И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Проект Искажение

Глава 8

Беженцы

В убежище, пережившем атаку Мародеров, людям было не до развлечений.

Все, на ком при тщательном осмотре нашли хоть царапину – отправились в карантин, всем, на ком были явные следы укусов зомби – пришлось пройти через ликвидацию. К тому времени, когда были проведены проверки, полумерами, вроде ампутации зараженной области, было уже не обойтись.

Личный состав, те, кому не грозила ликвидация или карантин, спешно заделывал бреши в стенах, блокировал на время ворота, проводил учет потерь и повреждений техники. Скорый старт каравану явно не грозил – многим пришлось перекочевать в карантинные камеры, в одной машине требовалась замена левых колес.

Но злодейка-судьба явно решила, что бед на головы несчастных людей не достаточно. Она наслала на них непогоду, настоящий шторм, принесший с собой ещё большие проблемы. Именно природный катаклизм натворил самых страшных бед.

Страшный грохот и проломившаяся крыша гаража стали вестником грандиозных неприятностей. Ждать, когда непогода утихнет было некогда, туда были отправлены трое бойцов – проверить, что там случилось и как все серьезно.

От их отчета командиры разве что не бились головами о стены – двум грузовикам, трем машинам сопровождения и еще нескольким машинам местных – требовался серьезный ремонт, который нельзя было произвести на ходу. Более того, ворота гаража придется срезать, потому что их погнуло и заклинило рухнувшей балкой.

Выслушавший это Корнилов только зажал голову руками, боясь, что не выдержит и приложится лбом о стену разок-другой.

Ольга, которая и выступила вестником дурных новостей, опустила бумаги, глядя на Андрея с сочувствием:

- Извини, – позволила она женскому началу выйти на поверхность из-под маски старлея.

- За что? – опешил майор.

- За новости, – сообщила женщина, откладывая в сторону бумаги.

- Ну, не ты же там все порушила...

- Не я. Но в старину принесших дурные вести вообще расстреливали, а меня расстрелять нельзя

- Нельзя, без тебя все развалится, – кивнул мужчина.

- Вот видишь, какая я полезная. Отвлекись. Кофе налить? А то ты такой бледный после этих новостей.

- Лучше коньяку с кофе... Там в сумке лежит.

- Сейчас.

- Спасибо...

Ольга, взглянув на него с улыбкой, покачала головой и двинулась к сумке.

- Андрей, ты сегодня хоть спал? – спросила она, вытаскивая коньяк, и по дороге включая маленький переносной чайник.

- Не помню, – честно ответил он.

- С ума сойти! А ел когда последний раз?!

- Эм... – мужчина надолго задумался...

- Андрей!!!

- Я.

- Ты с ума сошел?! Или ты решил, что железный?!

- А разве нет?... Ну, некогда мне было.

- Мне к тебе няньку приставить?! Выбрать кого-то из тех, кого мы перевозим, чтобы за тобой хвостиком ходили и проверяли, ел ты? – кипятилась женщина.

- Нет. У тебя чайник кипит.

- Блин! – Ольга повернулась, щелкнула выключателем. Посмотрела на него тускло. – Как же я хочу нормального кофе, а не этого... Так даже сварить негде. И запасы кофе подойдут к концу. Наши на базе говорят, что хватит максимум на шесть-двенадцать лет, тех запасов, что есть сейчас. Потом будет беда...

- Надо думать, как выращивать новый... Но это пусть они думают, – потер лицо Корнилов. – Другое хуже, алкоголь кончится раньше... я не про ту бурду, а про что-то вроде того, что у тебя в руке.

Залив в кофе коньяк, причем коньяка там было лишь немногим меньше половины, Ольга поставила кружку перед мужчиной.

- В принципе, алкоголь-то кто-то наладит в производство. Русский самогон гнали на пустом месте, практически, а получалось так, что зарубежной гадости и не снилось.

- Благодарствую, сударыня, – усмехнулся Андрей Петрович, грея руки о кружку.

- Не паясничай. Сейчас бутерброды разогрею. У меня с собой их всего два, но тебе перекусить хватит. А на ужин пойдешь или в столовую, или я тебе сюда принесу.

- Ну, уж нет, я тебя объедать отказываюсь. Да и не голоден я.

- Нет, Андрей. Или ты ешь сам, или я тебя буду кормить как маленького ребёнка, почти что с ложечки. Даже порежу бутерброды на маленькие кусочки. Так что, ты у нас взрослый человек? Или нет, и мне переходить к военным действиям?

- Ольга, я сейчас вспомню, что я старший по званию, и заставлю тебя их съесть саму, – хмыкнул мужчина. – Так и быть, половинку от одного я готов съесть, больше в меня не влезет.

- Один? – предложила Ольга мягко. – И кусочек, ма-а-ахонький кусочек сыра?

- Торг не уместен... – скрипнул он зубами. – Половину и ни крошкой больше...

- Один, а второй я съем сама, даже составив тебе компанию.

- Хорошо. Кошмар, никакого у меня авторитета...

- У тебя очень даже весомый авторитет, – женщина включила микроволновку, отправив в нее два бутерброда. – Просто это забота о подчиненном.

- Ну да, за тобой не проследишь, ты и не поешь, – кивнул Корнилов.

- Верно. Видишь, заботишься о подчиненной. Плюс тебе в карму.

- Ага, а если я тебя еще и поспать загоню – в рай при жизни попаду.

- О нет, Андрей. На это можешь даже не рассчитывать. Пока мне не принесут список, какие детали у нас есть в ремонте, какие можно взять на базе, а за какими куда придётся ехать – спать я не пойду. И ты, господин соводятел, на себя вначале посмотри.

- Как скажу, так и пойдешь. Командиров и старших надо слушаться. А я тебе колыбельную спою, так и быть.

- Ты? Колыбельную? – Ольга засмеялась и открыла дверцу микроволновки. – Андрей, ещё немного, и я посчитаю, что до этого я служила под началом совсем другого человека.

- Ну почему, под занудное бурчание старого майора заснуть может кто угодно. Особенно прелестные старлеи.

