Фэнтези || Светоч жизни

Глава 18. Неудачная попытка

Машина стояла на обочине, пофыркивая мотором. Голова Антона была на руле, Арина сидела на капоте, качая ногами. Происходящее Ринго не радовало, но уже и давно не пугало. Покушение на её жизнь, покушение на чужие жизни – это всё было такой мелочью, что даже и не заслуживало, по сути, внимания или отдельного упоминания.

Подумаешь, попытались убить, ну, и что? Не первый и далеко не последний раз. В конце концов, их команда захвата была как бельмо на глазу для очень влиятельных ублюдков.

- Проснулся? – спросила она, не поворачиваясь, когда Антон, ощущая себя, как после славного перепоя, оторвал голову от руля.

- Арин…

- Ты в порядке, не переживай. Машина тоже. На дороге… ну, условно, конечно. Но пострадавшим я оказала помощь, заодно подрихтовала чужую судьбу. Перенесла временную линию «аварии» на пару дней ранее, заодно уменьшив количество жертв.

- Я…

- Видел сон, - поддакнула девушка, зажмурив глаза. Окружающая тьма обнимала её за плечи, говоря, что всё хорошо, а в воздухе пахло ночной прохладной. Ещё немного, и она будет там, где до неё никто, совсем никто не доберётся…

- Откуда ты? По… почему? Ты… ты видела!

- И видела, и слышала, а заодно ещё убедилась, что эта добрая девочка не навесила на тебя то проклятье, что хотела.

- Арин!

- Да, да, опусти свою гневную тираду, я её уже услышала в трёх разных вариантах, - посоветовала Ринго, поворачиваясь к Антону. Мужчина вздрогнул, в глазах его напарницы не было и проблеска рассудка. Она смотрела пусто, как кукла, как марионетка. И не столько разумность, сколько адекватность, возвращалась в её глаза очень неохотно. Она защищала его даже когда он не осознавал это. Даже когда не просил.

- Арин. Прости.

- Сегодня странный день. Маэстро признал, что был не прав. Ты бесконечно извиняешься. Осталось услышать что-нибудь странное и непривычное от Ливия, и я точно пойду искать, кто сдох в лесу, не последний ли шурушпанчик.

- Кто?!

- Шурушпанчик.

Антон хлопал глазами, невозможно напоминая уставшего филина.

- А…. Но… Ко… Шур… Панч?!

- Шурушпанчик, - как маленькому, почти по буквам повторила Арина и рассмеялась, негромко, и почти тут же успокоилась и спокойно добавила. - Пока ещё всё не настолько плохо чтобы биться в слезах. Всё ещё впереди.

Антон переспрашивать не стал, мало ли, вдруг послышалось? По крайней мере, на это хотелось надеяться. Он просто позвал:

- Вернись в машину и поехали.

Арина предпочла не спорить. Самое интересное было потом, когда через полчаса прибыв к Ливию, Антон сурово ему заявил:

- Ты как хочешь, а я сегодня ночую у тебя.

Огромные глаза-плошки некроманта были ему ответом.

- У… меня?

- Ага. Устрой, где-нибудь. Согласен даже на гараж.

Гаражей в доме некромантов не водилось сроду. Гробовщик, на мгновение выглянув из своего кабинета, помахал Арине рукой. И оставив Ливия разбираться с тем, где устроить заклятого друга-врага, девушка двинулась наверх.

- Кондратий Степанович! – воскликнула она, потом вздохнула и осела в кресло. Запал ушёл, угас, укатился, оставив только отчётливое бессилие.

Гробовщик, один из четырёх сильнейших «экстрасенсов» современного полуночного мира, повернулся, глядя на девушку:

- Умоталась, Арин?

- И устала, и замучилась, и расстроилась и чего только не случилось!

- Самого страшного. Ты жива, не ранена, ты здесь. Всё хорошо. Разве нет?

- Действительно… Кондратий Степанович, вы знали?

- Догадался. Ещё когда на дом напали, понял, что случилось.

- А Ливия чего не пустили? – спросила Арина.

