И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Лютый мир. Проброс

Глава 7. О чём умолчал предатель…

Вода капала за стеной. Кап, кап, кап. Противная мерзкая капель буквально стучала по голове, вынуждая дергаться стражников.

Кошка сидела у стены, откинув бессильно голову назад.

Надо же. Столько времени не доверяла, не доверяла, а тут решила, что чужое благополучие и спокойствие важнее, и сама попала в беду. Хотя, не первый, далеко не первый раз такое с ней случалось.

Всё началось и закончилось в степях уршаров. Нимье хорошо видела, что не пришлась ко «двору» команды Яна. Кошка хорошо видела, как легко и просто взаимодействуют они втроем, как без особого труда творят, практически, что хотят. Она была в этом слаженном боевом организме третьей лишней.

Поэтому, когда фарм закончился и её роль – вытаскивания мобов потеряла свою актуальность (количество нужных ингредиентов набрали все), Май покинула компанию.

Из-за того, что у Янкеля был очень нестандартный тип прокачки своего дракона, нужно было всё переделывать. Звать его не хотелось, и на фарм нужно было отправляться в одиночестве. Проблема была только одна, те ингредиенты, которые были нужны кошке, находились в локациях, где мобы были выше её на пятнадцать, а то и на двадцать уровней! Не проблема, если бы не нужно было лутовать, или нужно было таких ингредиентов всего по паре штучек, но Май нужно было под несколько тысяч каждого из списка (а там был не один десяток позиций).

Нужна была сыгранная пати, к которой Май смогла бы присоединиться как егерь. Она такую нашла. В егеря раскачивались редко, а искали их часто. Так что хорошая компания нашлась. И в принципе, даже за пару заходов Нимье смогла собрать почти всё нужное. За небольшим исключением. Не хватало, буквально, десять штучек редкого ингредиента. На аукционе, увы, именно этого лотоса сейчас не было. Пыльца была, а сырья – нет. И верде решила, что чем ждать ещё один рейд и тратить ещё несколько суток, проще нанять телохранителя.

Благо что Лютый мир предоставлял телохранителям кучу возможностей для заработка. В Люми работали десятки наёмнических гильдий, заключались контракты и договора, прописано было всё: и права, и обязанности сторон. Но что было самым главным, у лицензированных телохранителей было заклинание гильдии. «Искристый» телепорт доверия.

Работало всё это очень просто, легко и естественно. Если телохранитель понимал, что не справляется с защитой нанимателя, то применял этот самый телепорт. При таком переносе согласие нанимателя не требовалось, а привязка, по контракту, была в здании гильдии, прямо в портальном зале. Там же, к услугам заказчика, была бесплатная комната для ночлега, еда, лекарь, жрец и прочие дополнительные услуги.

Май доверилась. Май попалась!

Дважды телохранитель выдёргивал её из беды. А когда всё закончилось, когда она закончила весь процесс лутования, телохранитель дёрнул её ещё раз, спасая от замаха снова воскресшего босса.

Вот только по прибытию вместо безопасного места – гильдейского зала, было кое-что другое. Мокрый подвал. Камера. И вода…

Вода капала, раздражая с каждым новым звуком всё больше и больше.

Предатель ушёл, сказав только, что ему очень-очень-очень жаль…

Если бы Май могла, ей было бы очень-очень смешно. Но смешно не было. Было … никак. Кошка сидела у стены.

На щеке наливалась сине-чёрным болезненная ссадина, болели рёбра, по которым прошлись сапогами с железной набойкой. Вопреки всем техникам безопасности, вопреки всем рекомендуемым настройками Люми, шкала чувствительности, в том числе к боли и прочему, у Май была выкручена на максимум, так что она в полной мере ощутила все болевые воздействия, которые к ней применили. И удары физические, и удары магические.

Обидно не было.

Было только недопонимание и недоумение. Как можно было настолько попасться? Она же хорошо понимала, на что идёт, чем может закончиться, если она кому-то доверится. Или забыла прошлое? Поиграла с совершенно невероятными людьми и забыла, как оно было раньше? Как её сокомандников сливали нанятые мужем люди, не давая даже уйти с точки респа? Или как на неё саму натравливали раз за разом наёмников – убийц игроков? Забыла… Отпустила. Вжилась в мир и за это заплатила.