- «Старые» майоры, – Ольга поставила тарелку с огромным бутербродом перед Корниловым. – Тогда уж должны не бурчать, а заниматься чем-нибудь другим. Подо что действительно засыпается лучше. Хотя не подо что, после чего, так будет правильно.

- Посмотрим на поведение прелестных старлеев, – потер глаза мужчина, затем недоуменно посмотрел на бутерброд, опять потер глаза. – Глюки... вроде не пил, а уже белочка... нехорошо...

- М? – в женской руке мелькнул нож, пока Ольга резала бутербродище на добрый десяток мелких кусабельных кусков. – Ты только что пил кофе с коньяком. Хотя и не допил пока. Пей. И бутерброд. Ты обещал съесть его весь.

- Ты издеваешься... точно белочка... обидно...

- Андрей, я не издеваюсь. Ешь. Это всё ты должен съесть.

- Ты обещала компанию составить.

- Да, конечно, – Ольга разрезала на тарелке перед собой такой же бутерброд, поставила рядом кружку с кофе, разве что коньяк туда лить не стала. – И компанию составлю.

- Тогда приятного аппетита... – взяв первый кусок бутерброда, майор снял пробу. – Вкусно, спасибо.

- Пожалуйста.

На какое-то время они замолчали, поглощенные едой. Майор быстро понял, что от работы придется отдохнуть – после алкоголя и горячей еды он расслабился, и мысли потекли совсем не в ту степь... Например, в них все больше места занимала женщина, сидящая рядом. Чисто мужские мысли, что уж греха таить.

Ольга ела аккуратно, маленькими кусочками. Под глазами были заметные синяки, на щеках едва заметный румянец. Нет, не от внимания мужчины напротив – скорее, лихорадочный от усталости и переутомления.

И взгляд. Несмотря на то, что она здесь и сейчас была в безопасном месте, она в любой момент готова была потянуться к пистолету и защищать себя или Андрея.

Взгляд у нее был такой. Волчий.

Другие женщины практически не выживали...

- Тебе нужно отдохнуть, – негромко обронил мужчина.

- Кто бы говорил, – вздохнула Ольга.

- Я должен заботиться о подчиненных, помнишь?

- Помню. А я тебе сейчас говорю, как человек, которому ты не безразличен, тебе нужно отдохнуть. Хотя бы пару часов поспать. Разве ты послушаешь?

- Послушаю. Но сначала уложу спать тебя.

- Пойдём вместе? – предложила женщина легко, зная, что сейчас последует ответ отрицательный, и можно будет заняться работой.

- Хорошо. Посторожу твой сон.

- Нет, Андрей. Не сторожить мой сон, а самому лечь спать. Закрыть дверь, снять форму, лечь в кровать, накрыться одеялом. Как положено. У тебя два заместителя, которым вполне можно доверять. И часть работы на них можно оставить, мистер перфекционист.

- Можно. Но если я не проконтролирую, ты же не спать будешь, а работать.

- Мы можем совместить, – Ольга подняла голову, облизнула губы. – Я заберу что-то, без чего ты не сможешь выйти на работу. А ты заберешь что-то, без чего не смогу уйти я.

- Хорошо... – медленно кивнул мужчина.

- Насколько хорошо? Ты согласен пойти спать?

- Я согласен уложить тебя и забрать то, без чего ты не сможешь работать.

- Пистолет? Или нож? – деловито спросила женщина.

- Оружие не средство работы, а инструмент выживания, – Андрей качнул головой. – Белье лучше подойдет.

- Издеваешься?! – Ольга инстинктивно прикрыла грудь руками. – Ты можешь себе представить нацепить эту форму без белья?!

- Нет. Потому без него ты не сможешь работать, – тепло улыбнулся мужчина.

- Я не то что работать не смогу, я двигаться не смогу! Но раз ты так... тогда я у тебя заберу ключи!

- Хорошо.

- Что-то это слишком покладисто прозвучало, – Ольга уперла руки в бока. – Ты мне дашь ключи, которыми я изнутри закрою комнату, потом отвернешься, пока я буду их прятать.

- Ага, в белье, которое я у тебя заберу и спрячу в сейф?

- А вот не скажу.

- Куда ты денешься? – фыркнул майор.

- Найду куда. Но если этого не сделать, ты сделаешь вид, что уснул, а потом в результате, я проснусь одна. Не хочу.

- И ты даже не поверишь, что я никуда не уйду? Обидно...

- Андрей, ты трудоголик, – Ольга поднялась, поставила тарелку на тарелку и наклонилась к мужским обветренным губам, пахнущим коньяком и кофе. – Поэтому да, не верю. Вылавливай своих помощников. Осчастливь их работой, и пойдём спать. Я устала. А ты, как истинный поруч... кхм, майор, собираешься просто позаботиться об уставшей леди.

- Угу, заперев ее белье в сейфе, – кивнул Корнилов. – Ладно, пойду озадачивать этих лентяев.

Ольга засмеялась, быстро поцеловала майора и отстранилась.

- Иди. Встретимся в твоей комнате через двадцать минут. В случае твоей неявки считаю договор расторгнутым, и иду работать дальше!

- Только попробуй, накажу принудительным сном! – хмыкнул мужчина и ушел на поиски невезучих заместителей. Он все же сдался и решил поспать хоть немного. Правда, себя майор утешал тем, что будет лишь следить, чтобы поспала Ольга, а сам спать не будет... хотя даже он сам не верил в эту чушь!

Военным тоже нужен был сон.

Карантин никуда за несколько часов убежать не мог, список комплектующих нужно было составлять, а на улице бушевал шторм, проливной дождь заливал дорогу, размывая все следы...


Искатели

Это было на следующее утро. За стенами базы бушевал не просто ливень, а самый настоящий шторм. Сейчас, при нынешнем бестолковом уровне погодной техники, нельзя было сказать точно, откуда пришёл этот шторм, какой силы он был «там» и сколько продержится здесь. Укрепленная погодная станция раз в шесть часов заботливо скидывала короткое текстовое сообщение о том, что ожидается понижение температуры, влажность повышается, ветер усиливается, шторм продолжается.

