м Светоч жизни. Глава 17 || Сказки от Ведьмы

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 17. Команда смертников

Антон никогда не думал, что в его жизни может произойти столько изменений за столь короткий срок. Вампиры, пусть даже не такие, какими они пришли на Землю, жили очень долго. Не сто и не двести лет, а больше, много больше. И с учётом того, сколько они жили, рассматривать три-четыре года, как срок действительно заметный, было попросту невозможно. Да и мужчина не хотел этого делать. Он много чего не хотел. Из того, что он действительно желал, но не мог получить, была простая свобода. Свобода делать то, что хочется, свобода поступать так, как хочется. Действительно хочется. А не так, как положено регламентом, кодексом, правилами семьи.

Жить так, как хочется, любить того, кого хочется, или даже не столько любить, сколько, наконец-то, сказать о своём желании любить.

Против Ринго Антон ничего не имел. В конце концов, она была премилой девочкой, очаровательной такой, пусть и не наивным ребёнком. Он не раз и не два видел в её глазах отблеск грядущей бури и боялся. Сам себе не хотел в этом признаваться, но Ринго его пугала.

Милая, милая девочка. Она напоминала порой Антону даже «Красную шапочку», только не ту, которую в результате спасли охотники, а ту, которая отправляется в лес, чтобы вместо зарядки убить пару волков. Ринго была из той породы людей, от которых следовало держаться подальше. Во избежание. Как любил повторять отец: «с некоторыми людьми не стоит играть, чтобы не обнаружить неожиданно, что жертва и охотник поменялись местами».

Ринго была мстительной, и мужчина подозревал, что тех недель страданий, которые устроил ей в том числе он, девочка-девушка до сих пор не забыла. Простила или говорила, что простила – отдельный вопрос, а вот забыть нет. Некрос, чтобы этому юнцу икалось и подольше, был в этом отношении не настолько болезненной темой. Да, он помнил куда больше, чем стоило бы помнить напарнику, но, тем не менее, было в этом парнишке что-то такое, что позволяло решить, что он не воспользуется своими знаниями, своей обидой во вред кому-то ещё. Про Ринго такого сказать нельзя было. Она была себе на уме, вещью в себе. Она была чем-то настолько особенным, что Антон не раз и не два задумывался о том, а можно ли эту девчонку отнести в список простых полуночников. Да и интерес Некроса… Вот что-что, а внук Гробовщика по умолчанию не мог заинтересоваться кем-то… обыденным.

Арина. Ринго. Обыденной не была…

- Ринго, - опустив стекло со своей стороны, Антон чуть высунулся, когда предмет его размышлений подошёл ближе. – Всё хорошо?

- Это условно. И не в нашем случае. У нас проблемы. Или не проблемы, - Арина, открыв вторую дверь, устроилась в машине, задумчиво прищёлкнула пальцами и вздохнула. – Покатай меня, пожалуйста, по колонии.

- Что-то ищешь?

- Не могу сказать, что ищу. Скорее, пытаюсь потерять. Ход мыслей или ход размышлений… Сделаешь?

- Конечно.

Чтобы Антон сам про себя не говорил и не думал, ему нравился полуночный мир, ему нравилось быть его частью. Как-то раз, когда зашёл разговор, Ринго, лишь мельком бросив на напарника взгляд, сказала, что у него не раз появится возможность сбежать, скрыться, оказаться на другом конце планеты. И его никто, никогда из семьи не найдёт. И дело было даже не в том, что на взгляд мужчины это было ярой трусостью. Это было предательством. Ему дали жизнь, образование, ему помогли встать на ноги, его обеспечили всем необходимым не для того, чтобы он сбежал нашкодившим щенком.

Но порой было слишком тяжело. Порой до такой степени, что хотелось выть.

И тогда мужчина просто смотрел на то, как работает Ринго. Его просто завораживало то, как тонкий флер магии вокруг неё раскрывался, становился тяжёлыми пластами, дрожащими от сдерживаемой силы. И это при том, что у девчонки толком не было ни атакующей силы, ни защитной. Она была между. Да, при необходимости могла ударить, да так, что костей не получилось бы собрать. При необходимости она могла и защититься. Но её главная сила лежала там, куда обычным магам никогда не было хода. Она была там, на тончайшей границе между бытием и нереальностью, между временными пластами.

Иногда силы заканчивались у самого Антона. И тогда ему хотелось причинить Ринго боль. Нет, не ударить её, ни в коем случае. Ему хотелось припереть её к стенке, так чтобы она не сбежала, так чтобы никуда не делась. Убрать мягкие тоненькие прядки с её красивой шеи и запустить клыки в нежную кожу.