Усмехнувшись над собой, Май взглянула на окошечке дебаффов. Ещё шестнадцать минут. Нужно было просто подождать всего ничего, чтобы дебафф частичного окаменения с неё спал.

На раздумья ей дали полчаса. Не слишком разумный поступок, для тех, кто хоть отдалённо представлял, кого именно ловил. И кого поймал.

Минуты текли как резиновые.

Минута. Минута…

А потом дебафф пропал.

Выпрямившись, помогая себе хвостом, ноги тряслись и подгибались, Май выдохнула, взглянула на свои трясущиеся лапки и двинулась к выходу.

Стражник, стоя у дверного проёма, оглянулся на серебристый окрик:

– Милый, – чудесное создание, окутанное только каскадом собственных серебряных волос, тянуло к нему дрожащие длани, – помоги мне, пожалуйста, умоляю! Мне здесь так страшно! Мне здесь так холодно!

Стражник даже не зафиксировал реальность, не задался вопросом, что в тюремном блоке может делать девочка из другой игры, которую он не только любил, но и сам убил лично, отправляя раз за разом на перерождение, чтобы выбить паршивку из игры. Он просто вставил в скважину ключ и провернул, распахивая двери.

– Спасибо тебе… – прошептало чудесное создание, положив дрожащую ладошку на шею стражника.

В следующий момент кошка впечатала лапой стражника мордой в каменную стену с выщерблинами, перебралась через его тело в отключке и двинулась дальше.

Невозможно удержать в заточении гипнотизёра, особенно такого высокого уровня как сама Май. Можно удержать в цепях, не подпуская никого живого-думающего ближе уровня воздействия мастера.

Можно убить.

Но не пленить.

Каждый, кто попадался на пути кошке, двигающейся прочь, оставался грудой с костями. Убила она только одного – того «телохранителя», который её предал. Он не успел выйти из игры, ждал подтверждения перечисления первой половины своей оплаты, когда кошка его нашла, пройдя по следу его страха и его отчаянной решимости.

Всадив свой короткий кинжал ему в сердце, верде, призвав на помощь свои силы гипноза, прошептала ему на ухо:

– Ты выйдешь из игры, но я приду за тобой в мир реальный. Я заставлю тебя ответить за боль и за предательство. Я заставлю тебя заплатить за все слёзы, которые были пролиты из-за тебя. Ты ответишь за каждую каплю крови, которая была пролита из-за твоего предательства. Ничего сказать не хочешь?

Человек испуганно таращил глаза на Май, но не сказал ни слова, и кошка провернула несколько раз свой кинжал в его сердце. Потом посмотрела молча на силуэт, распадающийся в воздухе набором разноцветных пикселей, прихватила добычу, выпавшую из трупа (плевать на всё и вся, но именно в его инвентарь упал последний лотос, а он был очень нужен Май!)

Верде покинула место, где её удерживали, спокойно добралась до любимого придорожного кафе и устроилась там за столиком, заказав сразу четыре порции еды: заесть обиду, заесть собственную дурость, поесть спокойно и прихватить порцию с собой.

Чего Нимье не знала и не ждала, так это того, что, когда она уже будет расплачиваться за свою еду и ждать четвёртую порцию на вынос, в кафе – с другой стороны, появятся те, кого она сама не увидит, но кто отлично увидит её.

Матти, уставшая, но вполне довольная, отправилась в угол зала, где ее ждал заказчик. В руках темной целительницы мирно посапывал прирученный монстр, которого заказал в подарок своей девушке влюбленный парень. Гера же смысла идти с подругой и хозяйкой не видела, зато собиралась занять столик и заказать своему Мастеру чего-нибудь вкусного, когда на глаза ей попалась Май…

Кошка стояла около стойки, ссадина на щеке уже была чёрно-синей, но при этом внешний вид был у верде такой, словно она ничего не ощущала и уж точно не она влипла в какие-то неприятности, а так… она просто мимо пробегала!

Герида тихонько скрипнула зубами, но, со вздохом решила не вмешиваться. Зато она сделала снимок увиденного и тихонько заняла столик, подзывая разносчика, чтоб принял заказ. Лич следила за кошкой, чтобы иметь больше информации… а потом передать ее Маттайе, вместе со своим мнением. А та уже пускай действует так, как сочтет нужным.

