И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 6. Звонок из преисподней

Из трубки доносились только хрипы и щелчки, какой-то непонятный шум, ни во что не складывающийся, а затем зазвучал самый настоящий голос. Приятный мужской голос, сообщивший:

- Через несколько минут связь будет установлена. Не переключайтесь.

И воцарилась тишина.

Арина растерялась. Первая мысль, которая ей пришла в голову, была совершенно очевидная. Она сошла с ума. Всё-таки та ночь на дороге, с тем автобусом, с тем зеленоглазым типом, не прошла бесследно. Она сумасшедшая. Больше нет никакой реальности.

Есть только дом скорби, где стены мягкие, на окнах решётки. А на ней самой – смирительная рубашка.

Осталось только расслабиться и попытаться получить удовольствие от своего собственного сумасшествия. В конце концов, если её разум оказался способен на такие галлюцинации, кто знает, что он покажет в следующий раз?

В трубке снова что-то щёлкнуло. И заговорил тот же мужской голос:

- Напоминаю правила общения с мёртвыми. С мёртвыми нельзя заговаривать. Нельзя называть их по именам. Нельзя задавать им вопросы. Будет лучше, если во время разговора вы будете молчать и не скажете ни слова. В противном случае, я, адвокат мёртвых, лично навещу вас. Хорошего общения.

Хрип. Отчаянный задыхающийся чей-то крик, в котором Арина с замиранием сердца узнала свой собственный! А потом в трубке зазвучал голос, из-за которого девочке пришлось не просто заткнуть собственный рот, но и укусить ладонь, чтобы только не закричать, не завыть, не заплакать.

Мягкий, чуть хрипловатый, самый родной, единственно родной на свете прожурчал:

- Маленькая моя, здравствуй.

Хотелось броситься прочь, задать десятки, тысячи, миллион вопросов, но Арина превратилась в слух, стараясь не обращать внимания на то, что в глазах запекло, что по щекам катятся неостановимым градом слёзы.

- Моя девочка, - в голосе бабушки звучала гордость. – Как ты выросла. А ведь прошло всего ничего! И ты ещё ребёнок… с отобранным детством. Прости меня, маленькая. Моей силы оказалось недостаточно, чтобы защитить даже себя. Не говоря уже про тебя. Арина, слушай меня очень внимательно. У меня мало времени. Звонки в мир живых из мира мёртвых обходятся… в весьма дорогую цену, поэтому не будем тратить время по пустякам.

Арина убрала ладонь от губ, тяжело дыша.

- Ты не спишь, - продолжила бабушка. – Но ты и не в реальности. Это тонкая прослойка между сном и бодрствованием. Благодаря тому, что ты вышла на неё сама и удерживаешься здесь сама, у нас будет больше времени. Хотя не понимаю, как тебе это удалось. Да и неважно, мёртвые не всегда знают, что происходит в мире живых. Особенно, когда они… умерли не до конца. Арина. Слушай внимательно, пожалуйста. Я позвоню тебе ещё, девочка моя, но сейчас ты должна только слушать. И запоминать.

Это не слишком понятная история, может быть. Мир, в котором ты жила всё это время – лишь картонная декорация. То, что доступно лишь людям. На самом деле, он куда больше, обширнее, опаснее. Разностороннее. Земля – очень многослойная структура. Не только в физическом плане, но и в… другом. Представь себе цветок розы. Бутон – самая сердцевина, это та Земля, о которой ты знаешь. Планета солнечной системы, имеющая единственный спутник, освещаемая Солнцем. И так далее, так далее.

Лепестки вокруг – это отражённые слои. Каждый слой – это свой отдельный мир. Со своими жителями. И среди них, в самых ближайших «лепестках» к ядру – есть тоже своя «Арина», у которой… не всё гладко с жизнью. Это эффект многомерного пространства. Чем дальше «лепестки» - тем более изменённые миры там находятся. Есть, условно говоря, «прошлое», «будущее», есть вообще параллельные варианты развития. Если хорошо поискать, можно найти миры, где до сих пор бродят динозавры. Или где ещё не прошёл и никогда не пройдёт ледниковый период. Однажды у тебя будет возможность узнать больше о том, что собой представляет наша планета. Думаю, для понимания того, о чём я буду рассказывать – этого будет достаточно.

