И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 12. Маэстро.

Уже поздно ночью, устраиваясь в кровати, стараясь лечь так, чтобы не ныли сбитые до крови коленки, Арина поняла, что не сделала самого важного – не спросила, как ей можно связаться с некромантами.

У неё, конечно же, осталась визитка Кондратия Степановича, она знала, где они живут. Но приходить без приглашения – невежливо, это было «раз», а «два» - Арина была твёрдо уверена, что визитка, которая у неё была, точно не была способом связи в будничных ситуациях.

Поэтому девочка терялась, как ей лучше поступить.

В понедельник, вернувшись в университет, Арина наткнулась на… Варвару. Вышедшая из больницы (пока единственная из всех) девушка полыхала ярой ненавистью, и на Арину смотрела так, как смотрят на тараканов обычно. И придавить бы, но слишком уж гадостно голыми руками. А ничего более предметного нет даже поблизости.

Антон, сопровождающий по университету вернувшуюся подругу, на Арину посматривал со смешками и подмигиванием.

Когда на большой перемене Варю окружила её обычная свита подлиз и подпевал, Антон остановился около парты Арины. С «камчатки» на первую парту она так и не вернулась: слышно и было отсюда не хуже, зато гарантировало какую-никакую, а всё же защиту от тех, кто сидел позади и вёл себя невменяемо. А такие были.

- Она не всегда такая, - сообщил Антон негромко, садясь на край парты и на Арину не смотря. – Точнее, она раньше была совсем не такой. Что-то изменилось. Пока мы отвлекались, думали о чём-то, она стала вот такой.

- Она же такая как ты?

- Не совсем. Мы разные весовые категории. Мне вот для жизни нужна кровь. А ей – эмоции. Много эмоций. Очень много. Раньше она предпочитала эмоции светлые, потом перешла на тёмные, извращенные. Боюсь, однажды, попадётся под пресс СБ – будет знать.

- СБ? – уточнила Арина, услышав новое для себя слово.

- СБ – служба безопасности, главное пугало для всех идиотов, которые считают, что люди не должны жить в неведении и пытающиеся тем или иным образом сообщить о том, что существуют другие миры, что существуют другие расы, что даже рядом с ними существует целый материк, о котором они вообще ничего не знают. Люди очень интересные создания. Никогда невозможно предугадать, что они натворят. Вроде бы уже всё продумано, обо всём позаботились, человека уже за шиворот наставили на путь истинный, а он изворачивается и всё переделывает по-своему. Это касается бизнеса, это касается эмоций, семьи, дел, повседневных поступков. Специалисты инфернального мира или мира полуночного…

- А есть разница? – перебила Арина невежливо.

Антон взглянул на неё через плечо:

- Яблочная, после пар не убегай. Поговорим уже предметно. Здесь уже Варвара-краса начинает на нас смотреть недобро. Я, конечно, с ней поговорю, чтобы оставила, действительно оставила тебя в покое, но быстрого результата не гарантирую.

- За неё переживаешь?

- Да, - согласился парень просто, двинувшись от парты Арины прочь. – Кто знает, какие тузы у тебя в рукаве? И кто знает, чем для Варьки закончится такое поведение. Она не всегда вначале думает, вот когда научится…

Арина хмыкнула. Антон отошёл, когда она тихо себе под нос добавила:

- Да не научится она этому. Со своей глупой идеей перейдёт дорогу хорошему человеку, а у человека в защитниках окажется высокопоставленный полуночник. И закончится всё это не смертью, а жизнью-казнью, когда каждый день мучение, сбежать от которого не получается.

О чём Арина не догадывалась, так это о том, что у вампиров тончайший слух, и всё это Антон очень хорошо услышал, запомнил и сделал свои выводы.

Он действительно после пар ждал девушку. Вышел из аудитории вместе с «Варенькой», усадил её в машину и отправил домой под конвоем охраны, потом поднялся наверх.

Арина стояла у окна, задумчиво чертя пальцем какие-то узоры на запотевшем стекле.

- Арина?

Девочка повернулась, вопросительно глядя:

- Да?

Парень передумал в последний момент, взглянул просто на девочку, словно со стороны, и осознал, что будет выглядеть со своими вопросами полным дураком, а дураком Антон выглядеть не любил. Это не подходило его стилю.