Кошка надолго в кафе не задержалась, получила какой-то сверток и двинулась к дверям. Кто-то что-то сказал, что-то крикнул ей вдогонку, но стоило только отвести от Нимье глаза, как от неё не осталось и следа.

И Гера исключением не стала…

Подоспевшая Матти увидела свою боевую подругу в несколько мрачном расположении духа.

– Что-то случилось?.. – тронула она Геру за руку.

– Да, – и не подумала лгать нежить, и перебросила снимок Маттайе. – Она влипла.

Матти ненадолго замолчала, крепко задумавшись. Затем хмуро посмотрела на Гериду.

– Нужно сообщить Яну.

Лич только кивнула. На самотек это все пустить они не могли.


…Ян сидел в своей мастерской, собирая «потрошителя» под негромкую музыку, когда к нему, постучав, заглянула Аира.

– К тебе гости.

– Кто?

– Маттайя со своей немертвой подружкой.

– Впусти их. И сделай, пожалуйста, кофе, я в гостиную подойду.

– Хорошо.

За время разговора Ян не обернулся и не поднял головы от работы. он был весь поглощен делом. Аккуратно, внимательно… Осторожно. Доведя работу до допустимого этапа, мужчина отложил поделку и направился в гостиную.

Матти и Гера уже ждали его там, и вид у обеих был еще тот – хмурые, несколько нервные. Особенно Матти.

– Что случилось? Опять Дэй отличился? – чуть устало спросил он.

– Нет. Май, – Маттайя переслала мужчине снимок, сделанный Герой. – Она попала в беду.

Ян внимательно осмотрел снимок, но на лице не дрогнуло ни одного мускула. Да и ответ его прозвучал, как пощечина.

– И?

Раздавшийся в ухе перезвон входящего вызова заставил Янкеля поморщиться и, извинившись жестом, принять вызов.

Голос, на том конце, был немного встревоженным и едва уловимо злым, а ещё знакомым – потому что только один человек в игре так мерзко тянул одну-единственную гласную во всех словах.

– Яяяяянкель, привет.

– Рунд… Приветствую. Ты по делу?

– Да. У меня… проблемы. В гильдии один кракозяяяяябер сел в лужу, да подставил от души всех сразу.

– И? Я тут каким боком?

– Два повода. Уж извини, что беспокою. Член моей гильдии взяяяял заказ охраняяяять девушку, но подставил её. И сейчас я хочу извинитьсяяяя перед ней. Резон такой – ты был с ней в одной компании. Да и в принципе, можешь найти кого угодно. Май, верде.

– Ты же понимаешь, что, если я возьмусь, то общаться вам придется на моих условиях, и они будут, уж извини, совсем не в твою пользу?

– Яяяянкель, правда, до фонарей. На любых условияяяях, какие назовешь. Яяяя готов на всё.

– Понял. Посмотрю, что можно сделать. Я с тобой свяжусь, когда мне будет, что ответить.

Завершив вызов, Ян еще раз посмотрел на снимок. Паззл сошелся. Уйдя от них из-за яркого и демонстративного неприятия Дэя, кошка решила нанять телохранителя. его явно перекупили, что редкость, и он ее сдал… Легко просчитать и так же легко понять, почему переполошился Рунд. У наемников бешеная конкуренция, провали задание, и выжить будет тяжело. Но вот такое, как предательство телохранителя – это крест на его гильдии. Если Май просто передаст дело огласке – уже не отмоются.

Покачав головой, мужчина набрал необычно длинное для себя сообщение кошке, в котором кратко объяснил, чего беспокоит ее, кто и почему с ней хочет переговорить. Не забыл он упомянуть и о готовности быть посредником… и гарантировать, что со встречи она уйдет сама и в безопасности.

Ответ пришёл мгновенно:

«Добрый день, Янкель. Прошу прощения, что так долго не выходила на связь. Спасибо, что написали, но я не уверена, что будет удобно поднимать эту историю, в общем, и беспокоить вас, в частности».

«Он все равно будет искать встречи, к своей гильдии Рунд относится более чем серьезно, как и к репутации. А беспокойство мое я ему в счет добавлю, не вы же инициатор :-)»

«Счёт за беспокойство – это серьёзно xD Про репутацию гильдии не подумала… Хорошо, я готова встретиться. Выберите удобные для вас условия?»

«Хорошо… Когда у вас будет время?»

