И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 5. Видения.

Сердце успокоилось, тело снова стало таким, каким и положено ему быть – тяжёлым, ощутимым. Ныли суставы, болезненно реагировали на перемену погоды колени. Арина, уже не пытаясь задаваться вопросом, что это вот сейчас такое было – прошла и бессильно села на кровать.

За стеной продолжала ругаться с непокорным пациентом Наталья Викторовна. Арина знала, что никуда она ему не даст уехать. И это было… наверное, для него хорошо. Для неё никак. Он не имел отношения к её жизни, она сама не имела никакого отношения к этому мужчине.

Было тихо…

- Арина? – дверь открылась, когда девочка уже устроилась на кровати и пыталась безуспешно натянуть на себя одеяло. – Что с тобой? Ты не идёшь сегодня на занятия?

- А сегодня не суббота?!

- Нет, только пятница, - едва заметно улыбнулась женщина. – Тебя подбросить? Мне всё равно нужно в тот же район.

Тело отозвалось протестующим воплем, когда девочка села на кровати, задумчиво посмотрела на свои руки, потом на трость, стоящую у дверей и кивнула. Пропускать по пустякам занятия не хотелось. И без того… уважительные поводы, например, смерть – могли появиться в любой момент.

- С удовольствием. Спасибо.

Женщина одобрительно кивнула и скрылась в коридоре. На то, чтобы собраться, Арине потребовалось всего несколько минут. И ещё столько же она шла до ворот.

- Наталья Викторовна, - пробормотала она, усаживаясь уже в машину и пристёгиваясь.

- Да, Арина?

- Тот мужчина, с которым вы в коридоре разговаривали… Это прозвучит, наверное, очень глупо… И не очень понятно, но могли бы вы не выпускать его из центра? Даже если он захочет вдруг поменять врача?

- Арина?

- Понимаете… Я… - девочка вздохнула, плечи поникли, и вся она съёжилась на сидении. Как объяснить то, чему она стала … свидетелем?! Как объяснить то, что она видела смерть этого человека? Сказать как есть? А если ей никто не поверит? Отправят в службу… ту самую, откуда уже не возвращаются, и где стены мягкие-мягкие? – Он умрёт. Если он покинет центр, его убьют.

Наталья Викторовна перевела взгляд на дорогу, хотела протянуть руку и коснуться пациентки, но вспомнила о том, что та её боится, и лишь сжала чуть крепче руль. Плавно выехала сквозь раскрывшиеся двери.

- Арина.

- Да?

- Ты знаешь, что когда тебя привезли в больницу, ты… перестала дышать. Пережила так называемую клиническую смерть. Врачи до сих пор не очень понимают, что это такое… Откуда берётся. Чем характеризуется. Чем опасно. Но в медицинской практике не раз были зарегистрированы случаи, что после такого «опыта», которому даже врагу не пожелаю, человек становится немного не таким, каким он был. Его начинает отличать что-то очень неуловимое. Нечто, чему нельзя подобрать название. После клинической смерти люди неожиданно начинали говорить на другом языке, хотя никогда в жизни его не учили. Открывали в себе талант к рисованию или музыке, хотя до этого, например, могли бы поклясться, что им медведь на ухо наступил или любой их рисунок хуже, чем каляки-маляки дошкольника. Люди начинали видеть и слышать необъяснимое. Природа клинической смерти понятна, то, что происходит с человеком после неё – уже нет. Поэтому не дрожи так сильно, я определённо не буду вызывать тебе коллег из дома скорби. К тому же, раны на твоей руке были вполне материальны, когда я тебя бинтовала.

Арина инстинктивно прикрыла ладонью руку. Наталья Викторовна грустно кивнула:

- Так что, я не буду спрашивать, что именно ты видела в том страшном видении. Но я сделаю то, что ты говоришь – не выпущу этого человека из центра. И, кое-что, Арина.

- Да?

- Рассказывай, хорошо? Если что-то случится, если тебе будет нужна помощь, или ты просто захочешь что-то обсудить, не молчи.

- Спасибо… - пробормотала девочка.