Дальше. На планете Земля не шесть материков, моя дорогая. А семь. Седьмой материк скрыт от человеческих глаз, радаров… Хотя есть люди, которые знают. Посвященные. На этом материке живут те, кто однажды пришёл на Землю… и так и не смог её покинуть. Они пришли на рубеже веков. Шесть рас. Была война. Была долгая история, которая привела к тому, что сейчас на Земле живут, именно живут, а не заходят в гости, ангелы, демоны, полуангелы, полудемоны и дампиры. Хотя от последней расы остались сущие крупицы. Когда у этих рас не получилось покинуть планету, они взяли себе отдельный материк. Ссорятся, по-прежнему. Воюют. Заключают браки. Любят.

Отдельные представители всех рас затерялись среди людей, а потом и смешались с ними. Среди тех, кого ты бы могла назвать «магами», пожалуй, были и славянские … маги. На свой лад они были ничуть не слабее прибывших. А кое в чем могли даже их обойти. И они… некоторые из них, смешались с прибывшими расами.

Арина нервно облизнула губы, подтянула коленки к груди. Пока она не могла понять, о чём говорит бабушка. На что намекает. Какие ещё другие расы? Многослойная планета?! Да такого забористого бреда её разум точно не мог выдать! Но зато из этого можно было сделать вывод, что всё реально. Что мир намного больше, чем всегда считала Арина! Что в нём очень много того, о чём она даже не догадывалась.

А теперь ей только предстояло это познать.

- Образовались рода. Абсолютно особые рода, каждый из которых мог сравниться с королевским, по своему богатству, влиянию, по тому, как эти рода выбирали себе новую кровь, по тому, как они … жили. И живут. Я бы не сказала, что этих родов много. Именно великих, тех, кто ведёт свою историю от «чистого прародителя» - то есть от ангела, демона или вампира – всего семь. Откровенно говоря, моя дорогая девочка, их было куда больше. Семь – это остались после разрушительных войн. Из этих семи три ведут своё существование от ангелов. И один из них совершенно уникальный.

«Светлый род?» - озадачилась Арина. Почему-то в горле запершило. Живот подвело, а сердце вдруг зачастило сердитым перестуком. В памяти что-то тяжело ворочалось. Но что именно? Нет… Не вспомнилось.

Бабушка на том конце трубки помолчала, потом заговорила снова:

- Княжеский род Светлых. Они, именно они – просто «Светлые». Основателем рода была ангелесса. Она вышла замуж за могущественного волхва, жреца языческих славянских богов. Их дети были настолько сильны, что не полукровки, а представители «чистых» рас с удовольствием сочетались с ним браком. В Светлом роду не допускалось смешивание с человеческой кровью. Никогда. Это табу. Оно даже не каралось. Никому и в голову не приходило нарушить именно эти заветы. Никому. Никогда. В эпоху охоты на ведьм была одна несчастная, которая решилась пойти против своей семьи. Родные её выдали инквизиции, и вместе со своим маленьким ребёнком она сгорела на костре. Поучительный воспитательный элемент.

Светлый род до сих пор есть на Земле, Арина. И вот теперь мы подходим к настоящему времени. … Прости меня, девочка. Теперь пойдёт то, что я не хотела тебе говорить. То, что я никогда бы тебе не сказала, если бы у меня была такая возможность. Но прошлое, к которому ты не должна была иметь никакого отношения, догнало тебя именно тогда, когда ты осталась без защиты. Шикигами некроманта ничто, когда сам некромант сошёл в могилу…

Арина. Пожалуйста… Я понимаю, что то, что прозвучит сейчас, будет очень… неприятным, но дослушай меня до конца. Если ты бросишь сейчас трубку, я не смогу тебе позвонить ещё очень, очень долго. Поэтому слушай. Слушай. Ты… дитя Светлого рода. Твоя мать была не просто полукровкой. В её крови было куда больше ангельской «золотой» крови… Она была символом семьи, её надеждой. Не опорой. За это отвечала другая дочь, продукт генной инженерии и хорошей родословной. А твоя мать… она должна была стать карающим копьём. Охранять род от посягательств. Она… по планам семьи она не должна была выходить замуж. Она должна была прожить очень долгую жизнь, став марионеткой.