«Через полчаса я буду абсолютно свободна на ближайшие восемь часов. Потом в пределах трёх суток времени у меня уже не будет».

«Тогда через час телепортируйтесь ко мне, дальше я переправлю».

«Хорошо, буду»,

«Через полтора часа «У Лили», кабинет будет заказан на мое имя», – отписался Ян «нанимателю», параллельно отправив Лили просьбу забронировать ему любой кабинет для переговоров.

Матти с Герой переглянулись. Янкель сидел напротив них, потягивая кофе… и явно вел с кем-то оживленные переговоры, судя по тому, как скользил иногда его взгляд. То, что он вводит сообщения без рук, для девушек не было откровением, для этого требовалась приличная сноровка, но невозможным такой навык не был.

– Я разберусь, – спокойно произнес Янкель, подняв на них взгляд.

– Хорошо… Спасибо… – негромко произнесла Матти, и они с Герой отбыли восвояси так же, как прибыли – другие телепорты здесь не работали. Только хозяйский и – плита в подвале.

Таким же путём, через телепорт, в дом Янкеля прибыла Май, щеголяющая роскошной ссадиной и не менее роскошной тугой повязкой на рёбрах. Кошка держалась абсолютно спокойно, словно и не случилось ничего, правда, к тому моменту, как они вернулись от главы гильдии, щеголяла уже задумчивой улыбкой.

Только не видел её никто. По своей параноидальной привычке кошка снова закрутилась в десятки заклинаний.

И снова нарушила свои собственные правила, пригласив… Яна в свой собственный городской дом.

Янкель отказываться не стал, более того, он оценил жест девушки. А еще, когда она только пришла, он отлично понял, что ссадина и ребра у нее пройдут не скоро, потому что кошка зачем-то выкрутила себе настройки чувствительности в самый потолок. А понял он это просто – в прошлой жизни, в «реальном мире», он был врачом, и совсем не забыл того, что знал и умел там.

– Кофе с пирогом или чего-то посущественнее? – уточнила кошка, сверкая глазами.

– На выбор хозяйки, – чуть-чуть приподнял уголок губ в намеке на улыбку гость.

– Тогда совместим! У меня сегодня отличный абрикосовый пирог и восхитительная утка с апельсинами! Лапки оближешь.

– Утке?.. – невинно уточнил мужчина.

– Ей тоже можно! – попалась на крючок доверчивая верде. – Только невкусно же.

– А кому тогда?.. – делано задумался Ян.

Май взглянула на собственные лапы:

– Ну… это фраза такая. Нет?

– Ну, не знаю… Может у вас обычай такой?.. Надо же уточнить, чтобы не обидеть ненароком радушную хозяйку!?

– Нет, мои не надо! Мои чистые!

– Поверю на слово, – важно кивнул гость.

Кошка похлопала на него ресницами, а потом догадалась, что её провели, и засмеялась. Даже Ян негромко хохотнул!

Впрочем, даже правила вежливости и этикета не заставили Янкеля задержаться в доме кошки надолго. После сытного обеда (и доброго десятка вопросов о чудесном Думате и его самочувствии), он покинул верде, на прощание сказав, чтобы не стеснялась обращаться, если понадобится помощь, и потрепав ее легонько за ушками.


***


Маттайя зачерпнула большую, столовую ложку шоколадного мороженого, слегка политого ромовым сиропом, и, зло на нее посмотрев, отправила в рот.

С момента, когда Гера показала ей снимок побитой Май – прошла неделя. Тогда все более-менее разрешилось, но Матти все равно несколько некомфортно себя ощущала. Ей казалось, что в том, как досталось кошке, косвенно, есть и ее некая вина. Возможно, будь Май с ними, она бы не пострадала… Но, впрочем, с этими мыслями Маттайя справилась вполне успешно сама.

Хуже было другое. Через несколько дней после тех событий, пропал с радара Дэй. Они общались через чат, когда он вдруг написал что-то вроде «занят, я тебе напишу»… и пропал. На ее осторожные «пинговые» сообщения Дэйвидх не реагировал вот уже три дня… и это невероятно бесило девушку!

Так что сейчас она сидела перед огромной вазой мороженого в любимом кафе, и активно его лопала, под слегка ехидным взглядом Гериды.

В принципе, у подобных посиделок был некий своеобразный сценарий… и сейчас все подходило к ключевому моменту.

