И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 8. Лицом к лицу.

В понедельник утром Наталья Викторовна уехала, оставив Арине на тумбочке ключи. Её собственные ключи от места, которое Наташа – Таша твёрдо велела считать своим домом.

Надо было искренне порадоваться за себя, в первую очередь, что так повезло, что теперь есть возможность быть… счастливой? Но Арина не могла. Голова была чугунной, а уж как восхитительно звенела на поворотах! Ощущение было такое, что вот-вот этот звенящий котелок просто отвалится и покатится по дороге. Впрочем, там, внизу, ему было самое место. Потому что так болеть голова не должна! Она кость! В принципе. По идее.

После всех этих событий, видений, непонятных историй… Одним словом, Арина начала сомневаться в том, что она всё знает и об окружающем мире и о себе в общем.

Она была человеком… Считала себя человеком до звонка бабушки. И то, что она сказала той ночью, ещё предстояло обдумать и большей степенью понять. Если же понять не получится… что ж, у Арины был уже в запасе хороший способ как не думать. Умотаться так, что стоять на ногах было решительно невозможно. Думать в таком состоянии тоже не получалось.

Умывшись, Арина привычно завязала на голове бандану, взглянула на черепа и криво усмехнулась. Это так посчитать, черепа можно смело считать её семейным талисманом. Дочь некроманта. Дочь той, в крови которой много светлой ангельской силы… Гнилое яблоко для огромного рода. Ничего удивительного, что они подослали убийцу, для Арины не было. Несмотря на то, что историю в школе (да и в университете впоследствии тоже) она не очень любила, это не значило, что она плохо её знала. Девочка хорошо понимала, что «инакий» ребёнок – это признак слабости рода. А слабость, где в ходу очень большие деньги и очень серьёзная власть, это не просто недопущение, это смертный приговор. Какой бы тайной не была война, даже та война, которая ведётся на языке денег – она тоже строится на чужой крови, на чужих костях.

Арина понимала это с позиции теории, сухой информации. На практике же это было страшно. Понимать, что нападение состоится в любом случае, но не понимать, откуда придёт беда. Какую форму она примет на этот раз. Автобус? Крыша? Стекло? Окна? Чего бояться? От чего держаться подальше? Люди? Нет… Люди уже давно в рейтинге Арины ушли с первого места. Мир вокруг был слишком… нечеловеческим, чтобы люди, не знающие о нём, могли считаться хотя бы тенью опасности.

Впрочем, люди по-прежнему могли испортить настроение, доставить неприятности, сделать гадость или ослабить Арину, поспособствовать тому, что в расшатанном состоянии она сделает ошибку и попадётся тому зеленоглазому личу. Девочка отдавала себе отчёт, что сама она ничего не сможет сделать. Не зная, какие силы бывают, не зная, чем можно пользоваться и вообще понимая, что если она снова увидит лича – то перепугается до полусмерти!

- Итак, Арина Яблочная.

Девочка дёрнулась, повернулась от широкого подоконника и вздрогнула. Антон был один. В этом тёмном закутке было так хорошо сидеть на переменах. Здесь совсем рядом были технические лаборатории кафедры, куда доступ простым студентам был запрещён, а уж как ругались за любой шум здесь! Поэтому и коридор этот особо не жаловали студенты.

- Не вздыхай так тяжело, Арина. Не вздыхай, - Антон, засунув независимо руки в карманы, разглядывая девочку. – Ты жирная корова, с седыми патлами и глазами забитого зверя – абсолютно не в моём вкусе. Точнее даже будет сказать, ты вызываешь у меня отвращение!

- Так и иди, куда шёл, - хрипло сказала Арина. – Коридор пуст, так что, поворот на сто восемьдесят градусов и по прямой, никуда не сворачивая.

- Хамишь, крошка? Нарываешься.