Они … промахнулись с выбором. Они не смогли сломать твою мать. Более того, она сбежала. От них. В мир живых. И… встретилась с моим сыном. Возможно, если бы он был человеком, для тебя, моя девочка, всё закончилось бы куда лучше. По крайней мере, было бы что-то, что позволило бы тебе защищаться. Но… не сложилось. Он был некромантом. Сыном кащея. Чистокровным земным некромантом. Если бы в нашем роду были демоны. Или хотя бы полудемоны! Возможно, всё тоже закончилось лучше для тебя. Но не сложилось. Они встретились. Они влюбились друг в друга, пали в эту любовь, как падают в бездну. Понимая, что им больше никогда не увидеть света. Никогда не увидеть солнца.

Они скрывались почти два года после твоего рождения. А потом привезли тебя ко мне. В леса. И сказали, что … на их след вышел Светлый род. Они не знают, что у твоей мамы был ребёнок, поэтому… они просили, чтобы я для тебя стала семьёй. Потому что обладая такой внушительной родословной, ты сама – никогда не станешь магом или некромантом. И уж тем более, ты, гнилое яблоко Светлого рода, никогда не пробудишь в себе светлые силы ангелов. Потому что твоя мать запятнала себя союзом с некромантом.

Я тоже некромант. Конечно, не такой сильный, как мой сын. Но … я защищала тебя долгое время. Те, кого ты считала «родителями», на самом деле шикигами. Поднятые некромантом стражи. Я не знала только одного. Что в Светлом роду есть сильнейший прорицатель. Он и сказал, что есть гнилое яблоко. Есть тот, кто порочит честь рода, кто пятнает род одним своим существованием. Отправили ищеек.

Ищейки нашли меня. За мгновение до своей смерти, понимая, что от них мне не защититься, я возвела на тебе защиту. Я думала… много чего думала. Но я ошиблась во всех своих подозрениях. Они нашли тебя. Бродили вокруг, вынюхивали, но нашли. Тот автобус… та авария. Она была не случайна. Тот, кто тебя нашёл – это лич. Сильнейший лич, которого только можно создать. В Светлом роду нет и не может быть некромантов, так что они наняли кого-то со стороны.

Знай, моя девочка, лич не остановится, пока не придёт за тобой. Пока не убьёт тебя. Для лича – ты самое питательное из всех возможных блюд. Коктейль в твоей крови – это то, что позволит ему стать ещё сильнее. Намного сильнее.

Теперь мы подходим к тому, что тебе нужно сделать. Запомни. Победить лича может только другой лич. Убить лича может только некромант. Или создавший его, или другой. Лича можно временно остановить. Очень временно. Для этого нужно сжечь его. Полностью. В этом случае личу придётся восстанавливаться на материнском кладбище. Заново расти из костей мёртвых и плоти очередной жертвы. Этот ритуал зависит от могущества некроманта. Но даже самый могущественный не справится быстрее, чем за пару недель. После этого лич будет ещё осторожнее. А может быть, появится не один. Арина… Спасибо, что ещё слушаешь меня…

Девочка, кусая губы, комкала одной рукой простынь. Сердце рвалось из груди. Было бесконечно больно. Больно… Всё, что она знала – было неправдой. У неё было счастливое детство, потому что рядом была бабушка. А бабушка всё это время просто защищала Арину… и даже отдала свою жизнь.

