвращаясь к работе. Впрочем, дурные предчувствия его, вроде бы, отпустили.

- Я не каркаю! Я просто предрекаю, что у нас могут быть проблемы. Хотя они у нас и так есть, больше уже, кажется, некуда.

- Все равно не каркай!

- Ежик, ты хочешь, чтобы я в тебя кинула чем-то тяжелым?

- Только если собой, но это уже дома.

- Ежик...

- Да-да, незабвенная?

- У меня иногда на тебя нет слов, – призналась Кама почти что нежно. – Но иногда у меня на тебя слова есть исключительно нецензурные!

- Приличные леди не ругаются неприличными словами!

- А ты здесь видишь где-то «леди»?

- Да, стоит на крыше Тигра с дробовиком и грозится кинуть в меня любимой табуреткой босса.

- Табуреткой это очень даже хорошая идея.

- Цыц, детсад, – велел Барс. – А то я вас точно в ясли сдам... А если кто-то покусится на мою табуретку для книг, я табуретки сделаю из вас. Ежик – ты бы лопатой так работал, как языком. Кама – не отвлекайся на этого балабола.

- Есть, не отвлекаться, биг босс. А на тебя отвлекаться можно?

- На меня тоже нельзя.

- Ну, вот! А на кого можно отвлечься?

- Можешь на окружающие пейзажи полюбоваться.

- Везде пусто... Совсем везде пусто, начальника. Никого нет, ничего нет. Никого нет. Никого нет. Но как-то это даже странно.

Барс не ответил, он критически оценивал объем собранного дерна.

- Поехали... Этого должно хватить, в общем-то.

 Сев на этот раз на заднее сидение, и на окружающий мир глядя рассеянно и его толком не видя, Кама ушла в свои мысли. Сегодняшний случай с волками был из ряда вон выдающимся.

Людей не смяли и не уничтожили, повергнув их в ужасы длительной агонии, только по той причине, что искаженные никогда не охотились в стае. Они не объединялись в группы, не помогали друг другу, не общались, никаких социальных контактов. Каждый искаженный был единицей сам в себе, окружающий мир для них попросту не существовал!

Откровенно говоря, Кама знала о вирусе немного больше, чем остальные выжившие. Именно за счет того, что была техником-лаборантом. Правда, больше ее поставили на это место для того, чтобы она могла вовремя пресечь проблемы. Потому что под ее белым халатом по распоряжению начальства всегда был в кобуре крупнокалиберный пистолет.

Не белку в глаз, конечно, но с близкого расстояния в глаз искаженному, чтобы вынести ему мозг, Кама выстрелить была в состоянии.

И вот здесь крылась первая крупная засада. Почему, чтобы упокоить зомби вторично, нужно было уничтожить его мозг?!

Во-первых, вирус действовал только на высших позвоночных, рыбы были вне опасности, различные амфибии, моллюски и прочие – у них не было нервной трубки, из которой впоследствии развивался спинной мозг, и это было уже решающим пунктом. Именно со спинного мозга всегда начиналось заражение.

Во-вторых, внутри человека вирус практически не развивался. Он не пожирал никакие клетки, ничего практически не перестраивал, кроме пары нервных центров и «мозга ящерицы», того рудимента, что отвечает за сердцебиение, дыхание, а ещё – самые примитивные инстинкты. Сюда же относилась агрессия, похоть, жадность, самосохранение, эгоизм, выживание. И всё это вирусом корректировалось! Дыхание, сердцебиение, моторно-двигательные функции оставались. Похоть, самосохранение, инстинкты доминирования – выключались.

То есть, вирус воздействовал на самый-самый базис человеческой сущности – «рептильный» мозг.

Ученые четко и последовательно конспектировали факты, о которых узнавали, факты, которые стекались в десятки исследовательских центров по всем границам России.

Во-первых, вирус попадает в организм с трупным ядом зомби. Трупный яд содержится в слюне искаженного – и слюнные железы были одним из немногих пунктов в перечне того, на что воздействовал вирус.