- Он был нужнее здесь, - просто сказал Гробовщик, усаживаясь в кресло.

Окно, завешенное шторами, на мгновение показалось провалом в другой мир, куда-то далеко, где холодно и по босым ногам гуляют сквозняки, где звенят цепи, а надежды на спасение уже больше не осталось…

- Арина!

Резкий окрик стал настоящим спасением, словно вынырнув из воды, Ринго закашлялась и вынырнула на поверхность реальности.

- Извините.

- Что происходит?

- Наслоение чужих информационных полей, - девушка дрожала. – Кондратий Степанович, вы же знаете, как это происходит.

- Это… он?

- Нет. Это… не сказать, что самое странное, скорее то, что пугает. Это наслоение не имеет к Шестому никакого отношения. Более того… Кондратий Степанович, что вы скажете, если… узнаете, что у этого вашего врага на самом деле не осталось сил? Никаких сил.

Сказать у Гробовщика ничего не получилось, он открыл рот, да так закрыть его и не смог. Хлопал ресницами, пытался из себя что-то выдавить, и раз за разом терпел поражение. Потом, наконец, смог:

- Подожди, КАК?!

- Там… - Арина попыталась собраться с мыслями. Голова болела всё сильнее, и мысли, как шустрые мальки, только расплывались в разные стороны, не даваясь в руки. Не хотелось вообще ничего. Ни того, ни этого, ни вон того тоже. Не хотелось даже спать.

На застывшие плечики легли сильные руки. Ливий, безошибочно находя самые напряженные места, начал их разминать.

- Лив…

- Ты не отвлекайся, - посоветовал некромант неожиданно мирно. – Я хочу горячего шоколада и пирожки. Пирожки завтра с курицей. Сегодня я делаю тебе массаж в качестве аванса, потом ты мне делаешь шоколад. А, и да, - наклонился он к уху Арину. – Сегодня спишь со мной.

- Что теперь тебе потребовалось в моём сне?

- Ничего особенного, хочу просто провести один эксперимент.

- Экспериментатор, - процедила Арина. – И вымогатель!

- А ещё шантажист, - добавил почти весело Ливий. – Итак?

- Без итак. Там была ловушка на Антона. По логике того, кто монтировал бомбу, а делал он это исключительно хорошо, ненаправленный взрыв должен был начинить его, как ежа, иголками. Иголки тоже были с подвохом. Маленьким таким, но исключительно неприятным. В результате, потом, когда убить его не удалось, Варя заглянула в его сон. Так вот, что самое интересное, у неё – её сил нет. Зато есть чужие. Та же самая ситуация и с Шестым, у него нет его сил.

- Но… - осторожно спросил Гробовщик. – Есть чужие?

- Нет. Пока нет. Но они вполне могут появиться.

- Это не слишком … ободряет, - пробормотал колдун.

- Это тот самый случай, когда нет ничего лучше, кроме правды. Да и сама правда не то, чтобы слишком приятна, - вздохнул Арина. – Кондратий Степанович, в полуночном мире есть только шестеро, чья сила ему подойдёт.

- Шестеро?! Почему так…

- Не много и не мало, - кивнула девушка. – Вы знаете, что на цифру «шесть» в его жизни много что завязано. И да, в этом списке нет никого, кто пришёл вам в голову в первую очередь. Сила Анклава ему вообще не подходит, она не уляжется больше в нём, слишком могущественная и слишком застарелая. Ему может подойти только молодая сила.

- Тогда почему шестеро?!

- Потому что преемственность поколений и всё такое. Варя – дальняя родственница… одного из Анклава, - бросив косой взгляд на спокойного Ливия, заменила в последний момент Арина имя. Да, могла сказать, но … мало ли? Лучше было сейчас молчать, для самого парня – лучше. И хоть девушка пока никак не могла понять, как именно к нему относится, забота там была далеко не на последнем месте. – Затем Антон, сам Ливий.

- Это трое.

- Я … - вздохнула Арина. – Сразу по трём линиям.

Гробовщик только кивнул, тонко улыбнувшись.