Иногда вампиру казалось, что ещё немного, и он влюбится в Арину. В её спокойный взгляд, в её улыбку, в ту жизнь, которую она излучала. И тогда будет гораздо проще выполнить требование семьи и ввести её в их ритм жизни. Не то, чтобы семья Антона хотела кого-то защищать, но о том, что у девчонки до сих проблемы, мало совместимые со спокойной жизнью, знали считанные единицы. В эту категорию входил Анклав, Маэстро и Олесь Русланович. Всё. Остальным было знать не по статусу и не по положению. И Антону рассказывать о маленьких и милых «особенностях» жизни Ринго было категорически запрещено.

Порой хотелось. Нет, не рассказать, преодолеть собственный внутренний барьер, взять девчонку в охапку, затащить её в церковь и обвенчаться. А потом привлечь все силы собственного рода, чтобы её защитить. И благополучно погибнуть. Антону было, пожалуй, даже немного интересно, какой бы род смог защитить девчонку, потому что Светлые уже практически висели у неё на хвосте, а работа в СБ только добавляла ей неприятностей.

- Арин, - спросил он неожиданно.

Ринго, вынырнув из флёра своей силы, воззрилась на него непонимающе. Обычно на работе Антон вопил: «никаких private-вопросов», а сейчас определённо собирался спросить что-то очень, очень личное.

- Да?

- Слушай. А давай сбежим? Есть же на этой грешной Земле место, где твои Светлые тебя не достанут. Найдём такое место, сбежим. Я буду тебя защищать. И…

- Всё закончится очень плохо, - отозвалась девушка с едва уловимой насмешкой. Антон сам не верил в то, что говорил. Он сам плохо себе представлял, что предлагает. И это было очередной проверкой, нет, не для Ринго – для него самого. Он ещё до сих пор не мог собрать себя, понять, чего ему хочется на самом деле.

- Плохо?

- Да. Тебя найдёт твоя семья. Они придумают себе десятки причин тебя убить на месте, но придут в тот самый момент, когда Светлые будут пытаться убить меня. А ты будешь меня защищать. А они начнут защищать тебя. И два самых дорогих для тебя члена семьи там и погибнут. Оно тебе надо?

- Откуда ты знаешь? Ты смотрела?

- Да. Я тоже хотела знать, можно ли найти место, где можно скрыться ото всего этого. Где можно оказаться в безопасности. Но такого места для меня попросту не существует. Есть место, где можешь скрыться ты. Причём остаться при этом в безопасности и спокойствии. А меня оставят в покое только если я умру. Этого делать я категорически не планирую. Я ещё не заплатила.

- Не заплатила?

- За вторую жизнь. И сдаётся мне… - Арина резко замолчала.

Информационные пласты, до этого стёртые до основания, в одном-единственном месте в колонии были размыты, но содержали крупицы! Крупицы того, за что можно было зацепиться. И это не было везением и это даже не было удачей. Это не было халатностью того, кто стирал всю информацию. Это было лишь следствием нехватки у него сил.

- Останови машину.

Антон, давно уже не спрашивающий, что происходит, в такие моменты всегда слушался. Машина ещё даже не остановилась до конца, Ринго выскочила на ходу и кинулась опрометью вперёд.

- Голова только от неё болит! – сердито бросил мужчина, останавливая джип. Сам машину он не покидал. Не раз было сказано: «Ринго охранять, а работать ей не мешать». Активные силы Антона были из той категории, которые могли помешать. Силы Некра не мешали… Но его как раз рядом не было.

Как будто всё изначально спланировали так, чтобы…

Пришедшая мысль обожгла. Антон выскочил из машины, её не закрывая, промчался гигантскими прыжками даже что, пожалуй, до Ринго, схватил её за пояс в сторону и дёрнул, не заботясь о том, что оставит на её теле синяки.

Они ещё были в воздухе, когда флёр силы вокруг девушки развернулся, закрывая их обоих. И грянул взрыв. Не магического, насквозь физического происхождения. Заложенной взрывчатки было более чем достаточно для того, чтобы разнести на куски не только одну сунувшуюся ближе идиотку, но и того, кто был бы рядом с ней.

Приземление вышло не слишком благополучным. Ринго держала щит, Антон больше думал о том, чтобы сохранить ей жизнь в принципе, а вокруг бушевал огненный ад.

- Всё могло быть куда хуже! – «оптимистично» и практически радостно заметила Ринго и тут же раскашлялась, прижав руки к губам. Когда она убрала ладонь, на руке и на губах остались алые отпечатки.

