И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Неудачники. Охота за сокровищами.

Охота за сокровищами.

Неудачники - 1

Глава 1. Разваленный храм.


Глава, в которой мы знакомимся с Молнией

Гильдией «Черный храм» и миром Итаян


В черном-черном лесу, на черной-черной, обгорелой поляне, стоял разваленный храм. Покосившиеся деревянные остовы грустно смотрели в разные стороны. Провалы разбитых окон щерились на мир в напрасной попытке укусить.

Цветные прекрасные витражи рассыпались звездными осколками по поляне. В неярком свете ТенРю, небесного дракона, они казались ночными звездами, решившими прикорнуть среди тьмы, царящей на поляне.

Бархатная ночь середины лета только вступала в свои права. Еще толком не успели распеться ночные птицы. Не успели раскрыть свои бутоны ночные цветы. Но что-то уже сдвинулось в окружающем мире.

С края горизонта, словно кто-то вылил фиолетовые чернила, темнело небо, готовясь ко сну. Первые звезды уже загорелись на отведенных им местах. Пришли в движение звездные обитатели. На Итаяне привыкли к тому, что созвездие девы может пойти в гости к созвездию сирены, а путеводная белая принцесса – уйти в соседнее полушарие, освещать дорогу заблудившемуся кораблю.

Жители Итаяна привыкли и к тому, что ночной ТенРю со своими кольцами, мог перепутать время ночи со временем дня – и показаться кокетливо из-за края пушистых золотых облаков в совсем не отведенное для этого время.

Дневные близнецы – светила, Нао и Ладо соблюдали правила, установленные ими самими, и никогда не появлялись не днем. Зато, они могли прийти и поодиночке, если ссорились. Если ссора затягивалась, то все небо заполнялось темными черными тучами, и начинал идти дождь. В этом случае необходима была помощь других небесных обитателей, чтобы примирить близняшек.

На Итаяне не было богов. Не было жрецов. Не было королей и палачей… Мир жил так, как ему хотелось. И тем расам, которые его населяли, пришлось не только смириться с этим, но и полюбить Итаян. Полюбить всей душей. Полюбить глубокое хрустально-серое дневное небо и темно-фиолетовое ночное. Полюбить разводы золотых облаков и тяжелые, черные грозовые тучи. Полюбить запах, которым наполнялся воздух и по которому чаще определяли погоду. Полюбить особые правила.

Итаян был прекрасен. Население жило в городах, маленьких деревушках, крупных поселках или просто кочевало по степи.

Города эльфов, устремляющиеся с земли вверх и вверх, словно капли росы на радужной паутинке, были сияющими, прекрасными, величественными. Города ночных эльфов, дроу, тянулись вниз. Сеткой причудливых очертаний, они царили под землей. Города гномов поясом домов окружали горы снаружи – и, безусловно, внутри. Кентавры, предпочитающие степь, и живущие в мире и согласии со степными народами, кочевали, раскидывая цветные шатры. Дриады, которые всегда царили в лесах светлых эльфов, жили на деревьях, предпочитая ветвистые живые тенты прохладе и теплу домов.

Драконы прятались в горах и на отдельных островах. Русалки и урсаилы бок о бок осваивали подводные пространства.

Итаян был огромен. Места на нем хватало всем и каждому. Магия была разлита в воздухе, и порой казалось, что можно ее черпать руками, пить, словно живую воду.

И над всем этим прекрасным безумием царила одна единственная надпись: «Заповедник», видная всем магам, ранг магической силы которых был хотя бы выше среднего.

Итаян был миром-заповедником. Миром, в котором собирались изгои. Миром, в котором можно было жить по своим правилам только в том случае, если эти правила – не затрагивали жизнь и свободу других людей. Не согласных – выкидывали за пределы планеты. За этим наблюдала специальная гильдия карателей.

А еще были маги. Магия была хлебом, магия обеспечивала зрелища, магия – была уделом сильных и слабых.

Одиночке выжить было не так-то просто, задавливали конкуренты, и маги объединялись в гильдии. Гильдии выполняли заказы. Каким-то уходили заказы на то, чтобы вырастить цветы, доставить урожай или устроить праздник. Кто-то обеспечивал порядок на праздниках и в городах, а кто-то безопасность торговых караванов. В конце то концов, разбойников, интриганов никто не отменял. Несмотря на статус «заповедника» Итаян во многом был обычным миром. Были и убийцы, причем некоторые – очень даже официальные, состояли на службе в гильдиях. Неважно, кто ты по расе, неважно – какая у тебя сила. На Итаяне найти дело по душе мог кто угодно…

Далекий раскат грома, и неожиданно близкая вспышка молнии вновь высветила развалившийся храм.

Гильдия Черного храма, магов которой за глаза называли «неудачниками». Выполнить задание для них казалось невозможно. Гильдийцы проваливали их раз за разом. И впоследствии, задание уходило кому-то из другой гильдии.

Тем не менее, заказы продолжали доставляться в центральную гильдию. Для Черного храма – развалины храма были единственным местом, в отличие от других гильдий, у которых было по нескольку десятков филиалов.

Еще одна вспышка, и молния ударила прямо в поляну. Зазвенели возмущенно серебряные травы, мелко дрожа. Затихли птицы в кустах. От ударной волны качнулись кустарники.

- И почему вечно мне приходится этим заниматься? – поправив копну серебряных волос, по которым то и дело пробегали маленькие вспышки молний, девушка двинулась к храму.

Остановившись перед покосившейся дверью, висевшей на одной петле, посланница ударила ногой в дверь. Жалобно скрипнув, та приоткрылась.

Внутри было темно. В ночном воздухе танцевали серебристые пылинки. На столе танцевали огоньки свечей. Взглянув на них, девушка вошла внутрь. Вдохнула приторно-влажный воздух и закашлялась.

- Вечно у неудачников мерзко воняет, - пробормотала она, вытаскивая из сумки несколько листов. – Надеюсь, им ничего отсюда не понравится. Все равно же ничего толкового…

Расклеив на доске между двумя окнами принесенные листочки, девушка двинулась обратно.

- Меня! Молнию! Лучшую почтальонку всего Итаяна, отправляют вечно в Черный храм. Ненавижу их… - недовольно бурчала девушка, вновь толкая дверь и остановилась, как вкопанная, обнаружив, что она уже не одна.

Впереди, на поляне перед храмом, скрестив мрачно на груди руки, стоял высокий мужчина.

- Молния, - процедил он.

- Ну я! – с вызовом откликнулась девушка.

- С каких это пор ты ненавидишь свою Гильдию?

- С тех пор, как в нее вступила.

- Могу устроить волчий билет, - предложил мягко мужчина. На его широких ладонях загорелись два волчьих огненных оскала.

Молния ему улыбнулась, показывая длинные клыки. Масса серебристых волос поднялась, окутанная молниями. Электрические разряды скользнули от плеча девушки вниз, к кончикам пальцев, высвечивая серебристые узоры-разводы на коже.

- Предложи. С удовольствием его приму, Мастер.

Мужчина хмыкнул, сжал кулаки, скрывая волчьи оскалы. Упали на плечи волны девушки, утихли разряды вокруг нее.

- Ладно, Молния. Проехали. Ты знала, когда вступала. Единственный выход из нашей Гильдии – смерть.

- Да помню я, помню, - махнула девушка. – Но что я, не могу побурчать? Я ж не знала, - обиженно добавила она. – Что ты все слышал.

Мужчина хмыкнул.

- Принесла с собой что-нибудь интересное?

- Ничего такого, - перекинув серебряную массу волос через плечо, Молния пожала плечами. – Что могло бы заинтересовать тебя.

- Уверена?

- Вполне, - кротко отозвалась девушка. – Где все?

- Естественно, на заданиях.

- Опять? – Молния застонала, потом взглянула на мужчину. - Слушай, Мастер. Может все же права старшая Гильдия? И нашу пора распускать? Ты же знаешь, нас зовут неудачниками… мы все с этим смирились.

Железные пальцы Мастера сжались на подбородке девушке. Причиняя боль, но не оставляя синяков.

- Мы неудачники. С этим ничего не поспоришь. Но пока я жив и пока я Мастер, наша Гильдия распущена не будет.

Пальцы разжались, выпуская девушку из плена.

Потирая подбородок, Молния вздохнула:

- Ладно-ладно, я поняла…

Мастер хмыкнул.

- Что-то я в этом сомневаюсь, - мужчина отступил в сторону. – И тебе пора, вообще-то. Почтальонка…

Окатив девушку задумчивым взглядом, прошел мимо, уже не обращая внимания и ни на обиду в ее глазах, ни на расстроенное лицо.

Раскинув руки, Молния вызвала за спиной разряды серебристых молний и взлетела в небеса. Еще была почта, которую следовало доставить. А ветер всегда высушивал ее злые слезы.


… Войдя в покосившийся храм, Мастер гильдии Черного храма первым делом взглянул на стол, на котором горели огоньки свечей. Пересчитал и улыбнулся. Все. Вся его Гильдия была жива. Возможно, кто-то был не здоров. Но ни серьезных ран, ни угрозы смерти.

Проведя рукой по огонькам свечей, словно лаская их, мужчина двинулся к доске. Постоял, изучая заказы, и махнул рукой.

- Действительно, ничего интересного, - пробормотал он тихо, усаживаясь за свой стол и оглядываясь по сторонам, словно заново изучая место, которое было его домом.

Покосившаяся мебель. Черные потеки грязи на стенах, полу. Разбитые провалы окон… Черный храм был местом, куда не очень хочется возвращаться. И гильдийцы предпочитали не заглядывать сюда без особой нужды.

Мастер вздохнул.

Молния была права. Во всем. Черный храм был нарицательной гильдией. Неудачники. Идиоты. Неучи. Бездари. И это только самые мягкие эпитеты, которыми их награждали.

Но было кое-что еще. Даже самый сильный не выживет без поддержки, а слабый и подавно. Мастер же, можно сказать, в свою гильдию принимал изгоев. Тех, кого отвергли остальные гильдии. Тех, кто никому был не нужен.

Та же Молния. Долгое время она была лучшей в университете магических наук. Ей пророчили большое будущее. Разряды ее молний били в цель без промаха. Сила. Точность. Скорость. Ее называли гордостью университета. Пока не случилось что-то, и Молния не начала бояться крови.

Достаточно было капельки крови – из пальца, разбитого носа или из царапины на теле, чтобы девушка или теряла сознание, или забивалась в угол и начинала даже не плакать, а скулить. Очень быстро она стала изгоем. Среди тех, кто раньше ее обожал. Среди тех, кто раньше ей чуть ли не поклонялся.

Падение со звезды первой величины до изгоя далось ей нелегко. Именно тогда Молния пришла в Черный храм… А ушла она всего через полчаса, удивленно-потрясенная. Гильдийка.

Она скрывала в университете до самого конца, что она уже в Гильдии. Не показывала виду, что уже поставила на себе крест. Но… так оно и было.

Потребовалось почти три года для повелительницы молний, чтобы она смирилась хотя бы с тем, что когда называют неудачниками гильдию Черного храма, это относится и к ней.


… Откинувшись на лавку, отчего что-то где-то хрупнуло, и Мастер оказался на полу в груде трухи, мужчина вздохнул, покидая воспоминания.

В его Гильдии все были такие. Со странностями. С нереализованным потенциалом. С искалеченными судьбами. Забытые. Забитые.

Желающие отыскать спасение, они приходили в храм. Пусть здесь не лечили душ и не спасали гильдийцев. Здесь просто понимали и принимали каждого таким, каким он есть. И это подкупало больше всего остального.

Мастер взглянул в окно, уловив краем глаза вспышку молний. Еще одну и еще. Пока молния снова не ударила в поляну.

И спустя всего минуту дверь распахнулась. Как обычно с ноги. По-другому Молния не заходила. Наглость, порой переходящая в откровенное хамство, была способом защитить себя. Оттолкнуть тех, кто мог подойти слишком близко и плюнуть в душу.

- Молния? – удивился Мастер.

Девушка вытащила из-за спины плетеную корзинку.

- Вино, мясо, фрукты и немного хлеба.

- Решила извиниться таким образом? – мужчина улыбнулся, поднимаясь и отряхиваясь.

- Было бы за что, - отмахнулась девушка. – Просто… день… дурацкий сегодня.

Мастер протянул руку.

- Тогда иди ко мне.

Как всегда, когда больше всего ей нужна была поддержка, Молния устроилась у него под боком. Прижалась, прикрывая глаза.

- Мастер?

- Что? – погладив девушку по голове, словно котенка или ребенка, спросил мужчина.

- Расскажи мне. Еще. Что-нибудь.

- Я тебе уже все рассказал, что было. И что есть.

- Расскажи что-нибудь еще, - попросила Молния, спрятав свои иголки ненадолго. – Я так люблю твой голос.

- Ну что с тобой поделаешь, егоза.

- Я не егоза.

- Егоза. Маленькая, хорошенькая и с колючками. - Мастер кивнул. – И если не будешь пререкаться, я тебе расскажу что-нибудь интересное.

- Можно даже сказку, - прошептала Молния, принимая бокал с вином из его рук, не открывая глаз, и приготовилась слушать.


… Под широким куполом, сквозь который проникал свет ТенРю, была библиотека. Бесчисленные стеллажи, заставленные книгами и заваленные свитками, уходили во все стороны, освещаемые лишь слабым светом канделябров.

За низким столиком сидел на коленях невысокий хрупкий мальчишка. Узкие кончики ушей, проглядывающие из-под массы серо-голубых волос, лучше всех слов говорили, что за столиком – эльф.

Светлая блузка была распахнута на груди, обнажая золотистую кожу. Свет огня свечи отразился, высвечивая прозрачные серые глаза, лукавый изгиб губ и тонкий нос.

Рассеянно потерев ключицу, на которой на миг что-то мелькнуло, эльф поднял голову. Огонек свечи замерцал, задрожал, и на миг показалось, что по голове погладила чья-то тяжелая, уверенная рука.

- Мастер? – эльф вскинул голову, прислушиваясь. Но нет. Ощущения не повторилось. Значит, это был не вызов на связь. Просто – мимолетная ласка. Желание убедиться, что со всеми подопечными Мастера – все в порядке.

Эльф улыбнулся. Да. Прошло то время, когда он ненавидел свою гильдию. Гораздо быстрее, он начал любить это место, полное своеобразного очарования.

Впрочем, мысли мыслями, а оставалась еще и работа. За которую сулили неплохой куш. Вернувшись к листам, разложенным перед ним, эльф подтащил поближе чистую бумагу и магическое перо.

Найти тайную библиотеку – мало. Проникнуть в нее – тоже недостаточно. Отыскать книги на всех стеллажах было половиной дела. Теперь следовало переписать всё из найденных книг, да побыстрее. В конце концов, ему же не хотелось, чтобы хозяин дома и библиотеки, вернувшись не вовремя, застал бы здесь его.

Тихо шуршали перелистываемые страницы. Покрывая приготовленные белые листы тонкими значками сокращений, эльф то и дело поглядывал вверх. Когда посветлеет нижнее кольцо ТенРю до рассвета останется всего час. И это будет значить, что надо будет уходить.

Шелест страниц не смолкал. Откладывались в сторону книги. Одна, вторая, третья. Пока все странички не слились от усталости перед глазами в сплошную пелену.

- Готово, - прошептал тихо эльф, стряхивая со стола готовую работу.

Огромная белая простыня была полностью испещрена значками. Ни начала. Ни конца. Заполненные строчки, без направляющих линий, без стрелок.

Переписанное заклинание могло быть разбито на несколько кусков, причем начало находилось в верхней левой четверти, а конец – в нижней правой.

Взяв за краешки простынь, эльф сложил ее пополам. И еще раз. И еще. И еще. Пока в его руках не остался маленький квадратик тонкой материи. Убрав его в нагрудный карман, мальчишка набросил на плечи легкий серебристый плащ. На серо-голубые волосы – капюшон, и вышел из библиотеки сиятельного графа, главы одной из боевых гильдий сквозь стену.

Немного постоял, вдыхая чистый предрассветный воздух, а не сперто-душный, полный книжной пыли. Потянулся, разминая уставшее тело, и пошагал к ограде особняка, минуя по дороге ловушки. Одну обошел слева. Другую справа. Над третьей подпрыгнул, над четвертой прошелся на руках. Под лентой ограждения прошел, согнувшись в три погибели, и осторожно протиснулся сквозь ленты охранных заклинаний, встроенные в ограду особняка.

Чем ниже прятался ТенРю, и выше поднимались дневные близнецы, тем темнее становился плащ на эльфе. И тем сильнее он сутулился, прячась в тени стен.

Порыв ветра качнул капюшон, словно надеясь его содрать, на эльф не пустил, прижал к лицу ладонями, в нарочито грубых серых перчатках. До следующей ночи было долгих двадцать пять часов. Летом дни были длинные. А ночи – преступно короткие.


…Вино закончилось. Тепло успокаивающих рук и голоса убаюкивали Молнию. Лежа на плече Мастера, она тихо спросила:

- Почему мы никогда не встречаемся с другими гильдийцами? Я еще никогда никого не видела. Хотя в Гильдии уже три года. Если я прихожу – здесь только ты. И реже – храм пуст. Почему так?

- Нас слишком мало. А заданий… слишком много.

- Мог бы и не врать, - обиженно сказала девушка, отрываясь от плеча мужчины, чтобы заглянуть в его темные глаза.

Мастер засмеялся.

- Я не вру, Молния. Не вру.

- Врешь.

- Нет, - вернув девушку на свое плечо, мужчина вытащил из корзины яблоко, покрутил в руках и положил обратно. – Храм никто не любит. За его запах. За то – что вокруг.

- Мастер, я точно знаю, что один из нас – эльф. Почему же он не возродит лес вокруг?

- Не умеет.

Молния вздрогнула.

- Как я?

- О чем ты?

- Он – такой же, как я? – повторила девушка.

- Если ты хочешь спросить, тоже ли у него такие проблемы. Как и у тебя… то нет.

Молния опять поднялась.

- Но как же? – жалобно спросила она. – Мастер?

Темные блестящие глаза мужчины лукаво сверкали.

- Он не боится вида крови, Молния.

- Ууу!!! – кулачки девушки стукнули по груди мужчины, и она вновь вернулась на его плечо, черпая тепло и поддержку, так необходимые ей перед тем, как отправляться обратно работу. Снова стать электрическим разрядом, скользящим с одного материка Итаяна на другой. Снова ощущать чужие взгляды. Снова слышать шепотки за спиной.

- Его зовут Гламор… Мы зовем его Глэм, - раздался над ухом девушки голос Мастера, вырывая ее из тоскливых, безнадежных мыслей. – Он совершенно не высокий. Хрупкий. Узкие плечи. У него серо-голубые волосы, серые глаза. На мир он смотрит устало и чаще всего немного испуганно. Он не умеет обращаться с магией леса. Его родители были изгнаны из сердца Древесной чащи. И Глэм никогда не пересекал порога чащи. Он вырос в городе…

- О, - Молния притихла. – Ему не повезло…

- Да. Человеческие женщины затискали ребенка, замучили, когда ему было всего несколько годиков. Дошли до того, что внушили мальчишке отвращение ко всему женскому полу.

- Эльф?! Эльф ненавидит женщин? – потрясенно спросила девушка. – Все знают, эльфы - прирожденные ловеласы, а эльфийки – кокетки, перед которыми невозможно устоять. А он…

- Такой же, как ты, - укоряюще сказал Мастер. – Он может держаться при виде женщин, но если его коснуться… будет тоже самое, что и с тобой.

Пристыженная Молния кивнула.

- Да. Повелители молний – не боятся вида крови. Они щедро проливают ее в бою… - девушка вздохнула. – Мастер… а как он появился в Гильдии?

- Которую ты ненавидишь, - желчно напомнил Мастер.

- Как и себя, - прошептала девушка, отводя взгляд в сторону. – Как и себя…

Мужчина промолчал.

- Он не появился, - продолжил он, словно не услышав слов своей подопечной. – Я привел его сам. В семь лет. Когда вдали от Древесной чащи погибли, завянув словно цветы, его родители. Эльфийка, дальняя родственница, только взглянув на ребенка, отказалась его забирать. В тот день я был на задании… в том месте, где находился Глэм. Я видел зависть. Ревность. Ненависть – в глазах эльфийки. Читал обожание в мыслях окружающих дам. И читал приговор мальчишке. Если бы он там остался, то очень быстро стал бы игрушкой…

- Какой-нибудь знатной дамы, - предположила Молния.

Мастер кивнул.

- Верно. И я не дал им такой шанс. Забрал Глэма… сюда. В гильдию. Его учили прежние гильдийцы. И научили… на мою голову. Теперь ему почти сорок лет…

- Совсем ребенок по меркам эльфов, - прошептала Молния.

- Да, - согласился Мастер. – Настоящий ребенок и шкодник.

- А он? Кто он?

- Охотник.

Молния, начинающая уже погружаться в пелену сна, снова распахнула глаза.

- Охотник?! Он? Тот, кто выслеживает добычу? – удивленно и не веря переспросила она.

Мастер кивнул.

- Да. Когда мы получаем специальный заказ на добычу чего-то или кого-то, то именно он охотится за необходимым.

- Но он же не Следопыт? Не тот, кто находит место, в котором находится заказ?

- Нет. Следопыт не он.

- Мастер… почему ты мне рассказал про… Глэма? Обычно ты на все мои вопросы отмалчивался? Или мне, - в голосе девушки прозвучали напряженные нотки, - надо было раньше появиться с вином?

Мужчина усмехнулся над головой Молнии.

- Твои подозрения меня оскорбляют. Нет. Я попрошу тебя – как одну из нас, встретиться с Глэмом. Он должен был приготовить заказанное. Но напрямую сюда ему двигаться нельзя. Нужно еще одно звено между, которое заберет у него «посылку» и доставит сюда. Если бы в Гильдии была Вестница или Наемница, я попросил бы их.

- Почему тебя не устраиваю я?

- Крылатый Гонец… - Мастер вздохнул. – Молния, ты даже не понимаешь, насколько ты уникальна. Насколько невозможно восхитителен твой дар.

- Действительно, - в голосе девушки прорвалась грусть пополам со злостью. – Я уникальна. Единственная повелительница молний, боящаяся вида крови.

- Ты до сих пор так и не смирилась с этим?

- Нет, - накипевшая горечь все же прорвалась в словах. – Я сегодня потеряла сознание на работе… Просто начальница, пока говорила, что мы будем делать на нашем ежеутреннем планировании, порезала палец о край бумаги. И я потеряла сознание! Вначале вокруг меня все суетились, а потом хохотали в голос, узнав, что я боюсь вида крови… Я! Я!

Мастер вздохнул.

- Почему?

- Что? – Молния вскинула голову.

Мужчина терпеливо повторил:

- Ты помнишь, почему ты боишься крови?

Взгляд сиреневых глаз Молнии заволокло серебряным блеском, резко отвернувшись, она опустила голову. Масса серебряных волос завесила лицо.

- Я не помню, - прошептала она гулко. – Я не помню…

- Вот когда вспомнишь – быть может, ты поймешь…

- Ты знаешь? Ты можешь рассказать?

Мастер, ничего не говоря, покачал головой. Притянул Молнию к себе за плечи.

- Спи, девочка. Завтра будет новый день. Завтра ты познакомишься с Глэмом. Завтра у тебя работа. А сегодня просто спи, пока наш небесный дракон еще играет со своими кольцами. Просто, спи.

- Не применяй на мне свой дар, маг разума! – возмутилась сонно девушка.

- Да я и не применяю, - улыбнулся Мастер. – Ты просто уже устала. Ты хочешь спать сама. Ложись девочка, спи…

- А ты не уйдешь? – жалобно спросила Молния.

- Нет. Возможно, это не то, что ты хотела бы услышать, но ты – одна из нас. Ты моя подопечная… Поэтому твой сон будет тих и невесом.

- Такая роскошь мне в последнее время недоступна, - прошептала Молния.

- А это мы сегодня и посмотрим…


… В провал разбитого окна скользнул солнечный зайчик, посидел на стене, умывая лапками мордочку, осмотрелся по залу и поскакал по спинкам лавок в то место, откуда слышалось дыхание.

Остановился на столе, опасно балансируя на его краешке. У стены сидел мужчина. Черные волосы с проседью были растрепаны словно порывом сильного ветра. Сильные широкие плечи обтягивала тяжелая черная куртка. Вытянув длинные мускулистые ноги, мужчина сидел на подстеленном одеяле, прислонившись к стене.

Устроившись на его коленях, так доверчиво прильнув к груди, дремала девушка. Во сне трепетали длинные, неожиданно черные ресницы. Пухлые губы были сложены во сне в теплую улыбку. На алебастровую кожу падали тени с потолка, казавшиеся на ее лице и руках уродливыми синяками. Белая куртка девушки, была наброшена на ее плечи, скрывая от ночных сквозняков. Но лицо было спокойным. Молнии снились неожиданно теплые сны.

Мастер открыл глаза. Провалы темных глаз нашли зайчика. Захлопав в лапки, абсолютно бесшумно, зайчик начал передавать сообщение:

- Солнечный Арш. Город трех ветров. Я буду там сегодня вечером. В 23 часа буду ждать посланника, который заберет подарок. Надеюсь, это будет хоть кто-то мне знакомый. Только прошу, Мастер. В этот раз давай обойдемся без Принцессы. У меня на нее скоро будет стойкая аллергическая реакция!!!

Мастер улыбнулся, кивнул.

В воздухе перед зайчиком завис второй, такой же. Только лапками он стучал быстрее.

- Принято. Придет Молния. Присмотри за девочкой.

Солнечный зайчик, получив сообщение и повторив его, выпрыгнул в окно, и скоро растворился в бликах небесных близнецов.


Глава 2. Солнечный Арш.


Глава, в которой Молнию увольняют

Она выходит из себя, встречается с Глэмом в Арше

И что из всего этого получается


Следующий день после того, как Молния всю ночь словно ребенок спала в руках Мастера, выдался для нее насыщенным. Заказы сыпались словно из рога изобилия… Да еще и были какими-то очень уж разнообразными. Обычно, приемщики распределяли все заказы по группам, каждая из которых отвечала за заказы конкретной категории. Молния была элитным почтальоном, разносила или заказы по Гильдиям, или важные письма, каждое из которых надо было доставить в руки адресата. А за ними иногда приходилось как следует побегать.

В этот же день с самого утра вместо своей группы, Молния неожиданно обнаружила свое имя в списке разнарядки. Почтальонов категории «куда пошлют, туда и отправляемся». В результате письма и посылки сменялись более весомыми вещами. Так пришлось транспортировать с материка людей на материк эльфов рояль, отволочить в Железные горы гномов корзину с металлическими заготовками под их кувалды. Апофеозом этого дня и безумных заказов стала клетка с тремя десятками мелких иски. От их ультразвукового писка безумно заболела голова еще даже до того, как Молния успела покинуть здание Главного Почтового Управления (ГПУ). Что уж говорить о том моменте, когда иски были сданы в детскую коллегию при маленьком городке на краю острова русалов?

Измученная, уставшая, чувствующая себя практически не живой девушка вернулась в ГПУ уже когда ТенРю начал разворачивать на краю неба свои кольца, готовясь к подъему в ночное небо. До условленного срока, когда девушка должна была прибыть в Город трех ветров на встречу с Глэмом, оставалась еще пара часов. Молния искренне надеялась, что этого времени хватит, чтобы вернуться в маленькую съемную квартирку, привести себя в порядок и переодеться.

А вместо этого пришлось отправляться к директору управления и почти полчаса выслушивать его нотации. Девушка искренне не понимала, что к чему, пока грязная потная ладонь человека не легла на ее бедро.

- Ну, ты понимаешь, - дыша на Молнию запахом чеснока, говорил мужчина, глядя на нее со слащавым блеском в глазах. – Что такая, как ты… не может быть, одна. Даже защититься толком не сможешь, мало ли, кто будет ранен, весь в крови, да пристанет к тебе? Мало ли психов бродит по Итаяну до того, как каратели поймают?

- Отпустите меня! – возмутилась девушка, отворачивая голову в сторону. – Я вас не…

- Не понимаешь? – мужчина срыгнул. – Так я объясню. Из этого кабинета ты выйдешь только в том случае, если согласишься стать моей женщиной. Я тебе нормальный дом обеспечу. Жить будешь, как птичка в золотой клетке. Пищу клевать с золотого блюда, пить из золотой поилки. Спать в золотой кровати. И работать больше не надо будет. И в Гильдию тебя другую примут. А то…

Молния шарахнулась в сторону, легкие рукава-крылья униформы приподнялись, демонстрируя простой черный браслет на предплечье. Знак гильдии. Знак Черного храма.

- Ну что ты, как маленькая? Взрослая. Должна понимать, - директор ощерился, демонстрируя крепкие белые зубы. – Что такой как ты – жить в одиночестве нельзя.

Молния вспыхнула.

- Вы! Вы!

- Я директор того места, где ты работаешь, девочка. Так что… Либо мы идем ко мне, либо ты – уволена. И то… сразу уволиться я тебе не дам… Все равно в моей кровати окажешься. Можем хоть сейчас приступить. А там, глядишь и понравится.

В руках оскорбленной девушки проскользнул серебристый колючий разряд. Мужчина усмехнулся ей.

- Ты же вида крови, детка, боишься. А молнии – такая штука, которой ударить, не разодрав кожу, невозможно.

Глаза Молнии заволокло серебристой пеленой. Серебристые губы злобно изогнулись. За одно мгновение она успела взять себя в руки, вспомнив Мастера, с которым пришла устраиваться в это управление.

- Видите ли, директор… - Довольно спокойно сказала девушка, только кончики пальцев дрожали. – В моем контракте четко сказано, никаких домогательств. В противном случае, контракт будет разорван в одностороннем порядке, а также Управление будет обязано выплатить мне определенную денежную сумму. Вы уверены, что не хотите прямо сейчас извиниться?

- Человеческие адвокаты сейчас так не надежны, - словно о чем-то другом отозвался мужчина. – Их легко перекупить… И никакой компенсации не увидишь.

- А договор заключался не юристами управления. А магами. Магическую основу обмануть невозможно, - девушка сжала кулаки, сдерживая мерзкую дрожь, и мило при этом улыбаясь. – Так вы уверены в своем предложении? Или мне … привести в действие магический договор?

Невидимая сила швырнула Молнию в стену, прижала, оставляя алые полосы на поясе, ногах, шее. Директор встал. Из-под края белого делового пиджака показались козлиные ноги. По стильному паркету простучали копытца.

«Сатир?!» - потрясенно ахнула Молния.

- Видите ли, юная леди, - директор улыбнулся. – Кто поверит, что я вам что-то сделал?

- Магия не врет! – отозвалась девушка. – Все поверят!

- Магия не панацея, милая. Ее можно обмануть. А вы… мои мысли пленили еще пару лет назад, когда пришли в наше управление. Такая миленькая, наивная, растерянная. Ничего не понимающая. Я удивлен тому, что у тебя хватило ума заключить магический договор. Но думаю, там точно есть пункт по обоюдному согласию. А ты сейчас будешь согласна. Как там Лили говорила? Ты боишься вида крови? Интересно, а действует ли это в отношении тебя? Твоей крови?

Молнии отчаянно побледнела.

- Не… не надо… - взмолилась она.

- Почему же? – сатир довольно потер потные ладошки. – Такой красавицы как ты в моей коллекции еще не было.

- Пожалуйста, не надо! Это домогательство! Нарушение договора! – отчаянно крикнула девушка.

В воздухе замерцала магическая печать.

- Договор. Подтверждаете нарушение его условий? – спросил маленький джинн, выбравшийся из печати.

- Подтверждаю! – крикнула Молния, пытаясь вырваться из-под магических пут.

- Отрицаю, - улыбнулся ей сатир, даже не глядя на хранителя договора, а подходя к девушке. – Это все по обоюдному согласию. Верно же?

- Нет! Нет! Не-ет!

Отчаянный крик стих, стоило только острому лезвию канцелярского ножа оставить на руке Молнии алую полоску.

Первая и единственная капля упала на пол с гулким, влажным «чпок».

И ничего не случилось.

Девушка так и осталась в путах.

- Вот видишь, - сатир провел ладонью по щеке Молнии. – А ты боялась. Ничего же страшного…

В комнате неуловимо потемнело. Магическая печать потускнела. Торопливо подтвердив, что зафиксировано нарушение договора, джин слинял в свою печать до пояса, закатал ее в трубочку вместе с собой… и исчез.

Сатир вздохнул.

- Вот… Нарушение зафиксировано… Раз все равно платить, значит получу тебя и так… - подытожил он. – О… ты смотри, и правда, сознание потеряла. Ну так же совсем не интересно будет.

Внезапный и бесшумный разряд молнии ударил в окно, разбивая его на тысячи осколков. Следующий разряд расколотил витрину в любимом шкафу директора и обратил в лужицы металлические скульптурки, которые сатир собирал на память о покоренных им девушках.

Следующий разряд оставил пару опалин на полу.

Сатир попятился, а разряды били, не переставая, подбираясь все ближе и ближе к Молнии на стене. Пока какой-то удачный разряд не попал в магические ленты, расковывая девушку.

Падая на пол, Молния пришла в себя, но удержаться на ногах не смогла и еще больше поранила ладони и колени о рассыпанное повсюду стекло. Капли крови капали по дереву, когда Молния выпрямилась. Слепо посмотрела на сатира, усмиряя свою силу.

- Ты уволена! – крикнул трясущийся директор, потирая впечатляющую лысину на голове. Парик, потерянный при попытке спрятаться от разбушевавшейся стихии, лежал у разбитого окна.

Девушка наклонила голову. Очередной разряд молнии ударил рядом с директором. Поправив серебристые волосы, Молния потребовала.

- Неустойку. Сто восемнадцать…

- И всего-то? – обрадовался директор, не дослушав.

- Фаров , - продолжила девушка.

И сатир схватился за сердце.

- Отправите на адрес моей Гильдии, - договорила Молния, стирая с щеки черный след гари, и пачкая ее вместо этого кровью.

- Да я сделаю так, что тебя больше никогда не возьмут в почтовое управление! Да я сделаю так, что в этом городе тебе никто не сдаст даже угла! Да я! Да я! – бушевал сатир, глядя на то, как серебристый разряд электрической вспышки удаляется в небесах все дальше и дальше от почтового управления.


… Стоит сказать, что на ремонт кабинета у сатира ушло почти две сотни золотых монет, а затем у него началась полоса неудач, словно проклял кто. Девушки на сладкие речи не ловились, в руки не давались. А одна, красавица-раскрасавица, которой он даже предложение сделал, сатира ограбила и сбежала. Следом он потерял работу и, в конце концов, проигрался в магическом казино и за долги оказался в долговой яме…


***


Солнечный Арш – человеческий город, с высоты полета дракона напоминающий солнце, ближе к ночи засыпал…

Опускались на зеркально-желтых витринах щиты, не пропускающие свет. Закрывались двери лавки, отключалось магическое сияние, и вывески гасли. Включались ночные фонарики-светляки, установленные у края дорожек в траве подравниваемой магией.

ТенРю распускал свои кольца, заливая все потоками ясного света.

На площади, где Молния должна была встретиться с Глэмом, никого уже не было. С трудом подавляя желание разрыдаться, словно маленькая девочка, девушка почти упала на бортик фонтана, заглянула в водную гладь и тихо засмеялась, не замечая что в ее смехе звучат скорее истерические нотки.

«Какая красавица! Теперь хоть понятно, чего от меня народ шарахался по улице…» - язвительно подумала Молния, смерив взглядом алые кровавые разводы на своем лице, растрепанные волосы и одежду, прожженную местами магическими лентами. – «Так посмотришь и не поймешь, что случилось… Словно жертва…»

- Девушка, с вами все в порядке? – на бортик около Молнии сел эльф. Не глядя на нее, намочил в воде свой белоснежный платок и протянул. – Вот, оботрите лицо.

- Благодарю, - смущенно зарделась девушка, принимая платок и наклоняясь обратно к воде. В отражении у симпатичного эльфа было напряженное и усталое лицо. Кончики его ушей потерянно опустились. И вообще создавалось ощущение, что рядом с Молнией ему абсолютно не комфортно.

Глаза девушки встретились с серыми глазами эльфа… и изумленно расширились.

- Ты – Глэм? – спросила она одними губами.

Глэмор тяжело вздохнул и точно так же ответил.

- Оборвать бы уши Мастеру, за то, что он эту кличку всем… обворожительным гильдийкам говорит.

Молния слабо улыбнулась, предположила.

- Может, надеется, что ты будешь злиться и забудешь, с кем разговариваешь?

Глэм хмыкнул, кивнул.

- Так вы в порядке, прекрасная леди? – уточнил эльф уже вслух, словно в расчете на то, что услышит их кто-то чужой. Услышит и решит, что эльф-ловелас просто решил подкатить к девчонке. Все, в общем-то, как обычно и очень даже обыденно.

- Да, благодарю вас, - так же громко отозвалась девушка, вновь повернулась к воде, словно чтобы намочить платок. – Ты… не один здесь?

- Нет. Следят.

- Из-за… заказа?

- Да. Мы его увели у другой Гильдии прямо из-под носа. Но для другого заказчика. Вот они и лютуют… - одними губами ответил эльф. Затем улыбнулся и уже значительно громче: - Раз вы в порядке, позвольте пригласить вас в кафе. Тут неподалеку есть местечко, где всегда ужинают приезжие. Позвольте предложить вам руку.

- Простите, - отозвалась Молния вслух, понимая, что ее одногильдиец… весьма симпатичный причем, затеял какую-то игру и ее надо поддержать. – У меня разбиты ладони, и прикосновение к чему-либо доставляет мне массу неприятных ощущений.

- Я вылечу, - тут же сказал Глэм. – Не проблема…

- Простите! – отреагировала мгновенно девушка, увидев тень облегчения в серых глазах парня. – На эльфийскую магию у меня аллергия.

- Что ж… Тогда там в кафе мы возьмем аптечку, и я лично перебинтую ваши ладони.

- Благодарю вас.

Идя рядом с эльфом по улице, Молния только диву давалась, как Глэм может вести себя так спокойно. Идти рядом с представительницей женского пола, к которому относится и сама Молния, делать вид, что ничего особенного не происходит и при этом поддерживать практически великосветскую беседу.

«Отпустить» лицо Глэм позволил себе только в кафе, с названием «Нямка». Нет, он не шарахнулся в сторону, не позволил себе какого-то словесного выпада, просто немного ссутулился, сел на стул и закрыл глаза. Молния тактично задержалась около дверей, говоря симпатичной официантке, что именно ей надо из лекарственных зелий.

И только потом прошла в комнату и села к столу. Индивидуальные залы с полным комплектом магических щитов дарили чувство безопасности и некоего спокойствия.

- Правда, аллергия на эльфийскую магию? – спросил Глэм, открывая глаза.

Порозовев, Молния кивнула.

- Ясно, - сказал эльф, и в его голосе прозвучала едва заметная радость, что не придется прикасаться к девушке. Впрочем, она не обиделась. Понимала, искренне удивлялась и, пожалуй, даже немного завидовала выдержке Глэма.

- Извини, - сказала она.

Эльф взглянул на нее удивленно.

- За что?

- Что на встречу прибыла именно я…

Глэм искренне улыбнулся.

- По сравнению с нашей же Принцессой, поверь – ты не худший выбор. Кстати, ты?

- По классификации гильдийцев ? – уточнила Молния и дождавшись соглашающегося кивка ответила. – Я крылатый Гонец.

- Да ты что? – искренне удивился Глэм. – Такая редкость и в нашей Гильдии?

- Ну да. Я … со странностями.

Эльф засмеялся.

- Да мы все такие в Черном храме.

- Слушай, Глэм. А почему нас до сих пор не смяли другие Гильдии?

- А мы им не конкуренты, - ответил Глэм. - Практически всегда…

- Практически?

- Ну да, - хмыкнул эльф. – Но об этом тебе лучше Мастера спросить.

- Он мне о Гильдии ничего толком не рассказывает.

- Значит или бережет, или считает, что не доросла, - пожал плечами Глэм.

- Или не доверяет, - тихо сказала Молния.

Эльф взглянул на нее, оценил расстроенное лицо и легко коснулся пальцем между бровей девушки.

- Отставить такие мысли. Наш заказ едет. Сейчас будем ужинать. Затем я тебя «провожу». Кстати, Молния. Ты быстро бегаешь?

- Очень, - кивнула девушка. – Зря я что ли Гонец?

- Вряд ли зря. Но я ни разу не видел таких как ты в действии, - признался Глэм. – У нас Гонцов, да еще и крылатых, не было на моей памяти. Да и при шестом Мастере насколько мне известно…

- Шестом?

- Ну, наш Мастер – седьмой, - отозвался эльф с легкой улыбкой. – Пост Мастера они принимают в детстве и расстаются с ним только после смерти. У Мастеров не бывает имен, никто не знает, какой они расы. Их еще в детстве намеренно приводят к общему «знаменателю». Сама знаешь, на улице прохожий может выглядеть как человек, а на деле замаскированный эльф или просто раса, схожая с людьми настолько, что и не отличишь. Например, те же вампиры. Пока клыки не запустят в шею – не узнаешь.

Молния весело засмеялась, встала, услышав стук в дверь.

- Да?

- Ваш заказ…

Девушка повернула ручку, с легкой улыбкой открыла дверь и… по глазам ударила яркая вспышка огня. Что-то ударило в грудь, и отлетая от удара назад, Молния еще успела понять, что в комнату ворвались совсем не те, кого они с Глэмом ждали.

А потом вокруг Молнии обернулась водная линза, защищая от огня, которым снова атаковали.

- Ты в порядке? – уточнил Глэм, когда девушка выпрыгнула к нему.

- Относительно… - отозвалась Молния, глядя на вибрирующую водную стену, разделившую комнату на две части.

- Тогда пошли.

- А как же?

- Ты голодна настолько, что стоит здесь задержаться, предварительно уложив всех напавших аккуратным штабелем? – улыбнулся эльф.

И завороженная его улыбкой, Молния вначале кивнула, потом спохватилась.

- Прости! Нет, конечно.

- Тогда пошли.

- А они же сразу двинутся за нами?

- Не переживай. У них этого сразу не получится, - ответил эльф, снимая с пояса детскую юлу. Поставил ее на пол, раскрутил. – А теперь пошли.


… Грохот взрыва настиг их, когда Молния и Глэм пробежали почти квартал.

- Сюда! – эльф толкнул девушку в плечо, вынуждая свернуть в проулок. В угол деревянного дома вонзилась стрела.

- Выследили. Следопыт что ли хороший? – буркнул недовольный эльф, обшаривая свои карманы. Не глядя, протянул Молнии платочек. – Держи.

- Что это?

- Передашь Мастеру. Сейчас выйдем налево, пробежим квартал и…

- Не стоит.

- Что? – Глэм, наконец, повернулся к девушке. На миг в голову эльфа забрались подозрения о том, что он ошибся и принял за свою – чужую. Но Молния улыбалась заразительно и смотрела уверенно. Не так, как та – растерянная испуганная крошка у фонтана, которая даже у него вызвала легкую тревогу и желание защитить. Спросить, что случилось. Но время… Времени на это не было.

- Я могу уйти отсюда, - пояснила Молния, обрывая мысли Глэма.

- Тут вообще-то тупик, - сказал эльф, показывая на каменную стену чьего-то дома за спиной девушки.

Девушка засмеялась, убирая платочек в почтовую сумку на плече, так и оставшуюся там после … событий в кабинете. На миг на лицо набежала темная тень, но Молния тут же улыбнулась, отгоняя мысли. Поплакаться сама себе она сможет и потом. А пока важнее всего доставить посылку Мастеру.

- Молния? – окликнул ее удивленный Глэм.

Неторопливо стянув волосы на затылке широкой резинкой, девушка сказала.

- Я вообще-то крылатый… Гонец. Так какая мне разница, тупик или широкая площадь, если над головой бескрайнее небо?

- Подобьют, - отозвался эльф. – Там хороший Стрелок с ними.

- Знакомый?

- Точно. Так что, лучше как я сказал…

Молния покачала головой.

- Даже если будут стрелять – меня ни одна стрела не догонит.

- Неужели ты настолько быстра?

- Я? Очень!

Девушка широко раскинула руки, привычным усилием воли вызвала молнии и рванулась вверх. Миг… и она пропала в небе, только где-то на краю горизонта полыхнул веер серебряных вспышек.

Глэм хмыкнул.

- Вот это крылатик… - пробормотал он. – Вот это сюрприз Мастер в загашнике держит! Ну, жук! А теперь наши друзья из гильдии «Шипов и роз» поговорим с вами. Мы вообще-то Черный храм, да… Мы никогда заказы не выполняем.

Вытащив из кармана «копию» с измененными данными и неверными расчетами, Глэм «потерял» ее. Хищно усмехнулся. Пока «шипы» разберутся, что к чему, «храмовцы» уже будут вне зоны их досягаемости.

На то, чтобы забраться по стенам на крышу ушла всего пара минут. А затем, удобно устроившись между двух декоративных гаргойл на каменном домике, стилизованном под замок, Глэм принялся расстреливать «шипы», радуясь тому, что Стрелка среди прибывших нет. Одна стрела – одно тело на брусчатке. Главное было не выдать свое местоположение, и эльф с удовольствием направлял стрелы отовсюду. Благо человеческая магия ему отлично подходила и компенсировала незнание и неумение пользоваться эльфийской. К тому же у Глэма были хорошие учителя, чем многие из «шипов» похвастаться не могли.

Только когда внизу осталось двадцать тел, эльф встал. Натянул перчатки, плащ, капюшон. И неторопливым прогулочным шагом двинулся по крышам к гостинице. Стоило забрать свои вещи. И еще ночь поводить «шипов» по городу. Хотя вряд ли Молния нуждалась в этом времени.

«Ну, надо же», - промелькнула в голове эльфа мысль. – «У нас в Гильдии почти вся колода собирается. Там глядишь и сможем на турнире века выступить… Но Мастер то! Мастер! Чего же он молчал? Интересно, о чем еще он нам не рассказывает, руководствуясь соображениями нашей же безопасности?».


***


Мастер Гильдии сидел в храме, задумчиво глядя на карту перед собой. Рядом с ним на лавке сидел мужчина в тяжелом плаще, скрывающем не только тело и лицо, но еще и ауру, с помощью которой легко можно было определить расу, конечно, если знать соответствующие методики.

В Гильдии эти методики знали, но не пользовались. Если клиент хотел остаться не узнанным, он оставался инкогнито до самого конца.

- Мастер, - хрипло окликнул гость главу гильдии.

Мастер недоуменно воззрился на него.

- Прошу простить? Вы переживаете из-за заказа? Его скоро доставят.

- Нет. Вы никогда не подводили меня. Поэтому даже тени сомнений нет у меня в этом вопросе. Скажите, почему вы не приведете храм в приятный взгляду вид? Насколько нам известно, Храм – одна из самых богатых Гильдий.

Мастер улыбнулся.

- Ну что вы. Самой богатой гильдия была при втором мастере. А я седьмой…

- Как быстро летит время, - покачал головой гость. – И насколько хрупки люди…

«По сравнению с драконами, безусловно», - мимолетно подумал Мастер.

- Тогда может быть, у вас сейчас титул самой опасной Гильдии?

- А это вы путаете нас с тем временем, когда во главе был четвертый Мастер, - рассеянно ответил мужчина гостю. – Тогда от Гильдии разбегались во все стороны. И сейчас некоторые долгоживущие расы помнят и по привычке опасаются нас.

- Тогда, - гость вздохнул. – Утолите мое любопытство, как называют вашу гильдию сейчас?

- Неудачники, - улыбнулся Мастер.

Гость весело засмеялся, хлопая в ладоши.

- Какой безупречно восхитительный ход! Вы придумали?

- Да.

- Всегда знал, что люди коварны.

Мастер позволил себе улыбнуться. Комплиментом это не было. Но в голосе гостя звучало уважение, а это дорогого стоило.

За окном раздался грохот, по потолку и стенам заскакали яркие серебристые всполохи, и в храм вошла девушка. Ради разнообразия, открыв дверь не ногой, а рукой. Второй рукой Молния сжимала на груди окончательно разошедшуюся рубашку, локтем прижимала к боку сумку.

На бедре намокала повязка. На нее девушка старалась не смотреть, постоянно повторяя себе под нос, что это просто по ноге течет вино из фляги. Ну и что, что вина Молния сроду с собой на работу не таскала, а в нее попала заговоренная стрела. Она же не знала, что Стрелок другой гильдии окажется настолько силен, что его стрела за ней пол материка пролетит!

«Главное не смотреть, главное не смотреть», - убеждала себя Молния. – «Посмотрю, лесным пожаром дело не закончится… Не смотреть. Не смотреть».

- Мастер! Я пришла! – сказала девушка, отрывая от бока сумку и протягивая ее мужчине. И с чувством хорошо выполненной работы сползла на пол, утянутая в сети спасительного обморока.

Позволив ей упасть на пол, Мастер накинул на девушку свою куртку, забрал из ослабевших ладоней сумку и вытащил белый платочек.

- Это что? – спросил гость с удивлением.

- Ваш заказ.

- На таком маленьком?!

- Да. – Мастер развернул платок, и еще раз, и еще. Ровно столько раз, сколько потребовалось, чтобы перед заказчиком оказалась развернута настоящая простынь, исписанная мелкими значками.

- Великолепно! Просто великолепно! – оценил труд гость, и на стол упали тугие мешочки. - Как и договаривались. Шесть сотен за каждую из книг. Тут их три – поэтому восемнадцать сотен золотых.

- Да, - кивнул Мастер.

- Удачного дня! – Гость подхватил простынь, подул на нее и просто исчез.

Смахнув мешочки в ящик, Мастер подошел к Молнии. Окинул девушку задумчивым взглядом.

- А говорила не егоза! – вздохнул он, присаживаясь на корточки. – Егоза и есть. Только они на ровном месте столько шишек набивают…


Глава 3. Головная боль Рены.


Глава, в которой Рена в очередной раз устраивает спектакль

А Мастер объявляет охоту на зюзюбря


Молния пришла в себя уже ранним утром. Немного полежала, пытаясь понять, почему на душе так спокойно и нет ощущения, что она куда-то опаздывает. Потом вспомнила день вчерашний и с трудом удержалась от стона.

- Натворила вчера дел, мелкая? – осведомились над головой, и девушка открыла глаза, подняла голову.

- Мастер?

- Мастер, Мастер, - кивнул мужчина. Тонкая черная футболка обтянула его широкие плечи и грудь, оставила открытым мощные бицепсы, один из которых был украшен черным тонким браслетом.

- Мастер…

- Что, егоза, - спросил мужчина, подавая Молнии кружку с горячим чаем.

- Вы уже все знаете? – уточнила девушка, одной рукой придерживая на груди мужскую черную куртку, а другой принимая кружку.

- Знаю, - кивнул ничуть не удивленный Мастер, показав на стол. – Твою компенсацию принесли. И я принял свои… меры по отношению к твоему… бывшему начальнику.

- Меры? – удивленно переспросила девушка, ничего не понимая.

Мужчина улыбнулся, но ничего не добавил и не пояснил.

- Пей, егоза.

- А потом «выметайся»?

- Нет, конечно. Допьешь чай, я тебе дам кое-что из старых вещей Рены. Вы с ней одного роста и комплекции. Разве что она похудее будет… в объемах, - добродушно усмехнулся Мастер.

- А Рена это… ваша…же… же…

- Жена? Нет. Рена – это наша Воровка. И сейчас она…

Мастер не договорил. Зазвенели задрожавшие стекла храма, закатившись упругим мячиком в храм, Глэм растянулся на полу.

- Хорошо-о-о, - простонал он. – Наконец-то можно растянуться во все тело.

- Глэм?! – удивленно спросила Молния.

- Опять через окно?! – гневно прорычал Мастер.

- Ну, мастер. Так удобнее же!

- Я тебе дам удобнее, плут! А если на осколках порежешься?

- А я сколько раз говорил, что надо их или целиком выбить, или окна заменить!

- Я тебе заменю, ремнем заменю! По пятой точке! – распалился мужчина еще больше.

Молния расширенными глазами смотрела на такого незнакомого для нее Мастера.

- Ма… Мастер…

Глэм весело подмигнул ей.

- Как вчера добралась, крылатик?

- Подбили, - отмахнулась девушка. – Стрелок… действительно хороший. Поймал меня на вылете из города и его стрела за мной потом полконтинента летела. Пока… не впилась.

Мастер вздохнул.

- Еще и наконечник был мясниковый, - добавил он грустно. – Пока вырезал его, думал, умру на месте. Еще и Целителя дозваться не удалось.

- Что? – спросила Молния с лукавым интересом. – Шрам останется?

- Обижаешь, егоза. Никаких шрамов! У Глэма спроси.

- А что сразу Глэм! – фыркнул эльф, мгновенно задирая нос.

- Смотри корону с головы не урони, - посоветовал Мастер, вернувшись вновь в благодушное состояние духа.

- Мастер! – возмутился эльф.

Молния весело засмеялась, и к ней повернулись оба. Мужчина потому, что никогда еще не слышал такого смеха девушки, не вымученного, а искреннего и счастливого, а эльф просто потому, что эта девчушка чем-то ему нравилась. Хотя он и сам, пожалуй, не смог определить бы причину – почему именно. Просто нравилась.

Бросив задумчивый взгляд на Мастера, Глэм улыбнулся.

«А ведь не мне одному».

- Ладно, - хлопнул он решительно в ладоши. – Мастер, когда у нас очередной день большой уборки?

- Да в конце этого месяца, - улыбнулся Мастер. – Молния в этом году тоже примет участие. Верно же?

- День большой уборки? – переспросила удивленно девушка. – А что это такое?

- Пусть до самого трагичного дня в этом месяце ты останешься в счастливом неведении о том, как именно предстоит нам проводить несколько часов с самого восхода близнецов и до того момента, как ТенРю развернет свое второе кольцо! – простонал Глэм, потом шутливо толкнул Мастера в плечо. – Но знаешь, если Принцесса тоже примет участие, то ноги моей здесь не будет!

- Не думаю, что Принцесса успеет вернуться из крепости орков. Они там с Алхимиком надолго завязли. Итак, вернемся к нашим… прекрасным дамам. Молния. Допивай. И пойдем переодеваться.

- В чьи вещи? – испугался Глэм.

- В вещи Рены, конечно. Из тех, кто их здесь оставляет, у Рены единственной схожая комплекция. В вещах Вестницы Молния утонет. А Любовница за свои вещи голову оторвет всем сразу.

- Вы говорите слишком много того, в чем я вас не понимаю, - вздохнула Молния.

Глэм повернулся к ней.

- С тем учетом, что я знаю, а я знаю многое, у нас в Гильдии ровно тридцать шесть магов. И если судить по коротким обрывкам, то вполне может быть, что у нас полная колода. Мастер! Признавайтесь, это так?

Мастер улыбнулся.

- Может быть, мы вначале переоденем Молнию, потом позавтракаем…

- Нам для этого придется куда-то перемещаться? – уточнила девушка, неуверенно поднимаясь на ноги. Раненое бедро отдалось болью во всем теле, и Молния замерла, пережидая приступ. Естественная регенерация у ее народа была такая же, как и людей. Отличалась только восприимчивость к магическим ускорителям, которые позволяли провести регенерацию как можно быстрее.

- Нет, - Мастер покачал головой. – У нас есть своя кухня.

- Такая же как храм? – испугалась Молния.

- Нет, - Глэм весело хмыкнул. – На кухне у нас заведует Рена, а она большая любительница чистоты.

- Еще немного и я просто взвою! – пожаловалась девушка. – Объясните же мне, кто такая Рена!

Глэм и Мастер переглянулись. Начал эльф:

- Рена – настоящая головная боль нашей гильдии. Ей вечно не сидится на месте, она обожает двусмысленные заказы и процесс их выполнения. А еще она маньяк… в том плане, что стоит ей увидеть вещь, которая ей понравится – она сделает все, чтобы получить ее. Если добавить сюда, что Рена воровка с рангом силы в 15,17 майприна, можно получить настоящий огненный шар в компактной оболочке…


… Рена прижавшись к стене, считала про себя секунды.

«Одна. Вторая. Да когда же этот гад смоется с глаз моих? Найду потом, прибью за потраченные нервы», - осторожно выглянув из-за угла, Рена обнаружила, что гаденыш, мозолящий ей глаза последние двадцать минут наконец-то соизволил вернуться в здание.

Воровка была не на задании. Более того, Мастер вообще не знал, что ее унесло на очередную кражу. Но Это хотелось получить. Это было таким маняще-мягким, пушисто-душистым, что буквально дыхание останавливалось, и в груди что-то сладко замирало.

«Любой ценой» - было девизом Рены и ее же личной головной болью. Потому что временами и местами разум сбегал и на место выходил инстинкт. Получить желаемую вещь? Легко…

В прошлый раз из-за этого «легко» под прикрытием Паутинника, Рена залезла в центральное здание самой разветвленной и популярной гильдии на Итаяне – «Шипы и розы» и банально их обворовала.

Но по большому счету они сами виноваты. Отказались продать старый канделябр, который использовали, страшно подумать, на кухне! На грязной кухне, где не убирались уже лет пять так точно! Канделябр мастера ювелирного дела, старого оборотня Исца из Черного храма. И этот канделябр как какую-то безделушку…

Ух!

Рена усилием воли заставила себя успокоиться. Храмовцы ее маниакального желания хоть и не понимали и не разделяли, старались по мере своих сил поддерживать. Практически все.

На лицо Рены набежала туча. Мысли с канделябра и Этого перескочили на Принцессу, которая должна была вот-вот вернуться из орочьего становища. И опять начнется… это не то, там не так, там не сяк.

Принцессу Рена отчаянно ненавидела. И не собиралась с этим ничего делать. Умный Мастер разводил их обеих в разные стороны и в идеале даже на разные континенты. Помогало не всегда и периодически они с Принцессой сталкивались в храме, и практически всегда дело доходило до драки. Несмотря на некоторую разницу в магической силе, Рена была ловчее, гибче, опаснее и хитрее. Поэтому если и выпадало сталкиваться с Принцессой, исход не всегда был на стороне той.

После того, как они сцепились в прошлый раз, выгорел лес, окружающий храм. «Постаравшаяся» Принцесса все свалила на Рену и… получила за это от Мастера. Рена потом получила тоже, но вид растерянной обиженной Принцески долго грел душу Воровки.

«И почему у нас нет нормальных девчонок в Гильдии? Нас вроде бы десять магесс» - подумала Рена, наматывая на ладони специальные бинты-липучки. – «А даже пообщаться не с кем. Хотя я толком никого то и не знаю… политика гильдии и наши собственные особенности…»

Пока зелье подействует, необходимо было подождать пару минут, и в это время Рена задумалась о своем. Глаза Воровки рассеянно скользили по стенам, по небу, по видимому из проулка кусочку улицы, пока не остановились на высоком стражнике в белой форме. Рассеянно постукивая по одной ладони свернутыми перчатками, он разговаривал с каким-то магом-гильдийцем. Но не это привлекло внимание Рены.

На поясе!!! На поясе этого стражника была маленькая кошечка на толстой связке ключей.

«Ключи?» - постучался в бедовую голову Рены разум. – «Значит, он замковый страж? Ага… точно. Вон тот ключ от темницы. Зря я что ли ее уже три раза обворовывала?»

Кошечка… Стражник повернулся, брелок качнулся, ловя на себе лукавый отблеск старшего оранжевого близнеца. Рена облизнулась.

Белый костюм так выгодно оттенял темно-синий бок кошечки, с белой кисточкой на кончике хвоста и белых чулочках на лапках. Алые глазки кошки смотрели, казалось, только на Рену.

В душе темной эльфийки взыграла буря чувств.

Да… Кошечку хотелось. Безумно хотелось. Но ведь был меховой шарик во внутреннем кармане жилетки… уже утащенный, теплого янтарного цвета. Маньячный блеск в белых глазах Рены с алыми зрачками стал еще отчетливее.

«Да. Точно. Янтарный цвет подчеркнет шкурку кошки. Они будут так завораживающе нежно смотреться вместе! К тому же никто и не узнает…» - Рена вторично облизнулась.

Останавливало понимание того, что Мастер узнает – отправит на задание в наказание. В прошлый раз заставил Рену конюшни чистить. Ее – благородную эльфийку…

«Впрочем», - сморщила носик эльфийка, глядя на кошечку, покачивающуюся на ключах. – «После дня большой уборки в храме какие-то там конюшни полные мелочи. Но кошечка!»

Решающим фактором стало то, что стражник резко повернулся, когда его кто-то окликнул, и кошечка стукнулась о ключи. Даже со своего места Рена услышала пронзительный печальный звон.

«Варвар-р-р-р-р! Приготовить и с-с-с-съесть! Такую кис-с-с-ску и об ключи!!!»

Взметнувшись по стене дома, темная эльфийка метнулась вперед, подождала, пока стражник не останется в одиночестве и рухнула вниз, ему под ноги. Стражник был хорош, но увернуться все же не успел.

Распластавшись по брусчатке, вцепившись клещом в начищенные сапоги, настолько начищенные, что Рена даже видела в них себя, девушка заголосила на всю улицу.

- Господи-и-и-ин стражни-и-и-ик не извольте казнить! Извольте помиловать! Не по злобе я! Не по заказу! А только по душе моей совершила ошибку! Не гневитесь, творцом вас прошу! Пропащая душа моя! Гиблая! Мелкие пороки топят в жела-а-аниях! Поща-а-адите! Не отправляйте на плаху! Виноватая я! Но головушка моя! Пощадите!

Стражник, оказавшийся вблизи молодым безусым человеческим парнишкой, краснел, бледнел, мямлил и заикался, и пытался отодрать от своих сапог Рену. Рена отдираться отказывалась.

- Пощадите! Не виноватая я! Тьма попутала-а-а, господин стражник! Бесовка я! Как есть бесовка!

- Да встаньте же вы, наконец! – вырвался тяжелый вздох у мальчишки.

И Рена выпрямилась, смущенно изучая под ногами камень мостовой.

- Что вы украли? – спросил стражник, пытаясь казаться важным и взрослым.

А эльфийка с трудом удержалась от смеха, глядя на то, как он щеки раздувает.

«Мальчишка, как есть! Но маска в первую очередь!»

Размазывая по щекам горькие слезы, Рена вытащила из внутреннего кармана на поясе пушистый янтарный шарик.

- Ребеночка обокрала я господин стражник. Маленького ребеночка! Не понимает который ничего! «Ага. Оболтус. Двадцати восьми лет. Орк. Не понимает он, как же…»

Стражник откашлялся.

- А позвольте спросить, что это вообще такое?

Рена хлопнула ресницами.

- Шарик, - мило ответила она.

- Дорогой? – спросил стражник, чувствуя какой-то подвох во всем этом.

Рена еще милее ему улыбнулась.

- Нет, господин стражник. Безделушка грошовая.

- Ее купить нигде нельзя?

- Да на любом углу, - отозвалась эльфийка.

- Тогда зачем?! – взвыл парнишка.

- Так цвет взгляните какой! Янтарный, с медовыми шерстинками. И хвостик беленький. И шкурка напоминает…

- Хватит, хватит, - стражник отмахнулся. – Мне не до этого. Идите, дамочка, своей дорогой.

- Но, господин стражник!

- В тюрьму хочется? На плаху? – прорычал мальчишка. – Быстро устрою за препятствие тем, кто на службе. С дороги!

Рена шустро метнулась к стенке. Прислонилась, наблюдая за тем, как мальчишка, подозревающий, что над ним только что подшутили, удаляется в сторону замка.

А когда парень ушел достаточно далеко, разжала правый кулак, полюбовалась на теперь уже свою кошечку и довольно улыбнувшись, спрятала ее вместе с янтарным меховым шариком во внутренний карман пояса.

- Отличный день, отличный день, - мурлыкала она себе под нос. – Какой отличный сегодня день!

- Рена.

«О нет… кажется, я поторопилась с выводами», - резко повернувшись, эльфийка взглянула на проекцию Мастера. На удивление спокойного Мастера. – «Еще не знает?» - промелькнула в голове испуганная мысль.

- Мастер, - почтительно кивнула девушка.

- Ты со своими личными делами закончила?

«Знает», - посерела эльфийка.

- Закончила, Мастер.

- Значит прибудь в Гильдию.

- Ругать будете, Мастер?

- Это безнадежное занятие, - усмехнулся мужчина. – Познакомлю тебя с нашим Крылатым Гонцом.

- У нас и такой есть?! – потрясенно округлила глаза Воровка.

- Есть, - кивнул Мастер. – И мы отправимся на задание.

- Мы?! И вы, Мастер?

- И я.

- А кто еще?

- Ты. Гонец. Я и Охотник.

- Глэм в храме?! – с трудом удерживаясь от восторженного визга уточнила Рена и дождавшись подтверждающего кивка, радостно затараторила. – Буду через сорок три минут и сорок секунд, Мастер!

Мужчина ухмыльнулся и исчез.

«Знает же!» - промелькнуло обиженно-восхищенная мысль в голове Рены. – «Все всегда знает! Но главное, Глэм! Глэм в храме!»


… Переодевшись в одежду Рены, Молния стала выглядеть значительно лучше. Дымчатая водолазка и черные брюки сидели на бедрах и груди девушки в обтяг, но тем не менее ее внешний вид не переходил правил приличия.

- Итак, - спросил Мастер, пока Глэм суетился у плиты, быстро что-то шинкуя.

На попытку Молнии помочь, он вперил в нее такой взгляд, что побледневшая девушка сочла за благо сесть в углу стола и не отсвечивать.

- Итак? – уточнил эльф.

- Когда пойдешь на новое задание?

- Хочу денька два подождать, прежде чем начинать новую Охоту.

- Молния, а ты? Будешь искать постоянную работу? Или будешь в гильдии по заказам бегать? Курьерские задания часто к нам приходят. Да и не менее часто возникает необходимость подстраховать наших согильдийцев, - Мастер улыбнулся девушке.

- Во-первых, - загнула та пальчик, - мне надо найти, где жить.

- Можешь на это время остаться в храме. Чуть дальше отсюда несколько маленьких домиков. Один – общая кухня, столовая, гостевая и пара комнат для гостей. Это так называемый «общинный дом», там мы собираемся, когда в гильдию кто-то приезжает. В этом же доме моя спальня и кабинет. Чуть по отдельности стоят коттеджи, каждый из них – на двоих магов. Вот три дома там заняты, еще два полностью пустуют, еще один ждет кого-то на подселение к той самой Рене, о которой мы уже тебе говорили.

- А с концами там остаться можно? – задумалась о чем-то Молния. – И сколько аренда?

- Сто серебряных в месяц, - улыбнулся Мастер. – И да – можно на столько, насколько пожелаешь.

- Значит, во-вторых, мне надо перетащить свои вещи. Их хоть и немного, но они все-таки есть.

- Не проблема. Глэм, поможешь? – уточнил мужчина.

Эльф рассеянно кивнул, перемешивая что-то дивно пахнущее на сковороде.

- Безусловно. Можно, например, еще Рену привлечь, если она недалеко.

- Возвращается домой. Будет минут через тридцать.

Глэм удивленно посмотрел на Мастера.

- У нее же выходной сегодня.

- Она как только услышала, что ты здесь – сорвалась с места пушистым огоньком.

- Рена это Рена, - вздохнул эльф, поежившись. – Главное, Молния.

- Я?

- Держись от нее подальше.

- В каком плане?! – озадачилась девушка.

- В том плане, что если ты ей понравишься…

- Если я ей понравлюсь? – подтолкнула Глэма Молния.

- То минимум тебя грозит ощущение треснувших ребер, - продолжил Мастера, пока смущенный Глэм вернулся к колдовству на плите.

- Ооо, - потрясенно округлила губы девушка. – Она что…

- Маньячка! – резко отозвался Глэм. – Как есть маньячка!

Молния засмеялась, мгновенно вычислив причину, по которой эльф стал настолько резко говорить.

- Ты ей понравился?

- Точно, - кивнул Мастер. – Безумно. И от нее фобией Глэму отделаться не удалось. Я вот думаю…

- Думаешь? – взяв на деревянную лопаточку золотистую тягучую массу, эльф поднес ее ко рту, чтобы попробовать…

- Кто быстрее кого затащит в кровать? – продолжил с ехидной улыбкой Мастер.

И Глэм подавился, отчаянно раскашлялся.

…Спустя пару минут жадно глотая воду, эльф пытался одним взглядом выразить Мастеру все, что он о нем и его намеках думает. Выразить все то же самое вслух не позволяло воспитание. Как-никак, в комнате обворожительная дама.

А потом дверь хлопнула.

И на пороге появилась Рена.


… Рене повезло. В лавке магических созданий, услугами которой она пользовалась последние лет десять, остались грифоны. Уплатив аренду на неделю, Рена вскочила в седло и погнала грифона на север от города, в котором была.

Быстрее, быстрее, быстрее.

Ветер свистел в ушах. Грифон, которому редко удавалось развить свою настоящую скорость и действительно во всю ширь распахнуть свои крылья, наслаждался полетом вместе с эльфийкой.

А потом внизу появилась поляна, и от кухни в стороне в «жилой» зоне поднимался дымок. И дверь в кухню была едва-едва приоткрыта. Рену ждали…

Загнав спешку подальше, эльфийка вначале почистила грифона, поставила его в маленькую конюшню. И только потом двинулась к кухне, но не удержалась, за десяток метров от нее почти побежала.

Дверь открылась легко. Заскочив внутрь, Рена остановилась на пороге.

Глэм и Мастер мерились взглядами. А на них испуганно смотрела незнакомая девочка. С серебряными волосами и сиреневыми глазами.

- Прелесть! – прошептала эльфийка.

Молния не успела даже пискнуть, когда ее как пушинку вытащили с лавки и прижали к себе, обняли крепко-крепко, так, что действительно создалось ощущение, что ребра сейчас сомнутся.

- Удушишь же, - сказал Мастер, и Молния, наконец, получила свободу и возможность рассмотреть Рену.

Она оказалась действительно такой, как сама Молния, только более худощавой, тоньше в бедрах и немного более плоской в груди. Кожа палевая, а не темно-серая, как привыкла Молния видеть темных эльфов. Волосы были коротко обрезаны, падали вдоль лица, придавая Рене мальчишеский вид. Баклажановый цвет смотрелся необычно, но очень симпатично…

- Я Рена. Воровка, - представилась эльфийка, не отрывая взгляда от Молнии. – Как видишь темная эльфийка. Кожа должна была быть темной, но в детстве меня угораздило свалиться в магический отбеливатель и дело закончилось такой кожей.

- Очень даже красивой, - подал голос Глэм.

- А я Молния, крылатый Гонец. По расе повелительница молний, но с проблемами.

Рена усмехнулась, вновь обняла Молнию.

- Добро пожаловать в нашу семью. Мы все такие. И гордимся тем, что мы особенные.

Молния неуверенно улыбнулась, а потом ее бережно вернули обратно на лавку. Эльфийка единым слитным движением повернулась к Глэму и мягко-о-о ему улыбнулась.

- Рена… - застонал тот, отступая к столу.

- Надо лечиться, - заметила на это Воровка.

- Но не таким же способом?

- Это еще почему?

Перепрыгнув через стол, Рена схватила Глэма за пояс и прижалась к нему.

- Я скучала, - прошептала она.

Эльф вздохнул, пересиливая себя, потрепал Рену по волосам.

- Все? Сеанс лечения закончился? – с явным нетерпением спросил он, и эльфийка отступила.

- Ага.

Минуту они мерились взглядами, потом Рена повернулась к Мастеру.

- Мастер.

- Допустим я, - согласился мужчина.

- О каком заказе вы говорили?

- Мы отправляемся на охоту на зюзюбря! – торжествующе провозгласил Мастер, и на него удивленно уставились и Глэм, и Молния, услышавшие об этом впервые.

- Зю..зюбря, это вообще кто? – спросила Молния.

- Зверек, - ответил эльф, возвращаясь к сковороде, про которую на удивление не забыл. – Напоминает чем-то белку. Тоже острая мордочка, удлиненное тело, длинные ушки.

- А в чем отличие?

- Не грызун, - сказала Рена, вытаскивая из своей сумки белый виноград, обожаемый Глэмом и персики, которые любил уже Мастер и направляясь к мойке, чтобы их вымыть. – Плотоядное создание. Ведет ночной образ жизни.

- Еще что-то?

- Цвет. В отличие от обычных белок, - Глэм вытащил из холодильника овощи, чтобы сделать салат, - зюзюбри – лимонного цвета. Вдоль позвоночника идут две горчичные полосы. Кисточки на ушах тоже горчичного цвета. Вдобавок ко всему данный зверек может атаковать тех, кто на него покушается с помощью магии.

Молния покивала, а потом потрясенно застыла, когда перед ней опустилась глубокая чашка, терка и два куска сыра.

- Прошу тебя, - улыбнулся Глэм, затем пристроил к делу Рену и Мастера, и продолжил свою спонтанную лекцию. – Зюзюбри популярны в качестве чучела. За их впечатляющие зубки. По размеру, кстати, они крупнее белок.

- Насколько я помню, максимум белка может достигать 28 сантиметров. А зюзюбры?

- Если перекормлены и являются домашними питомцами, да, есть любители подержать опасное создание дома, то могут достигнуть и 226 сантиметров. Это официально зарегистрированный рекорд. При этом на хвост, также как и у обычной белки приходится 2/3 длины.

- То есть составил он… 150 сантиметров? – потрясенно подсчитала Молния.

Глэм кивнул.

- В дикой фауне зюзюбры максимально могут откормиться до 84 сантиметров. Ценен их мех. Из него делают одежду… Ну и, - эльф бросил взгляд на спокойно-меланхоличного Мастера. – Зюзюбров заказывают некроманты, поскольку эти создания лучшие проводники между миром живых и мертвых.

- О, - губы Молнии округлились. – А мы идем на охоту для?

- Некромантов, - отозвался Мастер с улыбкой. – Так что у нас есть…

Глэм прервал Мастера.

- Вначале завтрак. А потом все разговоры. Рена. Рена!

- Я? – взглянула на него эльфийка, состроив умильную мордочку.

На Глэма она не подействовала.

- Будешь спать на ходу – никакой охоты.

- Но!!! – возмутилась тут же эльфийка.

- Поэтому, - продолжил уже Мастер. – После завтрака ты идешь спать. Все равно на охоту выдвигаемся ночью.

- Но вы же меня не оставите? – жалобно спросила Рена.

- Безусловно, нет, - отозвались Мастер и Глэм.

Молния смотрела на них троих с бескрайним удивлением. Поймав взгляд новой подруги, Рена ей подмигнула.

- Привыкай. Чем больше народа в храме, тем веселее здесь жить!

Молния неуверенно улыбнулась.

- Я попробую, - пообещала она.

- Начинай прямо сейчас, - забрав натертый сыр, Глэм взамен поставил перед девушкой, а затем и остальными неглубокие чашки с чем-то золотистым. – Приятного аппетита.

- Приятного аппетита! – хором отозвались Рена и Мастер.

И на некоторое время в кухне повисла восхищенная тишина… Эльф готовил редко, но так, что пальчики оближешь!

Глава 4. Охота на зюзюбря.


Глава, в которой выясняется, что у мастера тоже есть проблемы,

А охота на зюзюбря выливается в боевое столкновение.


У гильдийцев Черного храма была еще одна общая черта, о чем знал достоверно, пожалуй, только Мастер, а большая часть его подопечных даже не догадывалась. Собственно общим было то, что причина, которая привела всех магов и не магов тоже к неудачникам, вполне могла быть скорректирована ила даже полностью вылечена.

Несмотря на то, что в свое время каждый из гильдийцев пробовал сотни способов, чтобы вернуть себе - себя, ни один из них не действовал. Но как только магическая татуировка Черного храма занимала свое место в ауре ее члена и на физическом выражении – все менялось. Несчастному помог бы избавиться от фобии, вредной привычки или даже неудачной черты характера - любой способ, даже кажущийся ненадежным, вроде детской скороговорки.

Глэма легко можно было избавить от боязни женщин, Рену от клептомании, а Молнию от страха перед кровью.

Но самым интересным было то, что вступив в ряды «неудачников» ни один даже не задумался о продолжении собственного лечения. Словно у них даже все мысли об этом отрезало или, что было вернее, они ставили на себе крест. При этом ради других – своих друзей из гильдии или ради своего наставника они могли совершить невозможное. Как Молния летела, когда ее ранили в бедро, как Глэм встречался с ней, хотя больше всему эльфу хотелось, чтобы женский пол навсегда исчез.

У каждого были свои причины войти в гильдию неудачников, у каждого была возможность вылечить эту причину, но… никто об этом не думал или не подозревал. Впрочем, это касалось и Мастера тоже, у него как и у всех была своя фобия, избавляться от которой ему не пришло бы в голову, хотя он отлично знал, что это можно сделать.

Мастер боялся власти. Боялся ее до повышенного потоотделения и потери сознания, сама мысль о том, чтобы приказать кому-то, вызывала у него судороги и пару раз даже обмороки. Дело было в прошлом, маленького ребенка воспитывала властная бабушка и воспитала, на свою голову. Ребенок от нее бежал в десять лет, прибился вначале к циркачам, потом к ворам, а потом его нашел Черный храм, прежний мастер.

Именно поэтому все управление гильдией в исполнении Мастера сводилось зачастую к выражению деликатных пожеланий конечного результата, в остальном была полная свобода действий.

Именно поэтому результат работы гильдии мог быть совершенно непредсказуемым. Свобода действий то была объявлена полная? К тому же, общая неудача гильдии – распространялась очень даже весомо на те заказы, которые они выполняли.

Как, например, когда Принцесса взяла заказ на устранение разбойничьей банды, она отправилась туда в полном одиночестве. Когда она вернулась спустя несколько часов в город, бандиты шли за ней как на привязи. А заказчик, который желал смерти разбойников на месте, неожиданно обнаружил себя рядом с ними на площади казни. Не убитые разбойники – просто приведенные с собой Принцессой, рассказали много чего интересного Судье города.

Когда же несчастный заказчик буквально возопил, почему магичка привела разбойников с собой, а не убила на месте, Принцесса подняла к нему дивные голубые глаза, улыбнулась нежно-розовыми губами, качнула светло-золотые волосы, завитые в крупные букли пальчиком и пояснила своим хрустальным голосом:

- Я только сделала маникюр, когда пришел ваш заказ. А что было бы если бы я повредила ноготочек?!

В общем, заказчика казнили там же на площади, вместе со всеми разбойниками. Заказ был не оплачен (в который раз).

Рена, отправленная к заказчику, чтобы доставить ему некий предмет, до заказчика дошла, увешанная мелочами как елка. Часть «мелочей» - была из его собственного кармана. А поскольку у заказчика не хватило ума обговорить, где именно должен появиться доставщик, эльфийка появилась во время бала, высыпала все ему на колени, со словами: «Это было красиво, но я передумала, держите обратно, это всё ваше. А это то, что вы заказывали».

Среди гостей на балу были прежние хозяева вещиц – последовал крупный скандал. Аристократ лишился своего титула и был изгнан из королевства.

Заказ был – не оплачен.

И так далее.

Неудачники словно специально выполняли заказы так, что об оплате потом даже не было смысла заговаривать.

А некоторые задания, которые они все же выполняли, никогда не становились достоянием общественности, потому что поступали от тех, кто никогда не кичился своим присутствием на Итаяне. Например, от могущественных бессмертных драконов.

Вообще, причины, которые побуждали обращаться заказчиков именно в Чёрный храм, зачастую оставались никому абсолютно не понятными. Деньги? Нет. Чёрная гильдия, несмотря на свой шлейф неудачливости – была далеко не самой дешевой. Можно было найти на заказ исполнителей с ценой в два, а то и три раза ниже. Например, маленькие гильдии, плодящиеся, как грибы после дождя. Можно было смело воспользоваться их услугами. Но нет.

Магическая сила? Тоже нет. Ранг силы маги тщательно скрывали, а про гильдийцев достоверно было известно только то, что в ней есть маги шестого и седьмого ранга. Выше? Возможно, но точно не «козыри», с магической силой выше, чем четырнадцать условных единиц.

Самое смешное, что гильдийцы тоже были в этом уверены. Обладатель силы выше считал себя таким единственным и неповторим, и даже не догадывался, что зачастую есть те, у кого магическая сила гораздо выше!

В общем, в неудачниках собирались редкостные чудики.

Ну, как можно сделать другой вывод, глядя вот на это!

Остановившись перед переплетениями заросшего старого кустарника, Мастер смотрел, как по поляне с диким гиканьем, Рена бегает за несчастным Глэмом. Эльф, уворачиваясь от ее рук, все пытался куда-то спрятаться. Молния, согнувшаяся пополам от смеха, в качестве буфера уже явно не годилась.

- На месте шагом марш, - велел Мастер командным голосом: - Раз, два!

Глэм и Рена вначале автоматически выполнили сказанное, а потом засмеялись уже сами.

- Очень рад, что у вас такое хорошее настроение, - сказал Мастер, выходя на старую брусчатку, уже почти не видную из-за травяного нароста.

На краю неба тучи вскипали пенным наростом и тут же опадали, кто-то из небесных обитателей попытался подогреть молоко, но оно у него убежало.

- Мастер! – Молния, усевшись на траву, смотрела на мужчину снизу вверх. – А мы сегодня точно пойдем на зюзюбря? Воздух пахнет грозой.

- Обычной? – уточнил Мастер, присев на корточки рядом с непоседой, за которой еще следовало присматривать.

- Не-а, опять близнецы поссорились. Так что, еще часа два будет хмарь, потом тучи начнут собираться. Чувствуете, мятой пахнет? Значит, проливные дожди зарядят минимум дня на два-три. Дождей давненько не было, поэтому мирить близнецов никто не будет в этот раз. К тому же, видите, - девушка махнула рукой на серебристые облака, поднимающиеся от горизонта. – ТенРю еще чем-то недоволен, так что, если мы куда-то идем, то нам стоит поторопиться.

- Молния! – Рена, плюхнувшись рядом с новой подругой, чуть тронула ее за плечо. – А откуда ты это знаешь?

- Очень часто, результат магических проявлений, использующих естественные искровые разряды… - посмотрев на лицо темной эльфийки, девушка прыснула и пояснила уже нормально: - Мы когда молнии естественные используем, чтобы не тратить свои силы, помимо природных условий, учитываем еще и наших небесных обитателей. Например, ночью, если созвездие Стрелка поссорилось с созвездием Небесной Девы, то естественные молнии можно даже не пытаться создавать. Заряд рассеивается, а все мелкие искры прилетают за шиворот. Больно и обидно, словами не передать насколько. Нам два года читали курс «Внешние факторы, влияющие на магию», и небесным покровителям и обитателям был посвящен весь семестр.

- Ты закончила свою… академию?

- Да, несчастный случай… я до сих пор не помню какой, случился на последнем курсе, так что… высших баллов мне было не видать, но по мишеням я била по-прежнему без промаха. Так что, мне поставили «Удо» и отправили восвояси, с просьбой больше не попадаться на глаза.

- А в гильдии я тебя почему не видела?

- Я только три года назад вступила. Год доучивалась. Два года держалась подальше, работала на почте. А когда меня уволили… и я осталась без дома и без вещей тоже…

- А без вещей-то почему?

- У меня нет родителей, - Молния пожала плечами. – Я поступила в нашу академию только потому, что у меня был хороший дар, занималась изо всех сил, чтобы получить стипендию. Жила в общежитии. Подрабатывала по вечерам в нашей библиотеке. Потом когда стало что-то получаться, занималась подработкой, выбирая заказы на городском столбе.

Рена удивленно воззрилась на нее:

- А что, он еще есть?

- Конечно, - улыбнулась с трудом девушка, вспоминать о тех временах ей не хотелось.

- Городской столб? – уселся напротив, чтобы не касаться девушек, Глэм. – Вы о чем?

- А куда делся Мастер?

- Пошёл за чем-то, сказал, что зюзюбря надо поймать обязательно сегодня, поэтому отправимся в дорогу уже через пару минут, - пояснил эльф. – Но ты не отвлекайся, Молния. Что за столб? Никогда не слышал…

- Городской столб – так называется доска на общей площади, куда вывешиваются заказы, которые слишком маленькие или слишком дешевые, чтобы их отдавать гильдиям. Их берут студенты. Например, город, в котором стояла академия, постоянно страдал от напастей в виде оживших кошмариков или созданных студентами с потока големов – недоделок, которые были достаточно проворны, чтобы сбежать. Вот на такие мелочи и использовали студентов. А если были какие-то серьёзные проблемы, то в городе была своя Молниевая гильдия. В которую… я могла бы и вступить, если бы…

Рена обняла Молнию за плечи:

- Зато ты познакомилась с нами! И если ты два года старалась здесь не появляться, тогда тебя ждет еще много интересного. Особенно, если вспомнить о том, что скоро нас ждет ужасная большая уборка!

Девушка кивнула:

- Спасибо. Я вижу Мастера? Идем ему на встречу?

- Да, давай, - Рена подпрыгнула и упругим мячиком распрямилась, протягивая руки к Глэму. – Иди ко мне, хорошенький, дай я тебя обниму, а?

- Рена!

- Лечиться то надо! – хихикнула паразитка.

- Но почему именно ты?! – взвыл эльф.

- Потому что я маленькая, - предположила Рена с невинным взглядом. – И особо подержаться не за что. Поэтому ты всегда можешь представить, что обнимаешь парня!

Несколько мгновений Глэм молча взирал на подругу, потом налился ярко-алым светом и бросился на удирающую с веселым смехом эльфийку.

Молния только покачала головой.

- Может, их так и оставить? – спросил Мастер, незаметно подойдя к ней. – Хорошо смотрятся.

Девушка повернулась:

- А далеко нам?

- Полчаса очень быстрого лёта на грифонах. Рена вчера прилетела на грифоне, ты в транспорте не нуждаешься. У меня же есть свой… транспортом я его не назову, конечно. Но у меня есть крылатый друг, которого я могу позвать, чтобы он меня подбросил. Рена сейчас… ага, судя по крикам, она уже предложила Глэму лететь с ней, ему эта идея не понравилась, так что он полетит со мной.

- А что самое опасное в охоте на зюзюбря?

- Его зубы, - пояснил Мастер негромко. – Они ядовитые и при этом очень хрупкие. Если он вцепится в тело, то зуб обломается. Если же он останется в теле и сразу его не вытащить, то дело может дойти до лихорадки. А с учетом того, что когда кусается зюзюбрь, он кусает не одним зубом – дело может дойти и до смерти.

- Значит, близко к себе его не подпускать.

- Точно. Это самый правильный и самый безопасный вариант. Но чтобы поймать зюзюбря, к нему придется подойти. Вы двое, мы летим? Или вас тут и оставить так бегать?

- Летим, летим! – Рена промчалась мимо Мастера, напевая что-то на ходу.

Молния, проводив темную эльфийку взглядом, взглянула на главу гильдии, но… задавать вопрос не решилась.

Он ответил сам, пока Глэм, кипятясь от злости, умчался в сторону жилых домов за своим маскировочным плащом и луком.

- Она воровка, одна из лучших, которые только можно себе представить. Но если она видит стражника – идет добровольно сдаваться. По дороге сбегает, но…

Молния обхватила себя за плечи. Это было, пожалуй, даже хуже, чем ее боязнь крови! И нет, больше она ничего не хотела знать! Разве что, было только немного интересно, о каком крылатом друге говорил Мастер.

Из конюшни уже вернулась Рена с грифоном, появился Глэм, Мастер даже начал немного нервничать, когда с неба раздался громогласный голос:

- Чертяка, наконец-то! Я думал, ты никогда не позовешь!

И на поляну рухнула… рухнул… рухнуло? Ну, короче, подняв вверх клубы пыли, провалившись в землю сантиметров на десять, перед ошалевшими гильдийцами появилось что-то.

У этого «нечто», больше всего напоминавшего переросшего козла, были рога. Они были самыми заметными в его облике. Толстая шкура, которую вряд ли можно было пробить какой-нибудь стрелой, была темно-синей и покрытой густой шерстью. Шерсти не было только на ногах, и хорошо было видно, что они заканчиваются копытами. Ещё у создания были четыре пары крыльев. Самые нижние – кожистые, были тяжелыми, очень плотными. Каждая следующая пара была светлее предыдущих, и самая верхняя – тонкая и почти прозрачная, играющая радужными оттенками, напоминала крылья стрекозы.

«Я не хочу знать, как это называется!» - подумали одновременно Молния, Рена и Глэм.

- Рена. Твое предложение в силе? – осведомился эльф коротко.

Эльфийка, даже не став его подкалывать, кивнула. Лететь на этом не согласилась бы и она сама.

Мастер, понизив голос, что-то втолковывал крылатому «другу», тот одобрительно кивал. Подопечные главы гильдии предпочли не вслушиваться.

- Итак, - Мастер, устроившись на спине «друга», воззрился сверху вниз на остальных. – Чего ждем? Взлетаем. Курс норд-вест, а там покажу. Если догоните.

Догнать получилось, но еле-еле. Не назвавшееся создание летело с такой скоростью, что через пятнадцать минут стремительного полета грифон буквально рухнул, а Молния была выжата буквально досуха.

Отпустив своего друга, Мастер улыбнулся:

- Ну, что ж, перейдем к делу. Глэм.

- Понял, я понял, - согласился эльф. – Моя задача выследить зюзюбря. Он здесь один?

- Да. Вообще, их ареал всегда был здесь. Но после того, как из-за слишком ретивых охотников, их количество снизилось слишком резко и сильно, зюзюбрей решено было перевести в другое место, на один из заповедных островов, куда браконьерам и случайным гостям путь воспрещен. Занималась этим делом совсем другая гильдия, но после того, как было посчитано, выяснилось, что около десяти зверят пропало. И…

- Здесь браконьеры, - Глэм, пропавший из вида несколько мгновений назад, вернулся. Мелькнул только кончик защитного плаща, когда он взметнулся вверх по стволам деревьев. – Чуть левее отсюда, метров триста быстрым бегом. Их двадцать, и они не наши. Чужаки.

- Чужаки на Итаяне? – в голосе Мастера прозвучало искреннее удивление.

Нахмурившийся эльф только кивнул в ответ.

Их чувства были понятны и Молнии, и Рене.

Чужаков у них быть не должно было. Вообще, на Итаяне оказаться могли только те, у кого были своеобразные «поручители», проводники, которые приводили будущих жителей сюда, на эту землю. И они же брали у новых жителей клятву о не причинении вреда. Можно было убить оленя, чтобы поесть. Но убить сто оленей, чтобы похвастаться перед кем-то – уже было нельзя.

И воровство, и убийство, и даже разбойничество – на свой лад, всё входило в правила игры. Каждый знал, что вставая на кривую дорожку, можно легко оказаться на плахе. Это было правильно.

Но чужаки-браконьеры?

Откуда они вообще могли взяться?

- Молния. Нам понадобится помощь…

- Не успеем, Мастер, - Глэм, с сочувствием посмотрев на девушку, заступил ей дорогу. – Они уже готовятся к открытию портала.

- Сколько их?

- Шестеро.

- Маги?

- Нет, - эльф покачал головой. – Это и есть самое странное. Среди них нет вообще магов.

- Тогда справимся сами. Рена, твои ножи не заржавели?

- Обижаете, мастер. Молния, - эльфийка взглянула на девушку. – Тебе лучше остаться здесь.

- Я…. – та побледнела, но взгляд упрямо не отвела, только спину разве что немного ссутулила. – Справлюсь!

- Тогда не будем тянуть время. Глэм. Где они?

- Сюда, Мастер.

Эльф стремительной тенью исчез впереди. Вспышкой холодной стали за ним последовали Рена и Мастер. Молния осталась на поляне, потом вздохнула, напомнила себе, что она сама на это согласилась, и исчезла.

Ее народ мог перемещаться не только с яркими и шумными спецэффектами, на короткое расстояние – это было очень бесшумно и совершенно незаметно. Правда, был и минус, во время такого перемещения очень сильно тратилась магическая сила.

Браконьеров было шестеро, и они уже заканчивали настройку портала, в качестве которого выступал огромный рунный круг.

Нужно было потянуть время, не дать им круг закончить, и Молния, раньше чем успела понять, что она делает, шагнула вниз с ветви высокого дерева, на которое переместилась.

- Молодые люди, - скрипуче сказала она и сама удивилась тому, как испуганно это прозвучало, - а что это вы здесь делаете?

- Какая молоденькая! – ахнул кто-то. – И красивая.

- Не обольщайся, она не человек. Впрочем, выглядит безобидно, точно не из карателей, о которых нас предупреждали. Так, малышка, иди отсюда, подобру-поздорову, - велел самый худощавый из компании. – Резать такую красоту не хочется, а свидетелей оставлять тоже нежелательно…

- Давай с собой прихватим, - тот что раскладывал руны, отвлекся от круга, смерив Молнию заинтересованным взглядом. – Если босс скажет «фу» просто продадим ее кому-нибудь. На такой товар спрос всегда будет.

- Да ладно, тебе, пугать крошку. Не слушайте его, малышка, никто продавать вас не будет. Вам ничего вообще не будет грозить, особенно если сейчас вы благоразумно повернетесь и отсюда уйдете, до того, как у нас появится повод вам навредить.

За спинами недоброжелательно настроенных мужчин мелькнула смазанная темная тень. Они, не сводящие взглядов с Молнии, этого не отметили, а количество рунных камней в портальном круге снизилось ровно вполовину. Теперь можно было отходить. Деться этим ребятам было некуда.

