И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 23. Рука смерти.

Самолёт улетал в семь утра. Таша, взъерошенная, немного сердитая, стояла у терминала с маленьким чемоданчиком. Уезжать, улетать, покидать родной город она не хотела. Но Арина впервые перешла с молитвенных просьб (что бывало только в ситуации, когда конечная точка – «все очень-очень плохо) на приказы.

Она разбудила Наташу в пять утра, всучила кружку с крепким кофе. Через пару минут после этого – горячий завтрак и выглаженную одежду.

- Ты улетаешь через два часа с небольшим. Твои вещи я уже собрала, так что, как только ты позавтракаешь, мы отправимся в аэропорт. Я поменяла твой билет, ты вылетаешь не через два дня, а сегодня. В соседках у тебя будет немного шумная дамочка, к сожалению, тебе знакомая. Но на это пришлось ненадолго пойти. Я отменила твою бронь, ты поселишься в другом месте. Под охраной Полуночного сектора…

- Арина!

- Я понимаю, что это звучит просто мерзко, я понимаю, что ты взрослый человек и что такие вещи нужно решать сообща… Я даже понимаю, что ты можешь никогда меня не простить, - бледная Арина сидела на краю стула и мерно раскачивалась. В её серых глазах стояло выражение уже знакомое Таше – смертельная пустота. Подруга была и «здесь» и где-то ещё разом. – Но если ты останешься, я видела двенадцать вариантов твоей смерти. И ни одного шанса на то, чтобы выжить. Я предпочту в реальности такое не видеть. Поэтому ты улетаешь через пару часов. Я также наложу на тебя заклинание, чтобы ты не могла вернуться.

- Арина!!! – Таша, чудом не расплескав на себя горячий кофе, поднялась: - как ты можешь!

- Могу, - перебила Ринго её мертво. – Могу. И сделаю. И даже не буду по этому поводу сокрушаться. Если ты будешь жить, у меня будет шанс получить твоё прощение. Если ты будешь мертва, просить прощение мне будет не у кого.

- Что ты…

- Анклав предал нас. Все запуталось настолько, что я уже попросту не знаю, кто и на кого охотится, но тебе оставаться здесь нельзя. Если ты улетишь, то тебя никто не будет преследовать. Ты проведёшь славный отпуск у тёплого моря. Если ты останешься, то мне придётся тебя хоронить. Чтобы я ни делала для твоего спасения, это не поможет.

- Арин… ты сошла с ума?... Кому я…

- Ты нужна мне. Ты. Нужна. Именно мне. А я в этой истории не последняя шестерёнка. Тебя попробуют похитить, а потом убьют, когда тебя будут спасать человеческие полицейские, излишне оперативно отреагировавшие на вызов. Тебя попробуют убить. Трижды. По трём разным причинам. И все три раза будут удачными. Даже если я откажусь от своей работы!, даже если я буду просто сидеть на одном месте и охранять тебя, ты тоже умрёшь. И ты, и я, и десятки твоих знакомых и друзей, твои пациенты, твои подчинённые. Вымрет половина города. Та половина, которая выживет, позавидует мёртвым. И я не хочу для тебя такой судьбы. Нет, я не утрирую, не преувеличиваю, не пытаюсь тебя запугать. Говорю просто правду, как она есть.

- Ты же…

- Да. Я останусь здесь, - кивнула Арина, на мгновение опустив голову. Она не хотела, чтобы Таша видела, какая боль сейчас на лице Ринго отразилась. Порой знать будущее – это совсем не благо, это тяжёлая ноша и очень болезненный груз.

- Ты… - Таша вздохнула, закрыла лицо руками, потом снова взглянула на подругу. – Ты… ты же…

- Да.

И Таша больше ничего не стала ни спрашивать, ни спорить. Она поняла, о чём Арина не сказала. О том, что опасность грозит всем, совершенно всем. И в том числе и ей самой. И лучше будет, если Таша будет в безопасности. И можно будет хотя бы не думать о том, что можно вернуться домой и найти там труп близкого человека.