- Девочка моя, я ни о чём не жалею, - словно услышала мысли Арины бабушка. – Я не могла представить себе даже, что у меня будет такая чудесная внучка. Я не могла даже в самом сладком сне ощутить столько радости, сколько ты принесла в мою жизнь. Я жалею только, что не смогла тебя защитить. … Теперь тебе придётся воевать самой. Арина. Арина… Тебе нужны союзники. Ты сама должна стать ещё сильнее, чем ты сейчас. Но для того, чтобы у тебя на это было время, тебе нужен союзник. Хотя бы тот, который защитит тебя от лича.

Это сложно объяснить… Я не поверила своим глазам, когда увидела тебя. Ты изменилась. Ты очень изменилась, моя девочка. Что-то случилось в ту ночь, когда ты была на грани между жизнью и смертью в больнице. Кто-то, тот самый кто отдал тебе свою кровь, снял то, что не давало тебе колдовать. Ты ещё не выбрала, тебе ещё только предстоит сделать выбор. Но ты больше не человек, моя девочка. Ты полукровка. Полукровка некромантского и Светлого родов. Если у тебя будет время, ты сможешь стать достаточно сильной для того, чтобы защитить свою жизнь от Светлого рода.

Но только если у тебя будет время. Я не знаю, как тебе научиться управлять этой силой. Отношения между некромантами… Это не то, что можно объяснить… особенно, когда человек смотрит на всё это немного со стороны. Нет-нет! Не думай, что я сейчас имею в виду что-то плохое. Просто некроманты – это такая большая и больная тема. Особенно, когда всё это приходится объяснять в ограниченное количество времени. Время уходит…

Придётся опустить ещё часть объяснений. Чтобы найти помощь у некромантов, тебе нужно что-то, что им предложить. В доме есть тайник. Мои шикигами уже все развалились, поэтому там в подвале ты не встретишь никого, кто мог бы тебе помешать. Сейф закрыт на кровь, чтобы его открыть, тебе нужно будет порезать ладонь, не сильно, и приложить ладонь к сейфу.

Внутри ты увидишь очень много всего. Но тебе нужно только одно. Там будет декоративный гроб. Тебе нужно взять его. И отнести по адресу, который будет на карточке. Торговаться не нужно. Это плата. Всё, что тебе будет нужно – это сказать, что тебя преследует лич. И ты отдашь «это» только в том случае, если тебе пообещают помочь. Причём, не просто пообещают, а скажут, что устранят лича. Вот и всё.

Арина сжалась.

- Если тебе откажут… А это весьма своеобразный тип, значит так тому и быть. Тебе нужно будет вернуться обратно и спрятать гробик в сейф. Возьмёшь оттуда кинжал, с чёрной рукоятью. Он не убьёт лича. Но если ты сможешь его ранить, именно лича, то рукоять наполнится его кровью. С её помощью ты сможешь найти некроманта. И убить этим кинжалом именно его. А… Время… Девочка моя. Там очень немного, всё-таки такой как ты… такой какой ты была, невозможно использовать мощь заклинаний некромантов. Поэтому в гримуаре, который я оставила для тебя, ты не найдёшь многого. Но если тебе откажут в помощи, возможно, там ты найдёшь что-то. Я ещё позвоню. Береги себя… Люблю тебя, девочка моя.

Спустя мгновение Арина открыла глаза уже в реальности, задыхаясь от слёз. Вой она заглушила подушкой, плечи девочки дрожали… Но слёзы больше не текли. Арина просто содрогалась мелкой дрожью, а потом мертво села на кровати.

Ей не нужно было смотреть на часы, чтобы знать, сколько сейчас времени. Три часа двадцать шесть минут.

Ещё можно спокойно ложиться спать.

Но не спалось. Зато руки тряслись. Сжавшись, словно пытаясь спрятаться от всего мира, Арина пыталась найти в себе точку спокойствия и не могла. Внутри всё бурлило, кипело и требовало выхода.

Нужно было что-то сделать. Нужно было успокоиться, собраться с силами, с мыслями, с собой, наконец!