Чтобы не повредить лопасти, ветрогенератор был переведен в режим жесткой экономии, были опущены якоря на мостиках, запущена система аварийного «удержания», если можно так назвать ту систему весов и противовесов, что была реализована в этом уютном местечке. Рыбка училась под присмотром Костика доить коров, причем мальчишка впервые за последние месяцы улыбался. Белка осваивала аппарат по производству макарон, привезенный в качестве оплаты.

Иваныч ковырялся со списком. Ежик постоянно перемещался где-то по базе, не то, что-то делая, не то ещё что-то, Кама застряла в компьютерном зале. Пропустила завтрак (блины на молоке!!!), обед – впервые спагетти с острой чесночной приправой, пропустила и ужин, дозваться ее не смог даже Ежик.

Его пассия врубила в маленьком кабинете японский фолк пополам с тяжелым европейским роком и металлом и явно чем-то занималась.

Чем именно первым узнал Барс, потому что именно к нему ввалилась немного очумевшая Кама, спугнув Белку. Рита мялась под дверью командира их группы, когда Кама, стукнув кулаком в дверь, открыла её, даже не дожидаясь подтверждения.

Барс в этот момент лежал на кровати с тетрадкой и несколькими самоучителями. Видимо скука свела его с ума, и мужчина решил освоить еще один язык в кустарных условиях. В их команде он был чокнутым полиглотом, но пока от этих знаний толку не было никакого. Ну, разве что инструкцию прочитать на нескольких языках для кого-нибудь, или самому почитать что-то интересное в оригинале. 

- Проходи... стул где-то тут есть, занимай, рассказывай, чего такая взъерошенная, – задумчиво проговорил Барс, делая пометку прямо в самоучителе. На гостью он даже не посмотрел, слишком увлекся. Лишь отметил ее приход краем сознания, и все.

- Барс, отвлекись! – взъерошенная Кама, с мерзким скрипом подтащила ближе стул. – На меня посмотри!

 Мужчина медленно сложил в лишь ему понятном порядке книги и тетрадь, отложил механический карандаш и сел на кровати, фокусируя взгляд на Каме. 

- Смотрю на тебя, – встряхнув головой, он явно переключил сознание на восприятие реального мира. – Итак, ты чего такая взъерошенная?

- Всё? – пощелкала женщина перед его лицом. – Ты здесь? Или ещё в своих лингвистических эмпиреях и вывертах?

- Здесь я, – отмахнулся от руки Барс.

- Ну, хорошо, – Кама прикусила губу. – Слушай. Я, наверное, раз сто этот грёбаный кусок смотрела. По кадрам пролистывала. Думала, что совсем с ума схожу. Так вот... блин, нет. Не с того начала. Мы когда были в этом Первоуральске, я осталась восстанавливать материал с жёстких, вы спустились вниз. В животноводческий комплекс. Что было дальше?

 – Зашли в зверинец, там потрепали нервы детишкам клеткой с зараженными быком, коровой, и спящим мертвяком... потом я к тебе поднялся.

- Ты не обратил внимания, как была закрыта клетка? С какой стороны?

- Изнутри.

- Странным не показалось?

- Меня тогда больше занимало то, что он уже отключился, при том, что пища, в общем-то была... но да, это странно. Выходит, человек зашел сам, и сам себя запер, потом обратился, покусал корову и быка, и почему-то не стал их есть, а отключился. 

- А теперь подумай ещё вот о чём, – Кама даже руки потёрла, в разговоре и обсуждении зачастую можно было прийти к тем выводам, которые в раздумьях наедине с собой осознать не получалось. – Он был лужицей – то есть очень давно не ел. Так? А вокруг было полно клеток с живыми и нормальными животными. То есть, по идее – можно было бы до них добраться, но бык-зомби и корова-зомби среагировали только на вас, появившихся рядом.

- Угу. А ведь силищи выломать смежную решетку им бы хватило. Бык, когда прыгал на ребят, врезал так, что решетку почти сорвало...

- Значит, пока Первоуральская база до предательства функционировала в штатном режиме – эти трое где-то были в другом месте?

- Может быть...

- А теперь смотри. Пункт первый. Я знаю точную дату их появления на базе. Это было спустя сутки после того, как там появились мародёры.

- Опаньки... а теперь давай-ка, дорогая, поподробнее!

- Как мне нравится это обращение! Ах, я не услышала, как-как ты меня назвал? – Кама повернулась к дверям, взглянула на неслышно подошедшего Ежика. – Вот, учись!

- Да-да, ты вечно меня критикуешь, милая, – Ежик подошел, обнял Каму, поцеловав ее в макушку. – Об чем трындите?

- О странностях. Помнишь, в Первоуральске, на животноводческом этаже вам поплохело немного?

- О да. Чуть штаны не попортили, шоу не для слабонервных было, – кивнул снайпер серьезно.

- Как думаешь, может, твой острый взгляд подметил то, чего не заметил Барс или я, когда они появились на базе?

- Может быть. А может я не менее слепой.

- Так, что думаешь? На их счёт?

- Думаю, звери местные, а вот жмурик – нет.

- А по времени?

- По ощущениям, жмурик там не первую неделю, а вот эти – несколько дней

- Ага. Значит, мы все думаем примерно одинаково. Я тебя очень удивлю, если скажу, что они появились там в одно и то же время? Более того, это случилось через сутки после того, как мародеры угнали с базы людей. И более того, эта тройка и стала причиной заражения.

- Ты меня удивила... как это так?

- Меня можешь не спрашивать. Не имею даже отдаленного понятия, как это возможно. Все что у меня есть, это несколько записей, согласно которым, этот человек вошёл в базу, за ним шли корова и бык. Они прошли через двор, он получил пару очередей из автомата. Что было дальше – неизвестно, там не было камеры. В следующий раз он появился уже внизу. Зашел в клетку, за ним зашли бык и корова, и он сам закрылся изнутри.

- Охренеть, – пробормотал Барс. – Ты уверена, что он сам пришел и привел их?..