- Хорошо, - девушка подняла руки. – Я ухожу. Простите, я не думала… что кому-то здесь помешаю.

Молния шагнула назад, раз, второй, повернулась и пошла. Она еще даже толком не успела скрыться в переплетении ветвей, когда глава малой группы браконьеров, кивнул ей вслед головой и ткнул пальцем в двоих своих подчиненных.

Тихий приказ: «убейте ее» и двое мужчин, сорвались с места, скрывшись вслед за Молнией в редком подлеске.

Девушка далеко заходить не стала, остановилась, когда уже стало понятно, что со стороны браконьеров видно ее не будет. Ранить этих двоих она не могла, зато могла вполне оглушить. А два языка для того, чтобы понять, что это вообще за гости здесь появились – лишними, на ее взгляд, быть никак не могли.

- Будет гораздо лучше, если ты не станешь сопротивляться, - тихо сказал один из преследователей. – Тогда тебе не будет больно.

Молния, прикрыв правый глаз ладонью и вытянув левую руку, пожала плечами:

- Могу сказать то же самое вам. Сдавайтесь добровольно и больно совсем не будет. В противном случае, гарантировать этого я не могу.

- Девочка, не шути с нами…

- Не шучу, - перебила его девушка. – Считаю до трех, и если вы сдаетесь…

Мужчины переглянулись. В руки левого сверкнуло лезвие кинжала. Второй вытащил с пояса железный штырь, чуть расширяющийся на конце, словно наконечник у стрелы.

- Один. Два. Три.

Сдвинуться с места противники успели, сделать что-то опасное или хотя умное – уже нет. Левая вытянутая рука красавицы с серебристыми волосами окуталась искристым разрядом.

Сверкнуло что-то ярко, непереносимо, а потом в сдвинувшиеся тела ударил разряд молнии.

- Вот так, - кивнула сама себе девушка, глядя на опускающихся бессознательных браконьеров. – А угрожали то! Теперь, главное их не выронить и можно возвращаться! Только не на поляну, а рядышком, чтобы видели меня, а я их уже нет, так будет безопаснее.

Сказано – сделано, и спустя полминуты, Молния опустилась сама на зеленую травку, и засмеялась кружась по поляне.

Мастер, поднял голову от огромной клетки, в которой дремали десять маленьких пушистых клубочков – маленькие зверята.

Рена точила ножи, Глэм появился из-за спины Молнии.

- Я собирался за тобой присмотреть, а ты и сама справилась, - улыбнулся он.

Молния улыбнулась в ответ и крикнула:

- Мастер, вот-вот дождь хлынет. Мы домой собираемся?

- Мне надо доставить зверят. Глэм, если захочет отправится со мной. Тебя же я попрошу доставить этих двоих – в седьмое казначейство.

- Управление по браконьерству на Итаяне?

- Да. Сможешь?

- Конечно! – отозвалась девушка с улыбкой. До города было не так уж далеко, а после рояля, который пришлось тащить через полконтинента, два бессознательных тюфяка не казались ей неудобной ношей.

- Хорошо. Рена, отправишься с ней?

- А… - эльфийка сморщилась. – Мастер… Ты же не хочешь, чтобы мы пошли … к нему?

- Хочу. Он всё-таки начальник управления, он не только должен знать об этом случае, но у него ещё больше шансов разобраться в происходящем и может быть дать какой-то совет. Ну, и или хотя бы он примет меры.

- Мастер!

- Рена, я тебя не заставляю идти.

- Ну, не брошу же я лапочку Молнию одну, - надулась эльфийка, взглянула на подругу и потерла нос. – Но как же видеть этого типа не хочется то!

- А о ком речь? – осторожно спросила Молния.

- Ты не знаешь? Седьмое управление возглавляет член нашей Гильдии. Его зовут Лайс. Сколько ему лет знает только Мастер, но молчит!!! В управление по браконьерам он пришел семнадцать лет назад, и сейчас его возглавляет. Сухарь и педант! А еще вообще не умеет обращаться с оружием, ну, - запал из голоса Рены пропал, в нем появилась даже мягкость. – Лайс боится острых предметов, у него айхмофобия. Об этом знает естественно Мастер, я и Глэм. Он был в гильдии, когда мы с Глэмом в очередной раз ссорились на кухне. Зашел нас разнять, а у нас… ножи в руках были. Тогда все и выяснилось. Поэтому у тебя я видела на поясе ножны с кинжалом.

- Декоративное, - пробормотала Молния негромко.

- Вот, снимешь?

Девушка кивнула, потом чуть повернулась, посмотрев искоса на поляну, потом снова на Рену:

- Тогда, отправляемся? А на обратном пути завернём в небольшое кафе. Давненько я себя сладостями не баловала, а тут из-за выплаты компенсации, вполне можно этим заняться. Составишь компанию?

Темная вначале застыла, потом засмеялась и бросилась тискать «милашку».

Мастер взглянув на двоих девушек, одобрительно кивнул, подождал пока Глэм коснется его запястья, прихватил клетку – и оба исчезли.

А спустя несколько минут их примеру последовали и девушки с живым грузом.

На поляне осталась только примятая трава, да остаточные следы несостоявшегося телепорта. К вечеру же, когда небеса разразились проливным дождем, исчезли и они…

Глава 5. Стирающиеся следы.


Глава, в которой Молния знакомится с Лайсом,

А потом проваливается в дыру.


Коридор был пустым. Пока девушки шли от центральных дверей на третий этаж аккуратного здания с белоснежными стенами и высокими колоннами, им на пути вообще никто не встретился.

Судя по тому, как мрачнела Рена, это был знак недобрый.

До какой степени недобрый Молния решила не выяснять для собственного спокойствия. Некоторые неприятности лучше встречать сразу, собрав в кулак всю свою храбрость, нежели услышав чьи-то слова, гадать как это будет выглядеть.

Два мешка с костями, все также пребывающих в отключке, Рена у здания управления помогла загрузить в тележку и уменьшила ее вес. Поэтому хоть с таким габаритным предметом и было сложновато справиться - девушки сделать это смогли.

В логово «пугающего» Лайса вели двойные двери из темно-красной древесины.

- Будем храбрыми, - пожелала Рена не то Молнии, не то себе и толкнула дверь.

Молния, ожидавшая увидеть кого угодно, вплоть до монстра, была порядком разочарована, найдя взглядом совершенно обычного человека. Его рост девушка не могла прикинуть на глаз, он не просто сидел. Закинув ноги на стол, хозяин кабинета откинулся на своем стуле, покачиваясь на двух задних ножках.

Каштановые длинные волосы были стянуты в небрежный хвост. Кожа была светлой, словно Лайс давно уже не выходил на солнце, при этом нос с горбинкой был усыпан веснушками. Бакенбарды и щегольские усы. Узкие плечи.

Одет он был в тонкий чёрный свитер и бежевый камзол без рукавов.

Единственное, чего не увидела Молния – был цвет глаз, мужчина словно дремал с закрытыми глазами.

Впечатление было обманчиво, и девушке предстояло в этом убедиться уже в следующий момент, когда раздался нейтральный голос:

- Рена. Только не говори мне, что кто-то из гильдии опять вляпался в неприятности с законом, и меня по «дружбе» мастер просит посодействовать сомнительным приговорам?

- Вот об этом я и говорила, - застонала эльфийка и покачала головой: - Хоть бы раз сначала меня выслушал, а потом…

Рена не договорила. Молния, встревоженная заминкой, подалась вперед, чтобы заглянуть в лицо подруге, но успела разглядеть только стеклянный взгляд той, а потом темная эльфийка метнулась вперед с воплем:

- Силы темные, какая прелесть!

Стеклянный прехорошенький ежик, с алым яблоком на боку, словно был источником света в этот притемный день. Под шум начинающегося за окном дождя он казался настоящим чудом, который хотелось получить. Немедленно!

Ну, желания – желаниями, а до понравившейся мелочи она не добежала. Раздался тихий шлепок, и эльфийка застыла, там где была, возвращаясь в себя. Ровно посреди лба Рены торчал дротик с мягкой присоской на конце.

А хозяин кабинета, как ни в чем не бывало, продолжил раскачиваться на своем стуле.

- Не хочется тебя огорчать, Рена, но это мое. И отдавать я никому это не собираюсь. Так, ты зачем пришла? Мы уже выяснили, что тебя привели совсем не уголовные дела, так о чем речь? Не уверен, правда, что я хочу это знать.

- Лайс! Как ты можешь?! Что о тебе подумает девушка, с которой я пришла.

- Девушка… с которой ты пришла? Тебе удалось меня заинтриговать. И? Что за малышка? Что за дело ее привело.

- Я Молния, - представилась девушка сама. – Я член гильдии Чёрный храм!

- Какая удивительная гордость в голосе. Давненько я не слышал ничего подобного. Пожалуй, с тех самых пор, как к нам приняли Танцовщицу, больше и не слышал. Жаль та девочка долго не прожила, погибла безрассудно, сунувшись к слишком высокоуровневому монстру. А ты?

- Опасными делами не занимаюсь!

- Какая экспрессия. И, милая малышка, что тебя привело?

То, что хозяин кабинета над ней издевается, Молния поняла сразу. Но никак не могла понять, почему именно Рена и другие назвали этого самого Лайса сухарём. Да, на ее скромный взгляд он был достаточно неприятным типом, но точно не сухим, скорее он был достаточно ехидным. И чувство юмора у него было на границе между злостью и цинизмом.

- Браконьеры.

Шутить хозяину кабинета больше не хотелось.

Ножки стула ударили по полу с гулким хлопком, и Лайс открыл глаза.

По телу Молнии пробежали мурашки. Торопливым караваном от затылка и до пяток пробежали холодно-горячей волной. У мужчины глаза были разного цвета. Левый – словно темный изумруд, внутри которого была засасывающая зябь болота. Второй – ярко-жёлтый, с вытянутым кошачьим зрачком. И при этом хозяин кабинета был человеком, Молния могла в этом поклясться теми остатками гордости, которые еще оставались у нее как у дипломированного мага.

- Подробно, - велел Лайс.

Молния, оглядевшись в кабинете и не найдя стула, создала его по ходя и устроилась перед столом, сложив на коленках руки. Вздохнула и начала рассказ с самого начала.

О том, что выйти из этого кабинета, почти выползти, ей и Рене удастся через долгих пять часов, девушка даже не подозревала…


…Больше чем упоминать о собственной неполноценности, Глэм ненавидел признаваться в совершенных ошибках и выдавать свои настоящие чувства. Обычно у него получалось делать хорошую «мину» даже при самой плохой игре, но были те, кого не обманывали его маски. В число таких людей к возмущению эльфа входила, например, темная эльфийка и Мастер.

Вот и сейчас, стоя около плиты с туркой в руках, он негромко сообщил:

- Ты зря волнуешься, Глэм. Еще слишком мало времени, чтобы объявлять их в розыск или хотя бы за них волноваться. Рена не маленькая девочка и может справиться с любой напастью. А если кто-то ей будет не по зубам, рядом с ней есть Молния, эта девочка, хоть еще и наивная, еще не осознала толком, что происходит рядом с ней, ради друзей может совершить любой подвиг. Если бы не несчастный случай, думаю, она могла бы уйти очень далеко по колоде.

- Очень далеко? Выше даже «дамы», которой она является?

Мастер кивнул.

- По предварительным расчетам ее преподавателей, то самое злополучное испытание должно было подтолкнуть силу девушки, после него она должна была перейти на уровень королей. Правда, какой именно категории, не смогли рассчитать. Но… спешка привела к тому, то они наломали дров.

- Молния знает? – тихо спросил Глэм.

- О том, какой силы потенциально могла добиться? Да. Более того, громовержцы, к числу которых она принадлежит, потенциально маги высочайшей категории. Девочка могла выйти далеко за пределы колоды, на уровень «силы» или «ангела».

- Святое небо! Как же так?

- Спешка никогда не доводит до добра, в ее случае это заметно очень хорошо.

- И она держится… Удивительная девочка… Так, Мастер!!! – эльф, только сейчас обнаруживший, что Мастер просто заговаривает ему зубы, подскочил на своем месте. – Вы просто издеваетесь!

- Ну, что ты, просто помогаю тебе немного развеяться. Собственно говоря, у меня есть к тебе вопрос. Займешься какой-то работой? Или немного побудешь здесь?

- Побуду. Во-первых, у меня есть незаконченное дело, а, во-вторых, какое-то неприятное предчувствие.

- С кем связанное?

- С Реной.

- Неугомонной Воровке снова грозит опасность?

- Нет. Не в этот раз, - Глэм поднялся и перешел к окну, глядя на серую хмарь, уже затягивающую преддождевой пеленой горелый предлесок.

Настоящий светлый эльф давно исцелил бы и эту землю, и этот лес, наполнил бы жизнью то место, которое каждый захотел бы назвать домом.

- Я не могу этого объяснить, но в этот раз, не ее тело, ее душа…

- Душа?

- Да, - Глэм кивнул. – Ее душа.

- Давненько к нам менталисты не заглядывали, давненько. Ну, посмотрим. Если сможем – убережем, если не сможем с последствиями разбираться будем.

Эльф согласно что-то пробормотал и двинулся в ледник за продуктами. Мастер, проводив его задумчивым взглядом, сделал мысленную зарубку присмотреть за Реной. Предчувствия светлого дитя еще никогда не обманывали.


Девушки появились поздно вечером и не одни. Когда они ввалились в общий дом, вслед за ними вошёл мужчина в темном плаще и шляпе.

- Добрый вечер, - сухо поздоровался он одновременно со всеми. – Мастер, мое почтение.

- Лайс, - глава гильдии поднялся из кресла с улыбкой и прошел к гостю. – Давненько тебя не было. Слов наших прекрасных дам не хватило и ты решил заглянуть лично, чтобы что-то уточнить?

- Кое о чем рассказать. Наша гильдия из-за своей неудачности вечно встревает в дела и проблемы, о которых даже не должна была знать. И что самое досадное, - Лайс повесил на вешалку плащ, затем на полку положил шляпу, убрал тяжелый зонт-трость в специальную урну и, обменявшись крепким рукопожатием с мастером, прошел огню, бросив мимолетный взгляд на девушек.

Рена и Молния с тихим радостным возгласом растянулись на шкуре какого-то зверя около камина и затихли.

- Умотались, - пробормотал Глэм, даже не став подходить к ним. Чуткий слух светлого эльфа мгновенно расслышал возникшее тихое посапывание. – Чем вы их так, Лайс?

- Расспросами и не более чем. Попросил их дословно вспомнить все, что сказали те ребята, где были, что говорили. Вызвал нашего менталиста, создавали точную копию их воспоминаний с двух точек зрения, получили более-менее ясную картину.

- О чем ты говорил, Лайс? – спросил Мастер, возвращаясь в свое кресло и с благодарным кивком принимая из рук Глэма бокал с глинтвейном. Плохая погода за окном способствовала именно этому: горячему напитку и неторопливому разговору под шелест поленьев в камине.

- Это будет немного… длинная история.

- Мы никуда не торопимся. Да и тебе будет лучше сегодня остаться на территории Храма.

- Возможно, - пробормотал Лайс. – Хорошо. Я начинаю. Первый сигнал в седьмое управление о появлении браконьеров появился полгода назад. Из-за того, что поступил он от ненадежного осведомителя, два егеря отправились на место через пару дней, после того как прошёл сильный дождь. В нарушение всех правил, они не взяли с собой ни провидца, ни менталиста. Естественно, следов к этому времени не было, и сделав запись о том, что поступил такой-то сигнал, они сделали замечание о том, что следов выявлено не было. Через пару недель после этого осведомителя нашли мертвым.

- Его?

- Отравили. Он очень много пил, поэтому подсунуть ему яд не составило бы никакого труда. Последний, кто его видел, с трудом вспомнил мужчину в длинном плаще с капюшоном. Свидетель запомнил его только потому, что у него была профессиональная память художника, а у возможного убийцы была очень интересная пряжка, удерживающая вместе полы плаща. Серебристая змейка с алыми-рубиновыми глазами и не капюшоном, а радужным веером игл около головы. Естественно, второе управление…

- Почему второе? – спросил Мастер, уточняя что-то.

- Убийство было совершенно не магами, выездная группа, которое приехала на тело, определила это совершенно точно.

- Хорошо. Дальше.

- Следственная группа, опираясь на змейку, опросила все гильдии, название которых или тотемы, имеют связь со змеей. Обратились в архивы гильдий, но… Подобной змейки на Итаяне не существует. Решили, что это одиночная змейка и начали разрабатывать другую версию. Убийство до сих пор не раскрыто. Через полтора месяца после первого сигнала, поступил сигнал второй. На этот раз свидетельницей была юная девушка. Она дремала в лесу, когда услышала разговор на неизвестном ей языке, а потом проследовав за источниками разговора увидела четырех мужчин в одежде, которую она никогда не видела ранее. На этот раз сигнал попал куда надо, группа выехала на место в течение часа, но не нашла вообще ничего. Девушку обвинили в том, что ей все это приснилось, даже не отдав себе отчета в том, что она вообще-то дриада, а они, как известно, снов не видят.

- Не повезло, - пробормотал Глэм.

- Третий сигнал поступил напрямую начальнику городского отделения седьмого управления. Сам город находится довольно далеко отсюда, провинциальный, там редко что происходит и казалось бы, такая возможность разобраться! Но начальнику было не с руки разбираться с браконьерами, и бумаги легли по сукно. Первый достоверный сигнал, который удалось проверить, поступил в соседний отдел. Ребята отправились на вызов через две минуты и смогли найти тщательно затертые, но все же еще не успевшие истаять следы. Дело было за четыреста километров отсюда. И вот – вы. Это не просто чудо, я не знаю, как назвать то, что вы не только с ними встретились, но и двоих притащили живыми. Сейчас они в отделе ментального контроля нашего управления. Я надеюсь, что к утру буду знать все о них, начиная с рождения.

- Лайс, тебя что-то тревожит.

- Мастер…

- Ты еще не научился достаточно скрывать свои мысли, - едва уловимо хмыкнул мужчина. – Проживешь еще лет триста, научишься.

Лайс в ответ только махнул рукой.

- Я маг, мастер, но точно не отношусь к потенциальным долгожителям. Да и… в гильдии Чёрный храм долго не живут. Почему-то получается так, что мы вечно оказываемся в передрягах, о которых другим и рассказать невозможно.

- Я говорил тебе о том, что это неудача нашей гильдии…

- И удача для всего Итаяна. Каждый раз, когда неудачники вмешиваются в какое-то дело, всплывает такой гнилостный нарыв, о котором даже подумать страшно, а нам разгребать приходится. И ведь даже никто не оплачивает, - посетовал мужчина. – Не подумайте, мастер, не жалуюсь. Просто, накипело.

- Бывает, Лайс, бывает. Итак, значит, раз ты пришел сам, чтобы все это рассказать, ты полагаешь, что неудачники снова столкнутся с браконьерами?

- Да. Не знаю, когда, кто и где – но это обязательно случится. И скорее это будет снова кто-то из вас, именно поэтому я хотел бы попросить, чтобы в таком случае, сразу же связались со мной.

- Дать амулет девочкам?

- Да. И … Глэму тоже. Не хотелось бы зависеть только от магии, ее можно заблокировать, а индивидуальные маячки, насколько мне известно, перехватить или заглушить еще никому не удалось.

- Я приму маячок, - согласился эльф на вопросительный взгляд Мастера. – Не считаю это зазорным, к тому же, - на мгновение во взгляде Глэма мелькнуло что-то тёмное, недоброе и тут же пропало, когда он улыбнулся. – Не бывает так, чтобы все шло, как задумываем. И будет лучше, если у каждого из нас будет шанс на помощь. Собственно говоря, Мастер, уже очень поздно. Может быть, нам стоит разойтись по комнатам?

- Да, - мужчина поднялся. – Лайс, поможешь перенести девушек?

- Конечно.

- Глэм?

- Спокойной ночи, Мастер, и вам, Лайс… Я немного еще побуду здесь.

- Ясных снов.

Осторожно подняв девушек, мужчины покинули гостиную.

В камине потрескивал огонь, на поленьях грелась маленькая юркая ящерка, Глэм смотрел в пламя остановившимся взглядом. На душе было тяжело. Почему-то казалось, что он вот-вот потеряет Рену. Но как можно потерять того, кто тебе и без того не принадлежит?


Мягкая кровать, чистое белье, пахнущее лавандой и лимоном, за окном успокаивающе шелестел дождь, стуча задорно каплями по подоконнику и витражному стеклу. Сквозь приоткрытую форточку в комнату врывался сквозняк, щекоча босые пятки, выглядывающие из-под одеяла.

Скинуть сонную одурь никак не получалось, и Молния открывала глаза, сонно смотрела в потолок, переворачивалась на другой бок и снова засыпала.

Проснуться она смогла, когда настенные часы отсчитали четыре часа послеполудни. Сев на кровати, девушка запустила пальцы в спутанные волосы и зевнула. Надо было вставать, надо было заняться чем-то полезным. Например, убраться в той половине домика, которую она заняла.

У Рены было чисто-чисто, а вот в ее половине, которая стояла так давно бесхозной, в тех двух комнатах, куда Молния еще не дошла, мебель была затянута пленкой. К тому же, надо было разобрать коробки, стоящие в коридоре, разложить нехитрый гардероб по полкам в шкафу, найти плечики.

Потом надо было напомнить Рене о том, что она согласилась прогуляться до кафе, и может быть даже предложить ей пройтись вместе по магазинам. И да, надо было все-таки подумать о постоянной работе.

Молния не относилась к числу тех, кто предпочитал работать по контрактам. Правда, теперь, после того, как она потеряла свою должность на почте, подыскать что-то хорошее могло быть сложным вопросом. Все-таки, боевой диплом и желание устроиться на какую-то мирную работу плохо уживались вместе.

Тихий стук отвлек Молнию и от мыслей, и от воспоминаний, куда же она положила гребень. Рена, просунув встрепанную голову в дверь между их коридорами с интересом спросила:

- Можно?

- Заходи. Ты давно проснулась?

- Только что. Но мне в отличие от тебя, чтобы привести себя в порядок, достаточно пару раз провести щеткой по волосам и умыться. Какие планы на сегодня?

- Надо бы в город, но… такая погода… У тебя есть идея?

- Есть одна! – с шальной улыбкой сообщила Рена, падая на кровать к Молнии и забирая у нее гребень. – Поворачивайся, у меня младшая сестренка с волосами чуть подлиннее твоих, я наловчилась ей заплетать, так что… Давай заплету.

- Спасибо, Рена.

- Не за что! Так здорово, что ты пришла к нам в гильдию! Я до сих пор толком ни с кем не подружилась, хотя в Гильдии уже десять лет. А этот домик заняла года так четыре назад.

- У нас много девушек?

- Не знаю. Почему-то получается так, что мы избегаем храма, словно от того, что мы будем появляться здесь как можно меньше, мы перестанем быть частью гильдии неудачников.

- Тебя это не задевает?

- Я сама неудачница, - тихо сказала Рена. – Так что, нет, нисколько не задевает. Обидно было, это точно, но мало ли… просто получилось так. В жизни все шло наперекосяк, не смогла даже собственную сестру защитить. Но в итоге… все сложилось к лучшему, она сейчас замужем и счастлива, а меня подобрал Мастер. Теперь я здесь. Но в общем, я к чему, - стряхнула эльфийка с себя меланхолию. - Когда заселялась в домик, видела длинное здание в стороне?

- Видела.

- Это старый склад. Там до сих пор большая куча всего. Каждый год, когда мы собираемся здесь в храме, мы отправляемся на этот склад, разбирать его залежи. Но как-то так получается, что каждый раз, когда мы туда заходим, там все больше и больше появляется всего. Старый хлам, разбитые игрушки, потрескавшиеся артефакты соседствуют с драгоценностями, деньгами, причем самыми разными… Такое ощущение, что там кто-то поставил воронку, и в наш склад ссыпается все, что никому не принадлежит. Ну, например, умер человек, у него не было ни родных, ни друзей, и все его имущество ссыпается в наш склад. Собственно, это и называется «День большой уборки». На нее обычно собираются все, кто может, кто не занят на постоянной работе и кто не выполняет сложное задание в данный момент времени. Рекорд собрания был установлен четырнадцать лет назад. Склад разбирали шестнадцать членов во главе с Мастером и удалось добраться до третьего окна.

- А их там…

- Двадцать семь. При этом, когда мы собираемся, редко удается добраться до первого окна. Правила уборки действуют такие – если то, что найдено, нравится – берешь себе. Если сломано, но можешь починить – берешь себе. Сломано настолько, что починке не поддается – складываем в корзины, каждый предмет – отдельно. Если что-то такое, что ценное, но тебе не нравится, и ты не хочешь продавать сама, а предпочтешь потом получить свою долю в золоте – просто складываешь в корзины, также предмет к предмету. В прошлый раз за такую раскладку у Глэма получилось около четыреста золотых, у меня в два раза меньше. И собственно, эта «большая уборка» - то самое, что позволяет гильдии оставаться на плаву и расплачиваться со всеми штрафами, которые на нас накладываются.

Молния задумчиво кивнула:

- Ты предлагаешь наведаться туда?

- Не совсем туда. Заглядывать туда можно хоть каждый день, другое дело, что никому не хочется там погрязнуть с головой. В общем, там есть коридорчик, который идет вдоль основного склада. А мне всегда было интересно, что в самом конце склада – что можно найти там. В общем, я предлагаю пройтись по этому коридору, что скажешь?

- Почему нет, сразу как пообедаю, можем отправляться. Глэма будем с собой приглашать?

- Нет, не будем, - тут же отреагировала Рена.

- Почему? – удивилась Молния и ойкнула, когда подруга подсунула ей под нос заплетенный конец косы.

- У меня не было резинки, так что я тебе ленточкой прихватила.

- Спасибо! Выглядит очень здорово.

- Значит, иди одевайся, я пока по-быстрому тебе приготовлю завтрак.

- Не получится, - легкомысленно отозвалась девушка, двинувшись к шкафу. – У меня в холодильном шкафу мышь повесилась.

- Шутишь?

- Не-а, говорю абсолютно серьезно. Там пусто, я еще даже не подновила амулеты, которые в него встроены.

- А ты умеешь это делать?

- Да. В них основная магия – это магия холода, а она у меня хорошо получается, так что…

- Тогда давай так, пошли ко мне, я тебе накормлю, а ты заодно и мне подновишь амулет.

- Не проблема. Так даже лучше.

- Тогда… - Рена замолчала, глядя на Молнию, вынырнувшую из-за шкафа уже полностью одетой. – Ну, ты… быстра.

- Назовем это моей маленькой бытовой магией. Идем?

- Да!

К коридорам у склада девушки выдвинулись почти через сорок минут. Под одним широким зонтом пробежали к отдельно стоящему зданию и нырнули вовнутрь, даже не догадываясь, что свидетелями быстрого движения были и Мастер, и Глэм.

Обеих авантюристок гораздо больше интересовал склад, и какие же именно сокровища он скрывал.

Коридор был полутемный, и похвалив себя за предусмотрительность, больше то было не за что, девушки зажгли огромные фонари, переглянулись и двинулись вперед, заглядывая время от времени в окна направо. Склад был завален хламом от пола и до потолка.

Коробки, корзины, блестяшки и оружие, доспехи, погнутые и совершенно новые, карточные колоды, в беспорядке засыпавшие все подряд, амулеты и артефакты, карты и книги – в складе было все, о чем только можно было подумать. Когда перед взглядом мелькнула огромная туша какого-то животного, Молния даже споткнулась, подумав, что ей привиделось.

- Рена!

- А? – эльфийка повернулась.

- Смотри! Это что?!

Вернувшись назад, Рена вгляделась в темное мутное окно, всмотрелась в огромную тушу и немного нервно потерла левое плечо.

- Не знаю, но явно когда оно было живым, оно было очень злым и вряд ли травоядным. Смотри, какие клыки! Кстати, да, здесь и шкуры есть, и отрезы тканей. В общем, все то, что может иметь хоть какую-то ценность. Любимое кресло Мастера – отсюда, точно также как и та шкура, что лежит в общей гостиной. Можно будет потом посмотреть что-нибудь тебе в дом. Кажется, когда мы проходили, я видела отрез ткани, которую можно будет пустить тебе на занавески и покрывала. Но идем же! Мы почти пришли.

Молния кивнула, снова взглянула на огромную тушу и двинулась вперед, выбирая куда поставить ногу. Дальше все случилось как-то очень быстро. Перед глазами появилась длинная серая паутина. Девушка нервно качнула головой, чтобы избежать попадания в эту гадость, перед глазами что-то мелькнуло, темное, быстрое, с алыми глазами и тихо вскрикнув, Молния завалилась назад.

Пола почему-то там не оказалось, в лицо пахнуло гнилью и сыростью земли, и девушка куда-то приземлилась. На какие-то коконы… опутанные паутиной.

Отчаянный визг зазвучал в этом местечке, отразился от стен и вернулся обратно, а в той непроглядной темноте, что была впереди – зажглись ярко-алые глаза…

Глава 6. Подземелье древнего замка.


Глава, в которой Молния проваливается в логово пауков,

А вся компания находит подземелье древнего замка.


Вопрос о том, кто перепугался больше – оставался открытым. Потому что наверху раздался встревоженный голос Рены:

- Молния, как ты, все в порядке?!

А алые глаза мигнув, мгновенно пропали…

- Я в порядке, - нервно откашлявшись отозвалась девушка, зябко поежившись. В горле першило, поэтому говорить громко она не могла, но это было и не надо. Тонкий слух эльфийки позволил бы ей услышать даже шепот. – Но здесь темно, холодно… очень холодно, пыльно, в горле чешется, в носу свербит. И я точно видела кого-то…

- Опасного? – деловито спросила эльфийка, прыгая вниз и оглядываясь по сторонам.

Молния пожала плечами, оглядываясь по сторонам.

Света двух факелов не хватало, чтобы осветить даже тот небольшой пяточек, где они стояли.

- Ну? – спросила уже Рена почему-то шепотом. – Чего делать будем?

- Возвращаться думаю уже поздно, - с храбростью, которую совсем не испытывала, сказала Молния. – Пойдем, куда-нибудь.

- Зачем?

- Посмотрим, что там. Это место рукотворное. Смотри, там под слоем паутин, - девушка махнула в сторону рукой, - да и эти тоннели. Это сейчас они грязные, а раньше были чистыми.

- С чего ты взяла?! – изумилась темная эльфийка, которой даже замечательное ночное зрение не помогало разглядеть ничего, кроме непонятных белых кульков.

- Артефакты, - пояснила Молния, запуская вокруг себя искрящуюся закольцованную молнию. Видимость улучшилась, но не намного. – Я слышу их, как… ну не то чтобы продолжение собственной руки… В них родственная мне магия, магия громовержцев. Видимо когда в этих тоннелях был один из нашего народа, причем он был артефактором высочайшей категории. Эти артефакты обеспечивали сохранность тоннелей на протяжении… Светлые небеса, тысяча двести лет уже!

- Точно, точно, - раздался мужской голос. – Было такое. При четвертом мастере.

- Ой! – Молния круто повернулась и упала бы, шарахнувшись назад, если бы Рена не поддержала ее за локоть.

Над обеими авантюристками возвышался недовольный Мастер. За его спиной стоял грустный Глэм.

- Ну, и куда вас понесло? – спросил он. – Чего дома не сиделось?

- Погода плохая. Убираться в такую погоду настоящий беспредел! – затараторила Рена, смещаясь назад и шаг за шагом утягивая с собой и Молнию подальше от Мастера и Глэма. – Мы и решили, что если утолим свое любопытство никому плохо от этого не станет.

- Стоять.

- Ну, Мастер!

- До дня большой уборки это потерпеть не могло? Никак?

- Ну, Мастер, - Рена нахмурилась и казалось, что вот-вот захныкает. – Какой еще день большой уборки? Мы хотели только посмотреть в окошко, а не лезть разбирать все эти завалы. Знаете, как интересно было!

- Не знаю. Зато знаю другое, ты не только сама понеслась осточертев голову навстречу приключениям, но еще и Молнию за собой поволокла. Вот зачем тебе нужны были новые девушки в гильдии, чтобы было кого вовлекать в неприятности?

- Никаких неприятностей мы тут не встретили! – возразила неожиданно Молния. – Не считая того, что это вы нас перепугали, Мастер, своим появлением!

- Посмотрите, кто у нас осмелел в темном коридоре! Значит, так, приключенки. Или вы сейчас обе возвращаетесь наверх, и мы делаем вид, что вы сюда никогда не спускались…

- Нет! – хором отозвались «приключенки», недовольные таким поворотом событий.

- Ну, или тогда в качестве охраны мы идем с вами. Не хочется потом вас лечить.

- Мастер, ну, не надо! - расстроилась Рена, знакомая с таким видом «охраны» - это же ничего не посмотреть, на интересные кнопочки не понажимать, по ловушкам не попрыгать. И вообще вести себя как в музее на экскурсии.

- Или так, или никак. Тебе какой вариант больше нравится?

- Что мы идем одни!

- Отклоняется.

- Протестую! – чуть ли не ногами застучала Рена.

- Протест отклонен, - сообщил Мастер негромко, вытаскивая Молнию из-за спины темной эльфийки. – Так, а теперь ты, что ты здесь видела?

- Глаза. Алые.

- На какой высоте?

- Примерно, - девушка задумчиво повернулась, изучая темное полотно коридора с комковатыми уплотнениями то тут, то там. – Где-то, по плече Рене и мне, наверное…

- Хорошо, - Мастер кивнул. – Ты закричала, и?

- Глаза мигнули и пропали. Мастер, а что здесь было?

- Кто знает, - пробормотал мужчина, не спеша отпускать Молнию. – Хорошо. Налево или направо. Глэм, куда?

- Опять я! Опять я крайний, - возмутился эльф, двигаясь от Рены вокруг Мастера, темная эльфийка, клацая зубами, двигалась вслед за ним.

- Стоять! – Мастер развел руками, поймал одновременно обоих «играющих» и остановил. – Глэм, куда ушел тот, кого видела Молния?

- Направо, - не задумался ни на мгновение эльф.

- Хорошо. А безопаснее куда идти?

- Туда же. Налево что-то… крупное, но спящее. И в общем знакомиться с этим кем-то живым мне не хочется даже если я буду во всем вооружении и полном комплекте доспехов.

- Твои слова пугают. Ладно, пойдем направо. Молния, ты сказала, что в артефактах сила, схожая с твоей, активировать можешь? Или они сломаны и реконструкции, восстановлению попросту не поддаются?

- Нет. Меня это как раз и удивило, они как новенькие. Как только силы, которую они получили извне стало не хватать – засорились «трубы», которыми они подсоединялись к магическому источнику… который раньше был на территории Черного храма, а сейчас куда-то делся… Так… - девушка словно преобразилась. Молния, вьющаяся вокруг нее, заметалась еще быстрее, хотя и притушила свой блеск. В глазах авантюристки засверкали такие же огоньки, как и ее собственная сила. Собственный источник магии на территории такого места – звучала как сказка, не очень похожая на правду, но при этом… если это действительно так, то тогда неудачники были не всегда неудачниками. А значит, это повод покопаться в старых книгах, архивах и вообще…

- Молния? – осторожно окликнул Мастер девушку, начиная сожалеть, что у него не три руки. Отпустить Глэма и Рену сейчас было попросту опасно.

- Да, да, - очнулась та. – Тут все просто. Чтобы прочистить трубы, это надо с чувством, с толком, с обстановкой останавливаться здесь на пару дней. Зато чтобы дать толчковую силу на работу на ближайшую пару часов, надо просто наполнить их сосуды силой, а это я запросто. К сожалению, цепной реакцией здесь нельзя, но можно по одному и на удалении, впрочем, тоже. Закройте глаза, пожалуйста.

- Это будет очень ярко? – спросила серьезно Рена.

- Для тебя, пожалуй, даже слишком, - пробормотала Молния, спохватываясь. – Ладно, сделаем тогда вот так, изменим немного угол преломления и сделаем… Глаза можно не закрывать, луч пойдет под камнем. Силы даст это артефактам чуть меньше, зато будет безопаснее для нас всех.

Быстрый щелчок, приглушенный хлопок. По стенам, судя по искрам, прошлись несколько разрядов, и тоннель затопил приглушенный серый свет.

- Ффу! Какая грязь! – возмутилась Рена.

- И это все что ты можешь сказать?! – выдавила из себя Молния, торопливо уткнувшись глазами в пол и понимая, что двинуться дальше ее не уговорит никакая сила в мире.

Тоннель был заполнен паутинными коконами и затянут паутинным полотном с потолка до пола. Толстые серые нити-жгуты, серебристые тонкие ниточки, чуть сверкающие. Нити-канаты, формирующие что-то вроде центральной системы движения и нити-растяжки, препятствующие движению куда-либо. Тот самый левый коридор, про который Глэм говорил, что там опасно и он туда не ходок, был затянут не просто «паутинкой». Насколько хватало взгляда, туда уходили несколько десятков метров паутины из самых тоненьких ниточек.

Глэм, пользуясь тем, что Рена кривится от брезгливости и точно с места не сдвинется, подошел к одной из растяжек на полу и уронил на нее свой платок. Шелестящая и довольно плотная ткань распалась на две части совершенно бесшумно.

Молния, представив, что могла упасть на такую нить, побледнела как полотно. Мастер покачал укоризненно головой:

- А говорила не егоза, - шепнул он тихо и только успел повернуться, крикнув: - Рена, куда?!

- За тряпками, швабрами, ведрами и моющими шариками. Я это просто так не оставлю! Ни за что! Ни за какие коврижки! Такая грязь на территории нашей гильдии существовать не может! Я ей запрещаю!

- Рену понесло… - вздохнул Глэм. – Мастер, знаете, что это такое?

- Встречал в одном из архивных документов. Но не думал, что доведется увидеть своими глазами. Плетельщики.

- Это кто? – подняла глаза Молния на мужчину.

- Пауки, естественно, но не простые. Их заводили только самые богатые аристократы-люди лет тысячу назад и гильдии, которые предпочитали свои нижние этажи и подвалы защищать не магией, а вот такой паутиной.

- То есть, ручные пауки?

- Они… - вот тут Мастер замялся. – Не совсем пауки и к сожалению не совсем ручные. Их общество делится как и общество муравьев на три касты: есть самцы, самки и рабочие особи. Вот толстые нити – это делали рабочие особи, их огромное количество, они не только делают эти нити, самые простые и не самые прочные, но еще и собирают магию из окружающего мира и ухаживают с ней за нектарными фермами, которая кормит самок. Самки – это самая малочисленная раса, в них есть те, кто плетут кружево и есть те, кто ухаживает за новыми пауками и маткой. Самцы – являются стражами, их немного, но это именно они ткут такое тонкое «режущее» плетение паутин.

- Какое организованное общество.

- Точно. Договориться в их обществе можно только с самками, которые плетут кружево на продажу, ну, или рабочими пауками, когда те собираются группой. Если паук один, без поддержки собратьев, то он боится всего – света, громкого звука, движущегося источника магии. Итак.

- Итак! – перебила Мастера, спрыгнувшая сверху Рена и вручившая ему швабру. – Держите! Мы будем убираться здесь.

- Хорошо, - вздохнул мужчина, принимая «орудие производство». – В качестве уборщика давненько я не выступал.

В глазах главы гильдии при этом прыгали насмешливые искорки.

Глэм качнул ушами, но все же принял ведро с тряпкой.

Молния получила пышный веник и навострилась смотреть на происходящее.

Рена сбежала с места событий слишком быстро, поэтому, естественно, объяснений Мастера она не слышала. При этом лично она видимо тоже с такой паутиной не сталкивалась. Иначе, как объяснить то, что своей собственной шваброй первым делом она потянулась к самым тоненьким ниточкам?

Бах, ба-бах, хлоп!

И длинная швабра опустилась на пол симпатичной горочкой трухи.

- А?! Э!!! – вырвалось у эльфийки исключительно нечленораздельное.

Глэм беззастенчиво хохотал, Мастер с трудом, но все же улыбку сдерживал. Молния попыталась остановить подругу, но Рена не была бы Реной если бы не попробовала полностью все, что у нее было припасено с собой. Веник, намотав на себя пару витков толстой паутины, завяз в ней совершенно

И только когда даже магический шарик, своеобразный комок магии в стеклянном коконе, очищающий ограниченное пространство, разбился и не дал вообще никакого эффекта, эльфийка смирилась с поражением.

- Ладно, ладно, признаюсь, я проиграла. Ну? Что мы должны делать?!

- Эта паутина срезается специальными ножницами, - сообщил негромко Мастер. – Не знаю уж, как раньше было устроено это место, но без таких ножниц дальше мы не пройдем. А с тем учетом, когда этих пауков видели в последний раз… Вероятность нахождения стремится к нулю. Придется просить кого-то забросить попутно, кто будет отправляться в Паутинный мир, где и обитают эти плетельщики. А туда дураков часто мотаться нет.

Из всего, что сказал Мастер, Молния услышала только слово «ножницы»

- Ножницы паутинного мира, - повторила она себе под нос как заклятье. Затем ударила потоком своей силы в пол, очищая небольшой закуток, куда и приземлилась, скрестив ноги. – Ладненько. Сейчас, одну минуточку, уже мне интересно, куда ведет этот ход и какие еще артефакты здесь стоят. А еще какие же там плетения использованы!

Мастер засунул руки в карманы, прислонился к стене. Глэм отошел в тень, прислушиваясь своими силами к тому, кто обитал в левом коридоре. Рена воевала с паутиной, пытаясь отобрать у безжалостных витков «свой любимый веник».

Пока перевес был на стороне паутины.

Молния плела заклятье, щедро черпая на него силу из собственного резерва. Заклинания высшей школы ей уже давненько не доводилось применять, и девушка с огорчением поняла, что кое-что уже начало подзабываться.

Серебристая тонкая пелена, окутанная по кругу клочками чистой материи – подпитывающими заклинание дальносвязи, висела в коридоре, но совершенно не давала света.

А потом вызов прошел, и в этом окне появился заспанный мужчина в расстегнутой рубашке, мятых штанах и алыми как у кроля глазами.

Увидев на своем зеркале Молнию, он только всплеснул руками.

- Ты!

- Извини, кажется, я не вовремя, но я буквально на одну минуточку.

Ее собеседник не впечатлился. Скорее, судя по его виду, он готов был растерзать одну девушку на тысячи мелких молний.

- Где ты была?! Ты никому не сказала ни слова, пропала! Перепуганный насмерть джинн из моей конторы сообщает мне, что договор расторгнут, тебе будет выплачена неустойка, но на следующий контракт, ежели такой будет, чтобы я искал другого дурака, тобой связываться! И пропадает. Джинн!!! И после этого я не могу тебя нигде найти?! Где ты была!

- Шмель, спокойнее, - попросила девушка, с трудом сдерживаясь от того, чтобы не зажать уши руками. – Правда, все хорошо, я в гильдии. В своей гильдии. У меня тут домик стихийно образовался. С работой пока, правда, я еще не очень знаю, что делать, но это может и подождать.

- Я тебе говорил, приходи на работу ко мне!

- А я тебе еще раз повторю, к тебе на работу я не пойду. И слушай, мы отвлеклись от темы. Я тебе просто поболтать позже отзеркалю, ты мне другое скажи. Помнишь, ты говорил, что в твоей кузне заказ есть, уникальный? На ножницы для паутинного мира? Часть ты отдал заказчику, часть дополнительно продал, а часть оставил в запасе?

- Было такое, - степенно согласился названный Шмелем, накидывающий на себя халат. – Ножницы для паутины обычных пауков и плетельщиков.

- Вот! У тебя остались ножницы для паутины плетельщиков?

- Есть десять для толстой нити и две для тонкой. А у тебя заказчик что ли знакомый появился на эту нить?

- Нет! Нашей гильдии нужны эти ножницы. За сколько продашь? Разом?

- Тебе и скидку сделаю, - сонно пробормотал мужчина по ту сторону зеркала. – Толстые мы продавали по четыре золотых, тонкие по десять. Значит, тебе три и восемь.

- Нет, ты не понял, Шмель. Я все хочу. Все, что у тебя есть.

- Значит, два с половиной и семь.

- Двадцать пять и четырнадцать. Тридцать девять. Если передашь сейчас через зеркало, канал я обеспечу, то сорок. Что скажешь?

- Что с тобой приятно иметь дело, - хмыкнул Шмель, - счас все будет в лучшем виде.

И не обманул. Стоящий по ту сторону расслабленный мужчина оказался магом далеко на маленького ранга. Окутавшись черно-желтым сиянием, за что когда-то он и получил свое прозвище, Шмель появился уже с коробкой в руках.

- Ваш заказ!

- Деньги? Наличкой или чеком?

- Отправишь потом чеком, наличку сейчас мне с руки.

- Хорошо. Тогда… не буду тянуть время.

Молния, тряхнув пальцами, прижала ладони к зеркалу. Вздохнула, прикусила губу и упрямо протянула ладони вперед.

На другом конце королевства, Шмель, бывший наставник Молнии, возражавший когда-то после «испытания» и ушедший из университета вслед за своей любимой студенткой, положил на тонкие ладошки ларец, одобрительно кивнув. Тоннель был построен идеально, с учетом всех влияний.

Обратно в тоннели Молния уже втянула ларец с широко улыбкой.

- Шмель, я тебе через пару часиков… Нет, давай ты сам мне вечером отзеркалишь, когда, во-первых, отоспишься, а во-вторых, у тебя будет побольше времени.

- Договорились, - маг кивнул, отсалютовал девушке и пропал. Зеркало связи еще немного повисело в воздухе, свернулось в узкую спираль и схлопнулось.

- Готово! – сообщила Молния, поднимаясь на ноги. – У нас есть ножницы для нитей. И … ну, что вы так на меня смотрите. Мне теперь тоже интересно, что там можно найти, на том конце этого коридора!

- Чек потом выпишу я сам, - сообщил Мастер. – Эта покупка в любом случае окупится очень быстро. В записях предшественника было сказано, что эти нити охотно раскупались теми, кто понимает. Что именно покупает, уже вопрос, но разобраться с ним мы попробуем. Так, Глэм, возьмешь на себя тонкие нити? Ты более осторожный и гибкий, чем наша Рена.

- Договорились.

- Вторые тонкие ножницы… - мужчина взглянул на Молнию и покачал головой. – Возьму я сам. Ты, егоза, в своем исследовательском азарте можешь и забыть об опасности тонкой паутины. Вы обе возьмете соответственно толстые. Ну, что, выдвигаемся?

- Да! – откликнулись хором девушки, и даже Глэм ощутил какое-то подобие исследовательского азарта.

Коридоров оказалось очень много. Ножницы резали паутину быстро, замечательно. Двигаясь вперед, члены гильдии сматывали нить в мотки, и раскладывали по сторонам в воздушных клубках, чтобы забрать на обратном пути. В боковые ответвления, также заполненные нитями не совались. Алые глаза виднелись еще дважды, но быстро пропадали.

- Ну и? – Мастер, потерев уставшие запястья, остановился, оглянулся. – Может хватит?

- Впереди какое-то очень большое пространство. Может, пройдем? – предложила Молния, стряхивая серые клочья простой паутины с щеки.

Мужчина, повернувшись к ней, провел по запыленной коже большим пальцем, снимая доставучую ниточку, потом пожал плечами:

- Глэм, Рена?

- Мы столько шли! Голосую за дальнейшее проведение испытаний! – решила Рена.

Согласен с ней был и эльф, что было достаточно редким явлением.

Следующий коридор был пуст. Ни следа паутины. Светильники переместились с пола на середину стен, стали выступающими. И свет теперь был по-прежнему неярким, но зато теплым и золотистым.

- У меня паршивое предчувствие, - пробормотала эльфийка, чуть смещаясь под защиту Глэма. – Вот сейчас ка-а-ак выйдем, а там куча-куча-куча пауков, и все клац-клац жвалами. Я на месте и скончаюсь.

- Впереди никого живого нет, - тихо сказал Глэм. – Хоть и без лесной поддержки, но я все же охотник, Рена. Я бы не дал идти в опасное место.

- Прости! – вздохнула девушка, раскаиваясь, а потом сдвинувшись с места рывком повисла на руке эльфа. – Но вот так мне спокойнее. Потерпишь меня? Немного. Минуток пять. Ладно? Ну, ну, ну? – заканючила она.

В этот момент Рену было проще убить, чем от нее отвязаться, и Глэму пришлось стискивать зубы, обещать себе потом что-нибудь в утешение и кивать, что да, он может потерпеть.

- У меня такое ощущение, - пробормотала изумленно Молния, - что это работает.

- Я бы не сказал, что очень успешно. Но Рена в отношении Глэма терпелива. Она никуда не спешит, приучает к себе постепенно. Миллиметр по миллиметру. Не думаю, что ее усилия скоро вознаградятся успехом, но ей достаточно и маленьких знаков внимания, - Мастер, протянув руку, взъерошил волосы на голове Молнии. – Не задумывайся. Как ни странно, Рена знает, что делает, но ни на ком другом этот способ скорее всего не сработает. Итак, голубки, - возвысил он голос, - мы почти пришли.

«Почти» растянулось еще на несколько минут, но когда путь закончился, гильдийцы были вознаграждены с лихвой.

Когда коридор оборвался, темнота была такая, что даже совместные усилия по созданию файерболов не помогли, чтобы разогнать темноту. Пришлось ждать, пока Молния, серебристой вспышкой не сорвется с места, чтобы наполнить своей силой окружающие артефакты. Но все равно, даже когда они один за другим загорались, света не хватало…

Тусклое сияние занялось вначале снизу, где-то в глубоко внизу, потом вдоль винтовой лестнице, располагающейся около стены, и хоть она была выщерблена, но все же даже нигде не осыпалась.

Свет скользил вдоль арочных проемов, подсвечивал двери и даже таблички, какие-то схемы, поднялся чуть выше той балюстрады, у которой стояли сейчас Мастер, Глэм и Рена, поднялся немного вверх, выше, по лестнице, к небольшим вратам, ведущим еще куда-то.

Причем, по мнению даже Мастера, хорошо знающего территорию, окружающую Черный храм – нам том месте, куда вели ворота, был пустырь, заросший буреломом. И ни следа ничего, что могло бы иметь двери.

Затем свет пробежал снова по стене, узкими линиями охранного плетения, замыкая контур и наконец… высветил чашу. Пустую. Грязную. На вид даже склизкую. От нее пахло дымом.

А когда вся компания спустилась по лестнице вниз, а Молния слеветировала, чтобы дать отдых уставшим ногам, они обнаружили, что эта самая чаша еще и оставляет весьма жирные следы гари и копоти, если до ее толстых стенок дотронуться.

- Все, - Рена покачала головой и упала на небольшую дубовую скамеечку в углу. Дерево предупреждающе крякнуло, но выдержало. Глэм, покосившись по сторонам, но не найдя в себе моральных сил устроиться на грязном полу, устроился рядом с Реной, опасливо на нее покосившись. Эльфийка ответила ему вымученно-усталой улыбкой и даже не тронулась с места.

Эльф закрыл глаза и расслабился.

Около чаши остались только Мастер и Молния.

Мужчина пытался понять, что же это ему напоминает, а вот поведение девушки логичностью не отличалось. Злобно шмыгая носом, она бродила вокруг этой чаши, то и дело косясь на нее с намерением, чуть ли не отвесить пинка. А потом, хоть и была не особо чистая, залезла в чашу с ногами и уселась в самой ее середине.

- Молния! С тобой все в порядке?! – подорвалась с места Рена.

- Вполне, - отозвалась девушка, нервно облизнув губы, - вполне… Ребята, знаете что… а идите-ка вы наверх. Подальше отсюда. И побыстрее. Для тех, кто не в теме, выглядит это не слишком… И сверху если вздумаете смотреть, чем-нибудь глаза прикрывайте, для собственной безопасности. А то закончиться это может не просто плохо, а очень плохо.

Вопрос «с тобой все хорошо?», читался на лицах гильдийцев аршинными буквами. К их чести – все трое промолчали, поднялись и двинулись наверх, оставив Молнию сидеть в грязном тазу.

И они уже не видели, как лицо девушки исказилось бесконечной яростью.

Мастер, Рена и Глэм были уже наверху, когда внизу что-то полыхнуло, яркое, обжигающее, злобное, восхищенное одновременно, а потом тот самый нижний этаж с чашей превратился в филиал грозового фронта. От молний там все искрило, бурлило и грохотало. И центром всего этого ужаса была сверкающая фигура, сверху похожая на маленькую юркую звездочку…

Глава 7. Магический источник.


Глава, в которой Молния пробуждает магический источник Гильдии,

А к Мастеру приходит знакомиться отряд плетельщиков.


Еще когда Молния училась в университете, самым сложным, что приходилось делать, во время учебы – была работа с магическими источниками. Они никогда не были «сами по себе», хотя и к разумным созданиям, естественно, не относились. Зато, совершенно однозначно, они были капризны, любили чужое внимание, заботу. Но еще больше они любили «общаться» с громовержцами. Сила народа Молнии как никакая другая подходила для того, чтобы «разогнать» застоявшуюся в источнике магии. Именно громовержцев часто приглашали для того, чтобы привести в порядок забившиеся магические жилы, разблокировать источники, если магии становилось слишком много и она загустевала как патока. Именно громовержцы пробуждали источники, если те засыпали, не получая должного ухода.

Среди однокурсников Молнии, да и вообще ее поколения – молодежь очень не любила такие дела. Работа с источниками была тяжелой, муторной, вычерпывала все силы, которые были. Зачастую после такой работы громовержцы уйти сами не могли – их уносили. При всем при этом источниковеды – так называлась эта профессия, относилась к низкому классу чернорабочих профессий. Оплата, о да, работая только с источниками пару раз в квартал можно было обеспечить себя в количестве достаточном для того, чтобы год жить спокойно, не шиковать, безусловно, но и не нищенствовать.

Молнии же еще в университете работа с источниками нравилась. Естественно, когда она была номером один, она об этом даже не заикалась, но теперь, когда она была больше не «идеалом», не «мисс совершенство», почему бы не начать заниматься самым любимым делом?!

Но это все было отвлечением – главным было другое. Пока Мастер пытался понять, что это такое, Молния узнала отголосок. Плотную слежавшуюся магию, настолько плотную, что колдовать здесь было нереально. Запах гнили и гари, смешивающийся и заставляющий нервно ежиться – это все было косвенными признаками потухшего источника, но не умершего (а магические источники все-таки умирали на Итаяне). А значит, можно было его восстановить.

Рецептов на такое действо было масса. Начиная от ювелирной работы и заканчивая «пушкой по воробьям». Молния любила нечто среднее, вначале масштабный взрыв сил, который взбивал всю магию в окрестном поле, а затем уже точечная, ювелирная работа, по приведению в порядок магических жил.

Та самая вспышка электризованного поля – была взрывом «пушки», а когда растревоженная магия улеглась, и Мастер, Глэм и Рена осмелились через балюстраду свеситься вниз, там уже шла ювелирная работа.

Светлый туман, то тут, то там вспыхивающий неяркими серебристыми искрами, поднялся хорошо если до уровня второй или третьей ступеньки. Тонкие лепестки с серебряными, дрожащими жгутиками, еще были скручены вокруг той самой чаши, уже не грязной, просто очень темной и еще лоснящейся от налета уже не грязи - плотной стены магии.

Но вот сейчас, стоя сверху, было совершенно очевидно, что это внизу такое.

- Свой источник магии, - ахнула Рена, перегнувшись через перила так сильно, что если бы не реакция Глэма, лететь ей вниз тормашками вне всякого сомнения. – Да при его наличии…

- Рена, Рена, спокойнее, - Мастер покачал головой. – Свой источник – это чудесно, но это тайна, которую чем больше людей знают, тем менее спокойным может быть наш сон. Но теперь понятно, почему прежние мастера завезли плетельщиков. Такое богатство… За него прежние гильдии убивали.

Эльфийка виновато вздохнула:

- Не подумала. Простите.

- Ничего страшного. Но удивительно, у нашей гильдии был свой источник. Это даже в архивах не отображено. Чего-то боялись?

- Мастер, а как получилось, что наша гильдия стала гильдией неудачников? – спросил Глэм тихо. – Я еще помню время, когда мы были «одной из». А Библиотекарь говорил, что были и другие времена.

- Ему виднее, - согласился мужчина, глядя вниз. – Пойду забирать Молнию. Источник не просто очень старый и слежавшийся, он еще и очень мощный. Еще немного, и она надорвется.

Глэм кивнул, придержал за плечи Рену, рванувшуюся помогать. Эльфийка, настолько озадаченная тем, что эльф второй уже раз до нее дотронулся сам, по своей воле и желанию, застыла на месте, заглядывая ему в глаза.

- Глэм?

- Не стоит мешать.

- Мешать? – озадаченно переспросила она, а потом по лицу девушки расплылась коварная улыбка. – Ах мешаааать!

- Рена. Не вздумай.

- Чего это?!

- Твоя помощь к добру не привела еще ни одного из тех, кого ты этой помощью осчастливила. Сами разберутся, если это им надо.

- Ну, Глэм!

- Без «ну», - сурово отозвался парень, и эльфийке пришлось пойти на попятную:

- Хорошо, хорошо… Я тебя поняла и буду себя вести хорошо… я шоколад сваришь? – резко сменила она тему.

Глэм тихо засмеялся. Вот как у нее так получается? Вроде и девчонка, а побыть рядом с ней хоть полчаса, и об этом как-то забывается. Просто друг, напарник, боевой товарищ. Шебутной, за которым глаз да глаз нужен, чтобы сам в неприятности не влез и других за собой не втянул. Но при этом – ни отвращения, ни неприятия эльф не испытывал.

Был бы Мастер свидетелем его мыслей, обязательно бы сказал, что это «сила любви» в действии. Какая еще любовь? Рена ее себе придумала. Но все-таки, как же хорошо, что иногда она вот так – рядом.

- Глэм? – голос девушки дрогнул, едва уловимо, и парень кивнул, глядя на нее с улыбкой, которую ей редко доводилось увидеть:

- Если будешь вести себя хорошо, то не только шоколад, я тебе еще и карамель на палочке сделаю.

- Ууух! Что для меня этого надо сделать?! Победить дракона? Спасти принца? Положить к твоим ногам сразу полцарства?

- Ничего подобного. Просто, … будь осторожна.

Рена удивленно хлопнула ресницами, потом расплылась в счастливой улыбке.

- У! Угу! Буду!

Мастер, поднявшийся наверх со спящей Молнией на руках, хмыкнул, но комментировать ситуацию никак не стал. Показал на двери, ведущие наверх.

- Ну, что, не будем здесь задерживаться. Пройдем наверх через эти врата?

Эльфы, ноги которых гудели, хотели согласиться с тем, что пройти во врата идея, конечно, хорошая. Но в коридорах остались мотки нитей, зря они что ли их резали?!

- Предлагаю, обратно по коридору, - вздохнул Глэм. – А чтобы не пешком, создам скамью и левитацией ее подниму.

- Санки, санки! – обрадовалась Рена. – Санки!

- Ну, хорошо, пусть будут санки…

В обратную сторону вся компания мчалась не столько «быстро», сколько очень громко. Пришедшая в себя Молния, по крайней мере, она уже смогла сесть чуть дальше от Мастера, соблюдая вежливую дистанцию, задумчиво сказала, что будь она какой угодно кракозяброй, связываться с таким громко вопящим нечтом она бы не согласилась. Раз так громко кричит, то или воняет, или опасно, но скорее всего, точно не съедобно.

Неизвестно, придерживались ли этого мнения обитатели тоннелей, но на пути «санок» так никто и не встретился…


***

Так получилось, что на следующий день вся компания снова вернулась в подземелье, правда не в одно и то же время.

Первой к источнику умчалась Молния. Даже толком не позавтракав, выпив чашку горячего шоколада и прихватив с собой небольшой перекус, девушка умчалась вниз, никому не сказав ни слова.

Кстати, таким же образом вниз двинулись один за другим: Рена, Глэм и Мастер.

Темная эльфийка собиралась убраться хоть немного в центральном коридоре – ведь когда не было нитей, то и угрозы для помывочного инструмента ничего не представляло. Как выяснилось немногим позднее, с идеей мытья она поспешила.

Коридор изменился.

По-прежнему та же широкая арка проходов, но как оказалось, стены были выложены совсем не серым необработанным булыжником. Артефакты, в которых Рена с третьей попытки узнала артефакты очищения, работали еле-еле. Поэтому рассмотреть, что именно на стенах было невозможно, но все же очевидным было, что там – мозаики. Из аккуратных квадратиков были выложены какие-то сцены.

Можно было все же заняться уборкой. Можно было прихватив с собой ножницы заняться очисткой ответвлений вбок. Но Рена немного покружившись в коридоре, с опаской поглядывая в ту сторону, куда и Глэм, и Мастер категорически велели не соваться, эльфийка решила, что будет лучше, если она составит карту подземелий.

Ну, хотя бы – самого очевидного, вот этого коридора и какого-нибудь бокового ответвления. Все же полезное дело.

- Итак! – возвестила Рена вслух. – Раз, два, три, четыре, пять. Я иду тебя искать!

- Кого?

- Ну, как, кого… приключен… - девушка взвизгнула, дернулась, затеплив инстинктивно магический шар, и уже перепугалась куда как сильнее, когда вся магическая энергия из ее рук впиталась в ближайший амулет уборки. – Это что еще?

Глэм, чуть качнув левым ухом, на которое пришелся основной звуковой удар, вздохнул:

- Активная защита. Это тебе повезло, что он у тебя вообще появился и просто впитался. А мог бы и по тебе самой ударить. Мы с Мастером вчера полночи сидели в архивах, пытаясь разобраться, что это вообще за место.

- И? Удалось выяснить?

- Ничего. Заодно выяснилось, что у Мастера есть архивы, которые передал ему только четвертый и пятый Мастер. А что было в те годы, когда были первый, второй и третий Мастер – он знает только со слов своего наставника.

- То есть, что это такое мы не узнаем?

- Узнаем. Если здесь есть такой огромный комплекс тоннелей, обрати внимание, мы находимся скорее всего в «праздничном» варианте, на стенах явно видны какие-то картины мозаики. Плюс, смотри, места под горшки, и есть кое-где ниши. Не уверен в их назначении, но думаю, там могли стоять лавочки и доспехи, статуи, даже может быть фонтаны.

- То есть… - мозг Рены сработал как счетная машинка. – Ты хочешь сказать, что кому бы ни принадлежал раньше этот замок, он был богат?

Глэм задумался, потом кивнул:

- Не уверен, что очень-очень… Но если учесть, что здесь в замке есть отдельный источник магии, скорее всего, когда-то на этом месте или располагалась очень богатая гильдия, или наш Черный храм когда-то был очень богатым.

- А сейчас мы неудачники… - эльфийка прикусила губу. – Глэм. Тебе не кажется, что что-то тут не чисто?

- Почему? – изумился тот.

- Ну, смотри. В нашей Гильдии – есть ты, Охотник. Насколько мне известно, у тебя сила выше моей, но не очень много. Значит, мы оба в раскладе валеты.

Бровь Глэма дернулась. Скрестив на груди руки, он промолчал, хотя активно возражать и не стал.

Рена на него не смотрела, думала:

- У нас есть Молния, уже три года оказывается. Она Крылатый гонец. То есть ее сила в любом случае выше, чем у нас с тобой, и в раскладе она «дама». Лайс насколько мне известно – Король.

- Что? – растерялся Глэм.

- Ну, он Мечник. Мастер же говорил. То есть у него сила в полтора раза точно выше чем у нас с тобой. Добавим сюда Принцессу. Я хоть ее терпеть не могу, но не могу не признать, что магической силы у нее больше, чем у меня. Не настолько, чтобы она каждый раз макала меня в грязь, стоит нам сцепиться, но больше. Получается, она тоже, как и Молния – «дама». Смотри. Я перечислил только пятерых из всей нашей гильдии, но это уже пять козырей. Тебе не кажется, что для … неудачников это как-то уж слишком круто? Да и оплата за наши заказы… она тоже чересчур высока, если учитывать, что примерно треть заказов, о которых становится всем известно, мы благополучно проваливаем.

- Я думаю, что нас это не касается, Рена.

- И тебе не хотелось бы знать?

- Нет. Я ценю гильдию, в которой состою больше, чем ее репутацию и мнение о ней. А любопытство до добра еще никогда и никого не доводило.

- Да ладно!

- Рена!

Эльфийка бросила задумчивый взгляд на блокированный коридор, хмыкнула, вытащила пергамент и поменяла тему:

- Значит, говоришь, магия здесь работать не будет?

- Абсолютно.

- И чтобы нарисовать карту этого подземелья, придется гулять пешком?

- Да. Придется пройтись, - кивнул эльф.

Рена прищурилась.

- Врешь.

- Что?

- Врешь! Вчера же ты создал левитационную платформу.

- А, это, - Глэм хмыкнул, - артефакты были не заряжены. Молния вчера разблокировала источник. Он начал наполнять камеру распределения внизу. Артефакты получили свой первый заряд. И я теперь тоже не смогу колдовать здесь. Смотри.

Прищелкнув пальцами, эльф прошептал форму создания простейшей левитационной доски. Но, лишь проявившись в воздухе, она распалась горстью радужных искр, которые равномерно поделились между артефактами.

- Вот так.

- Ну, и ладно, пешком тоже гулять полезно. Ты со мной?

- Я подумаю.

Лицо Рены на мгновение потухло.

Глэм вздохнул.

Ну, вот как бы от нее держаться подальше? Она девушка. Безусловно, не враг по своему определению, но все же… Все же.

- Хорошо, - сдался он. – Мы идем вместе. Только никаких ответвлений, если я пойму, что там может быть опасно. Договорились? И надо сказать Мастеру, что мы …

- Не надо! Мы не будем гулять по опасным местам. И Мастеру говорить ничего не надо.

- Рена.

- Что?

- Ты понимаешь, что это может быть опасно?

- Ничего не знаю, ничего не знаю! – отозвалась эльфийка, отпрыгнув подальше. – Ну, же! Пойдем! Если не успеем изучить сегодня хотя бы парочку боковых тоннелей, через пару дней нам ничего не останется. День большой уборки близится! Даже если Мастер его немного перенесет, чтобы мы могли изучить эти катакомбы повнимательнее, все равно те, кто прибудет – поучаствуют в происходящем. И нам ничего интересного, как обычно, не достанется. Идем же!

- И почему я не могу тебе отказать? Идем…

- Уррра! – Рена засмеялась, на мгновение повесилась Глэму на шею, коснулась губами его щеки и двинулась по коридору, чертя по пергаменту прямую линию. Масштаб и прочее можно было потом подогнать наверху, при переносе с соответствующими заклинаниями.

Эльф, проводив ее изумленным взглядом, потер щеку и двинулся вслед за темной, которой самой не сиделось спокойно на месте и других тянула за собой.


…Источник упрямился. Молния, покачивающаяся на волнах его силы, то взлетала вверх, то снова опускалась, то оказывалась в штопоре, то ее почти роняло вниз. Девушка не возражала. После воздушных ям такие аттракционы ее не пугали, а источник ей нравился. Он был древним. Не меньше трех-четырех тысяч лет. И когда-то за ним не просто ухаживали, его любили. И сейчас источник упрямился, не желая просыпаться, именно из-за того, что было когда-то.

Безусловно, спящий источник – не погасший, а именно спящий, тоже можно было использовать. Месяца через три силы, которые разбегаются от него, наполнят все артефакты света и чистоты в главном тоннеле. Если бы дело было просто в магии, можно было бы махнуть рукой и оставить все, как есть.

Но Молния не могла.

Спящий Источник, силу которого тянул окружающий мир, очень быстро пересыхал. А этого девушка допустить никак не могла. Слишком уж источник был прекрасен. Могущественная сила, в меру ироничная, в меру дружелюбная ощущалась даже сейчас, сквозь туман сна.

Опустить руки, сдаться и не побороться за пробуждение… Нет. Так поступить Молния не могла.

Через пару часов ее саму можно было выжимать, настолько она была мокрая. Вывалившись из источника на пол, девушка тряхнула головой. И следом на влажные волосы упало полотенце.

- Егоза, как есть егоза, - укорил ее над головой знакомый голос. – Чего тебе не сиделось спокойно дома? Или если тебе так хотелось попасть сюда, надо было позвать с собой хоть кого-то. Или ты забыла, что здесь помимо нас – нежданных гостей, есть те, кто привык считать себя хозяевами этого подземелья?

- Они сюда не сунутся, Мастер, - Молния попыталась принять вертикальное положение и потерпела поражение. Пришлось смириться и ждать, когда плачевное состояние непоседы заметит мужчина.

Долго ждать не пришлось. Уже через несколько секунд, Молния ощутила, что ее окутывает теплым воздухом, а следом она уже сидела на скамье.

Мастер, присев на корточки, изучал запавшие черты девичьего лица, пугающую белизну кожи.

- Ну, и?

- К источнику могут подойти только маги, - отчиталась девушка. – Никто другой, ни зверь, ни полуразумное создание, ни сотворенное существо, никто не может войти в пределы его охранного круга, даже когда источник спит. Если бы он не спал, то было бы еще и дополнительное ограничение, на принадлежность к гильдии. Ну, войти мог бы только тот, у кого есть соответствующая печать в ауре. Конечно, есть способы обойти этот запрет, но его знают только источниковеды.

- Молния.

- Да?

- Зачем ты вообще полезла к источнику? – спросил Мастер, усаживаясь рядом и вытаскивая из рюкзака бутылку с водой и стаканчик.

Девушка пожала плечами, принимая из мужских рук стаканчик с водой. Силы понемногу к ней возвращались, по крайней мере, уже не тряслись пальцы, и стакан она удержала.

- Я обожала возиться с источниками еще в университете. Мне посещать спецкурс по источниковедению ректор запретил специальным указом. На что я ему сообщила, что если он запретит мне его посещать – я уйду из университета. Ректору такой расклад не понравился и свой спецкурс я отстояла. Я была топом университета, поэтому даже не думала о том, что могу стать источниковедом. А после того, как все закончилось… если честно, по инерции продолжала избегать мысли о том, что могу работать в любимом направлении. В общем, вот. Я решила подать заявку и пройти квалификационный экзамен, а потом работать источниковедом!

- Не пожалеешь?

- Нет! Нисколечко.

- Ну, хорошо, - Мастер покачал головой. Собственный источниковед в гильдии неудачников? Не самый лучший расклад. Некоторые умницы и умники могут понять, что что-то тут не так, и придется предпринимать все новые и новые усилия, чтобы не дать реноме гильдии подняться слишком высоко. – Ты продолжишь работать с источником?

- Да, - кивнула Молния. – Хочу сегодня еще немного побыть с ним. Не уверена, что получится сделать то, что мне хочется, но я все-таки попробую. Да и лишним не будет в плане опыта. С такими могущественными источниками работать мне еще не приходилось. А там вроде бы есть какие-то свои особенности. Лекции с собой взяла, сейчас перечитаю и буду пробовать.

- Ну, хорошо, - мужчина улыбнулся. – Делай что хочешь, только не подвергай себя опасности. А я пойду с плетельщиками познакомлюсь.

- Наверх, налево, прямо и два раза направо, - отозвалась Молния, пытаясь в рюкзаке нашарить собственные лекции. – Там тебя встретят уже скорее всего, так что не ошибешься и не пропадешь.

- А это ты откуда знаешь?

- Я когда работаю с Источником, получаю картину магических пиявок. Ну, что именно на него запитано. Артефакты там, ключи, различные механизмы. Их здесь много, но из-за того, что источник спал, большей частью они разрядились. Потом многие из них придется заряжать и снова запускать вручную. Три или четыре артефакта использовались для того, чтобы работать с плетельщиками. Они начали потихоньку функционировать. Собственно благодаря им как раз я и знаю, где располагается вход на территорию плетельщиков. И да, Мастер, ножницы прихватите. Думаю, они вам очень и очень понадобятся.

- В провидицы ты заделалась что ли, егоза? – усмехнулся мужчина, потом добавил: - Не ершись, егоза. Не ершись. Раз уж ты с источником второй день тут возишься, то тебе и виднее. Возьму я ножницы. И вечером за тобой зайду, сама домой не уйдешь – унесу.

С трудом удержавшись от возмущенного «ууу» и то, только потому, что понимая, как по-детски будет это выглядеть, девушка послушно кивнула:

- Хорошо.

- Тогда занимайся, - одобрил Мастер, скользнув рукой по светлым волосам, и двинулся к лестнице.

Как он выяснил очень быстро, подземелье было не просто больше, чем казалось, оно было огромным до такой степени, что это пугало. А для передвижения здесь нужно было точно какое-то транспортное средство: живое или нет.

О том, что когда-то здесь стоял огромный замок, Мастер знал. Ему рассказывал Наставник. Еще в ту пору, когда гильдия «Неудачников» - в ту пору, безусловно, называющаяся иначе, была одной из самых богатых гильдия на Итаяне. При четвертом Мастере гильдия считалась одной из самых опасных. Что не помешало при пятом и шестом Мастере погибнуть почти всем ее основным членам – в главной степени козырям.

Дело «неудачности» седьмой и нынешний Мастер гильдии начал еще даже до того, как занял пост главы. И делал все так успешно, что иначе как неудачниками членов гильдии Черный храм не называли. Поэтому и не присматривались, что они делали, не вызывали на дуэли, не мешались в работе под ногами, не совали свои длинные носы в их дела, не подставляли… и в результате, не помогали досрочно отправиться на тот свет.

Чаще всего, члены самой гильдии даже не догадывались, что та их «удачливость», на которую они ругаются, на самом деле – то, ради чего гильдия была создана. И уж тем более, никому на Итаяне и в голову не пришло бы, что те самые пугающие «каратели», которыми пугают жителей с детства, они сами называются неудачниками.

Хмыкнув своим мыслям и в который раз порадовавшись тому, что пришедшая некогда в голову идея оказалась такой удачной, Мастер свернул второй раз направо и остановился. Впереди, в темноте коридора, света не было. Зато были алые глаза, очень много алых глаз и щелканье жвал.

Молния не ошиблась, мага здесь – ждали…

Глава 8. О чём знают пауки.


Глава, в которой Молния пробуждает Источник,

А Мастер узнаёт, что случилось с Гильдией при третьем Мастере


Алые глаза мигнули и начали пропадать. Звук щелкающих жвал, вначале был хорошо слышен, а потом затих, словно его никогда и не было.

Мастер остался совершенно один в огромном зале. Стен было даже не видно – всё было затянуто паутинами, но не толстыми или тонкими, которые уже гильдийцы видели в коридорах. Это паутина была совсем другого рода.

- Коконы, - тихое поскрипывание жвал и вполне человеческая речь.

Мастер повернулся. У его ног уже был паук. Совсем маленький, размером, наверное, с ладонь. Подняв голову, паучок щёлкнул жвалами и снова зазвучали понятные слова.

- Меня зовут Раша. И я горда от имени всего нашего народа поприветствовать вновь появившихся магов в этих подземельях.

- От лица всего народа? – удивился Мастер, присев на корточки и протягивая ладонь.

Паучок забрался на руку, удобно обхватил передними лапами мужское запястье. И только когда Раша убедилась, что не упадёт, она пояснила:

- Я плетельщица. Для нашего народа характерно очень явное разделение труда. А ещё, плетение кружева на продажу – это долгая и сложная работа. Мы учимся магической речи. Умению понимать и говорить на языке магов, языке людей.

- Когда вы видели здесь последнего человека?

- Очень давно, очень-очень. Даже пауки-плетельщицы, что живут очень долго, забыли, когда последний раз встречали его. Раньше, очень давно, здесь жила сильная, могущественная гильдия. Она была основана двумя друзьями-чудаками. Один был монахом, давший приют своему другу-вору. Место, куда вор пришёл, спасая свою жизнь, было храмом. По пятам за ним шли убийцы, и после долгих трёх дней и трёх ночей, когда два друга оборонялись, белые стены храма закоптились, став чёрными. Защищая свою жизнь и жизнь друга, монах убил многих. Поэтому его бог – отверг его. И тогда монах решил, что будет жить по заветам своего нового мира, и попросил его покровительства. Итаян откликнулся и дал монаху дар, в обмен попросив у него службу. И монах согласился. Вместе с другом-вором он создал свою гильдию, а когда его спросили о названии, он сказал «Чёрный Храм», ведь именно с этого места началась его служба Итаяну.

- Это…

- История первого мага. История тех, кто дал нам кров и еду. История одних из самых сильных магов в истории Итаяна. Ты знаешь её?

- Да… - Мастер кивнул. – Ты не будешь возражать, если я создам здесь что-то, на чём можно сидеть? Кажется, разговор будет долгим.

Раша потёрла жвалами. Задумалась. Долг плетельщицы состоял в том, чтобы передать свои знания. Плетельщиц больше не было среди её народа. Королева умирала. И почему бы не передать человеку, магу знания об истории, те знания, о которых долгими днями и ночами ей рассказывала предыдущая плетельщица. Может быть, человек найдёт для этих знаний должное применение?

Или если для их народа всё не случайно, то он сам наследник этих знаний, он сам тот, кто должен их оберегать, хранить и передавать дальше?

- Я не возражаю, маг. Но у тебя не получится. В этом месте очень мало магии.

- Я попробую, - улыбнулся Мастер.

Оглядевшись по сторонам, он выбрал место, которое казалось ему наиболее удобным, прислушался к окружающему миру, считая количество «пиявок», как их метко охарактеризовала Молния, и произнёс заклинание.

На полу появился огромный пушистый ковёр, куда Мастер и опустился.

- Продолжайте, пожалуйста, - попросил он.

Раша снова потёрла жвалами и заговорила дальше.

- Это были первые, основатели гильдии карателей. Гильдии, которая была поставлена на службу всему Итаяну. Потом к ним присоединилась девушка. Ни монах, ни вор так и не поняли, какой она была расы, какие у неё были умения, но она занималась магией и была магическим архитектором. При ней этот из маленького храма вырос огромный замок, который потом, при трёх следующих поколениях только разрастался. Ребёнок этой девушки и мага-дракона, который пришёл в гильдию четвёртым, стал первым Мастером гильдии Чёрный храм.

- Что всех влекло в эту гильдию? – спросил Мастер.

- Все четверо были особенные. Им понравилось то, что Итаян не требовал от них меняться, а гильдия сохранила заветы первых. Не менять ничего в маге, не заставлять его прогибаться под окружающий мир. При первом же Мастере гильдия разрослась, в ней было десять магов очень сильных и ещё около десятка тех, кто постоянно оставался в Храме, здесь, в замке, занимаясь им. Комнаты были приведены в порядок, жилое крыло было достроено окончательно и доведено до ума. Торговец закупал картины, ткани, скульптур делал статуи, художник рисовал портреты всех гильдийцев для галереи. Библиотекарь вёл летопись. Но до гильдии Чёрный храм не было никого, кто занимался бы тем, что помогал Итаяну, поэтому не хватало денег. Впроголодь не жили, но было тяжело.

- Что случилось тогда?

- Маги поняли, что должны искать возможность заниматься своим делом, но так, чтобы денег хватало. Маги ломали голову десять лет, но так ничего придумать и не смогли. В гильдии не было ни серьёзных артефактов, ни хороших алхимиков. Продавать зелья и артефакты маги не могли. Следующий год выдался голодным. На Итаяне появилась гильдия некромантов, которые иссушивали земли, города, людей, магов. И гильдия все свои силы бросила на борьбу с некромантами. Не хватало еды. Было совсем плохо, порой не было даже кусочка хлеба. Именно тогда в гильдии появилась новая девушка. Совсем слабая, как маг она не могла заинтересовать ни одну гильдию. Ни одну, кроме Чёрного храма, потому что девушка сказала, что она слышит мир и может выступать как проводница его желания. Мастер внимательно выслушал девушку и сказал, что они примут её к себе. Но раз она слышит мир, не могла бы она как-то сказать ему, что гильдия, которая занимается исключительно его делами – голодает.

Мастер покачал головой. Он о таком даже не слышал. Его наставнику, четвёртому Мастеру, гильдия досталась в полной разрухе. Но отчего? Никто так и не смог сказать. В «наследство» остались только склад-чулан, да развалюха чёрного покосившегося храма, который было бесполезно ремонтировать. Сколько ни вкладывай сил, материалов, магии – всё было бесполезно, словно падало в ненасытную чуждую утробу.

- Девушка не обманула?

- Нет, - Раша укоризненно щёлкнула жвалами. - Она была действительно «слышащей», так таких людей называем мы, пауки. Дар такой людям даётся редко, но девушка человек не была. Она была ангелом, и она его услышала. Мир не знал, как помочь тем, кто так много делает для него самого, и от этого с каждым годом расстраивался всё больше и больше. Тогда та девушка попросила Итаян разрешение забирать все ненужные вещи и ещё дать им свой магический источник. Мир с удовольствием согласился. На следующий день, шатающаяся девушка вышла к Мастеру. На её руках дремал родник – будущий свой источник магии для гильдии Чёрный храм. А в складе, который использовали в прошлые годы как дровяник, она поставила заклинание переноса ненужных вещей. Мир напитал его силой, и через несколько дней в казне гильдии зазвенели первые золотые монетки.

- Откуда ты так много знаешь обо всём этом, Раша?

- Просто плести скучно. Старшие, те с кем мы плели свои первые настоящие кружева, рассказывали нам сказки про людей, про магов, но особенно много они рассказывали нам про Чёрный храм – гильдию, что дала нам кров.

- Когда это случилось?

- При втором Мастере. В ту пору у гильдии стало намного лучше с деньгами, с продуктами. Больше не надо было думать о том, что если сегодня сделают задание Итаяна, а не чьё-то, то на следующий день будет нечего есть. Гильдия трудилась на благо всего мира. Появился свой артефактор, а вслед за ним в гильдию пришёл нищий дрессировщик. Это был вампир, он отдавал все свои последние деньги, чтобы спасать жизнь животным… и магическим созданиям. Нашу королеву принёс в гильдию именно он. В Чёрном храме тогда впервые задумались о том, как защитить нижние этажи, на которых привольно раскинулся Источник. Дрессировщик предложил наш народ. И тогда был заключён договор. Гильдия даёт нам кров и обеспечивает нам приток магии. Именно магия питает наши поля, где мы выращиваем нектарные сорта цветов и лекарственные травы. У нас был пространство, которое воины должны были защищать, при этом мы защищали дом магов, а маги защищали нас. Мы продавали им кружево, а они привозили нам семена разных трав и цветов, а Дрессировщик нас лечил.

- И всё было хорошо?

- Не всё и не всегда, - Раша пощёлкала жвалами, будто сожалея о чём-то. – Но гильдия жила мирно, занималась делами, некоторые задания выполняла с огоньком, некоторые тихо, чтобы не знали лишние. На смену второму Мастеру пришёл третий. Замок разросся ещё больше, людей стало так много, что в жилых помещениях постоянно кто-то находился. И не один или два, а по десятку, а то и двум. Третий Мастер был хорошим человеком, только немного честолюбивым. И при нём весть о том, что на Итаяне появились каратели, широко разошлась повсюду. Это было его ошибкой. К гильдии это очень много внимания привлекло. Дуэли, шпионы, за Чёрным храмом следили, ему активно вставляли палки в колёса, мешали работать. В глупом происшествии погибла одна из самых сильных пророчиц. Именно потому, что не было её – гильдия погибла через несколько лет. Воинственный народ демонов разрушил до основания свою планету, а когда начал выбирать, куда же им переместиться – выбрал Итаян. Со всего мира пророчицы лишь двух гильдий, смогли предсказать грядущее, но их голоса потонули в хохоте остальных гильдий. Их услышали только в Чёрном храме. И когда демоны прибыли на планету, у межмировых прорывов их встречали члены гильдии и … те, кто за ними следил, кто хотел им помешать, но кому пришлось участвовать в этой чудовищной войне. В живых из гильдии осталось только четверо. Один смертельно раненый маг умер, не приходя в сознание, через два дня. Ещё один маг смог добраться до гильдии и её законсервировать. Он закрыл всё, храм, замок, источник, нас… Маг обещал, он восстановит гильдию, и мы погрузились в сон. Но он так и не пришёл и не разбудил нас. Мы проснулись двести лет назад, и тихо умирали, заканчивалась магия. Уснувший источник не давал нам нужного, а мы не могли подняться на поверхность, всё вокруг было запечатано.

- А имя? Того мага?

- Дариус.

- От слова «Дар», - пробормотал Мастер. – Ибо силы у этого мага были сопряжённые с магией исполнения желаний и магией дарения. Когда его нашёл другой маг, Дариус умирал. Он сказал, что встретился со своими друзьями, женщиной-лекаркой и ещё одним магом-бардом, а потом их троих нашли предатели, которым само существование карателей было как кость в горле. В те годы тот маг был молодым выпускником одного из местных университетов магов, и неожиданно оказался Мастером гильдии, которую велено было считать уничтоженной. Только через триста лет он смог снова зарегистрировать её под тем же именем и прийти сюда. Но, всё что он нашёл – это чёрный выжженный лес, и развалины храма. Четвёртый Мастер набрал первых членов гильдии, но по старой памяти некоторые решили, что будет слишком хорошо, если Чёрный храм оставят в покое. Он должен был познать все те ужасы, что преследовали предыдущую гильдию. И спустя несколько лет убийств, шпионажа гильдия почти развалилась. Тогда четвёртый Мастер рассердился, и в следующий набор он выбирал только тех магов, которые могли постоять за себя. Гильдия приобрела статус «самой опасной», и с ней боялись связываться. Ну, а то, что попутно выполняются задания Итаяна, «самые опасные» принимали как должные. Мастер всех предупреждал, что мы – каратели. При пятом и шестом Мастерах это дело продолжилось.

- Мы? – Раша неуверенно щёлкнула жвалами. – Как мы? Почему мы?

- Мы – маги из этой гильдии. Наверное, нужно было упомянуть об этом сразу. Я – седьмой Мастер гильдии Чёрный храм.

- Значит, ты тот, кому эти знания принадлежат по праву.

- Возможно.

- Как ты сюда попал?

- Случайно, - мужчина чуть нахмурился. – Одна из членов моей гильдии, провалилась под пол и попала в коридоры. А дальше всё было нагромождением случайностей, удачных и для нас, и надеюсь, для вас.

- Для нас? – Раша занервничала, жвала защёлкали так быстро, что её речь стала неразборчивой. – Почему для нас?

- Потому что от лица всей гильдии Чёрный храм, я прошу вас перезаключить с нами договор.

- Это великая честь для нас, добрый маг. Но, к сожалению, мы не можем перезаключить договор. Для нас надо очень много магии. Такое количество невозможно обеспечить силами такой маленькой гильдии, как всегда была гильдия неудачников, а источник уже очень давно спит…

Мастер кивнул, и вроде бы даже хотел что-то сказать, но прошлась сильная дрожь по полу, на котором они с Рашей сидели. Паучок в какой-то момент переползла с руки человека на мягкий ковёр, да так там и осталась.

С пола дрожь перекинулась на стены, отозвалась в них. В душном слежавшемся воздухе проскочили яркие разряды молний, а потом потянуло свежестью.

Источник внизу заработал.

Раша, вцепившись всеми лапками в мягкий ворс, затряслась так сильно, как недавно стены. Жвала щёлкнули совсем слабо, когда с огромным благоговением в голосе она сказала:

- Громовержец…

Мастер кивнул.

- У нас есть, свой. Молодая, красивая, звонкая. Ну, так что, как насчёт договора?

Тельце паучка сжалось, все лапки подогнулись, и Раша поклонилась:

- Прости, добрый маг. Но для нас уже слишком поздно. Наша королева больна, и осталось всего несколько дней, когда она испустит свой последний вздох. У нас осталось всего две няньки, четыре воина и с десяток рабочих. Я осталась последняя плетельщица. Мы просто больше не сможем снова стать достойной группой, что может жить в таких огромных подземельях и защищать их.

- Да от вас ничего такого никто и не требует. На поверхности, Раша, уже очень давно нет замка. Пока ещё его восстановим, пока найдём каменщиков… Пройдёт лет двести не меньше. Вы успеете вернуть свою численность. Ну, а, насчёт королевы, раз жива – значит, спасём. У меня есть совершенно замечательная знакомая Дрессировщица. Отправлю ей магического вестника, и она тут же примчится. Так что не пройдёт и пары дней, а ваша королева уже будет на ногах. И тогда я повторю свой вопрос, Раша. И буду надеяться, что услышу на него положительный ответ, а то даже стыдно. Взрослый человек, а ты отказала мне столько раз, сколько я отказов за последние года три точно не слышал.

Раша закивала, торопливо щёлкая жвалами и потирая лапками.

- Ну, и отлично. Пойду заберу девочку, а то как бы она не перестаралась, пытаясь доказать себе, что не такая уж она и бессильная, и беспомощная. И вызову Дрессировщицу. Она была на другом конце континента, так что, пока через систему порталов доберётся, тут уже ночь будет… Вы, Раша, днём или ночью своими делами занимаетесь?

- Ночью, в основном…

- Значит, придём мы сразу же, как только она сюда доберётся.

- Спасибо, добрый маг.

- Называй как все, Раша. Я просто мастер Чёрной гильдии, и ничего более.

- Спасибо, спасибо, Мастер.

Погладив приникшего к ковру паучка, мужчина сказал:

- Не прощаюсь.

И вышел в коридор.

Уже отсюда он хорошо ощущал токи магии, и теперь мог найти путь к Источнику даже с закрытыми глазами.


…Ничего у Молнии сначала не получилось.

Совсем. Она делала всё строго по науке, раз уж по памяти ничего не получилось. Но толку было мало.

Волны эмоций от источника порой становились чуть ярче, чуть жарче, но этого было недостаточно, чтобы его разбудить.

Вообще, как смогла в итоге вспомнить девушка, студентов к достаточно древним источникам даже не пускали. И помнится, даже кто-то задал вопрос: «А почему»? Но вот что же было дальше то?

Это было в то время, когда…

Отложив в сторону тетради, Молния перебралась к стене, паря в объятиях серебристого тумана. С ногами устроилась на скамье и закрыла глаза.

Там точно было что-то важное.

Память упиралась.

Только в мыслях застряло что-то.

«Всё дело… всё дело в…»

- Всё дело в вашем эмоциональном состоянии! – старенький старичок, явно человек, с бородой ниже пояса, стоял около огромного источника с деревянной узловатой указкой. – А что это у меня на занятиях забыла звезда боевого факультета громовержцев? Я к вам, леди, обращаюсь.

Ощущая, что от обиды не столько краснеет, сколько покрывается уродливыми алыми пятнами, девушка всё же нашла в себе силы ответить спокойно:

- Предмет по источниковедению стоит у нас в расписании. И я не считаю, что должна пропускать какой-либо предмет в обучении только потому, что преподаватели пророчат мне большое будущее на боевом поприще.

Ответ преподавателю не понравился.

- Упражняться в остроумии, леди, вы будете за пределами кабинета моих пар, а сейчас…

Молния сжала зубы. Она отлично знала, что сейчас может последовать.

«Покиньте этот кабинет».

Её предупреждали об этом.

Даже ректор, когда орал, что она сама придёт к нему, чтобы он дал ей официальное разрешение не посещать уроки источниковедения, сказал о том, что преподаватель этих пар боевого громовержца у себя не потерпит.

Но самого страшного не случилось.

От источника университета потянуло обидой. Детской обидой, незамутнённой, такой яркой и ощутимой, что Молния вздрогнула и обняла себя за плечи, а преподаватель так и не сказал того самого жуткого.

- А скажите мне, леди, тогда вот что. С какими эмоциями вы будете подходить к источнику?

- Думаю, или с положительными. Или, если маг таких эмоций не испытывает и ему не на чём их базировать – с искренними. Никакой злости, ненависти, презрения, - сказала тихо девушка.

- Удивительное дело, - преподаватель даже всплеснул руками. – На вашем боевом факультете вам не выбили ещё все мозги, и вы даже умеете думать.

После такой тирады, к Молнии этот человек больше не обращался и даже на неё не смотрел, просто вёл свою пару.

Он рассказывал о том, что такое источники, где и когда появились первые, какую магию они содержат и как эту магию можно получить. Чем занимаются источниковеды, почему их труд считается одним из самых тяжёлых.

Рассказ был интересным, преподаватель любил свою работу, но ещё больше он любил источники. Именно поэтому он не выгнал Молнию из класса, ощутил, что она понравилась его источнику.

Но об этом девушка узнала позднее, когда преподаватель принимал у неё экзамен. А тогда на вводной паре прозвучало кое-что ещё.

- Не все из вас будут допущены до работы с настоящими «монстрами» магии – древними источниками. Скорее, я буду реалистом и скажу, что ни один из вас в курсе моего предмета даже близко к ним не подойдёт. Вы слишком слабы, в ваших сердцах слишком много эмоций. А чтобы работать с источником эффективно и успешно, необходимо быть с ним на одной волне. Испытывать одну и ту же эмоцию. И чем древнее источник, тем ярче его эмоциональный спектр, вы же, студенты, вряд ли можете испытывать всё то, что нужно для работы источника. Вот попрошу я вас изобразить мысленно тонкую иронию, что вы мне скажете: «Мы не умеем». В общем, так, тех из вас, кому придёт в голову когда-то работать с источниками, вы должны, во-первых, их любить. Во-вторых, их любить. В-третьих, любить себя. Наконец, уметь воспроизводить практически весь спектр эмоционального ряда магов, от которых источники и набираются эмоций. Всё понятно?

- Ну, конечно! – радостно завопила девушка, выныривая из воспоминаний. – Одна волна!