И только сейчас Антон обратил внимание на то, чего не заметил сразу. Раньше Арина сбрасывала заклинание. Как только понимала, что два заклинания не уживутся вместе, она корректировала магические слои, оставляя только одно из них. Это, собственно, была главная её задача – как координатора в боевой тройке. Не допустить магического резонанса, управлять магией напарников самым лучшим образом. И сама Ринго поступала точно так же, она берегла себя, свои силы, берегла своё здоровье, а тут…

- Ар… Ринго! – вытащив свой белый платок, Антон стёр кровь с губ напарницы. – Ты сошла с ума?

- Другого шанса бы не представилось. Всё уничтожено.

- Ты же…

- Не земля, не физика. Здесь тоже уничтожена информация. Не знаю почему. Но нас здесь ждали.

- Нас?

- Именно нас, - кивнула Арина, - да и ловушка, Каст, была не на меня!

- Не… на тебя?

- Меня здесь немного не приняли в расчёт, - сообщила девушка равнодушно. – Ну, как немного. Совсем не приняли в расчёт. Убивать собирались тебя.

- Но почему… Каким образом?

- Было очевидно, что здесь ты появившись не один, было очевидно, что «напарница», о которой знают только то, что она очень … чувствительная к тонким магическим сферам и их проявлениям, сунется в самое пекло. И было очевидно, что ты кинешься спасать. Чтобы Олесь Русланович не скрутил голову. Тут всё и случилось бы. Ладно… Ладно. Самого страшного не произошло. Но…

- Почему именно на меня?

- Варвара… Краса, длинная коса… Варенька не в курсе, что в числе твоих напарниц значусь я. Она знает, где ты работаешь, конвойщиком её сюда был ты. А ещё она очень обиделась на тебя за это. И считает, что было бы неплохо вернуть должок.

- Моей смертью?! Почему?! Что я ей такого сделал? Ну, не считая того, что поймал… Но она же жива! И… условия тут неплохие. И…

- Каст, спокойнее. Спокойствие. Ты неправильно ставишь вопрос. Не «что ты ей такого сделал». А «чего ты не сделал». Ты не сделал главного, ты её не выбрал.

- Кого?! Её? Почему я должен был её выбирать?!

- О как. В универе вы играли в любовь.

- Мы играли! Изображали, - Антон бессильно смотрел на Арину. – Но послушай, это же безумие какое-то…

- Это женская логика. В самом страшном, по сути, её проявлении. Тот самом, анекдотичном, после которого или в психушку, или в гроб.

- Я не хочу в гроб! В психушку, впрочем, тоже.

- А тебе никто и не предлагает, - от души засмеялась Арина.

- Слушай, хватит надо мной издеваться, - наконец, сообразил Антон.

- Ничего не могу поделать, ты так сердишься! Что у меня просто не получается устоять!

- Ринго!

- Да-да?

- Это месть?

- Конечно, вне всяких сомнений, - согласилась Арина с улыбкой и тут же, не меняя тона, спросила: - всё, ты успокоился?

Антон прислушался к себе и с удивлением констатировал, что да – успокоился. И снова в душе мелькнуло грустное, что да, он хотел бы в неё влюбиться. Именно в Арину, но… что-то было не так, с ней не так, вокруг неё – тоже. Да и переходить дорогу Светлому роду ему совершенно не хотелось…

Несмотря на некоторую… авантюрность, Антон не любил, когда что-то ему мешало жить, а жить и жить хорошо он хотел, всегда хотел.

- Да. Спасибо.

- Не за что. Спасибо, что кинулся помогать. Несмотря ни на что. А теперь давай-ка подойдём туда. Я прихвачу немного земли.

- Зачем? Ты же сама сказала, что они стёрли всё… что осталось целым после взрыва.

- Я сказала немного другое. Я сказала, что хотели убить тебя, а меня не взяли в расчёт, и это была их первая ошибка. И было бы очень хорошо, если бы эту ошибку они продолжали делать снова. И снова. И снова.

- Когда на их стороне Варвара?

- Это что-то значит?

- У неё… - Антон, засунув руки в карманы, вздохнул. Арина, бросив на него короткий взгляд, двинулась вперёд, к месту взрыва. Она знала, что Маэстро выиграет им всего несколько минут. Что уже очень скоро здесь будет не протолкнуться от оперативников и обычных, которые будут рассматривать дело, как террористический акт, и полуночных. Но никто не узнает правды.