- Вы знали.

- Конечно, - согласился он, хотя озвученный вопрос, по сути, вопросом не был. – Маланья была хорошим человеком, но кровь в её роду была… слишком могущественная, а таких всегда охотно используют, когда хотят получить особенные результаты. Кто ещё двое, Арина?

- Даже если я скажу, Кондратий Степанович, вам это не поможет. Мне тоже. И Анклаву. Они уже мертвы. Я вам больше скажу, они были убиты ДО того, как началась вся эта история. Это была тихая, спокойная смерть. Они даже не поняли, что умерли. Или хотя бы, что их убило. Зато их души до сих пор остались в этом мире.

- Нет.

- Да, - возразил Ливий. – Ты же хочешь именно этого, Арина?

Запрокинув голову к нему, девушка мертво кивнула:

- Да. Я хочу, чтобы ты пошёл со мной на кладбище, где они похоронены, и помог призвать их души.

- Это будет ловушкой! – сердито буркнул Гробовщик.

Молодёжь ответила ему непониманием в глазах.

- Конечно, - согласился Ливий, - дед, да ты не тревожься. Мы понимаем. Но Арине я верю куда больше, чем в силы того таинственного… Некто, кто хочет добраться до тебя, твоих друзей и Маэстро из СБ.

- Веришь в мои силы?! – удивилась девушка.

Гробовщик громогласно захохотал:

- Арин, девочка, не попадись на это. У моего внука очередная блажь, это он таким образом очки набирает, чтобы подбить тебя на очередной его безумный эксперимент.

- Интересный эксперимент, и я до сих пор о нём не знаю?

Бросив сердитый взгляд, ну, дед!, Ливий устроился в соседнем с Ариной кресле:

- У меня не получается. Я пытаюсь, пытаюсь, но неизменно проваливаюсь. Я же не приду к тебе со словами, что да, хочу то-то, но не имею ни малейшего понятия, как это получить? Хотя, нет, есть одна идея…

И замолчал, словно воды в рот набрал, потом повторил медленно:

- Есть одна идея…

И взгляд его глаз Арине не понравился. Он был уже не взглядом некроманта, это было, скорее, взгляд мужчины, который смотрел на женщину.

- Забудь!

- Что именно?

- Свои эксперименты! Вот просто возьми, прямо сейчас и забудь! Этого не будет.

- Я ещё не сказал ни слова! – попробовал оправдаться Ливий.

- Зато подумал! Очень красочно!

- Арин…

- Забудь!

- Но ведь это так просто! Всего лишь…

- Нет!

- Но…

- Нет! – рассердилась Арина окончательно. – И вообще, сгинь! Тут взрослые люди разговаривают!

Упоминание о возрасте Ливий не любил, очень. Обычно и реагировал очень по-детски, уходил, например, или обижался и переставал разговаривать с Ариной или Антоном (вот тот любил это дело), в этот же раз парень изогнул бровь и усмехнулся:

- Это ты мне? Есть мнение, что главный ребёнок здесь ты. Особенно, если смыть с тебя эту всю штукатурку и пристально на тебя посмотреть.

- Кхм…

Лёгкое деликатное покашливание Гробовщика вернуло обоих в адекватное состояние до того, как Арина и Ливий успели от души поссориться. Делали они это часто, время от времени даже что и с размахом, мирились ещё быстрее, но всё же в текущих обстоятельствах это было не слишком разумное поведение.

- Я был бы очень благодарен вам двоим, если бы вы отложили выяснение отношений на потом. Арина, я правильно понял? Кто-то намеренно оставил в живых только Антона и Ливия, отлично понимая, как они важны для Шестого и как они важны для своих семей?

- Условно, откровенно говоря, - метнув на Ливия злющий взгляд, Арина повернулась к Гробовщику всем телом. – Тут очень многоходовая комбинация, Кондратий Степанович. Да и до того, как прогремел взрыв, я всё же успела получить не так уж и много информации, как хотелось бы.

Гробовщик медленно кивнул.