Наталья Викторовна, взглянув на неё, покачала головой и настаивать не стала, было совершенно очевидно, что доверие этого зашуганного ребёнка ещё придётся заслужить.

До университета они доехали в полном молчании, а там, высадив девочку, Наталья Викторовна уехала.

- Какие люди! – Антон, словно чёртик из табакерки, выпрыгнул в тот самый момент, когда Арина поднималась по лестнице на другой этаж. Чуть дрогнув, девочка подняла на него глаза. Выглядел парень… краше в гроб кладут. Словно не спал всю ночь.

А может, так оно и было. Кто его знает, какие развлечения у таких вот… представителей «золотой молодёжи».

Опустив взгляд, голова закружилась лишь от того, что Арина смотрела снизу вверх, девочка двинулась по лестнице дальше.

Одногруппник, протянув руку, резко рванул её на себя:

- Посмотри-ка на меня, крошка.

- Отпусти.

- Что? Ты ещё смеешь… - Антон замолчал.

На его плечо легла тяжёлая рука и чуть сжала. Голос, потребовавший у хищника отпустить его добычу, был не девичий.

- Игорь.

- Отпусти.

- Понял, понял. А ты теперь сирых и убогих защищать начал? Смотри, как бы не пожалеть из-за смены лагеря. Перебежчики они, знаешь ли, плохо кончают.

- Мрази обычно заканчивают ещё хуже. Так что думаю, в аду мы с тобой в одном котле вариться будем. Не переживай. Там ты мне всё расскажешь о моём плохом поведении.

Антон хмыкнул, потом расхохотался, отпустил Арину и по ступенькам двинулся вниз, мелко трясясь.

- Что его так насмешило?

- До одного котла с ним тебе нужно пересмотреть свой характер, совершить пару сотен дурных поступков и то не факт, что догонишь, - пробормотала девочка, поднимая глаза на неожиданного помощника. – Спасибо.

- Не за что. Тебя проводить?

- Нет. Я дойду сама. К тому же, мы одногруппники. Мне от него никуда не сбежать. Да и не нужно.

Игорь кивнул:

- Хорошо. Это… ты…

Арина вопросительно на него взглянула, и парень, чуть смутившись, сказал явно не то, что собирался:

- Если будет нужно, скажи… Я помогу.

- Спасибо, - ещё раз кивнула девочка, порядком недоумевая, что это такое случилось. В свой кабинет она двинулась прихрамывая, а взгляд парня жёг спину.

А вот Антон далеко не ушёл. Спустился на пару пролётов, а потом, резко поменял направление – ровно на противоположное, поднялся на крышу. Чтобы добраться до телефона, парню пришлось просто перевернуть содержимое учебной сумки.

Включил, набрал номер. На том конце не отвечали долго, а когда ответили:

- Бро! – голос звучал устало. – Я лёг спать полчаса назад! Скажи, что это что-то серьёзное? А не первый за полторы недели звонок с дружеским участием.

- Полторы… недели?! – Антон неожиданно потерял даже дар речи. – Как полторы недели?! О чём ты говоришь, бро! Я тебе звонил… на днях… просил…

- Ты о чём, бро? Не выспался?

- Всю ночь в больнице сидел, ждал результатов… Слушай, я что, правда, тебе не звонил?

- Извини, бро. Тебе пора бы отдохнуть. Всегда говорил, что эта твоя учёба не доведёт до добра. Просто вошёл бы в семейный бизнес как все и никаких проблем. Чтобы быть могильщиком, не обязательно знать права человеческого мусора.

- Ты в своём репертуаре! Ладно. Извини. Думаю, мне действительно нужно отдохнуть. Как насчёт этих выходных?

- Хорошая идея. Тёлочку подогнать?

- Нет. Если мне повезёт, то у меня будет интересная живая игрушка, оказавшаяся куда более … заманчивой, чем мне казалось. А если не повезёт, то мне будет не до игрушек. Увидимся, бро. Береги себя.

- Ты тоже, Тох. Ты тоже.

Некоторое время после звонка Антон просидел с закрытыми глазами. Потом набрал номер отца.

Дозвониться до него оказалось ещё сложнее, чем до старшего брата. В конце концов, глава полиции – это не просто так.