Но даже понимая, что всё ради неё, извиниться у Таши не получилось. Она так и улетела, злясь и на себя, и на Арину…

Впрочем, Таша в этот день была не одинока в своих мыслях и эмоциях! Злился на «мелкую паразитку» и Ливий. И злился, до зубовного скрежета практически, Антон. Юный некромант, почти мальчишка же!, не догадался, почему так смотрел Олесь Русланович на Арину и на её напарников. Арина хотела, чтобы они тоже сбежали, спрятались, поджав хвост.

Нет, Антон не был трусом, он был за разумную безопасность и предосторожность. Но поведение девушки, которая определённо думала именно о разумной безопасности, его не просто задело, бесконечно обидело!

Хотелось обложить девушку матом. Но Антон держался, расхаживал в ярости по квартире, собирая вещи, и злился, злился, злился.

Когда входная дверь хлопнула, он не подумал ничего плохого. Ключи от его квартиры были у родителей (даже не знающих адрес квартиры сына), ключи были у Некроса и у Арины. Больше никто не мог прийти, и он круто повернулся, чтобы сказать, что…

Слова застряли где-то в горле.

За спиной была девушка, которой здесь было не место.

С того недавнего сна – она изменилась. Не было синяков под глазами, не было заострённых черт. Округлилась, отъелась, отоспалась, побывала у хорошего мастера красоты и хорошего парикмахера, дорого оделась, и словно и не было этих лет, что она скрывалась, что она убивала. Словно и не было времени, проведённого в тюрьме.

Варвара была роскошна и прекрасна.

- Как в старые добрые времена, - пробормотала юная женщина, немного нервно оглядываясь по сторонам. – Как-то даже странно. Вроде бы, вот здесь обычно у тебя стоял чайник. Перестал пить чай?

- Ва…ря?!

- У тебя такой вид, словно ты увидел привидение. Или труп. Не пугайся, сегодня я пришла не за твоей смертью. Временно это вне сферы наших интересов. Нет, нет, пожалуйста, давай оставим сегодня за дверями этой уютненькой квартиры политику и то, что мы враги. Я соскучилась… - Варя потянулась, поймала Антона за кончик галстука, потянула его на себя, почти коснулась его губ. – По твоему вкусу. Твоя магия – совсем другая.

- Ты же… сейчас… не …

- Не питаюсь чужими эмоциями? Конечно. Моя сила ещё не восстановилась. После такого-то подавителя. Но знаешь, - Варя, закусив губу, томно и зовуще смотрела на Антона. – Я просто хочу снова ощутить себя живой. В твоих руках. Именно в твоих. Только в твоих. Я помню наши ночи. Я помню жар наших тел и их холод. Я помню…

- Замолчи!

- Вот как… Значит, ты считаешь, что можешь мне приказывать?

- Ты пришла в мой дом. Незваной гостьей. Почему я должен… с тобой тут… миндальничать?!

- Ты изменился, - Варя с досадой отстранилась.

- Твои чары на меня больше не работают!

- Возможно, да, возможно, и нет. Просто ты сам ещё об этом не знаешь. Неужели ты думаешь, что девочка, в которую ты … Нет. Ты в неё даже не влюблён! Это лишь… бессмыслица какая-то, - Варвара отпрянула. – Кто она? Почему я не вижу её в твоей памяти? Этого… эту? Этого?!

Мягкий перелив дверного замка заставил Антона дёрнуться.

Кто-то пришёл. Кто-то! …

Второй звонок. Третий.

Варя, насторожившись, сверкала хищным взглядом. Никаких гостей быть не должно было. Почему? Откуда? Этого не было в планах!

Звонок стих.

Варвара распылалась в усмешке.

- Понимаешь, мы…

Звонок новый не раздался, произошло кое-что другое. Щёлкнул открываемый замок, и дверь снова открылась. Из коридора зазвучали шаги.

И на пороге возникла Арина.

Варя её не узнала.