- Слушай, ты пришёл сюда. Начал первым. Если ты считаешь, что все только при одном твоём появлении должны падать ниц, то тебе стоит показаться психиатру. Хотя можно начать с психолога, с комплексом нарциссизма и неоправданно завышенным уровнем ЧСВ. А теперь, будь хорошим мальчиком, развернись и иди. Куда-нибудь уже. Желательно было бы с концами, но всё же…

- А ты смелая, - удивился парень, шагнул ближе. Хотел было сделать ещё шаг, но наткнулся на взгляд девчонки, которую считал своей живой игрушкой и застыл. Она… В сером омуте глаз, цвета утреннего неспешного тумана поздним зимним вечером, загорались алые огоньки. Словно волчья стая подошла ближе и кружила уже вокруг жертвы. – Ты не человек что ли? – брякнул Антон в растерянности.

- Да, - Арина, поняв, что в покое её не оставят, двинулась прочь сама – по коридору к кабинетам, независимо передёрнув плечами. Потом остановилась, повернулась резко. Антон стоял там же, у окна и в сером осеннем свете за его спиной колыхалась серая рваная мантия.

- И ты – тоже, - добавила она насмешливо.

Не смех, хохот гиены, провожал её, пока она уходила всё дальше и дальше, понимая, что конкретно этот человек к ней больше не подойдёт. Потому что неожиданно – они оказались на одном поле… И пусть Арину это нисколько не радовало, такое вот… единение, её мнение никого не интересовало.

Неделя прошла в том же духе, что и её начало. Подготовка к парам, первые семинары, первые исследования на дом, первые рабочие материалы. То, что на паре Арина оказалась вместе с Антоном, сюрпризом было более чем выматывающим, но особых неприятностей не последовало. Парень, проводивший большую часть свободного времени в больнице, в университете предпочёл вести себя некоторое время тихо.

- Это даже не перемирие, - сообщил он Арине, когда они сидели в библиотеке над талмудом, посвящённым математическому аппарату одного из физических законов, о котором им предстояло делать презентацию. – Считай, что это всего лишь…

- Нейтралитет, - подсказала Арина, откалывая в сторону энциклопедию и открывая следующую. – И кое-что ещё, в следующий раз, если вздумаете с кем-то играть в университете… или за его пределами, смотрите, кому именно вы можете попасться на глаза. Потому что в противном случае, кто знает, что этот «кому» с вами сделает.

- Это угроза?

- Нет. Пока просто предупреждение.

- Слишком много на себя берёшь.

- Возможно, - не стала спорить Арина, перекатывая между пальцев чётки из разноцветных камешков. Те самые камни, что оставила на столе незнакомка, сказавшая «стань сильнее», оказались не просто случайными, они были подобраны так, чтобы составить гармоничную цепочку. Арина, ощущая, что с каждым днём, с каждым часом с неё что-то сползает, словно шкура, словно чешуя, пыталась цепляться за свою человечность. И эти чётки ей помогали.

Ей не было дела до своры малолетних гиен. Абсолютно никакого. По сути дела, если бы они развлекались друг на друге, девочке и в голову бы не пришлось сказать ни слова. Но их развлечения над другими были тем, чего она, почему-то, допустить не могла. И не хотела.

Антон молчал, перелистывая страницы, потом поднял взгляд на Арину:

- Слушай, - заговорил он медленно, словно уже не просто продумывая, а представляя себе каждое движение, каждый миг того, как это случится. – А ты не боишься, что сейчас я переверну этот стол, швырну тебя вон в те полки? Когда ты потеряешь сознания, от тех толстых томов, что свалятся тебе на голову, я разрежу на тебе одежду. Потом соберу её в пакет, уберу в свой рюкзак и просто выйду, оставив тебя без всего.

- Пункт первый, - Арина, сделав пометку в тетради, отмечая для себя ещё один абзац, подходящий для исследования, передвинула учебник Антону. – Чтобы это сделать, нужно, чтобы у тебя с собой был нож. Ножа у тебя нет. Силы – докинуть меня до той полки, у тебя есть. Но инерции, чтобы я врезалась с такой силой и посыпались книги, уже просто не хватит. Касательно последнего, здесь, знаешь ли, убираются. А где уборка – там халаты. Так что я всегда могу взять халат, спуститься вниз, на пост охраны и позвонить тому, кто мне поможет. Всё просто.

- Ты слишком спокойная.

- Ты слишком много говоришь.