После того, как звонок дважды сбрасывался, Антон с маниакальным упорством перезванивал через полчаса.

На третий раз вызов всё-таки прошёл.

- Я надеюсь, что у тебя что-то серьёзное.

- И тебе привет, пап!

- Привет, сын. Почему звонишь? Ты вроде бы должен быть на занятиях. Или ты ещё в больнице?

- Нет… В смысле, я в университете, но не парах. Пап. Слушай, такое дело. Помнишь, ты говорил про женщину, к которой даже близко не приближаться? Глава реабилитационного центра. Почему ты так говорил?

- А я сразу не объяснил?

- Нет. Сказал, что как-нибудь потом, а это «как-нибудь» в результате так и не наступило.

- А… Вот как… Ты знаешь, что обычные врачи, не верящие во всё «паранормальное» в результате не могут лечить никого, кто не относится к миру людей?

- Конечно. В результате каждый раз найти нам врача – целое дело.

- Точно. А она – может лечить. А поскольку даже мы порой оказываемся на грани между смертью и жизнью, эта женщина так важна.

- Почему к ней не приставили охрану? Или там… не внедрили своего человека в её окружение?

- Пробовали, не действует. Она не то, чтобы вычисляет, но держится как можно дальше. И это при том, что у неё паршивая интуиция. Так, сын… Что случилось?

- Недавно к ней в центр поступила девчонка. Я хотел с ней поиграть, но тут начали происходить некоторые странности. В общем, нет ли возможности у тебя взглянуть на неё? Не хотелось бы нечаянно испортить твои планы или перейти по незнанию кому-то дорогу.

- С чего это ты вдруг такой осторожный стал, сын?

- Пап, не трави душу!

- Что за девчонка?

- Седые волосы. Переломы ног… Она была на коляске…

- А, понял. Видел её. Найду повод, заеду в центр, не переживай. Если этот котёнок действительно настолько интересен, естественно, я дам тебе с ней поиграть. А пока, извини, у нас взрыв. Машина одного из пациентов этого центра взорвалась на обратном пути. Кажется, заказное убийство и тянутся следы к его родному городу, но надо разобраться.

- Почему ты лично?

- Потому что он не человек. Всё, сын.

- Давай, пап. Спасибо.

- Рано.

Отключив вызов, Антон откинулся на широкий и высокий бортик, глядя в небо. Что-то в этой девочке заставляло его дрожать. Что-то было не так, в тот самый день. Когда с неё упала эта уродливая бандана и стали видны седые волосы. Что-то было в этих глазах. Что-то, чему парень никак не мог подобрать объяснений. Или хотя бы определения. До конца дня, он всё-таки побывал ещё на двух парах. И смотрел на студентку Яблочную с недоверчивым вопросом в глазах.

Она была человеком. Он знал точно, по именам тех, кто роду людскому не принадлежал. Собственно, именно это и собрало в своё время их вместе. В другое время с такими «людьми» Антон предпочёл бы не иметь ничего общего. Особенно с «миленькой» Варенькой.

Не глядя по сторонам и больше не приближаясь к Арине, парень двинулся в больницу. Не потом что хотел, а потому что «своя стая».

Арина проводила его непонятливым взглядом, пожала плечами и забыла. Ей предстояло тяжелое испытание – пройти целиком дорогу до остановки, при этом по минимуму используя трость.

О том, что этот проблемный одногруппник ведёт себя странно, она забыла сразу же, а вспомнила, когда вернулась в центр. У крыльца, на широкой подъездной аллее, стояла полицейская машина, и около неё курил высокий мужчина.

Чтобы узнать его, Арине даже не потребовалось напрягать память. Она его знала – глава полицейского департамента. Он приезжал только на её памяти в центр уже дважды, и после первого же его явления Наталья Викторовна выглядела совершенно выбитой из колеи.

И вот сейчас он опять…

Взгляд мужчины скользнул по подходящей девочке, метнулся в сторону и тут же вернулся:

- Ты здесь живёшь?

- Прохожу реабилитацию. Здравствуйте, Михаил Афанасьевич.

- Знаешь меня?

- В этом городе разве что последняя собака вас не знает.