Во-вторых, заражение может произойти только в случае контакта слюны с кожным покровом, потерявшим свою целостность. Грубо говоря, не страшно, что зомби обслюнявит – страшно, что слюна попадет в рану.

В-третьих, если быстро отсечь конечность, полторы-две минуты, пострадавший не станет искаженным. Работает и на людях, и на животных.

В-четвертых, несколько дней, пока зараженный человек находится в среде людей, переносчиком заразы он не является. Слюнные железы перестраиваются последними.

Наконец, возникает ситуация, когда искаженный двигается к ближайшему источнику еды (или его остаточному запаху). Но при этом, искаженного легко обмануть. Ибо он не соображает.

Но сейчас... Эти волки.

Искателям нужен был, жизненно необходим, микробиолог или вирусолог!

- Ребят, – Кама откинулась головой на спинку кресла. – Слушайте. А притормозите вот тут. Дайте я вначале на погодную станцию забегу? Что-то у меня голова раскалывается пополам с сонливостью. Как бы не шло на нас что-то «дюже интересное».

- Кама, не пугай нас, – вздохнул Еж. – Бегите.

Барс кивнул и выбрался из машины, не собираясь пускать женщину одну.

Кама взглянула на Барса вопросительно, потом пожала плечами и двинулась к стоящей впереди башне.

- Барс, вот смотри, чисто теоретически, у искаженных не работает центр, отвечающий за инстинкты. То есть вот ничего, что заставило бы их работать вместе, у них внутри нет. По идее, ну, вот по самой мерзкой и плохой – это у нас последовало с внешней стороны что-то? Или у нас вирус мутировал?

- С внешней? Ты о чем?

- Да ни о чем... извини. Лезет в голову всякая чушь.

- Думаю, всем нам нужен отдых... нам могло просто показаться, что они работали сообща. Мы же все время видим, что они все тупые одиночки. И, если честно, пусть так и будет!

- Да. Правда, извини. И от отдыха я бы не отказалась...

- С сегодняшнего дня отдыхаем. Все устали, уже крыша едет.

- Немудрено ей ехать. Тут удивительно было бы, если бы она не ехала, а осталась на одном месте.

- Возражений не имею... Так, чисто тут, колдуй, волшебница!

- Я не волшебник, Барс, я чисто недоучка, – отозвалась Кама, начав подниматься по лестнице наверх, на широкую площадку, продуваемую ветром.

- Да хоть Незнайка. Твори свое шаманство, и поехали, запугала ты меня.

- Подумаешь, понижение температуры, подумаешь, возможен снова снег и штормовой ветер, – свесилась сверху Кама. – Барс, плевать на следы, их снесёт. Тигра срочно в ангар и ходу на базу.

- Ну и какого тушканчика мы с твоей колючкой напрягались?! Ладно, шевелись, раз все так грустно и печально...

- Вдруг пригодится? – предположила Кама, повиснув на ограждении и прыгая вниз. – Например, закопать кого-то.

- Ага, меня, когда вы меня в могилу сведете... – пробурчал Барс, быстро добегая до машины. – Топчи педали, водила, твоя дама сердца говорит, надо рвать когти.

 – О чем говорит этот злой человек, незабвенная? – Ежик недоуменно посмотрел на Каму.

Прыгнув на заднее сидение, женщина тряхнула головой:

- Шторм движется, мой хороший.

- Попадос... Я так понял, паркуемся и бегом под крышу?

- Верно.

- Понял, не дурак... Но твой долг в силе!!! – Еж спешно погнал машину к ангару, потому что «шторм», на плоту посреди водохранилища – это страшно.

Кама говорить ничего не стала, она тревожно смотрела на край неба, гадая, откуда идёт шторм, и куда пойдёт потом...

Загнать машину в гараж было недолго, запереть ангар – тоже. Но одно недолго к другому – уже ощутимо. А уж когда близится шторм...

У берега троицу Искателей ждал плот на тросе, на который они немедленно погрузились и запросили его включение.