От источника полыхнуло волной интереса.

И девушка легко отразила его обратно.

Естественно, ей было интересно! Каких людей источник встречал, какие люди жили здесь, в этом замке, почему замка не стало, почему источник спал, каким был тот громовержец, который постоянно занимался с ним.

Молнии было интересно всё!

На смену интереса пришла печаль, и девушка опечалилась вместе с источником. Скольких людей ей не довелось узнать, сколько интересного они могли рассказать и какими они были! Но вместе с этим сколько появилось новых замечательных людей! Таких как Мастер: сильных, надёжных, уверенных. Таких как Глэм: не сдающихся, умеющих готовить и улыбаться даже когда на это нет сил. Таких как Рена: замечательных, ясных, упрямых. Таких как сама Молния: немного трусливых, но зато любопытных! А сколько она ещё успеет узнать!

Печаль пропала, словно её и не было. Источник полыхнул ярким любопытством, но в этом Молния ему точно ни за что уступать не собиралась. Ведь любопытство – это двигатель мира! В этом она была уверена на все сто процентов.

Туман взвихрился.

Магия девушки сама по себе потянулась от неё тонкими ручейками-жилками к источнику, впиталась в его структуру и взорвалась каскадами серебристых молний.

Источник проснулся.

Он ещё был немного сонный, если бы это был человек, можно было сказать, что потягивал, хлопал ресницами и ещё сонно зевал, но главное было сделано.

Молния обрадовано засмеялась и ахнула, когда в ответ её обдало ворохом разноцветных пузырьков.

Источник приветствовал свою новую леди.

Сколько она купалась в этих пузырьках, пропитываясь магией источника, девушка не знала, очнулась только когда сверху донеслось:

- Я думал, она тут пластом лежит, а она рыбкой в море магии плавает.

- Мастер! – обрадовалась Молния, посылая источнику волну тёплой ласки и всплывая наверх к мужчине.

Ступила на ровную поверхность и покачнулась, ноги держать её не собирались точно. И охнув, понимая, что сейчас упадёт, девушка только зажмурилась. И…

- Можно открывать глаза, ты никуда не падаешь, - сообщил мужской голос. Улыбка в нём ощущалась словно была физической.

Молния осторожно открыла один глаз, потом второй.

Точно, не падала. Хотя это физически она не падала, а в душе, от осознания того, где она – падение было ещё то.

Мастер её обнимал. Не как ребёнка за плечи, не покровительственно, а так, как обнимают куда более близкого человека.

- Ну? – спросил он. – Сама идти сможешь?

- Конечно! – самонадеянно заявила Молния, потом вздохнула и под скептическим взглядом мужчины ответила куда более честно. – Я смогу пройти ровно полметра. Потом я снова упаду.

- Ясно, - кивнул мужчина, подхватывая переколдовавшую девушку на руки, словно она ничего не весила. – Итак, я всегда считал, что источниковеды после работы в магическом плане представляют собой ноль. Но глядя сейчас на тебя, я вынужден сделать вывод, что из моей информации что-то успело устареть.

- Нет, - стараясь не думать о том, в какой она ситуации, стараясь запретить себе что-либо ощущать, Молния пыталась перевести все силы организма на мысленную деятельность. Только чтобы себя не выдать! – Во мне моей магии ноль, зато сейчас моя аура перенасыщена сырой силой источника.

- То есть, источниковеды делают то, что обычным магом категорически запрещено? – уточнил мужчина.

- Ну, что-то вроде. Мы отдаём свою магию, чтобы замкнуть какие-то процессы в источнике, а источник взамен наполняет нас своей магией. Громовержцы потому и подходят для этой работы больше всего, что нам на переработку сырой энергии надо меньше дней, чем кому бы… то ни было… ещё… - сонливость обняла девушку за плечи, словно кошку пощекотала за ушком и шепнула: «Хватит говорить, ты устала, ты столько сделала. А впереди ещё экзамен, помнишь? Сейчас ты в безопасности, тебе тепло, уютно и ничего не страшно. Закрывай глаза, да, вот так, а теперь спокойной ночи!»

«Нельзя спать», - сделала себе девушка строгое внушение. – «Что Мастер подумает?»

Но это ей только приснилось, потому что доверчиво прижавшись щекой к мужскому плечу, Молния уже тихо спала.

Сдув со лба девушки завиток, Мастер вздохнул и поменял направление. До его дома было куда как ближе, а нормальна ли такая сонливость для источниковедов – он не знал. Поэтому и предпочёл, чтобы Молния осталась под его неусыпным надзором.

А то что при этом где-то в глубине души была ещё одна причина – он не знал.

Надо было устроить Молнию, затем отправить вестника Дрессировщице – и вызвать собственную дочь обратно в гильдию. Новое задание этой мелочи обещало очень и очень понравиться!

Глава 9. Закрытый коридор.


Глава, в которой в гильдию прибывает Дрессировщица,

Лечит королеву пауков и попадает в закрытый коридор.


Молния проснулась от ощущения того, что на неё кто-то смотрит, дружелюбный, но в то же время какой-то… немного насмешливый. Удивления девушка не испытала, знала, что после работы с источником на ближайшие пару дней возрастёт экстрасенсорная чувствительность. Но всё же не догадывалась, что это будет вот так ярко и ясно.

Даже с закрытыми глазами, она могла описать, что на неё смотрит девушка примерно её лет, достаточно мягкая по характеру, но склонная к неожиданным вспышкам ехидства. И сейчас, если Молния не проснётся, то будить её отправят Мастера.

Мастера?!

Глаза распахнулись мгновенно, Молния села на диване в абсолютно незнакомой комнате, с некоторым испугом оглядываясь по сторонам. Незнакомку, чей взгляд её разбудил, она даже не сразу заметила, осознала, что не одна в комнате, только после того, как та заговорила.

- Я вот дивлюсь, откуда папа берёт таких красавиц?! Да ещё и миленьких? Да ещё и … Пап!

- Айрис, кого я просил не мешаться?

- Она сама проснулась! Я и не мешала! Сидела тут тихонечко в кресле, - отозвалась лукаво девушка.

Вспыхнул свет, Молния зажмурилась, пряча глаза.

За окном был не то поздний вечер, не то уже первые предвестники сумеречной ночи спорхнули птицами с густых ветвей чёрного леса.

Когда можно уже было смотреть спокойно на окружающий мир, Молния поняла, что во-первых, находится совершенно однозначно в чужой комнате. Во-вторых, это комната мужская. В-третьих, это комната Мастера. Наконец, девушка, что сидит сейчас в кресле рядом с её диваном – похожа на вышеупомянутого Мастера как две капли воды.

Не просто выше чем сама Молния или Рена, а куда выше даже тех девушек, которых Молния привыкла видеть. Рослая, с широкими плечами. Она была в чёрных брюках, чёрной футболке с огромным зелёным черепом на ней. Чёрная кожаная куртка с многочисленными ремешками и заклёпками валялась на полу. У девушки были чёрные волосы, короткие, едва-едва прикрывающие уши.

И черты лица, выражение – всё было таким похожим, что в груди что-то больно дёрнуло. Дочь…

- Ну, пап, ну, скажи мне, вот ты когда в гильдию девушек набираешь, ты их что, на конкурсе красоты находишь? Рена – просто чудо, хотя чудо и далёкое от классического вида. Принцесса просто изумительное чудо. Да даже Вестница, которая терпеть не может собственную внешность, красива. А теперь вот эта леди, ну, просто чудо!

Молния, догадавшись, наконец, что восхваляют сейчас именно её внешность, нервно вздрогнула и торопливо представилась:

- Я Молния. Крылатый гонец.

- А я Айрис, - улыбнулась девушка в ответ. – Дочь самого главного и страшного мага в Чёрной гильдии, заодно Дрессировщица.

- Правда?! – распахнулись глаза у Молнии.

Айрис засмеялась.

- Ну да, знаешь что… А ты замужем?

- Н… нет…

- Отлично! Тогда забирай моего папу, а то он уже вдовцом почти тридцать лет ходит, сколько можно то. Ой… - дрессировщица приложила ладони к губам, наблюдая, как розовеет Молния. – Прости, прости. Наверное, у тебя есть любимый человек, а тут я со своими предложениями. Но в общем, если вдруг что, то знай, я на твоей стороне. И па, ставь чайник! Раз твоя леди проснулась, то будем пить чай. А потом ты будешь объяснять зачем так срочно меня вызвал!

И, увернувшись от подзатыльника, Айрис показала отцу язык и смылась из комнаты, оставив Молнию потеряно хлопать глазами.

- Она не всегда такая, - сообщил Мастер негромко. – Обычно более-менее спокойная, но тут видимо случилось что-то… а что не скажет, самостоятельная, воспитал на свою голову.

- А… - нервно откашлялась Молния, - да… я понимаю.

- Вот и замечательно. Пойдём, она привезла пару упаковок пирожных. Сама к ним даже не притронется, а тебя, готовься, сейчас будет закармливать.

На это у девушки слов даже не нашлось.

Айрис оказалась удивительно лёгким и приятным в общении человеком.

В маленькой кухне Мастера, помимо неё нашлись и Глэм с Реной, а Молния, сама от себя того не ожидая, уже через полчаса общалась с новой знакомой, как с закадычной подругой.

И почему-то не было ощущения дискомфорта, когда Молния призналась в своей боязни крови, а ей в ответ Айрис сообщила о том, что смертельно боится животных с шерстяным покровом.

- Если мышь, - сообщила она, взмахнув вилкой с наколотым на зубцами куском солёного огурца, - то моя первая реакция инстинктивна, но нахожу я себя после этого – на шкафу. Дальше больше, кошка – это однозначно крыша дома, ниже – близнецы упаси, я с ума сойду от понимания того, что вот этот комок шерсти может до меня добраться. Собака или дикие кошки – это полный караул, я в себя могу прийти на другом конце города. Поэтому обычно или живу в одном из скалистых поселений или у гномов, или у драконов, или работаю в заповеднике.

- Ты не на разовых заказах?

- Нет, - Айрис покачала головой, - я уже, наверное, девять лет работаю с заказником, вы выводим магических существ, напарников для магов. У нас есть отдел фениксов, церберов, отдел гигантских змей, очень любят ведьмы из других миров такое почему-то. Летучие мыши, пара виверн, крокодилы… В общем, такое всё мелкое… и не страшное.

Молния не донесла до губ кружку с кофе, Рена, знающая о том, где именно и с кем работает Айрис, тихо посмеивалась.

- Прости, минуточку, я тебя видимо плохо расслышала. Ты работаешь в заказнике «Алюкс» что ли?! Насколько мне известно, это единственный заказник, в котором разводят фениксов и виверн одновременно, и более того, класс опасности всех живущих там магических существ не меньше А!

- Ну, да, - кивнула Айрис с улыбкой. – Я и говорю, совсем не страшные ребята.

- А… Ага… - пробормотала Молния.

- И говоря о магических созданиях! Пап, ты говорил, что хочешь подкинуть мне работу по профилю, о чём ты говорил?

- Ах, это, - Мастер повернулся. – Действительно, моя милая, работа по самой что ни на есть твоей прямой специальности. Было бы замечательно, если бы ты смогла вылечить одну… пациентку, которой нужна твоя помощь. Оплата, естественно, в полновесных золотых.

- Раз уж ты первым делом заговорил про оплату, дело плохо, - Айрис побледнела. – Только не говори мне, что заболела чья-нибудь любимая крыса.

- Сто пятьдесят золотых, - словно и не слыша продолжил Мастер.

- Нет, хуже… Кошка?!

- На работу надо будет отправиться немедленно и я не гарантирую, что у нас будет всё необходимое для того, чтобы вылечить пациентку.

- Святые близнецы, собака?!

- Айрис.

- Что?! – огрызнулась девушка. – Что ещё я могу подумать в таком раскладе?!

- А если я добавлю, что это всё под магическую клятву о неразглашении?

- Высокая оплата в золотых, клятва о неразглашении, скорость и таинственность, возможное отсутствие необходимых ингредиентов для лечения… - Айрис вздохнула. – Папа, признайся, ты попал в плохую компанию.

Молния поперхнулась и закашлялась. Глэм нахмурился. По сути, он рос вместе с Айрис и такие шутки на грани фола были не в её стиле.

Рена, скосив на эльфа взгляд, кивнула. Она тоже обратила внимание.

Мастер, словно и не замечая подколок, улыбнулся:

- Скорее, милая, в плохую компанию попадёшь ты. Очень плохую.

- Что? – дрессировщица побледнела. – Пап, ты о чём?

- О плетельщиках.

- А… ага. Плетельщики… Кто?!

- Пауки-плетельщики.

- Поняла. Клятву о неразглашении принесу немедленно, - в глазах Айрис начал разгораться самый настоящий огонь. Дрессировщица обожала своих подопечных, а возможность поработать с кем-то новым из того самого пресловутого списка опасности А или тем более А+, была для неё пропуском в рай. – Куда мне надо отправляться?! Когда?!

- Как только поймёшь, что в состоянии выполнять работу. Отправляться никуда не надо. Твой пациент здесь.

- У нас в Чёрном храме завёлся плетельщик? – потухла весёлая ярость в глазах Айрис, да и голос значительно потерял в азарте. – Рабочего кто-то ненужного отдал?

- Нет.

- Тогда воина?

- Нет.

- Не может быть, няньку?

- Мимо.

- Тогда, я даже озвучить это боюсь. Неужели, плетельщицу кружев откуда-то удалось получить?

- И здесь тоже провал. Ты отправишься лечить королеву.

В одно мгновение лицо дрессировщицы потеряло все краски, пересохшими губами она прошептала:

- Врёшь.

- Зная, что это твоя мечта детства? Да ни в коем разе. Если готова отправляться, приноси магическую клятву и пойдём.

- А… А… Ага… Сейчас… - Айрис схватилась за кружку с холодным чаем, одним глотком выпила его и чётко произнесла: - Клянусь ни устно, ни письменно никому не рассказывать о том, где я была, что видела, кого лечила.

В воздухе мелькнула серебристая молния, и дрессировщица выжидательно уставилась на отца.

Тот кивнул:

- Подойдёт. Рена, Глэм, позаботьтесь о Молнии, а то ещё немного и она уснёт прямо на стуле. Айрис, не будем откладывать, идём.

- Да! Да! Да!!!

Через пару минут в кухне остались только три гильдийца. Встревоженный Глэм смотрел вслед подруге детства, его губы шевелились, словно он читал какое-то заклинание. Рена смотрела в стол, сжимая кулаки. Ревность иногда ужасно не вовремя поднимала свою голову…

Молния посидела ещё немного, ощущая, как заползает в её тело слабость, потом зевнула и поняла, что ещё немного и уснёт прямо за столом. Надо было встать, сказать, идти домой. Надо было… но в воздухе пахло пряной сладостью, кофе, воздух был пропитан одеколоном Мастера, и девушка уснула за столом, положив голову на руки…


Дочь Мастер проводил только до места встречи с Рашей, представил Айрис плетельщицу и вернулся домой, оставив Дрессировщицу одну. Чужих взглядов во время работы девушка не любила.

Поэтому в итоге, когда её провели к королеве, самой настоящей королеве плетельщиков!, выгнала и двух воинов, и няньку, и Рашу, оставшись с огромной паучихой одна.

То, что воздух слишком свежий для затхлых подземелий, Айрис уловила мгновенно. Как и догадалась очень быстро о том, что же это значит. Где-то здесь, неподалёку был источник. И судя по всему, это и было причиной клятвы о неразглашении.

Клятва о неразглашении, взятая отцом, девушку нисколько не огорчила. Это говорило не о недоверии, а о том, что он хорошо понимает, какие на нём лежат обязательства. Скорее, о недоверии говорило бы то, что он вызвал бы на этот случай кого-то ещё.

И возможно для всех это было бы наиболее хорошим вариантом.

Тряхнув головой, Айрис вытащила свой походный набор магического целителя. Надо было заниматься работой, пациентка, судя по виду, досталось не просто мечта Дрессировщика, а мечта того, кто всю жизнь мечтал спасать других. Айрис мечтала, ещё недавно даже была уверена, что у неё чудесно это получается.

Теперь в этом она уже была совсем не уверена, но позволить умереть королеве пауков-плетельщиков просто не могла.

Вытащив шприц, Айрис набрала крови королевы и ввела себе.

Устроилась у стены и закрыла глаза. Теперь предстояла самая муторная работа. Надо было понять, что именно в крови паучихи не так, выявить те частицы, что несли с собой отклонения и найти способ обратить процесс вспять.

Процесс обещал быть очень, очень долгим…

И хотя дело это было привычным и знакомым от начала и до конца, Айрис волновалась как в первый раз.

Работа шла очень медленно.

Королева пауков пробыла без магической подпитки и положенной еды слишком долго, поэтому приходилось восстанавливать её здоровье, отвоёвывая у смерти буквально по миллиметру её тело, лапки, очищая кровь и восстанавливая исходную структуру яда и особенно органов.

В коридор Айрис вывалилась через восемь часов после того, как вошла в покои. Раша дремала прямо там в окружении обеих нянек королевы.

На шум подскочили все трое.

- А что это вас так мало? – заплетающимся голосом уточнила Дрессировщица, бессильно прислоняясь к стене. Посмотрела на собственную ладонь, обкрученную порванными тонкими паутинками, и сдула их, снова воззрившись на ожидающих её паучков. – Так. Раша, для начала там нужны рабочие и воины. Всю паутину, что там есть, необходимо удалить. Сволакивайте её… да хоть в самый большой зал, что ведёт к вам. Я потом отправлю знакомых, чтобы они забрали и сожгли. Сжечь это, к сожалению, придётся, после того, как удалят всю паутину – необходимо комнату вымыть. Ну, этим заняться, думаю, не откажется Рена. Особенно, если у вас есть какие-нибудь очень-очень мелкие кружева, сплетённые во что-нибудь очень милое. Нет, если нет, то не страшно, она грязь ненавидит настолько, что объявила её своим личным врагом ещё лет так… двенадцать назад, так что уберётся в любом случае, но если бы…

- Помедленнее, - Раша вскинула передние лапки. – Пожалуйста, добрая магесса, очень быстро, тяжело понимать.

- А. Ага. Хорошо, - Айрис кивнула. – Тогда я коротко. Рабочим всю паутину убрать. Паутину срезанную всю сложить в большом зале. Её оттуда заберут. Рену завтра встретить, она придёт убираться. Вечером приду я, продолжать лечение. Королеву не трогать. Те магические жилы, которыми она опутана, не рвать. Вопросы?

- А… она поправится?

- Конечно, я же не абы кто! Я одна из лучших Дрессировщиц на серединном материке Итаяна!

Раша удивлённо хлопнула жвалами, Айрис подмигнула:

- Занимайтесь покоями королевы, а я пойду. Надо поспать.

- Вас проводить, добрая магесса?

- У вас столько забот! Что я сама не найду дорогу?

То, что свои возможности в ориентировании она всё же переоценила, Айрис поняла немного позднее, когда поняла, что в этом количестве одинаковых коридоров – безбожно заблудилась.

Понять, куда идти здесь было просто невозможно!

И даже вернувшись по своим следам, в нужное место Айрис не вернулась. Потому что в какой-то момент времени, повернув направо, чтобы перейти по небольшому перешейку и попасть снова в зал с пауками, девушка остановилась перед стеной.

То есть там, где совершенно определённо должен был быть проход, появилась стена. Когда же Айрис решила, что попробует выйти там, докуда дошла, то после пары поворотов её снова поджидала стена.

Одним словом, куда ни пойди, выйти не получалось.

Возвращаться снова к залу с пауками, Айрис не стала, чтобы окончательно не разочароваться в своих топографических способностях. Посмотрела налево, где виднелся красноречиво тупик, плюнула и двинулась туда, где был единственный ход – направо.

Больше ни в какие ответвления она не поворачивала.

Пару раз оглядывалась назад, пытаясь понять, что это такое мелькало на краю взгляда, но особого толка от этого не было.

Конец коридора появился неожиданно. В левом ответвлении мелькнул главный коридор, который вёл наверх, только чтобы к нему пройти, надо было пробраться сквозь настоящий коридор из тонких паутинок.

Чтобы вернуться наверх, надо было просто шагнуть к паутине. После того, как в крови самой Айрис было полно яда и крови паучьей королевы, ни одна паутина в ближайшие года три не могла бы навредить Дрессировщице. Но… не случайно же её сюда привело что-то?

Коридоры так просто своё местоположение не меняют, а то что они менялись, девушка осознала где-то после третьего поворота, потому что проходы за её собственной спиной исчезали, становясь глухой стеной.

И если сейчас она двинется к выходу наверх, то, скорее всего, перед ней снова появится стена. Проверять на опыте ещё и это не хотелось совершенно, поэтому отвернувшись от выхода на поверхность, Айрис двинулась по коридору вперёд, не думая о том, что именно может её там ждать.

Естественно о том, что в коридор, отгороженный паутинами лучше не лезть, ибо там что-то опасное, она не знала. Дрессировщица смертельно устала, хотела спать, поэтому и способность к логическому мышлению у неё пропало напрочь, да и к тому же недостаток информации иногда может быть очень даже критичным.

Коридор вывел к небольшому разветвлению. Прямо были огромные врата, через которые можно было смело протащить дракона. Налево, судя по кадуцею, была целительская. Обе двери были наглухо закрыты. Причём на тех огромных вратах, был не один закрывающий брус, а штук десять, для надёжности. Дверь направо, над котором было стилизованное изображение яйца, из которого вылезал маленький крокодильчик.

Именно эта дверь была приоткрыта.

- Это так понимать, меня зовут сюда? – пробормотала девушка сонно. – Ну, примем это за аксиому. Что у нас тут?

Дверь закрылась за спиной с тихим скрипом, Айрис это даже не отметила разумом, хотя сонная одурь слетела с неё мгновенно.

В центре огромного и пустого помещения, в котором давно не было людей и следов магии очищения располагалось гнездо. Неаккуратное, каменное, с довольно бедной подстилкой из толстых паутин и серых коконов, внутри которого лежали десять яиц.

Где стояла, там Дрессировщица и села.

К тому, что она всякую живность тащит в дом, отец уже давным-давно привык, но такое…

Прикрыв глаза, Айрис представила себя и Мастера.

«-Папа!

- Да, милая?

- Ты знаешь, я тут опять нашла питомца, которому очень нужна помощь. Можно, я возьму его?

- Конечно, милая.

- Понимаешь, тут такая проблема, он не один…

- Что мы, не прокормим двух ужиков? Или кого ты на этот раз притащила?

- Виверн, папочка. Десять штук всего лишь!»

- Он меня убьёт, - пробормотала Айрис. – Хотя, - добавила она спустя мгновение, - не факт, что я до этого даже доживу.

Чужое холодное дыхание подняло волосы над шеей, пахло, на удивление, не гнилью. Падалью виверна не питалась, а это значило, что либо она хищница, либо одна из тех, которые выводили специально для магов, и питалось создание чистой магией с дополнением – «что придётся».

Запрокинув голову, Айрис воззрилась на огромную чуть вытянутую голову, с двумя тонкими гребнями по бокам. Глаз у создания было два, цвет чешуи был чисто-чёрный. Над глазами были небольшие наросты. Длинная шея переходила в мощное тело, на груди был мощный костяной нагрудник. Костяным шариком заканчивался длинный хвост. На всех четырёх лапах были тяжёлые … железные браслеты. От задней лапы ещё и тянулся кусок цепи.

Попадание в высшей степени «удачное».

Боевая виверна.

Такие твари использовались примерно четыреста лет назад, в одной из войн между магами. Предверхний и нижний материк не поделили одно из месторождений на архипелагах русалок, где были крупные жемчужные отмели, сцепились так, что во всех стороны летели – где магические искры, где пух и перья, а где пыль и прах. Во многом потому, что предверхний материк занимали в основном расы окрылаченные, а нижний материк расы одемонические, вампирские. Из-за особенности Итаяна, внизу было темно 16-18 часов в сутки, а в Предверхнем это же количество занимал день.

Именно поэтому, от ангелов верхом на грифонах оставались как раз пух и перья, а от вампиров и демонов верхом на вивернах – пыль и прах.

Чудесно!

Виверна втянула воздух, но не выпустила облако ядовитого газа, а вздохнула, почти как человек, воззрившись на кладку яиц.

Следом вздохнула и Айрис, понимая, что атаковать её сейчас не будут и возможно вообще не будут. Хотя если она сделает какое-нибудь движение в сторону яиц, то могут и откусить голову. Но тем самым будет подписан смертный приговор всем яйцам.

Не будь девушка такой сонной, она сообразила бы гораздо раньше, что сейчас опасность ей не грозит, потому что огромное магическое создание искало помощи. Виверна, которая стояла перед Дрессировщицей, была «им». А вот яйца высиживать могли только самки, соответственно без помощи людей потомство однозначно выжить не могло...

Захотелось схватиться за голову, а ещё как следует побиться ей о ближайшую стену. И плевать, что там потоки слизи, от которых потом отмыть волосы будет невозможно. Зато может полегчает. Или не полегчает.

- Ну и? Что ты на меня смотришь? Помочь тебе надо... Это был риторический вопрос, можешь не отвечать.

Жёлтые глаза виверна стали откровенно грустными, Айрис погрустнела тоже.

- Моя работа! Понимаешь? Я забочусь о стольких созданиях, что...

Виверн вздохнул, опустился на пол, обернувшись около гнезда с яйцами чёрным кольцом и положив морду у самых жёлто-синих овалов. Айрис посмотрела туда же. Маленькие виверны должны были очень скоро вылупиться из своих яиц. Оставалось буквально несколько дней... Зато жутко-муторных, потому что над гнездом надо было вешать тяжёлые в энергетическом плане чары, поддержка тепла, с динамическим изменение температурного режима. Немного теплее, немного холоднее. Постоянно переворачивать яйца... А ещё маленьких виверн бросить потом тоже было нельзя... Первые три года малыши нуждаются в неустанной заботе. Следующие семь ещё хуже и тяжелее, ибо малышат нужно дрессировать. И только в десять лет можно перестать смотреть за ними сутки напролёт. В пятнадцать лет виверны впервые поднимаются на крыло. В двадцать пять они становятся самостоятельными особями, готовыми к тому, чтобы покинуть родительское гнездо и начать вить своё.

- Близнецы подери! За что мне это? - взвыла Дрессировщица в голос, осознав, что именно значит её находка. Виверн дёрнулся, и не он один.

- Айрис? - встревоженный голос отца зазвучал прямо над головой, хотя рядом естественно он не появился. Воздух задрожал, и возникло ощущение того, что девушка стоит в облаке горящей свечи, став её фитилём.

- Папа...

- Мы тебя уже потеряли.

- Ага, я тоже потеряла. Свою голову.

- Айрис?

Девушка промолчала, потом боясь передумать выпалила:

- Пап, как ты смотришь на то, чтобы наша гильдии стала заводчиком какого-нибудь вида магических существ?

- Ты намекаешь на плетельщиков?

- Н... Нет. Не совсем.

- Ты нашла в тех коридорах кого-то ещё, кто нуждается в твоей помощи?

- Ага, - повинилась Айрис. - Ну что, возьмёшь меня на работу по полному контракту?

- Даже по полному? - изумился Мастер.

Контракты в Итаяне бывали разные. Первое главное отличие заключалось во времени исполнения: разовые или постоянные.

Постоянные контракты были частичными, краткосрочными и полными. Частичные контракты выполнялись в срок от двух недель до трёх месяцев. Краткосрочные контракты - это один-три года. Были ещё годовые контракты, которые заключались на срок до тридцати лет. Но самыми масштабными и дорогими были полные контракты. Маг нанимался в гильдию на работу с ненормированным рабочим днём и открытой датой контракта. По таким контрактам работали минимум пятьдесят лет!

- Ага, и ещё в срок контракта минимум лет семьдесят!

Мастер помолчал.

- Девочка моя, скажи, кого ты там нашла?

Айрис вздохнула:

- Виверн, пап.

- Домашних?

На мгновение Дрессировщица позволила себе помечтать, что нашла бы в этих коридорах виверн-напарников, маленьких, максимум тридцать сантиметров, которые усиливали магическую силу своего старшего напарника-поводыря или давали ему какой-то бонус к защите или атаке.

Таких малышей было легко разводить, и хоть стоили они всего по сто-двести золотых за штучку, окупались такие виверны быстро за счёт характера и лёгкости обращения с ними.

- Айрис?

- Прости, пап. Все куда хуже. Я хочу пятьсот двадцать золотых в месяц, двадца... Хотя нет, пятнадцать процентов от продажи и строгий учёт того, кому именно отойдут создания.

- Айрис? - вот теперь Мастер встревожился куда сильнее. В своём заповеднике дочь получала четыреста золотых в месяц, а тут запросила сразу такую высокую плату?

- В нашем доме, - похоронным голосом сообщила Айрис, - прибавление в виде боевой виверны, с черным окрасом и классом опасности А++, а также её гнезда в количестве десяти яиц.

На том конце что-то разбилось, кажется, даже взорвалось... Потом тихий голос отца сообщил:

- Ты принята.

И под трубный рёв виверна, хорошо слышный в основном зале храма, Мастер повернулся к Глэму, Рене и Молнии.

- Мало мне было вас троих, авантюристы, ещё и моя дочь учудила. Радуйтесь, дети, следующие десять лет вы будете няньками для виверн. Ох, я и посмеюсь над вами! И... Над собой тоже.

Глава 10. Первые гости.


Глава, в которой в гильдию начинают съезжаться те,

Кто будет принимать участие в дне большой уборки.


День большой уборки неумолимо приближался. Айрис, выспавшись, съездила в свой заказник и разорвала контракт. Когда же её попытались остановить, Дрессировщица с большим удовольствием припомнила абсолютно всё, что ей сделали в заказнике: и самую трудную работу, хотя по статусу она даже близко к ней не должна была приближаться; и отказы в отпуске, и срыв с выходных по мелочам, ради которых можно было и нужно вызывать сотрудников куда более низкой квалификации; невыполнение её разумных требований, из-за чего пара питомцев, которые были размещены под личную заботу Айрис, чуть не погибли; постоянные насмешки, подвергание под сомнение её статус. Обид у Айрис накопилось за двенадцать лет много, особенно если учесть последний случай, и в общем, если бы не две виверны, ради которых она и устроилась в заказник, то уволилась бы девушка ещё в первые два месяца.

Рабочий контракт (а как и все Айрис подписывала магическую бумагу) первоначально объявил о том, что именно Дрессировщица должна выплатить неустойку за разрыв полного контракта. Но по мере перечисления всего и вся, сумма неустойки уменьшалась, уменьшалась, пока не дошла до нуля. После чего из договора вылез джинн, посмотрел на начальство Айрис, плюнул на печать, расторгая договор, и Дрессировщица была отпущена домой без отработки срока замещения.

Айрис пришлось разрываться буквально на две половинки. Королева, шедшая на поправку, требовала неустанного внимания. Но с яйцами виверн было все ещё хуже! Особенно с тем учётом, что магии не хватало...

В конце концов, у Дрессировщицы сдали нервы, и она со своими нехитрыми вещичками переехала прямо в зал с гнездом.

После этого, забеспокоившись, куда пропала дочь, в родильном зале при магической конюшне появился Мастер, померился взглядом с виверном, огляделся по сторонам и и ушёл, не став тревожить дочку.

Вторым появился Глэм, охотнику было велено найти умершую виверну и бывшего хозяина этого огромного зверя. Эльф пропал из гильдии почти на три дня, а вернулся с пустыми руками. Он не нашёл ни единого следа того, кому принадлежал боевой виверн, и к собственному возмущению, не смог найти места, где убили виверну.

Вслед за Мастером и Глэмом появилась злая Рена, оценила размер предстоящей работы, грязь на стенах, полу, потолке и взвыла, вызывая Молнию.

И если виверн вёл себя спокойно при всех посетителях, то не реагируя на них вообще, то удостаивая взглядом, то на появившуюся Молнию он бросился, как дикий зверь, сразу же, как только она появилась.

Испуганно вскрикнула Рена, замученная многоэтажными чарами Айрис даже ахнуть не успела.

А вот дальше… последовал новый «ах», уже слитный от обеих девушек. Потому что ещё мгновение назад не то чуть сонная, не то тоже замотанная Молния злобно рыкнула. Серебристые волосы окутались пощёлкивающими икрами и встали дыбом. Девушка, взлетев в воздух, с ноги ударила по небольшим утолщениям над глазами виверна, которые были дополнительным органом сканирования окружающего мира, ослепляя виверна. А следом добавила разрядом молний, оглушив зверя, чтобы под ногами не путался.

На удивлённых подруг она посмотрела весьма недовольно, и тихо сказала:

- Знаете, я вообще-то выпускница боевого факультета университета громовержцев, причём была лучшей не только на своём потоке.

И пока Рена и Айрис искали, что на это сказать, громовержка занялась наладкой артефактов в родильном зале. Вначале температурного, и Айрис блаженно застонала, ощутив, что самые сложные чары взяла на себя система жизнеобеспечения, вмонтированная в артефакты.

Затем Молния включила артефакты кондиционирования воздуха, регулирования влажности и амулеты очистки. Посмотрела на поломанную консоль единого управления всем этим, вздохнула, в который раз посетовав, что училась на боевом факультете, а надо было учиться совсем на другом факультете! И двинулась прочь из зала, на ходу вызвал толстую энциклопедию начинающего артефактора. Потому что как выяснилось её умений из курсов боевой и бытовой артефакторики хватало разве что на запуск застоявшихся артефактов, прочистку и переналадку магических жил и каналов, да простейший ремонт. Поломка в артефакте чуть сложнее табуретки вызвала у Молнии полный ступор.

Одним словом, при деле были абсолютно все. И никому совершенно не хотелось взваливать на себя дополнительные дела и обязанности. И это и было одним из побуждающих мотивов, которые сыграли на стороне Мастера, потребовавшего, чтобы ни один из четырёх магов, никому не говорил про найденные подвалы, про то что в них может хранится, про тех, кто в них живёт. И пока не будет закончен день Большой уборки, тему этого места в разговорах даже друг с другом и с ним - Мастером не поднимать. Возражений не последовало.

Резон же Мастера состоял в том, что на подвал были наложены комплексные заклинания, которые должны были быть переведены на него самого, причём чем быстрее это удалось бы сделать, тем было бы лучше. У заклинаний были очень гибкие цепочки соединений, и очень неприятные последствия нарушения целостности некоторых территорий.

Уже сейчас были обнаружены запечатанные входы и целые коридоры, которые надо было переводить Мастеру на себя постепенно.

Он уже даже подумывал о том, чтобы отменить День большой уборки и перенести его на другое время. Останавливало понимание того, что это будет ужасно подозрительно, к тому же большая часть членов гильдии уже прислала отписки о том, что по ряду очень-важных-неназываемых-причин, прибыть на день уборки они никак не смогут.

Обещался, на удивление, прибыть Лайс. То ли у него появились новые вопросы, то ли хотел что-то рассказать, то ли просто устал... А поскольку этот человек был вечно себе на уме было бесполезно даже спрашивать у него, почему он так решил. Собрался прибыть - хорошо, дополнительные рабочие руки.

Из компании трудяг замка сказали, что участвовать в разборках склада будут все. Молнии было интересно - с пробуждением Источника она ощутила, что есть какой-то артефакт внутри склада. До него хотелось добраться, и при необходимости поднастроить или зарядить.

Рена сказала, что на грязь она больше смотреть не может, ей нужен отдых, а значит средства на него.

У Айрис мотивы были схожие с Реной, она уже слишком устала, а тут королева вот-вот должна была пойти на поправку, и магов близко к ней не должно было быть, чтобы не сбить настройку магических полей выдраенных помещений плетельщиков.

Глэму предстояло в скором времени отбыть на задание, и эльф надеялся, что среди всего хлама удастся отыскать что-то полезное. Среди тех, кто уже сообщил о своём твёрдом намерении появиться, была и Мечтательница. Очаровательная девушка состояла в гильдии с двенадцати лет - времени согласия на вступление в магическое сообщество. Она за девять лет не пропустила ни один день большой уборки, причём действительно дорогие вещи и ценные артефакты, она равнодушно складывала в общие корзины. Такое ее совершенно не интересовало. Зато за книги, мелкие безделушки она конкурировала и с библиотекарем в первом случае, и с Реной во втором. Мечтательнице нравилось думать о хозяевах вещей, думать о том, какими они были. Ещё одной её слабостью были монеты.

И эту девушку можно было ожидать уже завтра с утра. Мечтательница всегда прибывала накануне, чтобы поболтать с гильдийцами, провести время с Мастером или, если удавалось, встретиться с Принцессой и Алхимиком. Несмотря на скромное и нежное наименование, девушка была «козырем» и в колоде магических карт занимала место «дамы», наравне с Молнией - Крылатым Гонцом, Принцессой и Любовницей. Причём по объёму магических сил она уступала только Молнии.

Мечтательница своими возможностями не кичилась, и единственное чего боялась - это старых замков и подвалов.

Именно поэтому на её счёт Мастер даже не боялся, что Нинель - Нина, заберётся куда-то не туда.

Тревогу вызывали двое других членов гильдии, которые должны были прибыть ближе к вечеру тоже следующего дня. Шпион и Взломщик. Этим двоим следовало родиться братьями, настолько они были похожи: любопытные непоседы, которым обязательно надо засунуть нос в любую дырку. При этом Шпион очень любил информацию полученную хранить до удобных случаев, а Взломщик не терпел закрытых от него дверей, и считал своим долгом открыть все, что встретится ему на пути. При этом первый был опасен в том плане, что куда-то пойдёт, куда не скажет - в беду попадёт, и где искать потом неясно будет. Второй был опасен тем, что мог в погоне за открытыми дверями пораниться. Следовало что-то придумать, чтобы обезопасить этих двоих от них самих, а в голову как назло совсем ничего не лезло.

Помимо этой тройки и Лайса ещё могли появиться Наёмница, Жрец, Следопыт и даже Дриада со своей свитой...

- Мастер?

Повернувшись, мужчина увидел Молнию. Девушка похудела, осунулась, но выглядела буквально светящейся изнутри. Хотя по-прежнему из-за переизбытка общения с Источником, её магия то и дело давала сбой, девушка казалась спокойно, как никогда.

- Молния, скажи-ка ты мне, сколько артефактов сейчас на территории подвалов?

- Семьсот двадцать четыре, - не задумалась ни на миг девушка.

- А почему так много?!

- Так на три подземных этажа то! - оскорбилась Молния. - Плюс восемнадцать потайных ходов, которые вели от замка, который здесь стоял. Частично они разрушено, частично целы, но артефакты на их обслуживание и поддержку заложены.

- Так. Хорошо, это значит так много артефактов в подвалах... А судя по назначению их, можешь догадаться, для чего использовалось то или иное помещение?

- Кое-что могу, - после некоторого размышления кивнула девушка. - Кое-что, извините, даже отдалённо не понимаю, что это такое.

- Например, что было? Из того, что ты легко опознала?

- Алхимическая лаборатория. Огромная. Кузница. Лабораторная для организации артефакторного дела. Затем, склады. Склад для мяса, сыров, молочной продукции, сухостоя, трав, предметов подверженных быстрому гниению, - начала девушка в какой-то момент даже загибать пальцы. - Ну, естественно казна и хранилище для особо опасных артефактов.

- А на что похоже, то что ты не смогла трактовать?

- На кубики свёрнутого пространства. И в общем, в этом и есть вопрос, с которым я пришла. Замок, насколько я поняла - живой, сам по себе представляет гигантский артефакт. И если найти его управляющую консоль, замок можно будет снова отстроить. Естественно придётся заменить какую-то мебель, предметы декора, шторы, скатерти, ковры, оставшуюся в шкафах мебель, те книги, которые были оставлены в комнатах без заклинаний сохранения. Но я уверена в том, что можно в полном объёме восстановить библиотеку! И залы жилого помещения, и фруктовые сады, и...

- Притормози, егоза, - попросил Мастер тихо, и Молния замолчала.

Улыбка с её лица начала сползать, когда она поняла, что глава гильдии ее находке совершенно не рад.

- Мастер?

- Не самая лучшая находка, Молния.

- Но почему?! - искреннее недоумение буквально аршинными буквами было написано на лбу девушки.

- Есть причина. Присядь.

Сев в кресло, Молния пытливо взглянула на главу гильдии, пытаясь понять, о чем он хочет сказать, но вместо этого мужчина спросил:

- Что ты знаешь про карателей?

- Закрытая гильдия, обеспечивающая порядок на Итаяне, выполняющая судейские и карательные функции.

- А если не по учебнику, а по-простому? - появились лучики вокруг глаз улыбнувшегося Мастера.

- Ну, тогда в каждой бочке затычка, выполняющие такие задания, от которых у остальных бы встали волосы дыбом. Задания эти могут быть как законные с точки зрения стражей порядка в государстве, так и абсолютно незаконные. Такая ситуация возникает если что-то выступает как возможный источник будущей опасности, находясь в ненадёжных руках. Как правило, такие предметы изымаются у хозяев, в случае если добровольно они отказываются их продать или передать.

- Ещё что-то?

- Личности карателей держатся в тайне, и какая именно гильдия на Итаяне выступает в этой роли - секрет.

- Замечательно, - одобрил Мастер познания девушки. - Предположим, тебе сказали бы, что подтвердят, если ты правильно угадаешь гильдию, которая занимается этим делом. Кого бы ты назвала?

- Шипы и Розы. Самая могущественная и самая распространённая гильдия. Нет? Ну, тогда - Стеллсы, с Нижнего материка. Тоже нет?

Мастер хмыкнул:

- А если бы тебе кто-то сказал, что каратели - это гильдия Чёрный храм?

- Нет, нет, совершенно и однозначно, такого быть не может!

- Почему?

- Ну так... - Молния, не найдя слов, развела руками.

- Хорошо. Временно оставим тему. Как ты думаешь, быть карателем хорошо?

- Ужасно. И тяжело, и горько, и... Ничего хорошего, в общем, в такой работе нет. - Правильно. А допустим, тебе предложили бы работу карателя? Вступить в гильдию такую? Ещё до того, как тебя забрал я?

На этот раз сразу Молния не ответила, задумалась, пытаясь подобрать честный ответ.

- Думаю, - наконец тихо ответила она, - я бы согласилась. Потому что эту работу тоже надо делать. Из всех гильдий она наиболее важна...

- Допустим... Допустим. А теперь представь на минутку, какая гильдия выполняет функции карателей, становится известно. Что последует дальше?

- Сезон охоты. Все преступные элементы будут преследовать членов гильдии и убивать их.

- Что надо, чтобы этого не было?

- Иметь статус самой опасной гильдии, - вздохнула Молния. - А сейчас это Тайросы. Они?

- Нет, - Мастер ещё немного посмотрел на девушку, решая, стоит ли ей сказать, потом кивнул. - Мы.

- Что... Нет. Быть не может! Мы же... Мы же...

Слово «неудачники» не прозвучало, но легло на канву всего, что было сказано, составляя картинку единого целого. - Не может быть...

- Единственная защита мирной жизни карателей, это сделать так, чтобы никому и в голову не пришло членов гильдии соотнести с этой работой.

- Мастер, но ведь тогда...

- Я принял тебя в гильдию только потому, что ты согласилась стать карателем. Сейчас ты этого не помнишь, как и некоторые другие. Но в гильдии нет случайных людей, все они, проходя магическую инициацию, познакомились с миром, его гласом, его духом, и получили предложение, от которого вполне возможно было отказаться. Ты - не отказалась, как в своё время Рена, Глэм, Айрис, Лайс или даже я сам.

- Но ведь я ничего такого не делала! Что было бы достойно называться работой карателя!

- Делала, делала, Молния. Ты сделала многое, о чем даже не догадываешься. Не всегда работа карателя - карать. Доставленное вовремя письмо останавливает войну, спасает жизнь человека, отправляет вовремя помощь тому, кто в ней нуждается. Это тоже работа. И говоря о ней. Раз уж ты нашла замок...

- Мастер, простите, я перебью, - Молния помялась, сидя на самом краешке кресла, потом выпалила. - Замок может скрывать присутствие. В том смысле, что никто кроме членов Гильдии, которых приобщили к Источнику, никогда его не увидит! И попасть в его стены не сможет.

- Что для этого надо?

- Лет десять, - пробормотала Молния. - И моё второе обучение, потому что со всеми этими артефактами без должных знаний я не справлюсь. Грубо, на чистой силе, их можно, конечно, заставить работать. Но десятая часть всех артефактов, и это как минимум, нуждается в замене. Полной совершенно. Ещё половина будет работать лет триста. Но верхние этажи замка... Там все будет совсем плохо. Замок уже сказал, что...

- Замок сказал?

- У крупных артефактов всегда есть хранитель, овеществлённый, скажем так. Первое время он выглядит как тень, потом как призрак. Потом его не отличить от человека, а после этого - от полноценного мага со стихией земли и камня.

- Так много возможностей?

- Ну, я бы не сказала, что это очень много, но как правило духам хватает. Так вот, дух этого замка уже сказал, что ему понадобится для ремонта. Так перечень начальных дел огромный! И... Почему бы и не вернуться в замок? Он же живой, а теперь из-за Источника тоже пробуждённый.

- И ты готова пойти на второе обучение?

- Да!

- И потом потратить всю свою жизнь на гильдию?

- Да! - Молния закивала. - Я не могу сказать, что люблю это место, ещё слишком много непонятного для меня. Я ещё не осознала всего связанного с тем, что мы совсем не те, кем я считала. Но мне кажется, это место может быть прекрасно! И...

- Живой замок говоришь?

- Да!

- А коридоры поменять он сможет?

- Как нечего делать!

- Тогда делаем так. Сегодня ты договариваешься с замком, чтобы он закрыл все коридоры. Потому что те, кто прибудет завтра, любопытны сверх меры и могут пострадать, пока будут лазить там, куда их не просят.

- Хорошо!

- Замок пусть тогда в это время проводит ревизию того, что ему понадобится для ремонта, строительства и прочего. Ты - готовь документы на поступление.

- Я уже опоздала на заочное отделение...

- Очный второй поток набирается, будешь учиться очно. Обучение тебе будет оплачено из средств Гильдии. Вопросы, егоза?

- Никаких абсолютно!

- Тогда марш заниматься делами.

- Да! - кивнула Молния и помчалась прочь, так и забыв спросить, кто из гильдии помнит или знает о том, какую работу они выполняют.


Весь день прошёл в беготне, а на следующий день с утра уже прибыла первая гильдийка.

Молния вместе с Реной готовила закрытые домики к посещению членов гильдии, а потом, получив задание их встретить, усталая сидела на ступеньках храма. Прошло уже полчаса после того, как она сюда пришла, когда из телепорта на пожухлую траву, шагнула девушка.

В кремовом платье и шали, с зонтом и книгой в руках, с слегка рассеянным видом. Прямые волосы были собраны в пучок, но несколько прядей тёмно-русого цвета вырвались из-под шпилек. Длинные перчатки были чуть приспущены на локтях. Маленький ридикюль был перекинут через плечо.

- Добрый день, - мило сказала девушка.

- Добрый, - искренне улыбнулась Молния в ответ. - Вы Нинель?

- Можно просто Нина. А вы?

- Я Молния. Меня отрядили вас встретить и проводить до домика.

- Я обычно останавливалась в домике у Рены… - удивилась прибывшая гостья. – В этот раз с этим какие-то проблемы?

- Там остановилась Айрис, она прибыла немногим раньше.

- Айрис здесь?!

- А что вас так удивляет?

- Я слышала, - Мечтательница покрутила между пальцев трость зонта. – Что у неё на работе возникли проблемы с каким-то клиентом, а начальство вместо того, чтобы защитить Айрис, встало на сторону клиента. И на ближайшие пару лет… Ах, наверное, это совершенно не моё дело!

- Нина, - голос Мастера донёсся из храма, акустика там из-за дырявых стен была чудеееснейшая, поэтому всё, что говорила Нинель, мужчина отлично слышал.

Лицо девушки чуть порозовело, придерживая на груди шаль, она двинулась по лестнице к главе гильдии.

- Мастер!

- Очень рад тебя видеть здесь. Давно ты гильдию своим посещением не жаловала, - Мастер, предложив гостье локоть, повёл её к дверям. Молнии он только кивнул: - Я провожу.

И девушка кивнув, торопливо отвела глаза, ощущая, что в горле стоит мерзкий комок, который проходить никак не желает.

Она так и не смогла уговорить себя подняться и пойти заняться делами. Так и просидела на крыльце почти полчаса, прежде чем на поляне вспыхнул новый телепорт, и из него появилась новая гостья.

На этот раз ожидаемой она была только наполовину. Могла появиться, могла не появиться, но Молния, даже не догадывающаяся о том, что в гильдии есть орчанка, на некоторое мгновение просто выпала из реальности.

Орки на Итаяне были закрытой расой. Они появились на планете почти четыреста лет назад, и за это время восстановили свою численность до уровня, когда народу не грозило вымирание. Помимо того, что Итаян был миром-заповедником для многих растений и животных, у него было ещё одно, весьма специфическое назначение. В случае, если какая-то из рас оказывалась на грани вымирания, последние представители этого вида перемещались на Итаян, где занимались тем, что восстанавливали снова свою численность. После того, как народ выбирался с грани вымирания, он или перемещался на свою исходную планету, или же получал новый мир.

Орки были как раз такой расы, которая в скором времени собиралась переместиться домой. Именно поэтому, представители этого племени, очень неохотно вступали в ряды других гильдий.

А тут крепкая женщина! Лет тридцати с небольшим на взгляд Молнии. Крепко сбитая и в воинских доспехах! Кожа была даже не чисто зелёной, а с небольшим оливковым отливом. Тонкие клыки выступали из-под верхней губы. На шее был короткий резной шрам. В ушах длинные серьги с черепами. Чёрные волосы орчанки были заплетены в тонкие косички, и в каждой третьей, если даже не второй были тонкие нити – знак того, кого орчанка убила.

- Новенькая? – хрипло спросила гостья.

Молния, не находя в себе сил вернуть дар речи, пару раз кивнула.

Появившаяся коротко хохотнула.

- Ясно. Я – Яся. Ясноглазная охотница народа восходящего солнца, если полно, а для своих – Яся.

- А я Молния. В гильдии совсем недавно.

- Да уж догадываюсь, - хохотнула Яся, потом села рядом с Молнией. – Ты на день уборки?

- Нет, переехала. С начальством собственную юбку не поделила. В результате лишилась работы и служебной квартиры.

- Бывает, - вздохнула орчанка. – И чаще чем нам хочется. А скажи, Молния, знаешь, кто из гильдии ожидается завтра?

- Интересует кто-то конкретный?

- Ага. Двое. Лайс… А, ты может не знаешь всех по именам. Мечник наш и Воин.

- Лайс будет, про Воина ничего не слышала.

- Ну, раз, Лайс будет, то Воин точно не появится, - вздохнула Яся. – Жалко, а я думала, может, удастся их помирить. Ты ещё кого-то ждёшь?

- Троих. Как раз Лайса, Мастер просил проводить его сразу в кабинет, как только он появится. А потом должны будут появиться Шпион со Взломщиком.

- О, … - орчанка помолчала, потом поднялась. – Тогда пойду. У меня тут свой домик. Надо хоть прибраться, раз я так рано телепортировалась, а тебе совет дам. К Шпиону спиной не поворачивайся, а со Взломщиком держись минимум на расстоянии пощёчины, уж больно этот тип руки распускать любит, а ты – ну, как раз в его вкусе.

- А… Ага… Спасибо, - кивнула удивлённо Молния, о подобном не слышавшая и к подобному точно не готовившаяся.

Яся хмыкнула, подмигнула, крутанулась на месте, и, стукнув по земле ногой, пропала, оставив девушку на ступеньках одну.

Глава 11. День большой уборки.


Глава, в которой Молния знакомится с Шпионом и Взломщиком,

И оказывается в паре с Мастером.


После слов Яси прийти в себя Молния сразу не смогла. Изумление: «В гильдии есть и такие» мешалось с обидой: «Как мог Мастер?!» А сверху весь этот коктейль припечатывала ревность: «Почему? Почему Нинель Мастер так бережно придерживал? Почему он так спокойно и в то же время уважительно к ней отнесся?

Девушка так ушла в свои невеселые мысли, что вспышка нового телепорта ее значительно перепугала.

Лайс, шагнувший прямо на ступеньки за спиной девушки, успел ее поймать за руку за мгновение до того, как она начала заваливаться.

- Молния, кажется?

- До... Добрый вечер.

- В добрые вечера случайные прохожие не пугают девушек до падения с лестниц, - чуть улыбнулся мужчина.

И вновь Молнии показалось, что то как ей его описали - «сухопарый сухарь» - этому человеку не подходит.

Он был возможно абсолютно спокойный, но сухарем не был однозначно. Было в Лайсе что-то такое, знакомое что ли?

Какой-то другой человек тоже был таким что ли?

Поняв, что разговор не закончен, Молния виновато улыбнулась:

- Ну, вы то не случайный прохожий, да и я не чаровница, напоровшаяся в Дурманном лесу на оборотня.

- Думаю, в этом случае не повезло бы оборотню, - появилась затаенная улыбка в уголках губ Лайса. - Итак, Молния, что здесь делаешь?

- Я комитет по встрече, не торжественный, правда. Но все же...

- Хорошо, комитет по встрече это отлично. Кого уже успела встретить?

- Мечтательницу и Наемницу.

- Ну, что Нинель прибудет я и не сомневался. Но вот Яся?

- Она была чем-то... Озадаченной немного. И... Лайс, можно спросить?

- Да, конечно.

- Я еще встречаю Шпиона и Взломщика...

- Ага, - хмыкнул Лайс, - и Яся единственная, кто предупредил тебя об опасности этих двоих?

- Что-то вроде... - уклончиво отозвалась Молния.

- Особое предупреждение касалось наверняка Взломщика?

Девушка грустно кивнула.

Лайс хмыкнул, отпуская ее руку, иногда поступки Мастера загоняли его в тупик.

Вот зачем было отправлять насколько уникальную девушку встречать Взломщика, у которого к таким, как она была не просто любовь, а самая настоящая мания.

- Яся была права. Взломщика лучше близко не подпускай. Он парень не то чтобы плохой, хороший. Но он не всегда думает о том, что его поступки могут принести другим. Поэтому... Просто держись подальше. Насчет Шпиона же, ему нравятся чужие секреты, поэтому, если тебе есть что скрывать - от него лучше тоже соблюдать приличную дистанцию. Что касается... - Лайс не договорил, качнул головой.

От храма к ним двигалась злющая, как стая горгулий, Айрис.

- Это не отец, а безголовое чудовище! Безобразие! Такую миленькую малышку... Ну, папа, ну! - остановившись на полушаге, Дрессировщица застыла.

Лайс приподнял бровь, окинув ее задумчиво-оценивающим взглядом.

- Все хорошеешь, но никак не повзрослеешь, l’rine?

- Не называй меня так!

- Почему бы это?

- Я не малышка!

- Ты росла у меня на глазах, и если твой рост увеличился, то вот тут, - легко стукнул костяшкой пальца указательного по лбу Айрис, - ума не прибавилось даже на грамм.

- Откуда тебе это знать?

- Я много чего знаю, рине.

Вспыхнув до корней волос, Айрис промчалась мимо Лайса вниз, к подножию лестницы.

Мужчина коротко хмыкнул:

- И после этого она утверждает, что не ребенок. Молния, теперь ты в надежных руках. Дрессировщицу оба побаиваются, так что активно лезть не будут. А если ты еще и продемонстрируешь свое знакомство с Реной, то так вообще они готовы будут на все, чтобы не пересекать тебе дорогу.

- Они боятся Рену?

- Ее способностей, - ответил Лайс, потом махнул рукой и пошел наверх, Молния - вниз.

Кипящая Айрис особо спокойнее не стала, скорее она только умудрилась распалиться. И следовало побыстрее Дрессировщицу успокоить, в противном случае работать с вивернами ей будет противопоказано.

И Молния уже собиралась что-то сказать, когда заметила, что на кончиках длинных ресниц повисли капли влаги.

Злые слезы были настолько знакомы ей самой, что девушка и спросила:

- Ты в него что, влюблена?

Смахнув предательскую влагу, Айрис покачала головой:

- Все куда хуже. Я его люблю.

- Давно?

- Да уже лет так шестнадцать, наверное. С первого взгляда влюбилась. В его глаза.

- Глаза? - спросила Молния тихо, снова садясь на подножие лестницы.

Айрис, подумав, села рядом. Захотелось просто поговорить с кем-то, кто мог бы понять, или просто выслушать.

- У него глаза разноцветные.

- Обратила внимание, когда он нас допрашивал.

- А у нас в гильдии об этом знали только несколько человек. И я, естественно, в их число не входила. А потом был какой-то... Мероприятие что ли официальное, гильдийское. Папа представил меня всем из храма официально. Ну, я пообщалась там, потом застеснялась и спряталась на балконе. Он туда вышел меня искать, когда папа заметил мое отсутствие. Лайс снял очки, чтобы воспользоваться какой-то магией из своего арсенала, но зрачки у него светились. Я когда увидела, думала у меня поджилки сейчас затрясутся. А вместо этого поняла, что мне совсем не страшно, только сердце колотится быстро-быстро, как пичуга. Ну и...

- А признаться не пробовала?

- Лайсу то? - Айрис грустно покачала головой. - Он изворотливый, как угорь. Не захочет что-то слушать и все. Насколько он въедлив в тех случаях, когда добывает информацию, настолько же он верткий, когда считает информацию лишней.

- И сколько? Признаться ты пыталась сколько раз?

- Шестнадцать, по числу лет, - как девчонка хихикнула Айрис. - Каждый год я подкарауливала его то тут, то там. И начинались танцы на цыпочках. Я хотела признаться, а он не желал этого слушать. Но я не сдамся. Без этого я не смогу двигаться дальше. Откажет... Тоже неплохо. Буду забывать свою к нему любовь. А пока...

Молния протянула руку, с торжественным выражением лица:

- Тогда мы товарищи по несчастью. Только я сдаваться не хочу.

- Да кто бы нас спрашивал. Если учесть, что влюбились мы обе в упертых и недальновидных?

- Да-да, а еще они слишком любят решать за других, что для них лучше, что хуже! - пока слова звучали, словно в стороне от нее самой, Молния кончиками пальцев подхватила два кинжала из ножен и метнула в сторону.

Айрис ойкнула, вторя ей раздался мужской возглас и хохот, а потом воздух покрылся рябью, и волной серебристой ткани к ногам двух появившихся мужчин лег плащ-невидимка.

В первый момент, Молнии показалось, что в глазах у неё задвоилось. Появившиеся были похожи! Похожи настолько, что если бы девушка встретила сначала одного, а потом другого, она невероятно бы удивилась тому, как за те дни, что она не видела нового знакомого, он изменил свою причёску.

Оба были высокими, тщедушными, на чём только там мясо болтается? Можно было пересчитать все косточки без исключения.

И они, совершенно однозначно, были родными братьями.

Лица вытянутыми, подбородки - острыми, носы – острыми, но не крючковатыми, что можно было бы ожидать. Скулы чуть запавшие, рты огромные и то и дело расплывались в улыбке.

Красоты особой не было ни в одном, ни во втором, зато обаятельностью можно было на лету сбить даже летящую горгулью.

А ещё людьми эти двое не были.

Левый – щеголял зелёной шевелюрой, короткой, встрёпанной, торчащей прядями во все стороны. Волосы были цвета свежей зелени, когда молодые побеги ещё только пробиваются из-под земли, а почки распускают клейкие листочки, подставляя смущённо их под тепло дневных светил Нао и Лады. Не будь брата, Молния сказала бы, что он – из рода дриад, но с учётом того, что рядом стоял близнец, вне всякого сомнения было, что этот парень – полукровка дриады. И почему-то не сомневалась девушка, что это и есть Взломщик. Было в глазах этого бесёнка что-то такое.

Второй значит был Шпионом (методом исключения другого варианта не оставалось). И его волосы были куда длиннее чем у брата, тонкий хвост ниже пояса и короткая чёлка. Насыщенного потрясающего синего цвета. Тоже полукровка, только – ундин. Скорее всего, случилось одно из чудес Итаяна, и представитель народа ундин встретился с представителем народа дриад. Получился очень интересный и скорее всего магически сильный результат.

Возможно, один был магом классическим, и имел в Гильдии намного более высокий ранг, чем второй, но у второго при этом при ограниченности магического запаса, могли быть в кармане пара очень впечатляющих фокусов.

- Итак, - Взломщик покрутил в пальцах посланный стилет, хмыкнул одобрительно и склонился перед Молнией. – Значит, это ты новенькая.

- Да, - кивнула девушка.

- Айрис, - тем временем Шпион двинулся к Дрессировщице. – Сколько лет не виделись! Дай, я тебя обниму!

- А по шее?

- Так тебе нельзя. Должностными инструкциями не положено!

- А у меня новая работа, - хмыкнула Айрис, демонстрируя кончик боевого хлыста. – Хочешь опробовать эту игрушку на себе?

- Неужели ты больше не ограничена вопросами безопасности, как раньше? – синеволосый чуть отступил, не собираясь ввязываться в заранее проигрышный бой.

Айрис кивнула.

Шпион улыбнулся.

- Ну, наконец-то, мы уж начали думать, что тебя из этого притона, только притворяющегося приличным заказником, придётся воровать, как невесту по калыму. Представь нас что ли, этой девушке. И можешь представлять нормально. Ума не приложу, как это у неё получилось, но она спокойно видит сквозь нашу маскировку, и даже не отдаёт себе в этом отчёта.

- А… - Молния прикусила губу. – Маскировка?!

- Да, - кивнул Взломщик, обходя её по кругу и облизываясь. – Очень хорошо сделанная, уникальная, базируется на двух мощных артефактах, а ты их даже не заметила. Ну? Ты кто?

- Я?! – растерялась девушка.

- Ты, ты, - согласился Взломщик, останавливаясь у неё за спиной и вдыхая запах серебристых волос. – Какая красота, - протянув руки, мужчина обхватил девушку за талию и одним рывком прижал к себе, зажав девичьи запястья в хорошем захвате.

- Я вот думаю, - спросила Молния, не испытывая страха. – Ты точно полудриада? А то по замашкам напоминаешь вампира.

Руки на талии разжались, выпуская девушку на свободу. Взломщик за её спиной подавился воздухом и заржал.

- Отлично, ты мне нравишься. Моей девушкой будешь?

- Нет!

- Я почему-то так и подумал, - хмыкнул Взломщик, потом взглянул на Айрис и брата. В глаза полуундина стояла звериная тоска, которую Дрессировщица никогда не видела. – Так, ну, Айрис, ты нас представишь то?

- Ой, прости! Так, Молния, - Айрис с улыбкой взяла Шпиона под руку. – Красавец справа от меня – это Шпион. Отличный малый, но будь осторожна, если он узнает твою какую-то страшную тайну, то обязательно придержит её и потом придёт к тебе с тем, чтобы получить свою выгоду. Обаятельный малый, правда, не везёт в личной жизни. Красавчика этого зовут Алекс. Можно просто Лекс. Языкастая вредина рядом с тобой распускающая руки – это Дэн. Он Взломщик. И один из четырёх тузов гильдии.

- Чудесно, а я Молния, - вздохнула девушка. – Ну, а по раскладу я Крылатый гонец или дама.

- Не так уж и плохо, - удивился Взломщик. – Обычно когда видишь красивую девушку, можно точно знать, что даже если у неё и был потенциал в магии, она его не раскрыла. А ты значит, раскрыла. Да и если вспомнить твои таланты в метании ножей… Очень и очень неплохо. Так, слушайте, - сняв с себя куртку и набросив ей на плечи Молнии, которая дрогнула под порывом ветра, Дэн добавил: - Я, конечно, всё понимаю, но не лучше ли нам пройти в тепло? Посидеть немного поболтать, да разойтись спать. День большой уборки – это то, что лучше встречать на трезвую голову и выспавшись настолько, насколько это возможно. Или, - взглянул он на удивлённую Молнию. – Ты ждёшь ещё кого-то?

- Нет, - помотала головой девушка. – Все прибыли, кто обещался. Осталась ещё в списке буду-не буду Дриада…

- Раз Лайс здесь, точно не будет Воина, а без Воина Дриада никуда, - сообщил Шпион, потом взглянул на Айрис. – А ты? Тоже кого-то ждёшь? Или мы всё-таки перейдём в тепло?

- Мы идём в тепло. И даже более того, ребята, я вам уступлю свой домик. Я там две комнаты с помощью Рены выдраила. А сама переночую у девчонок.

- У девчонок? – Алекс вздохнул. – Рена…

- Здесь. И Глэм. И Нинель. И Яся.

- Ясно, - расстроился Дэн. – Подшутить не над кем, и завтра будет на дне уборки не только муторно, но ещё и очень скучно!

Ах, если бы только Взломщик знал, насколько он ошибается! Но… слова отзвучали, грома не зазвучало, землетрясение по земле не прокатилось, сверхъестественных последствий не последовало, и компания двинулась по своим делам. Спустя уже час территория гильдии погрузилась в сон. Спал Мастер, спала Нинель, даже во сне не выпускающая из рук чемоданчик с проклятыми моментами, который Мастер для неё достал через знакомого мастера поиска Тимура. Мужчина, отлично знающий свою работу, в этот раз на задание явился с двумя мелкими девчонками, сказав, что это – его сестры. Его жена осталась дома, беременная. Влажный воздух душной тропической Сантаны был ей противопоказан.

Спали братья – Взломщик и Шпион.

Спали Молния, Айрис и Рена. Дрессировщица и Воровка, неожиданно обнаружив в лице Молнии плавное переходное звено, обнаружили, что могут стать отличными подругами, и, подумав, начали строить дружбу.

Спал Глэм, и сон его был неспокоен. Близилось что-то недоброе, что-то, что лучше было бы не звать в жизнь неудачников.

Спала Яся, и сон Ясноглазой был крепок и полон боем барабанов. Близились тяжёлые времена.

Заснул за столом Лайс. Бумаги, которые он принёс с собой, ветерок, впущенный в комнату, разметал по столу и полу.

ТенРю, распустив свои кольца, с интересом смотрел на гильдию Чёрный Храм. Последний кусочек головоломки стал на свое место, и история пришла в движение. Небожители делали ставки и присматривали за своими любимчиками.

Впереди был день Большой уборки…


Вставать пришлось в шесть утра. На ногах к этому моменту были только Мастер и Лайс, и два мастодонта отлично себя чувствовали. Рена, отчаянно зевая, повесилась на плече нервничающего Глэма и на окружающий мир реагировала неохотно. Взломщик и Шпион, подпирая друг друга, пили кофе из огромных литровых кружек. Нинель что-то тихо обсуждала с Ясей. Айрис, усевшись на земле около склада, листала один из талмудов по разведению виверн. Молния, в явном нетерпении подпрыгивала около дверей огромного склада. Ей единственной было очень интересно, что там такое, и почему все с таким ужасом реагируют на то, что там внутри. Всего на день уборки собрались десять человек.

- Итак, попрошу минуточку внимания, - Мастер окинул взглядом своих подопечных. – В виду того, что нас сегодня чётное количество, мы с вами разделимся на пары. И вместе будем разбирать первый квадрат. Я не жду, что мы с вами повторим один из рекордов прошлых лет, но было бы неплохо, если нам удастся первый квадрат разобрать хотя бы на треть.

- На треть? – пробормотала изумленно Молния.

Но её никто не услышал. Всем было куда интереснее, в каких парах члены гильдии отправятся на раскопки.

- Наёмница со Взломщиком. Яся, я попрошу тебя отдельно взять на прицеп Дэна, присмотри, чтобы он никуда не влез и не навредил сам себе.

Наёмница понятливо кивнула, Взломщик, бросив на орчанку тоскливый взгляд, поник. Ему хотелось быть с Молнией или Айрис. Впрочем, ещё был вариант похуже, если бы поставили вместе с Нинель или Реной. И вспомнив, что всё познается в сравнении, Дэн воспрянул духом.

- Продолжу. Дрессировщица сегодня витает в облаках. Опасно витает, я бы сказал, - Мастер посмотрел на дочь, покачал головой. Судя по талмуду, с которым она ела и ходила повсюду, Айрис была уже в мечтах о том дне, когда маленькие виверны поднимутся в воздух. – Попрошу присмотреть за ней Мечника.

- Нет! – вскрикнула Дрессировщица, осознав, что Лайс рядом с ней в опасной близости.

- Да, l’rine, да, если бы смотрела по сторонам осмысленнее, думаю, Мастер выбрал бы для тебя кого-то более молодого. Но не расстраивайся, день большой уборки пройдёт быстро.

- Да, да, - хмыкнула Дрессировщица, беря себя в руки. – Целых восемнадцать часов ада. Совсем быстро.

- Продолжим, - Мастер окинул взглядом оставшихся. – Глэм, Рена на тебе. Уж прости, я понимаю, что Охотник в паре с Воровкой это немного не то сочетание, на которое ты надеялся, но Ясю я тебе дать не могу. А с Нинель ты не справишься. Алекс…

- Да я понял, - кивнул Шпион. – Мечтательница на мне.

- В прошлый раз вы отлично справились вместе, - одобрительно улыбнулся Мастер. – Главное, вовремя присматривай, чтобы она не потянулась за проклятыми игрушками. У тебя на них отличная интуиция, а вот наша милая Нинель не всегда может отреагировать вовремя. Осталась Молния? Ты со мной.

Надеясь, что выражение лица осталось неизменным, Молния кивнула, хотя внутри всё ликовало. Лучше быть просто не могло! А если ещё этот склад окажется хоть немного интересным, то всё будет ещё лучше, чем просто «замечательно».

Огромные двойные двери пронзительно заскрипели, открываясь под натиском четырёх мужчин. В лицо пахнуло плесенью, пылью. Глэм, круто повернувшись, перехватил за шиворот Рену, уже было собравшуюся мчаться немедленно за ведром и шваброй.

- Рена. Стоять.

- Но там же!

- Да, там же. Поэтому это день большой уборки.

- Хм, - Молния, уже успевшая проскользнуть в огромный зал, покачала головой. Так не должно было. Вот этих завалов, этого затхлого воздуха. Конечно, вряд ли все это сортировалось само по себе, но и такие завалы хлама образовываться не должны были.

Недовольно потерев нос, чтобы не расчихаться, Молния огляделась, выбирая наиболее оптимальный маршут, закатала рукава, и пока её никто не успел остановить двинулась по горам насыпного хлама и не хлама наверх.

- Куда, егоза?! – возмутился снизу Мастер.

- Сейчас вернусь, - пообещала Молния в ответ. – Вот сейчас, вот… одну минуточку буквально!

- Молния! – Рена, просунувшись в дверь, попробовала найти взглядом подругу и не получилось. Потому что горы разнообразных вещей надежно её закрывали.

Откуда-то со стороны дальнего угла донеслось ойканье, вслед за ним возмущённое: «Кому оторвать руки?!» и не понимающее: «Э?! Кто это делал?!» А потом распахнулись окна и… склад лишился крыши.

Потоки сумеречного света Лады скользнули по завалам, погладили по щеке мастера и радостно помчались высвечивать другие интересности. Свежий воздух наполнил склад и стало можно дышать полной грудью.

Молния же нашлась … на потолке, двигаясь по потолочной балке к третьей части старого артефакта, девушка опять злилась на себя. Боевая стезя, выпускница, чуть ли не отличница! А на деле – косорукая бездарность.

«Не хочу жениться», - мрачно подумала девушка. – «Я хочу учиться! Я оказывается, столько всего не знаю, что мне даже стыдно! Ага, вот ты где красавчик. Нет, маленький, не надо прятаться. Я кому сказала не прятаться и не дёргаться! Что у нас тут? Так, опять недостаток магии и… износ слишком высокий. Ещё пару годиков потерпишь? А потом я тебе пару дублирующих контуров поставлю. Что такое существует я уже знаю, а как это работает абсолютно не в теме. Ты только потерпи немножко, пожалуйста!»

Артефакт, до которого девушка доползла, оказался капризным.

- Я тут немного застряла, - свесилась Молния немного, - вы это… занимайтесь пока разбором вещей, я тут побуду и спущусь потом сама.

- Что он делает хотя бы?

- Ммм… Сортировку первичную осуществляет базовый артефакт, который внизу. Он сейчас практически не работает, а долезть до него я не смогу никак. Артефакт, который я уже запустила, правда, по тонкости работы это можно сравнить с мощным пинком под… кхм… ну, в общем, с несправедливым пинком…. Ой, отвлеклась, так вот, тот артефакт, что уже работает – это артефакт микроклимата. А тот, до которого я добралась сейчас выполнял обычно сортивровку уже здесь, на складе. По классификатору. Там, присмотритесь, где-то на стенах должны быть таблички.

- Таблички на стенах? – поинтересовался Глэм, не выпуская Рену из вида. Эльфу с острым взглядом не составило особого труда найти то, о чём говорила Молния. – Ага, есть. Книги… ?! Кресла, шкуры… Шкатулки. Что это?

- Раньше всё само собой разделялось по местам. Там, мягкое в одну сторону, тёплое в другую, - пояснила Молния, перевернувшись на спину и вытащив пару магических щупов, осторожно копающаяся в артефакте. Запускаться с налёта он не захотел, и теперь приходилось проверять каждый узел, чтобы понять, что именно отказывается нормально работать. – Причём, каждая вещь имела свой… срок хранения, скажем так. Например, если за пять лет кресло, которое сюда попало, так и не было использовано, оно перемещалось в другое место, само по себе.

- То есть? – Лайс, поддержав за локоть подсользнувшуюся Айрис, закинул голову наверх. – Всё сортировалось? И потом каждый мог просто пройти по складу, подойти к секции и взять именно то, что ему нужно?

- Что-то типа этого. Вроде бы какие-то ограничения существовали, но… это слишком для меня, не понимаю.

- Я взгляну? – поднял голову Дэн.

- Ты в этом разбираешься?

- По роду деятельности изучал… Не знаю, получится ли у меня найти слабый узел, но…

- Так, - Мастер вздохнул. – Я понял. Нам нужен мастер-артефактор, который мог бы прийти, чтобы…

- Нельзя! – свесилась вниз Молния. – Никак нельзя! Совсем нельзя! К этому артефакту никого чужого даже близко нельзя подпускать! – встревоженная девушка даже забыла о том, в каком подвешенном состоянии находится. – Он очень уникальный. Тут такие узлы, которые в учебнике не найти! Поэтому…

Мастер вздохнул.

Шпион заинтересованно навострил уши.

- О! – обрадовалась девушка, найдя его взглядом. – Я знаю! Алекс, а у нас в гильдии никого нет, кто интересовался бы артефактами? Ну, там не знаю. С учебной или исторической точки зрения?

- Почему ты спрашиваешь у меня?!

- А у кого ещё, ты же здесь всё знаешь про всё и про всех.

Потеряли дар речи все дружно. Потом Мастер отвернулся, чтобы скрыть подрагивающие от смеха плечи. Рена окончательно проснулась, потом воззрилась на Шпиона. Алекс же не мог найти достойного ответа. Он действительно знал всё и обо всех, но никто не смел использовать его знания для собственного благополучия!

- А что мне за это будет? – наконец, сообразил он.

- А что ты хочешь?

- Айрис на свидание, - скосил Шпион взгляд на Дрессировщицу.

На этот раз дар речи потеряла уже она.

Потом… вспомнив о том, что другие не знали… кивнула.

- Я согласна.

- Как всё отлично складывается! – обрадовалась Молния, возвращаясь обратно на балку и отползая, чтобы не задеть артефакт сортировки. – Тогда пока можно и посмотреть, чего тут такого интересного водится!

- Осторожно! – крикнула Рена, но не успела.

Неудачно повернувшись, Молния сорвалась с балки… И… приземлилась на руки Мастера.

- А говорила не егоза, - укорил он, ставя девушку на ноги, обернулся. Члены гильдии смотрели по сторонам с тоской, понимая, что… - Чего стоим? – подтвердил Мастер самые страшные ожидания. – Артефактора ещё найти надо, точно так же, как ему сюда добраться. Ну, или может быть, решим эту ситуацию по-другому, а пока не стоим, ребятки. Начинаем! У нас по плану и графику день Большой уборки!

Глава 12. Находки большие и маленькие.


Глава, в которой неудачники разбирают залежи на складе,

Молния радуется жизни, а Глэм и Рена устраивают соревнование.


День большой уборки начался. Участок, который предстояло разобрать, Мастер разделил на пять равных долей высокими иллюзионными стенками. Слева от Молнии оказалась Айрис с Лайсом, справа - Глэм и Рена.

Пока руки занимались одним делом, мысли девушки бродили в стороне от нее самой - магесса думала о найденном артефакте сортировки. Дышал этот чудесный образец чужого гениального творчества на ладан, и естественно его силы, даже накачай его Молния под завязку, не хватило бы, чтобы разобрать весь склад. Если быть точнее, вряд ли это возможно было бы сделать магией! Скорее, всей гильдии Черный храм предстояло однажды собраться, посидеть на складе недели две, разобрать всё руками. А уже потом, на освобожденные места артефакт смог бы разносить предметы.

С учётом всего известного получалось, что в артефакте коротил блок безопасности, отвечающий за консервацию артефакта. Такие блоки встраивали в артефакт, если предполагаемый срок службы был больше полутора-двух тысяч лет. И с тем учётом, что склад был не пуст, не срабатывали блоки, отвечающие за взаимодействие с окружающим миром.

Погрузившись в свои мысли, Молния отрешилась ото всего. В общую корзину складывалось все подряд, разве что с магическими ярлычками - что куда. Мебель решено было не продавать, а использовать для первичной обстановки замка. Аналогично собирались поступить с предметами украшения и оружием. А на продажу отбирались украшения, артефакты и амулеты. Их Молния складывала в отдельные корзины.

Те, кто часто занимается умственным трудом, хорошо знают, что разгрузить мысли хорошо помогает механическая работа. Повтор монотонных действий помогает успокоиться. И пока руки занимаются каким-то делом, в голове воцаряется звонкая-звонкая пустота.

Именно в таком состоянии решаются самые сложные задачи, а еще подмечаются интересные моменты в окружающей жизни. Именно мелочи зачастую могут рассказать о людях намного больше чем любые их пафосные слова и излишне громкие дела.

Пока брала новую корзину, Молния обратила внимание на Нинель. Мечтательница с одухотворенным видом сжимала книгу в твердом переплете, но вид у нее был при этом... Ощущение было такое, словно Молния переместилась на пять лет назад во времени. Когда первая красавица курса ради какой-то контрольной работы шла на свидание с первым ботаником курса. Вот как раз перед таким свиданием у прекрасной дивы был именно такой вид: «Я отдаю себе отчет в том, что это нужно мне самой, но это ужасно скучно, глупо, у него потные руки и он совершенно не умеет целоваться!»

В общем, тот еще вид, подозрительный, нарицательный и даже, пожалуй, что и отрицательный.

Алекс, он же Шпион, на Нинель посматривал искоса, когда Мечтательница тянулась к какому-то новому предмету, но взгляд его куда чаще был направлен на Айрис. Ясю и Дэна-Взломщика с позиции Молнии видно вообще не было.

Зато было целое поле для наблюдений со стороны Глэма, Рена, Лайса и Айрис.

А посмотреть было на что.

Айрис вот уже час, наверное, пыталась добраться до какой-то завлекательной для нее палки. Убиралось все в сторону. Магесса, как самка виверны, охваченная строительным инстинктом, все раскидывала в разные стороны, стараясь добраться до заинтересовавшей ее вещи. Всякий хлам складывался в ящики, достойные вещи в корзины, а палка все никак не поддавалась. Раз, второй, третий – завал не уменьшался, и тогда Айрис рискнула попробовать палку вытащить просто так.

Сжав руки на ней, Дрессировщица потащила предмет на себя, обиженно ойкнула и оказалась на полу. Палка как была заложена среди всего хлама, так и осталось.

Лайс, повернувшись, покачал головой. Молча поднял девушку за шиворот, отвернулся, протянув руку, взялся за оголовье того самого предмета и потянул на себя. Спустя мгновение на коленях Айрис оказался посох, в который девушка вцепилась с абсолютно счастливым выражением лица. Что уж это такое было важное, Молния не могла себе даже вообразить.

А вот второй интересный момент тоже у этой парочки произошел немногим позднее. Уже после обеда, когда Айрис потянулась к какой-то коробке, Лайс отрывисто крикнул:

- Ложись!

И за мгновение до того, как «подарочная» коробка взорвалась огненным дождем, рванул девушку за плечо и толкнул на пол, накрывая собой.

Потом, как ни в чем не бывало, хмыкнул, поднялся и поднял Айрис со словами:

- Ребенок, ты сегодня рассеяна сверх всякой меры.

Упрек был справедливым. Да, в складе последние пятьдесят лет точно находились во время уборок не только полезные вещи, но ещё и опасные для жизни подарки. Айрис же не нуждалась в том, чтобы ее спасали! Скорее, это она присматривала за начинающими членами гильдии, новичками в днях Большой уборки или такими рассеянными магами, как Нинель.

Но сейчас, Дрессировщица понимала, что она не права, что она действительно не в своей тарелке. И даже не став кричать, что она не ребенок, Айрис тихо сказала:

- Извини.

И в глазах Лайса Молния увидела искреннюю заботу. Не любовь, совсем нет, но тепло и забота в его глазах были, покровительственные, снисходительные и очень тёплые чувства.

У Рены с Глэмом дела с разбором их сектора обстояли лучше всех. Ловкие эльфы комфортно себя чувствовали посреди всего хлама, и помимо этого - устроили соревнование. Насколько между делом уловила Молния, суть заключалась в следующем: каждый предмет себе - ноль очков; предмет из хлама - одно; в общую корзину - два; артефакт или драгоценность на продажу - три. Кто первым достигнет юбилейной цифры - загадывает желание. Сто выбил первым Глэм, и его желанием было забрать из корзины Рены один из отобранных ей кинжалов. Молния хорошо уловила, какой радостью вспыхнули глаза темной эльфийки. Можно было даже не сомневаться в том, что этот кинжал появился в корзине девушки не случайно. Она намерено его отложила для светлого.

Триста очков выбила Рена. Что именно она захотела Молния не видела, также как и не знала желания Глэма на пятистах очках. Зато на тысяче, уже ближе к концу дня, она была очень близко к ребятам, чтобы и услышать, и увидеть мимолетный момент.

Рена с радостной улыбкой положила в корзину на продажу тонкую диадему и показала на свои очки:

- Тысяча!

- Да я уже вижу, - с тоской покосился эльф на свои девятьсот девяносто восемь. - И? Что на этот раз ты хочешь?

- Поцелуй!

- Что?

- Поцелуй, - улыбнулась Рена. - Ты. Меня. В щеку.

- О таком и речи быть не может!!! - рассердился Глэм.

- Значит, отказываешься и проигрываешь мне желание? Большое, полнокровное и ничем не ограниченное?

В алых глазах прекрасной дроу стояло обещание чего-то очень страшного, и Глэм дрогнул, отрицательно покачал головой:

- Нет. Я еще не проиграл, я наберу раньше тебя полторы тысячи очков и выиграю пари!

- Ха! Это мы еще посмотрим, - вздернула голову Рена.

- И смотреть нечего, - Глэм, явно проклиная себя, что не обговорил, какие желания использовать нельзя, подошел к ожидающей его мучительнице. Посмотрел на ее счастливое лицо и сказать об этом не смог. Только тихо попросил: - Закрой глаза.

И Рена послушно закрыла. У нее была очень мягкая кожа, пахнущая лавандой и паприкой, гладкая и нежная.

Отстранившись, Глэм ожидал, насмешки или одобрительного жеста, но Рена напевая двинулась обратно к их сектору, добавив:

- Я обязательно выиграю!

Но к концу дня выиграл все-таки Глэм. Самую ценную вещь, которая осталась последней, получил именно он, подхватил и опустил в корзину продаж, вырываясь вперед на семь очков. Сектор этой пары в результате их игры-соревнования был расчищен полностью.

Молния, с удовольствием разбирающая безделушки, была абсолютно всем довольна, и даже не возмущалась против хлама, которого на складе было полно. Разбирала сноровисто вещи, поглядывая иногда на Мастера (когда была уверена, что за этим заданием ее не поймают), и пополняла неустанно общие корзины.

К тому моменту, как день Большой уборки завершился, в «активе» Молнии помимо короткого мгновения, когда Мастер поймал ее с потолка, появились еще несколько чудесных мгновений. За каждое из которых она продала бы душу любому демону, а тут получила все сразу и бесплатно.

Вначале, еще когда в секторе было очень много хлама, она столкнулась с Мастером руками. Большая ладонь накрыла ее ладонь своей, чуть погладила и пропала. А девушка уговаривала себя, что краснеть это на диво плохая идея.

Потом был общий обед. Вся компания магов сидела на улице, на расстеленном покрывале, объедаясь приготовленными вкусностями. И рядом с Молнией сидели Мастер и Взломщик-Дэн. И если Дэн всех смешил, то Молния не столько смеялась, сколько глядя на Мастера восхищалась его улыбкой, его смехом.

Айрис ехидничала с Шпионом-Алексом, замученная Рена на обеде Глэма не трогала, смотрела в хрустальное небо, счастливо улыбаясь. Нинель перебирала найденные книги, Яся - отобранные ножи, обсуждая вместе с Лайсом клейма на них.

Было так хорошо быть вот так, друг рядом с другом!

И когда Мастер, встав, предложил Молнии руку, она приняла ее, даже не дрогнув, с искренним удовольствием и лукавой улыбкой. А в животе порхали лукавые бабочки.

Насекомые исчезли во время работы, а вернулись, когда Мастер разбирал огромный ларец, найденный среди всего завала.

- Молния.

- Да, Мастер?

- У тебя уши проколоты?

- Да, - кивнула девушка, поднимая голову. Она не ожидала того, что Мастер будет так близко. И уж тем более Молния не могла даже осмелиться предположить, что случится дальше.

Скользнув ладонью по её щеке, мужчина сдвинул в сторону выбившиеся серебристые пряди и приложил к чуть покрасневшему уху что-то прохладное и довольно кивнул.

- Да, тебе - идет.

А потом не добавив ни слова, опустил длинные серебряные серьги с маленькими молниями в корзину с лично отобранными ей вещами. А Молния еще минут десять не могла вернуться в монотонно-рабочий настрой.

Пожалуй, что еще следовало указать, так это то, что много себе девушка вещей не выбрала. Два отреза совершенно дивной ткани: один Молния нашла сама и была буквально ошеломлена перламутровым сиянием ткани. Второй отрез, плотный, на шторы и покрывало, принесла мурчащая Рена. На обмены предметами, естественно, не было никакого запрета. Когда было больше людей на уборке – обмены были способами немного разогнать скуку или найти что-то очень полезное. Маленькие подушечки, целый комплект в виде смешных пушистых плюшевых зверей, оказался в корзине девушки благодаря Дэну. Впрочем, Взломщик в накладе тоже не остался - Молния отложила для него набор эльфийских отмычек, найденных в груде разного хлама.

Венчала отобранное длинная элегантная шкатулка, которая просилась в руки. Внутри в крышке было зеркало, а сама шкатулка оказалась разделена на отделения и была идеальным вариантом для девушки, которой пришло в голову, что драгоценности не такая уж плохая и бессмысленная вещь.

Еще меньше вещей были у Мастера и Лайса. Первый выбрал каких-то две книги в толстом переплете, а второй - хрустальный шар-артефакт, горсть обычных камней в стеклянной банке (мешок, в котором они были совершенно истончился) и самый простой кисет.

Что там было у остальных, Молния не приглядывалась, в корзинах остальных было много всего, особенно у Рены, которая набрала наверное несколько килограмм разных мелочей.

Когда второе кольцо ТенРю потускнело, день Большой уборки был завершен. Корзины убрали в склад, крыша вернулась на место, закрылись окна, а гильдийцы, разделившись на две группы, отправились на горячие источники. Девушки отдельно, мужчины отдельно, и единственной, кто воздержалась от общей бани, была Нинель.

- Мутная она какая-то, - пробормотала Айрис, опускаясь в горячую воду. - Но как ни посмотрю, не могу понять, почему раз за разом делаю такой вывод!

- Может быть, потому что она слишком нарочитая? - предположила Рена, откинув голову на край каменного круга, окружавшего источник. - Ну, знаешь, она словно бы играет и переигрывает. Яся, а ты что скажешь? Ты в людях разбираешься зачастую лучше нас.

Орчанка отложила в сторону мочалку, облилась ведром воды, и вошла в источник, окунулась с головой, и только потом ответила на вопрос Рены:

- Если бы я сказала, что она мне абсолютно не нравится, я бы сказала неправду. Но в некоторые моменты, я не могу ее понять, она даже немного пугает.

- А как она появилась в гильдии? - поинтересовалась Молния, не спеша рассказывать о сделанных самой выводах.

- В двенадцать лет пришла, - отозвалась Айрис задумчиво. – Если я правильно помню, папа очень долго не хотел ее принимать, но на него надавили. Чем не знаю, но в какой-то момент в гильдии появилась новая магесса. Я точно не помню всех обстоятельств, мне было интереснее общаться с Глэмом, Дэном, Алексом. Тогда же я занималась работой, и как-то не присматривалась к тем, кто состоит в гильдии. Да и потом… не особо этим озадачивалась, поэтому и с Ниной особо не знакома. Не уверена, что о ней много кто знает хоть что-то. Кажется, даже наш Шпион провалился, когда пытался вызнать подробности. Молния, а на твой свежий взгляд? Какая она?

Молния задумалась. Что она могла твердо сказать об этой самой Мечтательнице?

- Я бы сказала, что она мне не нравится, но тут дело в том, что она нравится Мастеру, она в него влюблена и она с ним кокетничала! - против воли в голосе девушки прозвучало неподдельное возмущение, впрочем, она с собой тут же справилась. - Так что никакой беспристрастности от меня можно не ждать. Могу сказать еще только, что в действительности она интересуется только монетами, ни очаровательные безделушки, ни книги ее не интересуют. И еще... её магия мне не нравится. Она действительно «дама» в раскладе?

Айрис присвистнула, Яся одобрительно кивнула, а Рена подалась ближе к подруге:

- Вот-вот, магия! А насчёт безделушек никогда не приглядывалась, но звучит интересно.

- Пока не время для этого, - заметила Яся.

- Ты что-то видела? - спросила тихо Айрис, знающая о пророческих снах Ясноглазой. В ответ орчанка с грустью покачала головой:

- Я слышала только бой барабанов. Впереди тяжелые времена, и очень скоро нам станет не до тайн других членов гильдии.

- Яся, мне вот только сейчас в голову пришло спросить, а когда твой народ покидает Итаян?

- Уже через шесть лет, - Ясноглазая запрокинула голову, изучая темное небо. - Они уйдут в небо. Пройдут по хвосту ТенРю: дети, старики, взрослые, они пойдут с гружеными повозками, со стадами овец и коров, с собаками и прирученными волками. Нам повезло, мы получили второй шанс, но до сих пор я не могу понять, к добру ли это.

- А ты пойдешь? - спросила Рена тихо.

- Нет, - не задумалась Яся с ответом, - я останусь здесь, в Гильдии, со всеми вами, и той жуткой работой, которую нам приходится выполнять.

Айрис поморщилась:

- Вот уж точно, что жуткую. И, кстати, девочки! Давайте завтра махнем за покупками? До обеда мы уже получим свою партию золотых и сможем их потратить. Молния, ты как?

- Я - пас, - расстроилась девушка, - подновить гардероб мне бы не мешало, но завтра иду подавать документы на обучение раз и на квалификационный экзамен - два.

- Яся?

Орчанка медленно качнула головой:

- Я бы и рада, но на завтра есть планы.

- Работа?

- Да.

Айрис взглянула на Рену:

- Ты?

- Свободна! - пропела та, потом задумалась: - Может разобьем список покупок на две части и потом в другой раз прогуляемся уже вчетвером?

- Отличная идея! - обрадовалась Айрис, - девчонки, как насчет такого варианта?

- Почему бы и нет, - согласилась Яся, - мне в гардеробе не помешают пара новых вещей.

- И я за! Только, - тут же добавила Молния, - нам понадобится или тележка, или носильщик! Очень злой, чтобы воришки даже не помышляли об ограблении и очень выносливый, чтобы смог унести все наши покупки.

- И достаточно терпеливый, чтобы вообще пережить большой заход по магазинам, - насмешливо поддакнула Айрис. - А то кого из парней не спроси о компании по магазинам и начинается приступ лихорадочного изобретения отговорок чуть ли не до падения обморок. Хилые парни сейчас, хилые! А тех, что могли бы вынести любой поход - никаким калачом в магазины не заманишь!

И звонкий смех зазвучал над женской стороной источника.

Глэм, вскинув голову, прислушался и вздохнул:

- Как же хорошо, что я завтра на работу. Леди решили прогуляться по магазинам. И становиться жертвой их уговоров мне бы не хотелось.

- Магазины? - Шпион вынырнул из воды, отжал волосы и устроился на бортике сохнуть. - Разве магазины это страшно?

- Не передать насколько, - передернулся Взломщик, не раз принимавший участие в прогулках по торговым рядам с очередной зазнобой. Мысли Дэна от зазноб перепрыгнули на новенькую и он тут же поинтересовался: - Мастер, а откуда новенькая малышка взялась и когда?

- Три года назад, прямо с последнего курса боевого факультета университета магических наук, - отозвался ровно Мастер.

- И что такая звездочка забыла в Черной гильдии? – донёсся скептический вопрос сбоку.

- То же, что и все остальные, Лайс.