Земля была выворочена взрывом, деревья, вырванные из земли с корнем, разлетелись щепками и сучьями, кто куда. Одно порвало электропровода, и сейчас провод искрил на земле. Взглянув на него, Арина оттолкнулась от земли и взлетела в воздух. Несколько сантиметров, конечно, было её пределом. Но этого здесь и сейчас было достаточно.

Мужчина смотрел на её аппетитную фигурку и думал, как закончить свою фразу. Но объяснять не пришлось. Когда Арина, осторожно вложив комочек земли в пакетик, села в машину, она уже знала ответ:

- Это её способность. Видеть «жертву» и «палача».

- Да, - согласился Антон. – Именно таким образом… мы выбирали среди людей… тех, с кем будем играть. Обычно Варя… выбирала тех, кто…

- Не умирал. У кого хватало моральных сил под вашим прессом остаться в живых, - подсказала Арина, глядя на дорогу. Отчитываться не пришлось, можно было убираться из этого места сразу же. Серебряный джип проехал мимо подбегающих оперативников, ими не замеченный. Это тоже была способность Антона, вампирское очарование, вампирский приказ.

- Да… - Антон вздохнул. – Арин…

- Мы уже разговаривали на эту тему. Я помню. Люди – это просто люди, полуночники – это другая категория. Неважно. Рассказывай. Многого я не поняла. Что собой представляет способность Варвары?

- Это эмпатическая связь. У меня ушло примерно несколько лет, чтобы разобраться с тем, что она собой представляет. Грубо говоря, это… Нет. Как бы сказать-то. Варя воспринимала… воспринимает мир, как паутину, узлы в которой – это люди. Разные люди. Как-то… переев…

Арина поморщилась. Здесь и сейчас имелось в виду совсем не… человеческое понятие еды. Антон говорил о бывшей подруге сейчас, как о дампире, той, что питается эмоциями. При чрезмерном передозе негатива можно было убить, как однажды чуть не сделала сама Ринго с Варей. А при переедании позитивом создавался эффект опьянения.

- Она сказала лишнее?

- Она видела эту паутину в цветах. Я не знаю, что для неё значил каждый цвет, но по шкале от серого до чёрного она видела «жертв».

- А палачей? Каким цветом она видела их?

- Синим. Это было что-то очень личное, связанное с её собственным прошлым, но… - Антон сжал руки на руке. – Она не рассказывала о нём, никогда.

- Её родители? Семья? Дом? Ты знаешь хоть что-нибудь?

Вампир задумался и отрицательно покачал головой:

- Нет, Арин. Она…

- Была благоразумна, чтобы не выдавать себя раньше времени, - согласилась девушка, откидывая голову на подголовник сидения. – Она была умнее, чем можно было бы решить, просто думая о ней. Хорошо. Начнём разработку с неё. Посетим университет, возьмём её личное дело.

- Официально нам его не дадут.

О том, что грядёт самая настоящая чрезвычайная ситуация в мире полуночников, объявлять было запрещено.

- Мы нарушим правила, - спокойно сказала Арина. – Твои силы будут заметны, как и силы Ливия. Зато мои – нет. Я займусь этим вопросом.

- Этим?! Ты что, хочешь…

- Я просто ненадолго позаимствую её личное дело. А, забрось меня, пожалуйста, к Ливию сегодня. Я останусь у него.

- У него? Ты видишь, что тебе грозит опасность?

- Нет, ничего подобного. Это ближайшее место, где есть нейтральная зона. Не хочу ехать к себе, да ещё и одна.

- Я могу тебя отвезти и побыть с тобой, - предложил Антон спокойно. И впервые не задумался о том, что это может быть опасно, действительно опасно.

Арина, бросив на него задумчивый взгляд, кивнула:

- В других обстоятельствах я бы с удовольствием согласилась. Но поскольку я хочу поворожить, думаю, я позаимствую немного силу Ливия.

- Ты доверяешь Некру.

Это не было вопросом, это было утверждением. Немного ревнивым, немного самоедным, а ещё – обидным. И повернувшись к окну, за которым уже набегали бархатные сумерки на окружающий лесок, Арина промолчала. Да. Она доверяла Ливию. Она более чем ему доверяла. Потому что его бесподобное кредо было тем, что защищало надёжнее любых обещаний. Некроманты ничего не делают без выгоды для себя. Сейчас Арина, живой склад особо ценных ингредиентов и источник силы – была для парня куда полезнее, чем она в виде мёртвом. Именно поэтому он защищал её. К своей собственной выгоде. Всё остальное, любые слова… они были тленом. Особенно, когда речь заходила о власти, о силе и о полуночной магии.

- Арин…

- Да?

- Извини. Мне не стоило этого говорить.