Ни с первого взгляда, ни с первого магического касания. Она помнила девчонку из университета, странную, искалеченную. Но она абсолютно не помнила той страшной ночи, когда напала на человека, близкого Арине. И не помнила саму Ринго. Анклав в ту ночь об этом позаботился. Что очевидно, у анклавовцев были свои планы и мысли на этот счёт. Вот только Ринго не возражала.

Да, в памяти Вари она осталась просто как «одна из толпы», но когда и кому это мешало?

Если только самой Арине, когда нужно было что-то сделать, не вяжущееся с образом «чистой и невинной девочки-колокольчика».

Атаки не последовало ни с одной, ни с другой стороны. Ринго помялась на пороге, комкая край джинсовой рубашки.

- Я… не вовремя, Антон Михайлович? … Вы же… говорили, что сегодня со мной позанимаетесь…

- Перешёл на малолеток? – усмехнулась Варя и двинулась к выходу. – Бай-бай, детка. Я ещё загляну.

Дверь хлопнула, Антон просто осел на пол, словно его ноги не держали, а Арина, не обращая на него внимания, подскочила к окну. Танцующей походкой Варвара прошла до угла дома, завернула и пропала…

- Она тебя трогала?

- Что? – мужчина с трудом поднял голову. Образ Арины у окна двоился и троился. – О чём ты?

- Она тебя касалась?!

- Не… - перед взглядом мелькнула Варя, поймавшая его за кончик галстука. – Да. Касалась. Почему ты… - голова разболелась настолько, что чуть ли не слезы брызнули. Сдавило горло, и практически тут же в глазах потемнело окончательно. – Арина?!

- Я здесь. Не паникуй. Все хорошо. …

Длинные гудки телефона Антон услышал очень хорошо и запаниковал ещё больше.

- Кому ты звонишь?

- Некру. Я могу увидеть то, что на тебе проклятье, но я не могу его снять! Это не моя специализация.

- Проклятье? Какое проклятье? Я же… она же! Она сказала, что сегодня она не для того, чтобы… Она обманула! Она меня обманула! – под ошалелым взглядом перепугано попятившейся Арины, он начал медленно раскачиваться, схватившись за голову. – Они все… вы все… только обманываете! Только обманывать и можете! Только… только…

- Некр, у нас проблемы.

- Проблемы? – Ливий сонно поморщился, вынырнул из-под подушки. – Арин, у меня ещё полчаса законного сна!

- Нет их у тебя. Тут была Варя.

- … тут?

- Я у Антона! Нужна твоя помощь! Она наложила на него проклятие!

- Меньше восклицательных знаков и возмущения, пожалуйста, - пробормотал парень, сев на диване и растирая с силой лицо. – Ты сейчас у Антона, там была Варя, она наложила на него проклятие?

- Да, - с ехидцей согласилась Ринго. – Ты все осознал правильно. Именно так! Так что поднимайся! И сюда! Скорее…

- Рин-Рин! – Ливий поморщился. – Проклятье на вампира… это такая штука, которая всегда бьёт не только по жертве, но ещё и по тому, кто его творит. Рин?...

В трубку вместо ответа полетели гудки, но за мгновение до этого – тонкий слух некроманта уловил задушенный хрип…

Арина успела повернуться в самый последний момент, когда руки Антона уже сомкнулись на её шее. Мягкий ковёр принял в свои объятия. Раскиданные по всему полу подушки смягчили падение, девушка даже умудрилась извернуться так, чтобы приземлиться на одну из подушек головой.

В голове мелькнуло, что познание – хорошая штука! Когда падения не удаётся избежать заранее, всегда можно найти что использовать в качестве соломки.

И тут же мысли из головы вымело мокрым веником, руки Антона сжались на девичьей шее.

Вампир душить начал её деловито, со спокойной уверенностью паровоза, который уже успел слететь с рельсов и сейчас катил к обрыву, уже ни о чём не думая. Действительно, какая по сути разница? Ну, валяется тут какая-то девчонка, занимает, понимаешь ли, полезное место! Нужно просто её придушить и мусор выбросить. Можно даже сразу из окна.