Мечник хмыкнул.

- А она сама об этом знает?

- Пришлось рассказать о карателях, хотя саму инициацию она до сих пор не помнит, - мужчина закинул голову к темному небу и неожиданно добавил: - И не надо.

- Ого, - пробормотал Дэн, - Мастер, да у вас на нее виды! А я только задумался о том, что надо бы приложить все усилия, чтобы она стала моей девушкой.

- Кто тебе мешает это сделать?

- Так с вами соревноваться абсолютно бесполезно! Скорее даже вредно для собственной самооценки. Я просто... - Взломщик задумался, вспоминая однажды сказанное Мастером, - обаятельный шалопай, но при этом жуткий лентяй и раздолбай. Если сравнивать девушка будет меня с вами, я обречен на поражение до начала сражения!

- Дэн, - Мастер покачал головой, - во-первых, ты снова делаешь поспешные выводы, во-вторых, ты упускаешь из перечня свои несомненные положительные качества. В-третьих, после того, как я тебе о таком сказал, прошло уже почти двадцать лет. Наконец, ты стучишься головой в открытую дверь.

- Мастер?!

- Если ты хочешь пробовать - пробуй, и не смотри на то, какие перед тобой препятствия. Что же касается самой Молнии, посмотрим насколько хватит твоего порыва.

Глэм спрятал смех, окунувшись в воду. По губам Шпиона расползлась улыбка. Это как раз было одним из очень паршивых качеств брата – надолго его не хватало, нигде и ни в чём. Даже в любви! Он добивался внимания девушки за неделю тотальной осады, потом неделю был с ней очень мил и восхитительно галантен. Третью неделю с очередной своей пассией он проводил в постели. На четвертой неделе они ссорились, примирялись, а потом роман заканчивался. Дэн находил новую жертву, девушка, недоумевая, что она нашла в этом парне, была в любом случае благодарна за месяц ярчайших ощущений, но повтора не хотела и попыток Дэна удержать не делала. Взломщик же сам каждый раз влюблялся по уши и клялся, что в этот раз все точно навсегда!

Но проходил месяц, и все начиналось сначала.

Исключений в списке не было.

- Лучше не начинай, - посоветовал Лайс.

- Ого! Малышка с серебряными волосами пользуется популярностью! Уважаемый Мечник тоже в ней заинтересован?

По губам Лайса скользнула легкая ухмылка, но Дэна пробрало до костей:

- Меня не интересуют дети, Взломщик. А недавняя выпускница университета - именно что ребенок. Мой совет касался только тебя. Если не хочешь выглядеть дураком, не приближайся к девушке. Если приблизишься, твой список пополнится уникальным исключением, а ты сам приобретешь незабываемый опыт.

Взломщик притих. Слова то звучали разумно и даже почти без эмоций, но вот в глазах Лайса насмешка была прописана огромными буквами.

- Говоря о новом опыте, - Мечник, поняв, что ответа от сбитого с толка Дэна не дождется, взглянул заинтересованно на Мастера. - А ты еще не решил жениться? Айрис не помешала бы женщина на ее стороне, а то твой ребенок не всегда точно может просчитать последствия некоторых своих поступков, но по поводу которых к тебе за помощью не пойдет. К тому же, у тебя большой выбор кандидатур.

- Лайс?

- Да?

- Заткни свой сарказм, - Мастер подтянулся и вышел на бортик. - А то начну думать, что твоей повышенной на сегодня ехидности что-то способствовало.

- Нет, не надо думать, - тут же отреагировал Мечник. - Не собираешься жениться, и ладно. Хотя сколько можно то вдовцом ходить! - добавлять, что глупо соблюдать траур по женщине, которую Мастер в отличие от Лайса не особенно то и любил, Мечник не стал.

Глава гильдии повернулся, растираясь полотенцем, нашел взглядом старого друга-соперника.

«Так и не простил?»

«И не прощу».

«Тогда почему не уйдешь?»

«Потому что работа карателя - это то, на что личные чувства влиять не должны. Потому что эту гильдию она любила больше тебя».

Мастер кивнул, повернулся и не говоря ни слова, накинул на себя халат и двинулся к общему дому, где гильдийцы собирались собраться все вместе и отметить благополучное окончание дня Большой уборки. Предстояло связаться с торговым представительством, занимающимся продажей товаров от дня Большой уборки, затем надо было рассмотреть и при необходимости досортировать предметы на продажу. Разделить уже найденное золото на равные доли. На него - как и на продажные вещи действовало правило - сорок процентов в казну, остальное делится поровну между всеми участниками. Золота в этот раз нашли много. Видимо без хозяина остался какой-то клад и шестнадцать тысяч золотых фаров были собраны из самых разных мест. Каждому из участников утром надо было выдать по шестьсот сорок золотых.

Такие урожайные золотые уборки были редкостью, но иногда убирающиеся срывали огромные куши. Пару раз находили драгоценности и артефакты стоимостью выше нескольких сотен тысяч золотых. Хотя бывало, что за такие драгоценности, неудачники ничего не получали. Так, четыре года назад так среди всего хлама была найдена диадема одной из принцесс правящего дома. За возврат дом поскупился, вознаграждение составило всего тысячу золотых, зато сама принцесса была счастлива и от всей души пообещала для ее самой теперь любимой гильдии удачи. Пожелание было услышано, и мир его исполнил. Пришли в движения какие-то законы, и гильдия, которая пыталась отобрать у Черного храма их земли, потерпела в суде сокрушительное поражение. И если тогда Мастер только недоумевал, зачем это кому-то было надо, то после находки Источника и плетельщиков, все становилось на свои места. Об этом знал кто-то чужой даже до того, как узнали сами каратели. Откуда? И почему эта информация всплыла только сейчас? Вопрос хороший, но немного не своевременный, и что более важно, совершенно напрасный. Потому что с какой стороны к нему подбираться, Мастер не знал. Также, как было не очень понятно, кому можно доверить тайны, появившиеся в гильдии, и попросить о помощи. Лайс был бы хорошим вариантом, но вместо согласия помочь от желчного Мечника можно было услышать и «Так тебе и надо». Можно было приказать, как у главы гильдии у Мастера, естественно, была такая возможность, но если упустить из вида его фобию, толку от такого приказа все равно бы не было. В некоторых вопросах Лайс был куда упрямее любого осла.

Хмыкнув, Мастер свернул и вместо того, чтобы идти в общую гостиную, двинулся в собственный кабинет. Найденные дневники прошлого Мечника из гильдии Черный храм казались ему куда более интересной компанией, чем быть вместе с развлекающейся молодежью и видеть, как Дэн берет в осаду новую девушку...

Мастер не отдавал себе отчета в том, что тот червячок, что пробрался в его сердце и подтачивает спокойствие, называется ревностью. Не знал он и том, что сама Молния на празднике не появилась. Примерив перед зеркалом новые серьги, девушка сняла свои старые и положила их в новую чудесную шкатулку. Тогда же она и заметила это - кусочек пожелтевшей от времени бумаги, показавшийся из-под обивки. На то, чтобы вытащить свою находку, не повредив при этом ни ее саму, ни шкатулку, ушло достаточно времени, на исходе которого перед Молнией легла карта. Огромная карта первого этажа подземелий живого замка «неудачников», на которой в трех местах стояли красные крестики, что-то несомненно обозначающие.

Молния так и просидела над картой до утра, пытаясь сориентироваться и понять, можно ли дойти до этих красных крестиков сейчас - в новых условиях, выходило, что может «да», а может и «нет».

Спрятав карту в потайное место, зачарованное Молнией, девушка так и уснула сидя за столиком, и на праздник так и не пришла, перенеся осаду в исполнении Дэна еще на пару дней...

Глава 13. Любовь в алхимическом рецепте.


Глава, в которой Молния идет по учебным делам,

А Рена и Айрис попадают в беду.


Утром, когда сработал магический будильник, Молния никак не могла понять, чего он вообще в такую рань трезвонит, если день Большой уборки вчера счастливо закончился?

Потом взгляд девушки скользнул по комнате и остановился на темно-синем сарафане, повешенном на плечики, белой блузке. На полу стояли в коробке новенькие сандалии, а на краю стола – лежала стопка документов. Сон слетел луковой шелухой!

«Я же иду подавать документы в университет и сдавать квалификационный экзамен на источниковеда!»

Ощущая, как в глубине души танцуют радостные искорки, Молния сбегала в ванную, потом выпила чашку чая. Из-за волнения не удалось в себя пропихнуть даже свежую булочку, но она не думала, что задержится надолго. Немного постояла посреди комнаты, переоделась, и сбежала по крыльцу на улицу, столкнувшись внизу с Лайсом и Глэмом.

- Ты куда так рано? - изумился подтянутый эльф, чувствующий себя отлично, несмотря на ранний подъем после позднего отбоя.

Лайс рядом на взлетной «площадке» проверял своего оседланного грифона. Глэм прихватил грифона, арендованного Реной, собираясь на обратном пути его вернуть в конюшни.

- Я в университет, сдавать экзамены! - пропела Молния, - а вы? На работу?

Лайс кивнул, голова у начальника отделения по борьбе с браконьерами уже была занята рабочими вопросами.

- Точно, - согласился Глэм. - Тебя, может, подкинуть?

- Нет уж, спасибо, - махнула рукой девушка. Качнулся высокий хвост, звякнули сережки-молнии в ушах. - Я своим ходом, увидимся!

- Удачи, - от души пожелал Глэм.

Молния улыбнулась ему благодарно, раскинула руки и серебристой вспышкой растаяла в небе. Только ее и видели.

Лайс и Глэм попрощались и разлетелись в разные стороны. Началась рабочая неделя.

И кому как, а Молнии, например, это очень даже нравилось! Она любила понедельники еще со времен университета, потому что именно в этот день были пары по источниковедению, и именно в этот день были пары у одного из самых уважаемых девушкой преподавателя - у Шмеля.

Теперь он, правда, не преподавал, и Молния, не знающая истинной причины ухода Шмеля из университета, искренне об этом жалела.

Документы у девушки приняли быстро, и сразу - на пятый курс. Первые два курса студенты университета магией по сути дела и не занимались. Медитации, физическая подготовка, общие предметы: химия, физика, математика, языки, руны и так далее. Неучи в университете были никому не нужны. Третий и четвертый курс были общемагическими. К языкам и физической подготовке добавляли общую магию четырех направлений: боевую, защитную, лечебную и бытовую.

А вот именно на пятом курсе (и в течение четырех следующих лет) и шло профильное обучение. Поскольку Молния уже получила свой диплом, с отличными баллами - сто почти по всем предметам, первые четыре курса ей без проблем засчитали. Если бы баллы были от пятидесяти до семидесяти пяти, решение принимал бы ректорат. В случае если бы баллы были меньше пятидесяти больше чем по четырем предметам, студента ждало бы обучение с нуля.

Получив уже расписание на грядущий курс, Молния вышла из университета, постояла на крыльце, прислушиваясь. На краю неба снова собирался дождь, и как могла понять девушка, на этот раз совершенно естественный. Нао и Ладо дулись друг на друга, поэтому разбежались на разные стороны небосвода. Набежавшие тучи уже обняли разомлевшую Ладу, а вот ярко-золотой свет Нао еще скользил по земле, подсвечивая дорожки. Ветер качал кусты крупной сирени и гортензии, пробегал по лавочкам и дорожкам, поднимая вверх пыль. Он пытался поднять девичьи юбки, трепал волосы и вовсю наслаждался жизнью.

Молния с ветром была абсолютно согласна: жизнь была прекрасна!

Квалификационный экзамен предстояло сдавать все в том же кабинете, где заведовал магистр Рассум. В том самом месте, где заступничество маленького университетского источника позволило девушке отучиться весь курс.

Всего в профессии источниковеда были три ступени, и чтобы получить первую из них – звание младшего источниковеда и лицензию на осуществление деятельности, сдавать экзамен нужно было именно магистру. До старшего источниковеда Молнии нужно было бы десять лет опыта и рекомендации от трех гильдии с источниками класса больше среднего. А после, для получения третьей ступени, мастер-источниковед, желающему нужно было бы отработать еще тридцать лет и предоставить уже десять рекомендаций. Впрочем, к этому моменту мастеров знали по пальцам двух рук. Впрочем, формальностью от этого экзамен не становился, и коллегу ждала комиссия из пяти человек.

Взглянув на часы, Молния поправила сарафан, сделала глубокий вдох и постучала в дверь.

- Войдите.

Открыв дверь, девушка шагнула внутрь, с робким:

- Здравствуйте, магистр Рассум, - и уже с искрящейся радостью потянулась к источнику, приветствуя его.

Сухонький старичок смерил девушку изучающим взглядом, потом скука в его глазах исчезла, уступив место интересу.

- Студентка с боевого отделения.

- Молния Аэс, магистр.

- И ты решила попробовать себя в качестве источниковеда?

- Да.

Молния задержала дыхание. Не раз бывало, что в этом месте, ничего не объясняя, магистр указывал претенденту на дверь, словно не прошедшему первую проверку.

- Проходи, садись, - показал мужчина на стул. На столе лежали разложенные билеты. Допуск ко второму испытанию - теория.

Сев на стул, Молния сцепила на коленках руки, чтобы не было видно, как сильно они дрожат.

Магистр Рассум впрочем подметил без особого труда и эту попытку, и то каким волнением горят глаза девушки, которую только гордость магистра не позволила ему три года назад назвать одной из лучших выпускниц курса источниковедения. У нее был, что называется природный дар к такой работе. И на боевом факультете девушка только растрачивала себя, ей бы с источниками работать, с артефактами, а не муштрой заниматься.

- Тяните билет, - кивнул магистр.

Молния вздохнула, источник рядом окатил ее заботливой волной тепла и спокойствия, и волнение отступило на второй план. Действительно, что это она так переживает! С источником в замке она будет работать с квалификацией или без, не сдаст экзамен в этот раз - придет через год! Все будет хорошо.

И с такими мыслями, Молния вытащила билет. Голос девушки дрогнул, когда она зачитала вопрос, который успела уже на практике изучить со всех сторон:

«Расскажите процедуру пробуждения источника класса «древний», а также особенности такого пробуждения».

Облизнув сухие губы, Молния сделала глубокий вдох и начала рассказывать все, что помнила из лекций, дополняя это тем, что сумела сама понять на практике.

Когда она дошла до общей эмоциональной волны, магистр ее остановил:

- Лэри Аэс, скажите, пожалуйста, в какой вы гильдии?

Разум заполошно отметил переход на «вы» и сделал вывод: «Все плохо». Молния вздохнула и тихо сказала:

- Гильдия Черный храм.

- Черный храм, значит, - магистр Рассум кивнул, повернулся к своему источнику, словно о чем-то разговаривая или совещаясь, а потом с искренним удивлением взглянул на Молнию.

- Класса древний?!

- Простите, магистр?

- Посидите здесь, лэри.

Молния не успела опомниться, как осталась в комнате наедине с источником. Тот прыгал и танцевал в нетерпении по чаше, словно задумав какую-то каверзу.

Минуты текли медленно. И хоть прошло от силы минут десять, девушке они показались вечностью. А когда дверь хлопнула, первой мыслью магессы было: «Лучше бы эти минуты никогда не заканчивались!» Потому что пожаловали в кабинет двое мужчин, которых знал в лицо любой студент университета: ректор кафедры магических потоков, куда собственно и входил курс источниковедения, и сам декан университета!

- Лэри Аэс, - улыбнулся декан. - Рад видеть вас в добром здравии, хоть и удивлён тому, что вы пришли к нам на второе обучение. Помнится, на выпускной церемонии, вы были столь потеряны, что я думал, вы вообще перестанете работать с магией. А вы значит, наоборот только нашли себя? Очень рад, рад. Магическую клятву, пожалуйста, коллеги.

Под взглядом Молнии, близкой к истерике, трое мужчин принесли клятву о неразглашении и насели на девушку с требованием рассказать все по порядку о том, как она пробуждала древний источник.

Из университета будущая абитуриентка вывалилась через четыре часа в ранге старшего источниковеда, растерянная, ошарашенная и до сих пор не верящая в случившееся.

С небо капнула первая капля дождя, упав на щеку, за ней вторая, третья, а потом ливень пошел уже непрерывный... Молния стояла на крыльце, запрокинув голову, а по её губам бродила шальная счастливая улыбка.


…Девушки успели только побывать в одной лавочке, когда над торговыми рядами начался проливной дождь. Магам на то, чтобы растянуть полог нужно было как минимум полчаса, поэтому девушки решили домой не возвращаться, а провести время в кафе.

Вместо кофе и булочек Рена и Айрис заказали себе завтрак и занялись его уничтожением в полном молчании. Когда же расторопный официант принес уже десерт, Рена придвинула поближе креманку с фисташковым мороженым, ткнула в сторону Дрессировщицы ложкой и потребовала:

- А теперь рассказывай, что случилось в твоем заказнике.

- Рена!

- И не упирайся, пожалуйста. Если долго держать все в себе, то можно и с ума сойти без особого труда.

- Ничего не случилось. Всё хорошо. Всё нормально!

- Говори это кому-то другому, а? Перед нами ты уже спалилась, поэтому давай опустим долгие уговоры и перейдем непосредственно к делу. Шутки на грани фола у тебя появляются в речи только в том случае, если у тебя все плохо.

- Если я скажу, что было все плохо, но я с этим справилась, ты оставишь меня в покое?

- Не-а! Потому что если бы ты «справилась» с этим, у тебя не было бы взгляда виверна, загнанного в угол.

- Чего? – изумилась Айрис, не понимая о чём идёт речь.

Эльфийка закатила глаза, воззрилась на подругу и пояснила:

- Ты и та черная зверюга - вы смотрите одинаково. С одинаковой болью и затаенной усталостью.

- Рена, ну, не говори же ты глупостей, пожалуйста. Я понимаю, что со стороны все может быть выглядит не так уж радужно, но...

- Айрис, - Рена положила ладонь на ладонь Дрессировщицы. - Не парь мне мозги? Ты знаешь, что я никому ничего не расскажу. Поэтому - рассказывай. Начни с самого начала, и достаточно отговорок! Я оценила твое нежелание вовлекать кого-то еще в твои проблемы, поэтому давай к делу, к делу!

- Рена, я ценю, я очень ценю твою попытку помочь и вообще желание это сделать. Но эта идея не просто плохая, она...

- Отличная. На улице ливень, нам все равно по магазинам пока не идти, и мы можем позволить себе немного поговорить. Айрис, давай, признавайся. Станет легче.

Дрессировщица вздохнула. Она понимала, что да, легче станет, обязательно, но стоит ли нагружать своими проблемами других, если они все равно ничем не смогут помочь?

Если вообще кто-то в силах это сделать...

- Ну, хорошо… - Айрис нервно облизнула губы. - За две недели до того, как папа вызвал меня в гильдию, заболела одна из двух боевых виверн, которые находились на моем попечении. Хозяин не смог мне сказать, где он был, чтобы виверна пришла в такое плачевное состояние. Но я без труда диагностировала яд в ее крови и начала лечение. Только виверне лучше не становилось. В какой-то момент все даже стало еще хуже. Я забеспокоилась, правильно ли поставила диагноз, начала ночевать рядом с виверной, и моя питомица пошла на поправку. Когда же успокоившись, я снова перестала ночевать... На следующий день виверна погибла. Вскрытие мне делать не дали, а начальник обвинил именно меня в гибели подопечной. Он так и представил все клиенту, что это я - косорукая бездарь, убила своим неправильным лечением виверну дорогого клиента, - Айрис подавила нервный всхлип, но глаза Дрессировщицы были сухими, все слезы она уже выплакала. - Клиенту предоставили компенсацию, выплатить которую обязали меня. Боевая выдрессированная виверна сейчас стоит двадцать пять тысяч фаров. У меня была скоплена такая сумма, я собиралась купить домик недалеко от заповедника, но все деньги пришлось отдать... А мне даже не дали встретиться с клиентом, не дали мне объяснить ему случившееся, не дали просто извиниться. Я...

- Айрис, - Рена, потянувшись, взяла Дрессировщицу за руки, чуть встряхнула безвольные ладони. - Тебя же подставили!

- Да. Я это понимала, но что я могла бы изменить? Я даже... - Айрис сглотнула. - Я даже папе сказать не смогла, что у меня питомец умер. Что я была настолько беззаботна, что...

Дрессировщица не смогла договорить, опустила голову. Денег жалко не было, было обидно, что подставили и до воя было жалко серую виверну, которую Айрис любила больше кого-либо в заповеднике. Именно этот случай подорвал веру девушки в себя, именно после него она засомневалась в том, стоит ли оставаться на этой работе.

- К тебе начальник клинья подбивал? - деловито спросила Рена.

Айрис удивленно пожала плечами:

- Откуда же я знаю?

- Ты...

- Мужчины мне не интересны. Я... - Айрис вздохнула. - Рена, я Лайса люблю, я других мужчин в принципе не вижу. Смотрю... И в глазах нули на ножках.

- Как все плохо, - пробормотала Рена, потом кивнула: - Знаешь, пожалуй, я прихвачу... Молнию. И мы слетаем в твой заказник. Она отвлечет на себя внимание, а я поспрашиваю окружающих, после этого, - в алых глазах Рены зажглись маленькие огоньки. - Мы нанесем несколько визитов вежливости. И начнем их с того, кто будет самым подозрительным! Но не могу понять, почему ты не посоветовалась с Лайсом? Или с Мастером? Да даже Алекс или Глэм могли бы тебе помочь.

Айрис отрицательно покачала головой:

- Я не могла. Это моя вина и мой недосмотр, поэтому попроси я чьей-то помощи, и ощущение было бы такое же, словно я свою вину на кого-то спихнуть стараюсь.

- Полнейшая глупость! - отрезала Рена.

- Да знаю я, правда знаю, - вздохнула Дрессировщица, - но толку то от моего знания?

- Айрис, ну почему твоя вина то?

- Меня там не жаловали с самого начала, я должна была понять, что никто мне не рад там, я должна была уйти сразу же и не подвергать опасности тех, кто был на моём попечении!

- Ты не права.

- Я права.

- Нет! Ты абсолютно не права, абсолютно и однозначно. Ты не отвечаешь за мысли, что пришли в голову какому-то козлу! Или козлихе может. Поэтому выкини все из головы - ты лучшая Дрессировщица из всех, что я знаю! Ты можешь спасти всех, кто попадает в твои замечательные руки!

- Рена.

- Повторяй за мной! Вот прямо сейчас, не откладывая: «я самая лучшая Дрессировщица».

- Я не могу!

- Тогда я пошлю приличия побоку и буду тебя щекотать. Я буду тебя щекотать, пока ты не прокричишь это вслух!

- Рена, я уже большая девочка, я давно уже не боюсь щекотки!

- Чудесно, просто чудесно, сейчас, - потянулась Рена через стол, - мы и узнаем, правду ли ты говоришь или только вид подобный делаешь!

- Не... - Айрис тоненько взвизгнула, с ужасом поняв, что эльфийка не шутит. - Я скажу! Я все скажу! Я самая лучшая Дрессировщица?

- Что-то ты как-то это невнятно сказала, - надула Рена губы. - Давай-ка еще раз.

- Я самая лучшая Дрессировщица.

- Еще раз! И еще! И еще!

- Я самая лучшая Дрессировщица, - рассердившись, громко крикнула Айрис. Посетители в кафе повернулись, изумленно рассматривая ее. Высокая девушка тяжело дышала. Зеленый череп на груди оскалился и любопытничать всем сразу расхотелось, зато стало легче.

- Ну вот, - Рена кивнула, - вот в такую улыбку я верю. Это та девушка, которую я знала!

- Ну... Паршивка! - протянув руку, Айрис растрепала волосы цвета баклажана и засмеялась. - Но мне действительно стало легче, спасибо!

- Тогда продолжаем наши покупки?

- Да, мне еще надо купить пару комплектов для работы. Поставщики снова доставили змеиные шкуры из Аррахата, надо же такой маленький закрытый мир, а такое чудовищное происходит!

- Говоря о чудовищах и прочем, - Рена, оставив оплату за свой заказ, поднялась вслед за расплатившейся уже Айрис. - Почему именно шкуры гигантских ха-змей ты берешь?

- Они податливы для магии. То есть, их можно легко зачаровать, если знать нужный раздел бытовой магии.

- Как здорово! - пробормотала Рена. - Я и не знала об этом. Хотя пару раз искала подходящие варианты для одежды на работу.

- Об этом качестве, - Айрис вышла на улицу, придержала дверь для Рены, - знают немногие. Идем?

- Да!

Торговые ряды дежурные маги уже закрыли плотным анти дождевым куполом, и Айрис с Реной могли продолжать свои покупки без боязни намокнуть.

Разговор перешел на темы ни о чем: о последней моде, тенденции которой было лучше знать, чтобы ненароком не оказаться в тренде веяний одновременно с Принцессой, помешанной на собственной внешности, или Вестницей, которая свою внешность ненавидела, поэтому пользовалась чужими идеями, чтобы свой облик облагородить. И при этом считала, что никто другой этими чужими идеями пользоваться не должен. Права не имеет, якобы.

Потом от моды девушки перешли к кулинарии, поговорили о том, что надо сделать в гильдии в первую очередь, обсудили день Большой уборки, который понравился не только Молнии, но и самой Рене, и Айрис. И если эльфийка была счастлива игрой с Глэмом, то Дрессировщице душу грел найденный великолепный боевой посох погонщика. Удивительная редкость, которую можно было найти или у антикваров за очень большие деньги, или в музеях под грифом «не продается», или на складе храма!

- Подожди минуточку, - Рена остановилась, оглядываясь по сторонам. - Тут такая лавочка хорошая появилась, про любовь.

- Про любовь? - изумилась Айрис.

Рена кивнула:

- Точно, точно! Смешные амулетики на удачу в любви и так далее, пойдешь со мной?

- Твои любимые мелочи? Нет, - Айрис улыбнулась, - я пройду чуть-чуть дальше, вон туда к оружейной, мне новый кинжал надо подобрать. Там и встретимся, пойдет?

- Да!

И девушки разошлись. Айрис прошла немного вперед, Рена свернула налево: раз, второй, вошла в лавку «Все о любви» и остановилась на пороге.

Что ее сюда привело? Тут не было никаких смешных амулетов, не было ничего, что могло быть Рене интересно. На полках стояли зелья, в глубине лавки в котле что-то бурлило. Голубой дым с жемчужными нитями уже пропитал всю лавку.

Эльфийка, почуяв беду, метнулась прочь, но дым был быстрее. Рена даже не успела добраться до дверей, когда дым ворвался в ее рот, ноздри, уши, стремясь уничтожить её саму и воцариться в теле. Закашлявшись, схватившись за горло, девушка упала на колени, и тут же над головой зазвучал чистый обертон:

- Моя родная, ты в порядке? Я отвернулся всего на минуту! А ты... Ты цела? Ты не пострадала? Споткнулась? Дай я посмотрю!

Рена, попыталась подняться, но не смогла – ноги не держали. И что вообще она делает на полу? И этот парень, светлый эльф, какой красивый! Такой высокий, с белокурыми волосами и ясными серыми глазами, и чудесной ямочкой на щеке! Кто же он? Он… Он её любимый!

И Рена, протягивая руки, улыбнулась:

- Подними меня!

- Сейчас. Ты закончила свои дела?

- Д... Да...

- Девушка, - появившись из задней комнаты, высокий старик в фиолетовой мантии протянул эльфийке зелье. - Ваш заказ готов. В день по три капли во время еды, и ваши недомогания как рукой снимет.

- Спасибо, - поблагодарила Рена, доставая кошелек. - Сколько с меня?

- Вы уже отдали мне деньги, девушка.

- А... Да. Простите.

- Милая, с тобой все хорошо? - лицо любимого над головой дрогнуло и расплылось. Рена покачнулась и снова упала. Кажется, любимый у нее что-то спрашивал и ей очень хотелось ответить, но ей было очень-очень плохо и она не смогла сказать ни слова...

Светлый эльф сплюнул, возвышенные черты лица дрогнули, превращаясь в холеную маску высокомерного презрения:

- Зелье не сработало.

- Слишком крепкая воля и на диво устойчивая психика, лэр, - старик в мантии бездумно переставлял флаконы. - Чтобы узнать, что происходит на территории неудачников, из гильдии которых эта девчонка, придется немного подождать. Зелье, которое она будет пить, сломает ее волю. И вы получите нужное.

- И принесло же эту компанию в тот лес, - скривился эльф. - Теперь гадай, как далеко зашло расследование и что это неудачники так оживились. Ладно, поработаем с этой две недели. Если сломается, не страшно, там была еще одна девчонка.

- Куда отправить эту, лэр?

- В мой особняк, начну сразу с ее соблазнения, в постели некоторые девушки достаточно болтливы. Будем надеяться, что она из этой категории. Пока дай мне антимагический ошейник. Не хочу, чтобы она раньше времени прочухалась или кто-то с ней связался.

- Как прикажете, милорд.

Эльф высокомерно кивнул, повернулся и вышел. Рена так и осталась лежать на грязном полу маленькой лавочки...


Айрис оглянулась, Рена давно уже должна была появиться. Ну, не могло же что-то случиться? Они в торговых рядах, Рена - боевой маг, со специализацией по магическим плетениям. Она просто не могла попасть в дурную историю.

Заплатив за понравившийся кинжал, Айрис убрала его в потайные ножны на бедре, которые были пустыми с того самого дня, как она уволилась из заповедника. И решительно двинулась в ту сторону, где пропала Рена. Свернула налево и остановилась, оглядываясь. Вокруг был технический ряд - здесь не было и быть не могло никого, кто мог бы что-то продавать! Ловушка?

Айрис шагнула вперед и снова остановилась. Шагов слышно не было, не было ощущения магического присутствия, но рядом кто-то был. Кому как не той, кто постоянно имела дело со зверьми, знать об этом?

Меч в ладонь лег как продолжение руки, а сердце кольнуло болью. Это оружие выбирал когда-то Лайс для мамы Айрис. Меч перешел Дрессировщице в наследство, вообще единственное, что из наследства мамы признало её.

Воздушная руна на лезвии меча послушно загорелась, Дрессировщица взмахнула мечом, послав волну ураганного ветра в сторону пустоты между рядами. Кто-то вскрикнул, попав под направленный удар, а Айрис круто повернулась, разрубая удавку между чужих рук.

- Тьфу, ведьма, - буркнул кто-то. - Осторожно не помните, но можно потрепать, чтобы не выеживалась, когда не следует.

Новый напавший был чересчур силен. Меч в его руках был тяжелый и судя по свисту разрезаемого воздуха и тому как стонали запястья, когда Айрис блокировала удар, это был двуручник. И все что девушка могла - это парировать и спускать лезвие чужого меча по своему, отступая все дальше и дальше.

Ощущение присутствия за спиной взвыло корабельным ревуном, Айрис метнулась в сторону в последний момент, и страшный удар, который вполне мог проломить череп, пришелся по касательной. Но и его силы было достаточно, чтобы глаза Дрессировщицы закатились, а она сама полетела на землю. Меч покатился рядом, выпавший из безвольной руки.

- Ты сдурел, косой?! А если бы убил?

- Еще бы нашли!

- Чокнутый идиот! Ее имя нам назвали, как лучшую из всех возможных! Она единственная, кто тварей из списка А++ не боится, а искренне любит. При этом мы знаем ее маленькую фобию. Пары псов, сторожащих выход, будет достаточно, чтобы она не посмела никуда деться.

- Так она увидит лишнего, разве нет?

- Ничего она не увидит, не трусь. Милорд сказал, чтобы эту девку кинули в пещеру с вивернами. Мол, с кем знается, пусть с теми и занимается. Ашер, подлечи куклу, заодно нацепи на нее тот ошейник, что нам милорд дал.

- Он у Косого. Если бы я его взял, то не смог бы держать на всех невидимость. Так что, пусть Косой его и цепляет, после того, как подлечу. Кстати, меч ее не трогайте, магическая игрушка. Может повредить пару костей, если чужак его тронет, и всё равно в руки не дастся.

- Гадостная раса эти маги, как таких мир носит! У нас бы живо на костре сгорела, как миленькая!

- А вы не болтайте, - рассердился на кого-то говорливого главный, - порталу еще долго?

- Мы подготовили его заранее, осталось только замкнуть, кэп.

- Хорошо. Ашер?

- Готово.

- Косой, нацепи на ведьму ошейник. Будет ей по пробуждении приятный сюрприз - безоружная и без магии рядом с огромной толпой виверн.

Застегнув на шее Айрис антимагический ошейник, невидимый Косой, которого она и швырнула первого магией воздуха, со всем своим удовольствием пнул девушку под ребра.

- Ашер, - велел главный, не сказав про самоуправство подчиненного ни слова.

Маг подхватил рослую Айрис через плечо, замкнул портал и первым шагнул внутрь. За ним последовали остальные. И скоро о том, что в закутке что-то случилось, говорили лишь капли крови, да упавший меч с активированной первой руной.

В Черном храме рядом со свечами не было никого, кто смог бы заметить происходящее. Молния работала с источником, Дэн пытался ее найти, Алекс выбирал место для свидания с Айрис. Нинель и Яся отправились на задания, Мастер был занят с дневниками прошлого Мечника.

На подставке со свечами, истинное значение которых знали немногие, две свечи мигнули, зачадили и погасли...

Глава 14. Тревоги, волнения, поиски, решения.


Глава, в которой о пропаже Айрис и Рены становится известно,

И начинаются их поиски.


Пропажу Рены обнаружил поздно вечером вернувшийся с работы Глэм. Эльф выполнил свою работу куда быстрее, чем сам ожидал от себя, а потом не мог найти себе места. Трижды порывался пойти к Мастеру, не видя света в окон домика, который сейчас делили девушки на троих, и возвращался обратно, напоминая в том числе и себе, что Рена не маленькая девочка, она загулять могла и не вернуться ночевать домой. Но в конце концов, нервы Глэма сдали и он бросился в храм, к свечному пьедесталу.

Говорить ничего Мастеру не пришлось. Молния, возвращавшаяся от Источника наверх, услышала писк маленьких виверн, помчалась туда и обнаружила стаю оголодавших троглодитов, уже замучивших самца виверна. Огромный боевой зверь даже не отреагировал на появление девушки. Торопливо связавшись с Мастером, чтобы сообщить, что Айрис до сих пор не вернулась, Молния занялась малышней, искренне радуясь, что зубки у этой мелочи еще не прорезались и их кормление – это просто моральная травма, а не физическая!

Поскольку игнорировать своих подопечных для Дрессировщицы было делом нетипичным, а скорее даже кардинально ненормальным, Мастер пошел к свечам, чтобы связаться с дочерью. Там и было обнаружено, что две свечи погасли. Нет, это не значило, что девушки погибли. Просто в этом случае было невозможно связаться с носителем свечи. Ранение приводило к тому, что свеча приобретала алый цвет. Чем сильнее ранение, тем цвет был насыщеннее. Свеча мертвого мага вначале сгорала до маленького огарка, а потом чернела за несколько мгновений.

На то чтобы узнать у Молнии куда собирались пойти девушки, ушло всего несколько минут. И на торговые ряды, общей протяженностью пятьсот метров на одной стороне и триста на другой, заслали Глэма. Конечно, это был не его конек, но когда Мастер попытался связаться со Следопытом, ответа он не получил. Видимо, маг выполнял задание и на вызов отозваться не мог...

Дэна и Алекса ставить в известность о случившемся пока не стали. Без результатов поисков Глэма только увеличилось бы количество тех, кто переживает в бессилии.

Всего о том, что произошло, в итоге знали трое - Глэм, мечущийся по рынку в поисках следов, Мастер, сидящий над свечным пьедесталом и не сводящий глаз с двух свечей, и Молния, поднявшаяся в храм снизу.

- С ними все будет в порядке, - сообщила девушка, насильно всовывая главе гильдии бутерброд с сыром и чашку кофе. - Ни Айрис, ни Рене своим бдением тут вы не поможете. За свечами могу присмотреть и я, а вы пока поспите. Ночь ожидается длинная, хотя летом они коротки…

Отсев в сторону, сил спорить не было, Мастер спросил:

- Как сегодня прошел твой экзамен?

- Сдала! - сообщила Молния, садясь на стул верхом и не сводя глаз со свечей. - И теперь я старший источниковед! Они откуда-то сами знают, где какой источник и кто с ним работает. Во время обучения меня ждут курсы углубленного источниковедения и работа вместе с мастером Рассумом на выездах от университета, плюс наш источник! Конечно, это нарушение правил. Но из-за того, что я пробудила не средний источник и даже не крупный, а сразу древний, мне это зачли как десять лет в опыте младшего источниковеда.

- Поздравляю с этим.

- Спасибо! - кивнула Молния, тряхнув головой. Сережки в ушах тонко зазвенели, и в храме воцарилась тишина. За окном по поляне стелились длинные тени, небо из темно-фиолетового стало черным от клубящихся грозовых туч - небесные обитатели что-то не поделили, и от их ссоры то тут, то там вспыхивали яркие росчерки молний, и ворочал глухо разозленный гром.

Огоньки свечей покачивались на сквозняке из окон, длинные волосы Молнии в неверном освещении казались серебряным кружевом, упавшим на плечи и спину. Мастер сидел не сразу за спиной Молнии, а сбоку. И ему хорошо было видно ее лицо. Голос то у девушки был радостный, а вот глаза были усталыми и больными.

Винила себя? Ведь если бы не экзамены, за покупками девушки бы отправились втроем. Но отдавала ли Молния себе отчет в том, что и она могла не вернуться? Или это просто Мастер недооценивал девушку, зная о ее страхах.

- Молния.

- Да?

- Не вини себя. Ты ничего не смогла бы сделать, если бы была рядом с Реной и Айрис.

- Возможно, - согласилась девушка, - а возможно и смогла бы. Хотя как громовержец я далеко не такой замечательный маг, как должна была бы быть, но у меня есть знания и мое тело само по себе неплохое оружие.

- Ты продолжаешь тренироваться? – удивился Мастер, даже немного выныривая из хандры. Разговор на отвлеченные темы, не дающий погрузиться в свои мысли, не дающий сходить с ума от страха за дочь, был именно тем, что ему было сейчас нужно.

- Да. Хотя стесняюсь этого немного, но продолжаю заниматься. Меч мне не особо хорошо давался, также как и там копье, топор, щиты. Наставник ругался на мою бездарность, говоря только, что единственное к чему у меня лежат руки - это к метанию кинжалов и его использованию на близкой дистанции. А потом как-то Шмель зашел к нам на пару, это был куратор нашего курса, - пояснила Молния с улыбкой. Воспоминания о тех временах отзывались ностальгией в груди и болью от того, что не сложилось, но теперь еще там появилась гордость, за то что Молния в такой гильдии, за то, что тем или иным способом она может помочь любимому Итаяну. - Посмотрел за нашей тренировкой, посмеялся. Никто никогда не видел Шмеля с оружием, поэтому кто-то из заводил нашего курса возьми и ляпни, что хочет сразиться с куратором, а он вдруг согласился. Летали от него в разные стороны все, кто был в зале.

- Даже ты?

- Я нет. Я была гибкая, ловкая, и на близкой дистанции с кинжалом достаточно увертлива. Мастер потом показал, чем сражается. У него между пальцев была зажата явара, ну и… Большей частью он использовал боевые искусства, которые в оружие превращают тело сражающегося. И главное – никакой крови! Так что, я попросилась к Шмелю, чтобы он меня научил, и получила его соглашение. Последние два года я ходила покрытая синяками с ног до головы, а после неудачного испытания стала заниматься еще активнее.

- Ты знаешь, зачем нужно было это?

- Преподаватели хотели подтолкнуть мою магию, а в результате только вообще ее заморозили.

- Не жалеешь?

- Нет. Я пришла сюда, - Молния кивнула своим мыслям. - Я пришла сюда сразу же после того, как затянулись мои раны, и получила то, чего у меня никогда не было. Друзей.

- Почему никогда не было?

- Номеру один положены только соперники и еще подхалимы, а изгоя ненавидели вообще все.

Мастер кивнул и предпочел дальше не расспрашивать, видя, что девушке о том времени больно вспоминать.

Огоньки свечей качались перед взглядом, Молния тихо барабанила ладонями по спинке стула, а Мастер ощутил, как по телу расползается тяжелым покрывалом сонливость. Пришедший сон был муторен и тяжел, но проснуться у мужчины никак не получалось...


...Открывая глаза Айрис надеялась, что она просто спит и видит сон, ужасный кошмар, в котором она лежит в клетке с толстыми прутьями, а вокруг нее ходят, бегают, дерутся, галдят и летают с полсотни боевых виверн.

К шуму в комплекте шла вибрация, передающаяся по полу и по прутьям решетки, когда клетку то и дело задевали; а еще была вонь. От туш, которые были съедены не до конца и гнили; от куч, видимо виверн не выпускали на улицу; от самих виверн. В природе виверн нельзя было бы назвать чистюлями, как, например, ненавистных Айрис меховых комков маленького размера. Но раз в три-пять дней виверна обязательно принимала ванны, чтобы было легче охотиться. Запертые здесь виверны были лишены света Нао и Лады, лишены воды и для купания, и для питья. Если Айрис правильно поняла расстановку, то огромный желоб, идущий по краю пещеры, наполнялся водой лишь время от времени. А значит, вивернам не хватало питья. Вода в их рационе была необходима для переваривания пищи, недостаток воды – приводил к тому, что звери жили впроголодь.

Повернувшись на бок, Айрис закашлялась, а когда кашель стих, подтянула коленки к груди. Ребра ныли, как пара зубов, дома ее ждали маленькие виверны, недавно появившиеся на свет и которым очень была нужна ее помощь, а она лежит тут, и… ничего не может. На затылке ощущалось уплотнение - кто-то надел на Дрессировщицу ошейник, блокирующий магию. У нее с собой в результате был только кинжал, оставшийся в потайных ножнах, и все.

С яростным воплем над клеткой промчалась виверна и ударилась в одну из стен. Возможно, именно там был проход на свободу, но ничего у виверны не получилось. Она попробовала еще раз, второй и свалилась подбитым магическим снарядом вниз, к клетке Айрис.

Немного полежала, потом попробовала снова. И снова.

Видимо в какой-то момент Айрис уснула, потому что когда второй раз она открыла глаза, её трясло. Началась магическая лихорадка, вызванная невозможностью использования маги. Эта была болезнь исключительно для магов, ужасная, выламывающая тело как игрушку, она была настоящим бичом. Начиналось все с дрожи и холода, дальше становилось хуже – поднималась температура, открывалась рвота, организм не желал принимать даже воду. Следом истончались и, соответственно, ломались кости. Последним этапом этой страшной лихорадки становилось кровоизлияние – по всему телу рвались вены.

Тот, кто заблокировал Айрис магию, или не знал об этом, или это его не интересовало.

Рассмотрев в очередной раз упавшую рядом виверну, Айрис прошептала непослушными губами:

- А я тебя знаю.

Тихий скулеж стих. У черной боевой виверны - самки, был уникальный дефект окраса - серые засечки вдоль позвоночника, и Айрис уже видела такое, и не в одном месте.

- Точнее знаю не тебя, - добавила она. - У тебя десять малышей.

Виверна затихла, стих и гомон крыльев вокруг, со всего зала звери слетались к клетке, усаживались на нее или рядом и затихали, но Дрессировщица этого даже не видела, ей хотелось успокоить именно эту черную виверну.

- У тебя три сына и семь дочек, хотя за одну из них пришлось как следует пободаться со смертью. Она пока самая слабенькая, но всё же идёт на поправку. Мальчишки у тебя реактивные, я все время боюсь, что в следующий раз они не успеют развернуться перед стеной подземного зала. Еще пара месяцев, и их мягкая шкурка покроется первой чешуей, тогда можно будет выводить их на солнечный свет на пару часов. Мы построим леваду, чтобы они не разбежались и не навредили себе.

Виверна мягко рокотнула и подула горячим дыханием на Айрис, стало теплее, но ненадолго.

- Ты тоже болеешь, - вздохнула девушка, поднимаясь. - Разреши я тебя осмотрю?

У Дрессировщицы не было магии, не было способа показать «я свой», у нее остались только ее знания, любовь к вивернам и желание помогать.

Горячее дыхание у виверн появлялось при лихорадке, а она возникала в том случае, если где-то начиналось нагноение.

- Ты лежишь очень удачно, - растянула Айрис непослушные губы в улыбке. - Если бы ты сидела, осмотреть тебя я бы не смогла.

Виверна снова заурчала и затихла. Опираясь на нее, девушка двинулась в обход, искать места, от которых могло пойти заражение. Нашлось искомое быстро - задние лапы магического создания были пробиты почти насквозь. К древку стрел с мясницким наконечником были прикреплены цепи.

И это вообще всё расставило по местам. Такие вот «игрушки» использовали браконьеры.

Сев рядом с правой лапой, Айрис открыла свою профессиональную аптечку, с которой никогда не расставалась. Другое дело, что почти все сделанные запасы были на деньги заповедника, и естественно с собой Дрессировщица ничего не взяла. У нее была настойка маковая снотворная, сделанная собственноручно. Но для того, чтобы ее использовать, надо было очень много воды. Был обеззараживающий настой, но применять его, пока в теле оставался наконечник - было бесполезно. Ничего, что можно было бы использовать в качестве обезболивающего, не было.

- Будет больно, - пробормотала Айрис, вытаскивая свой кинжал, - прости, милая, но будет очень больно.

Кинжал погрузился в лапу виверны, горестный трубный вой отразился эхом от стен, но с места виверна не двинулась...

А Айрис даже не догадывалась, что после того, как виверна заснет, после извлечения двух наконечников, рядом с ней опустится огромный самец со шкурой болотно-зеленого цвета и повернется, демонстрируя наконечники в крыльях.

И до вечера по внутренним часам, Дрессировщица занималась пострадавшими вивернами, говоря им какую-то успокаивающую чушь. Ее голос - был единственным обезболивающим, который она могла вивернам предложить...

А когда сверху потекла по желобу вода, в нее Айрис вылила весь флакон обеззараживающего настоя, а потом свалилась. Сил стоять просто не было... Жар от температуры ломил тело, тошнило, хотелось пить, но еще больше хотелось спать.

Очень далеко от Айрис, гораздо дальше, чем можно было бы долететь на крыльях виверн, одновременно с еще одной свеча Айрис покрывалась алым цветом... Процесс магической лихорадки начался.


***


Глэм появился под утро. Молния, сидевшая в стороне от свечей, согнулась в три погибели и, кажется, плакала. Мастер стоял у пьедестала, вцепившись в него руками. Две погасшие свечи были уже не бледно-розовыми, а алыми. И такая скорость, и одинаковое равномерное окрашивание дали Мастеру ответ о том, что происходит - на обеих магесс надели блокираторы магий. И судя по времени, начался второй этап - поднималась температура.

В храме уже были Дэн и Алекс, Шпион по просьбе брата вычислил местоположении Молнии, и братья ввалились в храм в тот самый момент, когда свечи начали алеть.

Алекс знал о том, что это за свечи из-за своей любви к тайной информации, особенно чудесно - когда она чужая. Дэну как тузу в раскладе стало об этом известно немного ранее, чем брату.

Он же и вызвал Лайса и Ясю в храм, нужна была помощь.

Когда Глэм вошел внутрь, члены Гильдии рассредоточились по помещению и просто ждали.

Остановившись около Мастера, Глэм бросил взгляд на свечи и сглотнул, ситуация ухудшалась на глазах, а то что он узнал, обрадовать никого не могло:

- Я знаю, где они обе. Новость хорошая насчет Рены - она на Итаяне, новость плохая, она сейчас в особняке одного мерзкого типа, которому очень нравится ломать других людей. В этот особняк придется вламываться силой. Что касается Айрис, она даже не на Итаяне, и это была новость плохая. Новость хорошая, я знаю на какой именно она планете. А специально для Лайса могу добавить, что оба похищения связаны с браконьерами. В первом случае, насколько мне удалось разобраться в ситуации, кого-то из местных предателей заинтересовало, что знают неудачники о браконьерах, хотя я не смог понять, каким образом поймали Рену, там нужны знания и умения Следопыта, да и менталист там бы тоже не помешал. Айрис увели насильно. В месте где все случилось, остался затертый портал, ее меч и кровь. Туда было бы неплохо отправить еще и провидца. Там был краткосрочный бой, и может быть, Айрис видела тех, кто на нее напал.

На лице спокойного Лайса появилось выражение злобного азарта. Почти половине его отдела предстояло сейчас подняться по тревоге, чтобы расследование продолжилось.

Мастер, сжав кулаки, смотрел за окно, где светлели кольца ТенРю, ночь заканчивалась. Уходила, таяла, забирая время, которого и так было недостаточно, слишком мало. Мужчина предпочел бы отправиться за дочерью, но глава гильдии карателей не мог покинуть Итаян ни при каких условиях.

- Нам придется разделиться, - уронил Мастер тяжеловесно. - Я отправлюсь за Реной. Дэн ты со мной, если я правильно понял, о каком именно человеке идет речь, то твои умения около особняка пригодятся больше, чем чьи-либо еще. Глэм, ты сможешь отыскать Айрис на другой планете?

- Да, - не задумался эльф даже на мгновение.

- Тогда единственное, что нам нужно, это тот, кто сможет выстроить портал.

- Я смогу.

Лайс, замолчав на полуслове, повернулся. Дэн присвистнул, восхищаясь малышкой, на которую положил глаз. Мастер молча смотрел на Молнию.

- Я могу открыть портал именно на Айрис, зная планету, где она находится. Погрешность будет в пределах пяти километров.

- Что-то я не слышал, чтобы у громовержцев были такие способности, когда они застряли в раскладе на месте Дамы, - сказал Лайс.

Молния пожала плечами. В любое другое время ее бы задели такие слова, но сейчас к ним она осталась равнодушна.

Да, она была просто Дамой в раскладе, в то время как почти все ее однокурсники уже дошли до «тузов» и продолжали подниматься. Но у нее было то, что вряд ли было у других - у Молнии была поддержка Источника. Она больше не была одна, она была источниковедом, она была членом гильдии, и это ее подруга пропала!

- Не знаю, как насчет громовержцев - застывших дам, - сверкнул искристый разряд в серебристых волосах, - а я - могу.

Мастер о том, что Молния хочет использовать Источник, догадался сразу. И круг знающих правду о том, что происходит в гильдии, нежданно-негаданно увеличился еще на четырех магов.

- Клятву о неразглашении, - потребовал он. И сейчас никакой мягкости в его словах даже не звучало, не приказ, но требование, противостоять которому было невозможно.

Яся шагнула вперед, четко произнося слова клятвы о неразглашении ни по желанию, ни под принуждением. Следом за ней заговорил Алекс, Шпион уловил, что в воздухе запахло очень большой тайной, и ему стало интересно. Вслед за братом клятву произнес и Дэн, Лайс - последним.

Мастер кивнул и повернулся к Ясе.

Наемница хоть и скрывала это, но под легким кожаным доспехом скрывались кровавые бинты. Наемницу ранили во время выполнения задания.

- Яся, у тебя будет самая сложная задача. Через пять часов покормить десять маленьких боевых виверн.

В храме воцарилась тотальная тишина. Это было невозможно, но! Было?! Виверны? Боевые виверны у гильдии Неудачников? Опаснейшие твари, с которыми побаивались связываться даже те, кто был куда более могущественным и опасным?!

Лайс прикрыл глаза, прислонился к стене. Вот она причина, по которой Айрис попала в беду. У карателей на Итаяне помощи искали не только люди. Дрессировщица помогла виверне, и в результате оказалась плотно связана с браконьерами.

- Продолжим. Молния, с тобой пойдут Глэм и Алекс. Сможешь создать портал на троих?

- Четверых, - выключив и сняв магический амулет, Лайс взглянул на главу гильдии. - Я иду с ними.

- Тебе то это зачем?

- Не могу я оставить в беде эту проблемную девочку, - рассердился Лайс. - Я обещал Лиссе, что присмотрю за ней. Встречусь за порогом смерти с ней, что я ей скажу?

«Скорее она скажет, что ты - дурак!» - перешел на мысленную речь Мастер, потом накал эмоций снизился, и он сказал: - «Хватит, Лайс. Айрис больше не ребенок, твоя защита ей уже не нужна. Особенно, с учетом причины, по которой ты это делаешь».

Лайс промолчал, потом покачал головой:

«Я не думаю, что моя защита ей не нужна. Пока дело с браконьерами не закончится, я буду рядом. Потом я все объясню Айрис».

«Объяснишь, что любил ее мать? И любишь до сих пор? Что заботишься о ней, лишь потому что дал обещание ее умирающей матери? И даже скажешь, что если бы не то, что Лисса влюбилась в меня, Айрис могла бы быть твоей дочерью?»

«Да. Я все ей объясню».

Мастер промолчал, не найдя слов. Он знал о чувствах дочери и мог понять, какую боль принесет ей правда. Но... Не ему было вмешиваться, и Мастер отвернулся.

Посмотрел на Молнию:

- Четверых перенести сможешь?

- Портал, который строят громовержцы, базируется на других принципах, и неважно какое количество людей через него будет проходить. К тому же, с такой поддержкой как у меня, я не то что четырех людей, я без проблем переправлю стадо боевых слонов.

- Действительно, - кивнул Мастер. Затем взглянул на Молнию, на Ясю, снова на Молнию и опять на Ясю.

Орчанка, поймав взгляд главы гильдии, отрицательно покачала головой, и мужчина кивнул.

- Молния, где тебе будет удобнее строить портал?

- Внизу. Там есть специальный зал для этого, а места мне надо будет очень много.

- Хорошо, - повернувшись Мастер велел. - Кому что-то надо взять - идите. Собираемся через десять минут у склада.

Переглянувшись, гильдийцы разошлись. Молния было тоже последовала к дверям, но Мастер ее задержал.

- А ты, подожди минуточку.

- Мастер?

- Мне понадобится твоя помощь.

- Все что угодно.

- Тогда, - в голосе мужчины зазвучало что-то, что Молния никогда ещё от него не слышала, - сними третью печать.

Девушка хотела сказать, что она не умеет, что она не знает, что говорить и что делать, но... Горло сжала невидимая удавка, в ее теле поселилась чужая воля и чужая власть.

Руки поднялись сами собой - одна ладонь легла на грудь Мастеру, вторая ему на лоб. Губы шевелились, читая неизвестное заклинание. Слова звучали чуждо, и расслышать, понять хоть одно не получалось.

А потом мир вокруг качнулся навстречу, сжался, став очень маленьким, укутав пеленой непроглядной тьмы двоих. Завершая заклинание, Молния качнулась вперед, коснулась губами губ Мастера, деля с ним одно дыхание на двоих, и отпрянула прочь, испуганная, потрясенная. Что она только что натворила?! Она... Она! Его поцеловала. Сама.

Мастер рядом что-то говорил, а Молния не слышала. Вроде бы она получила то, что давно хотела, но... Да это же поцелуем назвать было нельзя, все это было вызвано чужой магией! Стало обидно, и очень-очень пусто в груди, словно сердце куда-то пропало.

Фигура мужчины рядом дрогнула и покрылась рябью. Молния сморгнула слезы, но глаза уже открыть не смогла, потому что ее поймали и прижали к груди.

Экстрасенсорная чувствительность снова заговорила в голос, и стало страшно. Девушка никогда не присматривалась к Мастеру. Он стабильно ощущался как середнячок в магии, те самые два с половиной майприна, которые были у шестидесяти процентов населения. Девушка просто считала, что Мастер скрывает свою силу, но он не скрывал - она была запечатана. За одно мгновение фигура мага окуталась силой идентичной силе туза в колоде. И это была только третья печать! Какой же силы Мастер на самом деле?

Почему он это скрывал?! И… почему он доверился? Ей доверился!

Слезы ушли, спокойствие вернулось туда, куда ему было и положено. Были куда более важные вещи, чем страдать из-за «не такого поцелуя», да и не было вообще времени на страдания! Надо было спешить к складу и строить портал. Надо было выручать Айрис.

Молния подняла голову, чтобы сказать, что ее уже можно отпускать, что она уже успокоилась и застыла. Взгляд Мастера был...

- Спасибо, - шепнул мужчина. - Редкое доверие, что сразу до туза.

Молния кивнула, кивнула и постаралась высвободиться. Ей не хотелось, чтобы Мастер задал вопрос, с чего это девушка так ему доверяет. И нет ли здесь чего-то еще. И было, и есть. Но говорить о своей любви Молния не смела. Сама мысль об этом заставляла ее дрожать. Она не хотела получить отказ, она хотела еще чуть -чуть насладиться этой любовью.

Мастер наклонился:

- На удачу, - шепнул он, и его губы скользнули по виску Молнии, словно ставя клеймо.

Ноги девушки подогнулись, Мастер исчез, а магесса смогла выбраться к храму только через пять минут, когда тело соизволило собраться в положенных ему границах, а не быть расплавленным желе. К счастью, у склада был ещё только Шпион. Глэм подошел сразу же после Молнии, и последним у склада появился Лайс, покачивающий здоровым посохом, который совсем недавно нашла Айрис.

- Значит, - взглянул он на Молнию, игнорируя вопросительные взгляды Глэма и Алекса. - Виверны, маленькие боевые виверны, и таинственная поддержка, с помощью которой ты сможешь протянуть сквозь портал боевого слона. Не надорвешься?

Сквозь заботу сквозило ехидство, и не отвечая, только удивившись, как можно быть таким язвой?! Молния сняла со стены факел и двинулась по коридору склада. Замок, получивший первую порцию материалов, уже успел приступить к работе. И лестница, ведущая вниз, была уже не трухлявой рухлядью, а надежными каменными ступеньками.

Глэм шел замыкающим. Лайс и Алекс, не верящие своим глазам, посередине.

Мимо многочисленных коридоров и ответвлений, вдоль ниш, мимо светлеющих постепенно стен, туда, откуда словно дул порыв чистого весеннего воздуха.

В последнем ответвлении Молния свернула вбок, прошла метров пятьдесят и огляделась, подсчитывая достаточно ли места в зале для открытия портала, убедилась, что хватает и помчалась в самый центр, пока мужчины шли следом.

- Когда? - спросил Лайс грубовато.

- Пару дней назад, - отозвался Глэм. - Молния нашла, провалилась под пол, а тут такой сюрприз...

Договорить эльф не смог, его взгляд прикипел к девушке, да так и застыл.

Молния окуталась силой Источника, сияние цвета перламутра окружало ее подобно чудесной мантии, а сразу вслед за этим, девушка смертельно боящаяся вида крови, порезала магическим лезвием оба запястья. Капли крови на лету окрашивались перламутром, сливались с магией Источника, и падали на пол, выстраивая линии телепортационной решетки.

Молния строила портал на крови... Мощный, невозможный, страшный, от которого было невозможно ни спастись, ни скрыться, и который был однозначно не по зубам «даме» из расклада, но который вполне мог построить талантливый маг, ощущающий поддержку собственного магического Источника.

Глава 15. Операция по спасению.


Глава, в которой Айрис и Рене приходят на помощь,

И что из этого получается.


Рена сидела за туалетным столиком, бездумно расчёсывая волосы. Лихорадка, которая начала терзать её тело ещё несколько часов назад, прошла мимо её сознания. Рассудок просто отметил факт этого, но ни позвать на помощь, ни тем более обдумать случившееся с ней эльфийка не могла. Центр, отвечающий за анализ поступающей информации, был подавлен. Возможно, если бы только Рена была немного больше в сознании, она бы могла отметить своё положение и даже, избавиться от причин его вызвавшей! Но Рена сейчас в своём теле была скорее гостьей, чем хозяйкой.

В зеркале отразился подошедший со спины мужчина. У него были очень приятные черты лица и поведение аристократа к каком-то очень далёком от реальной жизни поколении. Что-то внутри эльфийки сообщило ей, что это – любимый. И живая кукла растянула губы в улыбке, ведь она так рада видеть любимого человека!

Мимо лица в стену что-то полетело и послышался хрустальный звон от разбитой вазы. Любимый почему-то злился и кидал в стену предметы. Зачем? Рена сделала что-то не так? Рена ошиблась?

Начав было подниматься с места, девушка замерла, холодные цепи, опутывающие её ноги и талию, тут же потянули обратно. Эльф рядом с ней бушевал.

- Я влил в эту идиотку уже весь флакон! Почему эта дрянь до сих пор не заговорила?!

Кто-то рядом ужаснулся:

- Весь флакон? Милорд, вы сожгли ей мозги!

- Как будто там они были!

- Были же, раз про неё говорят, что она одна из лучших воровок на срединном материке. Чокнутая, как и все в этой её гильдии, но там других в принципе не водится. Она даже вас обокрала.

- Меня? – в голосе эльфа прорвалось злое рычание. Рена только смотрела непонимающе, а любимый, подскочив ближе, её ударил. И эльфийке даже в голове не пришло закрыться, сжаться, спрятаться. Впрочем, второго удара всё же не последовало. За окном что-то грохнуло, а следом – взорвалось.

От стен, от окон, с картин зазвучал пронзительный вой.

Эльф метнулся к окну и страшно захохотал. Он думал, что его нашло управление по борьбе с браконьерами, а тут явились всего лишь два мага! Вот уж точно, у страха глаза велики! С этими даже и связываться не надо… Хотя, нет, они отлично подойдут для сбрасывания напряжения. Он их вперёд ногами вынесет, чтобы неповадно было связываться с такими магами, как он, чтобы неповадно было по чужим особнякам лазить!

До дверей эльф не дошёл, ему навстречу из потайного хода торопливо кинулся старик в тёмно-фиолетовой мантии, расшитой серебристыми рунами.

- Нельзя, милорд! Прошу вас, вам никак нельзя выходить туда!

- Прочь с дороги, смерд. Там всего два гостя.

- Всей стражи этого дома не хватит, чтобы остановить этих двоих, милорд! Не ходите, заклинаю вас! Именем вашей матушки, прошу вас! Глава гильдии Чёрный храм – это жуткий противник даже для магистров боевых магий!

- Что мне может сделать глава гильдии неудачников? – презрительно вопросил эльф. Но старик только горестно покачал головой:

- Неудачников, милорд, ничего. Но глава гильдии Чёрный храм – сравняет с землей ваш замок и даже не затратит на это много сил!

- О чём ты толкуешь, старик? Ты разум последний потерял? Это один и тот же человек!

- Человек может быть один и тот же, а глава разных гильдий, да и обстоятельства разные, милорд! Мы всегда можем прихватить ту вторую девчонку, она так быстро не сломается, как эльфийка. Но нам не надо быть здесь, пожалуйста, умоляю, прочь! Мы должны поспешить отсюда! Скоро уже защита не выдержит!

- Мой дом не взломать даже архимагу, - не мог никак эльф взять в толк о чём толкует ему сгорбленный старик. – Мастера унесли тайну этих щитов с собой в могилу.4- Некоторым не нужны тайны, милорд, и чужие знания не нужны тоже. Им достаточно своего на то желания, и сам мир шагнет навстречу и остановится. Скорее, пока их будет задерживать во дворе стража. У нас ещё есть несколько мгновений, пока они не отсекли нам магию здесь. Милорд, умоляю!

Эльф насмешливо покачал головой и взглянул за окно. Плетение щита, защищающего его особняк, было совершенным произведением мастера щитовых искусств. Идеальным. И желая увидеть ровные линии своей защиты, хозяин дома увидел лишь, как щит разлетается на осколки. Щит, за который он готов был отдать пару сотен тысяч золотых фаров, лопнул как мыльный пузырь! И не желая больше задерживаться и смотреть, что тут может случиться дальше, эльф подхватил старика за шиворот и переместился в другое место, откуда спустя мгновение его отправил общим телепортом уже обычный маг.

Особняк остался только под защитой стражи, которая, как только разлетелся щит, шагнула навстречу незваным гостям.

- Это частная территория! Назовите себя и цель своего прибытия!

Три валета в раскладе и дама – очень и очень впечатляюще.

- Также должна сообщить, что копия записи случившегося будет предоставлена… - девушка-дама не договорила.

Неудачники остались дома, на задание вышли каратели, а им было не впервой иметь дело с нелегальным происходящим. Дэн доломал модули магического наблюдения и отрывисто буркнул:

- Сделано.

- Дом? – спросил Мастер.

- Закрыт.

- Сколько?

- Минута.

- Действуй.

- Куда! – мужчина-валет кинулся наперехват Взломщику, но прибывший с ним мужчина с проседью в волосах поменял своё местоположение куда быстрее. Валет даже не успел опомниться, как мужчина что-то сделал и стражник ощутил, что ему хочется спать. И сопротивляться этому желанию попросту невозможно. Да и зачем? Разве что-то происходит? Он дома, на выходном, в своей кровати. Чего проснулся среди ночи, когда ещё спать и спать до утра…

Рядом опустили два других стража, и на ногах осталась только дама.

- Я не могу вас пропустить! Сейчас здесь появится наряд магической стражи и вы всё равно не уйдете!

- Начальник тебя бросил, девочка. Он уже трусливо бежал прочь, пока вы выигрывали ему время. Так что, придержи свои заветы чести и свою верность для кого-то, кто этого заслуживает, - проходя мимо Мастер положил ладонь на лоб дамы, взглянул в глаза. – Ты хочешь спать. Очень, очень хочешь. Спи.

Дама сопротивлялась бы, но туз был ей не по зубам, и спустя мгновение она уже опускалась на грязное крыльцо. А там хлопнула дверь, и на улице показался Дэн.

- Хозяин ушёл, зато я нашёл Рену, она на втором этаже.

- Что скажешь? Насчёт защиты.

- Сотни три. Ну, в смысле триста тысяч, - пробормотал Взломщик. – И если бы он заплатил, то мы могли бы тут торчать до второго апокалипсиса. А так, он убил обоих мастеров.

- Это имеет значение?

- Да. В щитовом деле ещё какое. В последнее время, когда участились случаи вот такого аристократического убийства, мастера начали встраивать блоки возмездия в щиты. Если с ними расплатились, то этот блок становится одним из укрепляющих модулей, восстанавливающих щит, в случае его пробоя, но если мастер умирает, то через этот блок можно с легкостью разломать весь щит, - Дэн вошёл в дом, разглядывая остатки тающего защитного плетения. – В общем, здесь скупой платит дважды, и вторая возможность заплатить не всегда и даётся.

- А это почему?

- Как правило, об этих блоках знают не воры и не взломщики, а убийцы. И если они приходят и проходят в дом, то не остаётся того, кто смог бы заплатить. Ну, ещё один вариант, самый плохой для хозяев таких особняков, в дом входят судебные приставы. После такого гостя, кому платить есть, а вот чем платить – уже не очень.

В процессе разговора, Взломщик искал вход в потайную комнату, в которой он ощущал эльфийку, охваченную магической лихорадкой. Собственно, по лихорадке Рену он и нашёл.

Когда в сторону отъехала часть двери, по коридору мужчины двинулись молча. Ловушек не было, а в конце Мастера и Взломщика ждал приз в виде девушки, которую они искали. Опутанная цепями, чтобы далеко не ушла, ошейник, блокирующий магию. Но чем мог быть вызван пустой мертвых взгляд Дэн терялся в догадках.

Кандалы мгновенно щелкнули, выпуская эльфийку из своего плена, ошейник под умелыми руками раскололся на две части, но разум в глаза воровки так и не вернулся.

- Дэн, в сторону, - отрывисто приказал Мастер. Взломщик послушался приказа быстрее, чем успел вообще понять, кто отдал приказ! А потом воззрился на Мастера, начиная понимать, о чём именно когда-то ему говорил брат. От своих фобий Алекс и Дэн избавились в отличие от многих членов гильдии практически сразу же, как только приняли магическое клеймо гильдии. Шпион рассказал, что фобия – это своеобразный маркер, стопор, чтобы выбранный кандидат не пошёл в другую сторону или его не перехватили другие. В тот момент, как в ауре загоралась метка карателей, нужда в этом стопоре пропадала.

У Мастера – Алекс поделился тайной, была фобия приказов, но приказывать он мог и ещё как! Но только сейчас Дэну пришло в голову очевидное – мастер гильдии не неудачников, карателей, не мог быть просто тузом. В таком случае его бы не принял просто пост Главы. Так какой же силы он был? К тому же, если вспомнить, что он был магом разума… напрашивалсянапраашивался вывод, что если кто-то сейчас и мог помочь Рене, то только он. А к тайнам главы лучше было не приближаться для собственного спокойствия.

Мастер, бросивбрсив на Дэна взгляд через плечо, тот слишком громко думал, уже достаточно мирно попросил:

- Взгляни, можно ли найти что-то в качествекачетсве доказательства преступления? Я понимаю, что это совершенно не твой профиль, но всё же…

- Мы слишком часто оказывается вовлечены в тёмные дела, - отозвался Дэн с усмешкой. – Поэтому отлично знаем, что оставлять нельзя. Просто пойду от обратного, так что справлюсь.

- Отлично. Действуй, - Мастер снова повернулся к Рене, взял в руки её безвольные ладони и прислушался к телу эльфийки. Все жизненные ритмы были замедлены: пониженная температура, пульс, давление. И первым делом, надо было вернуть телу нормальное состояние. Мягкое сияние скользило от рук главы гильдии и разбегалось по всему телу девушки. Мало-помалу, это дало свой эффект. Кровь начала быстрее бегать по венам, и больше не складывалось ощущения, что девушка вот-вот выпадет в кому.

Вслед за этим мужчина применил уже свой основной дар. Рассудок Рены для Мастера выглядел, как пушистый комок, окруженный каменным забором с шипами. А за забором ползали ядовитые лозы с шипами, терзающие клочки пушистой шкурки.

Кто-то пытался что-то эльфийке внушить, а Рена с этим была не согласна. Пушистик – было отражением разума, который спрятался за возведенной стеной. Те клоки, что рвали шипастые лозы, были потерянными или знаниями, или воспоминаниями.

Отцепить от сознания подопечной лозы проблемой для Мастера не стало, куда сложнее было пересечь стены и вернуть рассудок эльфийки на поверхность.

Глаза, опушенные фиолетовыми ресницами дрогнули, девушка моргнула раз, второй, а потом Рена на Мастера посмотрела уже чётко и осмысленное. Разве что текли по щекам безмолвные слёзы…

- Добро пожаловать обратно в реальный мир.

- Мастер! – эльфийка закусила горестно исказившуюся губу, давя глухой отчаянный стон. – Я что-то потеряла! В груди болит, сердце плачет. Больно, так больно!

Мужчина кивнул, стёр слезы с лица эльфийки, сдернул с кровати одеяло и закутал в него девушку.

- Сожалею. Но это так. Что-то ты потеряла безвозвратно, и тебе повезло, что ты осталась жива. Спи, Рена. До дома и до появления лекаря ты будешь спать и не увидишь снов.

Девушка послушно кивнул, боль в сердце стала сильнее, почти нестерпимой, показалось, что сердце взорвалось. И осталось ошметками где-то там в переплетении шипастой уничтоженной ограды. А потом, заплаканная, с температурой и лихорадкой, Рена уснула на руках Мастера.


…Если бы портальное искусство кому-то пришло бы в голову разделить на ветви, основываясь на мощность, то порталы на крови были бы, безусловно, в категорию самых мощных телепортов возвратного действия. Активированные однажды, они в свернутом виде висели рядом с призывающим, готовые снова развернуться и отправить обратно кого угодно.

Молния не обманула, с поддержкой источника сквозь такой портал она бы могла при необходимости протащить вообще кого угодно. Более того, магесса могла бы проволочь через портал даже целый замок! Или какую-нибудь не самую крупную гору.

Выразить какие-либо эмоции, когда портал начал выстраиваться, никто не успел. В перламутровой силе Источника полыхнуло серебро искристых разрядов собственно магии Молнии, и в следующий миг портал активировался. Компания из четырёх магов оказалась посреди чистого поля. Ну, не совсем чистого.

Ещё час назад здесь была стоянка: лошади, телеги, палатки, кострища, спальники. Но всё было убрано, не успели только скрыть следы своего пребывания те, кто торопливо отсюда бежал. Хотя к этому прилагали все усилия.

Лайс гневно что-то прошипел, и причина его гнева остальным была очень даже понятна остальным. Кто-то из предателей окопался прямо в управлении самого Лайса. Кто-то, из тех, кто был рядом с ним, кто ему подчинялся, покрывал браконьеров.

- Глэм? – Мечник, повернув голову, взглянул на эльфа.

- Ищу, - пробормотал тот. – Магии здесь, конечно маловато, да ещё и какая-то аномалия рядом, но я найду… - эльф дёрнулся, шарахнулся в сторону, прокатился по земле и вовремя. Там, где он был, вспыхнул столб огня размером с него самого.

- Здесь чужие! – крикнула Молния, - и не просто… здесь громовержец!

Маги застыли, застыл воздух, став липкой патокой, поймавших их в ловушку, и всё пропало. Кончики пальцев Молнии искрились, когда она, сняв заклинание, закрыла магов щитом своей силы. Тихий смех, будоражащий нервы, прокатился по поляне. И тут же исчезли чары соскальзывания, которые мешали кому-либо разглядеть представителя «хозяев» планеты, представителя браконьеров.

Высокий мужчина с мощным разворотом плеч, с очень накаченным, хотя скорее даже перекаченным торсом, длинными ногами. На поясе у этого браконьера был кинжал, в руках магический посох.

- Отличная интуиция, детка, - обратился он к Молнии. – И очень впечатляющие знания. Кто бы мог подумать, что у неудачников окажется в запасе такой искристый козырь. То-то на той поляне мне почудилось, что магией знакомой запахло, значит, это была ты, а не мой воображение.

- Заговаривает зубы, - бросила девушка в сторону магов. – Вы трое, идите прямиком к аномалии. Оттуда пахнет кровью Айрис. Я буду здесь, поговорю. На свой лад.

Громовержец одобрительно хохотнул, но в его планы не входило пропускать кого-либо дальше. Навершие магического посоха засветилось, грохотнуло, и магическая волна, сорвавшаяся к магам, разбилась на три осколка, а следом была отбита.

Разглядеть серебристые росчерки было очень сложно, но громовержец смог. Юная противница была или не совсем юной или не такой безголовой, как он посчитал, узнав из какой она гильдии. Может, стоило бы не убивать эту крошку, а просто спеленать да принести хозяину? Два громовержца лучше одного, а палач у браконьеров мог ломать и куда более устойчивую психику, чем у молоденькой девчонки, которая и в настоящих битвах то наверняка не участвовала!

Так и не решив, что делать с Молнией, противник решил вначале разобраться с трусливыми магами и запустил вдогонку удаляющимся мужчинам волну смертельного проклятья. Только своей цели заклинание не достигло, было погашено раньше, одну за другой три волны смертельных проклятий. И все они были погашены.

Когда же громовержец решил лично разобраться с нахалами, Молния переместилась коротким телепортом и закрыла ему дорогу.

- Крылатый гонец, - пробормотал браконьер, взглянув на девушку. – Дама.

Девушка промолчала, противник по магическим силам был слабее чем она, всего лишь валет, в ранге Охотник. Сходные с Глэмом уникальные способности, но не более того. Для громовержца же такой уровень был неестественным! Добровольно вряд ли, скорее всего браконьера насильно провели через какой-то ритуал, что-то вроде подчинения?

Громовержец перехватил удобнее посох, смерил Молнию оценивающим взглядом и наконец-то нашёлся со своими желаниями. Эту детку надо было убить. Магесса, которая смогла отбить две волны таких атак, была бы не слишком хорошим подарком для хозяина. Скорее, это было бы проклятая коробка с смертельной начинкойначникой внутри. Нет. Нет-нет-нет, её лучше убить.

И если в магии соперничать с этой девчонкой было бесполезно, можномжно было просто запинать её ногами. Или снести ей голову. Хотя подойдёт и если сначала переломить ей рёбра.

Жестокость окрасила мир в алый цвет. Всё стало красным: трава, дальний лес, небо, земля, возвышающаяся в стороне гора, внутри которой было гнездовище виверн, даже нахмурившаяся девушка стала красной.

А потом разум ушёл, оставив тело на откуп боевым инстинктам. Была только волна агрессии и желание прибить досадную вертлявую блошку.

Молния, когда взгляд браконьера поплыл, насторожилась, подхватила кинжалы, понимая, что чтобы это ни было, но пахнет оно неприятно. В своих подозрениях она убедилась почти сразу же, когда противник, получивший пару опасных порезов, даже не обратил на них внимание, продолжая переть как боевой слон.

Явление берсеркера

Остановить громовержца в таком состоянии можно было только двумя способами: умереть самой или убить его.

Умирать здесь было некогда. Молнию ждало слишком много интересного впереди, до начала учебного года были ещё три недели, и та карта обещала что-то замечательное! И не этому потерявшему разум типу было покушаться на её жизнь!

За спиной МолнииспинойМолнии распахнулось бездонное небо, в которое она откинулся, не думая. По кинжалукинжула скользнули серебристые разряды, формируя настоящий меч громовержцев, а ещё спустя мгновение отрубленная голова браконьера покатилась по земле, а Молния, оттолкнувшись от воздуха, полетела к горе, где только что начал открываться огромный зев – маги нашли пропавшую Дрессировщицу, хотя и далось это высокой ценой.

Глэм, прижавшись к каменной гряде, пытался вспомнить, что в мире существует воздух, которым можно нормально дышать.

Сквозь открытый зев пещеры пахнуло теплом и сладковатой вонью. Воздух наполнился звуком хлопающих крыльев и трубным рёвом виверн.

Алекс, разглядывая сверху всю эту картину, только качал головой. Айрис была где-то там, но как её найти?! Спускаться вниз, в логово безумных виверн, измученных голодовкой для Шпиона было настоящим самоубийством.

Спланировать что-то Алекс, впрочем, не успел. Мимо взгляда что-то мелькнуло, и Шпиону осталось только изумлённо смотреть влсде Лайсу, которого подобные вещи мало волновали. Мечника действительно виверны не интересовали. Первая же чешуйчатая образина получила по лбу посохом погонщика и отпрянула, обиженно шипя. Айрис в клетке, которую мужчина разглядел сверху, не было.

Не было её и у желоба с водой, точно рядом с тем местом, где ещё недавно вода была. Зато в углу несколько виверн сгрудились в кучу, угрожающе шипя и распахнув крылья, словно пытаясь защитить детёныша или…

Лайс хмыкнул, Дрессировщица даже без магии кажется умудрилась найти ключ к сердцам чешуйчатых тварей. Исключительный дар.

Самец с порванными крыльями низко пригнулся и зарычал. Но на Мечника впечатление он не произвёл, хочет образина порычать, пусть рычит. Главное, пусть под ногами не мешается, а то так поранить недолго, а мелка будет до слез переживать.

Через напавшего виверна Мечник скользнул даже не нанеся страшной магией существенных повреждений, просто оглушил и отшвырнул к стене, чтобы виверн не мешался под ногами. Подобная участь постигла и двух других самцов. А в углу оказалась лежала раненая виверна, и ни следа Дрессировщицы.

Лайс даже остановился в недоумении. Неужели, самцы защищали самку? И Айрис здесь нет?

Сверху мелькнула серебристая зарница, в воздухе запало отдалённой грозой, и виверны прянули в разные стороны, запуганные насмерть. Крылья раненой виверны дрогнули всего на мгновение, и хоть она с места не двинулась, но Лайс успел разглядеть чёрную футболку со скалящимся контуром из зеленых черепов.

- Молния, - крикнул он, запрокинув голову. – Ударь как можно ближе ко мне разрядом. Мне виверн отогнать надо, а моя магия может побоку выйти.

Вместо ответа под потолком начали клубиться тучи, тёмно-серые, они словно тяжёлое полотно, клубились, ворочались, расправлялись. Вниз ударила стрела искристого разряда. Камень оплавился, виверна метнулась прочь, и Лайсу хватило этого времени, чтобы вытащить Айрис.

Ошейник, блокирующий магию, пропал под ударом кинжала. Скорая диагностика показала, что кости девушки целы, хотя уже и начали истончаться, но к счастью, до опасного предела лихорадка не дошла.

Ресницы Айрис дрогнули, глаза открылись, но смотрела она ещё немного неверно, почти слепо.

Температура никуда не делась, и девушке даже пришло в голову, что, возможно, она бредит.

- Лайс? Ты пришёл? Или ты мне чудишься?

- Я пришёл за тобой, ребёнок.

- Не называй меня так, - слабослао возмутилась Айрис. – Я давно уже не дитя.

- Для меня ты навсегда останешься ребёнком, - тихо сказал Мечник, погладив тыльной стороной ладони по девичьей щеке, потом прижался губами к мокрому лбу, проверяя температуру, выпрямился и договорил. – Ты навсегда останешься для меня дочерью единственной женщины, которую я любил и люблю.

Взгляд девушки остекленел.

«Дочерью единственной женщины, которую я любил и люблю», - мелькнуло эхом в голове, и мысли куда-то делись. Пропали, с концами, словно и не было никогда.

Горло сдавило, но глаза остались сухими.

Вокруг бились виверны, сверху спустилась Молния с Алексом и Глэмом.

Шпион тут же кинулся к Айрис, хватая её на руки, поднимая с пола. Лайс возражать не стал, выпрямился следом.

- Айрис, Айрис, с тобой всё хорошо? Я так переживал, - Шпион прижал Дрессировщицу к себе.

- Да, всё… всё… да… хорошо, - невнятно ответила девушка, закрывая глаза.

Молнии так не показалось, но разбираться с ситуацией было некогда. Не время, не место, не те обстоятельства и лишние уши тоже.

- Мы можем теперь отправляться?

- Нет! – Айрис, цепляясь отчаянно за плечи Алекса, спохватилась, распахнула глаза, мотая головой. – Нет-нет-нет! Я не могу! Всех виверн надо забрать отсюда! Всех! Они не должны достаться браконьерам ни в коем случае! Они и так чуть не погубили их! Им нужна помощь! Я должна остаться здесь! С ними…

- Вот уж чего не хватало, - не растерялась Молния. – Раз надо, значит, заберем их отсюда всех сразу. Я открою портал прямо здесь. Тебе нужна помощь, чтобы виверн переправить?

- Нет, со своим посохом, - Айрис не договорила, застонала, буквально падая в пучины бессознательного состояния. Руки Алекса тут же окутались тёмно-синим сиянием. Волны причудливого света скользнули по пещерному лону, накинулись на стены, высвечивая трещины и царапины, погладили Молнию по плечу и сгустились над телом Дрессировщицы.

Первое, общее исцеляющее заклинание. Лайс шагнул было к девушке, чтобы тоже помочь, протянул руку, но Шпион, покачав голову, оттолкнул протянутую ладонь.

Через минут пять Айрис уже смогла стоять на своих ногах. Ей нужна была поддержка, но она по крайней мере не заваливалась на бок. Болезнь никуда не делась, она просто немного отступила, разжав свои когти. Это была небольшая отсрочка, возможность для Дрессировщицы сделать то, что было для неё важно.

Телепорт в подземный замок гильдии развернулся вокруг Молнии, и Айрис повела свой зверинец через подземную леваду на поверхность. Опиралась она по дороге на руку Алекса. И уговаривала себя, почти не видя и не слыша окружающий мир, что время для слёз ещё не пришло, но оно будет, надо только немного подождать. Надо никому не показывать своей боли, и всё наладится.

Молния после закрытия портала, умчалась к Источнику – затирать следы волшебства, благодарить его и заодно советоваться. Лайс сразу же отбыл в своё управление, а Глэм двинулся к домикам. Все, чего он хотел – это увидеть Рену и лечь спать.

В общем доме, насколько ему было известно, сейчас должен был быть лекарь, а значит и эльфийка будет там.

С Реной он столкнулся в дверях.

- Глэм! – просияла девушка в улыбке сквозь слёзы, - какое счастье! Я тебя помню!

Счастьем Глэм чувство, воцарившееся в его душе, назвать не мог. В глазах Рены больше не было светлого чувства искристой радости. Прежняя Рена не упустила бы удачный случай, чтобы повеситься на Глэма, а то и даже выцыганить поцелуй. Эта – держалась подальше, вела себя так, как должна себя вести девушка, знающая, что её друг не особо ценит прекрасный пол. Скорее, у него на них фобия!

И хоть вот она была рядом, больная, но живая, с лихорадочным блеском в янтарных глазах, так похожих на глаза диких пантер, было очевидно, что Глэм всё-таки Рену потерял…

Глава 16. Просите – и воздастся вам.


Глава, в которой у магического источника проводится обряд,

И к Айрис возвращаются силы.


Рена никогда не боялась ночи. Великолепное темное покрывало, укутывающее мир надежным покрывалом, защищающее Итаян от всякого зла – было для темной эльфийки любимым временем суток.

Ночь была напарницей для работы, темная леди была защитницей и покровительницей. Она помогала во всех делах и начинаниях, скрывала от наказания и чужого взгляда. Она была нужной!

И если бы подойти с человеческими понятиями к стихии, не имеющей вещественного или точнее будет сказать персонифицированного выражения – можно было бы сказать, что Рена была одним из любимых детей ночи.

Но сейчас ее приход, начало ее власти и восхождения ТенРю девушка встретила в слезах и ужасе.

Да, ей помогли, врач встретил появившуюся Рену и сделал всё, что было в его силах. Заклинания, общее исцеление, вливание приличного объема магии в её ауру, висящую лоскутами. Но этого было недостаточно…

Такие тяжелые болезни не лечились простым наложением заклинаний и восполнением утраченного. Поэтому лихорадка утихать и не думала, тело темной эльфийки мелко дрожало, не помогал ни пушистый ночной костюм, ни плотное теплое одеяло, не выпитый кофе.

Сколько ей предстояло провести в таком состоянии – было пока не очень понятно. В ошейнике ощущение времени терялось, а это было самой главной величиной, от которой зависели последствия «обезмагичивания».

Один час в магической лихорадке, а потом повезло: нашли и спасли? Можно поздравить, всего лишь двое суток магической лихорадки. Два часа – четыре дня. Три часа – девять дней. И так далее, первый этап последствий лишения магии – магическая лихорадка длилась максимум до суток, и после этого восстанавливаться надо было примерно полтора года... И к счастью для мага, никаких последствий в виде понижения магического резерва или уменьшения уровня магического потенциала, как на втором уровне.

Девушка отдавала себе отчёт в том, что провела она не сутки в неожиданном плену, но точно не меньше восьми-десяти часов, так что восстанавливать свою форму, здоровье и магическую структуру ей предстояло весь ближайший год. У нее было достаточно золотого запаса, чтобы не работать куда больше времени, можно было вообще уехать к сестре. Но даже думать об этом было больно.

Боль рождалась в сердце, острым колючим шаром пульсировала в такт непонимающим мыслям: «Кто? Кого? Что я забыла, что я потеряла?!»

Накатывающая ночь окутывала свои ласковым покрывалом, уговаривала все забыть, сдаться, отдаться в ее нежные руки. Но Рена не могла и не хотела. Она мучила память, перебирая каждое воспоминание как песчинку, в надежде найти, в надежде понять! Но... Увы. Память оставалась глуха к ее мольбам, а остановить слезы не получалось.

Минула середина ночи, за ней – три четверти, а почти под утро усталость победила, Рена уснула и увидела сон. Самый странный сон за последние лет десять точно.

Она ощущала себя, ощущала пушистую пижаму, ощущала, как под правой лопаткой что-то покалывает. Но вокруг не было ничего из того, что можно назвать словом «реальность». Не было пола или берега, или поляны. Не было неба, не было потолка, не было стен или видимых просторов. Просто было что-то вроде молочного киселя, в котором темная эльфийка качалась, как будто на волнах.

А впереди разгорался огонек. Сначала он был очень маленький, почти незаметный. Просто теплая искорка качалась где-то впереди.

Из искорки проросли лучики, лучи стали больше, приблизились. Всё вокруг озарилось ярким сиянием, а потом, когда оно стало чуть мягче, чуть приглушеннее, и Рена снова смогла смотреть на мир без слез, она разглядела две ладони, сложенные лодочкой.

Внутри этих ладоней спала девушка. Серебряные ее волосы трещали от напряжения, и в спутанных прядях то и дело рождались молнии.

И каждая из них пробуждала в этом месте что-то ещё: световую волну, разбегающуюся в разные стороны; а вместе с ней в этом месте рождалась магия.

Не добрая, не злая, просто магия. Она была теплой, золотой, но не несла в себе никакой информации, просто бесконечно утекала из тела Молнии, насыщая этот молочный туман, раскрашивая его в цвета мёда.

Текли минуты.

Боль в душе утихала, укаченная мирным окружением.

Рена поняла, что закрывает глаза, и нет никаких сил держать их открытыми. Сон был мягок, а прервался от того, что на неё кто-то смотрел. Кто-то огромный, сродни миру, смотрел на маленькую эльфийку сверху вниз, и она никак не могла понять, к добру это или к печалям.

По медовому туману скользнули серебристые молнии, пробуждая Рену, а ей почему-то пришло в голову, что смотрящий на нее гигант улыбается.

- Ты хорошая, чистая, смешная, - зазвучал рокочущий голос, и в нем гостье тумана послышался и треск горящего костра, и шум прибоя, и шелест ветвей, и гвалт птиц, и шорох песка. Все звуки мира сплелись воедино, чтобы звучал этот голос.

- Я? - собственный голос показался Рене плоским.

Она не очень любила собственный голос, но он никогда не казался ей самой таким мёртвым. Будто та часть, которой она лишилась, позволяла ей жить, давала ей силы этой жизнью наслаждаться, несмотря на все то, что происходило с гильдией карателей на Итаяне.

Да, Рена была одной из тех, кто помнила свой разговор с душой мира, его голосом. Она хорошо знала, где работает, в чем необходимость её действий. И в любой момент девушка готова была драться до последней капли крови за Итаян!

Но сейчас ощущение было не такое. Хотя, безусловно, тот, кто разговаривал с ней сейчас, был древним, очень древним, но всё же голосом мира не был. Когда Рена разговаривала с Итаяном, его голос складывался из голосов всех, кто жил на нём.

- Ты. Рена эль Виралис. Темная эльфийка из Паучьего дома. Третья жрица богини, сделавшая свой выбор и покинувшая клан, чтобы служить Итаяну, а потом ни разу об этом не пожалевшая. Даже когда твой клан ушел, вернувшись домой, ты осталась здесь. И была счастлива.

- Кто... Ты? Откуда так много обо мне знаешь?

- Я магический источник гильдии карателей, Рена. Я знаю много больше, чем та мишура, которой пользуются люди для определения друг друга.

- Я... Не думала, что источники могут быть настолько... Умными.

- Это не мой ум, Рена. И если быть точнее, это не совсем ум. Я просто позаимствовал мудрость вашего Мастера, чтобы поговорить с тобой. В противном случае, ты бы меня не поняла. Вы даете ярлыки всем явлениям, что становятся вам известными, но это не всегда лучший путь. У нас очень мало времени, поэтому не будем тянуть. Если захочешь узнать больше, спроси, что это было, ту девочку, что спит сейчас на моих руках.

- С ней все в порядке?

- Больше, чем с тобой и куда больше чем с Айрис.

Сердце кольнуло болью. Ведь Рену уволокли прямо оттуда, и Айрис не могла не пойти искать. А Рене и в голову не пришло спросить. Неужели… Неужели?!

- Она что?! Пострадала?! – голос чуть ожил, переполнился страхом и снова потускнел.

Но польза от этого была – Источник потеплел ещё больше, Рена ощутила, как этот теплый гигант погладил её нитью своей магии, а потом ответил:

- Она пострадала даже больше чем ты. Айрис, Дрессировщица, потеряла свою магию, свой боевой потенциал. Сейчас она беззащитнее человека и не сможет защитить себя, даже если на неё упадёт паук с потолка.

- Но как?! Как же так?! Почему так случилось?

- Спроси об этом завтра людей и не печалься раньше времени. За вас обеих попросили. Давно уже меня не просили так жарко, отдавая до капли всю свою силу и предлагая, если нужно, кровь. Эта маленькая девочка еще даже не представляет, какой дар преподнесла мне и какой дар получила сама. Но пока об этом рано. Рена, ты тоже достойна дара.

- Я?

- Да. Здесь есть условие, но для гармонии этого мира условия должны быть всегда. Ты забыла очень важного для себя человека. И если он от тебя не отступится, если ради тебя он переступит через себя, я верну тебе твою память. На все про все у него три дня. Если он решится, ты вернешь себе себя. В том слово тебе мое. А пока, спи, маленькая эльфийка, ночь коротка, ТенРю уже сворачивает свои кольца, а Нао и Лада готовятся к новому дню. Будь собой.

- И все обязательно наладится! - зазвучал над ухом звонкий голос Молнии, и Рена, удивляясь сама себе, проснулась.

Сквозь распахнутое окно был хорош видно, как ТенРю сворачивал свое последнее кольцо. На краю, над верхушками темного леса, разгоралось далёкое зарево. На душе было тяжело, но больше не было ощущения того, что все больше никогда не наладится, никогда больше не будет добрым и хорошим.

Поднявшись с кровати, Рена натянула брюки, рубашку, пару раз мазнула щеткой по встрепанным волосам, подошла к зеркалу, растянула уголки губ в подобии на улыбку.

- Вот так это должно выглядеть, - строго сказала она себе, и больше ничего не добавила.

Дверь в общий коридор хлопнула, раздался звон, следом грохот от падения, и Рена выскочила из спальни, бросив на прикроватный столик расчёску.

Источником падения оказалась Молния. Сидя на полу, девушка озадаченно разглядывала собственные конечности, словно запуталась в их количестве.

- Молния! – Рена бросилась к подруге. – Ты в порядке?