- Да. Если я правильно поняла, он ещё не был заражен, то есть заражение только начиналось, но он сохранил свой рассудок! – Кама вывернулась из рук Ежика, поцеловала мимолетно его в шею и начала протаптывать ходы по комнате Барса. – Вы понимаете, что это может значить?!

- Ага. Что вирус мутирует... Нам только думающих зомби не хватало... – нахмурился Барс.

- Да нет же, Барс! Нет! Это значит, что некоторые люди сохраняют свой рассудок! Что вирус – обратим!!!

- Думаешь?.. – скептически поинтересовался он. – Хотя, может и обратим...

- Это такие возможности! Это такая возможность... Барс, мне нужно в Пермское убежище!

- Нужно, значит нужно. Нам по любому туда надо. Кончится шторм – готовимся и сходим туда.

 – А зачем?.. – Ежик удивленно посмотрел на Каму. Зачем туда Барсу – он и так знал, а ей-то зачем?

- Исследовательская лаборатория. До того, как в эвакуацию отправили меня, туда увезли нашу лабораторию! Со всеми данными!!! Вы представляете, что там может быть!

 – Может там и есть лаборатория... но у нас же нет микробиолога, – подал голос командир.

Кама осеклась, застыла на полудвижении, махнула рукой, хотела было вернуться на стул и ... вместо этого устроилась на коленях у Ежика.

- Я забыла. Я... это... это всё меняет. Если мы сможем забрать лабораторию из Перми, можем поторговаться с военными, чтобы получить от них что-нибудь ещё. Это информация, ради которой они отправят со своего Магадана даже самолёт.

- Ага, только вот если торговаться с вояками, нам надо ограничить их количество. А то нас просто покрошат, и все, – доверия к людям у командира было похоже намного меньше, чем у самой Камы. Альтруизма же не наблюдалось вообще. – Но пока что мы делим шкуру не убитого медведя.

 – Экие вы... одна о людях вообще думает, второй параноит... а скромного меня волнует только, как мы там выживем вообще? – Ежик зарылся носом в волосы Камы.

Женщина невольно фыркнула, потом засмеялась:

- Прости, Барс, увлеклась. Я как бы вообще шла в компьютерный не за этим! И не поэтому хотела с тобой поговорить.

- О как... а почему же? – опешил Барс.

- Смотри, для того, чтобы делать макароны – нужна пшеница, не только она, но в том числе... Короче, нам нужно сырье, а значит, нам нужны плантации, и собственно говоря – нужны поля с зерновыми.

- Угу. И?

- Смотри, у нас есть два острова. Один тот, на котором находимся мы. Второй тот, большой, где мы оставляли Мамонта и Тигра.

- Есть. Предлагаешь его распахать?

- Для начала предлагаю прихватить из того же многострадального пермского убежища взрывчатку. И взорвать тот перешеек, что связывает большой остров с землей.

- Хм... Можно. Это не сложно... А уровень безопасности возрастет, – Барс задумался, прикидывая, что это даст.

 – Так и знал, что этим кончится... – вздохнул Еж. – Ребята-взрыватели, а теперь подумайте о том, что нам это надо чем-то засевать и собирать.

- Умничка мой, – Кама кивнула, прижалась щекой к его плечу. – Именно. Нам нужна сельскохозяйственная техника. Нам она очень нужна. Но я знаю совершенно точно, что в Перми её нет и быть не может.

- И где нам ее искать? А главное, кто этим будет управлять?

- А это не имею ни малейшего понятия! Барс, ты у нас командир, так что тебе и думать!

- Я уже понял, что ты пришла взорвать мой мозг... Еще есть что-то?...

- Никак нет, биг босс. Я тебя нагрузила многа-многа информации, теперь сам думай, что со всем этим делать!

- Тогда брысь, голубки, босс думать будет, – беззлобно фыркнул на них Барс, ложась обратно и подтягивая к себе планшет. – Буду вскрывать себе мозг...

Кама хмыкнула, поднимаясь, потянула за собой Ежика:

- Ну, голубки и голубки... Кстати, к тебе Белка тут рвалась.

- Ну, у меня дверь не заперта... Ты же ворвалась как-то. 

Ежик молча потянул Каму на выход. Женщина пожала плечами и двинулась вслед за Ежиком. Говорить что-то ещё, сверх сказанного, она уже не пожелала. Что же до Барса, он погрузился в невеселые думы о том, как же им теперь быть и действовать. Выходило, что миновать Пермское убежище никак не получится. И следовало понять, как именно обезопасить себя, и сделать всё, чтобы не понести потерь.

Про мародеров мужчина тоже не забывал, и это не улучшало его настроения. Мародеры были, пожалуй, намного хуже, чем простые зомби... и предсказать их действия было не слишком просто. Одно он понимал ясно – с их планом, Мародеры могут накрыть их только у Пермского или при подрыве перешейка, больше опасных участков он не видел.

Подрывать перешеек, для безопасности, нужно было под аккомпанемент погодного катаклизма – тогда в грохоте стихии уже никто не определит, что и где грохало на самом деле... но вот как же обезопасить поездку в Пермское? Это был вопрос, который нужно было тщательно обдумать.

Что же касается Белки, сейчас командору искателей было не до девчонки, которая сама не знала, чего хотела.

Дверь так и осталась открытой.

И Белка, по ту сторону её, так и не смогла сделать шаг и нарушить его размышления.

Время уходило...


Мародеры

Крюгер, нахмурившись, посмотрел на часы, отложил документы и сладко, до хруста, потянулся всем телом. С делами на сегодня он практически закончил, оставалось только одно – принять Смайла из отряда Хаяра. Как выяснилось, отряд где-то пропадал и до сих пор не явился на базу... что ж, он успеет поговорить с ними. Пока командир собирался дать возможность одному из офицеров отряда доложить ситуацию. Он вызвал Смайла к себе в кабинет, чтобы сразу после беседы пойти бар, промочить горло. Можно было бы и совместить, но не хотелось портить вкус выпивки отчетом одного из трех психов.

В дверь раздался короткий рваный стук.

А вслед за этим она немного приоткрылась и в щель просунулась встрепанная башка.

- Можно?

- Заходи.