- Идём? Здесь рядом неплохая кофейня, моя сестра её любит, а девчонок я туда не вожу. Я угощаю. И прежде чем ты начнёшь отказываться, - Антон опасно прищурился, - советую подумать, раз десять. Можешь больше, а потом согласиться. Иначе я буду проверять на тебе вампирское очарование.

- Не нужно, - девочка, вздохнув, зябко вздрогнула. – Раз нужно, я пойду.

- Нужно. Это залог безопасности. И не только твоей.

- А такое бывает?

- Конечно. У нас ещё и не такое бывает, тебе теперь тоже придётся привыкать. Обычно инструктаж по мирам и по обстоятельствам проводят взрослые, - Антон, не поворачиваясь, придержал дверь, а затем двинулся вниз, с трудом, но всё же подстраиваясь под шаги Арины.

Он, сколько не думал, не мог охарактеризовать своё отношение к этой одногруппнице, выглядящей, как школьница, непонятно каким ветром занесённая в университет. Он воспользовался своим обаянием, чтобы взглянуть на документы. Они были почти ровесниками. Он старше всего на пару месяцев.

Но она не выглядела.

И этот пухленький вид, и эти седые волосы.

Ещё недавно он над ней издевался, всё же понимая, что эта девочка, искалеченная, невероятна сильная, с невероятной выдержкой и волей.

А вот сегодня он ведёт её в кофейню, которую не собирался показывать никому из своего университетского круга, чтобы поговорить.

И сам собирался, и сверху спустили требование. И… так много «и». Почему она так спокойна? Почему не мстит? Почему так легко пошла? Почему, почему, почему?

Здесь старше был он, она выглядела ребёнком. Но у него создавалось мерзкое ощущение, что он идёт рядом с тем, кто старше его самого. На очень, очень много лет.

Что случилось? Почему она поседела?

Отец говорил, что там, в той истории и лжи много, и того, в чём разбираться не будешь: и странное, и тёмное, и пугающее. В городе появился и тут же почти пропал боевой наряд Светлого рода. И всё, всё, всё вертелось вокруг Арины Яблочной. Ничего удивительного не было в том, что стажёру СБ было поручено задание ввести в курс дела Арину и разобраться с тем, что она сама собой представляет.

Но вот как выполнить последнее, с чего вообще его начинать, парень не представлял.

Не начинать же право слово со стандартной анкеты! А может, это наоборот и есть выход?

Маленький уютный общий зал, деревянные столики, удобные стулья цвета темного дерева и темной вишни Арину совершенно очаровали, но Антон, оставив заказ, повёл её дальше. В другой зал, куда более широкий – разделённый на маленькие уютные отсеки бумажными ширмочками, с разными мотивами: сказочными, мультяшными, этническими.

В одном таком уютном уголке, отделенном от основного зала ширмой с бамбуком, где прятался белый тигр, они и устроились. Повесив куртку Арины на вешалку и устроив рядом своё безумно шикарное черное пальто, Антон взглянул на смущенную девочку.

Она определённо не бывала в таких местах и сейчас оглядывалась с интересом, изучая бумажные стены, тигриный триптих, тяжёлую резную мебель из светло-золотистого дуба.

Потрогала пальцем маленького тигра на столе и чуть не взвизгнула, когда он зарычал.

- Это заведение держат полуночники, поэтому в основном зале магией никого не удивишь. Тигр здесь – защитный артефакт, заодно работает от прослушки. Сейчас принесут заказ, и мы поговорим.

Впрочем, к разговору Антон приступил, только когда был выпит первый чайничек.

- Я так понимаю, что ты ничего не знаешь о мирах и их различиях? – уточнил он.

- Ничего, - Арина виновато пожала плечами. – Бабушка, которая могла бы рассказать, уже скончалась. До того, как мне на голову свалилась вся эта история с даром и прочим.

- То есть дар не прирожденный, верно? – парень, вытащив стандартную анкету, сделал первую пометку.

- Нет. Дар с рождения, просто… он не должен был проснуться. Стояли печати. Но кто-то их снял.

- Кто именно?