Но как? Как это можно сделать?! Когда на голову вот столько вырывается информации?! Звонок с того мира, многослойность, многомерность мира…

«Интересно, что я узнаю дальше? Что мир плоский и стоит на трёх черепахах?!» - поднявшись с кровати, Арина набросила на плечи тёплый халат. Включила свет и вытащила тетради и ватман. Лучше заняться домашней работой, чем сидеть и трястись. К тому же цифры всегда её успокаивали. Спрятавшись за ними, приняв их форму и их обличье, можно было расслабиться. Можно было не думать о реальности, а только стать одной из них. Такой же спокойной.

Такой же имеющей значение только в сочетании с чем-то ещё.

Ручка легко скользила по бумаге. Каждая новая строчка приводила к тому, что девочка успокаивалась всё больше и больше.

К утру, когда на часах было шесть часов, домашнее задание было выполнено на пару недель вперёд, а сама Арина вернулась в кровать. После завтрака Арина уезжала в квартиру Натальи Викторовны.

На этот раз уснуть удалось легко.

И утром, когда милая медсестра пришла её будить, Арина уже достаточно взяла себя в руки, чтобы не выдать собственное состояние ничем. Хотя какое там «собственное состояние», скорее до истерики оставалось не так уж и много.

- Арина?

Приоткрыв после деликатного стука дверь, Наталья Викторовна остановилась на пороге:

- Ты готова отправляться?

- Да, - кивнула девочка. – Сумку я собрала ещё с вечера.

- А ночью ты что делала?

- Домашнюю работу, - виновато улыбнулась Арина. – Не могла уснуть. А поскольку у вас сегодня вечером сложная работа, я не пошла к вам за успокоительным.

- Заботливая, - вздохнула женщина укоризненно. – Могла бы подойти к медсестре на дежурном посту.

- Нет. Там была Лена. Она добрая, но она не очень вдумчиво читает назначения.

Наталья Викторовна улыбнулась и кивнула:

- Увы, твоя правда. Арина, нам придётся сначала заехать в магазин. В доме шаром покати. И, кстати, кое-что ещё.

- Да?

- Ты готовить умеешь?

- Конечно, - удивилась от души девочка. – Бабушка научила, ещё когда я была маленькая.

- Значит, всё куда проще! – неподдельно обрадовалась Наталья Викторовна.

Разговор и пояснение её радости Арина получила в машине, когда они уже отъезжали от центра.

- Я совершенно не умею готовить, - заметила Наталья Викторовна. – Поэтому я попрошу кухню взять под свой контроль именно тебя. И заглядывать со счетами на оплату, например, в банк. Сама разберешься.

- А как же… - растерялась Арина. – Но вначале понадобится тогда пройти по списку блюд, что вы любите, а что нет.

- Хорошо. Я тебе назову потом, что не ем категорически, - согласилась спокойно Наталья Викторовна. – Только кое-что ещё. На «ты», хорошо, Арина? Я не настолько тебя старше, чтобы это имело решительное значение.

- Я не могу!

- Придётся научиться, - насмешливо сообщила женщина. – Ты погоди, я тебя ещё чему-нибудь плохому научу. Кстати, пристегнись. И ещё, сейчас заедем в магазин, нужно купить хоть что-то съедобное. В доме есть, конечно, крупы, макароны, но, одним словом, совершенно ничего съедобного.

Арина закусила губу, а потом не выдержала и засмеялась.

Наталья Викторовна взглянула на неё с удивлением.

- Какой у тебя красивый смех, Арина.

- Спасибо, - девочка смахнула выступившие слезинки на ресницах. – Хорошо, в магазин, так в магазин.

- Тогда кое-что ещё, я тебе сейчас расскажу, как будем жить. Квартира трёхкомнатная. Одна комната будет твоей. Одна комната – моя, я буду там останавливаться, когда буду возвращаться. Можешь гостей приводить спокойно. Если я буду приезжать, я буду звонить заранее.

- Я буду готовить к этому моменту еду, - кивнула Арина.