Собственно, у Арины было в данном случае ровно два варианта: попробовать сопротивляться физически (угу, решила полаять блоха на слона) и магически. Вот только во всём арсенале её способностей, знаний и умений не было вообще ничего, что помогло бы решить ситуацию мирной кровью. Натаскивая ученицу на посланников Светлого рода, Анклав как-то не подумал о том, что ситуации бывают разные, и напасть на девчонку может кто-то, кого не нужно сразу убивать!

Пара попыток атаковать простенькими атакующими заклинаниями, которые Арина выучила скорее в пику наставникам – были благополучно проигнорированы. А воздуха в лёгких оставалось все меньше. В ушах зазвенело, и мир успел подозрительно потемнеть.

Было не страшно, было смешно – ведь так не бывает… В обычном мире, мире людей, чтобы напарник неожиданно сходил с ума и начинал душить! Но ведь… она-то уже давно не в мире людей…

Мир потемнел ещё больше, дрогнул и растаял, вместе с мыслями, распался вихрем серых осколков. Это не было смертью, смерть не хотела принимать Арину – не здесь и не сейчас. Показалось, что вот, сейчас, ещё немного… Именно здесь на грани между двумя сущностями и двумя мирами можно…

Девушка отчаянно протянула руку

… - на… Ринго! Не смей от меня сбегать!

- Ты её ещё ударь, - донёсся ещё один голос.

- А ты вообще замолчи, пока клыки не выбил. Это твоя вина!

- Моя, - согласился голос. Арина попыталась открыть глаза и не смогла, правда, не стала поэтому поводу печалиться. Она смогла узнать, голос звучал немного приглушённо и хрипло, словно его обладателя некоторое время душили, вот как её, но при этом успели спасти. А кого именно?

- Так что молчи, жертва!

- Я не … - Повышать голос не стоило, практически тут же Антон отчаянно закашлялся и замолчал. Звякнула посуда.

- Выпей, - уже куда более мягким голосом сказал Ливий и снова потряс Ринго за плечо. – Противная девчонка, открывай уже глаза!

И на этот раз Арина послушалась, улыбнулась непослушными губами:

- И опять я противная? Может…

- Просто помолчи, - устало попросил парень. – Пожалуйста. Это какая-то адская неделя. Мало мне было твоих чудных сообщений, так ещё и услышать, как мой набор драгоценных ингредиентов начали душить, это было просто ужасно!

Девушка прыснула. Антон взглянул на неё сердито:

- Арин, почему ты ни разу не швырнулась в него чем-нибудь тяжёлым?! Даже меня передёргивает, когда он называет тебя набором компонентов, а ему всё это сходит с рук!

Голос у вампира был хрипло-наждачный, ощущение было такое, что душили его! Арина, поморщившись, с трудом села на диване, куда её кто-то перенёс, коснулась шеи. Синяки были впечатляющие, было больно дотронуться до кожи даже самыми кончиками пальцев. Но при этом, самое интересное, ни голос не изменился, ни горло не болело, ни голова.

…А у Антона было перечисленное. А у Арины не было…

- Ливий…

- Ага, - согласился весело парень, присев рядом с подругой. Протянул руку. – Только не дёргайся.

- Нет! Нет! – шарахнулась она мгновенно. – Только не твоё лечение!

- Арин.

- Нет! Могу повторить по буквам! Николай! Елена! Татьяна! НИ ЗА ЧТО!!!

- Арин… - по губам некроманта скользнула злобно-ехидная усмешка. – Ты же знаешь, что я сильнее. Давай не будем доводить ситуацию до абсурда, а?

- Нет! Нет! Не хочу твоего лечения! Это больно!

Парень вздохнул:

- Арин, ну, как ребёнок. Я вижу, что ты морщишься. Я вижу, как тебе больно. Так что, давай, ты будешь вести себя, как взрослая умная девочка?

- Нет! – помотала головой отрицательно Ринго. Было бы куда попятиться с дивана – кинулась бы прочь, только бы подальше от изощрённых методов лечения коновала-некроманта. – Я переживу!