- Что случилось? – сонно спросила Рыбка, отправив Костика вниз, в моторное отделение. – Барс, с вами всё в порядке?

- Рыбка включи мотор, иначе точно будешь нас собирать по всей округе.. идет шторм, а мы на этой деревяшке... – негромко прорычал Барс, старательно сдерживая нервные интонации.

- Шторм? Какой шторм?! Откуда? Костик сейчас включит.

- Откуда шторм? – уточнил Барс у Камы.

- С севера, со стороны Ухты и Печоры.

- Вот, слышала? – командир нервно посмотрел на север.

- Барс, успокойся, – Рыбка, переключив тумблеры рации, нажала на перевод ветряка в защищенный режим. Лопасти начали вращаться медленнее, тяжелее. Это было безопаснее при штормах. – Я знаю, какие тут бывают штормы. Так вот, они не приходят внезапно. Они вначале раскачиваются. Пройдёт ещё пару часов, прежде чем налетит сильный ветер, и в воздухе запорхают первые снежинки.

- Спасибо, порадовала. Но я успокоюсь под крышей, ладно?

- Ладно, ладно. Я даже тебе вне очереди сделаю обед.

- Какая щедрость... Не нужно таких жертв, просто не утопите нас.

Рыбка хихикнула и отключилась.

Кама, прислонившись к Ежику, взглянула на север. Тучи клубились, медленно, неохотно наползали на горизонт, суля не просто неприятности – беды, всем тем, кто не успеет вовремя спрятаться, всем тем, к кому удача попросту не будет благосклонна...

Ежик обнял ее за плечи, даже не глядя в ту сторону. Он-то не нервничал совершенно, совершенно спокойно покачиваясь на волнах и обнимая женщину.

- Барс, – Кама, уютно устроившись в мужских руках, взглянула на командира их группы. – Ты ... не любишь шторм? – заменила она в последний момент тактичным оборотом слово «боишься».

- Не люблю – очень меткое слово, – кивнул Барс. – Меня нервирует, когда я не могу влиять на ситуацию. А так-то шторма мне нравятся – если наблюдать, но не находиться на такой вот ненадежной конструкции в их разгар.

- Как всегда. Хладнокровная оценка ситуации и некое восхищение стихией.

- Это упрек или что?

- Это комплимент, биг босс.

- Приятно слышать, – мужчина задумался. 

- И вообще, – Кама потянулась, – мы почти прибыли. Так что, долой волнение, Барс. Нас ждет сон, сон, сон и... печеньки.

- Ты сама-то в первые три пункта веришь?! – хохотнул командир.

- Я на них надеюсь! Правда, Ежик?

- Ась? – невинно улыбнулся под шлемом снайпер.

- Мы будем спать? Долго, сладко и очень долго!

- Не уверен....

- В чем? – уже нахмурилась женщина.

- Сначала с тебя должок, незабвенная.

- А я разве на него соглашалась?!

- Да.

- Ну, раз соглашалась... – Кама вскинула на плечо дробовик. – То я подумаю. Готовимся к высадке!

Первым на землю спрыгнул Барс, за миг до того, как плот толкнулся в берег. Он же подал руку Каме, чтобы помочь ей покинуть транспорт.

- Как всегда, исключительная реакция, – восхитилась женщина, перебираясь на землю. Снова взглянула на тучи, пожала плечами и первой пошла ко входу в базу.

Они были в безопасности, шторм однозначно смоет все следы, их ждал отпуск и отдых, а всё остальное ее абсолютно не волновало.


Мародеры

Комната была не самой ухоженной и уж точно не самой уютной. После разборок с особистом, из ангара мародеры переезжать не стали, так тут и остались. Нужно было отдохнуть немного и разобраться, куда двигаться.

Сквозь решетки на потолке было видно, как темнеет небо.

Луна поджала губы, вернулась, печатая шаг, во внутренние комнаты:

- Ну, и холодильник! Хорошо ещё, что здесь электричество есть, от соседней базы. А то можно было бы замерзнуть насмерть. И вообще, – взглянула она на Хаяра, разлегшегося на огромной кровати. – Мы застряли тут. Там на улице сейчас что-то жуткое ударит. Даже наши «собачки» волнуются.