- Не хами, детка.

- Даже не думала. Это классика. Сергей Есенин, если быть точнее. Ещё потом на его стихи песню сделали. Ну, это, знаете, - Арина довольно мелодично напела: - Я московский, озорной гуляка. По всему тверскому околотку в переулках каждая собака знает мою лёгкую походку.

Михаил Афанасьевич хмыкнул, потом захохотал:

- Точно. Блатные песни каких-то там древних годов. Итак, как тебя зовут?

- Арина.

- И? Дальше как?

- Яблочная, если вас так интересует моя фамилия. Я могу пройти?

Словно опомнившись, мужчина взглянул себе под ноги.

Он стоял на том единственном месте, где можно было пройти безопасно, особенно с тем учётом, что девочка была с палкой.

- Конечно, конечно. Не проводишь меня к Наталье Викторовне?

Девочка, ничем не выдав, где она видела подобные требования, кивнула:

- Если вы дадите мне пройти, то, конечно.

- Извини, извини, - дружелюбно оскалился незваный гость.

Арина не отреагировала на явную подначку, удивлённо разве что посмотрела на мужчину, подумала, что взрослые – это определённо очень странная категория бытия и двинулась спокойно к центру. Михаил Афанасьевич шёл за ней.

Наталья Викторовна уже встречала их у дверей. Скрестив на груди руки, в своём белоснежном халате, такая простая и такая недоступная.

- Михаил.

- Наталья! Ах, кудесница, - подойдя ближе, гость приложился к одной и второй руке в коротких поцелуях. И хоть вёл он себя по-шутовски в большей степени, в голосе звучало искреннее уважение. – Простите, что я без звонка. Наталья, проблема есть, мне бы с одним вашим пациентом с глазу на глаз поговорить.

- Кто интересует?

- Москвич, недавно к вам заехавший.

- Есть такой.

- Вот с ним бы побеседовать. Его машина возвращалась в город и взорвалась на переезде…

Арина, идущая впереди, пошатнулась … и рухнула.

Наталья Викторовна даже отреагировать не успела, зато гость был куда быстрее. Успел и дёрнуться вперёд, и подхватить девочку.

- Без сознания… - растерянно сказал он. – Наташ, что за девочка?

- Аварию страшную помнишь? У обрыва смерти? В области?

- Ну, да. Я туда на вызов ездил, разбирались, как так получилось.

- Так вот, она там ехала.

- Не смеши … - Михаил Афанасьевич замолчал резко, как будто язык проглотил. Сухо кивнул: - Понял, Наташ. Извини, был не прав. Давай, куда-нибудь отнесу твою пациентку. Давно с ней такое?

- С самого начала. Пойдём.

Пройдя по коридорам и никого не встретив, Наталья Викторовна толкнула дверь одноместной палаты:

- Вот сюда. Можешь опустить на кровать? Сейчас я только ботинки с неё сниму.

- Да, конечно…

Михаил Афанасьевич подождал, пока Наталья снимет с пациентки ботинки, осторожно опустил её на кровать и потом прикрыл тихо за ними обоими дверь. В памяти мужчина отметил, что сыну надо запретить даже близко приближаться к этой девочке. Что-то было с ней не так. При этом со стороны казалось, что она обычный совершенно человек. Но всё же… Нет. Лучше держаться на расстоянии от таких «обычных». Особенно если учесть, что она «выжила у змеиного обрыва», где по данным самого главы департамента выживших не было. А значит, кто-то позаботился о том, чтобы официальной версией была именно это.

- Итак, Наташ… - словно уловив что-то, мужчина вопросительно огляделся по сторонам, никого не увидел и снова воззрился на хозяйку кабинета. – Чайком не угостишь? Я же правильно помню, что с четырёх до шести у твоих пациентов процедуры.

- Правильно помнишь, - согласилась Наталья Викторовна. – И раз ты прибыл именно в этот отрезок, ты хотел со мной о чём-то поговорить до этого?

- Всё-таки десятки раз говорил, что ты умница.

- Миш, пожалуйста. Оставь свои комплименты до другого раза?