- Не знаю, - Арина отрицательно покачала головой. – Знаю имя «Ксения». Но сейчас уверена, что оно ненастоящее.

- Почему?

- Интуиция.

Подождав, что Антон отмахнётся от её слов, Арина с удивлением увидела, как парень просто внёс её слова в опросник.

- Тебе говорят о чём-нибудь «служба безопасности», «СБ», «маскарад»?

- С последним сталкивалась в книгах. Про вампиров. Хоть я и не любитель подобного чтения, но пара близнецов-вампиров просто заставила меня потерять голову.

- Тогда будет легче, - неподдельно обрадовался Антон. – Итак. На Земле есть мир тонкий, который составляют «люди по рождению», но имеющие по той или иной причине «дар». Это мир полуночников, к нему также относятся нечисть, нежить. Например, классическая баба яга – это мир полуночников. Или вот, например, почему СБ не занялась тобой лично, сейчас объявился некромант, на охоту за которым уже сорвали всех мало-мальски толковых оперативников. Мир инферальный, в том числе и седьмой материк – это мир, который населяют потомки чистых рас, которые пришли однажды на Землю, да так здесь и застряли. Например, вампиры были одними из шести рас. Последнего чистокровного полнокровного вампира, которому для питания нужно было целиком высушить человека, убили несколько лет назад. Девушка… Что самое смешное.

- То есть… - Арина в задумчивости обводила пальцем по краю своей чашки, наполненной свежим чаем. – Ты относишься к «инферналам».

- Да. Как потомок одного из «чистой расы». А ты?

- Полукровка, получается… - пробормотала девочка, потом пожала плечами. – Я не знаю, что ответить на этот вопрос, правда. У меня половина крови «полуночников», половина крови «инферналов». Так бывает?

- Конечно.

- А от чего тогда зависит наименование?

- От того, чья кровь возобладает. Но это сложно. И, думаю, пока не слишком важно. Если только ты сама не хочешь остаться человеком.

- Я? – Арина вздохнула. – Нет. Такого варианта мне уже не оставили… Антон, зачем ты это делаешь? Все эти вопросы, пояснения…

- Для начала, извини, вёл себя как скотина, - парень почесал в затылке. – Я понимаю, что одних извинений тут недостаточно, но ты была просто человеком. А люди для тех, кто к ним не относится, существа даже не второго сорта, а третьего. Естественно, это никого из нас не оправдывает, но всё-таки… это то, что часть нашей жизни.

- А сейчас зачем тебе всё это?

- Через несколько лет, после того, как окончу университет, я должен буду отработать несколько лет на полуночный отдел или службу безопасности. В зависимости от того, где нужно будет приложить усилия, на каком фронте. Сейчас я также нахожусь, как и вообще все инферналы, полуночники – под неусыпным контролем СБ. После того, как Гробовщик сообщил о тебе в СБ, срочно было велено приставить к тебе человека, чтобы ввёл в курс дела, объяснил на первых порах, что о чём.

- Наставник.

- Что-то вроде, - обрадовался Антон. – В общем, - подвинул он Арине тонкую папку. – Это основы твоего нового мира. Прочитай, посмотри, что будет непонятно – позвони, я расскажу. Мой телефон – внутри, на первой странице. Если тебе будет неудобно мне звонить, там же электронная почта. Если появится возможность воспользоваться компьютером, можешь мне написать.

- Хорошо. Спасибо.

- Не благодари, - парень покачал головой. – Я ничего не сделал, чтобы это было заслуженным. Итак… а теперь более важное, ещё по чайничку?

- Нет. – Арина засмеялась, - спасибо. Но думаю, я пас!

- Жаль. Тогда я провожу тебя.

- Мне недалеко.

- Неважно. Провожу. Мне спокойнее будет.

- Ну… Спасибо…

Арина только удивлённо посмотрела на Антона и спрашивать ничего не стала. Раз он так решил, видимо, это какие-то свои заморочки СБ?

До дома дошли очень быстро, попрощались, и Арина поднялась наверх.

Таши была, на удивление дома, усевшись в библиотеке, она обложилась огромными талмудами, с карандашами и ручками, что-то то и дело вычерчивала на белом ватмане, стирала и начинала заново.