- И в виду этого, - смущенно добавила Арина, - я прихватила немного земли, несущей в себе отпечаток того, что там случилось. Пустите к себе? Поворожить?

- Прости, девочка, я бы и рад тебе не отказывать, но, к сожалению, наш алтарь в течение ближайшей пары лет … использоваться не сможет, - в голосе Кондратия Степановича зазвучала нешуточная тоска.

Нападение на дом Гробовщика для Арины заиграло новыми красками. То, что, как она думала, было всего лишь приветствием, чем-то очень личным, повернулось другим боком.

- Мне нужно увидеть алтарь!

- Не сегодня, девочка, - нахмурился Кондратий Степанович. – Поверь старику, прожившему уже очень долго. То, что там уже есть, никуда не денется. А то, чего там никогда не было, и не появится. Чужой… да и свой тоже, больше не пройдёт туда, не имея ключа. Тебе же нужно поспать. Ты устала.

Спорить не хотелось, Арина действительно устала. А сейчас, когда перестали болезненно ныть плечи и спина, она даже была уверена, что может заснуть, но… всё же…

- Мне это надоело! Чего ты с ней возишься, дед?! – возмутился Ливий.

И прежде чем девушка сообразила, что сейчас последует, выдернул её как пушинку из кресла и закинул на плечо:

- Вы всё обсудили? – по-взрослому учтиво уточнил он, и когда Гробовщик, прячущий улыбку в уголках глаз, кивнул, улыбнулся во весь рот: - ну, тогда я её забираю.

- Ливий, поставь меня на место!

- Поставлю. Туда, где тебе сейчас самое место, - отозвался некромант. – На кухне.

- Ты! Мелкий!

- Да-да, - согласился Ливий. – Я вся такая из себя редиска.

- Поставь меня!!!

Возмущенный крик был последним, что услышал Кондратий Степанович. Потом шаги внука затихли, да и сердитую Арину больше не было слышно. Тяжело, по-старчески вздохнув, Гробовщик потянулся к телефону.

А вот младшее поколение продолжило ссориться.

- Что вообще за домостроевские намеки?! – вопросила философски Арина, зная, что по физической силе некромант её превосходит в несколько раз. Нет, она могла бы высвободиться, если бы дело было всерьёз, но в дружеской потасовке применять серьёзные методы – было глупостью. Приходилось мириться с положением.

- Почему это домостроевские? – удивился Ливий.

- ККК. Церковь. Кухня. Дети. Женщина должна быть босой, беременной и на кухне.

- Я же не говорю про всех женщин. Я говорю о том, что сейчас конкретно ты должна быть на кухне. И даже, я сегодня исключительно благородный, я выдам тебе всего на три порции, чтобы ты могла сварить шоколад и на долю этого Клыкастого. Надо же, хватило дурости, прийти в дом потомственного некроманта!

- Вы напарники!

- Несмотря на то, что порой мне безумно хочется об этом забыть, я всё же помню. Как и то, что ты тоже моя напарница. О ужас!

- О ужас, - откликнулась эхом Арина. – Из-за вас двоих моя репутация уже давно в руинах!

- Я тебе обещаю, - поставив девушку на пол в кухне, Ливий подтолкнул её по направлению к плите, - что если появится человек или полуночник, который тебе понравится, я лично подтвержу ему твою чистоту. Если он пройдёт нашу с дедом проверку.

- Ага, если он после этого вообще выживет!

- Не делай из нас монстра!

- Вас?! О каких «вас» может идти речь?! – снова начала терять над собой контроль Арина. – Это в Кондратии Степановиче я уверена! А в тебе…

- А во мне? – добавил Ливий, опасно сузив глаза.

- Слушай, Ливий. Пожалуйста. Я верю тебе, я доверяю тебе. Пока тебе выгодно, пока тебе полезнее я живая. Но давай не будем строить из себя тех, кем мы не являемся, а? Полуночник, с которым я смогу быть, действительно быть, должен быть тебя сильнее. Иначе знакомства с тобой он просто не переживёт! Я не говорю уже про Антона! И … - «Анклав». Последнее слово Арина не сказала, не смогла.