- Ну, значит посидим тут, – хрустнул суставами Хаяр. – Подумаем, отдохнем от тряски и тесной машины

Стянув сапоги и скинув на кресло куртку, Луна облизнулась и оперлась коленкой на кровать.

- Мы будем думать вместе или порознь?

- Вместе, конечно же!

- Именно «конечно же»? – уточнила Луна, забираясь на кровать целиком и нависая над Хаяром. – И как мы будем думать? Горизонтально? Или может быть, сегодня поменяем позицию?

- У тебя новая интересная идея, милая? – осклабился Хаяр.

- Да вот даже не знаю... То ли добавить что, то ли убавить...

- Что именно?

- В этом весь вопрос, – немного подумав, женщина перебралась и уселась сверху на ногах Хаяра, задумчиво его разглядывая.

- Ты о чем это задумалась, шаловливая моя?

- О тебе, самую малость. О том, что, может быть, мы рассмотрим добавление кого-нибудь третьего в наш маленький тесный круг?

- Это кого же ты хочешь добавить?.. – прищурился Хаяр.

- Маленькую девочку, – Луна качнулась вперед, сдвигаясь выше и потянувшись к пуговицам его рубашки. – Маленького мальчишку.

- Кто-то есть на примете? – руки мужчины заскользили по бедрам Луны.

- Ммм, не знаю-не знаю, можно взять и поиграть с Деткой. Вдвоем мы точно справимся с этой сноровистой кошкой. А можно совратить Смайла. Я даже скучаю по этому задохлику.

- А можно прикупить или оставить себе что-то из товара...

- Ты думаешь, в такое время могло остаться где-то что-то толковое?

- Думаю да. Мы же находили сами.

- А если будет товар порченный? – капризно надула губы женщина. – Я бы хотела свеженького мясца, непорченого.

- Значит, сами захватим.

- А где?

- Да хоть бы и в том караване, за которым гоняемся.

- Тогда вначале чем его догонять, надо разобраться с той швалью, что нам планы попортила.

- Разумеется. Там тоже может быть мясцо... – мечтательно протянул мужчина, расстегивая жилетку женщины и запуская руки под водолазку.

- Мы не убьем их сразу? – удивилась она, облизывая губы.

- Сразу, после того что они нам попортили карты!? Вот еще.

- Мы будем убивать их медленно?

- Конечно... Ты же хочешь поиграть, моя милая куколка?

- Не знаю... Думаю, я не в настроении для игр...

- А для чего же ты в настроении?

- Это сложный вопрос. Мне хочется кого-нибудь убить... – Луна чуть опустилась, прижалась губами к ключице Хаяра, там, где был едва заметный белый шрам. – А потом снова убить, и снова, и снова...

- Потерпи, кошечка, скоро наубиваешься.

- Хочу убивать кого-то очень медленно, – скользнула она губами ниже, – почти что нежно. Чтобы долго был в сознании.

- Ты меня искушаешь...

- Искушать тебя всегда интересно, к тому же... Искушение – это то, чем мы промышляем, тебе так не кажется?

- Не-а, я это знаю... – облизнулся мужчина, буквально пожирая женщину горящим взглядом.

- Знать неинтересно, – хмыкнула Луна, чуть поерзав, – интереснее думать, строить планы, нарушать их у других и не забывать урвать кусочек своего удовольствия. Знаешь, это когда... – её ладони скользили по телу Хаяра, сдвигая полы рубашки в стороны, – что-то обязательно острое, чтобы сбивалось дыхание, от криков и от стонов. Может быть, чтобы казалось кощунством остановиться, а продолжать было мучительно.

- У тебя на редкость романтическое настроение. Мне это нравится...

- Да? Да... я хочу романтики, свечей, крови...

- И чьей же крови ты жаждешь, ненасытная моя?

- Ну, например, – женщина завела руку за свою спину, вытащила из ножен тонкий клинок, покрутила его в пальцах. – Как насчет немного моей?