Арина подняла взгляд и застыла. Антон смеялся. Совершенно беззвучно. Плечи парня вздрагивали, он пытался успокоиться, но как только его взгляд падал на Арину, как он снова начинал хохотать. Порядком удивившись и не видя причин такого поведения, девочка придвинула к себе последнюю стопку учебников и предпочла заняться ими.

- Слушай, - Антон, положив ладонь на обложку, не дал Арине открыть книгу. – Арин.

- О! Человеческая речь пошла.

- Был не прав, извиняюсь, - парень насмешливо улыбался. – Слушай, а ты совсем не такая тихоня и скромница, какой казалось.

- Я бы на тебя посмотрела, если бы у тебя с утра пораньше болело всё тело так, что просто встать с кровати было подвигом. А уж идти – только сдерживая слёзы, - сообщила немного невнятно девочка, сдвигая руку Антона в сторону, и дёрнулась тут же, тряся обожжённой ладонью.

- Дай я посмотрю!

- Не трогай… Всё прошло, - Арина смотрела на свою ладонь в недоумении. Ощущение было такое, что сверху вылилось раскаленное масло. Но сейчас ничего не было. Что за?!

- Окей, окей, не трогаю. Как насчёт того, чтобы доделать этот материал, а презентацию я потом один подготовлю. У тебя же нет компьютера?

- Нет, - согласилась девочка. – Спасибо, это будет очень кстати. Не хотелось бы сидеть в библиотеке, делая всё урывками. Всё! – отложив в сторону последний учебник, Арина потянулась. – Вот эти четыре я возьму с собой.

- Не надорвёшься?

- Нет. Они достаточно лёгкие, - словно и не заметила достаточно злой подколки девочка, - тебе рекомендую прихватить вот эту, вот эту и вот эту. И вот этот талмуд. Информация в нём не ценна сама по себе, зато здесь отличные графики.

- А остальные?! – смерил Антон взглядом список из двадцати пунктов.

- Пересечения. Они ссылаются друг на друга. Эта, например, ссылается на вот эту, только более старого издания. И так далее. Договорились?

- Да, не проблема… Только как мы будем решать, о чём пишем?

- По главам. У тебя хорошо идёт стереометрия, а у меня чистая математика. Ты описываешь практику, а я возьму на себя теоремы и доказательства.

Антон кивнул, потом взглянул на часы:

- Мы засиделись. Я провожу тебя.

По лицу Арины скользнула гримаса удивления, но открыто недовольство она демонстрировать не стала. Всё чаще просыпающееся шестое чувство, вышедшее из глубокой комы, намекнуло, что лучше вести себя потише и поспокойнее. А в такие моменты вообще принято благодарить:

- Спасибо. На улице уже потемнело.

- Боишься темноты?

- Скорее того, кто в ней прячется.

- Может прятаться? – уточнил Антон.

- Нет, - Арина, взяв выбранные учебники, поднялась и вздрогнула.

- Я это отнесу, - Антон двинулся вперёд, оттерев её плечом, и девочке не осталось ничего, кроме как пойти вслед за ним, от души недоумевая, что это с одногруппником такое непонятное происходит.

Через полчаса они уже шли по улице. После тяжелого дня, и, скорее, даже после тяжёлой недели, Арина прихрамывала, и вместо того, чтобы оставить её, Антон намеренно замедлял свои шаги, потом вздохнул.

- Арина, ты вообще с парнями встречалась?

- Нет, - спокойно сообщила девочка, пытаясь перевесить сумку на другое плечо. – Я асоциальный элемент. У меня нет навыков общения с людьми.

- Убить их хочется? – уточнил Антон, словно на мгновение обнимая Арину, а затем снимая сумку с её плеча и забрасывая на своё. – Для нелюдей это нормально. Ты о себе узнала недавно что ли?

- После аварии, которая отправила меня на инвалидное кресло, - снова предельно честно ответила девочка.

Парень поморщился и кивнул:

- Теперь понятно. Если бы мы знали сразу, что ты не человек, и близко бы не подошли. Нас не то, чтобы мало, но это Полуночный кодекс, можно назвать это так. Для развлечений и еды – есть люди. Тех, кто к ним не относится, трогать нельзя. Впрочем, некоторые люди могут оскалиться и показать клыки, это порой бывает и больно, и унизительно.