- Видишь, - словно и не заметил заминки парень, - скольким людям ты не безразлична!

- Я вижу сколько людей с удовольствием засунут нос в мою жизнь!

- Разве это плохо?

- Я не скажу, что это достаточно хорошо для того, чтобы с этим мириться! Всё. Хватит. Давай закроем тему.

- Сваришь шоколад, закроем. И даже, цени, малышка, я отнесу шоколад клыкастому сам. А потом, когда вернусь, ты уже, как хорошая девочка, должна быть в моей постели. И даже, я сегодня восхитительно снисходительный, цени, вместо нормальной сорочки можешь надеть свою звериную пижаму. И да, помни, что отказы сегодня не принимаются.

- Вот тебе и снисхождение…

- Не отвлекайся, быстрее сделаешь шоколад, я быстрее отпущу тебя спать. А! - двинувшись к дверям, Ливий остановился на середине движения. – Слушай, Арин. Даже если вдруг краткосрочная или долгосрочная выгода будет обещать мне кущи небесные на Земле, но это будет только если тебя убить, то – не надейся. Какие бы неприятности не сулила твоя жизнь, если это будет зависеть от меня, я оставлю тебя в живых. Потому что никто, кроме тебя, не умеет варить такой шоколад. Так что, не отвлекайся.

От брошенного за ним апельсина Ливий уворачиваться не стал, просто поймал его и расплылся в улыбке:

- Да, ты всё поняла правильно, я хочу именно с апельсином, - и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

Арина, сдавшись и засмеявшись, махнула рукой и предпочла заняться шоколадом. Во избежание, так сказать…

Через полчаса она сидела на краю огромной кровати Ливия. Здесь можно было смело играть в футбол и даже, пожалуй, при неудачном броске не попадать мячом по краю кровати. Собственно, огромное ложе в маленькой комнате было поставлено не случайно. Убираться здесь было бы сложно человеку, а некроманты просто запускали под кровать пару некромантических мышей и пауков и получали превосходный результат.

Если между краем кровати и стеной был просвет – в него легко падали. Во время прогулки по астральному миру, миру на границе сна и реальности, тело не всегда сохраняло своё положение. Так что, вот такое расположение мебели – впритык к стене, было соблюдением простых требований безопасности.

- Вот скажи мне, - Ливий, на ходу вытирая влажные волосы, устроился на краю кровати. – Что вчера случилось? Я пытался с тобой связаться, но ты не ответила.

- Была… немного занята, - усмехнулась Арина. – И готова даже показать чем. Или вначале ты покажешь, где застрял?

- Нет уж. Я полночи тебя вчера в эфире ждал, так что, показывай.

Хмыкнув, кто бы сомневался, что он выберет, Арина улеглась в кровать, натянула до ушей тяжелое, теплое одеяло и закрыла глаза.

Это было… давней традицией, когда Ливия начали натаскивать на астральные перемещения. Ему одному было скучно, и они с Ариной повадились встречаться здесь, в межмировом пространстве, чтобы что-то обсудить, куда-то слетать, вместе провернуть эксперимент. И далеко не всегда Гробовщик знал, что в проказах, за которых Ливию периодически попадало, участвовала ещё и Арина.

Вылет из мира зазеркалья дался Арине дорогой ценой, да и сегодня сил она истратила немало сил. Но, тем не менее, ощущение направления – было явным. Чётким. Как будто внутри горела путеводная нить бесконечно алого цвета. Живого, пульсирующего в такт её собственному сердцу.

Но, увы, направление осталось направлением. Вместо того чтобы снова оказаться в том самом замке, где сквозняки, цепи, необработанный камень, Арина оказалась в зеркальном коридоре. Зеркала. Зеркала. Зеркала. Не было ничего, кроме зеркал. Только они – одни.

- Это не то место.

Голос Ливия доносился сверху.

Запрокинув голову, Арина нашла некроманта там.

- Я не могу приземлиться, - совершенно спокойно сказал он. – Это твой мир. Это мир, который можешь видеть только ты. Не ко времени оно.