- Ты же знаешь, что я не смогу удержаться, – сверкнул глазами Хаяр.

- Разве я прошу об этом?

- Нет, конечно же. Но будет жаль лишить тебя гардероба в такой дали от дома...

- Да... Запасных вещей у меня с собой маловато... А уж с учетом, что нам придется кого-то прогуляться... – Луна поднялась, не слезая с кровати, чуть отступила назад, усаживаясь на деревянную неширокую спинку.

Расстегнутая жилетка поползла по ее рукам, пока женщина изгибалась под неслышную музыку.

Вслед за жилеткой на пол улетела водолазка, сдернутая резким рывком. Луна поднялась, повернулась, медленно снимая ножны с пояса – знак высочайшего доверия в ненормальном мире искажения, вырастающем на руинах мира цивилизованного.

Юбка сползала медленно, а вслед за ней, миллиметр за миллиметром сползали колготы, обнажая светлую кожу.

Мужчина наблюдал за представлением, пожирая люовницу взглядом, но не двигаясь с места. Лишь сел поудобнее. Ему нравилось, когда на нее находило подобное настроение и женщина брала все в свои руки, выкладываясь на полную. От него же требовалось лишь наслаждаться, да не сдерживаться.

Луна, прогнулась, отправляя на пол колготы. Белье на ней было из черного тонкого кружева, больше открывающего, чем скрывающего, да тонкая черная лента подвязки на бедре.

Пылающий взгляд мужчины уже размечал, где этой манящей плоти коснется тщательно наточенное лезвие. 

Впрочем, кое-что он все же сделал сам – Хаяр пружинисто поднялся, неторопливо двинувшись к любовнице, поигрывая тонким клинком.

Луна отступила еще немного назад, завела руки к застежке бюстгальтера, но... расстегнуть его не успела.

Закону подлости плевать, в каком мире происходят действия, кто чего хочет, а кто чего пытается избежать. Он просто приходит, по хамски размещается в комнате и щелкает пальцами, и тогда что-то происходит.

В этот раз произошёл телефон. Спутниковый телефон на тумбочке около кровати разразился орущей японской мелодией, припев которой начинался со слов «Smile Smile Smile».

Мародеров желал услышать третий псих из их компании – пресловутый Смайл, который сейчас был дома, на базе. Прокатиться до этого каравана он не смог, валяясь со сломанной рукой. Доходить с гипсом ему оставалось всего пару дней, но «любимого задохлика» и Хаяр, и Луна берегли.

Где еще удастся найти такого же понимающего психа, как они сами?

Хаяр сначала хотел сбросить звонок, но вовремя вспомнил, что Смайл просто так звонить не будет. Уж ему не надо рассказывать, от чего он может их отвлекать и в каком они будут настроении. 

Так что он прихватил трубку, включая громкую связь... и подходя вплотную к женщине, скользя холодным металлом ножа по ее шее.

- Чего тебе? – прорычал Хаяр тем временем.

- Судя по голосу твоему, брат мой с рычащими нотками в голосе, не вовремя я вторгся в жизнь вашу личную интимную.

- Именно.

- Извини, извини, не имел намерения грубого, не имел умысла дурного. Короче, покувыркаться вы можете и в другое время, – перешел Смайл на нормальную речь. – Вы на базу собираетесь возвращаться? Расчетный срок прибытия – завтрашний вечер, но что-то наши ребята на границы зоны Града, не сообщили о том, что вы проезжали мимо.

- А мы и не проезжаем. Дел до хрена, так что пока не до возвращений.

- Каких еще дел? Вы должны были отбить баранов и с ними вернуться.

- Нам смешали карты.

- А поподробнее могу я услышать, что случилась? Лунка-то там живая?

- Что со мной сделается, задохлик, – фыркнула сердито женщина, ощущая, как романтическое настроение сделало ручкой и пошло к тем, у кого больше возможностей.

- Мало ли, вдруг ты надоела Хаяру, и он скормил тебя «собачкам»?