- Прости, - пробормотала Арина растерянно. – Еды?

- Ну, да, например, потомки вампиров. Чистокровные вампиры высушивали людей до дна, за один присест. А тем, в ком текут капли и частицы их крови, достаточно лишь отведать немного крови. Не хочешь стать жертвой вампира? – уточнил Антон, а когда девочка шарахнулась от него, ухмыльнулся, демонстрируя тончайшие острые клыки. – Верно догадалась. Вампирское очарование, вампирская красота. Именно поэтому я самый красивый парень университета. Не бойся. Расслабься, Арина. Сила вампира на тебя почти не подействует. К тому же, твою кровь я бы не стал рисковать пить.

- Велик шанс отравиться?

- Велик шанс не удержаться и выпить до конца. А это … гарантированное попадание под юрисдикцию особого полуночного отдела… - Антон вздохнул и вдруг замер. У Арины по спине мурашки прошлись от того, как он мгновенно преобразился. Только что рядом был ровесник, разве что более порочный и однозначно искушенный, но выглядящий почти как человек, а прошло мгновение, и вот уже рядом застыл некто… кого человеком назвать не получится. Слишком выбивающийся за рамки обыденности, слишком хищный.

- Кто-то идёт за нами, - пробормотал Антон, снова расслабляясь.

- Это за мной, - сообщила Арина, удивляясь сама своей хладнокровности. – Тебе лучше уйти.

- Слушай…

- Извини. Это… убивает свидетелей. Думаю, твои родители предпочтут увидеть тебя дома живым, а не мёртвым в гробу. Если останется, что хоронить.

Не напугала. Парень осмотрелся по сторонам, прикидывая, где они находятся, потом потянул Арину на себя:

- Бежать сможешь? Тут недалеко.

- Недалеко?

- Часовня. Очень маленькая. Но стоит на святой земле и сама действительно святая. Я уйду сразу же, но тот, кто преследует тебя, не сможет пересечь черту. Ты же… Неважно. Беги!

Арина кивнула. Бежать было не тяжело, но больно. Суставы вели себя прилично, но зато почти сразу же заныли мышцы. Всё вокруг стелилось чёрной полосой. Дома, дороги, деревья, в потустороннем сером тумане, поднимающемся от земли – все они казались единой пеленой, размывшей окружающий мир до выцветшего листа бумаги.

Далеко бежать не пришлось. Часовня действительно была рядом, закрытая на толстый замок.

Антон, даже не оглянувшись в поисках свидетелей, сорвал замок, открыл дверь и втолкнул туда Арину. Следом прилетела её собственная сумка… и мужская кожаная куртка.

- Это поможет тебе не замёрзнуть.

- Спа… Спасибо.

- Мы с тобой одного поля ягодки. А свой свояку помогать должен…

Добавить что-то ещё Антон может и хотел, но досадливо цыкнул и буквально растворился, плотно закрыв за собой дверь.

Арина прижалась к стене, противоположной от проёма, закрыла глаза. Телефон в сумке подал признаки жизни, она даже успела открыть смс-сообщения, чтобы увидеть короткое: «Не приду на ночь, сложный пациент. Потом смена на сутки и в понедельник на конференцию. В общем, появлюсь во вторник, если что – звони».

Таша была в своём репертуаре. Вся в работе, абсолютно вся. Никаких личных встреч. Никаких звонков, никаких друзей. Арина не спрашивала, как так получилось, что всех друзей её старшая подруга растеряла, просто приняла как данность, что неожиданно оказалась самым близким человеком для своего лечащего врача. Что совершенно не спасала от жуткого массажа, страшных мазей, ванночек и просто изуверской гимнастики.

Девочка успела успокоить дыхание, успокоиться сама, когда дверь часовни, в которой она была, отлетела прочь и обо что-то ударилась.

И на пороге возник её самый страшный кошмар.

Он был всё в том же бежевом плаче. Зеленоглазый старик с серой кожей.