– Эх, – вздохнула Гера, когда Матти поднесла ко рту ложку. – Мужика б тебе хорошего, Мастер…

Маттайя, как всегда, чуть не подавилась, и грозно посмотрела на лича. Та – не прониклась.

– Матти… мне пора отдохнуть, а ты – кончай давиться мороженым. Дурень твой явно опять оргию устроил с кучей девиц на несколько суток. Но ты все равно заявись-ка к нему домой, вытащи за уши из койки, и популярно объясни, кого можно игнорировать, а кого нет, даже если у тебя оргия.

Матти хмуро пробурчала что-то себе под нос.

– Да-да. Давай, топай, Мастер. А я – спать, – и, не дожидаясь реакции, Гера рассыпалась невесомыми искорками.

А хозяйка, понимая, что ее снова умыли, вздохнула и, отодвинув мороженое, встала. Нужно было действительно проведать одного балбеса и высказать ему все, что она о нем думает последние дни. Знала бы она, к чему это приведет…

Телепорт в дом Дэя всегда заканчивался в одном месте – в его гостиной, причем не той, что была открыта для всех, а во второй половине дома – своеобразной «тайной» части. Привычная зелёная гамма с серебристыми вкраплениями, огромный бар, в котором постоянно были разнообразные бутылки и бутыльки разных размеров и…

После мгновения дезориентации следующим, что увидела Матти, было безумное количество пустых бутылок, которые устилали пол ковром: среди целых бутылок были и опасные осколки. И далеко не сразу среди всего этого раздрая девушка смогла увидеть валяющуюся в отключке тушку, обнимающую толстую бутыль с каким-то вонючим сивушным пойлом…

– Это еще что за… – нахмурилась Матти, подходя… и весьма ощутимо пиная мужчину. – Ты здесь чего устроил, алкаш несчастный!?

– Устроил? Я? Ничч…чего… А ты что. Мин, здесь делаешь? Ик… никто не должен здесь быть. Ник… то. Уходи отсюда.

– Я тебе сейчас уйду… Ты чего нажрался, отвечай! – Матти вылила на голову Дэю останки содержимого какой-то кружки.

– Я не нажрался, я праздную! Я отомстил… да! Я отомстил! А вообще, я знаю, ты мой алкогольный глюк! Сгинь, глюк, не хочу отвечать на твои тупые вопросы…

– Нет уж, коли допился до белочки, рассказывай давай!

– Рассказывать? Я не … а какая разница. Такой жалкий урод как я, может пообщаться с симпатичной алкогольной белочкой. Белочка, белочка, а как вас зовут?

– Маттайя. Ты мне объяснишь толком, что тут за попойка в одно лицо?!

– О! – пьяненько захихикал Дэй. – Прямо как мою любимую женщину. Правда, такой жалкий тип как я даже ничего не может ей дать… Хехе, зато у меня получилось отомстить. Я смог закрыть этот долг, только легче, белочка, – доверительно понизил парень голос, – не стало почему-то.

Матти тяжело вздохнула, поднимая за шиворот пьяного казанову с пола.

– Чего ты натворил, пьянь зеленая?

– Ой, зелёная, я зелёная? Я позеленел? В лесу родилась … елочка? … Нет, подожди, раз ты белочка, значит я ёжик! Маленький зелёный ёжик…

Выливать на голову балбесу было нечего, так что Матти пришлось встряхнуть его посильнее.

– Ты мне рассказывать будешь, чего натворил, что за месть внезапно, или тебя надо заставить делать уборку?

– Нет, не хочу уборку, не буду делать уборку! Я всё расскажу, ик! Всё расскажу… Всё? Нет. Всё не расскажу, всё нельзя, всё – только для неё, для самой любимой… Да-да… – Дэй абсолютно не фиксировал реальность, а его язык, без костей порой, на этот раз с потрясающим равнодушием просто подставил хозяина.

Ибо бард начал выбалтывать и историю из прошлого, где во всём была виновата эта кошачья девка. И историю из недавнего прошлого, где он видел, как её убивали наёмники-ПК и не вмешался…

Гостья дослушала его до конца… а потом не самый маленький мужчина полетел на пол от пощечины. Рука у Матти была тяжелой еще в прошлой жизни, а уж теперь…

– Эй! Белочка! – гневно возопил Дэй. – За что?!