- Хорошо, хорошо. Давай по порядку, про эту… Арину Яблочную.

- Личные дела пациентов тебя не касаются.

Арина, осознавшая себя несколько секунд назад в кабинете, дёрнулась и снова уставилась на свои призрачные руки. И что это такое?! Что это вообще происходит? Ничего не понятно было! А тут ещё и Наталья Викторовна… Человек, сидящий напротив неё, воспринимался как-то немного иначе. С ним лучше было не спорить. Но как донести эту информацию до той, кому она предназначалась, было совершенно непонятно.

- Наташ. Давай без выкрутасов, очень тебя прошу. Ты же знаешь, что я могу поднять дело…

- Можешь, - согласилась Наталья Викторовна, - Это твоё право. Так что, хочешь – делай. Я тебе ничего сообщать не буду. В принципе.

- Наташ, ну, что ты вечно поворачиваешь ситуацию в такую дурную степь? Твой дурной характер…

- Хватит, - женщина скрестила на груди руки. – Просто, хватит. Ты пришёл сюда из-за какого-то моего пациента. Девочка не имеет никакого отношения к этому пациенту, я так полагаю. Какие проблемы?

Арина, покачав головой, устроилась на краю рабочего стола Натальи Викторовны. Нет, не так. Проблемы могли быть у хозяйки центра! Потому что гость вёл себя слишком нахально. Так, словно он был сейчас не просто «гостем», а хозяином положения.

Девочка невольно сжала губы, сердясь сама на себя и заодно на этого самого Михаила Афанасьевича. Почему бы ему не уйти?

Мужчина нахмурился:

- Наташ, ты что-то сейчас сказала?

- Я? – опешила от неожиданности хозяйка кабинета. – Только то, что ты был заинтересован в пациенте, а не девочке.

- Да?! – вот теперь удивление мужчины стало неприкрытым. – Но я же точно слышал… Показалось?!

- Так, по порядку, пожалуйста…

- Обойдёмся. С этим пациентом ты меня потом просто сведёшь. Меня интересует именно эта девочка, собственно. Видишь ли, с ней учится мой сын. И…

- Его новая игрушка? – поджала губы Наталья Викторовна.

- Что-то вроде…

- Пусть держится от неё подальше.

«Наталья Викторовна», - Арина с изумлением оглянулась на своего лечащего врача.

Михаил Афанасьевич поморщился:

- Она одна из твоих пациенток?

- Не только и не столько. Со следующего понедельника она будет жить в моей квартире. Со мной в том числе. Поэтому…

- Понял… Наташ, ты была бы более гибкой что ли. Это я тебя знаю, знаю, насколько ты хороший специалист. А кто-нибудь не посмотрит на твои способности, кто знает, что тогда случится?

«Слушай!», - Арина, не выдержав, уставилась в глаза гостя. – «Шёл бы ты что ли отсюда! Подобру-поздорову! Я буду защищать Наталью Викторовну!»

Уголок мужских губ дрогнул, приподнимаясь в насмешливом оскале.

Определённо он слышал. Что-то… Весьма нечеловеческого происхождения.

Некоторые игрушки трогать не стоило, чтобы не сломать или чтобы не обнаружить неожиданно, что тот, кто играет, и тот, кем играют – поменялись местами. Нет, овчинка выделки не стоила.

Арина, моргнув, неожиданно обнаружила, что больше не в кабинете своего лечащего врача. Но и не в своей палате. Необъяснимые с точки зрения логики видения определённо продолжались! И на этот раз Арина оказалась… в гостях у своего одногруппника. Правда, к счастью, не Антона, чего она в первый момент даже испугалась.

Девочка увидела Игоря. Хотя в первый момент отыскать в этом огромном спортивном зале фигуру высокого рослого парня было сложно.

Мяч отлетел в сторону, посланный тяжёлый рукой. Девочка, испуганно взвизгнув, дёрнулась в сторону. Вот только синяка от таких «посылов» ей не хватало.

И тут же, словно услышав что-то, Игорь дёрнулся.

- Кто здесь?!

«Услышал?!» - Арина потрясла головой. – «Да что за сумасшествие?! Один слышит, второй слышит! Так ещё немного времени пройдёт, и уже я кого-нибудь услышу?!»