- А? – взгляд сиреневых глаз громовержки был абсолютно отсутствующим. Не пьяным, нет – в теле магички не ощущалось вообще ни капли силы. Не было там и сил источника, девушка была просто вычерпана до дна до такой степени, что перестала быть магом. – А! Рена…

- Я тебе дам «Рена»! Ты что натворила?!

- А я что-то натворила? - сонно потёрла глаза Молния, задумалась, перебирая в памяти вообще последнее, что там было, и расплылась в улыбке. – Натворила!

Дверь домика хлопнула вторично, и в коридоре появился Мастер. За его спиной мрачный Алекс и сонный Дэн.

Шпион не спал, поэтому был зол. Дэна же подняли всего несколько минут назад, и маг ерошил свои зелёные волосы и зевал.

- Что значил этот твой вызов, Молния? – спросил Мастер, потом его взгляд остановился на девушке, всё так же сидящей на полу и Рене около ней. – Вы в порядке?

- В полном, - кивнула громовержка, взмахнула рукой и только чудом не съездила по носу Рене. Эльфийка отпрянула, не удержала равновесия и на полу оказалась уже сама. Ухмыльнулась и покачала головой, досадуя на собственную неловкость.

- Ух, какие девушки пошли, - Дэн выглянул на первый план, присел на корточки перед Молнией. – Малышка, да ты пьяна… Ого! Не пьяна… Ноль магии?! Куда ты её дела?

- А, ну, тссс! – заткнула девушка говорливому тузу рот. – Помощь нужна.

- Чья? – спросил Мастер за его спиной. – Кому и зачем?

- Мне… или источнику… или не мне? Короче, это сложно объяснить. Но дело обстоит так, чтобы Рене восстановиться после магической лихорадки, не тратя время, достаточно будет просто попить месяц зелья, настоянные на силе источника. У нас как раз в первом семестре с этого начнётся алхимия, повышенный курс, тут проблем не будет. Проблема в Айрис.

- А что с ней? – спросила Рена, пытаясь понять, приснилось ей всё, что случилось ночью, или у этого «приснилось» есть вполне реальное обоснование.

- Она полностью потеряла силу. Не маг. Магические каналы к счастью не перегорели, - Молния прикусила губу, потом потрясла головой и протянула руку ближайшему Дэну. – Помоги, пожалуйста, подняться.

Взломщик, кинув быстрый взгляд на магессу, подняться ей помог, но руки осмотрительно распускать не стал.

- К чему твои слова? – спросил быстро Мастер.

- Тут всё просто и вместе с тем немного сложно, - девушка, опираясь на стену, дышала немного прерывисто. – Итак. Есть вариант вернуть ей силы. Не совсем все, не совсем сразу, но есть. И для этого мне нужны четыре козыря и стабилизатор.

- Что-то я о подобном даже не слышал, - пробормотал Алекс.

- Дураков напрямую связываться с источником и просить о помощи непосредственно его – очень мало, и ещё меньше тех, кто об этом рискует кому-то потом рассказать, - четко сказала девушка. Потом посмотрела мимо Мастера, на Взломщика. – Дэн, ты в деле?

- Обижаешь, конечно.

- Дамой выступлю я сама.

- Так у тебя сил нет! – подала голос снизу Рена.

- А мне и не надо, обряд по образу и подобию. От нас ничего не убудет и ничего не прибудет. Просто постоим в центре нарисованного круга, пару раз хлопнем в ладоши, пару раз топнем, всё. Точка. Мастер, сможете выступить в качестве короля?

- Почему не хочешь позвать Лайса? – уточнил глава гильдии.

- Не хочу, - покачала девушка головой. – Не нужен он здесь… в этом деликатном деле нужны те, кому Айрис доверяет.

- Хорошо.

- Тогда три козыря есть. Глэм здесь?

- Нет, но вернётся через пару часов.

- Отлично, он думаю тоже не откажется?

- Безусловно, нет, - Рена от такого кощунства даже руками замахала. – Нет, нет и нет. Они с Айрис друзья детства! Росли вместе можно сказать.

- Значит, четыре козыря есть. И, Алекс, сколько у тебя ранг силы?

Шпион вздохнул.

- 11.99.

- И твоя ведущая стихия – вода?

- Именно.

Молния ухмыльнулась.

- Значит, сработает. Выступишь стабилизатором?

- Да.

Ни мгновения сомнения, даже в глазах мужчины ничего не отобразилось. Он не спросил, что потребуется от него, что вообще надо будет сделать. Словно это его нисколечко не волновало и не интересовало. Ровный ответ «да», а там хоть трава не расти.

Причем, Молнии как-то даже пришло в голову, что попроси она отказаться Шпиона от его магии – он это сделает, также ни на миг не задумавшись.

- Ладно. Что ещё нужно для обряда? – спросил Мастер.

Молния задумалась:

- Хлеб, свежевыпеченный. Затем россыпь драгоценных камней. Мне нужен янтарь, изумруды и топазы. Еще нужно что-то красного цвета, но не рубины. Нужны две цепочки, с толстыми звеньями. Но ни в коем случае не из драгоценных металлов. Банальная поделка.

- Кроме хлеба, у меня всё это есть, - задумчиво сказала Рена. – Из красных камней могу предложить розовые сапфиры, хотя не такие уж они и «красные». Ещё из красного цвета у меня есть россыпь гранатов. Две цепочки тоже найдутся.

- Отлично, гранаты будут самым идеальным выбором. Мне нужен кинжал. Обязательно серебряный. Никаких украшений на эфесе и уж тем более самое простое лезвие.

На этот раз задумались мужчины.

- В гильдии такой есть, - кивнул, наконец, Мастер. – В выставочном зале, правда. Но оттуда забрать не проблема. Дальше?

- Кинжал обратно не вернётся. Это не доставит неприятностей?

- Нет.

- Хорошо. Ещё мне нужен овальный поднос. Тоже серебро. Зеркало. Нет, не надо так испуганно переглядываться, - по губам Молнии неудержимо расползлась улыбка, - это идут уже основные ритуальные предметы, они есть у меня в нужном количестве. В том числе и всё остальное.

- Как насчёт самой Айрис? – спросила тихо Рена.

- Спит.

- Тогда будить её не надо, - попросила Молния. – Просто принесите её вниз, к источнику. Туда же сейчас иду я, вместе со мной, пожалуйста, Алекс. Поможешь мне отнести ящик с моими ритуальными принадлежностями. Потом приходите туда сразу же, как только появится Глэм. Вопросы? А! Мастер, печать?...

Мужчина посмотрел на девушку несколько секунд, потом кивнул и шагнул к ней.

- Сними третью печать, Молния.

На этот раз девушка уже осознавала, что она делает.

Поэтому не боялась даже когда её тело начало двигаться само. Одна рука на грудь, вторая на лоб, только губы в этот раз коснулись не губ, а уголка. Мягко, почти невесомо.

И тут же фигура Мастера окуталась силой, торопливым прибоем ринувшейся из-под сорванной третьей печати. Двадцать, двадцать два, двадцать четыре майприна, двадцать шесть… двадцать шесть и восемь и застыло. Очень близко к уровню туза, но всё же по магическому рангу сейчас Мастер был королем.

- Отлично, - Молния отступила, снова оперлась на стену. – Рена – камни. Мастер, пожалуйста, кинжал. Дэн, найди Глэма? И найдите свежий хлеб.

- Сделаю, - кивнул Взломщик, шагнул назад, за порог дома и пропал.

Следом умчалась в свою маленькую сокровищницу темная эльфийка, и ушёл Мастер.

А Молния поманила Алекса за собой, в свою комнату.

- Что мне нужно сделать? – спросил тот, как только перед ним появился пустой ящик с множеством ящичков и засечек, куда Молния не торопясь начала укладывать разные предметы. И первыми как раз туда опустился поднос и зеркало. Затем мешочек с лепестками роз, несколько связок какой-то явно пряности.

Девушка молчала, потом подняла на него голову.

- И много, и мало одновременно. Извини, что спрошу… Но ты любишь Айрис?

- Давно.

- И она об этом не знает?

Мужчина отвел взгляд в сторону, потом неохотно ответил расхожей фразой:

- Девушки замечают всё, даже то, что ускользнуло от твоего собственного внимания, но только очевидного они никогда не знают.

- Значит, она не в курсе, - подытожила Молния коротко.

- Это имеет значение? – остался спокоен Алекс, и громовержка кивнула, серьёзно на него глядя. В серебристых волосах скакнула искристая молния, где-то в отдалении проворчал гром, и всё снова успокоилось.

- Да. Я же извинилась, что стала спрашивать. В любом случае… Эмнь… Тут немного деликатно… в общем, вы целовались?

- Нет.

- А… - Молния вздохнула, задумалась, потом прищелкнула пальцами. – А не с поцелуем, там просто? Вроде как… когда ритуал какой-нибудь? Ну…

- Искусственное дыхание подойдёт? – спросил Алекс.

- Ты делал ей искусственное дыхание?

- Да. Мы познакомились, потому что она полезла в воду, попала в омут и начала тонуть.

- А ты полез её спасать, хотя и боялся воды?

- Точно, - ухмыльнулся Алекс, - как догадалась? О моей боязни?

- Всё логично. Метка… Ну, мне подсказали, что сам Итаян ставит метку, чтобы тот, кого он выбрал, не поменял дорогу и дошёл до встречи с ним «как есть». Я боялась крови, Айрис – боится тех, с кем должна была бы работать, значит, по логике вещей – ты должен был бояться воды.

- Верно.

- Но всё равно полез её спасать?

- К тому моменту я уже был членом гильдии. И хотя понятия не имел, что тонущая девушка одна из нас, оставить её тонуть на моих глазах я не мог. Вытащил почти захлебнувшуюся, сделал искусственное дыхание. Потом развёл костёр, чтобы её согреть… Ну, и в результате познакомились.

- Во сколько ты поступил в гильдию?

- В двенадцать. Мы с братом… были слишком аномальными, неправильными. Я боялся воды, будучи полукровкой народа ундин, он боялся леса, будучи полукровкой дриад. Мы не были нужны своим… народам, скажем так.

- И вы искали гильдию?

- Да. В ночь нашего двенадцатилетия, мы оба увидели сон. Итаян приглашал нас на службу. Уже на следующий день мы пришли к Мастеру и вступили в гильдию.

- Ясно, - Молния побарабанила пальцами по столу, потом закрыла сундучок. – Тогда будет легче и тебе и Айрис.

- Почему?

- Мне понадобится это твоё воспоминание. В том смысле, что я верну его обратно. Ты будешь стабилизатором её памяти в тот самый момент. Сила хлынет в неё потоком, а ты будешь для неё кислородом. Грубо говоря, ты будешь дышать за неё. И …

- Причём тут тогда поцелуи?

- Меня интересовала более прозаичная вещь, делили вы одно дыхание на двоих или нет.

Алекс хмыкнул и отвел взгляд. Никакого романтического подтекста. Стоило ожидать. Стоило думать, что это он чересчур наивен.

- Можешь отказаться ещё.

- Ни в коем разе. Я в порядке.

- Хорошо. С тем учетом, что я о тебе знаю, ты действительно лучшее решение из возможных… А! – спохватилась Молния, - погоди! Я же забыла самое главное. Неделю.

- Что?

- Ты сможешь потом выделить неделю и провести её рядом с Айрис? Сила так быстро не вернётся. Она будет возвращаться очень даже постепенно. По крупицам. Потому что если одним махом влить силу в её жилы, всё закончится тем, что они сгорят.

- Так… - Алекс сжал виски. – Подожди, Молния. Тогда я не понимаю смысла ритуала.

- Всё просто. Козыри станут подобием, которым воспользуется источник, чтобы залатать дыры в ауре Айрис. Заодно мы станем фильтрами, перерабатывающим звеном. В наши тела будет поступать сырая магия от источника, а наполнять мало-помалу её ауру до минимального нужного уровня мы будем уже магией переработанной. Ты будешь выступать стабилизатором. Грубо говоря – будешь воронкой. В тебя будет сливаться магия наша, а уже ты будешь удерживать Айрис в потоке этой силы.

- Ладно. Это звучит проще. Когда приступаем?

- Тянуть не будем. Время работает в данном случае не на нас. Бери корзину, и… пошли что ли…

Алекс взглянул на девушку внимательнее. Она ведь боялась. Вряд ли ей приходилось заниматься такими делами, но решилась – и пошла и просить к источнику за подруг, и решилась проводить обряд.

Надо же, таких как она в гильдии давно не было. Может быть, для того чтобы всё наладилось, маленькой компактной шаровой молнии им и не хватало?


…Айрис спала. Магическая лихорадка, терзавшая её тело, была такой чудовищной и болезненной, что сознание к девушке возвращаться не спешило. Она качалась на волнах этой боли, и она придерживала её, не давая подняться на поверхность, туда, куда хотел рассудок, куда хотело сознание.

Как только чуть прояснялось в глазах, и казалось, что девушка вот-вот начнёт просыпаться, как на неё рушился шторм боли, ощущение плавящихся костей и того, что у неё аура вся висит в клочьях, в ошмётках, и Дрессировщица тут же падала обратно на дно этой болезненной бездны. Туда, где она могла её дрессировать, приказывать чуть стихнуть или куда-то сместиться.

Не самый тривиальный способ применения дара, если так задуматься, но Айрис так было проще. Лучше пусть будет боль физическая и отупляющая, чем, если она будет помнить слова Лайса. Надо же… глупость какая получилась. Столько лет потрачено зря. Почему он не сказал раньше? Почему?!

Чего ждал? Когда она повзрослеет? Чтобы не разбить ей сердце?

Наверное, она даже не хотела этого знать. Просто Айрис не хотелось никого даже видеть, поэтому она погружалась всё ниже и глубже в омуты боли.

А потом погружение прекратилось, резко. И то, что она ощущала, изменилось. Из темноты появился свет, мягкий, медовый, в воздухе запахло свежестью после дождя, а ещё – рекой. Так ощущалась магия Алекса.

Показалось, что по щеке погладили, мягко, невесомо, осторожно. Словно она была дикой кошкой, которую кому-то вздумалось приручить.

«И придёт же в голову», - неохотно подумала Айрис.

Мягкие волны, на которых она качалась, стали куда отчётливее, ощущение куда чётче, а потом на смену боли пришла вода. И она тонула в этих водоворотах, не захлёбывалась, но её то и дело накрывало волной с головой.

Боли не было, страха почти тоже. Рядом были чужие руки. Уверенные руки, за которые она цеплялась, не в силах разграничить видение и реальность, а потом всё закончилось.

Рядом один за другим раздались легкие хлопки.

Кто-то стучал в ладоши?

Раз. Два. Три. Четыре.

А потом кто-то затопал.

Стало смешно, и Айрис открыла глаза.

И первое, что она увидела, были зеленые-зеленые глаза, цвета весенней зелени. Протянув руку, девушка отвела в сторону длинный синий хвост, удивляясь тому, как сильно дрожат пальцы. Но зато боли больше не было, и общее ощущение было такое, словно она просто очень-очень сильно утомилась, на этом фоне заболела, но никакой магической лихорадки не было…

Алекс, поймав дрожащие пальцы, коснулся поцелуем ссадин на косточках и торжествующе улыбнулся, понимая, что самое страшное уже позади:

- С возвращением, Айрис…

Глава 17. Карта сокровищ.


Глава, в которой Рена отправляется на работу и встречается со стражником,

А Молния отправляется в подземелья найденного замка.


Проснуться, оторваться от кровати, потрясти головой и попробовать собрать все конечности на полагающиеся им места.

Звучало всё по отдельности просто, вместе получалось, что ничего толкового не выходило.

Вчерашний день прошёл как в тумане.

Тут «помню», тут тоже «помню», тут «помню», но лучше бы это не вспоминалось, перед взглядом не всплывало и вообще держалось подальше.

Если по порядку, то всё было очень просто. Вчерашнее утро Рены началось с явления маловменяемой Молнии. Подруга была трезвая, количество пальцев называла правильно, но вот в магическом плане представляла полный ноль. А тот странный сон с источником и самой Реной оказался вещим. В том смысле, что действительно так оно и было. Молния пошла на поклон к источнику гильдии Чёрный храм и отдала ему всё, что у неё было – всю свою магию до капли и ещё и кровь. Сколько она там отдала, Рена не знала, и почему всё случилось так неаккуратно тоже – но на руке у Молнии был длинный, уже немного подживший порез, да и шатало её ощутимо.

Потом был ритуал с понятным назначением, магически не затронувший, но вымотавший физически всех до такой степени, что Рена до домика буквально ползла, опираясь на стенки. Молния отправилась спать вниз – в источник. Глэм предлагал свою помощь, но темная хорошо помня о том, как тяжело другу даются женские касания, предпочла добраться на своих ногах.

Дэну, как тузу, и Мастеру, выступающему в качестве короля, досталось, кажется, больше всего. По крайней мере, ни один, ни второй предложить свою помощь не смогли. Алекс, чувствующий себя относительно нормально, хотя там точно были свои сложности, на руках отнёс Айрис в её комнату. Дрессировщице предстояло ещё минимум неделю соблюдать постельный режим, но при этом самый чудовищный ущерб был нивелирован! Сведён к минимуму с легкой руки крылатого гонца… хотя точнее будет, благодаря маленькой шаровой молнии в её лице.

Но на этом тяжелый день закончен не был. Не успела Рена выползти после обеда на кухню в размышлениях на тему того, что можно было бы съесть – состоялось новое явление Молнии. На этот раз подруга стояла на своих ногах, и была хоть с крупицей магией на дне ауры. Узнав, что Рена поесть ещё не успела, девушка просияла, эльфийке на этом стало страшно, умчалась в свою комнату и вернулась с огромной пивной кружкой заполненной чем-то.

И это «что-то» предстояло выпить.

Полностью.

При этом вариант «а можно я не буду» под вдохновленным взглядом Молнии, Рена даже озвучить не смогла. Пришлось пить.

Все оказалось не так страшно, как показалось на первый взгляд. Было кисло-сладко, язык щипало, нёбо щекотало пузырьками, но, в общем и целом, пережить оказалось возможно. И сам напиток, и радостное «я теперь умею, я тебе каждый день такое буду делать!»

Но когда на Итаян взошла ночь, Рена сбежала.

На доске подходящих заданий для неё не было. Обычно дела с «воровской» сущностью старались или передавать тайно, или оставляли соответственно в тайных местах. Но усидеть в гильдии не было никакой возможности.

Волосы лезли в глаза, поэтому Рена завязала бандану, поправила ветровку – ночи ближе к концу лета становились прохладными, особенно на нижнем материке. Проверила запас зелий при себе и двинулась в место, куда приличным девушка был вход заказан.

Маленькая таверна в Тёмном лесу была известна многим, а вот чтобы туда пройти надо было или быть «своим», или иметь соответствующее приглашение.

Рена была здесь своей вот уже пять лет. С того момента, как ограбила дом первосвященника на Верхнем материке. Знали об этом немногие, но влияния этих немногих было достаточно, чтобы открыть Рене дорогу в самые сливки воровского общества. Туда, где вертелись самые лучшие заказы, впрочем, каждый из них мог легко стать смертельным.

Начало ночи на Серединном материке было равно глубокой ночи на Нижнем материке, а на Верхнем в это время ещё только-только начинались сумерки. Рассвет начинался всегда именно – на Верхнем материке, а вот Ночь зарождалась на материке Нижнем.

Так что к тому моменту, как Рена появилась в баре «У минотавра», все, кто хотел взять работу – уже разошлись; а те кто пришли выпить – уже до кондиции в основном допились.

За барной стойкой сидел высокий тёмный эльф с арфой, поприветствовал Рену коротким кивком, и девушка ответила таким же.

- Рена, как всегда? – барменом сегодня был вменяемый парень, худенький орк, и эльфийка кивнула.

Почти тут же перед ней остановилась высокая чашка с фруктовым чаем, креманка с вареньем из роз и два ломтя свежевыпеченного хлеба.

- Ты не меняешься, - тёмный, отложив в сторону лиру, протянул руку, коснулся её щеки. – Всё ещё бегаешь за этим светлым?

Рена взглянула на знакомого с искренним изумлением.

«Бегать за светлым?!»

Потом хмыкнула:

- Да, какое тебе дело, даже если и бегаю?

- Разбиваешь мне сердце, - тёмный опустил ладонь на плечо эльфийки, чуть его сжал. – Неужели, ты забыла нашу любовь?

Сердце кольнуло тревогой.

«Нашу любовь? Да, ладно. Он просто трепач. Мальт всегда был такой, вначале скажет, потом подумает. А в последнее время он и думать вообще перестал».

Только тревога от самовнушения утихать и не подумала. Но, наверное, так не бывает? Чтобы вот так на пустом месте встретиться с тем, кого Рена забыла.

- Интуиция подсказывает мне, что это ты забыл мой фирменный удар слева. Освежить твою память?

- Нет, - Мальт засмеялся, отодвинулся. – Испортишь мне лицо или паче того – нос сломаешь, как я выступать буду?

- Я верю в тебя – ты придумаешь.

- Приятно видеть такую веру в мои силы! О, кстати, Рена.

- М… да?

- Каким сегодня концертом ты нас порадуешь?

- Я то? С чего бы вдруг?

- А вон, - эльф качнул головой в сторону дверей.

Неприметная полукруглая дверца качнулась, впуская троих в сверкающих латах. Демон и двое вампиров. Стандартный наряд стражи Нижнего материка.

- Только стражи сегодня здесь не хватало! – рассердился бармен, - мы же уже в этом месяце им заплатили! Что они пришли?!

Рена не слушала, она торопливо перебирала в памяти последние кражи, в испуге пытаясь угадать, на какой из них сейчас её заклинит и …

- Минуточку внимания, - демон поднял руку, демонстрируя тонкий жезл. Волна неприятных мурашек по коже – в помещении только что установился антителепортационный щит. – Лэры и лэри, приношу свои извинения за беспокойство, но пару часов назад из тюрьмы бежал опасный преступник. По оперативным данным стало известно, что он мог укрыться здесь. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах. Сейчас мои сотрудники пойдут к каждому из вас и проверят вашу личность. Не пытайтесь бежать. Не пытайтесь переместиться. В любом случае, это ни у кого из вас не получится.

«Сбежать от ночного патруля? Это надо быть полным идиотом, даже чтобы такую мысль допустить. Так… а теперь, что? Всё, я попала? Начинают они с барной стойки? Ну, что ж за невезение то такое!»

Рядом отчитался Мальт, и второй стражник остановился перед Реной.

Эльфийка облизнула пересохшие губы, попыталась вспомнить, как на Ночном материке бежать, чтобы не попасть в тюрьму.

- Ваше имя и род занятий.

В этом месте язык начинал трепать околесицу, но когда в этот раз Рена открыла рот, то в баре прозвучал её спокойный чёткий голос:

- Гильдия Чёрный храм, Рена эль Виралис.

- С какой целью вы здесь находитесь?

- Хотела выпить в хорошей компании.

- Поближе место не нашлось, лэри Рена?

- А у нас какой-то запрет на посещения Нижнего материка?

- Нет, лэри. Вопросов нет. Спасибо.

Рена улыбнулась, кивнула и повернулась обратно к стойке. В висках билось «Почему?! Почему?! Почему?!»

В баре надолго она не задержалась. Оплатила заказ, криво усмехнулась на добродушное подсмеивание Мальта и выскочила на улицу. Постояла, глядя на набегающие сумерки и прыгнула домой. Так больше продолжаться не могло!

Она должна была понять, что случилось, кого именно она любила!

И раз с ней не хотели говорить окружающие, мотивируя это её же благополучием, был друг, которого она могла спросить, и он бы ответил.

Конечно, посреди ночи вламываться к светлому эльфу – это верх безобразия и безрассудности. Но ведь они же друзья! Только почему-то, когда мысли касаются Глэма, ощущение такое, что в памяти чёрная дыра вспыхивает. Что-то было, что-то ещё, а что именно – кто ж скажет?!

Точно не Рена.

Зато можно было спросить Глэма!

Главное, чтобы эльф был дома или отозвался на магический призыв.

Главное, чтобы повезло!

Но, увы, Глэма не было дома, на магический призыв он не отозвался, и Рена просидела у окна до утра… А потом легла спать, досадуя сама на себя. Из оставленного ей источником времени оставались последние сутки…


В коридорах было темно, восстанавливать артефакторную сеть здесь – практически на задворках, Молния бы не решилась, даже если бы велел Мастер. Слишком уж они были старые. Вообще, создавалось такое ощущение, что замок вниз был матрёшкой. То есть гильдийцы нашли что-то кажущееся древним, но древним не являющееся. И вот это самое древнее было лишь обёрткой, скрывающей в себе ещё что-то более древнее.

- Ты сама поняла, о чём подумала? – спросила парящая рядом девушка, и Молния скосила взгляд в сторону.

Это была еще одна причина, по которой она всё-таки рискнула отправиться вниз, не сказав никому ни слова – хозяйка замка.

Когда-то её звали Крисабель, сейчас она попросила называть её Белла.

Молния познакомилась с ней сразу же после того, как пробудила магический источник. Тогда Крисабель была лишь бледной тенью, не имеющий ни черт внешности, ни ярко выраженных черт характера. Просто полоса чего-то не очень понятного, представившегося как дух замка.

По мере того, как велись работы внутри замка, восстанавливались хотя бы некоторые основы – Белла с каждым днем оживала.

- Поняла. И кстати, может ты мне и пояснишь? У меня такое ощущение, что пара этажей и как минимум блоков пять, не считая коридорной цепи из тех времён, когда здесь того самого первого мастера и не было даже!

Замковый дух насмешливо фыркнула.

- Ну, Молния, ты же не думаешь, что я отвечу на такой вопрос?

- Здесь совсем нет артефактов, зато здесь очень древние камни, - начала магесса рассуждать вслух. – При этом они укреплены магией, чтобы не рассыпаться, но вкрапления, которые я в них вижу магическим зрением… это технология, которая давно утеряна даже гномами и драконами! Магия – часть камня, а не инородная структура.

- И что? Причём здесь гномы и драконы?

- Первые – считаются хранителями знаний, которые касаются строительства и всего прочего. А драконы – древнее… не сказать кого. Они могут знать. Но точно не люди.

- Почему ты не допускаешь, что первый мастер гильдии был драконом? – уточнила Белла, оттолкнувшись от пола и взлетев, теперь она летела спиной вперёд, разглядывая Молнию.

Та задумалась и отрицательно покачала головой:

- Не верю. Драконы очень древние, да и чтобы их убить, надо приложить очень много сил. К тому же, они эгоисты и не очень хорошо относятся к людям. В большинстве своём. В общем, нет. Я допускаю, что могу ошибаться, но всё же – нет. Так, Белла, мне кажется или нет?

- Нет, тебе не кажется, - привидение взлетело повыше, погладила свод того коридора, по которому они сейчас шли. – Когда-то здесь стоял совсем другой замок. Но не проси меня рассказать об этом, я скована клятвами молчания.

- Вот как, но значит он здесь был. Уже легче, - Молния подумала, вытащила из кармана резинку и прихватила волосы, затем подняла голову: - Белла, всё в порядке?

Дух замка опустилась вниз, прислушиваясь к чему-то, и дёрнула плечом:

- Нет, ты представляешь, он пытается меня взломать!

- Он? – не сразу поняла Молния о чём речь, потом задумалась. Коридоры были до сих пор закрыты, потому что на территории гильдии находились те. Кто был ещё немного в теме насчёт того, что ещё здесь спрятано. Чтобы пройти вниз, девушка попросила просто раскрыть для неё стены и потом закрыть за ней. И кому могло не понравиться препятствие на пути? Только одному магу, который считал своим долгом взломать всё, что ему мешает. – Взломщик. Дэн! Это… опасно для тебя?

Белла негодующе подняла голову:

- Вот ещё! Не доросли у него руки ломать такой замок, как я… - возмущенные нотки стихли, сменились на задумчивые. – А может и доросли. Он кто?

- Туз.

- Нехорошее дело, - дух скользнула вокруг Молнии. – Далеко не заходи, будь осторожна – тут много ловушек. А ещё есть места, где тебя не найду даже я. Так что, осторожность должна стать твоим первым именем. А я пойду с этим ломателем разберусь. Не дай Творец покорёжит мне магическую систему, я потом её несколько суток буду восстанавливать.

- А сможешь? Разобраться?

- В лоб – нет, а вот отвлечь его внимание, думаю, получится. Молния, ещё раз повторю – будь осторожна. Здесь есть места, в которых тебе не поможет вообще никто.

- Я поняла. Ты тоже будь осторожна, этот мужчина только притворяется шутом и дураком, на самом деле – он опасен. Имей это в виду.

- Хорошо! – Белла кивнула и пропала.

Молния двинулась дальше по коридору.

Под ногами были черные полосы, на стенах – гарь. Когда-то здесь бушевал пожар? Вряд ли естественный, скорее здесь танцевали языки магического огня.

На ходу вытащив из кармана старую потрепанную карту, девушка опустила пониже светильник, разглядывая переходы.

Белла, когда только услышала, куда Молния вознамерилась попасть, чуть ли не грудью закрывала коридоры, и теперь становилось понятно почему. Это была не её территория. Это была территория замка, но вот замку как таковому – не принадлежала.

Да, такое было возможно. В мире магии возможно было вообще всё, и девушка, покопавшись в памяти, даже смогла сообразить, что именно было причиной такого вот состояния раздвоенности. Здесь территория Беллы, а здесь – нет. И она озвучила его духу немного ранее. Те коридоры, по которым Молния сейчас шла, были коридорами совсем другого замка, выстроенного кем-то задолго до первого Мастера.

Это уже потом это место стало домом для гильдии Чёрный храм. Собственно говоря, скорее всего, гильдия стала просто первым официальным домом для карателей. Быть того не может, чтобы за столько времени никто не озаботился проблемами Итаяна. Возможно, не в таком размахе, возможно не с таким набором «героев», но должны были быть те, кто заботился о мире.

Быть того не может, чтобы Творец, его создавший, просто взял и бросил его. Скорее более логичным выводом будет другой: подобное тянется к подобному. И гильдию Чёрный храм привели на то место, где уже был кто-то, кто занимался подобным делом. Только в одиночестве.

За что и пострадал.

Тряхнув головой, подобные мысли были далеко не в её стиле, Молния огляделась и снова подсветила карту.

С первого взгляда эта пожелтевшая бумага напомнила магессе первый этаж подземелий, самый новый, если можно так сказать. Но ощущение было ложным. Коридоры были похожими, но не точно такими же. И как только до Молнии это дошло, она смогла и сориентироваться с тем, куда в действительности ей нужно было попасть.

И вот вокруг уже был самый нижний этаж замка, тот самый – чужой или изначальный.

Тихие шаги были не слышны, и девушка то и дело ежилась от неприятного ощущения, словно она делает что-то не то, словно она вмешалась в дело, которое её не касалось.

Первый крестик на карте сокровищ привел к сокровищу на самом деле.

Это была небольшая ниша в стене, открывшаяся после того, как девушка скользнула пальцами по небольшим выступам, чтобы активировать ее.

В нише, наверное, когда-то была и подушка, и что-то ещё, но сейчас здесь был только слой пыли, в которой что-то лежало. Какой-то комок непонятно чего. Вытащив его на свет своего магического светильника, Молния вздохнула. Это тоже придётся отмывать… Причем, почему-то показалось, что самой. И лучше про находку никому не говорить.

Что ещё за сумасшедшая паранойя?

Захотелось заговорить в голос и поговорить сама с собой.

От ощущения спёртого воздуха, в горле чесалось.

- Молния… - тихий голос донёсся из-за спины, и девушка перепугано дёрнулась, повернулась, но в коридоре не было никого кроме неё.

Но как только она сделала шаг в ту сторону, куда вела карта, за спиной раздались шаги.

Не такие тихие, как у неё самой, громкие, уверенные. А ещё – если она была в обуви с очень мягкой подошвой, то тот, кто шёл за ней, был в сапогах, и судя по звону ещё и со шпорами?!

Девушка нервно дёрнулась, но… тишина.

- Кто здесь?! – потребовала она ответа.

- Молния! – донеслось до неё, и снова за спины.

Перепуганная магесса затеплила более яркий шар, а за ним повесила вверх ещё один и ещё, но всё, что она видела – была пустота давно забытых коридоров.

- Чушь какая-то. Нет здесь никого! Нету!

- Нету, нету, - подхватило эхо.

- А может есть? – возразили ему.

- Да нету же!

- Ты что, не слышишь что ли?

- А я говорю – есть!

Серебристые молнии, которыми окуталась девушка за одно мгновение, прянули в разные стороны, но… ни в кого не попали.

«Бежать нельзя, бег здесь – шаг к смерти», - Молния сцепила зубы и шагнула по пути на карте ко второму крестику. – «Не бежать. Не бежать. Здесь никого нет. Никого нет!»

Голоса становились то громче, то время от времени наоборот тише. На девушку никто не нападал, никто не пытался её ударить, столкнуть куда-то, активировать какую-то ловушку. Это просто были голоса и шаги, к которым разве что ещё звяканье цепей и шорох одежды присоединился.

Страшно было – словами не передать! Но какие сокровища без привидений?

Голоса стихли окончательно к тому моменту, как Молния подошла ко второму месту, отмеченному на карте сокровищ.

Кусок стены в сторону отъезжать не хотел. Судя по всему, заело механизм, отвечающий за физику, и Молнии пришлось, применив усиливающие заклинания, буквально отволакивать его в сторону.

Но, сюрприз!, ниша была пуста.

Не совсем пуста в плане магическом, но никаких сомнений в том, что чего-то внутри, что там должно было лежать – не было.

Магическая ниточка, почти порвавшаяся от древности, вела куда-то в сторону.

Но когда Молния, проследив за ней взглядом, попыталась уйти прочь, она обнаружила, что сделать этого не может. Камень в нише стал зыбким и обхватил ноги девушки. Магия на него не подействовала, а грубая сила не помогла. Когда же Молния попыталась руками что-то с этим камнем сделать – камень показался ей как камень.

Это было даже не ловушкой и не было заклинанием. Просто словно чья-то могущественная воля не отпускала гостью никуда, пока она не сделает что-то…

Магическая нить, ведущая к артефакту, истончилась ещё сильнее, покачивалась и дрожала на невидимом ветру, угрожая вот-вот порваться.

И единственное, что пришло Молнии в голову, что порваться не должна как раз вот эта ниточка.

Тяжело вздохнув, вот точно же полезла не в свое дело!, девушка подумала немного, но поскольку выбора ей не оставили, осторожно влила немного своей силы в дрожащую нить. Магия уходила, как вода в песок, но изменения всё же были – мало-помалу нить начала набирать силу. А когда место разрыва перестало быть таким явным, громовержка перетянула нить на себя, пользуясь парой фамильных секретов.

Перед глазами качнулся белый свет, затошнило, но тут же всё успокоилось. И камень стал себя вести как положено нормальному полу, в том смысле, что отпустил ноги Молнии, и она вольна была идти в любом направлении.

Только вот двигаться к той самой третьей точке не хотелось. Потому что ощущение того, что только что она вляпалась во что-то очень дурацкое не просто присутствовало, оно буквально выло в душе девушки корабельной сиреной.

- Если я сделаю вид, что меня тут никогда не было – это поможет? Нет… Ну, кто бы сомневался в моей наивности!

На этот раз шаги за спиной не зазвучали.

Коридоры стали чуть грязнее, чуть уже, но при этом пропали со стен вековые наросты пыли. Исчезла из воздуха ощущение спертости, и больше не танцевали в свете магического шара пылинки. Зато запахло кровью.

Молния старалась не оглядываться по сторонам, максимально притушила свой светильник, переведя его в другой диапазон свечения.

За это место когда-то шли серьёзные бои. Здесь умирали люди, и даже в смерти оставались здесь, скелетами, упырями, привидениями – отдавали свои души, только чтобы некто не прошёл дальше. Почему? Ради чего?

С каждым новым шагом идти становилось тяжелее. Коридор был пуст, а ощущение было такое, словно Молния шла по трупам.

К горлу не раз уже подкатывал комок, и с каждой минутой тошнило всё сильнее и сильнее.

«Вот тебе и карта сокровищ. Нашла приключения?» - сердито выговаривала девушка сама по себе. Но шла… потому что не то что обратно пойти – обернуться было страшно.

Поворот, поворот, новое мерзкое ощущение, которое даже трактовать не захотелось, и Молния вышла к маленькой комнатке.

Внутри было так темно, что её шар абсолютно не спасал. Ни когда он был один, ни когда их стало уже десять. Бесполезно! Абсолютно.

Темнота была такая чернильно-густая, что даже думать о том, что туда придётся войти, не хотелось!

«Можно подумать, у меня есть выбор», - мрачные мысли оптимизма не добавили.

Молния погасила вначале первую пятерку шаров, потом вторую, в надежде, что это поможет разглядеть хоть что-то и шагнула в комнатку.

Темнота обволокла её мягким покрывалом, погладила по волосам, скользнула по шее и обернулась костяными пальцами, сдавливающимися всё сильнее и сильнее.

- Девка? Девка, - прорычал кто-то. – Сама пришла, никто насильно не волок. Вот запомни, пока не найдёшь – не умрёшь! Всего их есть на свете три, чаще по миру ходи. Каждому по одному, дашь больше двух – начнёшь войну. Часть одна уж у тебя, одна ниточка – дана. Где же третья – ищи, никому не говори. Дам тебе три года я, на пороге уж беда. Всё в руках твоих, девчонка, прояви свою сноровку. Коли сделать всё успеешь, коль загадку разумеешь, коли сможешь всё понять, дам подсказку я опять…

Воздуха не хватало, в груди было тесно, перед глазами взрывались фейерверки, боль поглотила с ног до головы. Когда же обруч на горле сжался окончательно, Молния потеряла сознание, успев понять, что искала она приключения, а нашла – проклятие.

Глава 18. Первый хранитель.


Глава, в которой Дэн знакомится с духом-хранителем замка,

а Молния выясняет, что ей удалось найти в подземелье.


Дэн около заинтересовавшего его куска стены торчал уже полчаса. С того самого момента, как попытался найти Молнию, но потерял её на ровном месте. Вот как раз – прямо здесь.

Вначале мужчина стоял, потом понимая, что что-то тут не так, но с наскока разобраться не получится – уселся прямо на пол.

Мерцание магических линий в том месте, где глазами он видел стену, образовывало причудливую, но незнакомую вязь охранных плетений. Причем если некоторые блоки Взломщику знакомы были по его карьере, еще пару он мог опознать благодаря широкой теоретической базе, то назначение еще доброго десятка для него оставалось тайной.

Разбираться приходилось наощупь, но вот ломать что-то Дэну и в голову не пришло.

Его учитель начал обучение с вбивание в голову непутевого ученика одного-единственного принципа: не понимаешь - не лезь.

Дэн не понимал, поэтому спокойно сидел на одном месте и пытался разобраться не в том, как это хотя бы работает; а в том - зачем это вообще надо.

Ощущение появления кого-то рядом возникло мгновенно, Дэн дернулся, затеплив на правой руке боевую молнию, и тут же отпустил ее.

Не враг, не чужак. Перед ним стояла девушка. В первый момент, в тусклом освещении коридорных светильников он даже не понял, что с ней не так. Девушка как девушка. Длинные волосы, пухлые губы, лицо овальное, глаза крупные, серые... Потом пришло понимание. У людей не бывает такого серого налета кожи, таких серых волос, таких оттенков радужки, и уж тем более люди едва уловимо не светятся. Незнакомка человеком не была.

- Дух замка, - пробормотал Дэн.

Появившаяся девушка уточнила:

- Это вместо приветствия?

- Отчасти, - согласился мужчина. - Ты значит местная хранительница?

- А ты значит невежливый местный абориген? Пришел, не поздоровался, зато ковыряться в плетениях начал.

- Простите, леди, простите, - Взломщик вскинул руки, обаятельно улыбаясь. – Позвольте, я исправлю свою оплошность. Меня зовут Дэн. Я местный маг, один из членов гильдии Черный храм. И никак не могу понять, хоть и смотрю вроде бы внимательно, откуда тут могут быть помещения достаточно обширные и древние для того, чтобы здесь была такая чудесная леди, как вы.

- Ловелас? - вздохнула дух. - И чего тебе не сиделось спокойно? Это же теперь мучайся, стирай целиком память или подправляй ...

- Не получится, - хмыкнул Дэн, усевшись поудобнее. - Да и не след такой красавице руки пачкать.

- Не получится? - пропустила призрачная девушка мимо ушей всю вторую часть фразы. - С чего бы вдруг? Полудриады отлично поддаются ментальному контролю и еще лучше частичным правкам памяти.

- Извини, - Дэн с искренним сожалением развел руками. - Это немного не та информация, которую можно выдавать первой встречной, но ты так красива...

- А где связь?

- От любви к тебе явно умирали люди, а раз ты не в цепях - значит, об этом никто не узнал!

- Мда. Знаешь, пока ты не сказал что-то ещё более глупое, я дам тебе добрый совет – помолчи, за умного будешь выглядеть.

- Но как же? Как же? - Дэн поднялся, с интересом обошел вокруг незнакомки, ощущая что-то сродни охотничьему азарту. Девушка была экзотична и интриговала. На второй план даже отступило желание понять, что же тут вообще такое происходит. - Так, как вас зовут, леди? Или можно на «ты».

- Меня зовут Белла, - Кристабель, нахмурив брови, повернулась к стене, ощущение того, что Молния рядом, только что пропало. Значит, девушка все-таки вошла на ту территорию, где Белла была не то что не властна, она вообще не могла туда попасть.

- Значит, Белла. Bella mia, cara mia. Вы прекрасны, леди.

- О, благодарю, - девушка хмыкнула. Трепач! Сколько же она видела уже таких балаболов. Не плохие, не хорошие. Язык что помело, метет в кучу все: и то, что плохо, и то, что хорошо.

Зато с такими всегда было легко найти общий язык в магии. У таких людей редко был стальной стержень, который защищал бы их от любого ментального вмешательства.

Силы маг был немеряной, даже слишком. Белле, когда он начал ковырять защитное плетение, даже немного страшно стало. Он еще не начал его ломать, изучал лишь - снимая слепок, а она почувствовала, что он опасен, поэтому и появилась, в надежде выиграть немного времени, пока её собственная магия не вмешается в его сознание.

Она начала плести заклинание ещё даже до того, как появилась рядом. И этот мужчина – Дэн, даже не ощутил его начала. Белла доплела свою вязь, осторожно стянула её над головой незваного взломщика, приготовилась осторожно поправить память визави и ничего не увидела.

- Ну, я же говорил, Белла. Что у тебя ничего не получится. С самого начала сказал, чтобы ты не тратила своё время и ограниченные силы. Я полудриада, да. Но на вторую половину – я ундина. А они одна из наиболее устойчивых рас к заклинаниям, которые затрагивают память.

- Полукровка ундины и полукровка дриады? – Белла вздохнула, погладила по коридорной стене, выращивая небольшую плиту, на которую и села, задумчиво воззрившись на Дэна. – И вот что мне с тобой таким делать?

- Да ничего не делать. Пропусти, в коридоры. Там же, за этой стеной коридоры. Те самые, часть которых довелось увидеть Лайсу и Алексу, когда они отправлялись вызволять из заточения Айрис.

- Слушай, умный, - рассердилась Белла. – Раз тебе так хочется найти приключений на одно место, и это место не голова – иди к Мастеру. Если он даст разрешение – я открою перед тобой коридоры. Не даст разрешения – не впущу.

- Так я взломаю тогда.

- Ты попробуешь. Но у тебя с опытом пока ещё беда. Из молодых ты да ранних. Вот лет через сто мы бы ещё посмотрели, на чьей стороне будет победа. А так, даже с учётом того, что сил у меня ограничено, я тебя не впущу. Так что, не надо, мальчик, тратить моё время. Иди. Хочешь к Мастеру, хочешь подобру-поздорову.

Дэн поднялся, ухмыльнулся, став на мгновение опасным, тёмным омутом, на дне которого притаился огромный хищник.

- Я ведь вернусь.

Белла пожала плечами, тая в стенке вместе с плитой.

- Попробуй…

Мужчина подождал ещё немного, беря себя в руки, потом круто повернулся и двинулся в обратную сторону. К Мастеру. Коридоры уже потеряли свою привлекательность сами по себе, но зато тайна, за ними скрытая, была куда интереснее. И Дэн собирался вызнать о ней всё, что только возможно!


Рена проснулась от того, что за стенкой раздался очередной грохот.

Подскочив с кровати и набросив на плечи рубашку, эльфийка вышла в коридор и остановилась, разглядывая лежащую на полу Молнию. Судя по всему, грохот был от неё. Только непонятно, откуда подруга свалилась. И…

- Богиня! – ахнула Рена, наконец, разглядев синие следы на шее Молнии. Подруга дышала очень тяжело и прерывисто, и эльфийка, положив ладонь на татуировку на правом плече, она позвала: – Мастер! Мастер! Ну, Мастер, отзовитесь же!

Магия прокатилась по телу, показалось, что Рена стала фитилем горящей свечи. Если осторожно скосить взгляд вбок – можно было даже разглядеть пламя.

Мастер был в храме.

- Что случилось, Рена?

- Мастер, вы дома?

- Конечно.

- Пожалуйста, придите скорее к нам в домик. Тут Молния!

- Что случилось?! – иллюзорное ощущение огня вокруг пропало, но уже в следующий момент посреди коридора появился телепортационный коридор, и на пол шагнул Мастер. Увидел Молнию и плавно опустился на колени, прижал пальцы к шее Молнии, нащупывая пульс. – Рена, ну-ка успокойся. А то ещё немного – и расплачешься.

- Что… А… да… - потерев глаза, эльфийка поднялась с места. – Что нужно сделать?

- Дверь в её комнату открой и принеси пару бинтов.

- Целителя звать будем?

- Он на задании, - Мастер поднял Молнию на руки. – Сами справимся. Тут, судя по всему, просто шок. Ничего не сломано, просто синяки, дышит сама, даже искусственного дыхания не требуется. Наложим прохладный компресс с заживляющей мазью, пару дней помолчит. И ничего страшного. В себя придёт – дадим пить. И всё… Даже в себя приводить не надо, сама сейчас глаза откроет. Молния… - Мастер положил ладонь на щеку девушки, осторожно погладил по коже большим пальцем. – Молния.

Ресницы дрогнули, взгляд сиреневых глаз был сначала затуманенным, потом Молния улыбнулась, попыталась что-то сказать и дёрнулась.

- Тшшш, - рука Мастера легла на её плечо, и он покачал головой. – Спокойно. Сейчас попить приносу. Всё нормально. Это просто спазм. Говорить не сможешь пару дней, но не думай, что это избавит тебя от объяснений случившегося.

«Ну, да», - мысли Молнии были исключительно мрачными, когда она воззрилась на главу гильдии. – «Да я вообще не знаю, как объяснять случившееся».

- Если не знаешь, что сказать, - Мастер помог девушке сесть на кровати, пододвинул под спину подушку и двинулся на кухню. – Можешь просто показать свою память.

«Нетушки!»

- Только что от тебя прозвучало что-то в такой же интонации, в которой Айрис говорила «фигушки» на все предложения научить её чему-то более женственному, - Мастер вернулся обратно с кружкой воды, подал Молнии, а затем, когда вернулась молчаливая Рена с бинтами и заживляющей мазью, обладающей эффектом прохлады, перебинтовал горло.

- Итак. Лэри Молния, что случилось?

Бросив взгляд на Рену, Молния взглянула на Мастера с вопросом в глазах.

- Мне уйти? – спросила тут же эльфийка.

«Да нет же!» - рассердилась Молния. – «Мой же мысленный голос, Мастер, будете слышать только вы?!»

- Конечно. Могу продублировать его для Рены.

«А сделать так, чтобы она меня слышала сразу?»

- Тоже можно. Я всё-таки маг разума, а не кто-то ещё. Рена…

Эльфийка повернулась к главе гильдии. Взгляд у девушки был совершенно больной, и Мастер ощутил слабый укол раскаяния. Они все знали, кого именно она забыла. Но никто не подумал назвать ей имя. Может быть, стоило?

«Рена!» - позвала мысленно Молния.

И эльфийка вскинула на подругу глаза.

«Ага, работает! Мастер, только знаете», - громовержка состроила невинное выражение лица. – «А я вам ничего не расскажу. Не помню».

- Вообще?

«Не», - посерьёзнела девушка. – «Частично помню. Я вниз спустилась. Все разошлись, Рены дома не было, Глэм куда-то делся, Алекс с Айрис сидит, а Дэн остался и попробовал начать действовать мне на нервы. Но поскольку это не мой выход, я решила, что я от него куда-нибудь денусь. И выбрала в качестве полигона – коридоры».

- Случайно?

«Не совсем», - девушка помялась, вздохнула, потом призналась: - «Я нашла шкатулку. Во время дня большой уборки. Убирала туда старые сережки, а нашла – карту. Вот на этой карте был один красный крестик. Я по нему полезла и… Что было дальше – не помню».

- Как тебя пропустил дух-хранитель? – спросил Мастер.

«Я представитель расы громовержцев. И я знаю заклинания, которыми в случае военных действий можно было бы… сделать с ней многое. И с её защитными плетениями. Так что, когда мы встретились, мы подружились. Понимая, насколько можем осложнить друг другу жизнь. Ну, и наконец, мы были уверены, что там нет ничего страшного или опасного. Ну, ошиблись. С кем не бывает?»

- Ты – маг. С тобой такого не должно быть.

«Я маг», - согласилась Молния. – «И это значит, что я понимаю свою ответственность и готова за свои поступки отвечать!»

- Ты могла пострадать.

На это девушка ничего отвечать не стала. Ну, да, пострадала. Сама дура – сунулась непонятно куда, и было бы понятно хоть из-за чего пострадала! А то…

- Ладно, - Мастер поднялся. – Два дня никакой работы, минимум разговоров – если будет что-то нужно, позовете. Рена, присмотри, чтобы твоя новоиспеченная безголовая подруга никуда не вляпалась. Молния, если захочешь ещё раз прогуляться туда, где может быть опасно, будь добра – возьми с собой хоть кого-то.

На это девушке опять-таки не нашлось, что сказать, а Мастер со словами: «Ещё одному что-то понадобилось», пропал прямо со стула.

- Так, - Рена с тяжелым вздохом свой стул подтянула поближе к кровати, на которой лежала Молния. – Давай-ка, теперь по порядку. Ты его обманула. Помнишь ты если и не всё, то уж точно куда больше, чем достаточно!

«Мне нужна помощь!»

- Моя?!

«Именно. К тому же, некоторые вещи Мастеру лучше бы не знать. Его нервы целее будут».

- А ты о них, значит, беспокоишься.

«А как же!»

- И о самом Мастере, в общем? – коварно добавила Рена.

Молния на подначку не ответила, только улыбнулась и кивнула.

- Ну, хорошо-хорошо, сдаюсь, - эльфийка уселась поудобнее. – Итак, в каком качестве тебе нужна моя помощь?

«Найти один предмет. И забрать его. Причём так, чтобы хозяин об этом даже не догадывался».

- Чтобы такое провернуть, необходимо обойти магические щиты, но что более важно, необходимо взамен что-то оставить.

«Если ты узнаешь, что именно лежит там, на том конце нити… то я сделаю подделку».

- Ты?! Сделаешь? Там что-то очень важное?

«Я не знаю. Но это то, из-за чего меня чуть не убили. Точнее… не так. Это было предупреждением, чтобы я не проговорилась лишним».

- Так. Знаешь что, давай-ка ты по порядку. И не бойся, Мастер нас не услышит, я поставила темноэльфийскую заглушку. А когда она включена, едва ли Глэм смог бы что-то услышать. По крайней мере, Следопыт пробить мою магию не смог ни разу.

«Хорошо. Я спустилась вниз. Нижние коридоры здесь совсем от другого замка. Когда-то здесь хранили сокровище, равным которому просто не было».

- Что это было? И откуда тебе это стало известно?

Молния поморщилась, потерла горло.

«Пока я была в отключке, в мою память вошло… нечто. У этой силы нет эмоций, нет сущности, нет ничего. Только магия и знания. И… нет, это не мир. Не такое ощущение. Многого мне не сказали».

- Ладно, хорошо, - Рена настроилась, ощутив, что дело серьёзное. – Дальше что? Было это сокровище. Артефакт?

«Совсем нет. Скорее даже, это вообще к магии не имело никакое отношение, но не было это и золотом, драгоценностями. Что-то особенное. Потом, когда на это сокровище стало уж слишком много агрессивно настроенных желающих, было решено его спрятать. Но об этом узнали враги. На замок, где сокровище хранилось – напали. И пока защитники замка оборонялись, сокровище разделили на три части. И вложили их в разные артефакты. Задача, которую мне поставили – найти эти три артефакта и для двух из них – найти хранителей».

- Ты можешь рассказывать об этом всем?

«Нет. Только тем, кто может стать хранителем. Как ты».

- Я?

«Да. Ты можешь стать хранительницей второго артефакта, который ещё найти предстоит. А для этого надо найти место, где оно хранится и это место ограбить».

- Отличный план, - Рена улыбнулась. – Мне нравится. Хорошо, допустим, с этим разобрались. Третьим хранителем стать можешь ты. Правильно?

«Да».

- Ещё что-то тебе известно? Может быть, какие-то названия, стихии, что-то о замке?

«Ничего. Предстоит отыскать это самостоятельно и по…», - девушка вытащила из-под подушки завернутое в полотенце нечто. – «Вот по этому».

- Какая грязь! И… - Рена попятилась. Ножки стула проехали по полу, оставляя вмятины в ковре. – От него… тянет чем-то.

«Силой, которая тебе противоположна», - Молния поправила полотенце, создала под ним воздушную прослойку. – «Эта часть загадки лёгкая. Необходимы три хранителя, причём, как и всё на Итаяне – подчиняющиеся троичной системе. Как Верхний материк, Нижний и Серединный, также и здесь, магия светлая – дневная, тёмная – ночная и нейтральная. Я, скорее всего, выступаю в нейтральном качестве, ты как ночь. Осталось найти представителя дневной магии».

- Это свет?

«Не только, но в том числе».

- Ладно. А как найти того, у кого … один из трёх артефактов?

«У меня есть нить, которая к нему приведёт. А теперь… Разворачиваем?»

- Погоди, дай я ещё немного подальше отсяду, а ещё лучше сделаю вот так! – Рена пощелкала пальцами, подбирая частоту заклинания, а потом закуталась как в мантию собственной силой. – Да, так будет намного лучше. Открывай.

Воздушная прослойка завибрировала, и в руках Молнии разделились на две части. Одна так и осталась подносом, который по её задумке должен был выступать собирателем грязи. Вторая разделились на мелкие буранчики, и постепенно вращаясь всё это начало подниматься всё выше и выше, к артефакту.

Вниз посыпались вначале крупные куски грязи, потом всё мельче и мельче.

Когда стало понятно, что с грязью ветром разобраться не получится, Молния отпустила свои бураны, укрепила «поддон» и подошла к артефакту с водяными нитями. Будучи по рождению громовержцем, девушка могла успешно пользоваться заклинаниями классической стихийной школы, дополнительно частными аспектами молниями и базовыми нитями из стихии ветра. Ну, и вдобавок ко всему отлично знала стихию крови, но это было уже боевое наследие её неудавшегося обучения.

Вода окутала артефакт со всех сторон, закрепив её ещё одним слоем щита, Молния устроила внутри болтанку. Но вода чернела, чернела – а отмываться и не подумала.

Ни после первой смены воды, ни после второй.

- Как-то плохо у вас получается, - заметили от дверей.

Рена ойкнула. Молния вздохнула и покачала головой.

«Кто так пугает?»

- Я, - согласился Глэм. – От Мастера услышал, что ты попала… в дурную ситуацию, решил заглянуть. А у вас дверь нараспашку и вы тут с заговорщицким видом непонятно чем занимаетесь. Позволишь, я помогу?

«Безусловно. А как ты меня слышишь?»

- Мастер включил в круг, кто может услышать твой мысленный голос. Что чистим?

«А никто не знает».

- Очень креативный подход к жизни. А если это что-то опасное?

- То мы все умрём, - очень по-тёмному отреагировала Рена.

- Смешно, - взглянул на неё Глэм. – Я как-то умирать не собираюсь. У меня на жизнь другие планы.

- Тогда взгляни своим даром на эту вещицу. Опасна она или нет?

- Хорошая идея, но бесполезная. Мой дар на эту игрушку никак не подействовал.

- То есть ты уже попробовал?

- То есть, Рена, - улыбнулся светлый, - я уже расписался в собственном бессилии.

От обаятельной улыбки сердце дрогнуло и забилось где-то в горле. Дышать стало тяжело, и к глазам подкатила предательская влага.

Захотелось крикнуть, захотелось прижаться к Глэму, захотелось чего-то такого, чему нельзя было подобрать названия, но Рена осталась на месте, сжав кулаки. Он терпеть не может женских прикосновений. Даже когда она…

Что она?

Ведь промелькнуло в памяти что-то только что. Ведь было же…

- Рена? – встревоженный голос Глэма, мысленный окрик Молнии – и всё прошло. В висках чуть заныло, стало как-то очень душно, грудь сдавило, но…

- Всё в порядке, - улыбнулась она непослушными губами. – Надо просто… Это пройдёт.

«Давай я сделаю тебе напиток от источника!» - подорвалась было Молния.

- Нет, потом. У меня есть подобное. Так что пару дней, пока ты поваляешься в кровати, я вполне попью те капли.

«Какие?»

- Капли жизни.

«Пойдёт», - одобрила Молния, потом перевела взгляд на Глэма. – «У тебя есть план? Или у тебя есть заклинание получше для того, чтобы отмыть это?»

- Заклинание… Хотя не совсем, - пройдя к кровати, эльф присел на край, разглядывая Молнию, повязку на её шее. – Жаль, что у тебя аллергия на нашу магию. Я бы, возможно, смог помочь.

«Спасибо, но лучше я два дня так поваляюсь. К тому же, будет повод полежать в кровати спокойно, не бегая, и перечитать пару учебников, по предметам, которые я хоть и знаю, но которые меня напрягают».

- Ну, да, - ухмыльнулся эльф. – Как только осень войдёт в свои права окончательно, ты отправляешься на учёбу. Только я так и не понял, куда именно.

«Ну, как-то да, на учебу. А куда – факультет артефакторного дела, общего направления, а дополнительная специализация источниковед, у нас просто нет кафедры такой узкоспециализированной и хорошо, наверное», - ушла Молния в свои мысли, потом встряхнулась и возмущенно добавила: - «Не заговаривай мне зубы, Глэм! Вперёд, проверяй свою идею!»

Светлый только возвёл глаза к потолку, мучительно сетуя на нетерпеливость некоторых девушек, подошёл к её водному шарику и перехватил управление. Чуть покрутил, меняя воду, а потом опустил туда ладонь.

В первый момент ничего не происходило. А потом кожа Глэма засветилась.

«Ой, блин!» - ойкнула Молния.

Эльф взглянул на неё свысока, и здесь и сейчас девушка мгновенно поверила во всё, что рассказывали о светлых эльфах. О том, как они презрительно относятся к людям и расам, которых от людей не отличить, как они ненавидят тёмных эльфов. Но самое главное – об одном их расовом умении – использовать силу света.

Когда Мастер говорил, что Глэма воспитывали члены гильдии, Молнии как-то не пришло в голову, что среди обучающих вполне мог оказаться маг света, передавший мальчишке расовую силу.

Свет лился вокруг застывшего эльфа, всё сильнее и сильнее. Потоком по его рукам, ногтям, волосам. Серо-голубые волосы Глэма в таком освещении превратились в туманные разводы у речной глади. Прозрачные серые глаза стали двумя белоснежными провалами.

И под действием этого света внутри шара вода закручивалась уже белыми спиралями. И из них, пока сила отступала, проявлялось что-то.

Артефакт?

Вряд ли…

Простой круг из белого металла, кажется одна какая-то руна во внутренней части обода. И … всё.

Сила отхлынула, Глэм порадовался тому, что сидит, потому что каждое применение её, каждый вызов света к жизни давался заклинающему высокой ценой, и после такого стоять было сложно.

Но нужно было, нужно было вставать, нужно было заняться делом, нужно было многое сделать. Особенно то, что сделать он пообещал сам себе.

Грязь растворилась и исчезла, воздушный щит растаял.

На кровать между магами упал этот серебристая полоска металла, и теперь стало понятно, что руна там действительно одна. И в прямом значении, и в значении фигуральном – значение у руны было «один».

Ни силы внутри браслета, ни силы внешней. Даже та сильная вспышка, что отогнала Рену, сейчас казалась какой-то чуждой, приснившейся.

- Ладно, - Глэм протянул руку, покрутил отмытое в руках, разглядывая. – Выглядит интересно, но не вижу в этом браслете ничего особенного.

- Один из трёх, - пробормотала Молния. – Знать бы, ещё два – тоже такие браслеты или что-то другое? Ну, хоть какую-нибудь зацепку, чтобы потом в библиотеках поискать.

- Могу потом помочь, если захочешь, - предложил Глэм, опуская браслет на кровать. Убрал руку, но металл остался приклеен к кончикам пальцев.

Девушки переглянулись и в ошеломленном молчании снова перевели глаза на эльфа. Тот, немного занервничав от подобного внимания, переложил браслет в другую руку – это сработало безо всяких проблем. Потом снова попробовал его положить на кровать, и снова браслет остался приклеен к коже.

- Магический магнит, - пробормотала Рена. – Он видит в тебе возможного носителя. Молния, что скажешь?

«Носитель светлой сущности», - отозвалась девушка задумчиво. – «И при этом шило в одном месте, достаточно знаний. Глэм, есть желание поучаствовать в том, не знаю чем, и при этом с угрозой попасть куда-нибудь в очень большую легенду?»

- Никакого желания, - вздохнул эльф. Потом взглянул на браслет, на Молнию, перевёл взгляд на Рену. – Но вы, я так понимаю, в деле?

«У меня нет другого выбора, так что да, я в деле».

- Я точно в деле! – отозвалась Рена с улыбкой. – А что? Это что-то меняет?

- Всё и немного больше, - покрутив браслет в поисках замочках, Глэм погладил цифру один, и серебристый ободок распался на две части. И мужчина приложил его к собственному предплечью. Браслет замкнулся, ничего не случилось. Просто замок снова пропал, как будто бы его никогда и не было.

«Потребуется что-то большое, чтобы понять, что это такое», - подытожила Молния, сползая обратно в кровать и закрывая глаза. – «Но первый хранитель найден и это уже бонус».

- Ты спать? – спросила Рена. – Тебе стало хуже?!

«Нет, всё хорошо, не переживай, просто немного посплю».

- Хорошо. Тогда мы пойдём.

- Да, - кивнул Глэм, поднимаясь первым, потом повернулся. – МЫ пойдём. Рена, нам нужно поговорить.

Тёмная воззрилась на него с больным выражением в глазах, потом решительно кивнула.

Собралась подняться, но Глэм успел первым. Ладонь эльфа легла на девичье плечо, чуть сжала, и эльфов унесло телепортом…

Глава 19. Время упущенных слов.


Глава, в которой к Рене возвращается память,

А Айрис попадается на крючок Шпиона.


Красивых мест на Итаяне было очень много. Более того, исторически сложилось так, что разные расы предпочитали обустраивать себе особые местечки на разных материках. Например, демоны свои города строили исключительно на Нижнем материке. Дроу, они же тёмные эльфы, присоединялись к ним куда реже, чем того можно было бы ожидать. Сами по себе тёмные были настолько опасными воинами, что до Итаяна, как правило, они не доживали. И если уж ввязывались в войну, то второго шанса этой расе – не выдавалось.

Были редкие исключения, благодаря которым на Нижнем материке появилось несколько приземистых городов в подземельях, с гулкими коридорами и садами из сталактитов и сталагмитов.

Светлые эльфы в этом отношении были куда более предвзятые. Они не желали селиться на Срединном материке, зато Верхний материк их руками был превращен в россыпь жемчужных городов и изумительных поселений в густых лесах.

На Срединном материке селились самые разные расы, и места здесь тоже были очень разнотипные, разнорасовые и на любой вкус.

Поэтому, когда у кого-то появлялось желание найти место себе по вкусу, он мог это сделать. Хотя зачастую приходилось попутешествовать по всему миру пару десятков лет.

Или достаточно было удачи.

Зато такими найденными местечками для души маги старались не делиться. Или допускали в свои обустроенные уголки только самых близких.

Итаян был настолько огромен, что даже бессмертные драконы, которые на своих крыльях, могли пересечь одни материк из одного конца в другой, вряд ли знали все заповедные места.

Естественно, вкусы у всех разные. Поэтому то, что понравилось одному, могло не понравиться другому. Кстати на Итаяне были даже гильдии, которые занимались поиском красивых мест, а потом продавали телепортационные шары с ними магам.

В общем, если было желание устроить кому-то сюрприз – всегда можно было пойти по пути наименьшего сопротивления и купить шарик с подходящим местом. А можно было просто пометаться по Итаяну, положившись на удачу.

Рена даже думать не хотела о том, какой именно вариант выбрал Глэм, но к тому моменту, как телепортационный коридор выбросил их в подземелье, она успела сама себя более чем успешно запугать.

А уж когда вокруг расстелилось подземное пустынное озеро – стало окончательно всё плохо.

Было очень тихо.

Озеро было глубокого чёрного цвета. В матовой глубине не было видно ничего – настоящий провал. Наклонись к этой глади, толкни кто в спину, и концов сыскать никому не удастся.

- Рена? – Глэм, словно только сейчас заметив, что до сих пор сжимает плечо девушки, убрал руку и отступил.

Тёмная эльфийка огляделась.

Здесь не было коридоров. Вообще. Просто маленькая черная жемчужина в скальной гряде. Возможно, этот колодец был водным путём куда-то, но здесь и сейчас рядом не было вообще никого.

Только Глэм. Тишина и почти полная темнота.

Несколько магических светлячков, порхающих по этой пещере – в счёт не шли. Ещё едва заметно светился мох у самого края стен.

- Зачем мы здесь?

- Надо поговорить, - Глэм отошёл ещё дальше, на мгновение пропал из вида, а потом его рука сжала запястье Рены.

Каких усилий ему это стоило, эльфийка даже думать побоялась.

- Почему не в гильдии?

- Слишком много лишних ушей.

- А у нас какой-то тайный разговор?

- Отчасти. Хотя, - Глэм бессильно усмехнулся. – Скорее, я просто не хотел, чтобы… Не хочу потом думать, что кто-то меня к чему-то подталкивал. Здесь уж точно никого нет. Только ты. И я.

- Глэм! Ты так странно себя ведёшь, что ещё немного, и я начну бояться.

- Маленькая бесстрашная тёмная эльфийка? – светлый вздохнул. – Пойдём.

- Куда? Здесь же стены.

- Не везде. Есть кое-что ещё.

Свет двух затеплившихся свечей в высоких ажурных «стаканах» выхватил из темноты стол, накрытый тонкой узорчатой скатертью.

Два набора приборов. Ваза с тремя тёмно-синими розами с бархатными лепестками – любимый сорт роз Рены.

Бутылка вина.

Тонко нарезанные сыры, колбасы с аппетитным запахом, свежий хлеб, заливная рыба…

- Вот теперь мне совсем страшно, - пробормотала Рена, садясь на выдвинутый для неё стул. – Ещё немного, и я подумаю, что это свидание.

- И будешь почти права.

- Почти?

- Ты ничего не помнишь, так что… вначале я постараюсь объяснить, что всё это значит.

- А есть что объяснять? – недоуменно переспросила Рена, ощущая как сердце тревожно сжалось.

- Есть. Говорят, что первая реакция – самая искренняя, честная и настоящая. В тот момент, когда я осознал, что ты меня забыла, я ощутил, что моя душа от боли превратилась в маленький пульсирующий комок.

- Я тебя забыла?! О чём ты говоришь? Я тебя отлично помню!

- Нет, Рена. Ты помнишь Глэмора, светлого эльфа, Охотника, твоего друга, хоть и не с детства. Но ты забыла другое. Ты забыла меня… как того, кого любила.

Губы пересохли. Захотелось закричать или заткнуть уши и не слушать, не слышать! Но Рена стиснула кулаки и осталась на месте. Её друг Глэм имел одну фобию – он боялся женщин, он боялся их прикосновений, ненавидел, правильнее даже будет сказать.

Чтобы он полюбил кого-то? Чтобы он допустил, чтобы его полюбила девушка или женщина? Да её скорее ждал бы визит к гильдийскому Алхимику с просьбой об отворотном зелье! Или, например, к Мастеру с просьбой о подчистке памяти.

- Я тебя… не понимаю.

- Тогда… я скажу сначала главное. Я тебя не отдам. Я от тебя не отступлюсь. Я светлый эльф, с фобией, которая эльфам особенно то и не подходит. К тому же, по умолчанию я должен быть снобом, кем-то там ещё, а ты мало того, что тёмная эльфийка, так ещё и воровка, но … я не могу просто взять и сдаться.

- Глэм… - Рена вздохнула, протянула ладонь и… бессильно уронила. Она этого не помнила. Она ничего не помнила из того, что касалось его. Значит, это он – тот самый «светлый», за которым Рена «бегала»?

- Ты ничего этого не помнишь.

- Тогда, расскажи мне, пожалуйста.

- Ты помнишь, как мы познакомились?

- Да, - Рена засмеялась. – Ты принял меня за мальчишку. Я как раз только-только вступила в гильдию, ещё не успела ни сама примелькаться, ни запомнить кого-то, а тебе нужен был напарник для задания. Я была под рукой, и Мастер отправил меня с тобой.

- Точно. Мне бы и в голову не пришло, что худощаво-костлявое, ребровато-угловатое – это девушка. Ты ещё и фразы строила так, что твой пол по ним понять было невозможно.

Рена кивнула.

Тогда для неё так было безопаснее. Кто бы стал искать наследницу благородного рода, третью жрицу паучьей богини в трущобах под видом мальчишки?

- Какая вторая встреча была, ты помнишь?

- Да, - на губах Рены появилась нежная улыбка. – Это был бал. Я там была по работе, а ты сопровождал кого-то… пока охотился. Это было так смешно, когда наши глаза встретились. Только… - девушка откинулась на спинку стула, прикрыв глаза, потом кивнула. – Да. Там я в тебя и влюбилась. Когда мы отправились на задание, рядом со мной был сутулый парнишка, с усталым видом, а на балу я увидела прекрасного принца, состоящего из тумана и латуни. Ты был… таким недосягаемым. Истинно светлым. Моей полной противоположностью. Я же не знала…

- Ты не знала. А я опешил, потерял дар речи, когда увидел знакомую фигурку – только в платье. Ты пригласила на танец, и я отказал. Ты даже не обиделась, посчитав, что дело – делом, а вот в жизни мой снобизм точно такой же, как и положен нашим… «светлым» расам.

- Точно-точно! А ещё… - Рена прикрыла глаза. В памяти какой-то кусочек встал на место. – Да! Потом мы встретились снова на задании. И в очередной раз ты был хоть и холоден, но любезен.

Глэм кивнул.

В ушах слышался гул крови. И настырное требование: «Продолжай, только не молчи, только не замолкай, не дай ей сойти с пути, если она замолчит – то всё, ты её упустишь. Ты и без того уже упустил время, когда нужно было говорить эти слова! Восполняй, пока не стало ещё слишком поздно. Если уже не стало».

- У меня тогда голова была забита чем угодно, но только не тем, что мы опять вместе на задании. Ты оказалась удивительно быстрым и смышлёным напарником, настолько, что я даже как-то упустил из вида, что ты – девушка.

- И дело чуть не закончилось бедой, - Рена закрыла рот ладонью, чтобы не смеяться в голос. – Потому что наряд стражи вне расписания загнал нас в узенькую кладовку, где мы оказались нос к носу.

- В результате мы чуть не устроили магический резонанс и чуть не попались. Если бы не твоё чутье и не твое умение делать элементы для побега из подручных материалов. Из чего ты связала верёвку?

- Из штор, - хмыкнула Рена, отламывая кусочек сыра и кидая в рот. Облизнувшись, тёмная эльфийка задумалась и добавила: - Ага, потом я позаимствовала у тебя рубашку для прочной связки и утащила ещё пару скатертей из столовой. И там же, пока мы висели на стене, призналась тебе в любви.

- Это было точно самое оригинальное признание из всех, что я слышал, - согласился Глэм. – По крайней мере, такого не было ни до этого, ни после. Но знаешь, - доверчиво понизил он голос. – В тот момент я был уверен, что ты пошутила.

- Ага, чтобы тебя подтолкнуть, - засмеялась Рена, - а то ты завис на одном месте, а там снова стража собиралась выглянуть. Правда, уже через пару лет, мои слова оказались пророческими. Мы узнавали друг друга…

- По чуть-чуть, понемногу. А потом тебе пришла в голову идея о том, что подобное нужно лечить подобным! И чтобы вылечить меня от фобии женщин, надо меня к ним приучать. И началось. Ты же меня обнимала как плюшевого мишку!

- А надо было как-то по-другому? – удивилась Рена. – Я думала тебе будет легче от таких… обнимашек без эмоций.

- Рена! Ну, ты себя со стороны слышишь? – застонал Глэм. – Легче мне! Да я в статую превращался каждый раз!

- О чем-то большем мне и мечтать не приходилось, зато я тебя обнимала. Было тепло… Потом я снова уходила на работу, совершала глупости, а сама думала о том, что возможно мы снова увидимся… и… - Рена отвела взгляд. – Наверное, это надо было сказать раньше, да? Чтобы я перестала это делать. Даже не так. Я хотела… я надеялась, что ты мне скажешь, кого я забыла. Я привыкла к тому, что могу на тебя положиться. Но мне и в голову не могло прийти, что забыла я как раз тебя. Тебе не стоило всего этого рассказывать, Глэм.

- Почему?

- Потому что тебе было бы легче. Я бы не помнила об этом, не стала бы к тебе снова… не стала бы портить тебе жизнь.

- Рена.

- Да и тебе надо было бы просто сказать мне раньше! Я бы… прекратила. Я не знала, не думала… Мне казалось, что мало-помалу всё становится немного лучше… Кажется, - Рена с трудом удерживалась от слёз, - я ошиблась, да?

- Рена…

- Я хочу… - девушка облизнула губы, встала, чтобы вернуться домой, и обнаружила, что со своими, до сих пор не восстановившимися силами, переместиться ей не удастся. Они были далеко от гильдии, но что более важно – материал, из которого была пещера, был камнем с низкой проницаемостью. Магические волны им частично гасились. Без Глэма Рена не могла покинуть пещеру.

- Вот так и бывает, упустишь время сказать какие-то слова, а потом… становится поздно. Рена. Пожалуйста, сядь. Я ещё не закончил.

- Осталось что-то ещё?

- Самое главное. То, наверное, с чего надо было начать. Я не подарок, но в гильдии об этом знают достоверное только трое: Мастер, в семье которого я воспитывался, Айрис, что стала мне как сестра. И ты. В гильдии полно красивых девчонок, но ты и Айрис – вы единственные, с кем я ходил на ежегодные балы и был горд тем, какие красивые со мной спутницы. Ты и разве что ещё Следопыт – те, кого я могу попросить о помощи, если она мне нужна. Если мне захочется сходить куда-то, и мне нужна будет компания, в первую очередь я подумаю о тебе. Рена, ты так много места стала занимать в моей жизни! А я этого не понимал. Я осознал, что ты для меня значишь, только когда тебя потерял. Когда ты была совсем рядом, в пределах досягаемости, но твой взгляд был взглядом незнакомки. Красивой незнакомки, которая знает, чего хочет от жизни. Я теперь тоже знаю. Я не хочу тебя терять. Я не хочу, чтобы ты переставала пробовать свои попытки меня излечить. Я не хочу, чтобы ты становилась такой чужой и далекой. Наконец, я просто хочу в меру своих сил и умений попробовать сделать тебя хоть немного счастливей. Позволишь?

- Я не буду плакать, - сказала сердито Рена, кивая, а потом – расплакалась.

И Глэм, встав со своего места, пообещал себе, что некоторые слова он всё же будет говорить вовремя. А потом обнял вздрагивающую хрупкую эльфийку.

«Он от тебя не отступился? Возвращаю тебе твою память, Рена эль Виралис. Но не думай, что всё так быстро изменится. Вы сделали только первый шаг на пути к тому счастью, которое заслуживаете. И теперь от вас зависит, пройдете ли вы этот путь и если да, то как скоро…»


***


По причине недавно усилившегося ветра, окно в комнате Айрис было плотно закрыто, и даже форточка прикрыта, чтобы сквозняком больную не продуло.

Больная лечиться не собиралась – больная сердилась. Алекс, сидевший в кресле на противоположном конце комнаты с книгой, только посмеивался, что выводило Айрис из себя ещё сильнее.

- Если ты думаешь, что я буду тебе благодарна за неустанную заботу, то ты ошибаешься!

- Я это уже слышал, - сообщил Шпион, переворачивая страницу. – И если ты думаешь, что я делаю это с расчётом получить какую-то выгоду, то ошибаешься уже ты. Почти.

- Почти?

- Да. У меня есть коварный план.

- У тебя? И вдруг коварный план?! У тебя таких не бывает!

- В этот раз я сделал исключение. Хотя даже несколько исключений.

- То есть несколько планов? – опешила Айрис.

Мужчина ухмыльнулся и отложил в сторону книгу.

- Айрис, тебе не кажется, что ты на диво непоследовательно? Ещё даже двух часов не прошло после того, как ты сказала, что я холодная русалка, и ты со мной разговаривать не будешь.

- Не говорила я такого!

- Да? Ты назвала меня снулой лягушкой. Это, по-твоему, лучше?

- Ну… - девушка замялась. – Это больше тебе подходит.

- Что я лягушка? – ухмыльнулся Алекс.

- Да что ты меня путаешь! Алекс!

- Да?

- Прекрати себя так вести! Ты меня пугаешь!

- Чтобы тебя испугать, надо быть оборотнем, и оборачиваться желательно при этом во что-то шертисто-пушистое, а я лягушка, - мужчина развел руками. – Ну, как в таком ракурсе я могу тебя пугать?

- Ты ехидничаешь!

- Я тебя подкалываю, чтобы тебе не было скучно. Главные ехидны у нас по гильдии – ты и Лайс. Мне до ваших высот не добраться и до конца жизни.

- А ещё – злишься, - заметила тихо Айрис.

Алекс промолчал.

За окном шумел ветер, качались макушки чёрных деревьев. Скрипела давно уже несмазанная калитка. Сквозь светлый тюль были видны две фигуры. Кажется, Дэн что-то не поделил с Мастером, или, скорее, брату Шпиона опять что-то пришло в голову, а глава гильдии не давал на новую авантюру своего разрешения.

В комнате тикали часы. Забытая книга сама перелистывали страницы. Одному из артефактов было скучно. И он перебирал книги из других миров, в надежде найти что-то новое на почитать. По строчкам бегали шустрые буквы-таракашки, мелькали имена, названия далеких стран, наименования рас, магические заклинания.

Короткие истории сменялись одна другой, пока книга не остановилась на истории про ведьму, ставшей принцессой… Перелистнулась страница, девушка по имени Ника падала на черный песок, оказавшись прямо в центре пограничного конфликта орков и эльфов…

- Алекс…

Мужчина молча взглянул на девушку.

- Зачем тебе это нужно?

- Ну, во-первых, мы друзья. Во-вторых, мы члены одной гильдии, и я мог тебе помочь, а причин этого не делать – у меня не было. В-третьих, небольшой недельный отпуск сейчас то, что нужно. Эта работа меня окончательно доконает.

- Где ты сейчас?

- В подводном городе сижу. Королева русалок что-то затевает, у короля ундин на этом фоне постоянные головные боли. Я – крайний. Лучший Шпион подводного мира. Узнать бы, кто такое ляпнул – язык бы выдернул.

- Не-а!

- Ты что-то знаешь?

- Ага. Но не скажу.

- В этом я не сомневался ни минуты. Дальше свои коварные планы раскрывать?

- Да! – обрадовалась Айрис. Шпион любил чужие тайны собирать, а вот свои не то что тайны, даже мысли выкладывал неохотно.

- В-четвертых, я буду тебя развлекать. В-пятых, ты задолжала мне свидание, так что за эту неделю мы ещё и выберем куда пойдем. Или поедем. И на сколько.

- В каком это смысле на сколько?! Свидание же…

- Да, длится пару часов. Но есть одно место, которое тебе не помешает посетить в лечебных целях. И там же можно будет его устроить, - Алекс отмахнулся от слабых возражений девушки, словно даже их не заметив. – Я продолжаю?

- Мне уже страшно…

- Не переживай, это последняя причина. Мне нужна твоя помощь.

- Моя?

- Да. Твоя профессиональная помощь. Видишь ли, у меня есть… верховой магический напарник. Было двое. Раньше я обоих размещал в частной конюшне одного заповедника, но так случилось, что там произошла весьма странная история. Да не просто странная, а ещё и темная, если судить по тому, что сразу же после этого дрессировщица, которой я доверял, заказник этот покинула. Итак.

- Алекс?... Я, я тебя не понимаю.

- О, я объясню более предметно. У меня было две боевых виверны. Поскольку я очень долго работал на территории назгулов и наг на Нижнем материке, мне пришлось озаботиться приобретением приличного верхового транспорта. Я выбрал виверн. Могут не только себя защитить, но ещё и меня прикрыть, особенно в … опасные времена. Стояли мои виверны в заповеднике Алюкс. Больше просто не было нигде частных конюшен качественных, чтобы я был уверен в том, что моих виверн там не убьют и не отравят, смогут подлечить после того, как мы возвращаемся с болот.

- К чему ты… ведешь?

- Когда я понял, что толка от Алюкса не будет, туда поступила на работу новая Дрессировщица. И с ней мой погонщик, от моего лица заключил договор на частное обслуживание виверн. Теперь я был уверен, что мои виверны в надежных руках. А потом неожиданно, не успел я вернуться с работы, как мне становится известно, что Дрессировщица уволена. Моя одна виверна убита, по её халатности и непрофессионализма, чего в принципе быть не может. Тело виверны мне возвращать никто и не подумал. Пришлось немного провести свое расследование, которое показало, что мою виверну опаивали ядом почти две недели, и только чудом не убили саму Дрессировщицу, когда ей пришло в голову рискнуть своей жизнью и провести пару ночей у моей виверны.

- Что?! Алекс, ты!

- Это были мои виверны, Айрис. Одну отравили, чтобы тебя выжить из заповедника. Вторая осталась жива, у неё иммунитет примерно к трети всех известных ядов. Но здоровье моего Краша подкошено сильно. Поэтому, мой пункт «наконец» включает в себя именно это. Я хочу, чтобы ты позаботилась о моей виверне. Насколько мне известно, при одном из прошлых мастеров, здесь была очень хорошая конюшня для магических созданий. Я поищу в архивах, подниму все старые документы. Найдем фундамент – восстановим. И после этого, ты возьмёшь её на постой. Естественно, оплата гильдии, как и положено, оплата тебе, как и положено. Но я хочу твое согласие на эту работу сразу.

- Ты сошёл с ума!

- Нет, я просто говорю то, что тебе следовало бы знать раньше. Но… знал бы что упасть, одолжил бы пару ангельских крыльев. Так, ты согласна? Мне бы хотелось, когда я отправляюсь на работу, знать точно, что мой питомец в хороших руках.

- Алекс, это невозможно!

- Какой именно пункт? – уточнил мужчина спокойно. – Ты мне просто их перечисли, и я сделаю твое «невозможно» - возможным.

- Во-первых, я не уверена, что могу оправдать такое доверие!

- Это говорит мне человек, вылечивший королеву паутинников.

- Это ты уже откуда знаешь?! – опешила девушка, забыв мгновенно с добрый десяток своих аргументов.

- Я шпион. Я тот, от кого ничто не может скрыться. Нигде и никогда. Но продолжай. Вариант с твоим непрофессионализмом откинем сразу в сторону, как не стоящий рассмотрения. Заодно чуть позже займёмся твоей репутацией. Когда тебе станет получше, навестим заповедник и поговорим с его директором.

- Алекс! Ну, ты подумай, что ты говоришь! Поговорить с человеком, боевым магом высочайшего ранга!

- Айрис, ранг это далеко не все. И не мне тебе об этом рассказывать. Или тебе напомнить, как твоя мама, находясь в ранге травницы – меньше магии быть не может, умудрялась в дуэли с помощью своих трав победить не только тех, кто старше её на ранг, два, три, но однажды, защищая свою честь, свой образ жизни – смогла победить даже «валета»?

- Это другое! Не смешивай…

- Это одно и то же. Ранг мало значит, если к нему не прилагаются знания и опыт. К тому же, есть вещи, которые не вписываются в стандартный табель о рангах на Итаяне. В любом случае, Айрис, не будем менять тему. Что ещё ты вписываешь в пункт «невозможно»?

- Конюшни, - схватилась девушка за очевидное. – Они есть, мы нашли не только фундамент, а их самих. Но они запечатаны! И открыть эти двери – невозможно!

- Есть Дэн. Есть Молния, у которой очень интересные умения и знания, которые она ещё даже освещать и не думала. У меня есть знакомый Властитель, тот, пред чьей властью невозможно устоять. Он прикажет – и врата откроются. Дальше.

- Но… Алекс, послушай, я не понимаю, зачем тебе это надо!

- Не понимай дальше. Одолжить свою голову тебе я не могу, поэтому этот вопрос остаётся без ответа. Всё, твои «невозможно» закончились?

- Мастер не даст на это своего разрешения! – уцепилась Айрис за последнюю соломинку.

- Хорошо, я с ним поговорю. Прямо сейчас. Ты – согласна? Если он даст разрешение – ты согласишься?

Алекс вел себя очень странно. Было зябко, неуютно. От мужского взгляда хотелось сбежать, спрятаться. Надо было что-то сказать, и Айрис решила пойти путём наименьшего сопротивления. Она верила, что отец откажет Алексу, что Мастер Чёрного храма не захочет распечатывать конюшни, поэтому Дрессировщица кивнула:

- Я согласна. Если ты получишь разрешение Мастера гильдии, то я выполню свой профессиональный долг.

- Вот и умница, - Алекс, качнув пальцем, перебросил книгу на кровать к Айрис, отправил туда же корзину с фруктами, а сам пропал.

А у девушки осталось стойкое ощущение того, что она только что шагнула в ловушку, и сама того не заметила…

Глава 20. Магический зверинец.


Глава, в которой гильдийцы распечатывают магические конюшни,

И что из этого получается.


Как-то так получилось, что когда на улице немного распогодилось и все выяснили свои личные дела, собраться гильдийцам пришло в голову в домике Молнии и Рены.

Молнию вытащили из кровати, и пока девушка возмущенно хлопала глазами, угрожающе жестикулируя, над ней произнесли заклинание, благодаря которому её мысли звучали подобно словам. Правда, не все подряд, а только те, которые она думала в тот момент, когда пальцы касались наспех нарисованной на руке руны.

Мастер был где-то, но точно не в гильдии, поэтому никто не препятствовал авантюристам. Дэн получил от главы добро и сейчас развлекался тем, что под клятву о неразглашении, гулял по коридорам, пытаясь найти что-нибудь интересное, а заодно добраться до Беллы. Умная Кристабель от «балабола» пряталась.

Так что в домике собрались Рена, Глэм, Молния, Айрис и Алекс.

- Ладно, - смирилась наконец-то Молния с неизбежным. – Будем считать, что я все-таки согласилась с тем, что я обязательно должна участвовать в вашей авантюре. Хотя не очень я понимаю, зачем вам это надо!

- Как ты не понимаешь, мы всегда считали, что у гильдии нет места, чтобы строить магические конюшни. Нет средств, нет возможности, ничего нет! А тут выясняется, что конюшня уже есть, надо только её распечатать! И мы сможем завести своих собственных верховых напарников. А не вечно арендовать их или тратить массу сил на телепортацию. К тому же, - продолжила Рена, - в гильдии есть маги, которые вообще не могут телепортироваться.

- Например, - кивнул Алекс, - я один из них. У меня по рангу всего 11,99 майприна, а для того чтобы телепортация прошла как минимум без риска для жизни – надо 12,5. Чтобы не было риска для здоровья – минимум 15, как у Рены или Глэма. То есть… Это удобно, это выгодно.

- И Мастер дал разрешение? – не поверила Молния.

- Дал, - тут же ответил Шпион. – Головой, правда, покачал. Посетовал на то, что гильдия очень неожиданно пришла в движение, заворочалась, как огромный просыпающийся зверь. Но видимо пришло время перемен. Так что – разрешение есть, нам нужна только ты.

- Но зачем? Вы что без меня не можете врата раскрыть?

- А мы туда еще даже не ходили, - засмеялась Айрис. – Ну, послушай, Молния. Мы почти погодки. Ты, я, Рена, Глэм, Алекс и Дэн. Мы – шестеро почти одного возраста. Все остальные старше минимум на пять, семь лет. Для магов с большим сроком жизни это не так уж много, но самое близкое к нам поколение – это Принцесса и Вестница, а чтобы с ними общаться нужно стальные нервы и много-много выдержки. Плюс ещё пять лет – это свита дриады и Алхимик, общающийся только с Принцессой.

- Свита? – уточнила Молния. – Уже не в первый раз слышу, а что это значит никто до сих пор не объяснил!

- Они на задание вчетвером ходят. Вестница и три мужчины. Говорят, они когда с Вестницей познакомились, если быть точнее – в первый раз мужчины увидели красавицу дриаду, они поспорили, кто первый будет её танцевать. Она продинамила всех троих. Их заело. Вот до сих пор спорят, выясняют отношения, - пояснила Рена. – Это у нас Следопыт, Воин и Стрелок.

- Ого, прям военный отряд.

Маги переглянулись.

- Зришь в корень, - сообщил негромко Алекс. – Получается такая ситуация, что на жизнь Вестницы уже покушались не раз – почему никто не знает.

- Даже ты?

- Даже я.

- Ладно. А теперь давайте убедимся, правильно ли я вас поняла. Получается, что мы поколение погодок, магов, которые имеют сходные интересы, и которые могут составить определенную компанию или группу.

- Верно! - подтвердил Глэм. – Именно так.

- Ладно… - Молния вздохнула. – Будем считать, что я оценила ваши грандиозные планы, хотя честнее будет, что я благодарна за то, что меня позвали в компанию. Ну, тогда не будем тянуть. Пошли разбираться, что там за врата? Заодно заглянем к маленьким вивернам, поиграем. И я взгляну на систему магического контроля, вычитала в разделе как можно что там подкрутить, чтобы тебе, Айрис, было потом чуть легче. Но я искренне надеюсь, что вы, правда, понимаете, что задумали сделать.

Возражать Молнии никто не стал. Маги действительно не очень понимали, что именно задумали. Но вот насколько «не понимали», они узнали только через полтора часа.

Врата открываться отказались.

В том смысле, что вниз гильдийцы спустились безо всяких проблем.

Главный коридор, уже чисто вымытый и лишенный всей паутины, сверкал чистотой и пустотой.

Несколько мест: пара арок, которые могли обвалиться, провалы в стенах, в которых могло завестись что-то опасное – были уже отремонтированы. Кристабель, получившая ещё одну порцию материалов, занималась как раз основами – теми коридорами, по которым перемещались живые. И центральный коридор – ось сопряжения, как называла его Белла, - был одним из первых мест, которыми она начала заниматься.

Так что, до врат, за которыми скрывались магические конюшни, маги дошли безо всяких проблем. Заглянули к вивернам. Айрис поменяла примочки на крыльях и лапах виверны-самки, которая осталась со своими детенышами. Остальные спасенные виверны торопливо разлетелись по своим домам, местам или заповедникам.

Двум вивернам, нашедшим с детенышами укрытие в гильдии Чёрный храм лететь было некуда. Их хозяина – убили браконьеры.

И Дрессировщица собиралась найти их любой ценой.

После маленького родильного зала, вся компания перешла к вратам. Огромным. С двойной окантовкой, с количеством засовов достаточных, чтобы выдержать попадание разъяренного мамонта или даже боевого дракона в полном облачении.

Впечатляло, немного пугало, ещё немного заставляло задуматься, а так ли гильдийцам нужны эти конюшни.

Молния занималась наладкой артефакторного оборудования в этом малом зале отдыха – с двумя каменными лавками и маленьким фонтанчиком-родничком для воды, маги осматривались по сторонам, в поисках ключа или какого-нибудь механизма, с помощью которого можно было бы открыть врата.

Пусто.

- Как насчет артефактов?

- Ничего даже близко напоминающего управляющий центр, - отозвалась Молния из-под потолка.

- Ладно, - Алекс пожал плечами. – Сейчас позову Дэна.

Позвал. Заинтересованный Взломщик явился, покрутился вокруг врат, да так и сел перед ними.

- Ого! – присвистнул Шпион. – Это будет долго. Как насчёт перекуса?

- Может быть, - предложила Молния, - я позову Беллу?

- Дух-хранитель? – откликнулся Дэн. – Не, бесполезно. Это не её плетения. Я уже на её работу насмотрелся, пока тут шатался, так что знаю точно – она здесь не помощница. А еды, да, девчонки, позаботьтесь, а? А то что-то я голоден как волк!

- Шерстяную нечисть не кормим! – сердило отрезала Айрис.

Алекс усмехнулся и сел рядом с братом.

- Я помогу.

- Была твоя идея?

- Что-то вроде, - согласился Шпион, и братья умолкли, перейдя на мыслеречь.

Дрессировщица еще немного позлилась, круто повернулась и умчалась к мелким вивернам. Глэм, Рена и Молния двинулись на кухню – готовить на всю компанию.