Лич. Вспышка страха опалила всё тело. Даже если бы нужно было двинуться, кинуться прочь, ещё совсем недавняя жертва не смогла бы.

- Вот мы и свиделись, конфетка, - пропело радостно создание, потирая ладони. – Сейчас мы тебя отсюда аккуратненько… аккуратненько…

Руки лича наткнулись на невидимую преграду. Арина, натянула повыше куртку, чтобы не было видно, как дрожат её руки, как отчаянно она сама сжимает разноцветные камни чёток.

- Конфетка! – удивился лич. – В святом месте?! А что это ты там делаешь?

- Тебя жду, - пробормотала Арина, ощущая, что вот-вот начнёт падать, что сил стоять у неё, уже нет! Слишком страшно. Вокруг была темнота. Пыль, паутина. С полок щерились черепа, почему-то выдраенные, словно бы отполированные.

Свет проникал только из маленького чердачного окошка сверху и из сорванной двери, где стоял, сверкая мертвенно-зелёными глазами, лич.

- Это, конечно, хорошо, что ты меня ждёшь. Но почему ты меня ждёшь там, когда я тебя хочу видеть здесь?

- Видимо потому, что я в твоё «здесь» совершенно не хочу.

- Действительно, - лич хихикнул мерзко и весь подался вперёд, снова отпрянул от невидимой линии. – Вот только, конфетка, что ты делаешь там? В святом месте. В тебе течёт гнилая, отравленная кровь. Она тебя пустить туда не должна была!

Сама толком не зная почему, Арина поверила личу. Он говорил правду. Сейчас ему не то, что выгодно было не врать, сейчас правда была куда более страшным оружием.

Лич отступил ещё на шаг, ещё.

Мертвенная зелень его глаз погасла. Не успев даже отвести взгляд, девочка ухнула в бездну мёртвого чёрного взгляда. Взгляда… некроманта.

- Удивляют меня эти рода и их представители, - заговорил снова лич. И хотя голос был тот же самый, интонации изменились. Этот, настоящий, некромант – был куда опаснее своего слуги. И что было куда более страшным и неочевидным, Арина ему понравилась.

- Думаю, отдавать тебя твоим недалёким родственникам сущее расточительство. Ты будешь куда более ценным ингредиентом для моих зелий, девушка.

- Ценным… ингредиентом?

- Конечно. Не спешите меня бояться. Куда более ценный ингредиент – живая кровь, чем мёртвая.

- Докажите. Отзовите своего лича.

- Не могу, - некромант в видимой досаде всплеснул руками позаимствованного тела своего создания. – Тут, видите ли, девушка… как вас зовут, кстати?

- Арина.

- Очень приятно, Арина. А я – Ливий. Мамочка «постаралась». Решила, что это будет смешно, если у некроманта будет говорящее имя. Знаете, как с латинского переводится? Чёрный. Лучше только у женского варианта. Ли-ви-я. Иссиня-черная. Потрясающе, правда?

- Имена много значат?

- Нет. Хлам, в большей своей степени. Среди инферналов ещё есть некоторые чудаки, которые придают значение полному имени. Но там свои сложности.

- Хорошо. Итак, Ливий… Почему вы не можете отозвать своего лича?

- Потому что я только его создал. А на «дело» его отправили другие. Так что, Арина, я не могу его отозвать. Он уйдёт сам. Как только прокричат петухи. Хотите, чтобы он вам не досаждал, я проведу с вами время до утра?

- Я могу разве отказаться?

- Да кто ж вас принуждать то будет? – удивился Ливий. – Ничего подобного. Хотите – составлю компанию. Хотите – общайте лича. А хотите, научу вас заклинанию, будете спокойно спать до утра, не слыша его воплей.

Арина хмыкнула. Уснуть? Вот этот вот некромант сейчас серьёзно? Кстати, судя по мелочам, по построению фраз что ли, такое ощущение, что они практически ровесники. Интересно, а те, кто не относится к людям, взрослеют по тем же правилам, что и остальные?

- Оставайтесь, Ливий. Только…

- Только?

- Можно я задам вам пару вопросов? На меня это «наследие» в виде собственной крови и природы свалилось неожиданно, мне даже спросить не у кого, что происходит.