Наталья Викторовна, подразумевающая всё-таки немного другое, вздохнула и решила пока не спорить

- Хорошо. Если тебе нужно куда-то поехать на машине, ты мне скажешь, если это будет возможно – я тебя отвезу. И… - Наталья Викторовна вздохнула и нажала на кнопку, принимая вызов на гарнитуру. – Слушаю.

- Наталья Викторовна. Снова ваш пациент из четвёртой просит его отпустить.

- Нельзя. Даже под его личную ответственность. Никак нельзя. И кое-что ещё, приготовь склад к приёму новой продукции. И запиши на вторник к нам Артура.

- Хорошо, Наталья Викторовна. А этому, из четвёртой, что сказать то?!

- Дай мой телефон. Я сама с ним поговорю.

- Да! Спасибо!

Помощница Натальи Викторовны отключилась, и женщина тут же взглянула на Арину:

- Итак, на чём мы остановились?

- На поездках… Наталья Викторовна, мне нужно съездить в деревню. Я доберусь сама, без проблем. Просто… мне очень нужно кое-что оттуда забрать.

- Когда ты хочешь?

- Сегодня вечером.

- Сегодня вечером у тебя точно не получится. Во-первых, тебе придётся разобрать вещи. Во-вторых, посмотреть, как идти к университету и на чём туда можно доехать, если вдруг станет плохо. В-третьих, посмотреть, что собой представляют окрестности. Наконец, тебе нужно будет обойти квартиру. И отдохнуть.

Арина задумалась.

Тот зеленоглазый был где-то рядом, если она правильно поняла. Она ощущала его совершенно понятно каким образом. Бабушка сказала, что в Арине пробудилось что-то. Некоторая сила, которую она сама ещё толком не приняла и не поняла. Значит все те видения, которые были, Арина не придумала. Это было… часть её дара? Хотя вряд ли, какой ещё дар.

Не в фильме же!

Но всё же, может быть, действительно стоило немного подождать? Тем более что на следующей неделе выходных должно было быть больше. Не только суббота и воскресенье, но ещё и пятница.

- Да, так будет лучше. Спасибо.

- Не за что, - женщина чуть заметно улыбнулась. – Считай, что у меня совершенно эгоистичные побуждения. Мне не хочется покупной пиццы, а хочется домашней еды. И уж тем более, не хочется сегодня проводить в доме ночь одной. Завтра я буду весь день дома. Погуляем с тобой вокруг, покажу тебе, где магазины, где что можно найти и где что можно купить. А в понедельник, перед тем, как ехать на работу, завезу тебя в университет.

- Наталья Викторовна… Тот мужчина, который приходил.

- Отец твоего одногруппника, Антона, кажется.

- Да. Почему он… так, ну, как так сказать…

- Почему считает, что со мной лучше не ссориться, насколько это возможно? – уточнила Наталья Викторовна. Её руки чуть сжались на руле и тут же расслабились. Остановившись на красном свете, она на мгновение задумалась, подбирая слова. – Я бы не назвала свой профессиональный долг… Нет, не так.. Мы познакомились на моей последней практике. Ему ставили инвалидность. Говорили, что он никогда не сможет сходить. Я подняла его на ноги. И тогда же он привёл ко мне человека, который после моего выпуска дал мне кредит под нереальные условия на открытие собственного центра. Долгая рассрочка, никакой переплаты, возможность в любой момент заморозить выплаты. Он бы подарил мне эти деньги, но я не взяла.

- Почему? – тихо спросила Арина.

- Я в него влюбилась. Он старше меня почти на двадцать лет. Женат. Двое детей, - машина плавно тронулась с места. – Так что, ему было не до меня, а я так и не посмела признаться в своей любви. Но тот человек до сих пор присматривает за мной. И вот его Михаил и боится. Именно поэтому с одной стороны он признает мой … врачебный профессионализм, с другой стороны не хочет вызывать гнева того человека. Вот такие дела, Арина.

Девочка кивнула, прикусила губу и взглянула в зеркало.

За мощным джипом ехала простая белая десятка. Кто-то сидел на «хвосте» у Натальи Викторовны, и этот кто-то охотился именно за ней…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018