Смайл, поправив джинсовую рубашку, протиснулся в кабинет, пощекотал кончиком пальцев сидящего на плече маленького хомяка и взглянул с открытой улыбкой на Крюгера.

- Добрый день, Виктор Ярославович.

- Здорово, коли не шутишь... Присаживайся. Все не расстаешься с этим щеканом? – усмехнулся Крюгер.

- Так миленький же, – отозвался Смайл. – Хорошенький. Есть не просит, пить тоже не просит. Ученые только из исследовательского барака норовят украсть, но он всё равно ко мне по запаху возвращается.

- И чем ты эту тварь приворожил? Ладно, дело десятое... Рассказывай, где твои шляются и чем так заняты, что болт на приказ забили?

- А у них проблемы, Виктор Ярославович, по ним гражданские потоптались. Плюнули, психанули, пошли разбираться, что за мразь там водится такая, что и вооружение хорошее, и тачки просто клад, и знания не деревенских отсосов.

- Даже так? Ну, давай тогда подробнее, неужто облажался одноглазый со своей нимфоманкой?

- Нет, не напрямую. Там откуда-то по области вылезла команда, о которой никто никогда не слышал. Прошлась по всем болевым мозолям. Откуда-то знала о том, что в Пермском убежище творится, и повела военных в сторону, – Смайл, устроившись верхом на стуле, взглянул на Крюгера и тут же отвёл глаза.

- Продолжай-продолжай, что, мне из тебя когтями все тянуть?.. – некоторую вольность гостя хозяин кабинета проигнорировал. – Давай сказку, по морде ж вижу, что самому не терпится?

- Есть кое-что ещё, Виктор Ярославович. Особиста раскрыли. Военные узнали, что в их рядах есть предатели. И приняли свои меры. В результате, одноглазый с нимфой попали в засаду военных. Потеряли машину. «Собачек». Сами чуть не подохли.

- А вот с этого надо было начинать... – помрачнел мужчина. – Рано или поздно, конечно, это бы раскрылось, но жаль, что так рано... И как, думаешь, они урегулируют ситуацию сами?

- Нет. В смысле, я в них верю, они хорошие психи, но, – Смайл поморщился. – Они не попадают. Ни в норму, ни в шизу. Болтаются посередине, как то самое говно в проруби. И всё! И ничего. Они сдохнут. Кто-то может и сбежит, но... Я не думаю, что им долго жить осталось. Вместо того чтобы догонять военных, они отправились мстить гражданским, а их ещё попробуй найди.

- Они последние мозги потеряли?! Гражданские никуда не денутся, а вот вояки – это проблема.

- Они никогда не слушают никого кроме себя. Поэтому я и просил принять меня вне очереди.

- Есть предложения?

- Насчёт этих двоих – нет, а насчёт военных – да. Я могу вычислить их движение, найти частоты, на которых они работают. У меня есть оборудование. Могу просчитать, куда надо двигаться, чтобы сделать засаду. Собственно, именно это я и предлагаю. Засаду. И вырезать всех военных. Чтобы не ушёл вообще никто, ни один из них.

- Логично... Так и быть, можешь не всех, а кого-нибудь прихватить для допроса... или на месте допроси, парень ты с мозгами, разберешься, – не стал юлить Крюгер. – И не говори одноглазому о нашей беседе... пока что. Вернутся – ко мне их вне очереди. Ступай, собирай людей, готовься и исправляй ошибки этих двоих.

- Хорошо, Виктор Ярославович. Людей у меня хватит, как и ... – по лицу парнишки расползлась совершенно жуткая ухмылка, – «собачек». Могу я прихватить кое-что из экспериментальной лаборатории?

- Хорошо. Пришли заявку, я вне очереди разберусь.

- Спасибо! Могу я идти? Надо ребятам сказать, что завтра утром выедем.

- Ступай.

Смайл поднялся, кивнул, вежливо поставил на место стул, щелкнул по носу жадно принюхивающегося хомяка и вышел в коридор, плавно прикрыв за собой дверь.

Крюгер же придвинулся к столу, вызывая на компьютере личные дела Хаяра и Луны. Смайла он знал давно, и потому прекрасно понимал, что тот – намного опаснее, но и толковее, чем эти двое. Просто он предпочитает оставаться в тени. В чем-то он походил на самого Виктора. Если он сказал, что военных не пропустит – значит, не пропустит. Или умрет. А вот эти двое... с ними пора было что-то решать... И в голове Крюгера уже вырос план, что ждет парочку безумцев, если они доживут до встречи.


…На улице была глубокая ночь, ребята из команды Хаяра и Луны спали, Детка, хорошо им видная из окна их внутренней «сараюшки», занималась тем, что играла в гляделки с зомби. Давно играла, судя по всему. За кем тут будет победа – было не понятно, и иногда, когда было совсем скучно и тошно, Луна отправлялась к Детке и играла в гляделки с ней сама. На вкусные бонусы, вроде пары часов без кляпа или возможности вымыться.

Надежда там явно ещё в этой мерзкой девчонке была, что она сможет выбраться, поэтому попытки сбежать она делала раз за разом, а вот серьезно умереть она ни разу не пробовала. Потому что у неё получилось бы. В глазах этой куклы порой появлялось что-то, из-за чего чокнутая нимфоманка проигрывала. Потом, конечно, она отыгрывалась, мучила свою игрушку, унижала её, приближалась к порогу надлома, но отступала, не доводя игру до конца.

Сегодня Луне было не до Детки.

Сидя с Хаяром около карты, она разбиралась по минутам в том плане, который они собирались привести в исполнение.

А именно – Пермское убежище. После военных эта гражданская шваль могла отправиться только туда. А значит – и самим Хаяру с Луной нужно было быть на месте.

- Значит, засада, – подытожила женщина задумчиво ту стратегию, которая в общем итоге становилась совершенно очевидной после долгого изучения карты. Ничего другого просто не могло бы сработать.

- Да. Там всего две дороги – до и после. На пути туда они будут настороже, и тут мы их пропустим... а вот уставших, на обратном пути, поймаем легко... – ответил Хаяр.