- Всё в порядке, - отозвалась Ринго ровно. Всё действительно, пока ещё, было в порядке. Пока.

Дальнейший путь прошёл в полном молчании. Антон не терпел в машине музыку, поэтому если не разговаривали, то в дороге напарники просто спали… В этот раз спать Арине было попросту страшно. Зазарекальный мир и пленница с её лицом до сих пор стояли перед внутренним взглядом. Что это было? Простая случайность? Подсознание приписало знакомые черты пленнице? Или что-то было большее в этом? Что-то куда более страшное?

Да даже не это было самым главным, по сути, вопросом. Куда важнее был вопрос: друг это или враг? Ловушка или просьба о помощи? И если просьба о помощи, почему она передана в таком странном формате?! Ничего не было понятно, зато было тошно и хмуро на душе.

Антон, пару раз бросив взгляд на Арину, подумал о том, что в такие минуты он жалеет о том, что в его машине нет музыки. Тишина заливалась в уши, тишина давила на психику. От неё хотелось спрятаться, скрыться, а она была рядом. Сидела насмешливо на приборной доске, покачивала длинной косичкой. У тишины было почему-то лицо Вари.

Как так получилось, мужчина даже не смог бы сказать сам. Но лента мокрого асфальта стелилась под колёса машины, ровно урчал мотор. Мощный и надёжный автомобиль, практически, друг, пожирал километр за километром. А потом… голова Антона упала на грудь. Он не смог уловить того самого момента, когда бодрствование сменилось на глубокий сон, наведённый, насланный, зачарованный. У Варвары никогда не было такой способности, скорее, «хождение по снам» было умением некромантов и им подобных, а сейчас в серой хмари Антона ждала Варя. Покачиваясь в огромном гамаке, не имеющем опоры, исхудавшая, словно высушенная изнутри. Короткий ёжик волос, заострившиеся скулы и нос, запавшие глаза.

- А! – улыбнулась молодая женщина, заметив прибывшего. – Ты пришёл.

- Ва…ря?

- Нет, нет, нет. Можно считать, что её… привидение? Ха-ха-ха! Не обращай внимания. Мне стало немного скучно, и я решила с тобой поболтать. Это же такая малость, по сути дела. Тебе так не кажется?

- Почему ты сбежала?

- А почему я должна была торчать в этом грёбаном месте?! Сжираемая кошмарами! Без своих сил! С вечным голодом?! Ты, богатенький мальчишка, знаешь ли ты, что это такое? Когда тебя изнутри разрывает чем-то, чему ты не можешь подобрать названия. Тебе не страшно, не холодно, ты просто хочешь есть, ты хочешь заткнуть эту пустоту внутри тебя, а она не хочет затыкаться, она всё жрёт, жрёт, жрёт тебя изнутри, намекая, что она – есть, что ты до сих пор жив и очень, очень, очень много до сих пор не сделал из того, что когда-то хотел! Ты…

Истерический монолог стих так же неожиданно, как и начался, Варя бессильно осела в гамак, приложила ладонь ко лбу.

- Ах, ты меня утомил.

Антон смотрел. Даже в университете, даже намного раньше – в те годы, когда они играли с людьми, она была совсем не такой. Когда он увидел её в первый раз, она была другой. Но сейчас… он даже не смог бы сказать, чего больше в его памяти. Наверное, раскаяния, оглушительного раскаяния, что он был так недальновиден, так глуп, так … по-мальчишески самодоволен. Как же, полуночник, вампир, а люди – скот. Сейчас ему было оглушительно стыдно и больно, за себя, за того себя, молоденького, почти влюблённого в красавицу, окружённую чёрным шлейфом дьявольской силы.

- Это не твоя сила. Ты сама не могла меня привести сюда. У тебя в принципе нет власти над снами.

- Верно, - согласилась Варя. – Не было. Никогда не было. А теперь есть. Теперь у меня много чего есть. Я тебе могла бы рассказать, по старой памяти, но я расскажу тебе об этом, я нежно нашепчу тебе на ушко всё, что давно хотела сказать, когда буду тебя убивать. Если вдруг ты не сделаешь одолжение… и, пожалуйста, просто, пожалуйста, умри раньше? По глупости, по пьяни, по ошибке, как угодно. Просто умри, хорошо?

Слетев со своего гамака, Варя подошла к совершенно закаменевшему Антону, прикоснулась к его губам в трогательно-нежном поцелуе и пропала…

А тем временем, в мире настоящем, в мире живых - серебристый джип, рыскнув и потеряв сцепление с дорогой, медленно и неотвратимо покатился под откос…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017