Вернулись девушки уже одни. Глэма срочно вызвал Мастер куда-то там, зачем-то там, ну очень было надо, причём настолько, что об объяснениях причин этого «очень надо» не могло идти и речи.

Минуты текли, убегали.

Бутерброды, нарезанные девушками, пошли на «ура», а потом взяли и закончились.

Вернулась от уснувших маленьких виверн Айрис и устроилась рядом с Реной и Молнией, уже успевшими вытащить колоду карт и начать играть.

Росчерком пера нетерпеливого писца промчался час, а на середине второго врата дрогнули и начали открываться. Но – конюшен не появилось, по ту сторону врат царила тьма. Густая, как сливки; бархатная как лепестки ночных магнолий; душная, насторожившаяся – как грозовые тучи.

- Опа, - Молния покачала головой, - все назад.

- Назад? – оглянулся на неё Дэн. – Ты о чём? Это…

- Завеса защиты. Кого попало к себе не подпустит. Попробуешь ломать – получишь откатом в лоб. Попробуешь пробить – получишь откатом. Но уже не в лоб, а сразу в сердце. Надо доказать, что мы друзья. Разрешите-ка.

- Тебе это знакомо? – заинтересовался Взломщик, отступая от стены.

- Чуть меньше, чем мне бы того хотелось, особенно с учетом того, что я вообще жалею о неправильно выбранном образовании. Ну, да ладно. Будет хороший повод восстановить некоторые знания.

- Прости, уточню. А какие такие у тебя это знания?

- Боевой факультет, - отозвалась Молния задумчиво. – А ещё пара-тройка фамильных секретов.

В полном молчании девушка покопалась в кармане, вытащила горсть разноцветных леденцов, посмотрела на них и кивнула сама себе.

Первый леденец полетел в сторону черной завесы.

Ам.

- Это… это… мне показалось?! – Рена с трудом сдержалась от желания потереть глаза. Но только что на темном полотне появился язык! Огромный язык, который и слизнул конфету!

- Галлюцинации бывают массовыми только в случае применения каких-то заклинаний, - сообщил Алекс ей. – А у нас тут как минимум трое толковых магов, которые бы такой факт заметили. Не говоря уже о том, что я не могу представить себе какой силы должен был бы быть маг, чтобы продавить защиту Дэна.

- А ты видел? – тут же повернулась к нему эльфийка.

Взломщик коротко кивнул.

Видел и находился в полном недоумении.

То, что с новенькой малышкой – «дама» по раскладу, не всё так очевидно было понятно сразу. Потом это «понятно» только получило новые поводы в копилку непониманий. Мало того, что в ней был заинтересован Мастер, почему-то и хладнокровный Лайс отнесся к этой девушке с интересом и каким-то ещё снисходительным чувством.

Почему-то вокруг неё очень быстро собралась компания. Ладно, Алекс и Айрис – эти двое дружелюбные простофили, но при этом в людях они разбираются очень хорошо!

А Рена и Глэм? В силу своей любви к «няшному» темная эльфийка могла попасть под очарование внешнего вида девушки. Но светлый? Почему в компании с ней был Глэм, Дэн терялся в догадках.

Добавить сюда спокойствие в поведении с ним самим. Она ведь засекла их с братом сквозь маскировку, сквозь плащ невидимости – и атаковала.

А теперь вот эти её слова – о том, что боевой факультет в образовании, и фамильные секреты. И она единственная не была удивлена, увидев язык. Так ли проста эта «погодка», как Дэну показалось, когда они с Алексом её только встретили?

- Итак, что это за заклинание?

- Это не заклинание. Это щит. Живой щит, - пояснила девушка. – Мелкие паразиты, которые выступают симбиотами с крупными верховыми напарниками, типа грифонов. В виде маленьких куколок они спят в подходящих норах. Когда выкукливаются, получается что-то вроде бабочек. Бабочки нуждаются для жизни в магических отходах. Не чистой магии, не той, что выделяют стабильно маги, а именно в отходах, которые появляются в помещениях, где живут магические животные. То есть это конюшни, заповедники. Айрис, знакома?

- Бабочка чёрный адмирал, она же – моль магическая Орма IV. Первое название за второй этап её жизни, второе название за этап третий. Бабочкой она получает питание, на третьем этапе – молью умирает. От моли остается питательная масса, на которой потом вскармливается куколка, но при этом крылья, которые сбрасывает моль образовывает массу-симбиота, которая очень часто принимается за полтергейста за счёт образования или плесени, или … вот таких завес, - вздохнула Айрис. – Это остатки от моли?

- Ага. А среди боевого арсенала громовержцев есть одно интересное заклинание.

- Что оно делает? – уточнила Рена.

- Спрессовывает всех этих симбиотов в одну массу, придаёт ей что-то вроде «разума», хотя правильнее всё же будет сказать «директиву», которая заключается в выполнении определённых действий. Например: «не впускать», «не выпускать», «убивать неприятелей» и так далее.

- А как их удалить? – спросил уже Дэн.

Айрис шагнула вперёд.

- Удалять их не надо. У тебя леденцы ещё остались?

Молния, улыбнувшись, высыпала в ладонь Дрессировщицы горсть разноцветных карамелек.

- Ну, я пойду? Я как бы…

- Э, нет! – возмутилась Рена. – Нехорошо убегать!

- Ладно, не убегаю. Тогда иди ко мне ближе.

- Так?

- Нет, ещё ближе, - протянув руку, громовержка подтащила к себе подругу и сноровисто накрыла себя и её щитом, который не пропускал никакие запахи.

Рена, мгновенно потерявшая возможность ощутить всё многообразие окружающего мира, взглянула на Молнию непонимающе:

- Это ты зачем?

- Вонь, - одними губами ответила та.

Рена всё равно не поняла. С магической молью таинственного Орма IV она не встречалась, с ним самим знакома не была, да и в любом случае, магическая зоология, биология и энтомология в сферу её интересов точно не входили.

А вот Молния про магическую моль знала. Точно также как было известно ей и кое-что ещё. Когда взрослая моль откидывала крылышки и становилась питательной массой для будущей куколки, образовывалась гниль, вонь от которой срубала даже слона!

И ощущать на себе всю прелесть ЭТОГО, девушка не собиралась ни за какие деньги и ни при каких условиях.

Что, естественно, об этом побочном аспекте знала и Айрис.

Только предупреждать братьев она не собиралась. За мгновение до того, как снять завесу, Айрис повернулась, показала Дэну и Алексу язык и набрала дыхание, затыкая нос.

Волна вони, прокатившаяся по маленькому помещению, сработала в качестве оглушающей дубинки. Вначале без сознания свалился Дэн, у которого было более чувствительное обоняние, чем у брата, а вслед за ним рухнул и Алекс.

Дрессировщица, накинув на обоих братьев полосу вентиляционного щита, подмигнула Молнии:

- Спасибо!

Девушка в ответ развела руками.

Ну, да, она могла бы предупредить. Но на Алекса видимо Айрис была серьёзно обижена, а Дэн слишком сильно задумывался на счёт самой Молнии, и волна этого напряженного интереса-подозрения громовержке сильно не нравилась. За что Взломщик, собственно говоря, и получил весьма мелочным, но зато действенным способом.

- Рена, не отпускай меня ни за что, - велела Молния и двинулась к вратам.

За ними простиралось царство. Нет, не магических конюшен – магического зверинца.

Далеко, насколько хватало взгляда, уходили клетки, вольеры и павильоны для созданий самых разных стихий. Не только магических напарников, вроде виверн малых или боевых, грифонов или пегасов, пока девушки брели по дорожкам, зачитывая вслух названия табличек, им встретились вольеры единорогов, обычных и темных, драконов малых боевых, горгулий, различных видов пауков-охранников, которые использовали обычно некроманты в своих делах; фениксов, воплощенных стихий, вроде саламандры или каппы. Были водные павильоны для боевых нарвалов, были павильоны в которых когда-то чувствовали себя очень комфортно джинны.

- При каком Мастере наша гильдия считалась самой богатой? – пробормотала Айрис. – При втором, кажется, да. Но этот зверинец – он куда более древний! Это же настоящее сокровище, которое когда-то здесь было. Ой! Ну, посмотрите же! Арнии ветвистые! Уникальные создания, которые вымерли примерно четыре столетия назад! Последний экземпляр жил в императорском зверинце. Маги голову сломали, можно ли как-то их развести искусственно, но, увы, ни один их эксперимент так и не увенчался успехом…

- Арнии? – спросила Молния.

- Что-то вроде лани, - сообщила Рена из-за её спины. – Если правильно помню, получили своё название за ареал, в котором были обнаружены, местность называлась Арния. Вот и они стали арниями. Что же касается их ветвистости – у них рожки маленькие, а вот на копытах такие и на холке такие ветвистые тонкие… костяные наросты. Вроде сплетенных ветвей дерева. Жили в затемненных равнинах, их очень любили представители моего народа. Считалось, что это доброе предзнаменование, если перед уходом на какую-то… работу…

- Какой интересный эвфемизм, чтобы сказать на войну или допрос, - пробормотала Айрис.

Рена вздохнула:

- Ну, да. На войну или на допрос… Так вот, считалось добрым предзнаменование увидеть белую пятнистую шкурку арнии.

- Их убивали?

- Нет. Они были одними из семнадцати священных животных княжеского дома дроу. Поэтому их никто не тронул бы. Из наших.

- А не из ваших значит, тронули.

- Костяные наросты, - Айрис погладила толстое мутное стекло павильона, за которым когда-то плавали золотые окуни. – Убив арнию и спилив все её костяные наросты, можно было обогатиться. Порошок из них ценился… даже не знаю, с чем сравнить. Можно было продать всё, и всю жизнь потом не работать. Этот порошок использовался во всех ритуалах демонологов, которые призывали могущественное нечто из-за границы прорыва. Но такому применению можно было подобрать альтернативу, что и делалось обычно. А вот ещё одно назначение арниевого порошка было куда более… медицинским. Хоть и считается это мифом и легендой, наряду с мифрилом и философским камнем, но арниевый порошок использовался в зельях омоложения и вечной молодости. Одна капля такого зелья омоложения скидывала лет пятьдесят как минимум. А если готовил зелье ещё и талантливейший алхимик, то и все сто… Представляете, какая охота открылась на арний, когда это всё вскрылось?

Рена кивнула и догнала Айрис, пошла рядом с ней. Молния осталась у вольера, где когда-то бегали арнии.

Почему-то было ощущение, что в этом зверинце что-то скрыто от любых глаз.

«Показалось», - попробовала Молния себя уговорить. – «Правда, показалось. Ну, право слово, не может же быть здесь, в этом зверинце быть спрятанными те, кто здесь когда-то жил? Например, вот эти самые арнии».

В глазах потемнело, девушка качнулась вперёд, прижавшись лбом к стеклу павильона, в котором был тенистый лесной павильон. Показалось, что запахло магнолиями, показалось, что там, впереди мелькнули две белые пятнистые спинки, и Молния села на пол. Ноги отказались держать. Вокруг были не клетки, не павильоны и не вольеры. Вокруг были свертки пространства! Каждая ячейка вела в свой отдельный уголок, где создания могли себя чувствовать свободно и привольно.

- Молния?! – Рена повернулась.

- Что случилось? – развернулась и Айрис. – Ау, подруга.

За прутьями клетки снова были ворох грязной соломы, гниль и запустение. Но Молния была уверена – ей не показалось, они действительно здесь. Эти свертки пространства с теми, кто в них жил когда-то.

И это сокровище, ради которого одну маленькую гильдию сравняют с землей.

Это сокровище, о котором никому нельзя говорить.

- Молния? – тёмная наклонилась, коснулась плеча подруги, подняла взгляд к клетке… и села рядышком. Потому что для дроу с острым взглядом сумрак под широкими лапами голубых елей не стал преградой. И она хорошо видела две пятнистые спинки маленьких арний, пасущихся бок о бок.

- Так, Рена, теперь у тебя болезнь ослабленных ног?! Что с вами происходит?

- Об этом никто, никогда не должен узнать, - Молния протянула руку, нашла запястье подруги и сжала, добавив тихо: - Иначе нам не жить.

И уже перед Дрессировщицей распахнулся вид свернутого пространства.

- Мы должны об этом рассказать папе, - только и сказала Айрис, когда дар речи к ней вернулся.

Мастера ждали втроем. Дэна и Алекса, так в себя и не пришедших, отправили в домик к Айрис. Сама Дрессировщица заварила кофе и нервно расхаживала по кабинету отца. Рена тянула уже второй энергетический коктейль за день, эльфийку знобило. Молния напоминала больше всего стеклянную статуэтку: ноль эмоций, абсолютно холодный взгляд и немного пугающая пустота вокруг вместо ауры. И только редкие проблески молний в волосах напоминали о том, что это всё очень даже ложное ощущение.

Мастер появился один, уставший, посмотрел на девушек и сел за стол.

- Плохие новости, да? Давайте. Кто из вас первый?

- Пап, что случилось? – спросила тихо Айрис.

- Кто-то снова зарится на нашу территорию. Один знакомый из архивов сказал, что поднимались документы, и кто-то, видимо, что-то нашёл. Так что ждём новый вызов в магический территориальный суд. Глэма я отправил за Судьей.

- За кем? – переспросила Молния.

Мастер задумчиво посмотрел на неё, потом на недоумевающую Рену, на побелевшую Айрис.

- В нашей гильдии собрался почти полный королевский расклад, девушки. У нас есть все маги ранга «джокер» и трое из «магистров». У нас есть и Властитель, и Судья, и Ловец. Нет Оператора.

Молния прошипела что-то сквозь зубы и снова застыла бездвижной пугающей статуей. Рена потянула в рот палец, прикусила косточку и задумалась. Это было очень серьёзно. Это было куда более чем серьёзно, чем могло показаться человеку, незнакомому с магической обстановкой на Итаяне.

Немагов на Итаяне попросту не было, вообще. Шестьдесят процентов населения Итаяна имели в качестве показателя магической силы две с половиной условных единиц. Чуть меньше, чуть больше. Если взять в качестве примера полную колоду – то больше половины населения располагались с первого по пятый ранг. Чем выше по колоде – тем меньше магов такого типа было. Козыри были уже редкостью – всего несколько процентов от всего населения. Но ещё выше козырей – это было уже пугающим фактом. Потому что это была сила, перед которой устоять было невозможно.

Властитель, например, мог приказывать – и никто не мог ослушаться этого приказа, разве что кроме Императора Срединного материка, Князя Нижнего материка или Принципата Верхнего материка.

Судья был истиной в последней инстанции. Документы, улики, свидетельские показания – ничто из этого ему было не важно. Он видел истину, знал её и озвучивал. После этого оспорить его выводы не мог никто, кроме трёх вышеуказанных высокопоставленных персон.

- Ума не приложу, кому настолько понадобились наши земли. Зачем? Что в них такого? Старые древние коридоры замка первого Мастера что ли? – расстроенно буркнул Мастер.

- Нет, - Молния покачала головой. – Тут есть коридоры замка, который был ДО того, как здесь отстроился первый Мастер. Мы о чём-то не знаем. Какой-то пласт истории, который не знают даже плетельщицы. И… Мастер. Мы кое-что нашли.

- Это что-то, из-за чего вы заявились ко мне с таким похоронным видом?

- Это то, - не поддержала Айрис отца. – Из-за чего нас могут всех убить, если узнают. И это может быть одним из поводов нападения на нас и на наши земли. Мы нашли зверинец… в котором целы, хотя не знаю, как насчет здоровья, звери, которые вымерли пару сотен лет назад, а то и несколько тысяч.

Мастер не сказал дочери ни слова.

Зато Молния криво усмехнулась и пробормотала:

- Всегда хотела поиграть в охотников за сокровищами, но ощущать сокровищем себя и ту территорию, на которой живешь – как-то не очень хочется…

И с ней была согласна и Рена, и Айрис, и сам Мастер.

А потом глава гильдии хлопнул по столу и постановил:

- Начинаем тайно готовиться к переходу на военное положение. Отбивать свою территорию будем законом, словом, магией и мечом.

Глава 21. Визит вежливости.


Глава, в которой компания неудачников навещает заповедник Алюкс

А Мастер встречается со старым знакомым.


В общем итоге, конюшни, нормальные конюшни без подвохов, магам обнаружить все-таки удалось. Когда девушки успокоились, выпили травяные отвары на ромашке и чабреце и вернулись обратно. Дэн и Алекс пришли в себя, сердиться – сердились, но предпочли просто теперь держаться настороже, а подруг из поля зрения не выпускать.

И кстати, именно благодаря Дэну удалось попасть на леваду, а уже после этого – найти конюшни.

Как оказалось, магический зверинец был выстроен двумя дугами вокруг огромнейшей левады. Во время расцвета могущества тех, кто здесь жил, это поле накрывалось непроницаемым куполом, чтобы даже днем на нём можно было выгулять ночных животных. Или как в случае с вивернами – позаботиться о тех, чьи верхние покровы ещё были недостаточно плотные для появления на свету.

Вот вокруг левады, выступая своеобразной прослойкой между этим полем и зверинцем, были выстроены магические конюшни.

Помещения были частично разрушены, несколько блоков отделались прорехами в стенах, а некоторые сохранились лучше всего, и их можно было даже смело заселять. И это было исключительным везением, что сохранившиеся блоки располагались именно на левой стороне.

Да, в магической архитектуре это имело значение. По традиции левое крыло конюшен было отдано созданиям с темной составляющей силы, правое крыло для создания с составляющей светлой. И в каждом из них – было обустроены подходящие условия для проживания.

Продиктовано это было правилами безопасности для магов, а еще кодексом содержания магических напарников. Держать рядом друг с другом тех, у кого составляющая силы была резко противоположной, было небезопасно. В общем – для самих напарников, и в частности – для вольеров, в которых они находились.

Драки и повышенная раздражительность – были меньшими из бед. Куда опасней было то, что создания вытягивали друг у друга силы, и, поселив в соседних вольерах грифона и виверна, можно было в один далеко не прекрасный день обнаружить грифона лишившимся всех перьев, а виверну – потерявшей свои летные качества.

Ну, и не стоило забывать и о том, что для содержания тех и тех требовались противоположные условия: различия были во всем, начиная от количества света, тепла и заканчивая разницей в свободном пространстве.

Айрис, окинув взглядом конюшни, увиденное одобрила. Работы здесь предстояло сделать очень много, но всё это могло быть сделано! А уж сохранившиеся блоки привели в её полный восторг. Не реагируя на внешние раздражители, Дрессировщица сразу же занялась подготовкой стойл в блоке для заселения пары ее виверн и виверны Алекса.

Потом ей предстояло обсудить с духом замка необходимые действия в конюшне, что стоит сделать в первую очередь, что можно отложить, а какие помещения пока лучше вообще законсервировать, закрыв туда вход.

Молния, настроив магических уборщиков и артефакт климат-контроля, посмотрела на ту огромную сцепку артефактов и рун, отвечающих за подъем купола, и признала свое полное и мгновенное бессилие.

Для того чтобы работать с такими комплексами, ей не хватало и знаний, и решительности, и магии.

Хотя последнее и нивелировалось присутствием Источника, всё же соваться к таким предметам девушка не хотела, чтобы их окончательно не доломать.

Сейчас она смотрела с маленького балкона на леваду, по которой бродили Айрис с Беллой. Судя по ожесточенной жестикуляции, если девушки и нашли общий язык, то потеряли они его очень быстро.

Левее Молнии сидела Рена, Алекс опирался на стену, глядя на Дрессировщицу.

Именно он был инициатором такого сбора на балкончике. Шпиону нужна была компания, чтобы навестить заповедник Алюкс, и продемонстрировать его дирекции, как они были неосторожны, обидев Айрис.

Если вспомнить аргументы об общей компании, то почему Алекс пришел к девушкам, было понятно, но вот почему он решил, что нужно отправляться только втроем – было понятно уже не очень.

- Все-таки, почему втроем? – уже в который раз попыталась выяснить Рена.

- Чтобы максимально запугать их, – наконец, снизошел Алекс до ответа, – нам нужно пройти незамеченными. А значит, надо открыть добрый десяток замков. Если бы я хотел перепугать их сразу, я попросил бы Дэна составить мне компанию. Один взлом его фирменными чарами – и все, этого было бы достаточно, чтобы оповестить всех и сразу о появлении недружелюбно настроенного мага. Но здесь все не так. Нужно что-то, чтобы доказать, что Айрис невиновна. Вариант с вскрытием виверны можно не предлагать, её тело давно сожгли. Точно так же, как сожжено всё, что могло бы дать какую-то наводку. Я надеюсь, что хоть что-то осталось... Но это «что-то» сначала требуется найти. Поэтому вначале неприметное проникновение, а после того… если нам всё удастся, и мы получим хоть пару козырей, мы сможем пообщаться с дирекцией на более предметные темы.

- Я открою замки, не проблема, но магия и артефакты? – задумалась Рена.

- От магии закрою я, – улыбнулся Алекс. – В водной сфере есть пара очень интересных хитростей, которые помогают в работе. И не стоит забывать о моих личных способностях мага-Шпиона.

- Артефакты, предполагается, возьму на себя я? – вздохнула Молния. – Ладно. Вариантов не так уж много, будем делать то, что нужно.

- Но тебя это не радует?

- Скажем так, я не могу назвать себя авантюристкой, - Молния слабо улыбнулась. - Я трусиха. А вы предлагаете авантюру.

- Ты же училась на боевом факультете!

- Уже прошло то время, когда я была оголтелым сорванцом, и вмешивалась даже в те дела, которые меня не касались.

- А такое было? - взглянула Рена на подругу.

Та криво усмехнулась:

- Еще как. Десятки раз вначале делала, потом начинала думать. И по здравому размышлению понимала, что натворила я то, что иначе как "ошибкой" и не назвать. В том числе и мое поступление вообще на боевой факультет...

- Может, - предположил Алекс осторожно, - ошибочны как раз твои такие размышления? Неужели не хочется вернуться обратно в те времена? Пульс крови в ушах, сорванное дыхание, покалывающие кончики пальцев и магия, льющаяся сквозь тебя?

- Магии у меня с гулькин нос, - хмыкнула девушка в ответ и сердито покачала головой. - В то прошлое хода нет. И... Не надо. Мне достаточно того, что я могу защитить себя и тех, кто неожиданно стал мне близок и дорог. К тому же, - совершенно по-плутовски сверкая глазами, добавила она: - Вот общаться с артефактами на тему более близкого знакомства, это совершенно не мешает.

- Значит, ты в деле?

- Ты в этом и не сомневался, - ответила Молния Шпиону. – Ты точно знал, что ни я, ни Рена не откажемся.

- С чего бы вдруг такой вывод? Делаешь из меня какого-то злодея.

- Ты не злодей. Ты Шпион. Потрясающие интеллектуальные способности, склонность к просчету последствий любого хода. А ещё отличная эмпатия и информация. Ты не просто её собираешь, ты её приберегаешь до поры до времени, а потом используешь. Ты знаешь о каждом из нас чуть больше, чем даже иногда друзья, но перед тем как воспользоваться этим, на помощь к тебе приходят человеческие чувства. Ты читаешь в чужих душах как в книге. Что впрочем, в личных делах тебе совершенно не помогло.

Сиреневый взгляд Молнии и ярко-ярко зеленый взгляд Алекса пересеклись.

Рена молчала.

Молния? Трусиха?!

Да со Шпионом спорить не всегда даже короли решались! А тут…

Взгляд Алекса стал ледяным, колким. Опасным и пустым. Таким взглядом смотрят на тех, кому подписывают смертный приговор.

Рена попятилась, наткнулась на перила и застыла в безмолвном испуге.

- Слишком много знаешь?

- У меня есть тот, кто может рассказать всю историю Итаяна от сотворения его. Так что, жизнь мелких букашек для него вообще не представляет ценности, как и информация о ней. И если тебе в голову придёт прийти ко мне с каким-то предложением, подкрепленным информацией обо мне же… подумай еще раз, а потом ещё. Договорились?

- Это шантаж?

- Ну, что ты. Это просто твой же метод обработки несогласных. Правда, совершенно особое чувство, когда его испытывают на тебе же?

Шпион усмехнулся и отступил.

- И это мне говорит «трусиха»?

- Ну, ты же хотел увидеть выпускницу боевого факультета. Неужели, уже не нравится?

Алекс развел руками:

- Прекрасный кадр. Приношу свои извинения. Был не прав.

- О, - Молния скользнула пальцами по волосам, высекая каскад искр, - я тоже немного погорячилась. Но, думаю, эта тема закрыта, и мы можем куда-нибудь отправляться?

- Да, безусловно. У меня есть виверна, Рена, как насчёт тебя?

- Грифон. Глэм продлил срок аренды по контракту, но оставил грифона здесь, он неподалеку от храма, - отозвалась темная, выдохнув. Напряжение, которое ощущалось монолитной плитой – вот-вот падёт и раздавит, спало. Можно было дышать, но вот к Молнии больше лезть не хотелось. Почему-то возникло ощущение… двойственности, недосказанности.

- Ну, а прекрасный крылатый гонец доберется самостоятельно?

- Безусловно, - согласилась Молния, потом протянула Рене руку. – Давай, я подкину тебя до грифона.

- А ты с большим весом можешь летать? – опешила девушка.

- После того, как я таскала рояли и шкафы? – захохотала Молния. – Ты покажешься мне лишь пушинкой! Отправляемся.

Серебристая вспышка унесла прочь Молнию и Рену, Алекс перевёл взгляд на поле. Айрис стояла посреди левады одна, сложив на груди руки.

Мужчина чуть поклонился и повернулся. Его виверна тоже была пока у храма, привязана к временному стойлу. Идти было всего немного, а хорошая прогулка поможет ему успокоиться. Надо же, девочка-трусишка. Первая на боевом факультете, кажется, Алекс немного неправильно понял значение узнанной информации. Придётся перепроверить, а заодно уточнить, кому в действительности лоялен его информатор…


***


Встречаться с информатором в баре давно стало хорошей традицией. В конце концов, надо же как-то стражам их тяжелую работу облегчать? А так, никаких проблем, один раз посидели в особом баре – урожай преступников собрали. Стражи в шоколаде, верные люди, знающие об их приходе заранее, занимаются своими делами, а мир грязных дел чистится от идиотов или дураков.

Мастер никогда не изменял этому правилу.

Во-первых, в баре действительно было удобнее встречаться. Оттуда легко можно было исчезнуть, туда легко было добраться, стряхнув по дороге любой хвост.

Во-вторых, попутно могли услышать что-то интересное не только стражники, но и любые присутствующие, особенно если они умели слушать или имели в запасе пару весьма интересных игрушек.

В-третьих, зачем нарушать традицию без особой необходимости и привлекать излишнее внимание?

Наконец, бар был местом, в котором одни случайности плавно переходили в другие.

Мастер сидел за столиком в дальнем тёмном углу. Тёмный капюшон скрывал его лицо, а широкий плащ драпировал тело. Магический уровень середнячка, эфес двуручного меча за спиной с черенком, оплетенным узкой веревкой, небольшой вещевой мешок у ног – таких как он были на дорогах десятки. В баре таких было трое на десяток. И каждый мог оказаться и разбойником, и замаскированным стражником, и наемником, и охотником.

В баре свободно подсаживались друг к другу, если на столе не был включен маленький фонарик – опознавательный взгляд, что здесь «занято». На столе Мастера такого фонарика включено не было, поэтому когда стул напротив отодвинулся и за стол сел человек в таком же плаще с глубоким капюшоном, Мастер не отреагировал.

Перед ним на столе стоял эль в глиняной кружке, миска с картошкой и мясом. Бар был один из любимых в слоях темной стороны мира за готовку. Поварих здесь было три – все три были женщинами и готовили так, что пальчики оближешь.

- Говорят, - пришедший щелкнул компактным огнивом, высекая в опознавательном фонаре огонек. – Что на Итаяне снова каратели зашевелились.

Мастер пожал плечами.

- Мало ли, что говорят. Говорили, драконы собираются покинуть этот мир, потому что их родной вернулся на место из другого измерения. Мир давным-давно на месте, но все они как жили здесь, так и живут. Так стоит ли верить всему, что говорят про такие древние страшилки и истории?

- Ты не выглядишь удивленным.

- А чему мне удивляться? – Мастер выпил глоток эля, покачал кружку, словно пробуя её на вес, и отставил в сторону, признав негодной. – Или у тебя более конкретная информация?

- Информация стоит дорого.

- Тебя не устраивает обычная плата?

- Нет. В этот раз я хочу кое-что особенное.

- Вот как… - Мастер покрутил в пальцах вилку и отложил её в сторону. – И? Что же это будет?

- Я бы сказал «часть сокровищ». Но это будет неправдой. Я не хочу сокровищ. Я хочу очень конкретной вещи. Я хочу вот эту женщину. Я хочу увидеть её мёртвой.

Мастер помолчал, потом бросил взгляд на стол.

По столешнице прокатился серебристый камешек. Селенит.

Поймав его, мужчина покатал между пальцев, считывая образ. Женщина. Тридцать семь лет. Человек. Маг. Предпочитает свой пол, особенно маленьких девочек лет двенадцати-тринадцати. Ранг не известен, магические заклинания измерения дают сбой. Вполне может быть, что она причастна к браконьерам.

Лайсу понравится.

- Кто она?

- Рея. Рея Хатис. Живёт на Срединном материке, на окраине Прилучного района. Занимается портным делом. Её специальные способности позволяют заключить, что она – Портной. Она искусна в магии ткани, но еще более она искусна в магии нитей. Четыре года назад она похитила мою дочь. Девочку нашли и вернули мне. Беспамятную. Пустую. И четыре года Рея угрожала мне её жизнью. Утверждая, что на моей девочке проклятье. И если я что-то сделаю Рее, моя дочь умрёт.

- Почему ты решил что-то с ней сделать?

- Потому что моя девочка… - глиняная кружка брызнула черепками в огромной лапе орка. В свете фонарика сверкнули длинные клыки. – Всё-таки больше не на этом свете. Я думал, я верил, что родная земля ей поможет, но она не дождалась. Теперь я хочу смерти Реи. Я хочу чтобы её череп отправился на алтарь моей дочери и успокоил её маленькую душу.

- Вначале дело, потом информация?

- Нет. Информация, потом оплата. Вполне возможно, что если я не скажу этого вовремя, оплачивать мой заказ будет некому. Пока темный мир присматривается, не зазвучит ли поступь карателей на Итаяне, есть те, кто шепчутся о больших сокровищах, спрятанных на территории одной маленькой гильдии. Получить эти сокровища нельзя, если территория принадлежит другому. Но можно кого-то заставить их вынести, а еще можно забрать всю территорию себе.

- Значит, охота за сокровищами. Что за сокровища?

- Слухи разнятся, - орк покосился на зеленоватую кровь, текущую из пораненной руки, вытащил платок и перевязал ладонь, тихо рассказывая. – Книги, такие древние, что тот язык, на котором они написаны, давно уже забыт даже драконами. Драгоценности, драгоценные металлы, оружие древних, оружие утерянных цивилизаций. А ещё артефакты. Самое главное… Масса артефактов, каждый из которых сам по себе ценнее, чем что-либо, что мы видели.

- Идёт охота за сокровищами. И охотники здесь все разом.

- Я бы тоже поохотился, - орк устало опустил голову. – Но артефактов, способных вернуть из царства мёртвых – нет. Так что, лучше я скажу тебе эту информацию. Ведь маленькая гильдии, которая хранит эти сокровища и мешает до них добраться – это твоя гильдия, Мастер.

- Это последнее, что я хотел услышать сегодня.

- Но ты не удивлён?

- Больше нет.

Орк кивнул.

- Что ж, моя информация опоздала.

- Я бы так не сказал, - Мастер решительно поднялся, качнул меж пальцев камень. – Я сделаю так, чтобы этот камень отправился к тому, кто найдёт ему наилучшее применение. И ты получишь то, что заказал. Только, намного лучше, если ты тоже приложишь усилия к тому, чтобы душа твоей дочери успокоилась – вернись сам домой. Живи. Женись. Пусть у тебя снова будут дети. И однажды душа твоей дочери снова вернётся под твой кров.

- Мастер.

- Иди. И больше не оборачивайся. Подарок принесет Крылатый гонец, и девушку, окутанную молниями, ни с кем другим ты не перепутаешь. После этого наш контракт будет разорван.

Орк ничего не ответил. Накинул капюшон, оставил на столе несколько монет и вышел из бара, сгорбившись. Мастер остался сидеть, катая меж пальцев лунный камень.

Браконьеры. Сокровища. И маленькая гильдия Чёрный храм. Судебное разбирательство. И … если всё это звенья одной цепи – сразу после суда, если он закончится удачей Неудачников, поступит работа – уничтожить браконьеров, на которой как курят передушат членов гильдии, чтобы не мешали добраться до сокровища…


***


Заповедник Алюкс располагался на юге Срединного материка, в отрогах скальной цепи Арсана. В небольшой долине, закрытой от промозглых ветров с Веясного моря. Вольеры заповедника были одними из самых больших среди всех заповедников Итаяна, а обслуживающий персонал состоял из гномов и дроу. Помещения для персонала были утоплены в скале, и помимо артефактов и сложнейших замков, каждые пять минут проходил наряд стражи.

- Вот скажите, - невнятно пробормотала Рена, подбирая отмычку к замку, - зачем это тут такая охрана? Что-то скрывают? Ради чего было устраивать весь спектакль? И почему у меня такое ощущение, что мы если тут что и найдём, то это будут только проблемы?

- Может, потому что это очень похоже на правду? – Алекс деактивировал ещё один магический щит и покачал головой. В прошлый раз такого не было. И погонщик виверн о подобном не отчитывался.

Хотя помимо Айрис отсюда убрали ещё несколько человек.

К чему-то готовились?

Молния, осторожно разомкнув цепь сторожевого артефакта, досадливо покачала головой:

- База.

- Что?

- Это очень похоже на базу, - пояснила девушка негромко. – Смотрите, здесь явно тащили какой-то груз. Тяжелый. А здесь магические контуры покорежены, словно то, что протаскивалось было очень агрессивным и тяжелым. Вроде артефакта с боевым контуром.

- Это же разработка королевской стражи, - возмутилась Рена, не далее как пару месяцев назад своровавшая такой артефакт. Человек, который владел этим артефактом, воспользоваться им был не должен.

- Вот-вот, а знают об этом, кто попало, - хмыкнул Алекс. – Ладно, я или Рена, но ты, Молния, откуда?

- Ребят, я вам сейчас скажу одну вещь, но вы постарайтесь не принимать её очень близко к сердцу, ага? Вы идиоты. Артефактов с боевым контуром больше сотни. И я понятия не имею, о чем конкретно вы сейчас говорите.

Рука Рены дернулась и соскочила, отмычки покатились вниз, но были пойманы ногой темной эльфийки, а замок неожиданно открылся.

- Кто там говорил про неприятности? – тёмная поднялась. – Кажется, здесь ждали кого-то.

- Возможно, ещё что не нас, не стоит так напрягаться, - пробормотала Молния, шагнула было к дверям, но Алекс, поймав её за плечо, остановил.

- Нет. Я первый. Там, где мы «случайно» вмешиваемся в то, что приготовлено для других, все заканчивается очень плохо.

- Для всех или как?

- Как правило, для всех. Так что, за мной шаг в шаг. Замков больше быть не должно. Точно так же, как и артефактов. Посмотрим, что они здесь скрывают.

Дверь открылась тихо, петли были отлично смазаны.

И густая тьма за ней не стала преградой для глаз Рены, полыхнули алым её зрачки, а уже в следующий момент, она кинулась назад, сбивая с ног Молнию и Алекса.

Огненные стрелы расчертили у них троих над головой длинные траектории.

Что-то загорелось, но тут же было погашено.

А из комнаты уже донеслось:

- Ну, что же, вы, дорогие гости, прошу вас, входите! Сегодня отличная ночь для того, чтобы провести немного времени в разговорах за жизнь за чашкой нежнейшего чая из лепестков первых бутонов белых роз. Не стесняйтесь. Ночь – коротка, и нашего свидания не избежать. Так не будем же тратить время друг друга, не будем заставлять ждать. Идите, идите сюда.

- Засада, - зрачки Рены стали огромными, и темную эльфийку трясло мелкой дрожью.

А следом по ушам ударило ощущение потухшей магии.

- А вот и артефакт с боевым контуром активировался, - пробормотал Алекс. – Блокировали любую атакующую магию и возможность использовать щиты. Плохо.

Молния, перекатившись поднялась сама и помогла подняться Рене. Тряхнула ту за плечи:

- Рена!

- Я знаю этот голос… Я его знаю.

Алекс нахмурился, взглянул поверх головы эльфийки на Молнию, а та… хмурилась.

- Ладно. Посмотрим, что же там нас ждёт.

- Я вам клянусь, - звучало из-за дверей тем временем. – Никто не поднимет на вас руку. Не в первую пару минут. Мы лишь хотим взглянуть, те ли вы, кого мы ждали столько времени.

- Думаю, нет, - Алекс толкнул дверь, входя первым в зал огромной подземной левады. Вспыхнувший яркий свет заставил его шарахнуться, торопливо закрывая глаза. Но зрение обещало вернуться ещё не скоро.

Вошедшие следом Рена и Молния так сильно не пострадали.

Но и их глаза слезились, превратив всё вокруг в мир разноцветных пятен.

- Кого я вижу? – мужской голос возвысился, став злым насмешливым. – Моя красавица, от меня бежавшая. Неужели, тебя настолько вовремя спасли, что ты даже не потеряла магию, а потому стоишь здесь, передо мной? Удивительное дело. Неудачница, неудачница, а оказалась талантливой воровкой, а теперь ещё и отличной взломщицей.

Взгляд Молнии прояснился, девушка украдкой огляделась.

Вокруг была большая толпа разношерстного народа, слишком много, чтобы можно было справиться втроём. Слишком мало, чтобы остановить одного источниковеда, зовущего на помощь того, для кого расстояние и время ничего не значат.

Но для начала, девушка потянула за ленту, распуская волосы. В серебристых прядях скакнули лукавые искры.

И она шагнула вперёд, с улыбкой человека, неожиданно встретившего старого друга:

- Ромео! О, почему же ты Ромео? Почему же судьба так жестока, что дала тебе это имя? Ах… почему мое имя – Джульетта. Почему мы рождены врагами? – мягкая улыбка переросла в оскал, когда Молния вскинула бровь, рассматривая человека, повинного в гибели её семьи. – Ну, здравствуй, Коршун. Кажется, ты, наконец, от меня отбегался?

- Т.. т… ты?! Но ты же мертва! Я же сделал всё для этого!

- О, кажется, - девушка развела руками, - твоих усилий оказалось немного недостаточно. На чём мы там остановились в прошлый раз? А, я не успела тебя убить, всего чуть-чуть, всего на маленькое мгновение. Закончим начатое?

Названный Коршуном метнулся в сторону, запутался в ногах и упал. По каменному полу зазвенели ножны его меча, когда он отчаянно заголосил:

- Убить их всех! Убить!!! Немедленно!!!

Глава 22. В темноте.


Глава, в которой становится известно о прошлом Молнии,

А Рена становится хранительницей второго артефакта.


Трава зеленая, а цветы ярко-голубые, такие же голубые, как и небо вокруг. Такое чудесное, глубокое и совсем не страшное.

Облака белые, пушистые и молочные. Правда, вязкие и от них остаются на коже холодные капельки воды. Но зато в них можно нырять и прятаться, когда они играют с мамой в прятки.

Папа смеётся, говорит, что их сверкающие крылья – самое красивое, что он видел когда-либо в своей жизни.

Папа обманывает, крылышки Молнии совсем не такие красивые, как мамины. Мама вообще красавица, самая красивая в мире. Нет! Во всей вселенной! Когда она идёт, кажется, что весь мир восхищенно замирает, чтобы посмотреть на неё. Её крылья белые-белые, тонкие, словно состоят из лучей Лады. Так они прекрасны!

У мамы глаза глубокие, цвета Нао – золотые-золотые! И волосы, как и крылья – белые, чудесные.

А Молнии достались глаза папы – сиреневые. И волосы у неё всего лишь серебряные, оттенок средний между белым и серым.

У папы сильные руки, он подкидывает девочку вверх, и она смеется, раскрывая за спиной короткие крылышки. Выше! Выше! Выше!

Трава на поляне зеленая, мягкая, босые ноги хрупкого ребенка даже не оставляют на ней следов.

Женщина в белом платье комкает платок, на правой руке, на безымянном пальце, сверкает светло-серый бриллиант в золотой оправе.

- Асмодей, поймёт ли она нас? Простит?

- Это для её же блага, Айне. Только для её. Для хрупкого тела девочки выдержать такой напор сил – невозможно. Я не хочу видеть свою дочь сошедшей с ума. Так что, побегает немного с закрытым каналом сил. А потом, когда станет взрослой, когда… мы её вылечим, мы разблокируем этот канал.

- Но мы успеем? Мы сможем это сделать? Вовремя?

- Конечно. Даже не сомневайся. Наша малышка – ещё продолжит наш род элитных военных генералов! Вспомни, как она играет на тактической доске! Ей уже сейчас нет равных среди детей. И она будет лучшей. Вот увидишь.

- Асмодей…

- Тшшш. Она бежит сюда. И всё слышала. Вот, мелочь, когда ты успела оставить подслушивающее заклинание?

Молния подбегает и обнимает родителей.

- Хочу торт! Шоколадный!

- Сейчас будет, - обещают они.

Девочка кивает и смеется.

Торт вкусный. Родители украдкой целуются, девочка смотрит на них, и в её глазах любовь к ним.

Это последний день полный счастья, потому что уже на следующий день, когда Молния проснулась, вокруг неё была кровь. Очень много крови, и убийца.

Коршун. Чистокровный эльф-убийца, работающий по заказам. Он должен был убить и малышку, которая смотрела на него из кровати, но не смог. Не потому что рука дрогнула, что за чушь, потому что не успел.

Серебряные волосы встали дыбом, гром грохнул где-то рядом, да так – что стены тряхнуло! А следом – всё стало сетью молний, длинных, ветвистых, неистовых, бесчисленных.

И Коршун бежал.

А Молния росла с тем, чтобы однажды его убить.

Она закончила сиротскую школу лучшей, чтобы поступить на стипендиат в академию. Военное будущее ей больше не грозило, из дочери военного генерала и боевого мага-разведчика, она стала дочерью предателя…

Но не сдалась, не опустила руки.

Школа была покорна ей, а боевой факультет очень быстро признал, что Молния Аэс – одна из лучших. Она и была такой, упорной, злой, очень злой. Она стремительно отматывала годы своей жизни, ее слабое тело, а точнее – ее сердце, не могло выдержать таких нагрузок.

Лекари разводили руками. Год, два, пять. Никто не знал, сколько ей осталось, и девушка цеплялась за каждый шанс. Пилюли, магия – она шла на всё, чтобы продлить свой срок и всё-таки добраться до горла того, кто устроил в её жизни кровавый ад, кто лишил её родителей, счастья, детства.

В прошлый раз она почти добралась до Коршуна. Это было незадолго до той злополучной практики в университет, после которой она оказалась в качестве изгоя на самом дне.

Она почти добралась до его горла, но он успел сбежать. И что более мерзко – успел её запомнить. И через пару недель во время прохождения испытания Молнией Аэс произошёл какой-то несчастный случай.

Только Молния осталась жива.

Изгой. Без магии. Без сил…

Зато сроки жизни неожиданно сдвинулись. С пару лет до двадцати, а то и тридцати. «Чудесная» новость – прозябать на обычной работе, не имея возможности добраться до той твари, о трофейном скальпе которой всегда мечталось.

Свет выключился обратно.

Резким движением, Рена, обретшая снова зрение, подбила Алекса под ноги, роняя на пол – убирая его из опасной зоны.

Но стрелять никто не стал. Арбалеты переломались пополам.

Вокруг Молнии и Коршуна выстроились отсекающие щиты, а по внешней стороне этих чар – неожиданно начали появляться люди.

Источник получил призыв своего источниковеда и передал его тому, кто хорошо знал, чем занимаются в гильдии Чёрный храм. На помощь троим неудачникам, случайно вляпавшимся в ловушку на стражу, пришёл Лайс и его отделение.

- Кажется, там кто-то кричит, - Молния усмехнулась, наблюдая, как сереет Коршун. – Не хочешь ты тоже покричать?

- Я же всё сделал, чтобы ты умерла! Я приготовил для тебя горб, усыпанный лепестками белых орхидей. Я создал бы для тебя лучшие в мире похороны! Почему ты осталась жива? Я же купил твоих преподавателей, чтобы они неправильно рассчитали параметры полигона, чтобы ты сдохла! Но ты всё же жива…

- Ты уж определись со своим поведением, - посоветовала девушка. – А то ведёшь себя сначала как браконьер, которым ты и являешься, а то начинаешь переключаться в режим аристократа, которым ты никогда не был. Может, разойдёмся по мирному? Пара лет в тишине и спокойствия того убожества, которым меня сделали из-за тебя, научили меня смотреть на вещи по-другому, поэтому я готова дать тебе такой шанс.

- Например, научилась заводить друзей? Или этих ты тоже использовала, куколка? – в руках Коршуна появилась тяжёлая боевая цепь. Эльф поднялся, покачивая ей словно разъяренный скорпион жалом.

- О, конечно, использовала, - Молния ухмыльнулась, отразив его усмешку словно зеркало. – Откуда друзья у изгоя?

- Как же, они тут все изгои. Так что ты там пришлась бы ко двору.

- О, да, а ты уверен, что я ощущала себя изгоем? А? – девушка вытащила из ножен кинжал, провела языком по лезвию, оставляя на нем длинную царапину. Капли серебристой крови одна за другой скатились на лезвие, да так там и остались. – Я просто ждала. Выжидала. Должно же было мне повезти. Я собиралась завести удачное знакомство, а потом попросить кого-то другого тебя убить. Или заработать деньги. Или… у меня было много планов. Но кто мог бы сказать, что ты будешь так близко, и однажды окажешься в прямой моей досягаемости.

- Ты не сможешь меня убить. Без твоей магии – ты тля под ногами короля!

- Ах, да… - Молния хохотнула. – Дама с 19.9 условных магических единиц. И это та, что могла достичь уровня… кого там мне пророчили? Короля? Туза… Я не помню. Так, как насчёт сделки? Я готова тебя отпустить и раскрыть этот шар, но ты скажешь мне, кто тебя нанял. Это честно.

- Мы не выдаем своих заказчиков. Никогда.

- Правда? Какая жалость. Но мы сейчас это проверим.

Тело всегда было её лучшим оружием, именно тело, а не что-то ещё. Коршун успел увернуться, но не до конца. Кровоточащая царапина осталась на щеке, и девушка шарахнулась прочь, зажимая рот.

- Ха, ха, ха… - выпачкав пальцы в собственной крови, эльф, согнувшись в три погибели, не мог успокоиться, только хохотал. – Я думал это неправда, полная чушь, а ты действительно боишься вида крови! Не могу, глупее не придумать. Для выпускницы боевого факультета, ой! Дурь, неудачница!

Отсекающие щиты брызнули осколками магии. Лайс вступил вперёд, закрывая Молнию.

- Лэр Вильям де Бривелье, также известный как Коршун, вы арестованы по подозрению в пособничестве браконьерам. Весь список обвинений мы предъявим вам позднее.

- А, лэр Лайс Дэймис! Вы забыли, что у вас нет доказательств? У вас нет ни единого доказательства того, что это сделал я! Что я работал с такими плохими людьми! Я же аристократ, я не мог так низко пасть.

- Неужели, - Молния вскинула голову, ее голос дрожал и ломался, а на ресницах блестела предательская влага. – Всё было зря?

- Зря, куколка, зря! Ты зря сюда пришла!

- И ты никогда-никогда? Совсем-совсем? Ну, же, расскажи мне, ответь. Неужели ты не имеешь никаких дел с браконьерами?

- Я то? – Коршун расхохотался. – Конечно, имею! Мой старший брат возглавляет отлично организованную структуру, промышляющую браконьерством. Но знаете что, ребятки, вам не повезло, пока у меня есть вот это, вы ничего мне не сделаете!

В тусклом свете чар высветился тонкий обруч на предплечье говорливого скалящегося эльфа.

- Милая вещица. Никто не сможет меня убить, арестовать, заставить меня что-то делать, пока этот обруч на моей руке.

- Ну, что ж, - Рена возникла рядом очень легко, спокойно. Кинжал в ее ладони скользнул по руке эльфа, оставляя не тонкую царапину, а глубокую кровоточащую рану. – Лишим тебя этого атрибута.

Тугой обруч скользнул по влажным потекам так легко, словно всегда ждал этого. И лёг в руку Рены. Лента, которая вела её всё это время, щелкнула и порвалась, выполнив свою работу.

Эльфийка отступила в сторону.

- Значит, - Лайс развел руками. – Теперь мы можем приступить к допросу.

- У вас не получится! – Коршун посерел, - эй, здесь есть кто-нибудь?

«Кто-нибудь», - ответило ему эхо из темноты.

А вслед за этим в круг тусклого света шагнул Алекс, накидывая на убийцу, дернувшегося не то прочь, не то в атаку – водные путы.

- Никого больше не осталось.

Протянув руку, он помог подняться Молнии, поинтересовавшись:

- Что ты сделала?

- Зелье правды. Моя кровь плюс заклинание школы крови – убийственное сочетание.

- Вот уж действительно звезда боевого факультета… - пробормотал Шпион.

Тусклый свет мигнул и почти погас, но магия снова выправилась.

- Одну минуточку, Лайс, - девушка отстранила шагнувшего главу по управлению браконьерством в сторону. – В любом случае, его старшего брата ты знаешь. И где его искать – тоже полагаешь. А есть то, что нужно знать мне. – Сиреневая бездна обратилась на Мечника. – Ты же не будешь возражать?

«Магия в нашем мире – ничто», - Лайс шагнул прочь, делая широкий жест «прошу вас». – «Когда приходит время что-то делать, что-то решать, всё ложится на плечи вот таких хрупких и искалеченных».

- Ну, же, - рука Молнии легла на отвороты рубашки хрипящего в удавках воды Коршуна. – Кто заказал тебе мою семью?

- Рея Хатис. Твои родители – были твоей приемной семьей. И они отказались продать тебя ей.

Молния застыла. Остекленела, словно её же магия прошла сквозь ее тело. А потом расхохоталась, оседая на пол. К ней кинулась Рена. Алекс, взглянул на девушку сочувствующе, но утешать не стал, повернулся к Лайсу.

- Заканчивай его. Да прикончим здесь. Ни к чему этому типу представать перед судейской бригадой. Имя мы знаем, а где его братец находится – он нам не скажет, я знаю такой тип людей, они всегда всё вешают на клятвы.

Лайс кивнул, снова взглянул на Молнию и шагнул к Коршуну.

Это было последнее, что он успел сделать.

Потому что свет погас.

Магия перестала отзываться.

На долю мгновений все присутствующие стали пешками в чужой власти.

- Надо же, - раздался женский смеющийся голос. – Ты предал меня, мальчик. Что ж, твоя пешка на этом скидывается с доски. Выберу кого-нибудь получше и поумнее… К тому же, не хочу позволять тебе сказать лишнее.

Отчаянный вскрик оборвался, захлебнулся, и под сводами подземной левады зазвучало эхо предсмертной агонии.

- А… Малышка с серебряными волосами. Не прячься от меня, не надо. Жаль, что в этой темноте я так же слепа, как и ты. Ты затаила дыхание? Надеешься, что я тебя не найду? Ничего. Я подожду. Не так уж и много осталось. Я всё равно получу тебя так или иначе. Ты будешь дополнительным сокровищем, которое возьмёт моя рать. А! Темноэльфийский котёнок с алыми глазами. Я знаю, что ты тоже здесь. Этот мальчишка посмел поднять на тебя руку, хочешь, я подарю тебе что-нибудь миленькое? У меня есть кое-что, что определенно тебя заинтересует. Нет? Ты тоже молчишь. Что ж все такие кошечки пошли умные. Даже обидно. А кто еще тут у нас. Лайс Дэймис? Ха, давненько не виделись, мой красавчик. Ты меня отверг, а после этого та, которую ты любил, очень быстро сдохла. Извини, я не смогла показать тебе её агонию. Я хотела, правда… Но у меня не получилось, это такая досада. Прости меня. Кто еще тут у нас… Хм… Не может быть, от меня кто-то смог спрятаться. Еще никто не мог от меня спрятаться! И в другой раз я бы поиграла в прятки или догонялки, но нет времени. Я переловлю вас, ребятки, по одному. Я передушу вас как курят, поломаю на кусочки ваши тела, выпущу всю кровь. А ты, серебряная, никуда от меня не денешься.

- Я убью тебя, - прошептала девушка.

- Не с твоим телом, малышка. Твоё сердце не выдержит такой магии, сколько понадобится, чтобы убить меня. А твои глаза не вынесут такого вида крови, сколько придётся выпустить. Ты же… трусиха, деточка. Годы твоей боевой славы давно уже минули. Дитя военного элитного генерала? Дитя трущоб? Ты сама не знаешь, кто ты. Ты давно потерялась в воспоминаниях и прошлом. Но, тшшшш, не надо так переживать. Я слышу твоё тяжёлое дыхание, я иду к тебе, малышка.

- Иди, - в ровном голосе Молнии звякнули раскаты отдалённого грома. – Иди, ко мне, Рея. Я покажу тебе, кто я.

- О… Я слышу в твоем голосе сталь. Её там не было пару лет назад. Я чего-то не знаю, серебряная?

- Кто ответит тебе на этот вопрос? Иди ко мне, Рея.

Тьма подёрнулась рябью. Возмущенной, раздраженной. До чуткого слуха Молнии донёсся слабый треск – мощный артефакт с боевым контуром ломался. Кто-то не собирался его хранить, кто-то собирался пройти сюда любой ценой.

- Ой, - вздохнула женщина, - кажется, на сегодня наши игры придётся прекратить. С этими двумя я ещё не готова познакомиться ближе. Может быть, немного позже… Увидимся в твоих кошмарах, моя серебряная кошечка.

Тьма прянула в разные стороны. Магия вернулась одновременно с треском разлетевшегося артефакта, и в леваду шагнули двое. Дэн и Мастер.

Взломщик, выполнивший на отлично сложнейшую работу, кинулся к брату. Лайс с возмущенным воплем – к трупу ключевого свидетеля. О том, что только что он услышал, Мечник старался не думать, душа рвалась в ошмётки.

Рена стояла и не знала, что ей делать. Всё произошло слишком быстро, словно только что пружина, которая сжималась очень, очень долго – дошла до своего максимума и разжалась…

Неудачники стали досадной помехой в чужом плане, о котором до сих пор ничего не знали. Сунув обруч в карман, Рена шагнула к Молнии, сидевший на полу с пустым взглядом. Слёзы катились по щекам той, смешивались с чужой кровью, отчего казались кровавыми…

- Молния!

- Не тронь! – Мастер опередил, поймал руку эльфийки и задержал её в воздухе. – Тебя ударит.

- Что?

- Взгляни на неё внимательно.

Рена, недоумевая, о чём идёт речь, снова взглянула на подругу. Серая кожа казалась грязной. Кожа? В полной темноте?! Казалась грязной?! Это не кожа казалась грязной! Это по телу Молнии раскатывались мелкие искристые волны.

- Она сейчас хуже электрического угря. Тронешь – останется только пепел.

- Откуда у дамы такая сила? – поинтересовался Лайс, рассерженно плюхнувшись рядом с Коршуном, со свернутой шеей.

Мастер покачал головой:

- Думаю, ты слышал куда больше чем я. Потом, кстати, жду отчёта. Я хочу услышать каждое слово, что здесь прозвучало. Думаю, проблем с этим не возникнет, Лайс?

Мечник промолчал. Как бы он не относился к этому человеку, как более удачливому сопернику в любви, что бы он о нем не думал как о маге, это был глава гильдии, в которой он оставался. И какими бы не были причины его выбора, он сам сделал его. Приказы главы гильдии не оспариваются, а сейчас это был именно что приказ.

- Как прикажете, Мастер.

- Хорошо. Рена, сама идти сможешь?

- Даже не ранена, - отозвалась эльфийка тихо. – Всё произошло так быстро, так сумбурно, я ничего не успела понять. За одно мгновение девушка, которую я стала считать своей подругой, изменилась. Я знакома была с тихой, мягкой, хотя и ехидной, а передо мной оказалась боевая магесса, которая уже убивала… Быстрее, чем я что-то поняла…

- Я жду тебя тоже с докладом, Рена.

- Да, Мастер.

- Дэн, в порядке?

- Мы оба, - откликнулся Взломщик. – Но открыть портал у меня сил не хватит.

- Неважно. Лайс, ты с нами?

- Нет. На работу, - подхватив тело Коршуна, Мечник досадливо дёрнул головой. – Закину этого в отдел некромантов, может по мышечной памяти удастся что-то восстановить. Потом приду на отчет.

- Хорошо, - Мастер махнул рукой, и в темной леваде остался только Лайс с ношей, впрочем, спустя мгновение не осталось и его.

Главе отдела браконьер на ближайшие несколько суток предстоял адов труд. Допросить всех пойманных. Отследить все возможные цепочки. Провести серию арестов. И всё по новой, по новой, по новой, пока его руки не смогут сжаться на шее Рее Хатис. Значит, именно такое имя выбрала на этот раз эта тысячелетняя дрянь?


***


Волны магии кружились вокруг её тела. Мягкими завитками скользили по нему, снимая напряжения, впитывая в себя магию. Вначале ту, что бегала разрядами по коже, затем ту, что бродила внутри переспелым вином, затем ту, что дремала в душе, затем ту, что стремилась пробиться к сердцу и сломать его.

Глупые люди не знали, как помочь ребёнку, поэтому сделали всё, что было в их силах. Можно остановить ручей, выстроив баррикаду, но сель сметёт нагромождение ветвей и не заметит его.

Можно поймать реку, заковать её в плотину; но только дурак будет считать, что берега удерживают океан.

Люди не понимали природы вещей, а потому делали то, что было в их силах. И ребёнок-полукровка смог дожить до момента, когда ей помог бы кто-то ещё. Только, глупые люди не умеют просить о помощи за себя. За других – сколько угодно.

А за себя – нет.

За других умирают с легкостью, отдавая все, до последней капли крови; а сами жить не всегда и хотят.

Люди такие странные…

- Проснись. Молния, ну, проснись же!

Серебристые ресницы дрогнули, открывая сиреневый взгляд. Девушка смогла даже улыбнуться, когда из тьмы, которая окутывала спальню, проступило лицо Рены.

- Привет.

- Привет, подруга. Перепугала ты нас всех знатно.

- А… - Молния закрыла глаза. – В какой момент?

- Да, я даже и не знаю, - призналась Рена, сев на край кровати. – Я, наверное, должна извиниться.

- Что? Почему… что-то случилось?

- Я приняла тебя за другого человека. Даже не так. Когда я только увидела тебя, ты сидела на кухне рядом с Глэмом и Мастером, такая потерянная, испуганная. Такая миленькая. Ты напомнила мне младшую сестру. Я подумала… решила, что тебя нужно защищать. Что тебе нужна чужая поддержка. Ты ехидничала, влюбленно смотрела на Мастера, неуверенно ощущала себя с Глэмом, с Айрис. И… я видела изгоя, неудачницу. Такую же как я, как Глэм, как Айрис, Дэн, Алекс, Лайс…

Я упустила из виду, что у всех нас есть вторая составляющая. У меня фобия на стражников, но при этом – я воровка. Одна из лучших на серединном материке. Лайс может сколько угодно бояться острых предметов, но он и своей дубинкой может натворить очень много дел. К тому же, он великолепный тактик, стратег, он может просчитать миллион вещей. Алекс боится воды, но когда приходит время делать работу – он забывает об этом. Я никогда об этом не забывала, но как-то только разговор зашёл о тебе, я забыла… что также как у всех нас – у тебя должно быть что-то, из-за чего тебя выбрал Итаян. Что-то, из-за чего мир поставил на тебе метку.

Потом я решила, что это твои способности источниковеда… будущего артефактора, и забыла об этом, - Рена отвела взгляд. – Глупость, правда? Сегодня я увидела часть правды. И испугалась. Я не знаю, кто ты. Ты не похожа на воина. Ты не похожа вообще ни на кого, кого я знала. В свое время я насмотрелась на Глэма. Он – прирожденный воин. Неважно, что стоит у него в ранге, какие у него специальные способности, знания, слабости. Он никогда не сойдёт с пути, доберётся до нужной цели.. Он пойдёт до самого конца, отдаст всё, что у него есть… И у него нет места, куда бы он мог вернуться. Поэтому он сделает всё, чтобы защитить гильдию, которая стала его домом – он меч.

В противоположность ему – стремительному, атакующему, я воплощение ночи, я защитница. Я щит, который прикрывает этот меч, я сделаю всё, чтобы защитить, чтобы сберечь, чтобы укрыть. Я самонадеянно считала, что разгадала тебя, что тебе нужна моя защита, но я была не права. Я не знаю, кто ты… Я считала, что мы родственные души – но, наверное, единственное, что нас объединяет – это то, что гильдия то место, которое мы можем назвать своим единственным домом. Что кроме гильдии нам больше некуда вернуться… Нет, не отвечай. Я… - эльфийка вытащила из кармана браслет. – Сняла его с руки Коршуна, и сначала хочу вернуть. Держи. Я…

Браслет ложиться на покрывало отказался. Точно также, как ранее Глэм, он прилип к руке Рены, а когда встревоженная эльфийка попыталась насильно его стряхнуть – обернулся шустрой лентой, обвился вокруг запястья, а потом поднялся всё выше и выше – пока не застыл вокруг предплечья. Замочка не было, а когда Рена попыталась его снять, она получила болезненный удар по пальцам. Артефакт очень ясно демонстрировал, где именно он хочет остаться.

Молния же молчала. Так долго, что Рена успела заволноваться и снова начала извиняться:

- Я… правда…

- Я мало что помню о своей жизни. Как-то так получилось, что мои воспоминания начинаются в восемь с половиной лет. Меня воспитывали генерал Аэс и его жена. И чтобы там не говорила та… что пришла с тьмой, Рея… Я была родным ребёнком. Мама говорила, что я росла очень болезненной малышкой и меня скрывали ото всех. Последнее, что я помню – это те самые восемь с половиной лет, счастливый день, а на следующее утро – их смерть и Коршун. Я училась, я хотела убить его своими руками, отомстив за гибель родителей. Но ещё больше я хотела узнать, кто заказчик.

- Почему?

- У меня мало времени. Даже когда меня не подставили преподаватели, его у меня оставалось всё меньше и меньше. Моё тело не справлялось с той силой, что стремилась в него войти. Мой дар подписывал мне смертный приговор. Отчасти, тот несчастный случай подарил мне несколько лет жизни. Но я оказалась не готова к тому, каково это быть изгоем. Только что я была на вершине, только что у меня были полезные связи, которые я собиралась пустить в ход, чтобы добраться до глотки Коршуна, а потом у меня не осталось ничего. Мне надо было начать сначала. И я сделала вид, что сдалась. Я рассмотрела ситуацию, как игру, в которой надо просто выиграть. И позволила себе быть слабой. А потом… ты спрашивала, кто я, Рена? Я рука. А та рука, что может направить меч и та рука, что может удержать щит. Я стратег, тактик, но я не воин, не защитник. Я… просто каратель. Возможно, далеко не самый лучший. Но – гильдия все, что у меня есть, и в отпущенный мне срок я сделаю все, что будет в моих силах, для ее защиты. И… знаешь, спасибо, что стала моим другом, - Молния улыбнулась, протягивая руку. – Если честно, друзей у меня никогда не было. Я не знаю, как надо себя вести, что надо говорить, что надо делать. Поэтому… как насчет небольшой дружеской помощи?

На мгновение Рена замерла, а потом её ладонь стиснула ладонь Молнии в крепком пожатии.

- Со всем своим удовольствием!

Браслет на руке эльфийки вспыхнул, и стал её частью, чего она даже не заметила. Вторая часть очень древнего артефакта успешно нашла своего хранителя.

Осталось найти третьего хранителя и третью часть артефакта, и сделать это нужно было быстрее, чем до гильдии доберутся охотники за сокровищами. А они были уже близко, почти – на пороге.

На столе Мастера лежал распечатанный конверт, доставленный крылатым гонцом. Внутри было приглашение на дело о слушании законности притязаний гильдии Чёрный храм на территорию Валийской долины.

Глава 23. Ночь накануне.


Глава, в которой «неудачники» готовятся к суду,

Глэм ищет Судью, а находит Мечтательницу.


Мастер знал заранее о том, что случится, об этом знали все, ещё с того момента, как девчонки нашли магический зверинец. Но одно дело знать, что такая возможность существует. Что, возможно, однажды, когда они откроют глаза, выяснится, что вот такая вот беда стучится на порог.

Не выяснилось, не было это отдаленно. И «доживать» до этого не требовалось.

На следующий день глава гильдии собрал в своем кабинете трех девушек, Алекса и Дэна. Хотел позвать Лайса, но дёргать начальника отдела по браконьерским делам, когда дело не просто стронулось с места, а понеслось под откос – он не хотел.

- Почему так неожиданно? – спросила тихо Молния, говорить громче она ещё не могла, но мази сделали своё дело – и голос к повелительнице молний вернулся, - в конце концов, мы же только нашли зверинец. Да и не успели особенно засветиться с новыми возможностями. Лишние про источник не знают.

- Да что там лишние, - бросил на неё Алекс задумчивый взгляд. – Не все наши про него знают.

- И не узнают, - сообщил Мастер негромко. – Пока мы не отстоим свою территорию, не может идти и речи, чтобы пустить вниз, в подвалы к Источнику ещё кого-то. Молния.

- Да?

- Поговори с духом замка. Если нужны накопители, артефакты – всё что угодно, пусть даст список. Замок должен быть закрыт так, что если вдруг явится какая-то комиссия, желающая найти доказательства несовершенных нами преступлений, они даже ничего не ощутили.

- Это будет сложно, но возможно. Потребуется прикрыть фон Источника, но это я уже могу сделать. Конечно, мне потребуется потом помощь… - Молния бросила задумчивый взгляд на Дэна, потом на Шпиона. – Алекс, сможешь?

- Посмотреть на плетения со стороны?

- Да.

- Сделаю.

- Хорошо, - Мастер одобрительно кивнул. – Рена. Ты умница, ты сама знаешь, как легко найти то, что очень хорошо спрятано. Нам нужно сделать наоборот. Положи на самое видное то, что найдено не должно быть. А то, что можно найти – важные документы, талмуды, артефакты – в общем, я тебе покажу потом что именно – положи в самые тайные места.

- Запутаем? – уточнила эльфийка.

- Именно. Айрис.

- Мои подопечные.

- Именно. Ты всё равно в качестве бойца невидимого фронта не подходишь, - озвучил мужчина то, что всем давно было известно. Говорила Айрис по делу, но не умела оборачивать смысл в витиеватые фразы. До дипломатического скандала не доходило, но рисковать не стоило. – Отправишься в левады. Мы снова закроем их от посещения. Запечатаем магический зверинец. Дэн, тебе предстоит поработать по той ветви специальности, которую ты не любишь – сделать всё наоборот. Не взломать плетение, а установить его. Опять же, нам потребуется обманка.

- Я понял, - скуксился маг и воспрял, когда Мастер добавил:

- Работать будешь в плотном сотрудничестве с духом замка.

- Белль оценит, - спрятала смешок в ладони Молния.

Рена, перебирающая лежащие на коленях четки спросила:

- А Глэм?

- Ищет Судью.

- Ещё не нашёл?

- Его найдёшь, - отмахнулся глава гильдии. – Угадать, куда в следующий момент времени унесёт нашего бродягу – сложно. Практически невозможно. Из всех, кто у нас есть в гильдии, только Глэму и под силу его найти. Дальше. Слушайте внимательно. В прошлый раз, когда был похожий суд, но пытались у нас отсудить только часть долины, довольно дальнюю от основной территории, мы предоставляли документы на то, чтобы доказать законность своих притязаний. Но выдвинут новый иск. Вопрос, почему?

Маги запереглядывались.

А ведь действительно, с чего бы вдруг? Один раз уже был прецедент, была доказана несостоятельность подобных притязаний. Так на что надеялись неведомые истцы, что что-то изменилось?

- Подделаны наши документы, - предположил Шпион то, чем порой промышлял сам.

- Проверено, отпадает. Хранится пакет там, куда никому не добраться. Будут доставлены непосредственно к началу слушания драконом, что соответственно полностью исключает возможность предательства или подмены.

- Обвинят в их фальсификации, - предложила Рена. – В том смысле, что при попытке их предъявить, заявят, что документы были подделаны кем-нибудь кучу лет назад, и вообще мы всё выдумали.

- Попытка была, на документах магическая печать одного из мастеров. Подделать эти документы невозможно.

- Выяснились новые данные, - Молния, поднялась, провела рукой вдоль гладкого бока чайника, машинально вскипятив там воду. – Могут попробовать провернуть вариант с наследниками? В смысле, когда-то же Валийская долина кому-то принадлежала? Наша гильдия сюда просто пришла?

- Не совсем просто, не совсем пришла. Долина была передана безвозмездно, в дар, после того, как основатель нашей гильдии, странствующий монах, вылечил дочь местного аристократа. Как рабочий вариант принимается, но достаточно предъявления дарственной бумаги, чтобы этот вариант полностью потерял свой смысл. Ещё?

- Срок давности?

- Документы, которые у нас на руках, не имеют срока давности.

- Как насчёт предательства? – спросил Дэн, когда на него возмущенно уставились, развёл руками. – Ну, это единственное, что приходит в голову. Если я правильно помню, есть там в законах что-то там, на тему равенства и смысла жизни, когда один член гильдии может из неё выйти, одновременно передавая часть своей собственности другому человеку, с которым он не связан узами родственной крови или магии. Таким образом, часть земли передаётся другому человеку.

- Отпадает. У нас в гильдии не поддерживается подобная традиция, - Мастер постучал по столу. – Ещё варианты? И да, как мне неприятно, вариант, что кто-то изнутри сыграет на чужой стороне – рассматривается.

- Если кто-то выдаст, что мы – каратели? – спросила Айрис. Дрессировщица с маленьким ручным пауком устроилась на широком диване, но рядом с ней было пусто. Даже Алекс, который мог бы воспользоваться удачной обстановкой, предпочёл держаться подальше. Фобии у полукровки ундин не было, но членистоногие были для него не в фаворе привлекательности питомцев.

- Ничего страшного. Нет доказательств. Есть шлейф разнообразных слухов, доказывающих, что мы – раздолбаи, лентяи и неудачники. Большинство слухов фальсифицированы, конечно, но… Это не предмет рассмотрения. Никто не даст уходить истцу в эту сторону.

- Если не будет Судьи? – предложила уже Молния, ставя перед всеми чашки с чаем или кофе. – В том смысле, что заявят, что его не нашли, не было, никто не согласился и так далее? А Глэм не найдёт того, за кем отправлен?

- Тогда будет судить человек из гильдии судейства, - пробормотал Алекс, пока Мастер задумался. – Человека в этом случае можно подкупить, но даже в этом случае предъявления документов будет достаточно, чтобы дело закончилось в нашу пользу.

- Ну, должно же быть что-то, на что они рассчитывают! - вырвалось у Айрис сердито. - Все начинается с того, что глава гильдии с четырьмя козырями входит в зал.

- Как насчет того, что у гильдии просто нет такого количества козырей? - предложила Молния. - В каком составе вы были на прошлом слушании, Мастер? И не надо так хмыкать, считается, что у гильдии неудачников нет действительно сильных магов. Молва допускает, что у нас есть "семерки-восьмерки", согласна смириться с "девятками", но по общеустоявшемуся мнению "десятка" - наш предел.

- Поскольку дело не затрагивало интересов всей гильдии, очевидно, что я был один.

- В данном случае, - Дэн взглянул на брата, - как думаешь?

- Этого недостаточно, чтобы решить, что у нас нет козырей внутри Гильдии.

- Тогда как насчет более простого варианта? - наконец, расшифровала Молния сосущее под ложечкой чувство. - Если некому будет прийти в зал суда?

Маги переглянулись, задумались и заговорили одновременно:

- Как вариант.

- Засада?

- Самое очевидное.

- Неприятное, я бы сказала.

- Но на что они надеются?!

- Есть специальная процедура.

- Это бесполезно.

- Если только…

В полном молчании, Дэн закончил фразу:

- В гильдии действительно нет предателя, который нарушит устоявшуюся процедуру, обеспечивающую безопасность гильдийцам, в результате чего мы действительно влетим в засаду.

- Если появится проверяющий, - Мастер, сделал глоток кофе, взглянул на шар оповещения в дальнем углу стола. – Если появится проверяющий, то мы были неправы, не смогли просчитать дальнейшее и, одним словом, в чём-то ошиблись. Противники оказались нас умнее. Но если они действительно поставили на засаду, то никаких проверяющих не будет. В ближайшие двое суток про нас просто забудут. Никто ничего не напишет, ничего не скажет. Возможно, появятся пару наблюдателей, чтобы посмотреть, как забегают крысы с тонущего корабля. Но ничего, никаких официальных санкций не последует.

- Что в этом случае? – спросила сердито Айрис. – Боевой караул вместо тех, кто умеет обращаться со словами?

- Не скажу, что это умный выбор, но, возможно, ничего другого нам не останется. Вопрос в том, из кого собирать четвёрку на посещение зала суда, - Мастер взглянул на Рену. – Рыцаря и гонца вызывать бесполезно. Глэм после погони за Судьёй будет вряд ли в состоянии. Тебе придётся это сделать.

Тёмная эльфийка поднялась с кресла и резко склонила голову. Приказ главы гильдии был принят.

А тёмный бездонный взгляд уже скользил дальше.

- Молния. Я понимаю, что это немного больше, чем в твоих силах. Или как ты думаешь про них, но тебе придётся отправиться с нами. Принцессу я не вытащу, Мечтательницу… нет, Нинель не всегда быстро реагирует на происходящее, а что касается Любовницы… Она не умеет вести себя в обществе, в котором больше одного мужчины. Из королей…

- Лайс? – спросил Алекс.

Мастер медленно кивнул:

- Раз так получилось, что он вовлечён в происходящее целиком и полностью, ему и закрывать с нами эту страницу истории гильдии Чёрный храм.

- Пап, - позвала Айрис, - а ты сам?

- Придётся уважить собрание, снять вторую печать.

- Джокер? – уточнил Алекс, а когда взгляд Мастера обратился на него, пожал плечами: - Ну, вы же не думаете, что я не узнал хотя бы этого?

- До какого ранга докопался?

- Сила. Снятие первой печати, да?

- Возможно, - глава гильдии перевёл взгляд на тех, с кем предстояло решать сложнейшее дело. И даже не столько решать, сколько выживать. Проблема усугублялась тем, что нельзя было появляться в таких местах с артефактами. Никаких боевых или защитных. То есть, всё, на что мог рассчитывать мужчина – это на свои личные силы и личные силы тех, кто будет с ним в свите.

И более того, подозревая, что кто-то может оказаться предателем – вольно или невольно, нельзя было взять и просто потребовать у всех клятву молчания. Любая клятва подобного рода воспринималась залом суда как какое-то проклятье или действующий артефакт, лезла его ломать, и не всегда это заканчивалось благополучно.

Вмешательства в ауру мага, как это делали клятвы молчания, всегда были делом опасным и двойственным. С одной стороны куча возможностей и обеспечение дополнительного спокойствия. С другой стороны, всё могло на ровном месте обернуться горой неприятностей, если не сказать грубее.

Никаких клятв молчания.

О суде доносил магический звонарь, то есть место, маршрут, по которому должны были проследовать истец и ответчик – узнавали все члены гильдии.

Молния не сводила взгляда с Мастера. В груди ныло всё сильнее. Сила? Маг ранга силы мог спокойно справиться с десятком нападающих, даже не потратив на это заметных крупиц дара.

Но почему? Люди не могли быть носителями такого дара. Люди…

Девушка вскинула голову, ощущая, как внутри, по жилам растекается лёд. Люди не могли, но кто сказал, что их Мастер – человек?

- Тогда нам придётся немного изменить планы, - глава гильдии Чёрный храм смотрел на своих подопечных и понимал, что жизнь изменилась. Гильдия, которой он надеялся дать немного больше времени, чтобы набраться сил, заворочалась и начала подниматься.

Всё пришло в движении, а он до сих пор не знал, что с ними делать.

Шебутными, дурными, настоящими.

- Для начала, - Мастер покопался в карманах и вытащил медальон.

В круглом овале из тёмно-алого металла было что-то вырезано. Какой-то символ? Знак? Что-то не очень понятное.

Но взгляды эта игрушка притягивала лучше всего остального.

Медальон качнулся влево, вправо, влево, вправо, и мягкий голос мага разума зазвучал откуда-то уже изнутри:

- Вы хотите спать. Глаза смыкаются. Ресницы становятся тяжелыми. Ваши руки тяжелы, тяжелы ноги. Вы не в силах подняться, вы не в силах остаться в сознании. Ваше тело становится тяжелее, ваше дыхание ровное, Глубокое. Когда я досчитаю до десяти, вы будете спать. Раз… Два… Три…

***


Из всех заданий Глэм терпеть не мог те, которые звучали, как «пойти туда, найди то, точно знаю что, точнее кого», но при этом этот кого всегда «он вышел минуточку назад, но обещал вернуться». Судья не возвращался. Эльф знал это совершенно точно, стыдно было бы не знать повадки собственного наставника в магии света?

Судья был изгнанником с верхнего материка, материка ангелов. Сам он ангелом к счастью не был. В те редкие минуты, когда он говорил для себя и про себя, он тихо сообщал:

«Ненавижу светлых», и на этом заканчивался, обычно, любой порыв с откровениями. Судья был чудаком. И, как в случае с Мастером, Глэм ни разу не смог понять, к какой расе они относятся. И если в вопросе с главой гильдии было понятно хотя бы почему – из-за чего, точнее, создалась такая обстановка, то в вопросе с Судьёй ответа не было. Он просто был, выглядел как человек, без возраста, без имени, без расы. Ну, хотя бы пол был понятен. Мужчина. Приятный на вид, довольно обаятельный – но ни разу не ловелас.

Он вообще делил людей на «людей» и «нелюдей», и с последними старался не иметь никаких дел. Говорил, что это детская травма. Но Глэм особо в это не верил. Ведь начал же Судья его учить, особой магии – магии света.

Что впрочем не помешало наставнику сбегать. В самые неподходящие моменты, передоверяя обучение Глэма на кого-то ещё. Потом лэр Вйёльд долго каялся, ругался «доучили мне парня», обещал, что никуда-никуда не пойдёт. Но проходило несколько дней, звучали у окна ветра, небесный дракон разворачивал свои кольца, и лэр снова пропадал.

Куда он уходил, зачем? – никто не знал.

Мастер смотрел внимательно, но лэра не останавливал. Говорили, что его гонит прочь любовь, но Глэм знал точно, что ни о какой любви здесь не может идти и речи. На его наставнике было чудовищное проклятье, которое никогда не дало бы ему возможности полюбить. И накладывал это проклятье точно кто-то из нелюдей.

Именно поэтому – из-за непредсказуемости тех путей, которые уводили лэра из гильдии, его было сложно найти, ещё сложнее его было догнать, поймать, как-то предсказать или броситься наперерез.

И даже от удачи здесь ничего не зависело.

Эльф устало вздохнул, присел за столик в уличном кафе, глядя на меню. Очаровательная девочка, подойдя ближе, спросила:

- Ваш заказ?

- Белый чай с медом, - Глэм поднял голову. – Дежурное блюдо, булочки с кунжутом. И удачи догнать беглеца.

Девочка засмеялась. Белый листок в её руках дрогнул, перо чуть-чуть приподнялось в воздух:

- Вы кого-то ищете?

- Очень важного человека.

- Я могу помочь вам его найти, но за это заплатят другие.

- Как это? – нахмурился эльф.

Девочка пожала плечами.

- Я вижу связи. Не знаю, в этом мире всё называется как-то очень странно, я не могу привыкнуть. Мне... не могу.

- Ты – Мечтательница?

Девочка задумалась, потом кивнула.

Глэм отрицательно покачал головой и снова уткнулся в меню.

Мечтательница – он знал точно, что это такое и о чём именно сейчас говорит эта малышка. Не самый простой дар и не самый понятный. Маг видел разумного как некий шар, от которого в разные стороны уходили тонкие и толстые нити. И, оправдывая своё наименование, мог «намечтать» разное. Как работает эта тонкая магия объяснить было сложно, но в силах мечтательниц было устроить встречу или не допустить её, укрепить связь или разорвать её. Мечтательницы были «козырями» в раскладе, их не любили, их боялись.

И их убивали. Первое время.

Считалось, что если Мечтательница впала в своё пограничное состояние, состояние грёз – и её в этот момент убить, магия не подействует.

Как пропала девочка, Глэм не заметил, так ушёл в свои мысли. Просто перед его носом появилась огромная тарелка с вкусно пахнущим мясом. Затем чай, булочки. И эта маленькая мечтательница спросила:

- Почему нет? Там, откуда я родом, всегда хотели, чтобы платили другие.

- Я этого не хочу.

- Тогда я не смогу тебе помочь, он мешает, - тонкий палец незнакомой малышки упёрся в предплечье, там, где у Глэма был браслет-артефакт, прилипший к пальцам и отказавшийся пропадать. И который совершенно ничего не мог, эльф уже знал это. Знакомый артефактор сказал, что эта безделушка в принципе не несёт в себе ничего абсолютно. И вдруг, такие слова. По тонким губам неожиданно мелькнула дикая усмешка. В серых глазах девочки появилось алое пламя: - Ты не найдёшь, а если не найдёшь – завтра вы всё потеряете. Против вас тоже будет Судья, купленный, с фальшивой истиной. Но вы не умеете разграничивать истину честную и истину ложную. А он – умеет. Вы проиграете и потеряете абсолютно всё!

- Так нельзя.

- Почему? – девочка сняла передник, взяла кружку кофе и круассан, не спрашивая разрешения, села напротив Глэма, вглядываясь не в него, в его связи. Разноцветные нити уволокли маленькую гостью Итаяна всё дальше и дальше в чужую историю. А потом плавно вернули обратно.

- Ты здесь чужая?

- Да. Там где я была, я никому была не нужна. Меня кто-то поймал, от меня что-то хотели, - сухо отчиталась малышка. – Я не знала, что им было нужно, они говорили на другом языке, который мне был непонятен. Я сбежала. Так получилось, что те, кто меня украл, они хотели что-то сделать ещё. Им был нужен мой дар. Но… на них самих не то напали, не то им просто угрожали. За одно мгновение они оказались плотно обвязаны нитями разных цветов. На всех ниточках были ещё такие смешные значки. Один в точности как у тебя.

Глэм застыл, не донеся вилку до рта.

«Значки в точности как у тебя. Браконьеры? Она… пленница браконьеров? Сбежала, когда мы напали на то место, где была Айрис?!»

- Они не хотели меня брать. Я прошла сама. Нить привела меня сюда, а потом порвалась.

- Ты не знаешь, что это за мир и какой у тебя дар?

Отрицательный кивок, и эльф тяжело вздохнул.

Это какая-то мания подбирать брошенных котяток. Ну, подберёт он сейчас её, приведёт, как Мастер в своё время!, в гильдию. И что дальше? Он сам не знает, смогут ли они отстоять гильдию! И если девочка не ошиблась – фальшивый Судья сделает всё, чтобы каратели-неудачники оказались со своей истиной и со своими документами где-то очень, очень далеко от Валийской долины.

- У тебя есть место, где ты можешь остановиться?

- Нет.

- А дом, куда тебя надо вернуть? Родители?

- Они меня продали.

Глэм сцепил зубы, свистяще выдохнул.

Так не должно быть. Маленькие девочки не должны с таким равнодушным спокойствием говорить о том, что их продали. И… такими надломленными они тоже не должны быть.

- Как тебя зовут?

- Иллима. Мила.

- Какой ты расы? – спросил Глэм тихо.

Девочка озадачилась.

Но она явно не ощущалась человеком. Была кем-то ещё, но у эльфа не получалось определить её принадлежность.

- Я оборотень, - наконец, подобрала она слова. – Вы так называете здесь похожий народ. Я могу быть девочкой, а могу быть котенком. Но у меня нет, как у вашего местного народа промежуточного варианта. Я не могу быть девочкой с пушистыми ушками и хвостом.

Глэм кивнул.

Оборотень, но оборот проходит по другим правилам, чем у местных.

Не хотелось. Ему не хотелось взваливать на себя ответственность, не хотелось принимать решение за всех.

Нет, Мастер то точно не откажется от того, чтобы в Гильдии появилась такая малышка, да и Рена, Айрис, Молния – помогут. Потому что девочку нужно было возвращать обратно в нормальное детство. Но…

- Скажи, Мила, - спросил он негромко, - а того человека, который мне нужен – ты сама можешь найти?

Девочка в ответ отрицательно помотала головой, откусила кусочек от булочки и в её животе громко заурчало. Работа в этой маленькой кофейне принесла её двенадцать монеток, и все надо было отдать за то, чтобы переночевать. А даром… она не могла им пользоваться сама. Плохо становилось.

Она могла быть только посредником между теми, кого связывали нити, могла на них воздействовать. Но за это должны были платить другие.

Незнакомый, высокий, красивый светлый смотрел на неё тоскливо, потом вздохнул и потянулся к своим вискам.

- Ниточку какого цвета ты хочешь, - спросил он перед этим.

Иллима задумалась, снова присмотрелась к нитям и вокруг и улыбнулась с предвкушением, снова тот же алый оттенок в глазах, когда она твердо сказала:

- Серебряный!

И Глэм потянулся сквозь леса, равнины, горы, к Молнии. Именно ей предстояло платить по его счетам, именно ей предстояло видеть наколдованные сны и быть не в силах из них выбраться.

Возможно, Источник сможет помочь своей любимице, возможно – нет.

- Мне не нужно её согласие, - Мила разрушила сосредоточенность эльфа, дёрнула резко его за рукав, потянувшись призрачными пальцами к серебристой ниточке. – Я её хочу. Я её забираю.

Эльф не успел сказать ни слова, девочка улыбнулась ему, сделала реверанс и пошла прочь по улице. А он остался сидеть на месте, чувствуя, как мягко звучит не в ушах – под черепной коробкой тихий голос: «Вы хотите спать. … Когда я досчитаю до десяти, вы будете спать. Раз… Два… Три… Десять…»

Его голова тяжело ударилась об стол, когда гипнотический сон скользнул в его душу. Глэм не проснулся, когда вокруг него засуетились две взрослых официантки из кафе. Он не очнулся, когда местный целитель пытался до него дозваться.

Глэм спал, и во сне видел огромный медальон, раскачивающийся перед глазами. Слышал монотонный голос, но не мог разобрать слов и видел вместе с тем небольшую долину с маленькими деревушками, старую клячу и собственного наставника, удаляющегося всё дальше и дальше от того места, где был сейчас сам Глэм. И двигался Судья совсем не домой, не к гильдии. Он двигался прямиком в ловушку, которую для него кто-то выстроил очень любовно и с душой.

Глава 24. Суд.


Глава, в которой «неудачники» попадают в засаду,

А на заседание являются два Судьи.


Утро, на которое был назначен суд, было холодным, ветреным. Тёмно-серое небо насупилось недобро. Чёрные тучи ходили по краю горизонту, протягивая свои щупальца от одного края до другого.

Нао и Лада друг на друга не просто дулись, они поссорились, и сейчас в чёрных тучах то и дело полыхали яростные молнии.

Молния, кутающаяся в чёрный плащ, смотрела наверх, на своих тёзок. В душе рождалось странное ощущение, для неё непривычное. На ровном месте девушке хотелось туда, вверх, в эти тучи, и совсем не хотелось туда, куда идти нужно было – в суд.

Никто так и не понял, что именно сотворил Мастер на сеансе гипноза. Не вернулся вовремя Глэм.

Рена точно в таком же чёрном плаще, нервно стягивала и натягивала на дрожащие пальцы перчатки.

Лайс равнодушно стоял у окна, разглядывая пейзаж. Чёрный лес угрожающе скалился сухостоем, растопыренные ветки качались на ветру и всё казались фантасмагорическими образами.

Рядом с Лайсом был Дэн. Взломщик казался спокойным, словно выпил целую бочку успокоительного. Мастер вообще не нервничал с самого начала. Вторую печать с него снимала Айрис. По праву родственной крови. Первую, как оказалось, мог снять любой член гильдии. А вторую – родственник или кровный побратим.

- Все готовы? – спросил он хмуро, поправляя на поясе кинжал.

- Можно я скажу, что нет, не все и тихо-мирно останусь дома? – спросила Рена, поднимая на мужчину больные глаза.

- Успокойся, - велел ей Мастер. – С Глэмом всё хорошо. Но начнём оборону мы своими силами. Если он успеет – он придёт. Если нет – мы должны тянуть время.

- Для начала, - сухо сообщил Лайс, взглянув на главу. – Мы должны добраться до зала суда живыми. А у нас на пятерых – три острых предмета, одна дубинка и одна неженка.

Молния очаровательно улыбнулась Мечнику, понимая, что прозвучавшие слова были камнем в её огород. Но объяснять, что из всех пятерых её оружие самое большое, не стала. Всё познаётся в сравнении, а ещё – всё познаётся в деле.

- Я не хочу, - Рена стукнула кулаком в стену. – Почему мы должны вечно от кого-то защищаться, обороняться, что-то кому объяснять, доказывать?! Надоело! Почему каратели просто не могут спокойно выполнять свою работу, чтобы под ногами не мешались другие гильдии?!

- Потому что это манок, - сообщил Мастер, обняв её за плечи. – Такая огромная вывеска, на которой написано: «Смотрите, самые лучшие здесь мы». Кто смирится добровольно с тем, что есть кто-то лучше, чем он?

- Причём здесь это? – эльфийка запрокинула к нему голову. – Это разные вещи!

- Для тебя, Рена. Для всех нас. Но не для тех, кто смотрит на всю ситуацию со стороны. Изучает, завистливо смотрит, пытаясь понять, почему мы стали карателями. Почему эту должность не предложили кому-то ещё.

- Потому что… - сердито начала девушка и замолчала. На язык попросилось «они недостаточно хороши». Неудачники тоже хорошими не были. Их выбрал мир, потому что они могли делать свою работу и делать её достаточно хорошо. И всё. И не более того! Но… со стороны это казалось не менее грязно, чем звучало.

Мастер чуть сжал её плечо, потом двинулся вперёд, проигнорировав Лайса.

- Дэн, ты накладываешь на всех защитные чары.

- Мастер, - возмутился тот, - ну, правда, почему вечно я?!

- Потому что они у тебя сделаны абсолютно не по-человечески. К тому же, кому придёт в голову, что Взломщик, тот, кто взламывают по умолчанию созданное другим, будет что-то создавать? Не обсуждается.

- Понял.

- Рена.

- Да, Мастер, Рена здесь. И даже отчасти соображает, - согласилась эльфиечка тоскливо.

- Приди в себя, - звякнул металл в мужском голосе. – Иначе я вызову кого-нибудь ещё, чтобы прихватить в свиту.

- Не нужно! Я… я … - девушка глубоко вдохнула, выдохнула. За окном донёсся раскат грома, полыхнула нестерпимо яркая молния, и эльфийка взяла себя в руки. У неё не было времени на рефлексию. Права на неё тоже не было. Нужно было делать то, что сказано, и делать это быстро. – Я готова.

- Хорошо. Неизвестно сколько будет противников и как хорошо они будут подготовлены. Но совершенно однозначно, что у них будут артефакты. Я хочу, чтобы их не стало.

- Я поняла, Мастер.

- Чудесно. Молния.

- Да? – спросила девушка, подняв бездонный взгляд на мужчину.

- Ты сделаешь то, что у тебя получится лучше всего. Пока Дэн будет ломать щиты тех, кто нас встретит, если мы не ошиблись, то ты будешь вливать и распределять магию, чтобы до нас не добрались.

- Будет сделано.

- Дэн, соответственно…

- Я понял, - перебил Взломщик, и его губы исказила дьявольская ухмылка. – Я буду делать то, что у меня получается лучше всего.

- Верно. Лайс. Близкий контур.

- А ты на себя как всегда возьмёшь дальний? – уточнил глухо Мечник.

Мастер молча взглянул на него, кивнул.

- План повторили, все всё помнят, желающих отступить в последний момент нет? Ну, я так и думал. Тогда выдвигаемся. Прямо сейчас. Тянуть не будем.

…Чёрные тучи затянуло небо ещё сильнее. Казалось, если прислушаться, за глухим ворчанием грома можно будет расслышать спор близнецов. Но лучше к нему было не прислушиваться, можно было очень быстро сойти с ума. Не то, чтобы кого-то это действительно волновало, но прецеденты уже случались.

Маршрут неудачников к зданию суда лежал по северной окраине. Мимо маленьких домишек ремесленников и батраков, мимо маленьких садиков и палисадников, вдоль деревянных мостов и между высокими зданиями, с очень узкими проходами.

Неудачники двигались боевым построением. Мастер – впереди, за ним сразу Молния и Рена. Следом за ними шёл Дэн, а замыкающим выступал Лайс.

Улицы стали ещё уже, дорожки из неприглядной брусчатки, стали глаже, спокойнее, мягче. Не стало столько выщерблин, не стало столько сколов.