- Угу, а синяки замажешь тоналкой, - хмыкнул весело Ливий, приходя в хорошее расположение духа на глазах. – А потом первый же полицейский нас загребёт в обезьянник, за насилие над детьми!

- Всё так плохо?

- Хуже, сама взгляни, - парень кивнул на огромное зеркало на стене.

Бросив на него встревоженный взгляд и разглядев явных чёртиков в глазах, Арина кинулась к зеркалу, решив, что на шее всё совсем плохо! Чёртики относились не к шее девушки, просто-напросто некромант решил, что быстрее будет не спорить, а просто …

Схватив поднявшуюся Арину поперёк пояса, Ливий дёрнул её обратно, усадив с собой рядом:

- Ну, вот.

И прежде чем Ринго дёрнулась, крепко её обнял, прижимая к себе:

- Вот в такие моменты, - мечтательно добавил он, - я понимаю, что могу сделать с тобой всё, что угодно.

- Не надо! Не надо! – задёргалась Арина, перевела паникующий взгляд на Антона. – Помоги мне!

- Не-а, - хрипло отозвался тот тут же. – Можешь считать это мужским заговором. Или непреодолимостью вот этого… - подняв руки, вампир продемонстрировал толстую серебряную цепь, плотно обхватывающую его руки и идущую вниз, под рубашку. Запрокинув голову, медленно, словно позируя для глянцевой обложки, Антон продемонстрировал ошейник. – Видишь.

- Что… ?!

- Пусть радуется, что я его не убил, - шепнул Ливий на ухо Арине. - А вообще, Рин-Рин, у меня к тебе будет немного вопросов, так… десять, двадцать, тридцать. И ты, противная девчонка, ответишь мне не каждый. Поняла?

- Н… Ай! – вскрик боли был неподдельным. Ливий, прижавшись на мгновение губами к девичьей шее, выпрямился, погладил практически расплакавшуюся Арину по макушке и легко пересадил её рядом. – Вот и всё.

- Зачем ты так?! Это очень больно!

- Я знаю. Но ты сама сердишься, когда привлекаешь очень много внимания. Так что иди умывайся, чайник я поставлю сам. И будем разбираться, что случилось.

Разбираться, откровенно говоря, совершенно не хотелось. Хотелось разреветься и погромче, послать все планы по спасению миру далёким лесом, забиться куда-нибудь поглубже и там остаться в полном одиночестве. Лечение от Некроса было всегда очень быстрым и очень болезненным. Не потому, что он причинял боль намеренно, зная этого вредного брюнета Арина точно могла сказать, что он на себя забирает как минимум половину боли. Но слёзы от этого не спешили утекать обратно.

- Рин-Рин, - Ливий протянул ладонь, аккуратно смахнул предательскую слезинку. – Ну, прости. Но у нас не та ситуация, чтобы давать тебе порефлексировать. Ещё с Клыкастым разбираться.

- А что с ним разбираться, - обиженно буркнула девушка. – Она на него проклятье наложила.

- Я понял, - мирно согласился Некрос. – Ты об этом сказала ещё когда звонила, но от подробностей, думаю, не только я, но ещё и сам Антон не откажется. Так что я иду делать чай, а ты умываться. Хорошо?

- Угу…

Посмотрев на себя в зеркало, Арина на мгновение провалилась в прошлое. Антон был в серебряных цепях – заметить вспышку ментальных возмущений не мог, а Некрос… ну, что он, не знал, что его подруга первым делом кинется смотреть, что за безобразие происходило в прошлом?

Серый мир на этот раз пролетел мимо взгляда вихрем, окрасилась комната алыми тонами. Плотные занавески были широко раскрыты, но за окном клубился серый туман, самое важное происходило здесь. Момент времени застыл, пойманный как муха в янтарь. Антон сидел на диване. Сама Арина стояла у окна, с тревогой вглядываясь в серый туман. От чашки с кофе на журнальном столике поднимался парок. Половину дивана занимали вещи и раскрытый небольшой чемодан. Был раскрыт шкаф, и неаккуратные стопки вызывали немедленно желание прибраться или хотя бы задвинуть их внутрь, пока не вывалились, демонстрируя серые и пастельные тона.