- Вытащишь меня отсюда?

- Если пойму, что тебе грозит опасность – безусловно, - согласился некромант спокойно. – Познавай.

Это было тайной, дивной тайной, особенной, о которой знал только Ливий. Арина, не выбирая умом или даром, выбрала его сердцем и интуицией. Это не было наследием светлой крови, это не было наследием темной крови, это было её личным даром, родившимся на стыке между двух величин, это было нечто очень-очень особенное и совершенно не боевое и не защитное. Эфемерное, нереальное, невозможное и даже немного, на первый взгляд, бессмысленное.

Для обычного мага или колдуна мир был союзником или врагом, препятствием или помощником, но всегда оставался бесконечной и непознаваемой величиной. У Арины было Познание, и мир для неё был величиной конечной. В первое время девушке было сложно объяснить Ливию, что происходит, когда она замирает и почему ей нужна помощь, почему ей нужен якорь для возврата. Она приводила десятки примеров, а потом однажды он понял. Интуитивным скачком, понял, осознал и испугался.

Там, где обычный человек видел «форму» предмета, его «цвет», Арина могла сказать больше. Вес и точнейшие характеристики: объем, ширину, высоту, растяжение, коэффициенты физических величин. Не используя при этом никаких сторонних инструментов. Дальше – больше. Состав общий, состав частный, какой процент металлического состава, что входило в пластик. Дальше – больше. Девушка могла погрузиться вплоть до молекулярного уровня. И это действительно было страшно.

Она могла познать живое и неживое, и даже эфирное, если у того есть физическое проявление. Мир зазеркалья Арина тоже могла познать, пусть даже вокруг неё сейчас была всего лишь зеркальная галерея.

Ливий устроился удобнее наверху, зная, что если понадобится – то его сдёрнет вниз сила самой Арины. Пятая. Она была пока ещё пятая, она была пока ещё слабее Анклава. Да и сам Ливий, приди ему такое в голову, ещё мог бы с ней справиться. Возможно, даже, не слишком бы при этом пришлось напрягаться.

- Ты не прав, - Арина неожиданно вскинула голову, улыбаясь светло-светло. Мир вокруг начал таять. Познание, личная сила Ринго, оборвалось, чужая сила, скрывающая вход туда, где была девушка с её собственным лицом, прянула, не желая раскрывать свои тайны. Всё запутывалось ещё больше, и даже неудача принесла то, чего Ринго так жаждала – информацию.

Спустившись вниз, порядком недоумевая, о чём идёт речь, Ливий спросил:

- Вот ты сейчас о чём, создание безголовое?

- У меня есть голова на плечах, видишь! – протянув руку, Арина пальцам подтолкнула лоб Ливия. И словно китайский болванчик, тот задумчиво закивал.

- Вижу. Вижу. А что я должен видеть ещё?

- Да не видеть! Знать. Ты не прав.

- В чём я не прав?

- В силе. И в слабости. И в сравнительных характеристиках. Ты сильнее.

- Кого?

- Меня. Если ты захочешь – ты сможешь меня убить, ещё пока сможешь, - Арина отступила, качнулась на пятках и закружилась, словно и не сказала ничего такого, отчего у Ливия всё внутри свернулось бескрайним, бесконечным ужасом.

Так просто?

- Арин!

- Да? – остановившись в недоумении, Ринго воззрилась на Ливия. – Что с тобой? Ты бледный.

- Не говори больше такого!

- Почему? – удивилась от души девушка. – Я сказала правду.

- Не говори! Я не хочу такого больше слышать!

- Хорошо, хорошо, - подлетев ближе, благо в этом мире законы физики игнорировались легко и просто, как и многие другие законы прагматичного мира, Ринго ласкового погладила Ливия по макушке. – Я больше не буду так говорить, я могу сказать и по-другому, только у тебя получится сейчас меня защитить, так что, пока ещё не поздно, просыпайся.

Ливий кивнул, отступил, выбросил себя на поверхность реальности и проснулся. И тут же до уха донёсся сдавленный стон, полный боли…


<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017