С крыши свалилась черепица, где-то впереди дурным голосом взвыл кот, которому отдавили хвост. Мастер выбросил вверх руку, сжатый кулак разжался, показывая два пальца – резкое движение направо. Снова кулак – два пальца налево. Кулак вперед – три.

Нет, к сожалению – не человек, так можно было бы справиться. К счастью – не отрядов, в этом случае, неудачники бы полегли на месте, а потом любой провидиц или менталист сообщил бы, что здесь состоялось намеренное убийство. Так рисковать никому не хотелось. Всё было куда как проще – тройки. Боевые тройки, которые всегда могли свалить всё на случайности. Всего – семь, общее количество – двадцать один.

Против пятерых.

- Очень весело, - сердито буркнул Лайс, когда осознал количество. – На каждого по четыре? Это даже не смешно.

- Это весело, - взглянул на него с затаенной смешинкой в глазах Дэн, положил руку на плечо Молнии: - Не боишься, красавица?

- Нет. Убери руку, пожалуйста. А то закоротит на воздушном электричестве.

- Прости-прости! – Взломщик убрал ладонь, вопросительно глянул на Мастера. – Значит…

- Да. К сожалению, среди нас был предатель, а теперь здесь нас ждут. Работаем, как договорились. И если к нам будет снисходительна удача, мы даже сможем живыми вернуться обратно. Рена.

- Я готова…

Тихий шелест голоса эльфийки донесся из пустоты, её уже рядом не было.

Просто так получилось, сложилось, что в этих узких улочках, где произошло столкновение, всё могло закончить для неудачников плохо.

Собственно, это было даже в некотором роде предсказано. Пять магов будут зажаты меж двух зданий. Сверху подходят две тройки, спереди – три. Всего семь. Магия будет использоваться только площадного типа.

Одна тройка кастует рут, снимающий всю щитовую магию. Вторая обезмагичивает пространство. Третья и четвёртая качают обездвиживающую магию.

Подошедшая тройка кроет по закутку самыми мощными чарами – лучше всего инферно или подойдут любые огненные заклинания.

Оно всё так и началось, как положено. Тройки заняли свои места.

Старший, который управлял происходящим, отдал приказания и атака началась.

Всё строго по сценарию. Тройка, которая занималась тем, что с помощью артефактов собиралась разнести щиты неудачников, не успела ничего понять. Артефакты в их руках засветились, тонкие ниточки, в темнеющем небе выделяющиеся особенно сильно, качнулись в разные стороны, опутывая сетью идущих внизу магов.

Оставалось буквально несколько мгновений до того, как приказ будет выполнен, дыхание магов атакующих было тяжёлым, срывающимся. Это было убийство, а они убийцами не были, просто не повезло с работой.

Им не хотелось никого убивать, но…

Это была заминка, всего одна-единственная, да только Рене больше было не нужно.

Артефакты из рук магов пропали, на их месте появились конфеты. А следом сами маги полетели вниз со своих насестов. Туда, где их уже ждали.

Естественно, на этот раз убийцы быстро собрались с мыслями и атаковали уже с полной силой. Больше не было никаких задумок на тему моральности происходящего и на тему того, хорошо это или плохо. Некогда было об этом задумываться, хотелось как-то решить ситуацию.

Но добрый десяток магических заклинаний разных школ ударили туда, где были маги и распались. Обратная атака закончилась тем же самым. Атака неудачников, слабая, совсем не «козырная» распалась о щиты атакующих.

Обмен любезностями продолжился в том же духе.

Пока до агрессоров не дошло очевидное, что не может такого быть! Что они щиты разбить не могли, и при этом те же маги, удержавшие такие щит, сами не столько устраняли противников, сколько, скорее, колдовали для отвода глаз!

Когда это до них дошло, было уже поздно. Дэн сделал своё чёрное дело, а Мастер и Лайс когда-то были очень хорошей боевой двойкой. До того дня, как в их жизни не появилась красавица-травница. Друзей в жизни было мало, и у одного, и у второго, и казалось бы – не след ссориться из-за женщины. Но вот Лисса была уникальной женщиной, и они поссорились.

Сейчас распри были забыты. И не только распри. Молния, открыв рот, смотрела на происходящее, забыв о том, что ей было велено. Рена, аккуратно забравшая у остальных магов добрый десяток артефактов, выглядела особо не лучше. Ей, как и Молнии, ни разу до этого не доводилось видеть, как сражается Мастер.

Дэн видел, но больше не хотел.

Эти двое были словно бы лезвиями одного оружия, действовали на одной волне, на одном дыхании, на одной связке… И противники заканчивались для них как-то быстро. Раз – одного нет, два – сразу двоих, три – снова одного.

К тому моменту, как Рена, Молния и Дэн решили внести свой вклад в дело обижания ближнего своего, ближних уже и не осталось.

Лайс и Мастер – вот мастодонты!!! – даже не запыхались. Один поправил плащ, второй спрятал под плащ свою дубинку, переглянулись, нарочито нейтрально раскланялись и взглянули на младших членов гильдии.

- Подняли свои нижние челюсти с земли, - велел Лайс равнодушно, - и двигаемся дальше. Рассусоливаться нам здесь с вашими возникшими комплексами и проблемами «не вижу даже собственный нос» мы сейчас не будем. Ноги в руки – Дэн, тебя касается. Девушки, улыбочку на лицо от всей души и вперёд. У нас суд. И Судья. Если повезёт – наш, если не повезёт – не наш, и даже возможно не судья.

И если бы только Лайс знал, насколько он прав и насколько ошибается, если бы Мастеру только пришло в голову, насколько всё может быть плохо – они бы обязательно что-то придумали. Но дверь зала заседаний закрылась за ними, а из разных дверей вышли судьи. Слева – Судья гильдии Чёрный храм. Справа – Судья гильдии «Шипы и Розы». И это было началом конца…

Прецеденты подобные были, когда на заседании были два Судьи. И поскольку у магов этой ветви был разработан свой собственный кодекс, было в нём и правило, оговаривающее подобное поведение. Из двух Судей выбирался тот, который не имел никакого отношения ни к гильдии-истцу, ни к гильдии-ответчику. Если один Судья был из гильдии-истца, второй из гильдии-ответчика, приоритет отдавался гильдии-ответчику.

- Итак, - магические мажордомы-големы закрыли двери, пока у конторки стоял массивный мужчина – глава местной коллегии судейства. – Меня зовут лэр Маурш, сегодня я буду наблюдать за тем, чтобы заседание отвечало всем уложениям кодекса. Гильдия-истец – Тайоросы с Серединного материка. Гильдия-ответчик – Чёрный храм с Серединного материка. Судьёй назначается лэр Рэт из «Шипов и Роз». Представителями гильдий выступают Мастер и лэри Найна.

В зале, а сюда были допущены некоторые представители и магической прессы, и некоторых других редколлегий вспыхнули и тут же погасли шепотки. Лэри Найна не была главой гильдии. Она была всего лишь заместителем.

- Могу я узнать, - продолжил лэр Маурш, обращаясь уже к представительнице Тайоросов, - почему на заседании не появился ваш глава?

- Наш глава, - женщина поднялась, глядя на мужчину с некоторым вызовом, - сейчас лежит при смерти. Но он хотел, чтобы дело, ради которого он потратил десятилетия своей жизни, всё-таки было сделано! И Валийская долина вернулась туда, к тому, кто должен ей владеть. К Тайорсам!

Лэр Вйёльд, устроившись рядом с Мастером, тихо сказал:

- Они же и помогли ему отправиться на свидание к смерти. А он живучий, как не знаю кто.

- Вйёльд.

- Простите, Мастер. Я опоздал.

- Кто знает, возможно, ты очень вовремя, - глава гильдии Чёрный храм смотрел на сияющего лэра Рэта с тревогой. Что-то в этом человеке, в этом маге было не так. Пока леди Найна рассказывала о том, как они сожалеют из-за главы своей гильдии, как ей жаль, что вообще так получилось с судом, что она просит не отменять из-за этого заседание…

Кодексы диктовали точно: никаких половинчатых мер. В таких важных территориально-административных вопросах, когда дело затрагивает всю гильдию целиком, представлять её может только глава, но…

- Я не возражаю, - в руках Судьи от «Шипов и роз» мелькнул маленький молоточек, и вопреки всем кодексам он стукнул по небольшому гонгу рядом с собой. – Заседание объявляется открытым!

Звон раскатился по залу фальшивый, но вместе с тем определяющий. Выйти отсюда теперь можно было только в одном случае – когда будет вынесено решение по делу. Без этого ничего не получится. Не откроются двери, не откроются окна.

Лэр Маурш с тревогой посмотрел на коллегу, потом на гильдию Чёрный храм, потом на гильдию Тайросов. До мага медленно, но верно доходило, что его вовлекли в незаконную авантюру, за которую ему тоже предстоит нести ответственность. Он – единственный мог покинуть зал, у него, как у главы местной коллегии, была такая возможность.

- Нет-нет, - леди Найна крутанула меж пальцев кинжал, поднялась и метнула. Холодная игрушка вошла сзади, точно меж рёбер, мужчина свалился. – Мы не позволим, чтобы сегодняшнее дело пошло по тому пути, что нам не нравится. Мы слишком долго к нему готовились.

- Найна, - из группы свиты, сидящей в плащах, донёсся резкий голос, и женщина подавленно замолчала, поняв, что сказала лишнее.

Мастер взглянул на своего Судью.

- Как это возможно?

- Она? – спросил он тихо.

- Да.

- По-разному, - лэр Вйёльд мрачно смотрел на коллегу за судейским столом. А потом повторил то, что ему крикнул Глэм, за мгновение до того, как выбросить телепортом прочь из ловушки: - Один судья фальшивым будет, и все под его танцевать дудочку станут.

- Это?

- Глэм сказал. Второй судья – фальшивый. А это значит, - на лице Судьи неудачников мелькнуло тяжёлое выражение, - что это будет тяжелый бой.

- У нас есть возможность? – спросил Мастер.

- Да. Надо тянуть время. Нужно очень много времени. И тянуть его предстоит всеми правдами и неправдами.

- Почему? – уточнила Рена, никогда не сталкивающимся с такими ситуациями.

- Несовпадение по магическим полям, - шепнула Молния. – Грубо говоря, плюс умножается на минус и получается большой ба-бах. Но это если бы у него была хоть какая-то активная сила. Не сработает.

- Значит, нам нужно тянуть время для того, чтобы наш Судья набрал силу, - постановил Мастер. – И мы это сделаем. Вначале послушаем, что они нам инкриминируют, чтобы в следующий раз не попасть в ту же ловушку. Рена, потом ты сделаешь так, чтобы шаров на помосте стало больше.

- Это же…

- Поддельный артефакт, - Молния взглянула на подругу, подсказывая. – Пустышка.

- Тогда надо его подменить?

- Нет. Надо это продемонстрировать всем. Это и немного больше, - рука мужчины плавно двигалась над бумагой, создавая буквы, видимые только для его свиты. План. Короткий план, который был больше авантюрой, чем логическим построением.

- У нас не получится, - Рена сжала кулаки, - это просто невозможно!

На её плечо легла рука Мечника, чуть стиснула.

- Всё будет хорошо, - шепнул он. – Нам надо просто верить. И тянуть время. И тогда у нас всё получится.

Но с «хорошо» ничего не началось и вряд ли с «хорошо» могло закончиться.

У противников был план поставленный куда более талантливым человеком, чем они сами. Лэр Рэт последовательно загонял в ловушку неудачников. Они подготовились, а, как известно, продуманность – это половина успеха. Противники приготовили шар истины – оригинальный артефакт, которым Судьи обычно не пользовались. Но, в этот раз была не фальшь, было театральное представление.

Это было красиво, шаг за шагом, противники создавали клетку вокруг них. Выстраивали линию, цепочки из словесных ям, капканов, творили ходы: один за другим. Слова Судьи – истина, и они творили эту «истину» в каждом слове, в каждой фразе. Они творили паутину лжи, выдавая её за истину.

Как можно отобрать целую долину? Очень просто – достаточно сказать, что на ней есть то, на что у вас нет никаких прав. Рудники – серебряный, золотой, рубиновый; несколько замков, каждый из которых принадлежит разным гильдиям, чудесная цветочная долина. Уникальная хрустальная беседка, запредельной стоимости. Долина фонтанов.

С каждым новом шагом неудачников загоняли всё больше и больше в угол.

- Ещё немного, и нам поставят шах и мат, - объявил негромко Мастер. – Артефакт на подмостках сделает всё, чтобы Истина осталась именно такой. Девочки, ваш выход…

Молния, бросив на Мастера быстрый взгляд, поднялась, прервав лэра Рэта на полуслове:

- Простите меня, лэр, - процедила она, откинув плащ. – Но вы сейчас солгали.

- Артефакт не почернел, лэри, сядьте на свое место.

- Артефакта здесь нет, лэр. Здесь только пустышка.

- Это не пустышка! – полыхнули алые пятна на щеках Судьи. – Я здесь Судья! Моё слово…

- Да, да, - Рена перепрыгнула через стол, подхватила шар истины со стола, покрутила в пальцах. – Вы утверждаете, что это ваш шар истины?

- Именно. Вернитесь на место, вы мешаете заседанию!

- А, да, простите, только один вопрос, пожалуйста. Какой из них ваш? – Рена протянула руку, сдернула с края стола декоративную салфетку, обнажая под ней добрый десяток таких же шаров.

Мастер откинулся на стуле, сдвинул капюшон.

- Да, я тоже хотел бы знать, почему рядом с вами лэр Рэт так много пустых предметов, в которых нет магической силы?

- Она есть!

В зале зазвучали шепотки и волнения. Те, кто никогда не были в Валийской долине, не могли представить себе, что нет всего перечисленного там, на неё территории, не существует. Никаких рудников, замков – ведь говорил Судья! И…

- Я вот думаю, - спросил Лайс, откидывая капюшон с головы, - почему такой добропорядочный человек, как лэр Рэт мне удивительно знаком. Неужели я вас где-то видел?

Судья покрылся холодным потом.

- Вы меня нигде не видели, - хрипло сказал он, откашлялся и четко повторил. – Это слова Судьи. Вы нигде меня не видели.

То, что в происходящем что-то не так, дошло уже до самых безнадёжных.

- Значит нигде? – переспросил Лайс задумчиво.

- Нигде!

- Совсем?

- Никак нет.

- Так вы не ответили, - перехватила на себя партию Рена. – Какой из этих шариков ваш?

- И не ответили мне, - добавил Мастер.

- И даже! – вступила Молния, - вы молчите на меня. А я хочу знать, почему вы лжёте.

- Я не лгу!

Резкий отрывистый слог, больше похожий на приказ, и тишина.

Тишина была мягкой, укачивающей.

Судья неудачников поднимался на ноги.

Чем характерны могущество и сила? Во-первых, откатами. Во-вторых, временем, которое нужно на то, чтобы призвать их к жизни. В-третьих, это то, без чего сложно обойтись. В том смысле, что когда ты привыкаешь к собственной силе, тому, что ты что-то можешь, тебе придётся что-то делать, чтобы доказывать себе, что ты ещё не разучился, что ты ещё что-то можешь, что-то имеешь. Наконец, маги должны соответствовать легендам, которые про них ходят.

Но ни в одной легенде не говорится о том – как больно, когда ты применяешь могущественную силу. Ни одна история не доносит до слушателя отзвук той боли, которая охватывает Судью, когда он говорит.

Судья не говорит много, он просто не может физически сказать пространную речь, потому что у него ощущение, что во рту множество стеклянных осколков, и все они ранят, ранят, ранят!

- Лжец.

Чем больше сил – тем сильнее меняется окружающее пространство. Чем сильней Судья, чем больше сил он применяет – тем тяжелее окружающим. Истина вкладывается им в голову, вколачивается в рассудок словно гвоздями. И от неё невозможно спрятаться, не получится закрыться или куда-то деться. Истина просто будет, и она будет причинять боль.

- Так не бывает, - забормотал лэр Рэт, отступая шаг за шагом. – Такого не должно было быть! Мне не говорили! Меня никто не предупреждал, что явится настоящий Судья. Молчи! Ты лжец! Я … Я… Я…

- Лжец, - снова уронил лэр Вйёльд.

От тяжелого голоса трещины пошли по стеклу и стенам. Артефакт, который должен был сдерживать силу Судью, угрожающе затрещал, не выдерживая напряжения.

Палец истинного Судьи поднялся, указывая на лэра Вйёльда, а дальше последовал приказ:

- Говори.

Он рассказывал много, этот человек, начинал, захлёбывался словами, замолкал, начинал снова. О том, что его подкупили. Предложили много денег, очень много денег. А ему нужны были они, все нужны, потому что у него на хвосте сидят браконьеры, и ему нужно куда-то спрятаться, скрыться. И никому нельзя рассказать, в чём дело, никто не сможет понять, никто не сможет защитить.

А ему нужна защита!

А потом пришли Тайросы. И вместе с ними гильдия «Шипы и розы», они всё пообещали, всё! Только чтобы он выступил в качестве Судьи. Они приготовили поддельный артефакт истины, они сказали, что никто ничего не поймет, не узнает, а они потом его защитят.

- Как насчёт долины? – спросил Мастер спокойно.

- Иск не удовлетворён. Долина принадлежит гильдии Чёрный храм, - сила, заключенная в словах, пошла на спад, одновременно с тем, как рухнул кусок стены, за которым стояли стражи. – Арестовать их.

И завертелась карусель закона.

Глэм, стоящий за руку с маленькой девочкой, помахал Рене рукой. Вымотанная, вычерпанная до дна Молния осела там же, где стояла. Громовержке пришлось связываться с членами гильдии через источник, а из-под блокираторов это далось ей очень дорогой ценой. Если бы не помощь Дэна, всё-таки организовавшего ей в щитах небольшой проём, этого бы у неё вообще не получилось.

Мечник, Лайс, двинулся к своим ребятам, махнув рукой в сторону поддельного Судьи.

Дэн сидел на одном месте, тяжело дыша, сил у мага подняться не было.

Мастер, подойдя к Молнии, поднял её на руки, повернулся к Дэну, потом взглянул на Глэма.

Но спросить ничего не успел.

Маленькая девочка, держащая светлого эльфа за руку, протянула руку в сторону Мастера и засмеялась:

- Они придут. Вначале будут кошмары, а потом придут они сами. Не получилось по букве закона, не получилось по истине и обману, они купят твою землю кровью и выбросят с неё всех, кто имеет отношение к твоей гильдии, сердитый Мастер! И будешь ты один хоронить всех, кто доверил тебе свою жизнь, свои мечты и свои устремления!

Глава 25. Предательница.


Глава, в которой выясняется, кто предатель,

А к Молнии приходят кошмары.


Ее звали не Иллима – «найдёныш», а «Аня», маленькую девочку с глазами раннего олененка, больше не собирающуюся доверять людям. Ей было двенадцать лет, ровно столько ей исполнилось, когда ее продали собственные родители.

Лайс, узнавший о том, в плену у кого именно девочка провела почти три месяца, навострил уши, но девочка с ним даже разговаривать не пожелала. По ее словам, Лайс был «страшный» и все тут. После стихийного предсказания прямо в зале суда, девочка потеряла сознание: от усталости, недоедания, обезвоживания.

Узнавать, что случилось и откуда малышка такая взялась, по горячим следам пришлось у Глэма. Хотя сам эльф многого сказать не мог. Не знал попросту. Как только во сне-видении он увидел, что происходит – он сразу же кинулся на помощь своему Наставнику. Но вот что-что, а его помощь к тому моменту никому не нужна была. Лэр Вйёльд был не самым лучшим человеком, он многого не мог сделать, в том числе и усидеть на одном месте. Но при этом, как правило, тех, кто мог бы рассказать о том, какой этот человек в бою, в живых не оставалось.

Когда Глэм примчался к Наставнику, перехватив его в последний момент, лэр уже собирался продолжить свой дальнейший путь. Глэм же, проводив наставника, отправился в обратную сторону - за девочкой, а потом к зданию суда.

Аня ничего не спрашивала, говорила не больше того и, словно бы, не меньше его самого переживала за исход дела. Она, кстати, быстрее Глэма заметила, что происходит, когда с внутренней стороны начали ломать артефакт, накрывающий все здание. Она же со смехом, тем самым, от которого у Глэма волосы дыбом вставали, сообщила, что гильдии придется платить за разрушенное здание. А еще, тем, что внутри, стоит поспешить, там, где их уже не ждут, происходит что-то интересное.

Свое имя засмущавшаяся малышка назвала Молнии, за ее руку и руку Рены крепко держалась, пока Мастер разбирался с главой судебной коллегии.

А итоги подводили уже дома, собравшись в большой гостиной.

- В общем итоге, суд признан действительным. Нам дадут еще одну бумагу о том, что территория долины наша и только наша. Вдобавок к этому выдадут специальный пропуск в королевское хранилище архивных книг по регистрации и учету земель, где мы сможем получить выписку, заверяющую, что всех тех объектов, которые перечислили сегодня на заседании, у нас нет и никогда не было.

- Мастер, - посмотрел на того уставший Дэн, полулежащий у кресла с бокалом серо-зеленой гадости, которым его осчастливила Молния. - Допустим, что Тайоросы и Шипы действительно узнали лишнее, но что может последовать теперь?

- Их визит в гости, я так полагаю. Гильдии у нас давно уже не воевали, но, как говорится то, что было не раз, может повториться хоть десятки раз. За эту версию говорит и предсказание малышки.

Молния и Рена переглянулись и посмотрели на спящую между ними девочку.

- Значит, Мечтательница со стихийным даром предвидения, - пробормотала Рена. - И человек?

- Нет, оборотень. Кошачья порода, - сухо сообщил Глэм то, что знал сам.

Мастер хмыкнул скептически.

- Я бы не сказал, что эта ее порода "кошачья", я бы вернее сказал, что она исключительно проблемная.

- А это в каком случае бывает?

- Когда кошка из адской породы.

Девушки ошеломленно переглянулись. Оборотень адской породы? Безусловно, про этих созданий... точнее про эту расу они отлично знали. Эти оборотни жили на ближайшей планете к Итаяну, а сюда захаживали частенько в гости, принося на своих хвостах очередную проблему.

Проблемы были разные, способы их решать карателям приходилось порой изобретать практически на полном ходу. Но еще эти создания были хорошо известны, как абсолютно чокнутые родители. И чтобы вот они отдали своего ребенка?! В это верилось с трудом. Хотя, скорее, не верилось совсем!

- Значит, нам нужно будет вначале поискать родителей малышки? - уточнила Молния. Взгляд у девушки плыл, и она то и дело клевала носом.

- Нет, "нам" этого делать не нужно. Ни сейчас, ни, возможно, потом. Обращусь к знакомым с той планеты, если ребенка украли, это будут знать все. Если продали - никто. В первом случае малышка благополучно вернется домой, во втором останется с нами пока не найдет себе гильдию, в которой захочет остаться.

- Искать не придётся. Она может остаться только у нас, - сообщил Глэм, - Аня не может пользоваться своим даром для себя. Малышка это мне с самого начала сказала. Так что... Она наша. Итаян уже поставил на нее свою печать, свою отметку.

- Об этом мы поговорим немного позднее, - сообщил мягко Мастер, поднимаясь со своего места. - Есть еще одно важное дело. Чтобы подобное не повторилось, нам нужно пообщаться с Предательницей.

Молния распахнула сонные глазищи:

- Вы знаете, Мастер, кто это?

- Знаю, - кивнул тот. - Хорошо знаю. Яся!

У присутствующих сердце провалилось ниже пяток. В мыслях воцарилось бессвязное удивление, бьющееся на одной ноте: "Яся?!"

А глава гильдии уже закончил свою фразу, расставляя всё по своим местам:

- Только ей я мог доверить это деликатное дело.

Темные тени из угла удлинились, протянулись в разные стороны и снова собрались воедино. Яся была не одна, она удерживала в своих руках кого-то еще.

Вспыхнул ярче огонь в камине, один за другим зажглись светильники под потолком. Неудачники, не веря, смотрели на того, кто оказался предателем.

- Нинель? - растерянно спросил Глэм.

Мечтательница гильдии неудачников гордо вздернула голову. Она не собиралась оправдываться или что-то говорить, она не собирала объяснять все случившееся или как-то доказывать свою лояльность. Все было бесполезно. И она это отлично знала.

- Поймана с поличным, - пророкотала Яся, - в тот самый момент, когда она рылась в кабинете Мастера. Было очень... Неприятно получить от нее добрую дюжину огненных залпов. К счастью, никакая она не "дама", просто огненный маг со стандартом в два и пять, и отличными лицедейскими способностями. За то, чтобы ее "таланты" казались нам настоящими, отвечала добрая гроздь безделушек, а все задания, которые милая Нинель брала, за нее выполняли другие. Кто именно я не знаю, со мной она разговаривать отказалась, - и, бросив взгляд поверх гордо поставленной головы, Яся добавила исключительно для Молнии. - Ты была права, никакая она не дама.

Громовержка грустно кивнула и отвернулась. Слишком много всего для одного-единственного дня.

- Как же я тебя ненавижу, - прошипела Нинель. - Явилась непонятно откуда, зацепилась и все пошло-покатилось! Это же из-за тебя, все из-за тебя! Не появись ты здесь, ничего бы этого не случилось!!! Я бы развалила гильдию изнутри, а сюда пришли бы Тайросы! Нам куда больше подходит Валийская долина и ее сокровища!

- Сокровища? - уточнил нараспев Мастер. - Большие?

- Вам не понять!

- Нам не понять?! – переспросила Рена, приподнимаясь с места. – Мы тебе верили!

- Вы меня даже не замечали. Никогда. Ни ты, ни твоя новоиспеченная подружка, ни идиотка Дриада, ни Принцесса, которую хочется порвать на мелкие кусочки за её манеру вести дела. Вы что-то понимаете, вы что-то умеете?! Вы можете только врать! Только обманывать и ничего больше! Вы что-то понимаете, вы что-то знаете?! Вы ничтожества! Вы только делаете вид, что заботитесь о членах своей гильдии, друг о друге, а на деле вы никогда этого не делаете! Говорите, треплетесь! Что вы обо мне знали?! Вы ничего не хотели знать! Я никогда не была такой неудачницей как вы, а вы задирали передо мной нос! Я была в вашем раскладе «дамой», вы знали об этом, но вместо того, чтобы как-то… уважать, вы только смеялись за моей спиной!

- За что тебя уважать? – спросил Дэн устало. – За то, что у тебя были, как мы думали, способности? Ты никогда не использовала их на нас. Ты всегда говорила, что твой дар не даёт тебе пользоваться им на тех, кто с тобой в одной гильдии. И никому и в голову не пришло, что это может быть неправдой. Подумали, что это метка мира.

- Метка? Мира? Вы самовлюбленные идиоты! Кому до вас есть дело? Миру? Сразу? Да вы ему не упали с высокого дерева! Только умничаете, умничаете чего-то, то одно, то другое. Я краснела от стыда, когда выяснялось, что я состою в вашей гильдии!

Молния хмыкнула, ну, да. Фальшивые члены Гильдии не могли знать, чем они здесь занимаются. Она и сама не знала. Мастер молчал. Ждал, что она вспомнит сама? Или ждал чего-то ещё? Темные ресницы дрогнули, когда девушка откинулась бессильно на спинку дивана. Хотелось спать.

Рена взглянула на неё тревожно, потом посмотрела на Мастера. Он же не сводил глаз с Нинель.

- О каких сокровищах идёт речь?

- Вы никогда не сможете осознать всего могущества того, что скрыто на территории Валийской долины! Вам никогда не справиться с теми возможностями, которые даруют эти сокровища!

- Возможно и так. Но ты просто перечисли их.

- Я не буду.

- Ты споришь с магом разума? – мягко спросил глава гильдии.

Нинель застыла, метнулась взглядом по остальным членам, снова взглянула на Мастера.

- Ты не можешь приказывать! Я знаю это точно!

- А, это, - Мастер встал со своего места, подошёл к Нинель, - маленький секрет. Это глава гильдии неудачников не может приказывать. А глава гильдии Чёрный храм – очень даже.

- Это одно и то же!

- Не всегда. И не для всех, - прошептал мягко-мягко Мастер, наклоняясь к её уху. – Для тебя – это тоже будут два очень разных человека.

- Ты не можешь!

Яся разжала свою хватку на плечах Нинель, отступая обратно в тень, сливаясь с ней.

Поддельная мечтательница осталась стоять там же, где была, и в её глазах распускалась чернильным цветком тьма, такая же, какая стояла в светлеющих глазах Мастера.

- Ты… н…

- Ты мне всё расскажешь, маленькая предательница. Даже то, что закрыто должно было быть магическими ключами и замками. Потому что я прикажу, и ты нарушишь даже эти клятвы.

- Нет. Нет!

- Да, - сообщил Мастер, погладив Нинель по макушке. – Ты будешь хорошей девочкой и расскажешь мне всё, что знаешь, а вы, - повернулся он к своим подопечным. – Идите спать. День был тяжелый.

Рена кивнула, поднялась, взглянула на Дэна, потом на Глэма, на маленькую Аню и махнула мысленно рукой, не став никого просить о помощи. Девочка в её руках спала так доверчиво, что ни будить её, ни кому-то передавать не хотелось.

Вслед за темной двинулась в сторону домика и Молния.

Взломщик посмотрел на Мастера, на Нинель, в ту сторону, где была Яся, ещё остающаяся рядом, махнул рукой и пошёл спать. Сил не было.

Глэм остался.

- Я хочу знать, - сказал он негромко.

Мастер возражать не стал, кивнул и снова вгляделся в подёрнутые дымкой глаза Нинель, убедился, что «запас прочности» у воли лживой предательницы есть, и дожал. Девушка взвыла, дёрнулась прочь, но тени держали прочно. Щиты, которые были выстроены вокруг её психики и памяти другими, дрожали и один за другим разрушались, пока не осталось ни одного.

Это был не тот случай, когда можно было сбежать, просто потому, что это взбрело в голову. Мастер не собирался выпускать из рук возможный источник информации, а Нинель… что ж, он с самого начала подозревал, что эта девочка, пришедшая в гильдию, окажется не самым приятным человеком, но то, что она будет предательницей? Нет… этого он не ждал. И не верил, до самого конца, до самого последнего момента.

Обмякшее тело, он осторожно пересадил на кресло, пощёлкал пальцами над ухом, настраивая частоту восприятия. Нинель могла сейчас слышать только голос Мастера, ничей другой для неё сейчас бы не прозвучал. Дополнительная мера безопасности, чтобы никто не разбил тот гипноз, что тяжелым облаком сейчас окружило девушку.

- Как тебя зовут?

- Нинель Тиу’Ль.

- Кто твои родители?

- Я не знала их.

- Кто воспитывал тебя? - подсказал Глэм.

Мастер, щелкнул пальцами над ухом Нинель, расширяя диапазон, чтобы эльф мог напрямую задавать свои вопросы.

Ему, как Охотнику, часто приходилось разговаривать с людьми, и просто вести разговор, и вызывать на откровенность, и вызнавать такие детали, которые в обычное время ему никто бы не сказал.

- Лэр Тиу.

- Глава Тайросов?

- Да.

- Кто такая лэри Найна?

- Одна из его любовниц, - послушно отчиталась Нинель.

Мужчины переглянулись.

- Сколько их всего?

- Две.

- Кто вторая?

- Я знаю только, что её зовут Рея Хатис и это её ненастоящее имя.

В руках Мастера что-то сломалось. Глэм взглянул на начальство вопросительно:

- Мастер?

- И тут отметилась… Зачем тебя внедрили?

- Чтобы развалить гильдию изнутри. Если не получится этого, я должна была сделать всё, чтобы приворожить мастера гильдии и получить его подпись под договором о безвозмездной передаче земель.

- Зачем вам наши земли?

- Нам нужна Валийская долина.

- Целиком?

- Да.

- Что на ней расположено?

- Сокровища.

- Какие? – подхватил эльф, пока Мастер сердито что-то бормотал себе под нос.

- Разные.

- Вы не знаете их полного перечня?

- Нет, - Нинель дрогнула, словно бы выходя на мгновение из-под власти Мастера. – Хватит, - проскулила она, - пожалуйста, не надо! Она придёт.

- Она?

- Рея. Рея Хатис.

- Пусть приходит, - прошептал Мастер, наклонившись к уху Нинель. – Можешь даже передать ей приглашение.

И отступил.

А вот дальше всё пошло совсем не так, как он думал. Магия вырвалась из-под контроля. Гипноз, которым он опутал предательницу, дал сбой. Тело девушки выгнулось, словно бы кто-то или что-то ломало его изнутри, а потом всё стихло, и она опала, тяжело дыша. Но в глазах больше не было разума. Даже подобия его.

Глаза смотрели слепо. И дергалось не тело – уже куколка чьей-то сущности неумело, растерянно взмахивало руками, будто пытаясь дотянуться до Мастера, а потом застыло, замерев в поломанной форме.

- Её здесь больше нет, - шепнул Глэм, ощущая, как ускользает душа Нинель из разрушенного тела.

- А кто здесь?

Эльф не ответил, вместо него губы «куколки» пришли в движение, выводя хриплым голосом:

- Всего лишь я. Я пришла напомнить тебе о том, что я была и о том, что я всё ещё есть. Жаль, этот план провалился. Я старалась. Думала, что тебе понравится. Ну, получится в следующий раз, милый. Я надеюсь, что мой следующий план будет куда лучше. И тебе тоже стоит на это надеяться. А, серебряную киску я всё-таки заберу. Мне она нравится куда больше, чем тебе или кому-то из твоей толпы, мой нежный мальчик.

Голос был знакомый, голос был такой знакомый, что Мастер шагнул вперёд, вытягивая руку. Будто хотел коснуться нежной щеки уже мёртвой девушки. Тело её засветилось, покрываясь светло-алыми пятнами чего-то гнилостного, каких-то нарывов.

Что-то за спиной крикнул Глэм, кажется, это было: «Осторожно».

Из теней метнулась стремительно Яся, сбивая Мастера на пол, вниз.

А потом огненный цветок пророс из тела сломанной куклы, и багровая волна страшного взрыва смела комнату в пыль…

***


Темно.

Совсем темно, ничего не видно, ничего не слышно. Ни звука. Ни какого-то цвета. Ни очертаний. Она парила в темноте, но не на крыльях, не была она и привязана к каким-то верёвочкам. Просто тьма. Единственным, что было здесь – это какой-то круг, что-то вроде ленты, кружащейся на уровне её пояса. Лента складывалась, сплеталась, то светилась, то снова полностью растворялась в этой окружающей тьме.

А потом пришло ощущение того, что за спиной кто-то есть. Злой, ненавидящий всё и вся. И дай ему только волю, и от неё ничего не останется!

- Кто здесь?! – крикнула девушка, заполошно повернувшись, но… за спиной была всё такая же темнота.

Верные молнии, которые должны были отозваться на её зов, не пришли. Не вспыхнули искры, и серебристые волосы, в которых обычно запутывались разряды, остались тусклой волной на плечах.

Давящий взгляд снова был за спиной, а когда она повернулась – оказался там, в непроглядной тьме, вперившись в затылок, снова и снова.

- Кто тут! – Молния крутанулась снова и снова, но … бесполезно. Тьма, тьма, тьма кругом! – Отзовитесь?! – отчаянный крик стих, рухнул вниз, обрываясь в усталое: - Пожалуйста! Мне страшно! Мне очень страшно!

Страх поднимался из души, расползался мурашками по коже. Зачесались руки. По спине потёк мерзкий холодный пот. Так не бывает. Молния медленно кружилась в этом круге, уговаривая себя, что она одна, тут никого нет. Не может быть, чтобы здесь рядом кто-то был.

Кто-то большой. Чудовищно огромный! Дышащий в затылок, и от этого смрадного дыхания шевелились даже волосы.

Вскрикнув, девушка метнулась к другому концу тьмы, только чтобы ощутить, что теперь на неё дышат прямо в лицо. Огромная пасть… очень огромная.

- Кто здесь?! Кто здесь?!!!

- МЫ. Всего лишь МЫ. Не надо так нервничать, - зазвучавший голос был мужским. Спокойным. Твёрдым. Так говорят, когда кто-то привыкает повелевать всем миром, не привыкает слышать отказа и не желает этого. – Я кошмар. Повелитель кошмаров. Лорд кошмаров. Не стоит так переживать.

- Откуда вы здесь?!

- Мне тебя отдали. На несколько часов. Заплатили тобой за выигранные минуты, несколько минут, и вы сохранили свою долину, свой замок, свой зверинец.

- Ты много знаешь!

- Я знаю много, - согласились насмешливо с Молнией из-за круга. Тьма стала ещё более ощутимой. Твёрдой. Показалось, что она надвигается, накатывает приливной волной, и девушка, обхватив себя за плечи, сжалась, понимая, что так страшно ей никогда не было.

- Откуда?!

- Я хожу в кошмарах. Властвую ими. Знаешь, маленькая девочка, в кошмарах можно многое узнать, из того, что звучит в голос, но ещё больше из того, что знают только души. Хорошо быть властелином кошмаров.

- Зачем тебе я?!

- Ты? Ты мне не нужна, - лорд кошмаров страшно расхохотался и снова заговорил мягким-нежным полушепотом. – Зачем ты мне, глупышка? Гораздо больше меня интересует содержимое твоей головы.

- Зачем?

- Есть люди, которым удаётся спрятаться от голоса мира, те, которые умудряются перейти дорогу нам, могущественным мира сего, а потом прятаться. Долго, упорно. Мы ищем тех, кто видел этих людей, кто слышал их, кто может рассказать о них больше.

- Я не понимаю о чём ты! – Молния крутанулась вокруг своей оси, пытаясь рассмотреть хоть что-то, хоть кого-то.

- О ком, глупышка. Не стоит так переживать. Ты расскажешь мне всё, что знаешь.

- Я не расскажу! Это никого не касается! Моя жизнь только моя!

- Да, - согласился лорд. – Только твоя. Но она мне и не нужна. Я хочу знать только одно – Рея Хатис. Где ты с ней встретилась, познакомилась, почему она так заинтересована в тебе.

- Откуда ты?!

- У твоего Мастера сегодня были красочные кошмары. Вначале этот взрыв.

- Взрыв?!

- Из тела вашей предательницы, - тьма совершила вокруг Молнии почетный круг, качнулась ближе к лентам, и девушка безотчетно шарахнулась снова прочь, когда сотни детских черных ладошек облепили круг, начали двигаться, пытаясь продавить его. – Сделали бомбу. Она взорвалась, красиво. Алые ошметки на стенах, алые потеки на мебели. Даже с потолка свисали…

- Замолчи!!! – Молния, подтянув коленки к груди, сжалась. Девушку трясло. Она не хотела этого знать, она не хотела этого слышать. Страх… щупальца страха сжимались вокруг неё, обнимали своими дымными кольцами, укачивали, уговаривали, что надо просто уснуть, что как только она уснёт, то всё исчезнет. Окажется, что это просто страшный сон, и он тоже пройдёт, исчезнет, уйдёт прочь.

- Не переживай, - ладошки перебрались на другую сторону, попробовали продавить, а когда не получилось – пропали. – Тебя отдали в мою власть всего на несколько часов и даже защитили.

Молния, с трясущимися губами, подняла голову. Лента! Серебряная лента! Вокруг неё был охранный круг, который не пускал этого лорда к ней.

- Зачем тебе Рея?

- Убить, - сообщила буднично тьма, - знаешь, есть такое дерьмо, которое все никак не тонет. Она – из такой категории. Убил бы раньше. Но никак не могу дотянуться. Так, собственно. Как тебя зовут?

Молния промолчала, сцепив зубы. Назвать своё имя?! Вот так взять и отдать его вот этой тьме?!

- Не скажешь? – тьма снова скользнула вокруг, страх лёг на плечи, прижимая к земле. – Что ж, этого стоило ожидать. Не скажу, что это меня радует, но и не огорчает. Пока я не по твою душу.

- Пока?!

- Ты вкусное блюдо, глупышка. Твоя искристая магия оставляет на языке льдистый привкус. Ты будешь отличным дополнением к пресному рациону из кошмаров обычных магов. Но не в этот раз. Рея Хатис. Расскажи мне всё, что ты сможешь рассказать про неё. Всё, что ты знаешь. Всё, что ты слышала. Если захочешь сопротивляться – подумай ещё раз, хорошенько подумай, потому что за твой отказ, я нашлю на тебя кошмары. У меня отличные кошмары. Ручные. Совсем не страшные. Ты ощутишь много нового…

- Не надо! Не надо!!! – Молния обхватила себя за плечи, - пожалуйста, хватит! Я не хочу этого слышать!

- Но ты не хочешь со мной сотрудничать. Что ещё мне с тобой сделать? Да, вот так, бойся, дитя, твой страх такой вкусный. Тебя хочется попробовать на вкус, ещё и ещё… - длинный язык, девушка почти физически ощутила, как он дрожит у её тела, пробуя на вкус не её кожу – её ауру. – Тебя хочется съесть. Каждый твой кусочек попробовать отдельно.

- Хватит! – девушка дёрнулась к внутренней стороне стены, ударила в неё со всей мочи. – Замолчи! Немедленно!

Лорд кошмаров засмеялся, и от этого тихого смеха у Молнии подогнулись ноги.

- Предательница не обманула. Ты действительно такая. Тихоня, трусиха, со стальным стрежнем, который не сломался, хотя ты знала и дату своей смерти, и то, что с тобой случится, и то, что с тобой никогда не случится. Даже падение со звезды первой величины до изгоя и ничтожества не сломало тебя. Ты пережила всё это. Но твои кошмары. Я вижу твои страхи, я вижу твою боль. Я вижу то, чего ты боишься. И я всё покажу тебе. Всё-всё, каждый твой страх ты увидишь перед собой. Как погибнут те, кто неожиданно стал для тебя друзьями. Как угаснет источник, в который ты вложила столько сил, столько страсти, столько любви. Как умрёт человек, которого ты любишь… - голос лорда кошмаров стал чуть-чуть мягче. – Ты выбрала недостойного человека, глупышка.

- Не смей так говорить о нём! – серебристые искры скользнули по волосам, поднимая их. Девушка сжала кулаки, с вызовом глядя во тьму. – Никто не смеет так говорить о нём!!!

- Какая страсть, какая экспрессия, какая вера. Я покажу тебе смерть этого человека, я буду показывать её вечность, пока ты принадлежишь мне. И у тебя не получится сбежать. Выбирай, дитя. Или ты рассказываешь мне кто такая Рея Хатис, или до утра, пока не посветлеют кольца небесного дракона, будешь смотреть раз за разом, как на твоих руках или на твоих глазах умирает человек, ставший для тебя самым дорогим и самым важным. А хотя нет! Нет, не надо. Не соглашайся. Девушки так предсказуемы, когда дело касается тех, кого они любят. Ты сама порвёшь обережный круг, и останешься со мной, моей. Навечно.

Молния кинулась прочь, попыталась вырваться прочь, хоть куда-то, но лента гибко отразилась, откидывая её назад. В свой круг.

И тогда, понимая, что ещё немного, и она завоет, закричит в голос, отчаянно, срывая связки, в попытке получить помощь, Молния прикусила губу, и когда собственная кровь её отрезвила, сжала крепко-крепко кулаки и заговорила:

- Её зовут Рея Хатис. Ту, что ответственна за гибель моей семьи…

Глава 26. Славные сны.


Глава, в которой в гильдию «Чёрный храм» приходит королевский заказ,

А для неудачников готовят ловушку.


На следующий день Молния проснулась с жуткой головной болью. Когда не хотелось вообще ничего, и смотреть на окружающий мир тоже. Когда от малейшего движения глаз катились по щекам безмолвные слёзы, и это было совсем не от обиды или расстройства. Короче, состояние оставляло желать лучше, плохо было до весьма впечатляющего предела, и хотелось просто куда-нибудь забиться. Желательно поглубже и подальше.

До начала учебного года ещё был запас времени, можно было и пофилонить, но зато одновременно с головной болью, в том месте, что пониже спины, поселилось шило. В том смысле, что усидеть на одном месте не было, ну, совершенно никакой возможности.

Вот и бродила Молния дурным зомби по коридорам замка.

К счастью, никому не мешала – просто в замке никого не было. Кристабель – хранительница, занималась укреплением магического зверинца и левады. Вокруг них нужна была стена, на случай самого плохого развития событий.

Рена была на работе. Айрис со своими питомцами. Глэм вместе с Судьёй где-то пропадали. Малышка-найдёныш – у целителя, в городе, а Мастер… Он никогда не отчитывался, никогда не говорил, что делал или что собирался. В конце концов, он же был хозяином гильдии. Не ему говорить кому-то о том, что он собирался делать, что планировал или что совершил.

Не заметив этого, Молния перебралась на окружающую территорию, потом остановилась около храма. Там была доска, на которой можно было взять работу. Если нужно. Но… Нужно не было.

Круто повернувшись, девушка ойкнула, чуть не наткнувшись на кого-то. Отшатнулась и была поймана за локоть.

- Молния? – голос Мастера звучал над головой. Но из-за рези в глазах рассмотреть его нормально у девушки не получалось.

И не было сил строить из себя тихую милую умницу.

- Я… была. Вчера. Простите, Мастер, я не в настроении быть вежливой и тихой.

- Да? – мужчина притянул девушку к себе, а когда она дёрнулась сердито, прижал её лоб к своему плечу. – Шшш. Постой так спокойно.

- Не хочу!

- Чего именно? – улыбнулся он. Ерепенится, злится, сердится. Как встрёпанный воробей, того и гляди нападёт, ногами затопает. Смешная такая, а ещё «дама» в раскладе, крылатый гонец. С какой стороны ни глянь – девчонка девчонкой. Ровесница дочери.

- Ничего не хочу, - отрезала Молния сердито. Ничего не хотелось. Нет, вот так стоять очень даже хотелось, но она же гордая, ей же нельзя признаваться в таких вещах. Да и она для Мастера «одна из» – одна из его подопечных, одна из тех, за кем он присматривает по долгу службы. Одна из его гильдии. Никакого романтического интереса. И ей пора бы понять, что некоторые вещи невозможны, они никогда не произойдут, даже если ей этого хочется.

- А чтобы прошла головная боль? – вкрадчиво спросил Мастер.

Молния мгновенно скинула голову. Мужчина смотрел на неё с затаёнными лучиками улыбки у глаз.

- А можно?

- Конечно. Расскажешь, откуда вдруг возникла?

- После сна.

- А что снилось?

- Кошмары… Какому-то демону очень хотелось узнать, кто же такая Рея Хатис и какое отношение ко мне она имеет.

- А есть связь? – взгляд Мастера заледенел, стал гнетущим, недобрым.

Молния кивнула.

- Пойдем. Расскажешь мне все как следует.

И только двинувшись к храму вслед за отпустившим её главой гильдии, девушка осознала очевидную вещь – голова больше не болела.

Не ушло у неё много времени на то, чтобы рассказать свою историю. Не всё подряд – краткими тезисами, зато куда полнее, чем тому же демону. Да и Мастер, как маг разума, мог кое-что уловить прямо из мыслей одной из гильдиек.

За окнами тихо шуршали ветви деревьев, поскрипывали на ветру остовы разбитых окон. Ничего серьёзного, ничего важного, ничего страшного. Просто одна жизнь, которая оказалась разбита чужими действиями, желаниями и словами.

Спросить, что же связывает самого Мастера и Рею, Молния не успела.

Дверь храма распахнулась, и в захламленное и достаточно грязное помещение, вошёл толстенький карапузик в белоснежном меховом манто.

Молния от шокового состояния полностью потеряла дар речи, с непониманием глядя на это явление природы. Попыталась встать и не смогла, Мастер опустил руку ей на плечо, не давая подняться, зато поднялся сам.

- Лэр Макшшшван’Лкон.

- Уважаемый Мастер, - пухлячок потёр ладошкой об ладошку. – Как странно видеть вас сегодня здесь. Вчера бы суд, я думал, вы обратитесь к своим друзьям или подумаете о том, чтобы не повторилось подобное. А вы здесь, в своём доме. Таком грязном и неприютном. И вдруг такая красивая девушка. Даже удивительно.

- Признаться, удивлен, что именно вы лэр Лкон прибыли сегодня сюда.

- Я единственный посыльный королевских приказов, Мастер. Никто другой не имеет права их доставлять.

- Действительно. Было бы странно увидеть здесь кого-то кроме вас.

- Вот видите, даже вы можете это признать,- пухленький захихикал. Звук вышел премерзкий, Молния содрогнулась, обхватила себя за плечи, порядком не понимая, что происходит.

Мастер вздохнул, протянул руку:

- Сейчас нет зрителей и свидетелей, может быть, просто вручишь мне свиток?

- Нет. Нет-нет, уважаемый Мастер. Никак нет! Этого позволить я не могу! Вы же знаете, что есть свои правила, - свиток в руках пухлячка развернулся на всю длину, и он начал с выражением зачитывать. – Гильдия «Чёрный Храм» нашим величественным распоряжением должна отправиться в те координаты, что указаны на карте, прилагаемой к заданию и зачистить территорию от остатков браконьерских групп, незаконно проникших на территорию Итаяна. В том воля наша, наследного принца Ривьера IX.

Скатав свиток и кинув его Мастеру, лэр Лкон улыбнулся. И эта улыбка была ещё неприятнее его смеха, самодовольная, желчная.

- Желаете что-то добавить, уточнить, уважаемый Мастер?

- Нет. Спасибо. Задание ясно. Передайте своему патрону, лэр Лкон, что оно будет выполнено в полном соответствии.

- Удачи вам, Мастер.

Насмешка в голосе, и глашатай королевских заданий пропал.

- Молния.

- Да?

- Позови, пожалуйста, в общий зал Айрис и Алекса. Ясю. Она должна быть у себя в комнате. Рену, Глэма и Лайса вызову уже я сам.

- У нас… проблемы, Мастер?

- Не более чем очередная попытка всех нас убить, - и, не добавив больше ни слова, мужчина вышел из храма. Молния посмотрела ему вслед, нервно прикусила губу и двинулась выполнять его задание.

Они собрались в общем зале всего через полчаса, Лайс, узнав о том, что случилось, рвал и метал. На обычно спокойного Мечника в таком необычном состоянии духа остальные смотрели удивлённо-потрясенно.

- Лайс. Сядь, - звякнул металл в голосе Мастера.

- Мы… Зачем тогда мы вообще работаем?! Ради чего? У нас есть специальное отделение по борьбе с браконьерами! На которое вообще не было нареканий. Мы работаем день за днём, разбираемся с теми, кого поймали. Если теперь задание пришло сюда, зачем это надо было тогда? Что за …

- Сядь.

Лайс, помянув под нос что-то не слишком хорошее, тем не менее, послушно опустился в кресло.

- Итак. Обойдёмся без вздохов, охов и ахов. Нас будут убивать. Вряд ли это будут браконьеры. Лайс накрыл практически всех. Осталась хорошо если горсточка рядом с братом Коршуна. Это неважно. Там будут убийцы. Убийцы магов, как вариант. Просто убийцы, вытащенные из тюрьмы. Им устроят побег сегодня ночью, а уже завтра они нас убьют. Поскольку это королевский заказ, мы не можем от него избавиться, мы не можем его кому-то ещё перенаправить, как подряд. Не можем отклонить. Мы можем только его выполнить. Вопрос, который я хочу вам задать – таков. У кого-то есть идеи, как сделать нужное, и выжить?

Неудачники переглядывались. Лайс кипятился, и явно включать голову не планировал. Рена, Глэм, Айрис, Алекс – это всё было не их сфера деятельности, да и Яся с Дэном явно не могли придумать ничего конкретного.

Малышка Аня, сидящая рядом с тёмной эльфийкой, тем более помочь ничем не могла.

А Молния, осмотревшись осторожно из-под ресниц, тихо предложила:

- Как насчёт того, чтобы дать им искомое?

- Искомое? Нашу смерть? – взглянула на неё Айрис.

- Да. Именно, - убрав за ухо серебристую прядь, отчего звякнула задетая серёжка-молния, девушка кивнула. – Я предлагаю именно это.

- А потом кто будет выполнять нашу работу? – Дэн лишь рукой махнул. – Глупости это.

Лайс перестал кипятиться. Мастер застыл. И оба не сводили взгляда с Молнии. Против обыкновения, она не занервничала, ответила спокойной улыбкой.

- Конечно, нам понадобятся свидетели. Один достойный доверия, один – нет. Нам понадобится кто-то, кто позаботится о том, чтобы вся эта афера вскрылась.

- Молния? – Рена никак не могла понять, о чём толкует подруга.

- Всё просто. У нас есть Мечтательница, и мы можем позволить увидеть нашим убийцам сладкие сны. Как они нас убивают. Мгновенно. Подготовленные убийцы против совсем небольшой гильдии. Доверенное лицо короля, который может всё это заверить соответствующей бумагой. Кто-нибудь из тайной службы.

- Ты предлагаешь их подставить, - подытожил Мастер.

- Я предлагаю дать им желаемое.

- У нас нет никого, кто смог бы заплатить такую цену.

Аня, открыв глаза, вперила в Мастера серые глаза, в которых танцевал огонёк алого пламени.

- Ты хочешь воспользоваться моей силой.

- Я нет, она – да.

Малышка взглянула задумчиво на Молнию, покачала головой:

- Ты не сможешь оплатить полностью эту работу. Но твой сон будет стоить её половины. Есть тот, кто хочет встречи с тобой.

- Нет, - последовало от Мастера.

- Да, - резко сказала Молния, кивнув. Она поняла мгновенно, кто именно хочет снова войти в её сон, кто именно хочет снова насладиться её страхом. Но эта цена была достаточной, для того, чтобы помочь остальным. Для того чтобы не допустить убийства.

- Тогда… - взгляд Ани скользнул по гильдийцам. – Я хочу ещё твой сон, - тонкий пальчик указал на Айрис, - но он не будет сладким.

- Не страшно. Я согласна.

- Айрис!

- И я пойду с вами.

- Нет, ринне, - Лайс, чутко прислушивающийся к разговору, отрицательно покачал головой. – Ты сейчас ничем не поможешь.

- Во-первых, у меня есть руки и голова на плечах, лэр Мечник. Во-вторых, все отлично знают, что Дрессировщица из Черного храма ненавидит браконьеров. В-третьих, если всё пойдёт по плану, то мне и вмешиваться не придётся. Наконец, это просто не ваше дело. Я могу послушать отца, но не вас. А папа запрещать мне вмешиваться и не думает.

- Это бесполезно. Алекс.

- Да?

- Поработаешь в этот раз на нас?

- Мастер! – Шпион досадливо головой покачал. - Ну, что же вы меня так при всех выдаёте.

- Если ты считаешь, что кто-то из присутствующих не знает, что ты работаешь на тайную королевскую службу, то ты глубоко заблуждаешься, - сообщил негромко брату Дэн. – Здесь об этом может не знать разве что Молния, из-за того, как она мало времени с нами провела. Все остальные об этом уже знают. Кто год, кто два, кто десять. А кто вообще узнал в тот же день, когда ты на работу поступил.

- Дэн! – в интонации полуундина так и читалось «и ты туда же».

Взломщик лишь пожал плечами.

Айрис, сидящая на широком подлокотнике кресла Шпиона, смотрела на него широко открытыми глазами. И в них впервые читалось что-то очень похожее на интерес. Лайс, наблюдающий за ней, покачал головой и отвернулся.

- Аня, тебе хватит двух снов? – вернул Мастер разговор в деловое русло. Всё-таки сейчас было немного не до того, чтобы выяснять подобные отношения. – И, Алекс, ты сделаешь нужное?

- Да, - кивнул Шпион.

- Хорошо. Аня?

Девочка задумалась.

- Нет. Не хватит ещё одного. Ты, - показала она на Лайса. – Но это будет сон, который заставит тебя что-то переосмыслить. Что-то очень важное. Что-то, чего ты никогда не хотел. О чём никогда не думал. Но ты уже сделал ошибку, ты уже пересёк черту, и этот сон доставит тебе только боль. Мои сны не бывают… нереальными. Это целый мир, который на одну ночь становится для вас реальным.

- Мечтательница, - процедил Мечник сквозь зубы. – Я заплачу.

- Тогда мы так и поступим, - подытожил Мастер с тяжелым сердцем. – Нам нужны будут два наблюдателя. Человек из тайной службы у нас есть. Целитель. И все мы. Стандартная выездная группа, скажем так. Отправляемся завтра. Дадим эту ночь нашим… убийцам на то, чтобы собрать впечатляющий отряд. Сегодня не засиживайтесь. Завтра будет тяжёлый день. Можете все идти. Лайс. Останься. Обсудим детали.

- Я понял…


***

Они пришли сразу после полудня.

Не самое лучшее время. Лучше было бы выбрать время на рассвете или прийти ночью. Но они пришли туда, где их уже ждали, сразу после полудня. Небесные светила-Близнецы, недавно помирившиеся, были рядышком, не то о чём-то шептались, не то за чем-то пристально наблюдали.

У них были свои дела, у тех, кто жил внизу – свои.

Неудачники пришли далеко не в полном составе, но самые главные, кого велели убить в первую очередь и любой ценой – были здесь. Мастер – глава Гильдии, его левая рука – Взломщик Дэн, его правая рука – Мечник Лайс. Девчонок, которые были вместе с ними, можно было и не убивать. Особенно ценной была жизнь девушки с серебристыми волосами. Среди всех она единственная была в доспехах, словно собиралась сражаться не магией – а оружием.

Хотя оружия у неё, собственно, и не было.

У них у всех с оружием дело обстояло плохо. Ведь, в первую очередь, эти все ребята были магами. Зачем им было хорошо знать оружие? Они шли выполнять свою работу, заниматься тем, что у них лучше всего получалось, и знать не знали, что в небольшой узкой лощине, на перегоне между тем местом, куда они могли телепортироваться групповым телепортом и тем местом, где у «браконьеров» было укрытие, их встретят убийцы магов.

Их было десять человек. Охотников, которые не умели использовать магию, на которых магия не воздействовала. Они свою жизнь положили на то, чтобы убивать тех, кого ненавидели.

Две группы встретились в лощине.

Трое мужчин и женщина ждали неудачников в узком перешейке, уже за ним начиналась широкая долина, удобная для магов. Здесь же, в этом небольшом местечке, удобным оно не было и быть не могло – те породы, которые выстилали ущелье, были весьма интересными с точки зрения магогеологов. Жилы каренитового мрамора, выходящие на поверхность, с точки зрения эстетики не представляли из себя ничего достойного внимания или попросту интересного.

А вот с магической точки зрения здесь был подвох. Смертельно опасный. Если на каренитовый мрамор вылить зелье определённого состава, затем укрепить это зелье руническими символами из другого камня – вбитыми в каренит или вложенным в специальные углубления на нём, он становился идеальной ловушкой. Рядом с каренитовой жилой невозможно было применять магию. Никакую. Она не поглощалась, не рассеивалась, она просто блокировалась, наглухо. Магию от мага словно бы отделяла стена. Невидимая и нерушимая одновременно.

- Я бы хотела знать, - негромко спросила Молния, шагнув вперёд, - что всё это значит? Вы загораживаете нам дорогу?

- Боюсь, именно это мы и делаем, - согласилась со смехом женщина. – Слушайте, а реально красивая малышка, постарайтесь её не помять. Остальных – убить.

- Вы браконьеры? – спросил Мастер, когда девушка испуганно отшатнулась назад, прижалась к нему спиной.

- Извините, ребята, мы ваша смерть, вот и всё. Ничего личного. Просто вы до того мешаетесь, что за ваши головы выложили более чем впечатляющую сумму. У кого-нибудь есть последнее желание? Там, чарка вина, вкусный хлеб, женщину, мужчину? Нет? Какая жалость. Я бы удовлетворил…

Айрис вскрикнула, рванулась прочь, пытаясь применить магию. Но спрыгнувший рядом с ней гибкий паренек затянул на шее девушки удавку. Мгновение страшной борьбы и Дрессировщица осталась на земле мешком с костями.

Следующей рядом с ней оказалась Рена. Гибкая эльфийка хорошо обходилась с метательными кинжалами, но когда сверху скинули сеть, а следом её спеленали… она, увы, ничего не смогла сделать.

Ещё мгновение – и Глэм, с отчаянным вскриком кинувшийся к истекающей кровью тёмной эльфийке, остался рядом с ней, пробитый насквозь копьём.

Шпион был хорош в честном бою и красивых дуэлях, его манера вести бой была достаточно зрелищной и подходила для того, чтобы защищать себя в мире роскошного полусвета. Но была совсем недостаточно для того, чтобы спасти себе жизнь от приёмов грязной кабацкой драки, когда нож вгоняется под рёбра в тот самый момент, когда кажется, что уже отбился.

Дэн бросился на помощь брату, чтобы найти следом свою смерть. Взломщик был умелым парнем, и приёмы кабацкой драки были ему не понаслышке знакомы, но и против него нашли хороший приём – просто снесли голову огромным топором.

Из неудачников осталось четверо, тех, кто мало-мальски представлял себе, что драка бывает разная. Мастер, Лайс, Яся и та самая серебристая «кошечка», которую было велено доставить любой ценой, но живой.

Все четверо знали, что такое бой. И если было понятно, почему так умелы мужчины, то вот орчанка и девчонка с серебристыми волосами вызывали искреннее уважение. Но этого было совсем недостаточно, чтобы сохранить им жизнь.

У них было немного времени, чтобы успеть сделать всё нужное. Но убийцы были натасканы убивать магов. А маги недостаточно занимались вопросами физической силы. Кинувшись спасать Молнию от страшного удара, Мастер попал под встречный. А вслед за ним попала под удар и сама серебряная девочка. Только не под прямой, не под удар железкой, а под удар плашмя толстой дубиной.

Открылась спина Яси, и туда тут же вонзился десяток кинжалов.

А вслед за этим, истекая кровью, рухнул и Лайс.

- Вот и всё, - пробормотала женщина, стирая алые потёки со щеки, - закончилось. Жалко было, хорошие ребята были. Кому помешали?

- Не задавайся этим вопросом. Трупы сжечь, девку с собой.

Молния бессильным мешком висела на плече убийцы, пнувшего с удовольствием её под живот. И когда мужчина шагнул к узкому перешейку, его встретила улыбающаяся девушка с серебристыми волосами, окутанная искристыми вспышками. Мгновение заминки, когда хоть кто-то пытался понять, что происходит, а потом Молния, улыбнувшись от души, врезала в зубы мучителю своей иллюзорной копии.

Ухмыльнувшись, из теней вслед за ней шагнул Мастер, рядом с ним была маленькая девочка, играющаяся с мягким мишкой.

- Славные ли сны вы видели, достопочтимые убийцы магов? Всё ли увидели, что хотели? Всех получилось убить, или кому-то удалось устоять перед вашей страшной способностью?

- Как вы?! По… почему?!

- Почему? – удивился Мастер, погладив девочку по голове. – Послушайте, но ведь вам же заплатили за то, что вы нас убили. Вы сделали свою задачу, так что вас удивляет в том, что мы не захотели умирать и подстраховались?

- Но мы же… - женщина, стоящая за спиной командира потрясла головой. – Это не могло быть магией!

- Ей это и не было, - усмехнулся Лайс, появляющийся с другой стороны с отрядом своих людей. Узнать их можно было без труда и по особой форме.

- А как?! Как тогда?

- Пусть это останется моим маленьким секретом, - Мастер махнул рукой. – Уважаемые королевские дознаватели, понравился ли вам сегодняшнее представление?

- Да. Это было… познавательно, - кивнул высокий человек в чёрной мантии и небольшим значком на груди. Пока всё это происходило, Молния успела рассмотреть, что именно там, на небольшом железном значке – корона, скипетр и меч. Королевские дознаватели были не особой профессией, а скорее особой кастой. Эти люди всегда находились при королях и разбиралась с самыми вопиющими делами, в том числе и вот такими. Когда на одну гильдию неожиданно нападали практически на ровном месте.

А уж текущая ситуация осложнялась ещё больше тем, что в ловушку гильдия Чёрный храм попала после того, как получила королевский приказ.

И это было очень неприятно. И для королевского дома – потому что роняло тень на их честь. И на королевских дознавателей, пропустили такое под самым носом! Да и вообще на всю систему, в том числе и королевскую гильдию магов, представляющую собой что-то вроде магического профсоюза.

- Я извиняюсь, - дознаватель обозначил наклоном головы своё разочарование сложившейся ситуацией. – Мы сделаем всё, чтобы в кратчайшие сроки провести расследование и точно сообщить, что это значит, кто виноват и кто должен понести за это ответственность.

- Надеюсь на вас, - Мастер кивнул и двинулся прочь.

Неудачники переглянувшись, радостно ухмыльнулись и помчались вслед за своим главой. Дознаватели со своей командой, Лайс и его отряд – все остались на одном месте, кому-то предстояла неприятная работа, кому-то допросы, кому-то контролировать, чтобы убийцы магов не поранили кого-то ещё.

Гильдия Чёрного храма была столь любезна, что не попала в ловушку, а подставила в неё других.

- Собственно, - Алекс придержал под руку пошатнувшуюся Айрис. – Как насчёт того, чтобы это отметить?

- Можно, - кивнул Глэм. – Только готовить один я не буду.

- А зачем готовить? – спросила Молния негромко. – Я знаю один совершенно чудесный ресторанчик. Очень домашний, маленький. Мы можем посидеть там, а поскольку тот хозяин мой знакомый, мы можем получить ещё и хорошую скидку.

- Обойдёмся без скидки, - Мастер, обернувшись на серебристую красавицу, вздохнул и притянул её к себе, закрывая от ветра. – Я плачу.

- Вау, - Взломщик вскинул кулак, - тогда гуляем.

- Очень тебя прошу, - рассердилась Рена, взглянув на него. – Если ты опять устроишь такой вот трактирный бардак, как в прошлый раз, то я тебя лично выкину из окна здания. Причём, не поленюсь подняться повыше и сбросить оттуда!

- А я помогу, - пообещала Айрис, повернувшись.

- Не любите вы меня! – возмутился Дэн. – А ладно, не буду я сегодня ничего такого делать, не буду совершать действий, которые могут нанести какой-либо урон чести или достоинство. И вообще, ребята… А знаете что, а пошли всё-таки домой? Еду на вынос закупим и устроимся в своей гостиной, разожжём камин, выпьем эля, споем под гитару. А завтра будет новый день.

- Новая зубрёжка, - пробормотала Молния себе под нос.

- Новые покупки, - мечтательно зажмурилась Рена, потом чуть толкнула Глэма в бок. – И ты идёшь со мной, ты обещал.

- Свидание, - напомнил Алекс Айрис.

О том, что вообще-то ещё те самые зловредители не найдены, и храмовцев ждут всё новые и новые неприятности, Мастер не сказал ни слова. Улыбнулся, покачал головой, крепче обнял Молнию и решил, что провести вечер дома – отличная мысль.

На том и порешили.

Глава 27. Горячие источники.


Глава, в которой Айрис и Алекс отправляются на горячие источники,

Невольно подслушивают чужой разговор, а Лайсу снится жуткий сон.


Горячие источники были, безусловно, источниками. Только - оборудованными, и по зрелому подведению итогов было совершенно очевидно, что Алексу Айрис удалось обмануть. Провести им здесь предстояло все выходные - после которых Айрис собиралась вернуться на свой пост к своим обожаемым вивернам. На время ее выходных присмотреть за чешуйчатыми питомцами обещались Рена и Молния, а Мастер и Глэм клятвенно заверили дрессировщицу, что обязательно-обязательно им помогут.

Айрис не верила в их слова, зато надеялась, что подруги смогут справиться с малышней. К тому же, часть обязанностей успешно перенял артефакт, а чешуйчатые родители следили за своей малышней.

Так что, по этому поводу Айрис ничуть не волновалась. Дело было в другом. В Алексе.

Главная обида состояла в том, что он притащил Айрис на горячие источники наг.

Нет, Дрессировщица отдавала себе отчет в том, что это единственное, пожалуй, на всем Итаяне место, где в оформлении всего и вся широко использовалась змеиная тематика. И, если говорить откровенно, Айрис здесь очень нравилось. И эти чешуйчатые мотивы всюду, и эти огромные змеиные кольца, образовавшие как раз чашу горячих источников. В несколько этажей, с фонтанами, совершенно дивную, с водой разных температур. И уж тем более кольцо очаровательной змейки личного источника с родником была выше всяких похвал.

Беда была в другом. Ну, как беда. Этот человек! Этот... Мужчина осмелился сделать куда более страшное - он снял одно бунгало на двоих.

- Айрис, у меня такое ощущение, что я сказочный дракон, порывающийся тебя съесть, не такой уж я и страшный. Воспринимай это, как необходимость, продиктованную целительскими нуждами. В конце концов, я не буду спать с тобой... В одной комнате, я буду спать в соседней гостиной, а потому успокойся, пожалуйста.

- Если ты думаешь, что от этого мне стало спокойнее, ты ошибаешься.

- Что за поведение маленькой девочки, бесстрашная Дрессировщица? - с обидной насмешкой в голосе спросил Алекс. - Я не покушаюсь на чужих женщин, даже когда они так близко, а ситуация располагает.

- Ты знал.

- Что именно?

- О том, что для Лайса я... Я... - голос Айрис надломился, она осела в кресло, закрывая лицо руками. - Ты не мог не знать. Только не ты.

- Он могущественный Мечник, я простой Шпион. Наши силы несравнимы. Откуда я мог бы что-то узнать?

- Не надо, - попросила Айрис тихо. – Просто не надо. Ты Шпион! Он мог быть каким угодно козырем в раскладе, ты не мог не знать!

- Айрис, пожалуйста, успокойся.

- Я не могу! Ты не понимаешь!

- Не понимаю, - согласился Алекс, подойдя ближе и взяв её за плечо. – Не понимаю твоего поведения! Не понимаю, что с тобой происходит, этого никто не может сейчас понять.

Девушка вздрогнула, съёжилась.

- Айрис. Посмотри на меня. Пожалуйста.

Голову поднять было очень тяжело, но она всё же смогла, взглянула из-под набрякших ресниц вопросительно.

- Чтобы я тебе сейчас не сказал – тебе не станет легче. Поэтому не надо. Не мучь себя, пожалуйста.

- Я… я думала… что у меня есть шансы…

- Они бы у тебя были, если бы Ланс не был так упрям. Если бы этот дурак видел хоть чуть дальше собственного носа, всё было бы совсем по-другому. Но случилось то, что случилось. Он не смог увидеть в тебе – тебя. Он видел только прошлое, от которого уже очень давно не осталось даже следов.

- Алекс…

- Вот, так-то лучше, - мужчина погладил ладонью Айрис по щеке. – Не могу смотреть, как ты страдаешь. А теперь послушай кое-что ещё. Знал достоверно – только Мастер. Они когда-то были лучшими друзьями, пока не появилась твоя мама. Всё остальные – не знал вообще никто. Я начал догадываться, что что-то тут не так совсем недавно, но всё, что у меня получилось – это только встать на след.

- Алекс…

- Так что, завязывай сидеть здесь с таким видом, словно тебя вот-вот начнут мучить. Придёшь в себя достаточно – поговорим об этом.

- Не хочу.

- Почему?

- Потому что я его разлюблю.

- Ланса? – Шпион горько хохотнул. – Айрис, в кого ты такая наивная. Как будто это так легко, взял – приказал и разлюбил. Так не бывает.

- У меня – будет.

- Наивность… Твоя наивность просто сводит меня порой с ума, - и резко спохватившись, что сказал лишнее, мужчина резко поднялся на ноги. – Итак. Ты сейчас разбираешь свою сумку, одеваешься и мы идём вначале на источники, потом обедать, потом на концерт, снова на источники, только уже другие, потом ужинать. Потом я верну тебя в кровать, а сам уйду.

- Нет! Не надо. Я … извини. Правда, вела себя как-то по-детски. Больше не буду. Но тебе не нужно уходить. Правда.

Алекс промолчал, лишь покачал головой. Дело было далеко не в поведении Дрессировщицы. Но сказать ей о своих чувствах вот сейчас он просто не мог. Это было бы самое мерзкое из того, что могло бы быть. Он просто бы воспользовался ситуацией…

А этого он не хотел.

Айрис ему куда больше, чем просто нравилась. Он любил её очень давно. И ждал тоже. Подождёт и ещё, ему не впервой. А просто так, сбивать её и себя с толку из-за мимолётного каприза ситуации, нет. Это не то, чего он бы хотел для неё. Не то, чего бы он хотел для себя.

- У тебя пятнадцать минут.

- Я успею быстрее!

- Хорошо, тогда десять.

- Да, это лучше, - кивнула Айрис, расплываясь в неуверенной улыбке.

Алекс, повернувшись, взглянул на неё немного тоскливо, совсем чуть-чуть, а потом просто вышел из спальни.

Девушка, взглянув ему вслед, открыла свой чемодан и с трудом удержалась от того, чтобы не закричать возмущенно. Не было!!! В чемодане не было её одежды! Зато была записка с ровным летящим почерком.

«Знаешь, ты, конечно, умница и красавица, но будем считать, что нам надоело. И мы общим решением и постановлением … короче!

Тут нет твоих футболок и этих жутких брюк, и своих балахонистых купальников ты здесь тоже не найдёшь. Молния долго сопротивлялась, но в итоге мы подговорили и её, и в чемодане твоя новая. Нормальная!!! Одежда.

Пожалуйста, одень её. Просто одень.

Подойди к зеркалу и посмотри на себя. И пойми, что такое сокровище как ты Лайсу не должно было достаться! Обломится этот старик! Не хватало ещё такую красавицу ему отдавать».

Последний абзац был зачеркнут, а ниже почерк менялся. Явно Глэм взял дело в свои руки.

«Я не успел их остановить. Но присоединяюсь. Хватит тебе носить эти балахоны и черепа. В конце концов, умница и редкостная красавица. Посмотри, что случится, если ты будешь в платье. Попробуй посмотреть на себя другими глазами. Если не получится у самой – попроси помочь Алекса».

- А Алекс здесь причём?!

В письме явно собирались что-то написать ещё, но абзац был перечеркнут куда тщательнее и ниже был совершенно незнакомый почерк, мелкий-мелкий, стремительный, но всё же разборчивый.

«Вот… неймётся же! Не слушай их. На дне – привычный для тебя костюм и даже две футболки. Хотя платья выбирали тебе всей толпой и безумно будем рады, если они тебе понравятся.

Молния».

Гильдия? Не просто гильдия, не просто друзья – семья.

Верхнее платье было цвета неба, с золотыми лентами и корсажем. Легкое-легкое, приятно льнущее к телу. Тонкое. И даже черные волосы, чуть подросшие за последние недели и не прикрывающие уши перестали казаться мальчишеской прической, стали шаловливой женской.

- Какая-то магия… - растерянно пробормотала Айрис, скользнув пальцами по левой ключице. Там была тонкая синенькая татуировка, сейчас прикрытая корсажем. Она появилась сразу же после того обряда, что вернул Дрессировщице магические силы. Но самое главное было то, что татуировка представляла собой вензель – стилизованную руну, обозначающую Шпиона и вместе с тем – полукровку-ундина. Всё вместе – как раз Алекса.

На поясе звякнули звенья декоративного пояска, и Айрис сама поняла, что не знает ту, что отражалась в зеркале. В чемодане нашлись и босоножки. – Алекс будет смеяться…

И, несмотря на собственные слова, девушка застегнула белые ремешки на щиколотке, покрутилась перед зеркалом и пожала плечами. Она ведь ничего не теряла. Совсем ничего. Она никому ничего не обещала, а ещё ей было немного интересно, как отреагирует Алекс.

Должен же он как-то отреагировать?!

Он и отреагировал, только не так, как того ждала Айрис.

Алекс, услышав за спиной легкие шаги, повернулся и… споткнулся, бессильно на неё глядя. Такую дивную, очаровательную, незнакомую и женственную.

В платье летящего покроя, похожая на небожительницу, вдруг спустившуюся с небес.

- Алекс? – неуверенно познавала девушка. – Это очень… плохо?

- Нет, - мужчина встряхнулся, шагнул ближе и протянул руку. – Ты просто великолепна, прекрасна и недосягаема. Даже не знаю, что теперь и делать, вдруг откажешь?

В горле пересохло, ноги стали ватными.

- Откажу в чем? - подозрительно спросила Айрис.

- В прогулке, - отозвался тут же Алекс, взявший себя в руки. - Знаешь ли, такие прекрасные леди обычно отказывают недостойным поклонникам.

- Ты не недостойный! И в общем-то не поклонник...

- А это как посмотреть. Твоему таланту я однозначно поклоняюсть.

- Алекс!

- Еще немного, и я начну считать, сколько раз ты назвала меня по имени. Обычно ты предпочитаешь ехидничать, вместо того, чтобы... Неважно. Мы идем?

- Вначале горячие источники?

- Обзорная экскурсия. Я еще не все тебе показал.

- Осталось еще что-то чудесное?

- То, что тебе понравится, - пообещал мужчина негромко, и не обманул.

Он знал слишком много про Айрис, ее слабости, ее радости, ее грусть.

На девушку кидали со стороны восхищенные взгляды, но никто не рискнул подойти ближе и познакомиться. И это несмотря на то, что Алекс на взгляд Айрис представительным совсем не выглядел. Обаятельным - безусловно, опасным - возможно, но немножко.

- Почему? - спросила девушка, когда уже официантка приняла заказ на ужин и умчалась в сторону кухни.

Алекс огляделся по сторонам, взглянул вопросительно:

- Что именно?

- Почему все так себя ведут? Будто ты очень-очень страшный?

- Потому что я очень, очень страшный.

- Я серьезно!

- Я тоже. Дело не в грозности вида, Айрис. Дело в решимости идти до конца.

- Идти до конца?

- Чем опасен Лайс? - задал Шпион встречный вопрос. - На него ты смотрела куда чаще, чем на других, и должна была не раз видеть, КАК на него реагируют окружающие. Так, вопрос, что в нем такого страшного?

Айрис задумалась.

Вопрос был явно серьезный, но вот... знала ли она на него ответ? Что делало Лайса таким страшным? Какое-то внутреннее качество? Что-то в ауре. Такое... Пронзительное. Он подавлял своим внутренним превосходством, даже до того, как брал в руки оружие.

- Мне не понять, - сдалась девушка. - Это что-то из очень мужской сферы.

- На самом деле - нет. Все просто. Это намерение и то, что отвечает за его исполнение. Решимость идти до конца и стоять на своем до последнего за свои планы, идеи, мысли.

- Но ведь это только внутри! Почему это заметно окружающим, как такое вообще может происходить?!

- Айрис, для начала - успокойся. Ты привлекаешь внимание.

Ойкнув, девушка низко опустила голову. Короткие волосы упали на лицо спутанными прядями, скрывая его.

Двое мужчин, прошедшие от дверей, глянули на нее заинтересованно и прошли дальше.

- Во-вторых, почему тебя это так неожиданно заинтересовало?

- Сама не знаю.

- Потрясающе, - Алекс даже смеяться не стал. Айрис вела себя так странно, что от нее взгляда ни на миг не хотелось отводить. Только, чтобы не пропала, не сбежала, никуда не делась. Чтобы можно было узнать, какой еще она бывает, какой еще она может быть.

- Алекс? - тихо позвала девушка и чуть не схватилась за горло, в ужасе от того, как зазвучал ее голос. Ниже, чем обычно. Мягко. Очаровывающе.

И подумали маги в общем-то в один момент:

«Что я делаю?!»

«Что она со мной делает?!»

А потом магия момента закончилась. За соседним столом звякнуло стекло бокалов:

- Ну, за победу над неудачниками!

И Алекс, и Айрис исчезли. Остались двое крепких профессионалов, которые мгновенно перестроились.

В звоне бокалов потонуло заклинание, отгораживающее маленькую территорию от окружающего мира. Теперь, о чем бы за соседним столиком не шел разговор, никто не должен был ничего услышать, из посторонних.

Но когда такие мелочи останавливали Шпиона?

Айрис оставалось только затаив дыхание наблюдать за работой профессионала. Мгновенный разрез чар невидимым встречным потоком заклинаний и тут же их заделыванием куском своего заклинания. Все случилось не просто быстро - мгновенно, а соседний стол уже оказался под колпаком прослушки.

- Не говорите «гоп», - укорил мужчина двух пришедших, так и не присоединившийся к тосту. - Они может и неудачники, но не дураки. К тому же, такие уж они неудачники ли? Свой Взломщик и свой Судья - это не шутки.

- Не мечи бисер, - высокая женщина с косым шрамом через все лицо поставила на стол две огромных кружки с пивом, уселась удобно, нарочито зевнув в лицо говорящему. - Они уже трупы, просто не знаю об этом.

- Действительно, против трех гильдий им не выстоять.

- Тише вы. Вдруг кто услышит?

- Не переживай. Включили уже давно щит антиперемещений. Даже если вдруг кто-то окажется из нас предателем, эти дурни узнают обо всем, когда ничего нельзя будет изменить.

- Тайросы, Шипы и Розы и Равнители - три мощных гильдии и маленькая горстка магов, на помощь которым не придут даже королевские войска... Мы вынесем их в пару приемов.

- В твоем голосе не слышно энтузиазма.

- Они слишком давно портили нам нервы. Собственно... Никто не решил дать обратный ход? Тогда предлагаю перейти все же к делу и подписать договор. Обсуждать детали операции все же будем не мы.

Алекс, свернув мягким жестом заклинание, вложил в меню оплату и потянул Айрис за собой к выходу, по-хозяйски обняв за плечи.

- Алекс?

- Предлагаю теперь снова в источники, только те, которые рядом с нашим домиком.

Опасность Айрис уловила всем телом. Словно порыв ледяного ветра ударил по спине.

- Отличная идея, - согласилась она с улыбкой. - Вино и фрукты у нас там есть, так что источники и спать. И не спать немного тоже.

Пристальный взгляд пропал, за «парой» закрылась дверь, но свои роли оба отыграли до самого конца - прямо до домика. И только внутри, под защитой, установленной Шпионом сразу после приезда.

- Связаться получится с нашими? - уточнила Айрис, избавляясь от босоножек и проходя в комнату.

- Незаметно нет. Если взломать купол - нас найдут, а вся эта компания нас разнесет в пыль за несколько заклинаний.

- Да уж. Такой набор это не шутки. Четыре туза... Это даже перебор для самого плохого расклада, Айрис позволила себе стечь по стене на пол:

- Как?! Как же так...

- Слишком засели в горле.

- Я понимаю. Но Алекс нам действительно подписан смертный приговор. Силами нашей маленькой гильдии трем ... Мы ничего не сделаем!

- Мы попытаемся. К тому же у нас есть Мастер и свой Источник.

- Этого будет недостаточно.

- Мы вернем в Гильдию всех. Всех до одного. А в наших магов в кого ни ткни, обязательно попадешь в того, у кого за душой пара-тройка фамильных секретов и какой-нибудь гигантский подвох.

- И у тебя?

- И у меня тоже. Не будем об этом. Пойдем, тебе нужно расслабиться в горячих источниках. Выпьешь горячего вина и ляжешь спать.

- Да... Хорошо.

Но «спать» не получилось. Мысли, воспоминания, видения и кошмары завершали такое варево, что Айрис не столько спала, сколько крутилась с боку на бок, отчаянно пытаясь уснуть и раз за разом закрывая глаза.

А когда она все же заснула, лучше не стало, пришедший на смену смятения кошмар оказался очень далек от того, чтобы внести в ее душу спокойствие, скорее наоборот.

Она тонула, тонула, снова тонула, и вокруг, рядом с ней тонули остальные члены гильдии карателей. А обычное зеленое болото, заливающее все вокруг тиной и фонтанчиками вонючей грязи, окрашивалось в цвет крови.

Кровь хлынула неостановимым потоком в горло, в нос...

И закричав, Айрис села на кровати, захлебываясь воздухом пополам со слезами.

- Айрис?! - Алекс, выскочив из своей комнаты в одних тренировочных брюках, подскочил к ней, хватая за плечи. - Айрис, что случилось?!

Девушка вцепилась в него, как утопающий в соломинку, отчаянно, безнадежно.

- Не стоило тебя сюда везти, - пробормотал ундин, приобнимая девушку и притягивая к себе. - Шшш, маленькая. Все хорошо.

- Они все умерли, все! - Айрис подняла заплаканное лицо. - Никого не осталось. Совсем никого!

- Все целы, все хорошо. Это был просто сон. Страшный сон, но он уже ушел. Тихо. Дыши глубже.

- Я захлебнулась... Я так пыталась спастись, но у меня не получилось! Я тонула в болоте, а оно все краснело, краснело! Я утонула в болоте крови!

- Айрис...

- Мне так страшно, - девушка прижалась щекой к плечу Алекса. - Мне так страшно...

- Давай, ты ляжешь спать, а я прослежу, чтобы тебе снились только хорошие сны.

- Нет! Нет!!!

- Айрис...

- Я не хочу спать. Я не могу уснуть! Ты не понимаешь!

- Думаешь? - Алекс хмыкнул, покачал головой. - Не капризничай.

- Я не хочу спать...

- Тогда, я схожу за картами.

- Нет! - Айрис вцепилась в него, прижалась еще крепче. - Нет... Есть куда более интересные занятия для мужчины и женщины, чем игра в карты.

- О чем ты?...

Алекс даже не сразу сообразил, о чем именно говорит девушка.

А она воспользовалась этим, обняла и поцеловала, жарко, жадно, отчаянно.

Алекс хотел ее отстранить, но нечаянно зацепил эмпатией. Не ее отчаянное желание забыться, а ее отчаянное желание быть рядом, прижаться еще крепче, чтобы не отпускал.

В эмоциях Айрис не было ни следа от соперника, было только тихое:

«Алекс... Алекс... Алекс».

И он сдался.

Понимая, что, может быть, завтра она пожалеет, понимая, что это может быть совсем не то, о чем она просила, он все же по-хозяйски дернул Айрис в сторону, укладывая на кровать. Навис сверху, внимательно глядя.

- Я не пожалею, - пообещала девушка запальчиво.

- Я не дам тебе жалеть о чем-либо, - сообщил Алекс негромко. - Я просто не дам тебе возможности вернуться назад.

- Я и не попрошу о ней! - Айрис возмущенно приподнялась на локтях, невольно подставляя шею. И губы Алекса мазнули по мягкой коже, покрывая ее то жаркими поцелуями, то мягкими покусываниями.

Раз уж она решилась поменять свою жизнь, отпускать ее Алекс больше не собирался.


...Так получилось, что Лайс уже очень давно не видел снов. Жизнь была долгая насыщенная, он успел много кого потерять и уж тем более, много чего натворить.

Сон, начарованный мечтательницей, сон-оплату, он ждал не с удовольствием, но все же с некоторым, пожалуй, даже предвкушением.

Что же это такое может ему присниться, что вызовет у него всплеск эмоций достаточной силы.

Мысль о том, что это может быть Айрис, пришла и ушла обратно. В конце концов, ринне была лишь дочкой той, кого он любил.

«Смотри», - шепнул детский голос. - «Только не сопротивляйся, сон ждет тебя, так позволь ему к тебе прийти».

И Лайс позволил.

Сон пришел с запахом яблочного пирога.

Яблочного пирога он не ел уже давно, а тут вдруг даже узнал на ровном месте. Все же человеческая память уникальна. Не помнит важное, хранит в памяти мелочи, которые зачастую ранят боль неё, чем греют душу.

На смену запаху пришёл вид. Он видел аппетитный, румяный пирог, стоящий на столе. Простая скатерть напомнила о лете своими подсолнечными мотивами, из открытого окна пахло спелыми, совершенно чудесными яблоками.

Первый шаг сдался тяжело, тело было ватным, негнущимся. За окнами был яблоневый сад. Ещё по-летнему шумный, уже по-осеннему спелый. Яблоки покачивались на ветвях, в изобилии усыпали луг под молодыми деревцами.

У одного из деревьев стояла корзина, уже доверху наполненная яблоками. Тихие шаги он услышал сразу, а оборачиваться, как дурак побоялся.

- Ты слишком много думаешь, - донесся из-за спины укоризненный голос, а потом его обняли женские руки, но не тонкие, не хрупкие с косточками, будто птичьими. Эти руки явно знали, что такое тяжёлая работа, вилы, кнут и меч. На правой руке было тоненькое обручальное кольцо и шрам. Но даже если бы этого тонкого шрамчика не было, он бы все равно ее узнал.

- Айрис...

- Что случилось, мой родной?

- Почему ты здесь?

- Потому что я собрала яблоки, магией пользоваться пока не могу. А тяжести поднимать ты мне запретил, из-за того, что не хочешь, чтобы во время беременности возникли какие-то осложнения.

Хотя срок ещё минимальный! Ты панике. Настоящий.

Лайс дрогнул. Мысли заполошно дернулись в разные стороны, разбиваясь на части, на осколки и каждый ранил так сильно, как никогда раньше...

- Лайс?

Она мгновенно уловила недоброе, изменения в нем, хотя выдать его могли разве что напрягшиеся мышцы спины.

- Прости меня...

- За что ты извиняешься глупый? Все хорошо.

Да. Все было хорошо. Этот мир, такая жизнь была бы не просто чудесной, она была бы самой лучшей и самой счастливой. Было так легко поверить в неё. И оттого так больно.

Он осторожно разжал ладони на своём поясе, поднял к губам обе ладони, целуя каждую и с вороватой жадностью вглядываясь в черты взрослой Айрис, совершенно непохожей на свою мать, но оттого только более прекрасную.

Нож был приготовлен, чтобы резать пирог, но нашёл свой последний приют в теле этой женщины.

И пока сон таял, в ушах Лайса звучал горький, отчаянный, его собственный вой. Заказ был оплачен сполна... Но легче от этого не было, и быть не могло.

Глава 28. Значение снов.


Глава, в которой лорд кошмаров снова навещает Молнию,

А Алекс и Айрис возвращаются с тревожными вестями.


Глаза открывать было немного страшно. Молния знала, кто именно будет ее ждать в этом пространстве, кто именно мог бы искать с ней встречи, но вот сама снова с этим демоном встречи бы не хотела.

- Долго будешь с закрытыми глазами стоять? - донесся его смеющийся голос.

В памяти ещё были свежи воспоминания о кровавых детских ладошках вокруг огромного чёрного столба, но Молния сердито обругала сама себя и открыла глаза.

Тьмы не было. Зато был накрытый шикарный стол, покрытый белой скатертью. Было белое вино и красное, игристое шампанское, видов десять закусок, основные блюда и точно несколько десятков видов десерта.

- Не знал, что конкретно ты предпочитаешь, поэтому набрал всего и сразу, - демон отодвинул для Молнии стул и отошел на противоположный конец стола. - Присаживайся.

- Это что? - наконец, опомнилась девушка, делая шаг и тут же споткнулась, запутавшись в длинном подоле кружевного платья, цвета слоновой кости. - Это как?

Серебряная защищающая ее ещё в прошлый раз лента и в этот раз была рядом, кружила вокруг гладким потоком, не собираясь прельщаться на сладкие речи и медовые слова.

- Извинения.

Демон махнул рукой, но волна его силы даже не дотянулась до ленты. Вспышка фиолетового полотна позаботилась о том, чтобы чужие когтистые лапы не тянулись к одному из сокровищ гильдии Чёрный Храм. В воздухе, над плечами Молнии, проявились и тут же пропали два волчьих оскала. Мастер гильдии очень недвусмысленно намекал, что очаровательная магесса находится под защитой - причём его.

Демон усмехнулся, убрал руку и молча устроился верхом на стуле, глядя на Молнию с оценивающим интересом.

- Давненько такого не было, - разжал он губы, когда Молния уже потеряла надежду что-то от него услышать. - Чтобы вот так, девушка из гильдии неудачников была под защитой сразу Мастера.

- Ты его знаешь? - не удержала Молния под контролем своё любопытство и тут же досадливо поморщилась, сердясь на свой болтливый язык.

- На Итаяне мало тех, кто не слышал бы о нем десяток-другой интересных слухов. Редкие представители древних и поистине могущественных нас могут сказать, что знают о нем немного больше других. И то, зачастую это происходит потому, что некоторые дураки переходят ему дорогу.

- Ты не из их числа.

- А ты проницательная, - одобрительно кивнул демон. - Да, я знаю его из кошмаров твоих согильдийцев. Сильная и опасная личность. Не хотелось бы связываться.

- Почему?

Демон хмыкнул:

- Зачем мне рассказывать тебе больше?

Молния подавлено замолчала, отвела взгляд в сторону и сглотнула, вдруг обнаружив, что страшная клубящая тьма никуда не пропала - она была рядом, за стенками огромного мыльного пузыря, где и стоял этот накрытый стол.

Молчал демон, наблюдая за ней, как кот за мышкой. Мышка ещё считала, что не попалась в ловушку, но демон уже знал точно, что бежать мышке уже некуда. Да и поздно.

- Итак?

- Я не знаю, что тебе предложить, - выдавила Молния с трудом из себя.

- Раздели со мной пищу и вино, - тут же предложил лорд кошмаров.

- И закончить тем, что отдать тебе свою душу? Нет, такой вариант меня совершенно не устраивает.

- Как насчёт того, чтобы назвать мне своё имя?

- Тем более нет, - испугалась девушка.

- Тогда, как насчёт того, чтобы назвать по имени меня? - мягким искушением вплелись слова в дыхание демона. - Откажешься третий раз, и никакой сделки не будет. Я оставлю тебя здесь одну. Будешь наслаждаться кошмарами. Я узнал о тебе очень многое. И хоть твой Мастер постарался тебя защитить, вряд ли он рассчитывал на то, что главным врагом для себя – будешь ты сама. Я спою тебе кровавую колыбельную, окутаю в круговерть кровавой метели. И я уверен, то, что ты увидишь, тебе точно не понравится.