- А куда они поедут? Тут две дороги. Смотри, одна ведёт вообще в какую-то глушь, где никого нет, и уже быть попросту не может. А вторая ведёт к населённым пунктам, где есть хоть какая-то толковая инфраструктура.

- Надо перекрыть обе. Городскую возьму я, вторую – ты. Один связывает их боем, второй срывается и едет на поддержку.

- Не нравится мне идея разойтись в разные стороны. К тому же, городскую... то есть я отправляюсь туда, куда никто не ездит, в даль, глушь и степь? – ухмыльнулась Луна, а потом взглянула за окно. – Слушай, милый, а чего мы тормозим. Такой шторм, такой ливень. Они не пойдут пешком. Так, давай просто глянем, откуда будут следы? И засядем там вдвоем?

- Они могут поехать дальше, а не той же дорогой, какой пришли. Не похожи они на идиотов...

- А если они не идиоты, то они не будут жить в городе. Найдут что-то укромное в этой глуши. Как сказал бы наш задохлик: «Вы ничего не понимаете, они будут вот там» и ткнул бы пальцем куда-то в зелёный массив в этом районе, поскольку тут вода, можно быстро сбежать, относительно нормальная погода и прочее ля-ля.

- Потому и надо перекрыть все пути.

- Значит, давай, я на город? А ты на дальний круг. Причем с тобой дрессировщики и автоматчики, а я прихвачу пару собачек и «муху».

- Нет. В городе мухой нельзя, так что город за мной. А ты будешь в чистом поле садить из свой игрушки.

- Послушай, – Луна запустила пальцы в волосы, сильно потянула за прядки, причиняя себе боль. – Пермское убежище у нас снесено за пределы города.

- Вижу. И? – поскреб лысину Хаяр.

- И значит, что в любом случае, у гражданской швали будет два пути. Они могут поехать на юг, от убежища, по трассе Е22. Это если они живут от Перми в отдалении. Соответственно, если они не такие идиоты, и живут где-то в районе северо-запада, там, где их искать никто не будет, то они поедут на север от убежища. Если ты станешь на перекрестке на въезд в город, то они не пройдут мимо тебя. А если я стану южнее... да в принципе километров пять надо будет отъехать, чтобы «собачки» в убежище раньше времени не забеспокоились, то они не проедут в этом случае мимо меня. Получится… Так, так, значит, в Лобаново убежище. Ты станешь... да в районе того же Фролова. Только будь там поаккуратнее. В первое время, когда не знали, что делать с зараженными, на те подземные парковки их и загоняли. Подняться не должны, но осторожность не помешает. А я с мухой устроюсь в районе Кояново. Связь по рациям, на нашей частоте. Что скажешь?

- Разумно... И, если что, вторая команда быстро приедет и зажмет их в клещи.

- Именно. Им просто будет некуда деваться в таком ракурсе. Съехать в сторону не получится. Прямая простреливаемая дорога. Только... снайперов у них нет ли?

- Крысеныш, кажется, говорил, что снайпер есть.

- Значит, подставляться нельзя. Тебе придётся стать так, чтобы они... – Луна вздохнула. – А дорогу им как перекрыть?! Как вынудить их остановиться?!

- Завалить машинами, их тут много валяется.

- А внимание не привлечём?

- Не думаю... Имитация крушения беженцев-гражданских – это не сложно.

- Вот они приехали, и вдруг беженцы-гражданские крушение устроили им на радость? – скептически осведомилась Луна.

- Ну, нам достаточно чтоб они замедлились, а имитировать поломки мы умеем. Кого-нибудь из стрелков переоденем, пусть изображает пострадавшего.

- Они ж не дураки. Хотя... Помогли же они в честь чего-то военным, полезли не в свое дело...

- Зная ведь, чем это аукнется... Так что они, похоже, из защитничков...

- Альтруисты-идиоты... Нет, нам-то, безусловно, легче. Но подставлять автоматчика. Нет... Да! ДА! ДА! Нашего водилёнка. Он меня разочаровывает. Вздумался тут Детке сочувствовать.

- Да? И чё учудил?.. – Хаяр удивленно посмотрел на любовницу.

- Ключи пытался вытащить. Чтобы покормить её.

- Он совсем идиот? Точно, будет приманкой.

- Как мы это обустроим?

- М... придавим его чем-нибудь?.. Машиной, например?

- А что-нибудь отрежем? – мечтательно пробормотала Луна, облизнув лезвие своего кинжала.

- Разумеется. У тебя уже есть пожелания, милая? – Мужчина оперся о стол, задумчиво глядя на женщину.

- Чтобы он не выжил.

- Тогда наточим край машины и грохнем ему на ноги? Поднимут машину – истечет кровью.

- Ммм... Да, звучит просто чудесно. Мне исключительно нравится!

- Вот и отлично! Переживет бой с ними – скормим твоей Детке. Заживо.

- Кормить Детку всякой гадостью? Фу. Это не эстетично. Она смотрит на это таким равнодушным взглядом, что мне интереснее её червями кормить. Она хоть как-то реагирует.

- Я же сказал – заживо. И рассказать ей, за что от него отрезают куски и скармливают ей.

Луна надула губы.

- Я против.

- Хорошо-хорошо, не куксись, Лунка.

- Не буду. Но я не хочу, чтобы мою Детку... мою Детку! – женщина сплюнула. – Нет уж, лучше мы её попользуем, в две пары рук, чем кормить её мразью. А если она заразится глупостью?! А если она слабость от этого чудика подхватит и сломается сразу же?!

- Тогда будет неинтересно. Итак, с делами мы закончили?

- А мы закончили с делами? – вернула Луна Хаяру его же вопрос.

- Вроде да.

- И что теперь? У нас какие-то ... планы?

- Разумеется... Грандиозные! Не знаю даже, справишься ли ты... – задумчиво протянул мужчина, весьма характерным жестом проведя рукой по дробовику.

- Оу... Даже так... – Луна, сидящая на столе, чуть повернулась. – Думаю, такие грандиозные планы сегодня меня не интересуют.

- А какие же интересуют?