- Я вернулась.

- М? – Наталья взглянула на неё вопросительно, одобрительно кивнула: - хорошо. Арин, у нас гость сегодня будет. Готовить не нужно, я заказала еду из ресторана. Этот человек очень привередлив. Не могу понять, что он забыл в городе, хотя ещё пару дней назад по телефону говорил, что не появится в ближайшие пару месяцев.

- Человек?

- Да, - Таша буркнула что-то ещё и вернулась к своему ватману. – В общем, переодевайся. Я хочу тебя с ним познакомить.

- Меня? Но зачем?

- Он очень много для меня значит, - просто сказала женщина. От «стали» не осталось сейчас ничего, ни в её глазах, ни в улыбке. А в голосе – в голосе звучала любовь. Таша была влюблена в этого человека и уже очень давно. Более того, Арина вдруг осознала с испугавшей её ясностью, что у этой любви не будет будущего.

Потому что этот человек – ей не пара.

Арина ещё не знала, насколько она права.

Она успела приготовить на завтрак, на следующий день, сырники, которые так любила Таша, поставила лимонад и занялась разбором прошедшего семинара.

Когда в дверь позвонили, мимо комнаты, на этот раз прикрытой, прошла Таша, засмеялась. В воздухе тонко запахло какими-то цветами, а потом…

Арина сидела, смотрела в тетрадь, но при этом зрение раздвоилось.

Она больше не могла воспринимать буквы. Она видела высокого мужчину, в самом расцвете сил, бережно обнявшего Ташу, вручившего ей огромный букет цветов и корзину с самыми разнообразными вкусностями.

Арина увидела, как этот человек, осторожно отстранив Ташу от дверей комнаты Арины, сказал, что хочет поговорить с девочкой наедине и хозяйка квартиры даже не посмела возразить!

А потом он вошёл в комнату.

Арина сидела спиной к дверям, дорисовывала поясняющий эскиз к исследовательской работе. Тонкий грифель просто лопнул, карандаш осыпался, оставшись в руках девочки хорошо если просто сантиметровым кусочком деревяшки, даже без грифеля.

За спиной был кто-то бескрайне могущественный, невероятно опасный.

Его называли «монстр», «чудовище», редкостная тварь. Он был начальником службы безопасности – огромнейшей структуры, которая заправляла делами на всей Евразии, имела отделения на других материках, в том числе и инферальном и строго следила за тем, чтобы никто не сказал лишнего, не выдал лишнего.

А ещё – этого человека называли Маэстро. Хотя человеком он не был.

За спиной Арины был монстр, которого она ощущала каждой клеточкой своего тела.

Страха не было. Девочка просто не успела испугаться.

А гость тем временем зашёл в комнату, обошёл стол и сел напротив Арины.

В первый момент она даже испытала острое чувство разочарования. В Маэстро не было вообще ничего примечательного. Рост – средний, телосложение – среднее, голос в средних частотах, глаза серые, кожа немного загорелая. Все черты лица были средним производным между теми людьми, которые были везде и вокруг.

Ни одной выдающейся черты. Ничего вообще…

- Можешь называть меня Маэстро.

Арина молча смотрела на мужчину. Называть его никак она не хотела. Она хотела, чтобы он как можно быстрее просто ушёл. Прочь. Куда угодно. Совсем. Потому что находиться с ним в одном помещении было практически невозможно. По коже разбегались мириады искорок, от которых всё внутри дрожало и дёргалось, словно в нервном тике.

Он был пугающим, его магия была какого-то совершенно невероятного уровня. Этот нечеловек был опасен, и в общем, и конкретно сейчас – для самой Арины.

- Сама представиться не желаешь?

Губы Арины шевельнулись, но вместо того, чтобы отговориться вежливым шаблонным клише, она сказала, недоумевая, совсем другое:

- Вы знаете обо мне уже всё, что удалось выяснить. Моё имя, фамилию, отчество, семью. Мой рост, вес, мои объёмы. Хотя ваши посланцы всё же перепутали с талией, она побольше будет. А вот в груди я ещё не такая пышная, как может показаться. Если у вас ко мне какое-то дело, можно ли услышать про него быстрее? Хотелось бы вернуться к заданию.