Девушка молча кусала губы, глядя на демона и с тоской, и с испугом одновременно. Ей не хотелось. Иметь с демоном ничего общего. Не хотелось делить с ним пищу и вино... Но о Мастере хотелось узнать больше, как и про эти сны. Извечное женское любопытство, впустившее в мир не одну беду, а много, много больше.

- Имя.

- Да-да? - подался демон порывисто вперёд. Лента угрожающе щелкнула, отгоняя его, Молния вновь ощутила сомнения в правильности происходящего. Может, лучше спросить как раз Мастера? Но с другой стороны, она и без того держалась так долго. Нет. Демон в плане информации все же был более предпочтительной единицей.

- Как тебя зовут?

- Локо.

- Локо? Лорд кошмаров?

- Именно.

- А тогда Рея? – по наитию спросила Молния и попала прямо в точку. Демона передернуло, по его лицу пошла рябь, а потом сразу же пропала.

- Это её новое имя. Раньше её звали по-другому. Делж’на.

- Демон лживой надежды, - как-то очень легко догадалась девушка, хотя сама от себя таких познаний не ожидала, да и в общем не думала, что подобное может быть где-то на задворках её памяти.

Локо хмыкнул:

- Верно.

- Зачем ты хотел, чтобы я назвала тебя по имени или сказала своё? – спросила Молния, сцепив дрожащие пальцы на коленях. Запоздало пришёл страх. Не сильный, просто кислинка на языке из-за улыбающегося лорда кошмаров. Он не хотел сегодня запугивать громовержку сильнее нужного, сегодня он хотел просто её предупредить. Возможно, ответить немного на вопросы, возможно, немного насладиться оттенками её испуга или её непонимания. У него на нее были большие планы.

- Ты станешь моей.

- Что?!

- Как бы не был силён Мастер, который дал тебе свою защиту, перед демоном и долгосрочной осадой никакая магия не устоит. Ты станешь моей.

Демон не лгал. Сила источника бушевала в крови девушки, и она отчётливо ощущала, что сейчас он говорил правду, от начала до конца. Правду, с которой она не была готова согласиться и которая ей лично совершенно была не нужна.

Лорд кошмаров нашёл новую игрушку и готов теперь был пойти на всё, чтобы заполучить её в свои и только свои руки.

- Я не сдамся.

- Я не возражаю. Когда добыча сопротивляется, партия получается интереснее. Я бы мог тебя даже не предупреждать ни о чём, но мне интересно, как скоро ты сдашься. Как быстро ты поймёшь, что в той шахматной партии, что начал твой Мастер – ты не более чем разменная пешка между ним и Реей Хатис?

- Что? – сердце дрогнуло, обиженно стукнула об рёбра. Дыхание перехватило, а в голове метнулось заполошное, истерическое: «Не может быть! Такого просто не может быть!»

Локо смотрел серьезно и, пожалуй, Молния могла даже ощутить его сочувствие.

- Ты еще вчера не знал всего этого! – нашлась она, успокаивая собственную душу.

- Вчера было вчера. Сегодня были кошмары, а над ними моя власть, маленькая девочка. Над тобой будет тоже. А потому слушай меня, я предупрежу тебя только один раз. Потом я воспользуюсь каждой ошибкой, которую ты совершишь. Я подстрою тебе тысячи ловушек, чтобы ты пала в них, камнем на дно моей власти и моего изощрённого плана. Разменные пешки не живут, а ты мне нравишься. Мне нравится твой вкус, вкус твоего страха, оттенки твоих эмоций, - демон ходил вокруг, пока Молния, обхватив себя за плечи, мелко дрожала. – Жаль, что ты слишком любишь этого своего Мастера. Короткой партии не получится, а в длинных я не всегда побеждаю.

По затылку пробежало легкое дуновение.

- Слушай, малышка. И может быть, за твое хорошее поведение, я отвечу тебе на несколько вопросов. Для начала ты сама назовёшь мне своё имя. Мы обменяемся именами, и это будет первым шагом моей победы. Потом ты разделишь со мной вино и еду. Потом постель. Потом кровь. Последним ты отдашь мне свою жизнь, и на этом партия для тебя тоже будет закончена.

- Я так не хочу!

- Твоё желание здесь никого не волнует. Ни меня, ни Рею, ни Мастера. Удивительное дело, - демон снова закружил вокруг, втягивая в себя аромат тела и духов девушки, и запах, вкус её страха. – Как один человек может так испоганить планы блистательному демону. Возможно, даже я объединюсь с Реей, чтобы мы быстрее получили желаемое – смерть этого человека.

- Потом вы подеретесь уже с ней, - пробормотала Молния, цепляясь за логику и разум. – Она говорила, что заберет меня.

- Обрублю ей руки, чтобы не тянула, - пообещал Локо.

Лента стрельнула, и он отпрянул, так и не коснувшись губами нежного местечка за ухом.

- У тебя не получится!

- У меня получится очень многое, маленькая ринне.

- Не называй меня малышкой! – рявкнула и, наконец-то, опомнилась девушка. Всё вокруг было таким простым, будничным. Но этот демон всё равно её подавлял. Он был не просто стар, он был бесконечно древним. А от этого становилось в груди так пусто. И так страшно… - Зачем?

- Что именно? – мужчина медленно вышел из-за её спины, подтянул стул и сел рядом, как раз на границе, где лента шипела, но ещё не нападала, исчёрпывая свои силы, изматывая их. Но Молния об этом не догадывалась…

- Зачем эти сны?

- Мечтательнице? Миру? Или вам самим? Или зачем мне сон с твоим явлением? Эта власть над тобой? Я хочу больше, больше власти.

- Прекрати!

- Тебе страшно? – Локо подался вперёд, на миллиметр, и защитная лента подалась назад, к телу Молнии, сужая свой диаметр.

- Да…

- Тогда не бойся. Я не буду пока тебя убивать. Для начала я получу твое тело, твою кровь и твою душу.

- Не получится! – сверкнув серебряными глазами, Молния подалась назад. – Я не стану этого делать! Я не отдам тебе ничего!!!

- Это посмотрим, - демон отодвинулся на стуле, наблюдая, как лента снова набирает свою силу, отвоёвывая обратно свободное и безопасное пространство для своей хозяйки. – Дивная ринне.

Сцепив зубы, девушка промолчала, и Локо пару раз хлопнул в ладоши.

- Хорошо же. Я отвечу тебе ровно на три вопроса, ринне. Будешь ерепениться, ежиться, будешь ехидничать или задавать их не по существу, количество полезной информации будет уменьшаться. Чем более кроткой ты будешь, спокойной, мягкой, милой – тем лучше для тебя. Договорились?

Соблазн ответить, где именно Молния видела подобные договоры, был исключительно велик. Но… наверное, ничего плохого не будет, если она придержит свой мерзкий характер и просто представит, что рядом с ней Рена, Глэм или Айрис – одним словом, люди, которые встретили её, ничего не спросили и не попросили взамен, но дали возможность побыть не просто собой, но побыть слабой.

А ещё Молнии нужна была информация.

И она кивнула.

Демону подобная сговорчивость не понравилась, но уговор есть уговор.

- Хорошо. С чего ты хочешь начать?

- Сны. Зачем Мечтательница просит оплату снами?

Обратной стороной вопроса было то, в чем сила Локо, но об этом Молния предпочла промолчать. Демон догадался сам, хохотнул одобрительно.

- Люблю таких. Умных. Но глупых. Быстро принимающих решение, когда дело касается кого-то другого, но очень долго думающих из-за того, что происходит с ними самими. Я расскажу тебе. Это не тайна и не секрет. Возможно, не самая распространённая информация. Но… она ничего не даст тебе в моём отношении. Ни оружия, ни даже намека на то, где его искать. Ты же хотела этого?

- Да, - не стала врать Молния.

- Мне нравится твой задор, - демон откинулся на стуле, закинул ногу на ногу, налил себе вина и сквозь алый напиток взглянул на девушку. – Он мне нравится. Это будет славная игра. Но достаточно об этом. Мечтательница – работает напрямую с демонами и миром вокруг. Она влияет на тонкую прослойку, которую кто-то называет эфиром, кто-то астралом, кто-то аурами. Всё будет правдой и… всё будет ложью в той же мере, что и есть. Природу сил Мечтательницы познать сложно, потому что в один момент времени, на кратчайшую долю мига, она делает реальным информационный слой для кого-то. Но на это нужны силы. Очень много сил. Она их берёт взаймы у мира, а потом ему возвращает за счёт тех, кто может дать миру нужное.

- Может дать нужное миру, - повторила Молния эхом.

- Да. Это не так уж и сложно понять. Мечтательница может взять «чёрную» силу, а миру нужно будет вернуть «белую». Тогда она берёт тех, кто увидит сладкие сны. Кто привык делиться своей радостью с окружающими, а не таить её в себе. А если она берёт у мира «белую» силу, а возвращать нужно силу «чёрную», то платить будут кошмарами. Например, как твои друзья сегодня. Миру нужна сила отчаяния, чёрного, беспросветного. И твоя подруга Айрис видит, как она тонет в болоте. Как умирают рядом все, кто был ей дорог, а болото наполняется их кровью. Под конец этой кровью она захлёбывается сама и умирает. Сон, наведенной Мечтательницей, реальный, из него невозможно выбраться. Отчаяние, которое испытала Дрессировщица в этом сне, беспросветное, глухое, безнадёжное – и есть плата Мечтательницы. Боль, которую нужно было добрать миру, он добрал за счёт Лайса. Бесстрашный Мечник в вашей гильдии может многое, но будущее, которое ему показал мир, было слишком чудовищным, слишком жутким для этого сухаря. Он убил свою собственную мечту своими руками и отчаянно выл при этом. Ты же – часть платы, это страх и ненависть. Эту цену заплатил я, чтобы ты снова попала в мои сети.

- Почему ты называешь их по именам?!

- Потому что они попадали в мои сети, и назвали свои имена сами. Лайс просил, чтобы кошмары ему больше никогда не снились. Айрис просила за других. Вы, неудачники, порой такая кость в горле.

На этот раз у Молнии едва хватило сил промолчать. Лорд кошмаров смотрел на неё, пристально, томительно. Так, что в груди всё холодило, а ноги отказывали сами собой.

- Твой третий вопрос, ринне. И постарайся не ошибиться. Любая твоя ошибка будет тебе очень дорого стоить.

- Я хочу оставить этот вопрос и задать его как-нибудь потом, – девушка тревожно оглядывалась по сторонам, ощущая тихий зов. Кто-то пытался ее добудиться, кто-то пытался вернуть её в реальный мир. Но при этом почему-то Молнии казалось, что вопрос нужно сохранить, любой ценой. Что пройдёт всего несколько часов, и этот вопрос будет куда важнее, чем жизнь и смерть. И тратить такую ценность на простое «как мне проснуться», она не могла.

Демон смеялся.

Совершенно бесшумно, даже не вслух. Но от этого смеха всё внутри Молнии сжалось ледяной удавкой.

- Видишь. Ты уже готова торговаться. У тебя всего два варианта. Назвать мне своё имя или разделить со мной вино. Я даже не буду требовать у тебя поцелуй для закрепления успеха. Итак?

Губы свело будто судорогой.

«Не надо!» - душа корчилась в муках, отчаянно, горько, надрывно умоляя о пощаде. – «Не надо! Не надо!»

Молния знала совершенно точно, что совершает ошибку, сворачивает туда, куда сворачивать бы было не нужно.

Но ещё она понимала, что выбора у неё не было. Не здесь и не сейчас.

Разделять вино с демоном и целым «Лордом» ей не хотелось.

- Молния, - прошептала она. – Меня зовут Молния.

Она могла бы говорить ещё тише, Локо бы всё равно её услышал. Он расставил ловушку, а она в неё попалась. Глупая, маленькая ринне.

Как демон переместился, девушка не заметила. Испуганно дёрнулась всем телом, но было уже поздно. Лорд кошмаров навис над ней, не касаясь, не переходя границ поблекшей ленты, но демонстрируя, как слаба оказалась защита девушки.

- В следующий раз ты придёшь ко мне, в мой сон, в мой кошмар добровольно, Молния. Ты не скажешь никому ни слова о нашем маленьком соглашении, никому не признаешься в том, что сама шагнула на сделку с демоном. Отныне ты сама шагнула к тому, что однажды я буду властвовать над тобой. Буду твоим личным кошмаром. А сейчас просыпайся, Молния, просыпайся.

Девушка распахнула мгновенно глаза, сжалась на кровати, пытаясь вырваться, разорвать оковы душного кошмара и тут же пришла в себя.

- Рена.

- Ну, ты даёшь подруга.

- Сон… Оплата, - напомнила Молния. – Не могла проснуться. Что случилось?! Рена, ещё пять утра!!!

- У нас проблемы. Собираемся все в большой гостиной. Мастер уже там.

- Большие?

- Я бы сказала, что смертельные. Узнаёшь всё от него. Идём.

Рена выглядела очень встревоженной, но Молния, как ни старалась, не могла разорвать оковы кошмара, а потому не очень хорошо понимала, что происходит вокруг, не отдавала себе отчёта в том, что происходит. Послушно встала, послушно надела то, что ей кинула тёмная эльфийка, мимолётно отметив, что этого пушистого свитера цвета слоновой кости в её гардеробе раньше, кажется, не было.

Куда хуже было уже то, что добраться до гостиной без помощи Рены, Молния бы не смогла. Ноги подгибались, и сил практически не было. Источник мягко поддерживал свою главную ценность, но толку от этого было мало – магия бурлила в крови и бушевала вокруг, в ауре, а вот физически даже устоять на ногах было сложно.

В гостиной к тому моменту, как Рена и Молния туда добрались, успели собраться: Дэн и Белла, сидящая в стороне от него и явно на Взломщика сердящаяся. Яся и Лайс, тихо обсуждающие что-то. Глэм, Мастер и, неожиданно, Айрис и Алекс.

Впрочем, глянув на их встревоженные лица, Молния очень быстро осознала, кто именно стал инициатором вот такого сбора.

Мастер, взглянув на бледное лицо Молнии, подбросил в разожжённый камин пару поленьев, отступил к креслу.

- А теперь ещё раз, - потребовал он у дочери. – Для всех. Не упуская ни единой детали.

- Нас придут убивать, - повторила Айрис тихо. – Три гильдии объединятся, чтобы не оставить от нашей гильдии камня на камне. Розы и Шипы, Тайросы и Равнители. Договор был подписан, и мы были этому свидетелями.

- Когда они придут? – спросил Дэн хрипло, стараясь не смотреть на брата.

Алекс сидел, сгорбившись и зажав ладони между колен.

- Мы не знаем. Договор не указывал дату, - отозвался он, речь звучала отрывисто и явно через силу. – Они могут напасть в любой момент. Сегодня. Завтра. Послезавтра. Мы не знаем. А узнать у меня не получилось. Они меня засекли. Не знаю, что там за магия, что они меня поймали. Но…

- Кто там был? – спросил Лайс.

- Четыре туза.

- Козырная четвёрка Апокалипсиса, - пробормотал Мастер. – Этого стоило ожидать. Этим ребятам вечно не хватает, то денег, то власти, то артефактов, то приключений, то мозгов. Лэри Кристабель, - взглянул он на хранительницу замка. – На этот случай у вас есть что-то из готовых решений?

- Я могу всё, абсолютно всё, закрыть. Таким образом, что никто не попадёт ни сюда, ни отсюда в течение какого-то времени.

- Это не спасёт, - пробормотал Лайс.

- Дознаватели ведут расследование, - напомнила ему Рена. – В конце концов, мы уже начали такую бурю, неужели они не обратят внимания на то, что на гильдию неудачников напали? Мы поставим сигнализации, попросим о помощи…

- Нас слишком мало, - вступил Дэн. – Даже если благодаря прекрасной Белль мы сможем выиграть времени, нам не хватит сил, чтобы удержать гильдию. Даже те несколько часов, что нам будут нужны, чтобы дождаться прихода дознавателей и королевской гильдии.

- Вернуть всю гильдию? – предложил Глэм негромко. – Всех. До одного.

- Невозможно, - Мастер покачал головой. – Собрать всех у нас не получится. Но мы можем собрать королевский расклад… И вызвать джокера.

Гильдийцы переглянулись.

«Всех» собрать не получится, но при этом получится собрать «королевский» расклад?! Сколько же магов тогда в гильдии «Чёрный Храм» и какой расклад на самом деле в нём есть?!

- Не пройдёт, - Алекс ударил по подлокотнику кресла. – Мы не сможем всех созвать. Наши враги не дураки, они блокируют подходы к лесу, чтобы мы не смогли куда-либо деться! И чтобы нам не пришли на подмогу.

Айрис погладила его по плечу, а потом взглянула на отца:

- Я могу проскочить на вивернах.

- Твои питомцы и ты будете куда полезнее здесь, - Мастер лишь отрицательно покачал головой. – Нам нужно что-то ещё.

- У нас есть источник, - напомнила Молния, собираясь с силами, мыслями и вступая в разговор.

- И? – взглянул на неё Лайс.

- При поддержке Мастера, - громовержка сквозь плывущий взгляд нашарила Мастера, потом взглянула уже снова на Мечника. – Я могу вытащить всех, на кого он укажет, сюда.

Рой голосов зазвучал мгновенно. Голоса гильдийцев звучали на эмоциях, были переполнены ими до краев, но при этом эмоции были разные.

- Невозможно! – испуг Айрис.

- У тебя не получится, - насмешка Лайса.

- Надорвёшься, - встревоженность Яси.

- С ума сошла?! Ты нам ещё живая нужна, а не лежащая пластом и не в силах подняться! – крик Рены.

- Решила оказаться в доме терпимости?! – Алекс головой покачал, тревога плюс тонкая доля иронии.

- Тихо.

Голос Мастера мгновенно положил конец всему базару.

Взгляд главы гильдии обратился на Молнию.

- Как ты собираешься это сделать?

- Магия крови. Я вытащу их через гильдийскую связь и магию крови, с поддержкой источника. Никто ничего не поймёт, какой бы отличный кордон вокруг леса не стоял. Никто ничего не сможет противопоставить, каким бы могущественным магом он не был.

- Ты боишься крови, - напомнил Глэм.

Молния метнула в его сторону болезненный взгляд. Боялась. Особенно своей. Особенно в таком количестве, которое потребуется, чтобы собрать королевский расклад в гильдии.

Но отступать было нельзя. Отступать было некуда.

И решительно тряхнув головой, отчего звякнули сережки-молнии в ушах, она кивнула и повторила:

- Я сделаю это.

Взгляд Мастера был пустой и пугающий, в этом взгляде было что-то такое, чего гильдийцы обычно не видели в нем. Но мгновение прошло, и мужчина улыбнулся, наклонился, загораживая Молнию на мгновение ото всех, что-то шепнув ей на ухо, потом выпрямился, пока девушка сползала в кресле, закрывая пылающие щеки.

- Итак. Тогда мы поступим следующим образом. Дэн, Алекс, Лайс, Яся вы отправитесь на помощь лэри Крисабель. Будете готовить последний защитный довод замка и окружающих территорий. Айрис, Рена, Глэм – вы отправитесь в питомники. Посмотрите, кого можно попросить о помощи там. Малышку Мечтательницу пока не будите, пусть поспит. Я помогу вначале Молнии. Потом по мере того, как здесь будут появляться наши маги, они будут приносить присягу, а потом приходить на помощь уже вам. Я в конце свяжусь с друзьями и попрошу о помощи у них.

До конца Мастер не договорил, но когда молчаливые неудачники расходились в разные стороны, в воздухе всё-таки так и витало:

«Но поможет нам только чудо»…

Глава 29. Козыри, сомнения и подсказки.


Глава, в которой в гильдии собирается королевский расклад,

А Молния сомневается в том, что ей сказал демон, и получает подсказку.


Лес тихо шумел за окном. В камине потрескивал огонь, да и в прогретой комнате уже давно было тепло. Холод поднимался изнутри. Холодной волной затапливал тело и душу. Девушку уже давно не трясло, просто было холодно. Просто хотелось чего-то, чего она не могла получить, как ни старалась.

- Молния? - голос Мастера над головой был холодный и встревоженный одновременно. - Что с тобой?

- Оплата Мечтательницы... Кошмары.

- Кошмары? - мужчина присел на корточки перед креслом. У девушки был потерянный взгляд, устремленный куда-то не то в себя, не то на что-то невидимое.

- Да... Разные... Простите, Мастер. Мне нехорошо.

- Ты не сможешь в таком состоянии магичить.

Взгляд девушки чуть прояснился. На губах появилась отвратительная усмешка. С такой усмешкой на свою жертву смотрят палачи, не имеющие ни моральных устоев, ни каких-то запретов.

Глаза были пустыми, ни капли жизни, ни капли интереса к ней.

- Я могу колдовать в любом состоянии, Мастер. После... ряда событий в моей жизни, я буду на грани смерти, не буду вообще ничего соображать - но смогу колдовать. И смогу убивать.

- Не лучшее для девушки дело.

Молния сжала зубы.

Да, не лучшее. Но кто её спрашивал?! Кто-то интересовался её мнением? И...

- Рея Хатис.

- Что?

- Вы знаете Рею Хатис? - повторила она твёрдо. Голос не дрожал. Голос был спокойным, не выдавая той бури эмоций и ярости, что бушевала внутри, размывая все основы.

Мастер отошёл в сторону, сел на соседний диван, бездумно глядя в огонь.

- Я её знаю, Молния. Она хотела уничтожить нашу гильдию. Гильдию не неудачников, а карателей. Никто не скажет, откуда она знает истину. Со стороны никто её знать не должен и не может, но она - знала. И пользовалась этим. Война с Реей началась уже очень давно... Куда больше времени, чем ... живут люди.

- Она не человек? - Молния опустила голову. Почему-то показалось, что Мастер сейчас обманет. В душу закрались сомнения, что демон не обманул, сказал правду. О том, что для главы гильдии она всего лишь разменная монета. И... И... Ведь это же значит, что тогда... во что она будет верить?! Во что?!

- Нет, - Мастер медленно покачал головой, с легкой грустью глядя на свою подопечную. Ему не хотелось её обманывать, не хотелось ей говорить неправду. Но правда для такой малышки? - Она демон.

- Демон? Но ведь...

- Не «народ», не та «раса», которая мирно живёт на нижнем материке. Это совсем другие демоны. Могущественные... когда-то, наверное, они были обычными людьми, возможно - людьми они не были никогда. Ни один демон не скажет, почему они стали такими - практически бессмертными, могущественными. Они живут тысячелетиями, скрываясь по разным планетам. На Итаяне они тоже есть. Всего - их семь.

- Так много?!

- Я удивлён, что ты не сказала «так мало».

- Если они могущественные и древние, то «семь» - это не мало! Этого вполне достаточно, чтобы полностью захватить власть в одном королевстве или установить свою власть на одном из материков!

- Прирожденный стратегический гений... Не удивительно, как быстро ты разгадала суть той трагедии... Демоны эгоисты и ярые индивидуалисты. Они никогда не объединяются. Ни с кем. Ничто в мире не заставит их соединить свои силы. Это то, что мешает им. И это то, что уже не раз спасало нас. Мой Мастер... тот, в чьей гильдии состоял уже я сам, погиб, когда нам... нашей гильдии, дали задание уничтожить зарвавшегося демона.

- Вы это сделали?

- Хотел бы я сказать «да». Нет, Молния. Мы не справились с этим демоном. Мы смогли только ослабить его... И навести на него тех, кто пришёл на наш зов о помощи. Более могущественные и более опасные. Но тоже демоны.

- Вы... призвали демонов?

- Да. Мы понимали, что это может стоить нам чего-то более серьезного, но задание должно было быть выполнено. Мой Мастер тогда и погиб. А оставшиеся немногие демоны уже начали на нас охоту. Потом случилось что-то, и охота на нас прекратилась. Они затихли, затаились. Все. Кроме Реи Хатис.

- Она не сдалась?

- Нет. Нет. Она до сих пор кружит вокруг гильдии. Подбирается ближе. Угрожающе скалится. Запускает свои когти и то и дело, до кого-то пытается дотянуться...

- До вас?

- В том числе.

Молния кивнула, закрыла глаза.

Что-то она действительно расклеилась. Неужели, её так сильно задели слова Лорда кошмаров о том, что она разменная пешка для Мастера? Наверное, да. Да не наверное! Задели! Не просто задели, ранили до глубины души.

Как сказала тогда Айрис? «Я не влюблена, все гораздо хуже. Я его люблю?» Вот и для Молнии все было гораздо хуже. Она любила Мастера, и ничего не могла с этим поделать. Ничего не могла поделать со своими чувствами. Мыслями, своими чаяниями и устремлениями.

Он был человеком, о котором она ничего не знала...

- Молния?

- Где открывать портал, Мастер?

- Я думал, тебе нужно открывать его около Источника? - искренне удивился мужчина.

Громовержка отрицательно покачала головой. В её ауре разгорались серебристые искры, насыщая все вокруг едва уловимым запахом надвигающейся грозы.

- Нет. Для такой магии... - губы девушки скривились, и она сказала как есть. - Для могущественных заклинаний. которые исчерпывают мага до дна, не имеют значения ни время, ни место, ни расстояние. Я могу открыть портал из любого места абсолютно.

- Даже из храма?

- Даже оттуда.

- Тогда... когда хочешь начать?

- Прямо сейчас, - Молния поднялась, вскинув голову. - Я уже пришла в себя достаточно для этого.

Мужчина промолчал.

В его взгляде, неотрывно устремленном на девушку была тоска. Не прошло еще и месяца, а она уже так изменилась. Кому как не ему было знать, что она такой и всегда была - ехидной, колючей, немного жестокой, но всё же видеть её снова прежней главе гильдии было тяжело.

- Мастер?

- Мы уже идём. Только, ты не хочешь свой свитер сменить на что-то менее маркое?

- Нет, - честно ответила Молния. - На светлом лучше видна кровь, а значит в случае чего мне легче будет перестать себя контролировать.

- Разве это хорошо?

- В моем случае - этого будет достаточно для того, чтобы внести более чем посильный вклад в защиту гильдии.

- Мы справимся. У нас будут четыре туза, четыре короля. У нас будет джокер.

- Я тоже козырь, - обиженно напомнила Молния. - Причем я - дама на пограничных значениях! Еще немного, и мой ранг был бы куда выше. А с поддержкой Источника я смогу то, что не получится ни у кого еще!

- Молния. Твой вклад переоценить невозможно. Никто не сомневается в том, что ты - член нашей гильдии. Что ты имеешь право находиться в её рядах, - Мастер подошёл и обнял девушку, притянул к себе так, что она уткнулась лицом в его плечо. Ничего романтического, лишь нотка теплой одобряющей заботы. - Это твои сомнения. Только твои. Даже сухарь-Лайс никогда не скажет, что тебе не место в наших рядах. Хотя он в своё время даже двух наших тузов очень хотел отправить подальше.

- Мастер...

- Не нужно подвигов. Мы справимся и без них. Твоя задача - сначала привести сюда всех наших товарищей, на кого я укажу. А потом - ты пойдешь отдыхать. Нам нужны не павшие товарищи, а опытные отдохнувшие бойцы. Сегодня штурм если и будет, то позднее, вечером, а то и ночью. Ты сама знаешь, что днем ни один дурак не нападет.

- Да...

- К тому же, они будут ждать, что мы попробуем прорваться или из окружения туда, или попробуем кого-то позвать на помощь.

- То, что мы этого не сделаем, заставит их забеспокоиться... - задумчиво пробормотала Молния.

- На этом мы и сыграем. У нас есть Мечтательница и сила иллюзий у Кукловода. Мы воспользуемся тем, что ты однажды предлагала и покажем им желаемое.

- Да... Это может сработать... - Девушка облизнула губы и кивнула. - Я готова, Мастер. Я... Больше не буду.

- Можешь сомневаться, - тихо шепнул мужчина, - в ком угодно. В гильдии, в себе, в окружающих, в их намерениях, их планах. Не сомневайся только во мне. Я тебя не отдам.

- Мастер?

Но момент ушёл. Спохватившись, что сказал всё-таки немного лишнее, Мастер разжал руки и немного суховато спросил:

- Что тебе нужно для ритуала?

И понимая, что не время, не место, да и... не лучшие обстоятельства, Молния приняла правила этой взрослой игры.

- Только моя кровь, Мастер.

Давать ход назад было невозможно, и мужчина просто пошёл первым. Смотреть на Молнию здесь и сейчас чисто по-человечески он не мог. Потому что с его не просто потворствования, с его разрешения, с его соглашения ей предстояло до дна испить чашу отчаянной боли.

Ещё тяжелее ему стало в храме, глава гильдии как-то не догадывался до сих пор, что собой представляет магия крови в исполнении именно этой девушки. Не представлял себе, что на это невозможно смотреть со стороны хладнокровно.

Ему хотелось вмешаться, схватить её за руки и остановить, заставить прекратить это мучение. Но на кону было кое-что, куда более важное, чем он сам, чем эта малышка с серебряными волосами и совершенно равнодушным взглядом. На кону была гильдия, и Мастер - был её главой, он был человеком, которому присягнули на верность, который клялся защищать их всех.

Он был действительно хорошим мастером для «Чёрного храма», превыше всего на свете он ставил именно их, задвигая на задний план свои чаяния и стремления.

Молния, раскладывая по чистому, хоть и подкопчённому полу Чёрного храма разнообразные принадлежности для ритуала, о Мастере старалась не думать. Больно не было, после ночного кошмара у неё вообще немного отключилась эмоциональная составляющая души. Хотя, конечно, выражение не самое грамотное, но зато очень точно описывающее её ситуацию.

Она молча рисовала на полу мелом огромную фигуру и старалась не думать о том, что всего через некоторое время, по этим линиям потечёт её кровь, заряженная силой источника.

- Почему ты боишься вида крови?

- Что? - Молния взглянула вопросительно на Мастера.

Мужчина стоял у огромного алтаря со свечами, вглядываясь в их огоньки.

- Почему ты боишься вида именно своей крови? - повторил он негромко.

- После испытания началось... Я не помню, что именно увидела там... Но после этого, словно бы что-то во мне говорит, что моя кровь - ... не то, чем стоит бездумно разбрасываться, особенно, если не понимать её ценности.

- Ценности?

- Глупости, правда, - Молния вновь вернулась к своей начертательной геометрии.

- Как сказать... Нужно будет кое-что проверить. Но это после того, как разберемся с незваными гостями.

- А у нас получится?

- Ты в этом сомневаешься? - удивился Мастер.

- Я... плохо представляю себе, как выяснилось, что такое гильдия «Чёрный храм».

По лицу главы расплылась совершенно мальчишеская задорная улыбка.

- Не ты одна, Молния. Не ты одна.

Пожав плечами, ну, мало ли, девушка закрыла глаза, опустила руки и на мгновение слилась с огромнейшим сигилом на полу.

Когда она снова собралась в своем теле, на черном полу мерцал сложнейший магический знак, по которому бежала кровь Молнии. Если говорить проще – сигил стал частью её, точно так же, как она стала частью храма, частью источника и Итаяна, слилась с ним, влилась в него.

Она больше не слышала голосов, больше не ощущала ничего.

Было только дыхание - не её, дыхание мира.

Было только биение силы в источнике, и эта сила пульсировала на кончике её пальцев.

Магия выплескивалась из тела девушки, тяжелым потоком драгоценных искр раскатываясь по храму. Ничего не менялось, да и со стороны не было видно ничего совершенно. Но магия, которая творилась на глазах Мастера, сейчас была мощнейшей, древнейшей и уж точно она не могла быть подвластна «даме», пусть даже козырной.

Что-то здесь было не так.

Мастер пообещал себе подумать об этом в другой раз, началась работа.

Максимальный подъём сил был на первых этапах, поэтому Молния начала с тузов. Высшие «козыри» королевского расклада.

Дэн уже был в гильдии, так что перенести предстояло только троих. Магия еще была слишком сильна, поток, проходящий сквозь тело Молнии, был для неё слишком большой. Именно поэтому она отметила только каким-то краешком сознания, что внутри храма появилась вначале девушка - Убийца, затем высокий мужчина Кукловод и совершенно неприметный худощавый мужчина Страж.

Потом промелькнул толстенький пухлячок с совершенно чудесной улыбкой - Кавалер. Молния на мгновение даже выпала из своего транса, удивленно и ошарашенно его разглядывая.

Речь у мужчины была такая мягкая, журчащая, немного гипнотизирующая даже:

- В нашей гильдии такая красавица, а я и не знал, ай-ай! Мастер, кто же скрывает такую красоту то?

- Рад видеть, что твои гастрономические вкусы хоть иногда совпадают с общепринятыми.

Молния засмеялась, уловила кокетливое подмигивание, направленное на неё и вновь провалилась в бесконечную силу, дробящуюся её кровью на больно жалящие искры.

Появления Короля и Пирата - оба мужчины - она тоже пропустила, утонув в своих ощущениях.

Мелькнула Любовница, а за ней появилась Принцесса.

И от того, как она выглядела, какой аурой была окружена, сосредоточие Молнии чуть не разлетелось на осколки.

Принцесса была... прекрасна?

Нет. Нет. Ту, что появилась, прекрасной назвать было нельзя. Никак. Она была... слишком чуждой, её образ выламывался из понятий красоты, из привычных человеческих канонов. Она завораживала. Вне всяких сомнений эти точеные черты лица были великолепны и восхитительны. Локоны! Длинные, белокурые локоны падали ниже пояса, до колен, бело-золотая витая масса. И в волосах, ну, конечно, была тиара. Маленькая, с прозрачными сверкающими камушками. Но камни просто терялись на фоне глаз - цвета серебряного хрусталя, в обрамлении огромных серых ресниц.

В Принцессе всё было слишком: взгляд, улыбка, разрез глаз, поднятость скул. Слишком маленькие губы, слишком высокая концентрация презрения. Слишком много надлома.

Она не могла летать.

Она была феей, которой было не суждено взлететь в небо.

И поняв, что это значило для девочки, ставшей дамой-Принцессой, Молния закрыла глаза, вновь вернувшись в объятия источника.

Нет. Она не будет больше смотреть. Она не будет задавать вопросы. Здесь она ничем не поможет помочь. И вряд ли кто-то вообще может...

Мелькнул мимо взгляда Гонец, за ним - Рыцарь. Огромнейший тролль в сверкающей броне, такой сияющей, что на неё девушке даже взглянуть было больно. Мгновенно заслезились глаза. А ещё почему-то показалось, что этот чело... гильдиец глубоко несчастен.

Прозвучали копыта, и как оказалось, Бард был кентавром. От души с кем-то ругаясь по магической связи, промчалась Спекулянт. Степенно прошёл мимо Летописец, закутанный с ног до головы в толстый плащ, отражающий к тому же любые попытки, направленные на изучение личности именно этого мага. Были прецеденты?

Затем появился Стрелок, но рассмотреть его (тот самый, человек из свиты Дриады-Вестницы), Молния не успела. В глазах мало-помалу мутнело, ток крови в ушах становился с каждым мгновением все сильнее и сильнее. Она уже слышала свое сорванное дыхание и то и дело замолкающее биение сердца.

О чем Молния не знала, так это о том, что её губы уже успели посинеть, в глазах стало не видно радужки, она почти полностью исчезла, став тонкой каймой вокруг побелевшего зрачка. Она догадывалась, что такой перенос - может сказаться только глубоко отрицательно на её здоровье. Понимала, что платит за происходящее - годами своей жизни и не собиралась никому говорить про это ни слова.

Если бы её кто-то спросил почему, Молния бы ответила честно - гильдия сейчас была куда важнее, чем её жизнь. Пусть маленькая, но такая ... возможно кому-то важная.

Канатоходец, Торговец... Еще два мага остались только строчками в её внутреннем списке.

Воин. Палач. Сновидец. Алхимик...

Молния только отметила, что со Сновидцем - такой миленькой старушкой, похожей больше на печеное яблоко, она не отказалась бы познакомиться поближе и может быть, даже попросить о помощи.

Семерки и шестерки не оставили в душе вообще никакого отклика.

Оставалось последнее. Самое сложное.

Джокер.

Мастер как-то говорил трём девушкам, что в гильдии есть все маги ранга «Джокер». И сейчас Молнии предстояло протащить через портал кого-то одного, единственного, неимоверно могущественного.

Силы центрировались у груди.

Командуя на пределе сил и возможностей, Молния предпочитала проводить всё через сердце, хотя нормальные маги фокусировались обычно на солнечном сплетении.

Буря улеглась неожиданно.

Вся сила пропала из помещения, оттянулась к застывшей на одном месте девушке. Перестали дрожать стёкла и мелко вибрировать стены. Затих лес за окном.

Мастер повернулся, нашёл взглядом Молнию.

Судя по её виду, девушка едва стояла на ногах!

Серебристые волосы безжизненной волной лежали на плечах. Задорные искорки, раньше сопровождавшие её везде и всюду - пропали.

В полутьме помещения, подсвеченной лишь юркими огоньками свечей, она показалась выходцем с другого света. Почему-то мёртвой...

Мастер шагнул вперёд резко, сам сердито обругал себя за порывистость.

Сигил на полу дрогнул, но выдержал. На счастье мага он сейчас был уровня стандартного, два и пять майприна. Магическая сила мастера была недостаточной, чтобы устроить действительно опасные возмущения магического поля внутри артефакта.

Молния улыбнулась одними глазами.

- Как ты? - спросил тихо Мастер, ощущая себя снова прыщавым юнцом-подростком, который не знает, как подойти к понравившейся девушке.

- Всё хорошо. Почти хорошо. Правда, сражаться с вами я уже не смогу, Мастер. К сожалению... ближайшие пару часов после этого ритуала отлеживаться мне придётся... Выполните мою просьбу?

- Всё что угодно.

- Отнесите меня в источник.

- Это же категорично противопоказано...

- Не для всех магов. Не во всех случаях... - Молния с трудом улыбнулась. - Звучит, наверное, очень глупо. Да?

- Совсем нет... - Мастер отвёл взгляд в сторону, и уже не смог вернуть его на лицо девушки. Магический узор на полу выцветал. Кровь исчезала, возвращаясь, видимо, на положенное ей место. А вот магессе с каждым мгновением становилось всё хуже и хуже. Она стремительно теряла все те немногие краски, которые ещё оставались в её теле. - Молния?!

Скрыть испуг в голосе у мужчины бы не получилось, да, может быть, он и не особо старался. На этот раз улыбнуться у Молнии уже не получилось. Она оседала на колени, и в уголках губ уже запеклась кровь.

- Молния!

- Все хорошо, - это было последнее, что успела сказать девушка, откидываясь бессильно на пол. Она еще успела уловить, как её поймали холодные руки. Действительно холодные, словно мёртвые. Ещё успела услышать тихий шепот и сразу две подсказки:

- Не верь демону. Проси о помощи источник...


...В главном зале отстраивающегося замка было очень многолюдно. Маги - полный королевский расклад!, заинтересованно оглядывались, перемигивались, переговаривались и старались не выдавать очень уж явно своего изумления.

Вокруг было что-то совершенно нереальное, невозможное, но такое прекрасное!

Главный зал был огромным. И светлым. На стенах были кремовые обои, с едва уловимым узором, складывающимся в защитные руны! Картины, гобелены, огромные окна с шелковыми легкими шторами.

В зале стоял добрый десяток низеньких столов, а вокруг них - уютные кресла, хотя и не глубокие. Сидеть в них было удобно, а вот спать уже не тянуло.

Мастер сидел во главе единственного длинного стола.

- Сегодня я собрал вас здесь, - начал он негромко, и все разговоры постепенно стихли, - совсем не ради того, чтобы что-то отметить. Приятные поводы, к сожалению, сегодня не для нас. У нас... назрели проблемы, которые в любой момент могут оказаться смертельными для всей гильдии. Нас придут убивать.

- Не вижу, Мастер, в ваших словах обоснования той трагедии, которая звучит в вашем же голосе, - пропела Принцесса, больше заинтересованная в разглядывании собственных ногтей, чем в словах главы гильдии. - К этому всё шло. Слухи о больших сокровищах, о тайнах замка, чего только стоит суд, на котором отчаянно пытались оттяпать нашу же землю!

- Не удивлён, - хмыкнул мужчина. - Как всегда Принцесса более чем в курсе событий.

- Об этом постарались оповестить, Мастер. Как только началась атака на гильдию с этой стороны, - донесся деликатный басок Плетельщика. - Кто-то опутал не только гильдию, весь Серединный материк Итаяна паутиной лжи.

- Нам ещё предстоит с этим разобраться. Но не сейчас. Достоверно известно, что атаковать нас будут Тайросы, Шипы и Розы и Равнители. Далеко не самый приятный набор врагов. Я отправил друзьям просьбу о помощи, но для того, чтобы она успела прийти - нам нужно потянуть время. Это будет, как вы понимаете, очень и очень непросто.

- А это вообще возможно, с тем учётом, кто нам противостоит? - уточнила старушка Сновидец, сидящая уже со своей неизменной пряжей.

- Более чем, - кивнула Яся.

- Позвольте, уточню? Нам противостоят самые мощные гильдии на нашем же континенте, а вы радостно заявляете, что мы сможем выстоять против их объединения?! - довольно истерично спросила Вестница.

Остальные переглянулись.

- Что-то вроде этого, - вызвал Глэм огонь на себя. Дриада его... не очень любила, поэтому, как правило, замолкала, если вопрос не был слишком серьёзным. В этот раз, видимо, был.

- Совершенно очевидно, что это невозможно!

- Нам этого и не надо, - повторил Мастер. - Нам нужно только потянуть время. Над замком, в котором мы с вами сейчас находимся, поднят щит. Он... невидимый, неощущаемый. Так что ждать гостей мы будем в храме, не будем показывать то место, о котором знать никому не следует.

- Гостей? - удивлённо взглянула Убийца на главу гильдии. - Почему гостей?!

- Потому что сначала они должны попробовать договориться. Мне об этом сказали, и тот, кто это сказал, более чем заслуживает веры.

Гильдийцы переглянулись, но возражать Мастеру не стали.

- Тогда почему мы собрались именно здесь? - спросила Рена.

- Потому что здесь и сейчас, у желающих есть последний шанс покинуть гильдию, - над кулаками мужчины загорелись два волчьих оскала. - Естественно, я сотру вашу память. Но никаких других последствий вашего выбора - не будет.

Маги застыли, боясь вдохнуть и выдохнуть.

Он серьёзно?! Он действительно это сказал?!

Принять решение и узнать о том, есть ли в гильдии предатели - никому не довелось.

Алекс, сидящий у окна, повернулся:

- Мастер, они отправили переговорщика. Но вместо того, чтобы договариваться, он идёт сюда с ультиматумом.

- Что ж, - Мастер тяжеловесно поднялся с места, глядя на своих подопечных тяжёлым взглядом могущественного мага. На глазах его аура набухала, насыщалась силой и меняла свою текстуру и фактуру. - Устроим переговорщику торжественную встречу, раз уж они этого захотели.

Глава 30. Хранительница третьего артефакта.


Глава, в которой лично Рея Хатис выдвигает ультиматум,

А Молния активирует третий артефакт.


Чёрные, обгоревшие остовы храма не были местом, куда кому-то могло бы прийти в голову вернуться добровольно. Ребёнок не захотел бы пригласить в такое место друзей или важных для него людей. Враги брезгливо и презрительно задирали носы и недооценивали от души.

Что, собственно, Мастеру и было нужно. В гильдии были деньги, были возможности отреставрировать храм в его блистательной красоте, но раз за разом неудачники возвращались к обгорелым остовам.

Понимали ли они, что именно делает Мастер? Скорее всего, нет. Кто-то помнил о том, что они каратели, кто-то не помнил. Неизменным было одно – понять планы Мастера под силу было разве что Джокерам. А их разве спросишь? Да и в гильдии далеко не все знали о том, что они существуют. Для многих стал настоящим сюрпризом королевский расклад, который собрался. Более того, о том, что в гильдии есть и Крылатый Гонец уже все были поставлены в известность. Как и о том, как именно их всех перебросили в гильдию, домой.

Маги рассредоточились по залу храма, с удовольствием выбирая себе место на крепкой мебели, тонко подделанной под горелки. Несмотря на то, что выглядело практически всё – жутковато, и иллюзией это не было. На деле оказалось, что гарь – это краска, разводы дыма – это благовония от воскуривания, вся мебель может выдержать и слона, а художественно рассыпанные осколки витражей – просто нарисованы! Или сделаны из глины.

Вокруг были театральные подмостки.

Алекс – Шпион, предупредивший всех о том, что идёт гонец, не смог прочитать, кто именно идёт. Не было ни шагов, ни эмоций, ни тонкого оттенка мысленного флёра. Была пустота. Словно к ним шло само по себе пустое место. О том, как же он прав в своих предположениях, ему предстояло убедиться в ближайшее время. Потому что дверь храма натужно заскрипела, и в его прохладное полутемное царство скользнула проекция сильного мага.

Рея Хатис собственной персоной.

Каким чудом Лайс остался на месте – было известно только ему. Почему в руке Мастера сломалась деревянная игрушка, которую он крутил в руках, отвлекаясь от собственной тревоги, не понял никто. Они просто смотрели на незнакомую, но довольно красивую женщину. Лет тридцати пяти, возможно, сорока. Ухоженную, не манерную. Не слишком высокую, но и не низкую. У нее были узкие мальчишеские бедра, хрупкие плечи, ладная гармоничная грудь. Брюки и блузка, тонкую талию подчеркивал широкий пояс. На груди, в кипельно белых кружевах, виднелся какой-то медальон. Короткая стрижка, задорная улыбка на маленьких губах, смеющиеся глаза орехового цвета.

Кому-то такой образ, может быть, мог бы и не пойти. «Молодящаяся старуха», - мог бы кто-то процедить сквозь зубы. Но Рее шло. А ещё она очень быстро соображала, потому что уже заготовленную речь мгновенно поменяла на экспромт, как только увидела, сколько магов собралось в храме.

- Добрый всем вечер, - пропела она, шагнув по проходу меж сидений к Мастеру. – Давненько, давненько я такого не видела. Гильдия неудачников и вдруг полный королевский расклад. Вы не могли бы пройти мимо нашего кордона. Один-два мага, допускаю. Но почти тридцать? Нет. Быть того не может. А значит это сделала она. Правда? – найдя взглядом чёрные, ничего не выражающие глаза Мастера, Рея манерно улыбнулась. – Здравствуй, Мастер. Мы снова встретились. В прошлый раз, у вашей гильдии, пусть и с заимствованными возможностями, хватило сил убить мою дочь. Знаешь, я очень долго думала, что же такого с вами сделать. Просто смерть казалась мне плохой идеей. Поэтому я хотела, чтобы вы просто потеряли всё, что имели. Но… я заигралась. Надо же. Мы пришли сюда убивать горстку неудачников, а тут… королевский расклад карателей. Не самая приятая перспектива.

Маги вдохнули, а выдохнуть забыли.

Кто-то переглядывался, кто-то остался спокоен, кто-то не мог поверить своим ушам.

Мастер молчал.

На губах Реи появилась кривая усмешка.

- Конечно. Мрачный спокойный Мастер, знающий, когда надо говорить, а когда надо молчать. Ты всегда знал слишком много, но никого это не смущало. Знаешь что. Я передумала. Напасть на вас сейчас даже теми силами, что у нас есть – и результат будет спорный. Кого-то мы убьём, но кто-то может остаться жив и донести … королевским дознавателям. И тогда всё станет мгновенно очень плохо. Нет. Такой исход мне не нравится. Мы пришли сюда, чтобы вырезать всех. Поэтому придётся позвать ещё пару гильдий. Они бедные так расстраивались, так расстраивались, что у них не получится принять участие в вашем убийстве. О, не переживайте. Умирать совсем не страшно. К тому же, некоторые из вас не умрут. Я подберу для вас куда более страшную судьбу. Малышка тёмный котёнок станет моей игрушкой. Ты удивительно в моем вкусе, крошка.

Рена дрогнула, Глэм, положив руку ей на плечо, притянул к себе, не давая заговорить. В храме говорила сейчас только Рея.

И это ей не нравилось. Проекция нервничала, потому что никто не вступал в диалог. А значит, могла Рея и сказать что-то… дополнительное. Или немного изменить планы.

- Мастер… - Рея шагнула ещё немного ближе. – Давненько это было. Чтобы я вот так стояла в гильдии карателей и выдвигала свои условия. Но они у меня есть. Знаете что. Я готова от вас отступиться. От всех вас. Всех до одного! Я перестану строить гильдии свои козни. Ну, на вашем поколении. Поколение следующего Мастера будет отвечать уже и за ваши грехи. Но какая вам разница будет, правда? Так вот, я оставлю вас в покое. Может быть, я дам вам всего лишь фору. Такую, ма-а-аленькую. Но вам её хватит, чтобы набраться смелости покинуть это проклятое место. Нет-нет! Это не будет побег крысы с тонущего корабля. Здоровый эгоизм – это хорошее дело. Вы все молоды… или в самом расцвете сил. Ваши козыри должны не просто жить, он должны продолжиться в своих детях! Новое поколение магов… Ах, новое поколение… Нет? Никто не спросит у меня ничего? Хорошо. Тогда я скажу вот так. Мастер, я оставлю в покое твою гильдию, может быть, не очень надолго, а может быть, на твоём поколении – навсегда. Но за одну-единственную плату. Ты отдашь мне серебристую девочку. Ты отдашь мне Молнию – Крылатого Гонца.


…Прийти в себя труда не составило. Молния легко открыла глаза, словно её кто-то позвал. Сонно качаясь в тёплых волнах источника гильдии, она то и дело сонно жмурилась. Тело было ватным, тяжёлым. Тело совсем не соглашалось с тем, что надо вставать и куда-то идти. На коже не было ни следа крови, не было и следов мела.

Была дана подсказка, и девушка отдавала себе отчёт в том, что она и сама могла бы догадаться раньше. Источник всё знает, так почему же она не спросила у него, где искать третий артефакт? Не потому ли, что считала это не очень важным? Или потому что боялась?

Да. Последний вариант был куда более правильным, куда более истинным. Молния боялась.

Как сказал в тот раз страшный голос:

«Вот запомни, пока не найдёшь – не умрёшь! Всего их есть на свете три, чаще по миру ходи. Каждому по одному, дашь больше двух – начнёшь войну. Часть одна уж у тебя, одна ниточка – дана. Где же третья – ищи, никому не говори. Дам тебе три года я, на пороге уж беда».

Про беду было страшно… и в то же время понятно. Рея Хатис. Если она – демон, то это куда более страшная беда, чем могло бы кому-то показаться со стороны. Вопрос в том, почему именно три года – оставался открытым.

Но дело было в начале строчек. «Не умрешь». Молния не хотела умирать. Была готова умереть, если потребуется, но не хотела этого. Она хотела жить, быть полезной своей гильдии, своим друзьям. Быть полезной и нужной Мастеру.

Она хотела так много! … и так мало.

Бесстрашная громовержка боялась того, что как только она найдёт третий артефакт – всё закончится.

«Всё только начнётся», - голос был знаком.

Но Молния содрогнулась от него всем телом. Потому что слышать со стороны своевольничающий свой голос, было страшно.

А потом огромная сила обхватила девушку крепко-крепко, закутала в колыбель светящихся линий, и уволокла за собой. В пространство, где не было границ, где не было времени, не было расстояния. Было только сверкающее полотно, был только Источник.

Оказавшись лицом к лицу с собственным отражением, Молния разве что взвизгнула от неожиданности и застыла, бурно дыша.

- Спокойнее, - её отражение поправило серебристые волосы, покрутилось на месте, явно себя разглядывая. – Ух ты! Какая у меня красивая хранительница в этот раз.

- У… «меня»?

- Ага. Я источник. Я источник Чёрного храма, - вторая Молния склонилась. – Я могу принять любой вид. Но с тобой лучше общаться на твоем же языке, чтобы ты что-то поняла.

- Но почему? Зачем?

- Ты моя хранительница. Но я тоже тебя храню. Мне нравятся твои желания и стремления, твои чаяния. Мне нравится, как отчаянно ты переживаешь за гильдию. Как естественно ты впустила её в собственное сердце, позволив себе гильдию полюбить. Мне нравится в тебе всё. Твоя улыбка. То, что о себе ты думаешь в последнюю очередь, то, что ради других, ты готова на подвиги. Жалко только, что за себя ты даже просить не умеешь. Но меня не нужно просить. Я на твоей стороне. Я знаю всё… Хотя и не всегда могу вмешаться. В этот раз – могу. Мне дали разрешение.

- Дали?

- Не спрашивай. Пока – не спрашивай.

- Хо… рошо, - пробормотала Молния, понимая всё меньше и меньше, а потом спохватилась. – Подожди, что значит «всё только начнётся»?

- Начнётся большая игра. Кто знает, чем она закончится. Но ещё пока только расставляются фигуры. На одной стороны играет Мастер, на другой – Рея Хатис. Она хочет уничтожить всю гильдию. Всех карателей, которые убили её дочь и которые не дают ей самой захватить власть над миром. Она демон, а значит, может многое, знает многое и ещё больше не чурается использовать.

- Демон лживой надежды.

- Ха-ха-ха-ха, - источник засмеялся.

Молния невольно дрогнула. Видеть явно мужской смех в исполнении собственного тела было немного страшновато.

- Не бойся, - с трудом успокоилась копия девушки. – Тебе здесь ничего не грозит. Я никому тебя не отдам. Даже тот демон, что решил поиграть с тобой, твоим сердцем и твоей душой – пойдёт лесом.

- Какие выражения! – прыснула Молния, успокаиваясь.

Источник улыбнулся и кивнул.

- Твои! Между прочим.

- Я уже давно себе такого не позволяла.

- Позволяй. Хоть иногда. Не надо быть такой холодной. Заведи себе ещё больше знакомых. Не теряй друзей. Айрис, Рена, Глэм, Алекс, Дэн – они хорошие ребята. Тебе с ними будет хорошо. Хотя… без Дэна можешь обойтись. Этот парень не знает, когда и где надо остановиться! Хотя сейчас он выбрал себе новую жертву. Пускай за ней побегает. Ему будет полезно.

- Белль? – догадалась девушка.

- Точно. Бессменная хранительница древнего замка. Им обоим будет полезно это знакомство. А мы с тобой посмотрим, чем оно закончится. Ты успокоилась?

- Да…

- Тогда слушай внимательно. Здесь когда-то был замок.

- Не гильдии чёрный храм, кого-то ещё, - подхватила Молния легко. – Они жили здесь, очень долго. И делали то, чем стали заниматься мы – они хранили Итаян.

На этот раз осведомлённость девушки источник уже не удивила. Она должна была сложить два и два и догадаться, поэтому он только одобрительно кивнул:

- Верно. Здесь жило семеро.

Семь? Число эхом отдалось в ушах. Сердце всего на мгновение допустило сбой.

- Демоны.

- Верно, те самые семеро демонов, что пришли на Итаян в надежде найти новый дом. Их дом погиб из-за Чёрного затмения.

- Что это?

- Это то, о чём однажды узнаем все мы. Магическая аномалия. Страшный зверь, которого один безумец спустил с цепи… Там многое до сих пор непонятно. Но мы не об этом.

- Да… Прости.

- Ничего-ничего, ты любознательно, это хорошо, - источник мерно кивал в такт своим словам. – Это просто замечательно. Демоны прожили здесь несколько сотен лет. Они, все семеро, слышали Итаян. У них с собой был дивный артефакт, который они использовали для того, чтобы защитить себя. У них была слеза Демиурга их мира.

- Что?!

- Слеза демиурга их мира. Артефакт, несущий в себе бесчисленную мощь. Она была слишком большой, а потому демоны разделили слезу на три части, и создали три браслета. Свет. Тьма и Сумрак. У каждого браслета был свой хранитель, а все вместе – втроем, они приводили в действие эту мощь. Артефакт мог многое, хотя на Итаяне в то же время он не мог почти ничего. Но он мог сделать неуязвимой территорию, на которой стоял дом демонов. Их замок. Валийскую долину. Никто! Никто… не мог пересечь её черту, не имея на то разрешения.

- Ах… - Молния выдохнула. Губы мгновенно затряслись. Она поняла. Она поняла, что за два обруча уже заняли свои места на предплечьях Рены и Глэма. Те самые!

- Они могут многое. Очень многое. Но только если найти к ним подход. Если точно знать, где и что нужно искать, и как этим пользоваться. Впрочем, для того, чтобы территорию гильдии снова сделать неуязвимой, достаточно найти третий артефакт. Это единственное заклинание, которое работает постоянно.

- Но… Но!

- Да. Этот третий артефакт – ты можешь стать его хранительницей. Но этот выбор ты можешь сделать только добровольно, потому что навсегда сольешь свою судьбу с гильдией карателей. Гильдией Чёрный храм.

- Почему… почему демоны перестали заниматься защитой Итаяна?! Почему Рея пытается его уничтожить?! И её дочь?!

- А… Власть. Рею поманила власть. Она соблазнила одного демона-хранителя, в надежде, что он предаст двух друзей. Он это сделал. Предал их. И в подземельях закипел страшный бой. Рея хотела все три обруча снова слить воедино, и единолично властвовать всей слезой разом. … В той битве погибли двое демонов. Предатель. И его лучший друг.

- Предатель почему? – спросила тихо Молния.

- Поняв, что он натворил, он сам стоял на острие атаки, пока прятали два других браслета равновесия. Та кровопролитная битва закончилась, но началась уже новая.

- Рея не отступится.

Источник кивнул и повторил слова самой девушки:

- Рея не отступится, пока не получит то, что ей нужно – три браслета равновесия… из которых можно обратно воссоздать слезу демиурга.

- И что же делать тогда?

- Что же? – источник вздохнул, глядя на Молнию с грустью. – Выбирать, моя маленькая хранительница. Выбирать свой путь. Ты уже однажды выбрала и шагнула добровольно на путь карателя. А теперь тебе надо выбрать ещё раз: поменять свою судьбу и ступить прочь с этого пути. Или же остаться на нём навсегда.

- Я… А ты можешь рассказать, что… как управлять артефактами? Что случилось с демонами дальше?!

- Нет. Это запрещено. Те, кто будут владеть артефактами, должны будут узнать о его свойствах и возможностях сами. Это тоже испытание. Впрочем, никто не будет возражать, если вы этого делать не станете.

- А как же… Можно последний вопрос?

- Да?

- Кто был тем, кто… сказал мне искать артефакты? Я… была в замке демонов… И…

На губах копии Молнии появилась бесконечно грустная и понимающая улыбка.

- Девочка, ну, подумай сама. С кем ты могла встретиться в замке демонов? Только с демоном.

- Лорд кошмаров…

- Конечно.

- Значит, он не отступится?

- Нет. И в этой игре, кто знает, может он станет неучтенным фактором. Только, опасайся его. Чтобы ты ни выбрала, где бы ты ни осталась – он больше не даст тебе покоя. Ты его заинтересовала, а значит, он то и дело будет рядом. Пока не получит твою душу.

- Не хочу! Я не хочу этого.

- Тогда убей его. У тебя получится.

- Что?! – растерялась Молния. – Почему у меня получится?! Я же… простая громовержка!

- С очень непростой кровью, - засмеялся Источник. – Но это ты будешь тоже узнавать сама. Я не скажу ни слова, маленькая хранительница. Так, выбирай. Что ты хочешь? Чего ты желаешь?

- Я останусь с этой гильдией! Я не брошу карателей! Я не оставлю тебя. Я не могу взять и уйти! Я … я…

- Ты Молния, потерянная девочка, чудесная умница, которой, тем не менее, ещё только предстоит найти себя. Что ж, я отдаю тебе его, этот браслет, владей им по праву, Молния Аэс. Владей, гордись и храни тех, кого хочет хранить твоё сердце.


…Многим ультиматум Реи ничего не сказал. Ну, потребовала она какую-то девчонку, так в чём проблема? Ещё не знает, куда идти с такими требованиями? Так гильдийцы со всем своим удовольствием покажут!

- Нет? – женщина медленно оглядывалась по сторонам, не в силах удержать огромную широкую улыбку. Потом расхохоталась. – Вы такие идиоты! Я же могу смешать вас с землей одним ударом! Я натравлю на вас все своры, всех своих псов! Вы сдохните в муках, умоляя своих палачей о пощаде!

Мастер медленно поднялся с места.

- Мы не просим о пощаде, Рея. Тебе ли этого не знать.

- Да! Я знаю! Знаю. Прошлое поколение всегда умирало молча. Интересно, нынешнее такое же крепкое. С кого бы мне начать? – она обвела взглядом зал. – А! Я знаю. Вот эта девочка!

Мгновенная короткая телепортация – проекция просто мигнула в одном месте и появилась в другом. Рядом с Айрис.

И застыла…

У правого глаза Реи был кинжал с очень узким и тонким лезвием.

- Убери свои руки, - мягко предупредил Алекс.

- Всего лишь девятка будет мне угрожать?!

- Если ты не хочешь потерять глаз, то ты это сделаешь. Я может и девятка в раскладе, но кто знает, какие фамильные тайны готовы прийти на помощь по первому моему зову?

Рея отступила, разглядывая его спокойное лицо.

- Я тебя запомнила, глупая девятка.

- Я тебя тоже, - сообщил Шпион в ответ.

Досадливо дёрнув головой, Рея повернулась и двинулась к дверям.

- Они обрушатся на вас всей своей массой, - пообещала она негромко. – Мы пустим в ход всё. Самые страшные заклинания из тех, что придумали на сегодняшний момент. Не думайте, что вот так легко вы отделаетесь от тех, что ждут возможности вцепиться вам в глотки. Вас ненавидят очень многие, неудачники. Столь многие, что десятки, сотни магов почтут за честь принять участие в вашей травле. И у вас никогда не будет безопасного места, куда бы вы могли вернуться.

- А это мы ещё посмотрим… - дверь храма открылась с ноги. По-другому эта серебристая вспышка не заходила. Молния скрестила на груди руки, а взгляд Реи не мог оторваться от тонкого узкого обруча на её предплечье.

- Не может быть. Ты не могла этого сделать! Этого никто не мог сделать! Я же позаботилась о том, чтобы этот источник сдох! Я же… я же…

- Пу-пум! Провалилась, - медово пропела Молния. – Он передавал тебе привет. Сказал, что хоть ты и большая дрянь, когда-то он тебя любил. Очень любил. Жалко, что теперь вы на разных сторонах одной доски.

- Ты не можешь этого знать! Ты не можешь! – Рея подскочила ближе и так же резко отшатнулась назад. По тонкому обручу проскочил серебристый разряд. – Нет. Нет! НЕТ!!!

- Да, - просто сказала громовержка. – Раз уж он мой – значит и быть мне воплощением сумрака. И знаешь, что ещё я тебе скажу, раз уж ты такая мощная… как они в прошлый раз сказали? Тысячелетняя дрянь? Тебе больше, много больше. Так что, будем считать это форой, которая у тебя есть. А это позволит нам немного уравнять шансы.

- Я не отступлюсь, - демон лживой надежды взяла себя в руки, раздалась, расширилась, распалась в мириады пыли и снова собралась воедино, в своем настоящем, телесном виде.

Молния смотрела на неё молча, зная точно, что теперь, когда она хранительница третьего артефакта, именно этот демон – ничего ей не сможет сделать.

- Я знаю, - кивнула Молния. – Мы все знаем. Но любое действие рождает противодействие. Ты будешь пытаться нас убить, а мы будем возвращать все попытки сторицей. Зато у нас теперь будет безопасное место, куда не войдёт никто, не имеющий на то разрешения.

Рея придвинулась ближе, вдыхая тонкий запах кожи и духов громовержки:

- Серебристый котёнок решил подрасти и показать всем свои клыки?

- Ничего подобного.

- У тебя же одной не получится. Никогда.

- А я на это и не претендую, - сообщила девушка насмешливо. – У меня есть друзья. А ещё теперь у тебя во врагах целая гильдия. Так что, посмотрим, кто кому истреплет больше нервов. А теперь уходи. Будет унизительно для тебя, если ты полетишь прочь, от пинка артефакта.

- Действительно. Отойти, соблюдая чувство собственного достоинства стоит дорого, - согласилась Рея с мерзкой усмешкой, выпрямилась глядя на Молнию с чувством превосходства. – Я даже сделаю тебе ответный подарок, маленький котёнок. Не слушай своего Мастера. Не верь ему. Ты для него разменная пешка, которую сковырнут с доски в ближайшие же пару ходов. Так что, наслаждайся жизнью, пока можешь. А потом всё равно ты станешь моей, и даже этот артефакт, мне помехой не станет.

Рея пропала.

Молния от души выдохнула и открыто улыбнулась:

- Всем привет, кого знаю – рада вас видеть, кого не знаю – я Молния, Крылатый Гонец, приятно познакомиться. И… это… Хорошо блефовать, когда противник знает больше, чем ты сам и успешен в запугивании других. Сама узнала в древнем артефакте какую-то страшилку. Сама в неё поверила и себя запугала. И смылась. Всегда бы так войны проходили. Быстро, стремительно и без потерь. Так… как насчёт того, чтобы пойти прогуляться вокруг Валийской долины и показать тем отрядам, которые ждут неудачников, кого именно они пришли убивать?

Каратели переглянулись, расплылись в одинаково хищных улыбках и поднялись. Гильдия Чёрный храм отправилась на охоту, которая теперь для них совсем не должна была стать последней.

Малышка Аня улыбалась, видя, как колесо Судьбы, заржавевшее, а потому почти остановившееся, снова начало вращаться.

Демон на другом конце Итаяна вскинул голову, прислушиваясь к чему-то.

Рея, завизжав, в своем доме разбила разом все зеркала и окна.

Отряд королевских дознавателей мчался на помощь гильдии Чёрный храм.

Неудачники от души развлекались, а над Валийской долиной поднималось зарево мощных чар. Три артефакта равновесия были приведены в действие. Долина становилась заповедным местом, куда никому, кроме карателей, было невозможно пройти.

Эпилог.


Разобраться с незадачливыми агрессорами неудачникам не составило никакого труда. Даже с учетом того, что наличие источника было тайной для всех и использовать его в открытую было невозможно, члены гильдии все равно могли многое сделать. Особенно, если вспомнить, что здесь и сейчас они работали в качестве карателей, а не тех самых «тварей дрожащих», которых пришли убивать.

Кстати сказать, напавшие гильдии прибыли далеко не в полном составе. Все-таки многим хватило ума понять, что настолько масштабное нападение от королевских дознавателей скрыть не удастся. И, например, большая часть козырей иметь к этому отношение не пожелали. Почему? Потому что дознаватели были последней истиной официальной инстанции. Они могли не только наложить штраф или там отправить в тюрьму, они могли сделать кое-что куда более страшное – расформировать гильдию, изгнать из неё мага или… лишить лицензии на магическую деятельность.

Как раз после этого – за магом-отступником приходили каратели.

Самым смешным в ситуации было то, что объединённый «кулак» трёх гильдий пришёл убивать тех, кого они же – смертельно боялись.

А каратели, дружно посмеявшись над сложившейся ситуацией: «Не убывает на Итаяне идиотов», разделились на четыре отряда: по столбикам королевского расклада. Раскатали на столе карту Валийской долины, привязались к сторонам света, выбрали четыре точки и двинулись развлекаться. Вначале по часовой стрелке, до соседней точки, потом против – вылавливая тех, кто не пожелал оставить свой пост.

Явившимся королевским дознавателям осталось только получить упакованную гору магов, в количестве, ста двадцать трёх штук, и соответственно – головную боль. Потому что ситуация предполагала оформление более чем приличного перечня документов.

Две гильдии получили весомые штрафы, причём определённый процент от них должен был отойти в пользу Чёрного храма. «Розы и Шипы» были расформированы. Среди пойманных магов примерно треть лишились лицензии на осуществление магической деятельности и были депортированы из Итаяна… подальше. В этом перечне были и четыре туза Апокалипсиса – разговор которых услышали Алекс и Айрис.

Каратели, переговаривающиеся и от души радующиеся встречи, пусть даже и по такому поводу, возвращались по своим рабочим местам. Возвращались таким же скоростным способом, каким и появились. Как выяснилось, когда встал вопрос о том, как все будут доставлены по местам, Молния при создании сигила использовала возвратные чары.

А значит, все, что ей оставалось, это стереть с плеча товарища по гильдии знак с кожи. Стирать, правда, пришлось своей кровью.

И если кто-то не обратил на это особого внимания (ну, кровь и кровь, что здесь такого?!), то Принцесса оказалась более внимательной.

- Я тебя раньше не видела, - заметила она певуче, пока Алхимик переодевался. Из-за своих опытов на поле боя, он умудрился вынести в одиночестве добрый десяток противников (да-да, ещё козыри жаловались, что не всем досталось!), но при этом превратился в ровно подкопченную тушку.

- Заканчивала обучение, проходила практику, работала в другом месте, - пояснила Молния, заглатывая огромными кусками бутерброд. Есть хотелось зверски, а времени остановиться, затихнуть и поесть нормально – не было.

- А что случилось, чтобы ты оказалась здесь?

- Начальник – дурак, полез под юбку.

- И он ещё жив?

- Должен быть. Только… проклятый. Наверное.

Нежная Принцесса покачала головой:

- Странное дело. Ты не захотела его убить?

- Я не мстительная. Да и мне… немного не до этого было. Ты закатала?

Фея кивнула.

Под абрикосовыми рюшами пышного платья оказались на теле шрамы. И среди них маленький сигил смотрелся очень жалко.

Спрашивать ничего девушка не стала. Было почему-то немного стыдно, словно она увидела то, чего видеть не стоило. А ещё…

Принцесса была одинока. Но что здесь можно сделать, Молния просто не представляла.

- Как ты отправишь нас обратно? – спросила заинтересованно Принцесса.

- Ничего сложного. Сотру сигил.

Засунув палец в рот, Молния надкусила кожицу. Нужно было всего несколько капель крови, а после того, как громовержка постояла в огромном магическом знаке, написанном ее кровью, относиться к виду крови стала немного легче и спокойнее.

- Своей кровью? – пробормотала Принцесса растерянно.

- Брезгуешь?

- Сочувствую.

- Спасибо. Но я нормально.

Подошедший Алхимик поправил на носу тоненькие очечки, смерил Молнию взглядом:

- И поэтому, девушка, вы тут стоите с таким видом, словно вот-вот упадете. Держите, - всунул он громовержке в руки три бутылька. – Зеленый выпить сейчас. Оранжевый за три приёма завтра. А из красного будете принимать на протяжении недели после этого.

- Опять твои научные изыскания?

- Если только попутные и ничего больше.

Они пропали вдвоем, а Молния ощутила слабое разочарование, что не удалось пообщаться с ними немного больше. Казалось, что они оба – интересные люди, хотя и со своими тараканами.

Хотя, у кого их в гильдии не было? У всех были, много было. Очень много. А у неё сейчас не было времени, нужно было отправлять магов по местам дальше.

Гильдия опустела ближе к вечеру. Оставшимся в ней людям на то, чтобы успокоиться после попытки вероломного нападения, потребовалось несколько часов – одна ночь. А вот на то, чтобы оформить и отписать все отчёты и пояснительные записки – ушла почти неделя.

- Все, - пробормотала Молния, сползая по стулу и уткнувшись горячим лбом в холодную столешницу. - Я уже хочу к Айрис и ее вивернам.

Мастер, отложив пачку официальных писем, взглянул на неё вопросительно:

- Настолько устала?

- Не просто настолько! Много, много больше! Никаких сил у меня нет заниматься с таким количеством бумажек!

- Ну, мы же не жалуемся, - донеслось сбоку от Рены, пока тёмная эльфийка точно также сползала вниз по соседнему стулу. - Сидим, тихо, мирно и никуда не пытаемся сбежать.

- Получилось бы у нас, можно подумать, - пробормотал Глэм. - Нам и выбора то не предоставили! И, Мастер, ну, признайтесь же, вы нас за что-то наказывает!

- Не наказываю, просто воспитываю.

- За что? - страдальчески протянула Рена, - что мы такого сделали?

- А вот это от вас троих я и хочу услышать. Что же вы такое сделали, да, и ещё было бы неплохо, если бы вы открыли, как это у вас получилось. Между прочим, рассказали бы сразу – и получили возможность не принимать участие в документах.

- Мастер, который раз говорю, не делали мы ничего! Не делали! – скривился Глэм.

- Это ты Айрис можешь говорить. Она поверит. А я тебя, шалопая, знаю с малолетства, так что обмануть меня у тебя никак не получится.

- Слишком уж вы много знаете, - рассердился светлый.

- Знал бы много, вы бы здесь не сидели. Итак?

- Попытка номер двадцать пять, - пробормотала Рена. – Как то уже даже и надоело немного.

- Значит, рассказывайте.

- А что нам за это будет? – подняла Молния голову. Глаза громовержки лихорадочно блестели. Замученный организм просил сладкого, на ручки и в кроватку. А впереди маячила перспектива ещё стопки документов и пары часов без сна.

- Информация, - предложил мягко Мастер.

- А если вы всё знаете, так зачем нас пытаете? – обиделась Рена.

- Если бы знал, я бы не пытал. Но у меня только половина загадки, а полную вы от меня скрываете.

- Половина? – уточнил Глэм, за что был удостоен сразу двух благодарных взглядов от девчонок.

- Возможно, даже немного больше, - улыбнулся мужчина.

- Мастер, а давайте вы просите самое главное? – попыталась увильнуть от полноценного рассказала Молния.

- Чтобы вы могли не палить всё, что успели натворить? Не получится. Я хочу знать всё полностью и целиком. Ну, для начала, сыграем по вашим правилам. Почему бы вам не начать с того, чтобы объяснить, что у вас за браслеты. У всех троих артефакты, которые более чем успешно притворяются не артефактами, а простейшими же безделушками?

- Мастер! – возмутился Глэм от души. – Вы не должны этого видеть!

- Грош бы мне цена была, - тут же раздался ответ. – Ну? Сами расскажете или перейти на магию разума?

- Если бы могли, вы бы уже это сделали, - пробормотала Молния, снова роняя голову на стол. – Вы не можете использовать на нас магию разума. Точно так же, как теперь на нас нельзя использовать силы Мечтательницы или Сновидца. Мы стали неуязвимы для сил всех, кто воздействует на душу или ауру. Зато осталась масса возможностей элементарно разбить наше тело…

- Много слов. Ближе к делу. Как называется?

- Оковы равновесия, или слеза Иггадрасиэль Вьене.

В кабинете повисло молчание. Слышен был ход большой стрелки огромный напольных часов. Слышно было, как потрескивает в небольшом камине огонь. Нет, использующийся здесь и сейчас совсем не с целью обогрева, а с целью куда более утилитарной – в огне сгорало всё то, что не стоило оставлять на виду или там, где до этого могут добраться другие. А ещё там же горел весь присланный бумажный хлам.

А потом Мастер осторожно убрал в сторону свои бумаги, встревоженно глядя на признавшуюся громовержку.

- Это правда?!

- Да, Мастер.

- Ты уверена в этом?

- Да, Мастер.

- Точно-точно? Может быть, ты где-то ошиблась?

- Нет, Мастер, - Молния даже голову подняла, ощущая, как в душе всколыхнулось какое-то слабое подобие интереса. За три года, что она состояла в гильдии, её главу она никогда не видела в такой тревоге и таком напряжении. Даже когда выяснилось, что гильдийцев идут убивать, и вообще вполне возможно, что все они не увидят следующий рассвет – он остался спокоен.

Хотя, правда, если вспомнить, КАК каратели разнесли незадачливых агрессоров, возникал вопрос – кто кого… И не стоило забывать, что козыри-каратели, особенно короли и тузы, не использовали в этом маленьком пограничном конфликте и десятой части своих способностей и возможностей. Да и источник. У карателей был свой источник, который можно было бы привести в действие, в случае если бы всё действительно было не просто «плохо», а «очень плохо».

Но…

- Откуда такая тревога, Мастер? – Глэм, хорошо знающий того человека, который возглавлял гильдию и стал для него отцом, очень быстро уловил, что эмоции эти самые настоящие, а не наигранные.

- Это плохо.

- Да ничего плохого, - отмахнулась Рена. – Подумаешь…

- Рена, - Мастер перебил эльфийку мгновенно, покачал головой. – Вы все знаете, что весь сыр-бор разгорелся из-за неких сокровищ, которые таились в гильдии. Так? Вот я сейчас вас обрадую, ребята. Эти сокровища – вы трое.

Глэм откинулся на стуле, Рена ойкнула и прижала к губам руки. Молния… не ощутила вообще ничего. Хотя, сказанное Мастером, расставило всё на свои места. И долгая охота Реи… И её поведение.

Проигран был только раунд, война ещё даже не началась.

- Она не сдастся.

- Нет, Молния, Рея никогда не сдаётся. И то, что эти артефакты на вас – будет значить, что она приложит ещё больше сил, чтобы добраться до вас троих. А теперь, когда о карателях пошли шепотки, когда о них заговорили, загомонили… пусть ещё пока подпольно, очевидно, что в эту игру вмешаются и другие.

- Это уже будет не охота, - заговорил Глэм. – Охота была, когда мы понятия не имели, что происходит. Когда мы были бессловесной дичью, не догадывающейся, что её гонят на красные флажки. Теперь всё по-другому. Мы знаем, что происходит вокруг. Мы знаем, как этому противостоять. И что самое главное, теперь нас не загнать в угол.

- Не загнать? – уточнил Мастер. – Значит, твои слова, егоза…

- Были правдой. Валийская долина отныне действительно находится под защитой артефакта. Никто, кто не имеет права сюда войти, не сможет пересечь её границ. Это, конечно, не Райнашайн знает что, но из того, что пришло мне в голову после активации третьей части браслета – это было лучшее.

- У них очень много возможностей, - подхватила Рена. – Проблема в том, что нам ещё придётся их найти. Самим. Книги возможны и допустим, можно спрашивать собирателей и коллекционеров знаний. Нельзя обращаться за помощью к источникам… особенно, класса «древний».

- Перспектива у вас впечатляющая. И? Что планируете делать?

- Для начала, - Рена оперлась рукой на стол, тоскливо глядя куда-то за окно. – Я повторять теорию. Через пару месяцев истекает срок моей магической лицензии, нужно продлять. А это значит, снова экзамены и опять эти бумаги…

- Глэм?

- Вернусь на работу, - на губах светлого эльфа мелькнула мягкая улыбка. – Лес химер ждёт своего смотрителя.

- Молния?

- Учебники, книги, учебники, энциклопедии. Мастер, зачем задавать такие глупые вопросы?! Конечно, я буду зубрить, зубрить и зубрить! До учебного года мне надо повторить то, что мы уже когда-то проходили, а ещё не менее нужно взглянуть, что вообще мы будем проходить.

- Где ты планируешь быть?

- Я бы сказала, что в общежитии, но не скажу. Я буду возвращаться сюда. Или понадобится телепорт ставить, стационарный, на год-два по контракту. Индивидуально настроенный. Не знаю, на какую сумму мне рассчитывать.

- Почему не своими силами? – удивился Глэм.

Громовержка бросила в его сторону тоскливый взгляд, в копне серебристых волос щёлкнул вхолостую искристый разряд.

- Потому что после практики, после особо напряжённых пар по артефактологии, после магофизики, например, магии во мне будет ноль. А уж если вспомнить, что магистр Рассум обещал меня брать с собой на работу, грозит мне три-четыре дня в неделю полностью без магических сил.

- Жестоко.

- Угу, - согласилась девушка плаксиво. – Даже чересчур.

- Что это они за тебя так взялись? – спросила Рена.

- Сказали, что я и без того, на боевом факультете потратила массу времени бездарно. Теперь буду навёрстывать и оттачивать действительно истинные грани своего характера.

Мастер покачал головой.

Они были истинными и те, и те. И сторона источниковеда, и сторона бойца. Никто не видел, почти никто не замечал, что на дне сиреневых глаз таится сталь. Она была как клинок. Ещё не закалённый, её металл ещё только плавился в горнилах вращающихся жерновах Судьбы, но уже недалёк был тот день, когда клинок примет свою форму.

И было зябко от понимания того, что мирной закалки для этого «клинка» не получится.

- Всё! – Глэм отодвинул в сторону пачку бумаг, поднялся сам, потом подумал, поднял Рену. – Мастер, мы пошли! Молния, справишься сама?

- Мне осталось всего ничего, - кивнула девушка. – Справлюсь. Поставьте кофе, что ли… Это куда более полезно.

- Я тебе даже сырное печенье испеку, - от души пообещал светлый, и добился мгновенно прояснившегося взгляда и благодарного:

- Ты мой спаситель.

- И вредитель твоей фигуры. Мы ушли.

Мастер, проводив взглядом эльфов, взглянул на сплетенные пальцы их рук и перевёл взгляд на Молнию:

- Ну, и, егоза? Зачем ты намеренно затянула со своими бумагами. Что такого важного ты хотела со мной обсудить?

- Мастер, вы знаете, что это такое за артефакт был.

- Да.

- И вам совсем не нужны были наши жалкие попытки избежать ответов на ваши расспросы. Точно так же, как вам вообще не нужны были наши ответы. Вы всё знали до того, как мы начали что-то объяснять.

- Не совсем. Я предполагал… Держал в голове некоторый список артефактов, ради которых могли устроить такую планомерную охоту. Но точно – нет, не знал.

- Вот как… Вы обещали.

- Да?

- Информацию за информацию. Мы признались, что за артефакт, а вы расскажите, что о нём знаете.

- Немного.

- Но ведь что-то же есть?!

- Есть… - мужчина помолчал, разглядывая синеву под потемневшими глазами. Молния была на грани. Ещё немного и свалится. Её хотелось поберечь… А информация… кому как не Мастеру гильдии карателей знать такие вещи? – Его создали демоны. … Ты не удивлена?

- Это я знаю.

- А откуда взялись они?

- Знаю тоже.

- Хорошо. Тогда будет проще. Изначально артефакт нёс сугубо… защитную функцию. Потом кому-то пришло в голову, что поскольку он разделён на три части, ещё две функции остались неизученными. Соответственно, по логике вещей – это может быть и должна быть функция атакующая и функция лечебная. Предположивший это дураком не был. Артефакт действительно всё это умёл. Это и много, много большее. Собственно, именно поэтому за него разгорелась тогда война. И именно поэтому демоны сделали всё, чтобы артефакт не попал в руки Реи Хатис.

- Сдаётся мне у нас был один и тот же рассказчик…

Мастер улыбнулся, кивнул, потом посерьёзнел, глядя на поникшую Молнию:

- Что тебя волнует на самом деле, Молния?

- Демон, - решилась она неожиданно, вскидывая голову.

- … демон? Я правильно тебя услышал?

- Он пришёл ко мне во сне… Лорд кошмаров. Сказал, что я ему интересна.

- Нашёл себе новую игрушку, значит, - пробормотал Мастер.

- Вы его знаете?

- Я знаю про него. Как-то Айрис пошла к нему на поклон… А мне пришлось проводить целое расследование, чтобы понять, как вытащить дочь из его лап.

- У вас… получилось?

- Да.

- Как? Как вы это сделали?

- Заключил с ним договор. И поменялся местами с Айрис. Моя душа, мой страх, мои кошмары были куда сильнее, чем у моей наивной и невинной дочери, давали больше сил, а потому были куда ценнее для лорда. Мне ещё повезло, что она не заключила с ним договор, и не успела узнать его имя.

- А если бы успела? – голос Молнии дрогнул в последний момент и сорвался.

- Узнать его имя? – Мастер вздохнул. – Тогда бы я не смог поменяться с ней местами. Любой договор с демоном заключается с помощью трёх этапов. Вначале – обмен вином или едой. Затем – обмен кровью или магией. Наконец, последнее и самое страшное – обмен именами.

- Самое… страшное?

- Тот, кто поменялся именем с демоном… - мужчина нахмурился и поменял тему: - Егоза, ты совсем бледна, тебе нехорошо.

- Нет, я в порядке… Продолжайте. Пожалуйста, Мастер. Тот, кто поменялся именем с демоном… я так понимаю, это тот, кто назвал демону своё имя и узнал его имя?

- Да. Такой человек никогда не сможет разорвать договор. Это хуже чем в побратимских или божественных клятвах, потому что действовать он будет и после черты смерти.

Молния посерела и низко-низко опустила голову.

Она сделала самый худший выбор из всех… Отдала демону… Что именно? Душа то при ней…Магия, кровь, её жизнь.

- Мастер…

- Да?

- А что маги отдают демону? Вот прямо «здесь» и «сейчас»? Потом, я так понимаю, он получит их душу, а до этого?

- В зависимости от того, какой демон. Лорд кошмаров – питается страхами и кошмарами, например. Рея – если с ней заключить договор, питается надеждами, настоящими. Она разрушает их до основания и питается той болью, которая появляется от этого. А потом внушает россыпь лживых надежд и питается этим фальшивым счастьем.

- Всего демонов было семь… Двое погибли, защищая артефакт равновесия. Ещё одного убили недавно. Один демон – это лорд кошмаров, ещё один демон – Рея. А кто ещё двое? Можно ли их найти и попробовать привлечь на свою сторону? Вы же говорили, что в прошлый раз понадобилась помощь других демонов…

Мастер пожал плечами:

- Никогда не задумывался над этим вопросом. Но я подумаю. И поговорю с друзьями. Возможно, это выход. У тебя ещё идея?

- Нет… - помялась Молния. – Вопрос. Он правда… немного странный… подняли такую серьёзную тему, а он совсем мелочный и маленький… но… в общем….

- Егоза. Не тяни молнию за хвост, может ударить.

- Да. Простите. Почему Рея взяла новое имя Рея Хатис? Почему именно такое сочетание? Не какое-то другое?

Мастер задумался.

Молния не сводила с него преданного взгляда. Глава гильдии знал много, очень, очень много. Может быть, ответ и на этот вопрос где-то оказался в его запасниках?

- В твоём вопросе что-то есть, - наконец, пробормотал мужчина. – Возможно, даже половина ответа кроется в нём самом. Но… Я не знаю, Молния. Но это повод начать новое расследование. А ещё… знаешь, егоза. Иди-ка ты в постель. Ещё немного и ты уснёшь прямо на моих бумагах.

- Это плохо?

- Это вредно. Особенно для юных и прекрасных девушек.

- А вы считаете меня прекрасной? – даже отдавая себе отчёт о том, что заходит на запретную территорию, остановиться Молния уже не могла. Мастер сам заговорил об этом, а значит… значит, у неё была возможность…

- Я считаю тебя юной. Хотя и бесспорно прекрасной. Но ты так юна. Вы погодки с моей дочерью, егоза. Ты еще мир не видела толком. Со своей работой, ты мчалась над ним серебристой вспышкой, но ни разу не взглянула, как он прекрасен сам по себе, - Мастер встал, подошёл ближе.

Поднялась и Молния, понимая, что ей тактично указывают на дверь.

Но… мужская рука легла на её плечо. Мастер вместо того, чтобы отпустить Молнию, притянул её к себе. От него пахло теплом и солнцем. И он был такой бесконечно уютный и надежный. Так, уткнувшись в его плечо, хотелось стоять вечно.

На мгновение руки на плечах девушки сжались крепче, словно Мастер сам не мог её отпустить, но… ему пришлось.

Мужчина отстранил Молнию от себя.

- Послушай меня, егоза. Подрасти немного, хорошо? Посмотри на мир, взгляни, как он прекрасен. Посмотри, какие парни тебя окружают. Удели им внимание. Удели внимание себе и своей учёбе. Я буду ждать. Тебя буду ждать. Если ты решишь, … если ты поймешь, - поправился он, - что ты знаешь, чего хочешь – мы вернёмся к этому разговору. И … да. Ты мне нравишься, Молния.

Девушка, потеряв дар речи, смотрела в чёрные-чёрные глаза и тонула в них.

- Мастер…

- Терс.

- Что?!

- Моё имя, егоза. Терс. Можешь называть меня так. Но только когда мы наедине. И только мысленно. Договорились?

Кивнув, раз, второй, Молния засмеялась.

Смех стих, оборвался мгновенно, когда мужские губы скользнули по её виску, заставив сердце сбиться с ритма.

- Я подожду, - пообещал Мастер… Терс. – А уже потом ты сможешь что-то решить.

О том, что «не сможет», говорить мужчина не стал. Он серьёзно был уверен, что сможет отпустить девушку на волю. Дать ей шанс стать счастливой с другим человеком, другим мужчиной.

Он был уверен в этом на все сто процентов. Он же знает себя.

А Молния, с совершенно шальным взглядом, кивнула, шагнула к дверям и на чистой интуиции прянула назад, под защиту Мастера, за мгновение до того, как створки широко распахнулись.

- Я знала, что они будут здесь, - кивнула Айрис, с удовольствием глядя на отца с Молнией. – Как хорошо смотрятся!

- Айрис?

- Я-я. Короче, мы тут подумали… - бросила явившаяся девушка взгляд через плечо, Алекс стоял в коридоре и смотрел на Дрессировщицу взглядом прирученного дикого кота. Опасная большая мягкая плюшевая игрушка, которая в любой момент может сойти с катушек и располосовать на мелкие ленточки кого угодно.

- Вы подумали, - повторил Мастер.

- Мы подумали, - подхватил уже Алекс, делая шаг вперёд. – Что перед тем, как начинать что-то новое, хорошо бы в чём-то старом поставить окончательную точку. В общем, когда дело касается Айрис, все мои мысли и все мои ораторские способности куда-то пропадают, но я попытаюсь всё сформулировать как положено.

Опустившись на одно колено, Шпион провозгласил:

- Уважаемый мастер гильдии Чёрный храм, уважаемый Мастер, соблаговолите вы сделать меня самым счастливым человеком на Итаяне и отдать мне в жены вашу дочь? Я люблю её, клянусь её беречь, защищать, оберегать и заботиться, быть с ней в горе и радости, быть с ней честным и открытым и приложить все усилия, чтобы сделать её счастливой.

Мастер взглянул вопросительно на дочь. У Айрис, спрятавший под ресницами взгляд, трогательно алели ресницы.

- Вот уж не думал, что этот день однажды настанет, - с искренним удивлением пробормотал глава гильдии. – Но он настал… Что ж, Алекс… раз уж ты серьёзен в своих намерениях…я даю своё на то согласие. Осталось только согласие невесты?

- А я уже согласилась, - улыбнулась Айрис, демонстрируя кольцо на пальце. – Так что… За свадьбу и обратно к вивернам!

- Это всех возвращать в гильдию?! – возмутилась Молния.

- Не надо! – на три голоса возопили оставшиеся. – Нам и так неплохо.

- Странные… - пробормотала девушка, пожала плечами и двинулась к своей комнате. – Ну, вы тогда обсуждайте, а я спать, спать, спать.

- Куда спать, - поймала Айрис её за руку. – А помогать невесте со свадебным платьем?! А девичник? А банкет? Никакого спать! Мы отправляемся веселиться и зажигать! Так, чтобы запомнилось надолго. Можем, при этом ещё и сжечь что-нибудь…

- Что-то мне уже страшно, - вздохнул Мастер.

- А мне уже и жениться что-то перехотелось, - пробормотал Алекс и охнул, когда прямо под рёбра ему «прилетел» локоть невесты. Впрочем, Айрис тут же ласково коснулась губами его губ, шепнув за мгновение до поцелуя:

- Кто ж тебе теперь даст сбежать то? Моё, и точка. Жирная и окончательная!

Шпион хмыкнул, по-хозяйски обнимая за талию свою будущую жену.

Мастер и Молния переглянулись и поспешили покинуть коридор.

Белла мучилась с настройкой портретной галереи, даже не догадываясь, что всего через пару дней в главном зале её замка будет бушевать раздольная свадьба магов. Рена рассматривала свои платья, думая, в чём же таком пойти, чтобы однозначно очаровать Глэма.

Глэм был на кухне, ставил тесто под сырное печенье, обещанное Молнии.

То тут, то там на Итаяне вспыхивали сигнальные костры. Словно невидимое, неслышное, но оттого не менее грозное цунами катилось по планете. Каратели. Каратели. Каратели.

Кто-то, узнав о том, что снова ожили страшилки из древних легенд, приготовился сделать всё, чтобы вернуть их обратно – на страницы истории и в гробы. Кто-то мимолётно подумал о том, что это было бы интересное знакомство и забыл про это. Кто-то решил, что это всё сказки и выбросил услышанное из головы. Кто-то пообещал себе обязательно принять участие в охоте на ведьм.

Рея сидела перед огромной шахматной доской, на которой были расставлены фигуры. Одна из них уже поменяла своё положение, под тихий голос Мастера:

- Белые ходят первыми и выигрывают. Пешка на Е-4, Рея. И ответить тебе на это будет нечем.

Демон лживой надежды смотрела на шахматную доску и истово ненавидела главу гильдии Чёрный храм. В правой руке Реи был зажат обрывок кулона на цепочке. Единственное, что осталось ей от дочери. Единственное, что поддерживало в ней жажду мести, даже немного затмевая желание подчинить весь мир.

Проигрывать Рея не собиралась, она собиралась выиграть любой ценой. И в конце концов, пусть в шахматах она была и не особенно сильна, поставить шах и мат карателям она определённо сможет. А там… о да, там она позаботится, чтобы они ответили за всё, что натворили! За каждую пролитую и непролитую слезинку.

Особенно вот за эту…

Белая пешка на шахматной доске, только что походившая, дрогнула и поменяла свой вид. Серебристая фигурка маленькой громовержки качалась на своей клетке на огромных качелях.

Игра началась…

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018