- Сегодня... просто выспаться. А потом, когда утолим жажду крови и вырежем лишнюю мразь, отдадимся нашим планам. Повторим то, что мы делали. Возьмем пару игрушек, и займемся, наконец, Деткой. Поиграем с ней сами после возвращения, а потом подарим Крюгеру, чтобы он сделал с ней все, что ему захочется.

- И ты выкупишь у него видеозапись, или будешь проситься поучаствовать? – Заинтересованно спросил Хаяр, ухмыляясь.

Облизнув нервно губы, Луна засмеялась.

- Видео! И мы посмотрим вместе....

- Он не сможет тебе отказать... – жарко поцеловав женщину, мародер ощутимо шлепнул ее по соблазнительным округлостям. – Марш в койку и спать!

- Спать, спать, спать, – Луна оттолкнулась ногами, повернулась и соскользнула со стола с противоположной стороны, соблазнительно качнула бёдрами и двинулась к кровати.

Спать хотелось действительно.

Хаяр смотрел ей вслед... и в голове наемника вертелись картины того, чем и как они займутся, когда разберутся с гражданской швалью. Он предвкушал кровь и боль жертв, а потом – игрушки и, наконец, самой Луны. Ох и потеха же грядет! Настоящий праздник жизни!


Искатели

Жизнь научила быстро находить убежища, жизнь научила, что даже в городе, в этих клетках из бетона и стекла – нет спасения. Но его можно организовать. Нельзя прятаться вниз, нельзя подниматься вверх. Нужна золотая середина.

В конце концов, это стало настолько очевидно, что у тех, кто выжил, даже образовался свой собственный кодекс.

Чтобы другие не делали этого заново, чтобы дать кому-то ещё шанс выжить, убежища обустраивали всегда в пятиэтажных домах, номер дома 3, 33 или 333, в третьем подъезде, на третьем этаже. Золотая середина, которая кому-то могла помочь.

Искатели не делали убежище сами.

Это была небольшая улочка на окраине Перми, с огромнейшей и совершенно пустой парковкой. Дом 33, третий подъезд был сделан именно так как нужно.

Заперев Мамонта, щеголяющего новым кузовом, Искатели, поднялись наверх. Болело всё и даже немного больше. Есть не хотелось, пить особо тоже, но зато (здесь работала водопроводная система) оказалось возможным принять душ. Не слишком горячий, конечно, но смыть с себя пыль и пот удалось.

После того, как в душе освежились все, четверка команды устроилась в самой большой комнате, где стояли два сдвинутых друг к другу дивана. Спать собирались вповалку, караул не выставляли, не было сил, на двери просто поставили растяжку с гранатами. Мёртвый сюда не поднимется, сунется кто живой – останется трупом. Не страшно. Умный не полезет, увидев табличку «занято», не умный... что ж, неумных надо было учить. Смертью. Тоже дело хорошее и правильное.

Пермское убежище оказалось для искателей сюрпризом. Искаженные в нем были, много, действительно. Но они все спали, видимо еды здесь не было уже довольно давно. Тех, которые были заперты, с одной или второй стороны, Искатели не трогали – не было на это времени. Зато тех, кто был в опасных местах, вроде открытых залов, безжалостно сжигали. Зомби переходили в состояние окончательных трупов даже не выходя из спячки.

От вони могло бы заложить нос, но респираторные маски спасали. Правда, раза два пришлось менять баллоны, но это было малой ценой за безопасность и за «чистоту» воздуха.

Улов первого дня оказался достаточным, чтобы оправдать риск путешествия в Пермь и в его убежище.

Помимо нового кузова для Мамонта, команда отыскала неплохой боезапас, кое-что из полезных в сельском хозяйстве приспособлений, из-за чего пришлось сооружать для Мамонта прицеп на время обратной дороги, много деталей, консервов, зерна и станков, тканей и приличное количество разнокалиберной электроники. Ничего не работало, но Искатели были уверены – Иваныч реанимирует.

Не удалось пока найти ничего действительно крупного, вроде комбайна или трактора. Конечно, мотоблоки и мотоциклы это хорошо, но для автоматизации производства они точно не годились.

Не нашли пока ещё и лабораторию, которая пнула Каму на поиски. Не добрались и до видеокомнаты, где она же собиралась изъять все записи.

- Короче, – прислонившись к плечу Ежика, Кама смотрела в потолок, подытоживая рассуждения. – Нашли много, можем найти ещё, но на третий день лучше не задерживаться, а вернуться домой. Главное, что ещё батарейки нашли и аккумуляторы. Иваныч будет рад.

- Это да. Хоть он и говорит, что может их сам делать, но нормальные – лишними не будут. Особенно аккумуляторы, – кивнул Ежик. – Третий день будет лишним, лучше еще раз вернуться потом...

- Возвращаться не люблю, – пробормотала Белка, вытащила из корзины шоколадку.

- Все равно, мы и так уже грузим прицеп, – Барс прикрыл глаза. – Мы, конечно, можем и все убежище увезти за раз, мощности Мамонта хватит все содержимое на прицепах утащить, но нам столько просто не переварить.

- Будем переваривать маленьким кусочками, – засмеялась Кама, – чтобы не подавиться. Ибо это не наш путь!

- Переваривать или давиться? – уточнил Ежик.

- Давиться!

- Согласен. Давиться это не солидно, – Барс зевнул. Из всех он казался наименее усталым.

Белка, самая уставшая и жутко бледная, смотрела в окно невидящим взглядом. Кама, чуть качнувшись, дёрнула Барса за рукав, показала на Риту.

Понять намерения женщины можно было даже не обладая телепатическими способностями. Она предлагала оставить Белку или в машине, или в квартире. Ибо выглядела самая младшая в их компании больной...

Подумав, Барс кивнул. В квартире было опасно, так что он решил оставить ее в машине. Пусть отлежится, заодно проконтролирует обстановку снаружи. 

- Белка, ложись и спи, – мягко, но настойчиво произнес командир.

- Я не хочу спать, – Рита вскинула голову. Взгляд ее немного плыл, когда она попыталась поймать Барса в фокус. – Я... пойду выпью немного чая.

- Я тебе компанию составлю, если не против, – чуть прищурился Барс.