Хаяр фыркнул так, что не услышал бы его только глухой.

- Какая жалость, – ничуть не расстроился Смайл. – Видимо, Луноликая дева, твои акции ещё высоки. А то тут про тебя Крюгер осведомлялся.

- И чего ему нужно было? Уж вряд ли ему пришло в голову меня отбить, – пройдя к Хаяру, женщина скользнула губами по его шее, снимая окончательно бедную рубашку и закутываясь в неё сама.

Что, похоже, не слишком-то понравилось мужчине, потому что тут же клинок сверкнул в его руке и перерезал перемычку между чашечками бюстгальтера Луны, чуть царапнув самым кончиком лезвия нежную кожу.

- Оу, – женщина проследила за тем, как по коже падают два черных куска материала. Крови выступило едва-едва, всего лишь пара незаметных капель.

Смайл на том конце телефона беспардонным образом заржал:

- Бывает, бывает, голубки. Так, подробнее, что случилось с баранами? Или у вас что-то с оборудованием, и надо выслать подкрепление, чтобы баранов довести до места назначения?

- Сами справимся. Поймаем тех, кто влез, и прихватим их тоже, – огрызнулся командир отряда, наклоняясь, не отводя взгляда от лица Луны, и слизывая капли крови.

- Влез? – звякнул холод в голосе Смайла.

- Шваль, – женщина чуть откинулась, сожалея, что позади нет стены, что не на что опереться, что... – Мерзкая шваль! – рявкнула она, выведенная из себя одним напоминанием. – Четверо идиотов вмешались и порушили все наши планы! Они направили караван в другую сторону! И вместо того, чтобы прийти в Пермь, где мы их ждали, бараны поперлись совсем в другую сторону!

- И на этом все закончилось? Вы не отправились их догонять? У нас же была прикормленная ручная крыса.

- Отправились. И крысеныш облажался. Спалил всю операцию, отрыжка дохлого шакала, – Хаяр зарычал.

- Крысеныш облажался, – повторил Смайл мягко. – Значит, спалил всю операцию? Я так понимаю, что вы пошли и...

- И. Так что теперь у нас новый план охоты, пока бараны торчат за стенами.

Луна сердито отстранилась от Хаяра, спрыгнула с кровати, поддав носком ноги по сапогам.

- Мрази! Ненавижу!

- Потери есть? – спросил Смайл холодно. – Что крыса сказала военным?

- Есть. Ничего он толком не сказал, этот идиот навел их на то, что было в Первоуральском.

- Не очень тебя понимаю, мой рычащий друг.

- Тактику нашу спалил, так понятно?

- Вы попали в засаду? – перевел в нормальный прямой язык Смайл рычащий раскат.

- Да.

- Военные знают, что мы сотрудничаем с крысами внутри их караванов?

- Да. Так что, как ты понимаешь, этот караван мы не пропустим.

- Подкрепление нужно?

- Нет. На марше их снесем, или между убежищами.

- Оружие? Патроны? Машины? Что с «собачками»?

- Новых завели уже. Патроны в избытке, машину одну только потеряли, не страшно. Ты пока нас перед Крюгером прикрой, а то он действительно может нами слишком заинтересоваться, особенно нашей Лункой, – передернул плечами Хаяр.

- Прикрою, – в голосе Смайла зазвучал скепсис, но этим дело и ограничилось. – Куда идете искать?

- Где-то рядом с Пермью крутятся, суки. Думаю, они теперь к Пермскому полезут.

- Тогда, оттуда мне позвоните. Чтобы я знал, что врать Крюгеру.

- Договорились. Береги задницу, Улыбчивый.

- Вы тоже. Ваши шкуры мне еще дороги, я сам хочу прибить их над своей кроватью.

- И тебе того же, – нажал отбой Хаяр, бросил телефон на прежнее место, зло рыкнув.

Луна, пнув что-то ещё, шагнула к креслу и уселась в него, глядя в стену. Настроения больше не было, ни на то, чтобы делать глупости, ни на то, чтобы говорить о делах.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017