- Назови своё имя! – приказал Игорь, поворачиваясь в ту сторону, где была девочка.

Вот только этого Арина делать определённо не собиралась. У неё были другие планы, поэтому она осторожно попятилась, налетела на стену и обнаружила, что не может покинуть этот зал.

Игорь, не услышав больше ни слова, пожал плечами, решил, что последние события немного подорвали его здоровье и устроился на полу.

Сил не было. Совсем.

Арина, осторожно оттолкнувшись от стены, подлетела ближе, задумчиво разглядывая парня. Он точно знал, что делает его компания? Или он был с ними просто потому, что сам был на высоте университетского рейтинга? Подобное тянется к подобному?

Слишком уж он переживал и слишком уж неожиданно пришёл ей самой на помощь.

Сделав ещё один круг вокруг Игоря, девочка опустилась на пол. Поморщилась от боли. Коленки здесь болели не меньше, чем в реальности. Потом подумала и положила ладонь на макушку высокого парня и дёрнулась назад, ощущая, что… падает…

Падает…

Падает…

Громкий звук заставил Арину открыть глаза.

Над головой был незнакомый высокий потолок. Вокруг – какой-то огромный спортивный зал… заполненные трибуны – и везде студенты, такие молодые, такие яркие, смешные, гудящие…

Внизу…

Арина села на скамейке где была, потёрла затылок. Ударилась вроде бы не сильно, но всё-таки приятного мало в таких падениях и в таких вот приземлениях. И опять вокруг было не понять что…

А! Понять! Ну, конечно. Эти окна, эти баннеры и лепнина на потолке! Достаточно было присмотреться, чтобы Арина поняла, где она находится. Главный спортивный зал, где проходили основные матчи городской универсиады.

И сейчас… то, что привело её в себя – было стуком баскетбольного мяча об пол! В зале проходил баскетбольный матч. Подавшись вперёд, Арина начала рассматривать игроков. Где-то… здесь должен был быть…

- Игорь! Игорь! Игорь!

Парень был под кольцом.

Арина не очень разбиралась в том, что происходит, но судя по всему, её «знакомый» должен был забить мяч в корзину.

Должен. Был. Но этого было нельзя допустить! Нельзя. Ни в коем случае.

Девочка встала со своего места, огляделась по сторонам. Почему?! Почему никто не видел огромную чёрную кляксу, которая расплывалась по кольцу?! Жирное огромное пятно, пульсирующее так, что на него даже было больно смотреть. А ещё сразу же начинало тошнить.

Сделав ещё шаг по направлению к кольцу, Арина взвизгнула и шарахнулась в сторону, потому что оказалась сразу же рядом с ним! У перемещения в призрачном обличье определённо были какие-то совершенно непонятные правила!

Команда уже центрировалась вокруг Игоря, до броска оставалось всего несколько секунд, но… делать этого как раз было и нельзя, ни в коем случае.

И Арина, приняв решение, снова кинулась в сторону, как раз к Игорю. Он же слышал её голос, верно? Значит, услышит и сейчас. А поскольку она не знала, как нужно говорить и что именно, Арина приняла самое простое решение из возможных – завизжала. Так, как визжат девчонки, неожиданно обнаружив на своей парте огромную крысу с голым хвостом и алыми глазами.

Парень дрогнул, бросок сорвался, и под разочарованный вой трибун кольцо, в которое должен был быть забит мяч, дрогнуло и… завалилось вниз под полнейшее молчание.

Арина с торжеством вздёрнула руку, крикнула: «да!» и открыла глаза в своей палате.

В комнату сквозь приоткрытую форточку врывался поток свежего воздуха. Месяц скрылся за тучами и был совершенно не виден.

Под подушкой вибрировал телефон. Вытащив его, недоумевая, кто может звонить в такое позднее время, Арина с ужасом увидела в руке свой старый телефон. Тот самый, который она лично выбросила осколками на помойку.

Телефон был выключен, экран был тёмным, но звонок снова прошёл.

И внутренне холодея, девочка поднесла телефон к уху и тихо сказала:

- Алло.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017