Качнув в досаде пальцами, Арина промотала несколько мгновений, потом ещё и ещё. Всё случилось неожиданно. Вот только что Антон сидел, пытаясь осознать, куда пропало зрение и что случилось вокруг, а вот уже он поднялся с места и рваным движением вцепился в шею Арины. Душил её и синел вместе с ней сам!

А потом из чёрного как ночь портала, шагнул Ливий. Серебряная удавка отшвырнула Антона в сторону. Ошейник и цепь нарисовались словно сами собой. И, переступив через Арину, парень кинулся к хрипящему Касту… Успел, хоть и в последний момент, когда уже вампир, живущей ещё исключительно благодаря качеству выживаемости расы, практически отправился в мир лучший…

Ещё немного поизучав ситуацию со стороны, Арина бросила взгляд на собственную сине-чёрную шею и вернулась в реальность. Стоило ожидать, что Ливий, почувствовав, что она куда-то исчезла из мира реального, тут же появится смотреть, что происходит и не умчалась ли Ринго искать новые приключения.

- Итак?

- Лицо сделай попроще, - пробормотала Арина, садясь на край ванны.

- Попроще?

- Да. Попроще. И без того… всё плохо.

- Насколько?

- Очень.

Зайдя в ванную и закрыв за собой дверь, Ливий сел рядом, немного сгорбился.

- Рассказывай. Что это всё значит.

- Только тебе? Или Антона тоже… в ванную пригласишь?

- Я хорошо знаю, что увидел. И хорошо видел, что все повреждения, которые он наносил, он наносил и себе. Убил бы он тебя, умер бы сам. А ты … если бы кто-то успел вовремя, выжила бы. Кто бы ни атаковал, у него не было намерения убить тебя. Только его.

- Тогда ему тоже будет важно послушать, - пробормотала Арина.

Ливий молча посмотрел на девушку, вздохнул. Чисто по-человечески, отодвинув в сторону все мысли о том, что они напарники и Антон, вроде бы, тоже пострадал (и чуть не погиб), ему не хотелось, чтобы эти двое находились в одной комнате. Этот клыкастый недобиток чуть её не убил! И не очень важно, что он сам не очень сознавал, что делал, и вообще, что он просто подпал под действие очень специфичного и очень весёлого проклятья «рука смерти» (хотя за что его вообще зацепили?!). Всё было неважно.

Ливий просто не хотел, чтобы Арина ещё больше пострадала. Но с тем учётом, куда всё двигалось, в какую сторону, всё могло стать ещё хуже. Хотя, куда уж хуже?! Дед под чужим контролем, поэтому и разорвана линия кровавой семейной связи. За ним самим охотится какой-то непонятный чудик. Теперь чуть Арина не погибла…

Загадывать на будущее не хотелось.

- Хорошо, - согласился он тоскливо. – Давай разбираться по порядку. Что это вообще значило?

Дверь ванной хлопнула. Антон остановился у порога, прислонился боком к стене, воззрился на напарничков со смирением в глазах:

- Ну, и? – тоскливо спросил он. – Что за вечеринка в царстве кафеля? Вам другого места не нашлось что ли? А? Или вы решили принять ванну? Так сняли бы с меня вот это что ли?... Спинку потереть не обещаю, но чешется уже настолько, что сил терпеть не осталось!

Некрос аристократически приподнял бровь. А Арина дрогнула, чуть не свалилась от неожиданности с бортика, вцепилась в руку парня и бессильно расхохоталась. Чудом не убили, проклятье наложили, усмирять Антона пришлось серебряным ошейником, и что в результате?! Устроили собрание заговорщиков в ванной, ну, что может быть прекраснее! …

⇜ Предыдущая глава || Следующая глава ⇝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019