- А... Н... Да. Пойдем. Ребята, как насчет вас?

- Мы, – Кама повернулась, обнимая Ежика со спины. – Ложимся спать. Не хочу завтра двигаться вареной мухой.

- Сладких снов, – Барс поднялся, подал руку Белке.

- И вы не сидите долго, – погладил легонько ладони Камы Ежик.

Запечатлев легкий поцелуй на шее Ежика, Кама дождалась, когда за Барсом и Белкой закроется дверь комнаты и чуть отстранилась.

- Её не могли сегодня нигде поцарапать или заразить. Или могли? Откуда эта лихорадка на ровном месте?!

- Нервное, – вздохнул Еж, укладываясь и утягивая женщину к себе. – Ее не зацепили, я уверен, но то, что она сдает – похоже, не видит только она сама. Я не знаю, что в душе у Барса, немного представляю, что держит тебя. Я несколько лет смотрел на людей в прицел, ждал только команды, это здорово меняет... у нее ничего этого нет. Она ребенок еще, ей тяжело, и она сама себя закапывает. Ее больше нельзя брать с собой...

- Вернемся домой и оставим, – согласилась Кама, устраиваясь у него под боком. – Но значит, нам нужен будет в команду кто-то еще.

- Значит, нужен. Не будь Иваныч старым инвалидом – я бы предложил его. Вообще непрошибаемый мужик. Но он не годится. К тому же на нем держатся Костик с Рыбкой. Ему же вправлять мозги Белке... Но да, четвертый нужен.

- Будем искать?

- Будем... Только вот вопрос, возьмет ли наш босс еще кого-то?

- Возьмет. Должен. Технику безопасности никто не отменял.

- Он может отказаться вообще даже рассматривать идею кого-то вводить в наш мир. Он не воспринимает нас отрядом солдат, в котором любого легко заменить. Покажи мне командира, который сознательно возьмет на себя роль живого щита. Я таких не видел, – поцеловав женщину в макушку, Еж вдохнул аромат ее волос.

- Я таких тоже не видела. И, думаю, не увидим. Так что бережем своего командира, а пока спим. Завтра будет тяжелый день, завтра будет...

- О да... Спи сладко, – мягко произнес снайпер. – Спи сладко...

Следующий день легким не выдался.

У Искателей вообще дни легкими не бывали, но этот мог побить абсолютно все рекорды.

Началось всё с того, что Белка устроила истерику. Прежде спокойная и улыбающаяся девчонка, в буквальном смысле готова была колотиться об пол, только чтобы её не запирали одну в машине. Она ходила хвостиком за Барсом, вообще практически потеряла способность реагировать на опасности и вела себя самым что ни на есть чудовищным образом. Словно психика впала в ретроградное состояние, откатив всё назад.

Белка вела себя как ребёнок. И это было ужасно. Ни Барс, ни Кама, ни Ёжик не сводили с неё глаз, присматривали и дёргались. Из-за девчонки не получалось полностью охватывать всё происходящее вокруг.

Именно поэтому, плюнув на самые нижние склады, где тоже могло быть что-то полезное, Искатели загрузили в машину ту самую мини-лабораторию, вокруг которой Кама станцевала жаркую зажигательную ламбаду. Неумело, зато с чувством!

Следом за лабораторией (её поместили под бронированный кузов), отправилось оборудование из видеокомнаты и оборудование из оборудованной здесь операционной. Стеллажи с лекарствами, электронная библиотека, промаркированная соответствующим образом и даже инвентарь.

Канистры с бензином, горюче-смазочными материалами, ещё пара мелочей по сельскохозяйственной технике и кое-что из последних технологий для создания экологически-чистого, своего бензина.

Последнее, что Искатели прихватили с собой перед тем, как отправиться домой – была взрывчатка. Взрывать перешеек между большим островом и «большой землей» нужно было обязательно.

Крупную и тонкую электронику команда тащить не решилась. Всё-таки и без того, они уже загрузили машину под завязку. Ехать нужно было не просто медленно, но ещё и очень-очень осторожно.

Белку общим решением отправили на заднее сидение.

Кама оглядывала территорию вокруг, надеясь не пропустить какого-то знака опасности. Ёжик тоже держался настороже. Никого из них не оставляло ощущение, что так паршиво начавшийся день закончиться хорошо не может в принципе.

А дальше…

Дальше последовали неожиданности. За ту ночь, которую Искатели провели в одном из домов, а потом пока торчали на базе, кусок дороги, по которому им предстояло ехать –изменился.

Здесь явно всего несколько часов назад произошла серьёзная бойня.

На дороге была масса искаженных. Трупов. Кто-то, кажется, шевелился, пытаясь доползти до чего-то, но придавленные зомби вытащиться из-под машин не могли, не хватало сил пропороть асфальт. Но они очень старались.

Тут предстояло воспользоваться снова огнемётом, чтобы расчистить дорогу.

А чистить её нужно было обязательно.

Помимо двух машин старых, которые валялись на обочине, а теперь занимали обугленное место точно в центре дороги, мешая проезду, рядом была машина свежая, новая… Машина, на которой кто-то явно приехал! Кто-то… кто сейчас лежал в крови под машиной и был явно жив.

- Впереди по центру живой, – хрипло сказала Кама, опуская бинокль. – Барс, что мы делаем?!

 – Аккуратно проверим... – ответил он, помедлив. – Но аккуратно. Ежик, на крышу, прикрывать меня, Кама – на тебе его шкура. А я пойду гляну, насколько он живой... Если только поломанный – вытащу, если нет – добью. С обзором там плохо, так что мне останется только надеяться на вас. 

Дверь кабины медленно открылась, и командир искателей спрыгнул на обожженный асфальт. Проверил, легко ли перекинуть на руку щит, вытянул из ножен клеймор, забросив ножны в салон, и медленно пошел в сторону человека, прижатого машиной. 

Они не были альтруистами, но в эти времена с живыми людьми и так было сложно. Они должны были убедиться...

И даже отдавая себе отчёт в том, что это могла быть ловушка, они делали то, что были должны. То, что казалось им – правильным.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017