Это было… для Маэстро это стало неожиданностью. Хмыкнув, он протянул руку, но всё же касаться Арины не стал, пальцы замерли в миллиметре от её щеки.

- Значит, Арина Яблочная, ты считаешь, что твоя сила позволяет тебе смотреть на других сверху вниз?

- Здесь и сейчас только вы смотрите на меня сверху вниз. И я пока не понимаю, что именно вызвало такое поведение. Я ничего не сделала, чтобы такое вот … было.

- Конечно-конечно, - Маэстро кивнул, раз-второй, потом опустил руку девочке на плечо. – Послушай, Арина. Я хочу от тебя всего ничего. Чтобы ты собрала свою сумку и убралась отсюда в течение ближайшего часа. Чтобы там про меня не говорили подчинённые и прочие, я совсем не зверь. Я знаю, что с твоей ситуацией не так. Поэтому мы поедем с тобой вместе с общежитие, я там устрою тебя… Конечно, отдельной комнаты у тебя не будет. Скорее, тебе отдадут небольшой чуланчик, где стоит обычно инвентарь для уборки. Заодно будешь убираться в общежитие. Ещё и подзаработать сможешь.

Арина сжала кулаки и… смогла больше ничем не выказать своё состояние.

- Прямо сейчас? На ночь глядя?

- Конечно.

- А внизу меня уже ждёт лич? Чтобы препроводить в нужное место? – полыхнул яростью взгляд Арины.

Маэстро развёл руками:

- Девочка, ты же…

Договорить ему была не судьба. Дверь открылась, и на пороге возникла Таша. Со стареньким мусорным ведром, в котором были цветы, корзина со всем её содержимым. Через руку Натальи была переброшена куртка. И сейчас в её фигуре была бесконечная сталь. Та самая, которая напоминала Арине о том, что случилось той страшной ночью.

- Уходи, - потребовала она, вручив Маэстро и ведро, и куртку. – И мусор выкини по дороге. И больше никогда не смей приходить сюда.

- Та…ша?

- Уходи. Я не буду повторять дважды. Ты помнишь, как мы познакомились. Та двустволка до сих пор в моём сейфе. Не хочу тебя ни видеть, ни слышать. Даже разговаривать с тобой не хочу. Человек, которого я знала, человек, которого я любила, только что умер в моих глазах. Уходи. Просто, уходи, прямо сейчас.

- Таша… - в голосе Маэстро зазвучала тоска, - ты не понимаешь!

- Ты не понимаешь, - твёрдо сказала Наталья. – Ты не спросил меня. Ты просто пришёл в мой дом, не зная, что для меня важно, не зная, что я хочу. Ты просто решил, что можешь везде и всегда диктовать свои условия. Ошибаешься. Здесь этого у тебя не получится.

- Послушай…

Наташа покачала головой, отступила, открывая дверь:

- Просто уходи.

Маэстро поднялся из-за стола, взглянул на сжавшуюся на месте Арину, на мусорное ведро, на Наталью. Стальная женщина, что сейчас стояла в дверях, была ему решительно незнакома. Его Таша была мягкой, нежной, уютной, и естественно никогда с ним не спорила.

Эта была готова стоять на своём до самого конца. К тому же, кому как не Маэстро было знать, как хорошо Наталья Аршинникова умеет стрелять. Юношеский разряд, КМС по стрельбе. Охотничьи награды и несчастный случай, который был талантливо подстроен.

И она действительно могла пойти за двустволкой.

И даже выстрелить.

Конечно, можно было бы подавить её волю силой, но… Маэстро взглянул на хрустальную бездну в глазах девчонки, о выдаче которой попросил Светлый род, и от этой мысли отказался. Да, слабая, да, непонятная, но будет защищать до самого конца.

Маэстро поднялся с места, взял из рук Таши куртку и ведро, вышел на улицу.

Мусор выбросил, даже не задумавшись, ведро отправил обратно, на площадку под дверь, хотя догадывался, что ведро отправится туда же, куда и его содержимое. Наталья была гордой. Никогда не прощала. Не умела.

Сев в машину, мужчина закурил, приоткрыл окно.