- Не проблема, - тут же обрадовался некромант, усаживаясь прямо там, где и стоял. И хоть Арину передергивало от взгляда на лича, она оказалась с ним лицом к лицу. И между ними была только тонкая-тонкая, едва уловимая преграда. Неощутимая, незримая, но та, через которую невозможно было пробиться.

Девочка не обольщалась. Спокойствие этого самого некроманта обеспечивалось именно этим – тем, что он хорошо понимал, что сейчас вытащить Арину из часовни невозможно. А информация – это ценный стратегический ресурс. Это возможное преимущество, которое Ливий определённо собирался использовать.

- Только, – добавил он тут же. – Взаимно.

- В смысле?

- Ты задаёшь вопрос, получаешь ответ. После этого наоборот, я задаю вопрос и получаю на него честный ответ.

- Это…

- Честно, - подсказал Ливий и улыбнулся.

Арина содрогнулась. На синих губах лича улыбка смотрелась так жутко, что буквально онемело всё тело!

- Хорошо. Это… честно…

- Это не просто честно, это кредо некромантов. Всё просто. Мы никогда не делаем ничего без выгоды для себя. Хочешь получить что-то от некроманта, придётся заплатить. Так, твой вопрос?

На мгновение задумавшись, девочка вдруг осознала, что тот вопрос, который она хотела задать, тот из-за которого согласилась на условия некроманта, она… забыла! Планы пришлось менять на ходу.

- Хорошо. Ты можешь что-нибудь рассказать о заказчиках, для которых создавал лича?

- Нет. Даже если бы мне вдруг пришло в голову потерять хорошего клиента. Репутацию некроманту нужно беречь смолоду.

Арина невольно хмыкнула, потом спросила:

- Смолоду, а тебе сейчас сколько?!

- Ну, … если я скажу двадцать, ты же не поверишь?

- Нет. Не поверю.

- Мне пятнадцать. Ну, в смысле, будет. А тебе?

- Мне? Восемнадцать. Я тебя старше.

- Ты?! Меня?! – в голосе некроманта зазвучали одновременно обида и недоверие. – Да ладно! Тебе четырнадцать, больше не дашь!

- Ну, а обманывать зачем я буду? Я уже на втором курсе университета. Спокойно учусь… Училась. Пока не началась вся эта … история, стоившая мне точно пару-тройку лет жизни, - Арина съежилась. Накатили горькие воспоминания, снова страх той ночи.

- Хорошо! – лич неожиданно полыхнул зеленью глаз и снова утих. – Пытается вырваться из-под контроля. Ощущает, что скоро утро… Итак, мой вопрос!

Арина кивнула.

- У тебя парень есть?!

- Нет… - изумилась его собеседница неожиданному вопросу.

Ливий же едва заметно поморщился. Восемнадцать? Ей? Вот этому ребёнку? Нет, не девушка. Девочка. Слишком наивная. Ему такая точно не подходила. Хотя присмотреть, да, всё равно нужно. Особенно если с личом его справиться сможет.

Он не соврал ни словом. Живые девственницы в делах некроманта – не просто интересная игрушка, а очень редкий и ценный ингредиент. Достаточно ценный для того, чтобы поиграть немного в дружелюбие.

- Твой следующий вопрос! – торжественно провозгласил Ливий.

Арина невежливо ткнула пальцем в розовеющий край неба.

- Тебе не пора ли?

- Действительно, - от души удивился некромант. – Пора. И… это, Арина.

- Да?

- Не прощаюсь. Ещё увидимся. А лич уйдёт скоро сам. Ждать не будет. Не думай.

Арина благодарно улыбнулась на прощание, помахала рукой. Заткнула уши, когда зеленоглазый лич, вернувший контроль над телом, начал изгаляться. И просто ждала. Пока тонкая полоска рассвета превратится в полноценное солнце.

А потом, не заходя домой к Таше, девочка-девушка кинулась на вокзал. На первом автобусе туда, на последнем – обратно. Рисковать и ночевать одна в деревне Арина больше не хотела. Поняла, что сегодня её спасло только чудо, а завтра его может уже не случиться…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018