Он посидит здесь ещё немного, просто присмотрит, чтобы… Подняв взгляд, Маэстро пощелкал пальцами, плетя цепь догляда, позволяющую и слышать всё, что происходит в конкретном месте, и видеть.

Наталья сидела за столом, в комнате Арины, с бокалом коньяка. Грустно смотрела то на него, то на Арину:

- Не чувствуй себя виноватой, пожалуйста, - попросила она тихо. – Ты ни в чём не виновата.

- Таша…

- О! Стоило его выгнать, чтобы услышать, как ты зовёшь меня по имени, - женский смех стих так же мгновенно, как и возник. – Это было на третьем курсе. Я была уже достаточно взрослой, но училась не в родном городе. Дед был счастлив, что я пошла по его стопам, в отличие от отца. Пусть даже выбрала совсем другую специальность. Он помог мне устроиться в лучший университет России… Так получилось, что я оказалась на улице в середине учебного года. Когда было холодно. Я сидела на вокзале с одной сумкой, и не знала куда идти.

Наташа замолчала, взглянула на собственный бокал, потом подняла больные глаза на Арину:

- Я никогда не забуду то чувство отчаяния, которое тогда испытала. Мне было некуда пойти. Все те, кого я считала друзьями или хорошими знакомыми, мне отказали. Мне нужно было только провести где-то две-три ночи, а потом освободилась бы, возможно, комната в общежитии. Первую ночь я провела на вокзале. Заплаканная. В отчаянии. В непонимании. Мир казался черной беспросветной дырой. Мне нужно было готовиться к одному из важнейших экзаменов, но не было даже тихого места, где я смогла бы это сделать. Это было… глухо, всё было напрасно… Некуда идти… Я хорошо понимаю те чувства, которые ты переживала… Я могла бы всё бросить. Вернуться к деду… Но я не могла. Мы гордые… порой, себе во вред. Вторую ночь я провела в парке, потому что на вокзале была облава. Проплакала всю ночь… - сделав хороший глоток, Наташа снова взглянула в бокал, словно надеясь что-то там увидеть. – Мне помогла совершенно незнакомая старушка. Взяла меня с улицы, просто так, у неё я прожила два с половиной года, пока не закончила обучение. Но я до сих пор помню… те ночи. То беспросветное отчаяние. Я до сих пор помню, что ничего не смогла сделать для этой бабушки. … Когда ты появилась, я вспомнила те ночи, то отчаяние – и поняла, что если я не поступлю так же, как моя случайная бабушка, то никогда себе этого не прощу. Для меня это важнее даже Маэстро… Я уже со многом… смирилась. Из-за него. Из-за этой любви. Вот только предать себя, то, во что я верила всегда, предать тебя, после того, как ты доверилась мне вопреки всему… я просто не смогла.

Наташа жалко улыбнулась, отставила опустевший стакан и уронила голову на скрещенные на столе руки.

Арина протянула руку, осторожно погладила по волосам:

- Таша, иди спать.

- Я боюсь, что кошмары снова вернутся. После того, как ты появилась в этом доме, после того, как мы поговорили, кошмары не приходили, но сейчас…

- Обещаю, - Арина улыбнулась. – Честное слово, никаких больше кошмаров. Ни сегодня, ни завтра. Я буду защищать тебя. Всегда.

- Спасибо…

Через полчаса всё успокоилось. Наташа уснула, в обнимку с маленьким плюшевым медвежонком. Арина устроилась на подоконнике в одеяле, взглянула вниз, на стоящую там машину, взглянула на заклинание, которое видела сетью в воздухе, прямо над столом и тихо сказала, сложив ещё одну часть загадки:

- Её приходили убивать. Именно из-за вас, мистер Маэстро. Так что, чем заниматься непонятно каким Светлым родом, займитесь тем, что куда важнее. В вашем окружении есть те, кто очень хочет вас сместить. И пойдёт ради этого на всё, в том числе и отыщет ваши слабые места. Спокойной ночи, - вежливо попрощалась Арина.

Маэстро в машине только болезненно дёрнулся, когда какая-то малолетка, ничего из себя не представляющая, равнодушным движением… порвала его сеть догляда.

Происходило что-то не то…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018