– За то, что ты – идиот! – прорычала девушка, беря пьяного Дэя за шиворот и… волоча в сторону ванной. Предметы, в которые он при этом врезался – ее не волновали совершенно. Очень-очень злая красавица собиралась провести сеанс вотрезвления одного слегка… ну, не совсем слегка, придурковатого парня.

Пока в огромную и роскошную ванну лилась ледяная вода, Дэй, оставленный без присмотра, перебирал баночки и бутыльки, оставляемые сонмом его любовниц, в поисках алкогольной заначки.

Ну, быть того не могло, чтобы в таком месте…

Впрочем, ничего найти ему Матти не дала. Едва набралось достаточно воды, она, так же за шиворот, подтащила его к краю и – столкнула в воду. Возопив, не слишком фиксируя реальность, бард дернулся на свободу и снова ушёл под воду. «Лёгкая» ручка девушки помогла ему показаться над водой, чтобы набрать дыхания, и затем с такой же лёгкостью пьяного неадеквата Маттайя притопила обратно.

Исключительно для его пользы.

И так продолжалось до тех пор, пока сам Дэй не завопил, что он уже трезвый и его нужно отпустить. Услышав это, Матти еще раз, для надежности, притопила его… и уже отпустила. А вот помогать выбраться из воды – не стала. Он-то может и протрезвел, а вот она не успокоилась совершенно.

Сидя в воде, трясясь, с синими губами, бард только спросил:

– За что?!

– За то, что ты идиот! – прорычала Матти, взвешивая в руке флакончик «кипящая лагуна», превращающий обычный водоем – в горячий источник на десять минут за ложку зелья.

– Ма…тти?! – вот теперь до парня ещё и дошло, кто та злобная фурия, что устроила ему сеанс водно-воспитательных процедур. А потом дошло и заодно, кто был той белочкой, кому он выболтал слишком много лишнего…

От смущения барда вода могла бы и закипеть, потому что сделал он самое «умное» что мог – добровольно нырнул обратно в ледяную воду.

– Не спасет, – рыкнула Матти… и просто бросила в воду открытый флакончик, отойдя к двери. Если Дэй надеялся на перерыв и время на раздумья – он его не получит.

– За что?! – взвыл парень, выпрыгивая из воды ласточкой. – Ведьма! Фурия! … Матти, что ты здесь делаешь?!

– За тебя, болвана, беспокоилась! Ты три дня меня игнорируешь! – если бы взгляд некромантки мог убить – Дэй умер бы уже раз десять. Она буквально метала молнии. И именно это не позволяло надеяться, что он отделается одним только купанием.

– Три дня? Я что… столько пью?! Какое сегодня число?! У меня заказ у ювелира сгорает!

– Сейчас ты сам у меня сгоришь… – зарычала опять фурия, наступая, и оттесняя провинившегося барда обратно к воде.

– Я не хочу гореть. Я и без того уже сгораю который год! Хватит уже надо мной издеваться, и … – поймав руки Матти, Дэй остановился. – Хватит. Я пришёл в себя, спасибо за реанимационные процедуры. Но дальше продолжать не надо.

– Да? И у тебя даже, внезапно, включились мозги? Сгорает он. В ненависти своей беспочвенной ты сгораешь, ничего за ней не видя, – Маттайя вырвалась из рук барда.

– Ненависть? Ненависть и любовь, две стороны одной монеты. Слишком уж ты радеешь не за тех, за кого надо.

Матти оскалилась.

– А ты, видимо, позабыл уже, как «сладко» быть дичью в чужой охоте, раз уже можешь не просто спокойно смотреть на это, но еще и удовольствие получать.

Дэй дёрнулся, как от пощечины и не смог сказать ни слова ни в свою защиту, ни в своё оправдание. Он не получал удовольствия, он просто не вмешивался. Что такое для игрока одна гибель? То же самое, что просто царапина в мире реальном. Да, какие-то последствия могут быть для таких, как он с Маттаей, Янкелем. Но не для двинутых на голову игроков в виртуальность.

– Ты действительно ослеп, раз так ничего и не заметил, – поморщилась фурия, успокаиваясь. – Хотя, тебе с этим жить, и в зеркало как-то смотреться. Не знаю, я бы не смогла. А ведь я не была на вашем месте.

Бард молча смотрел на неё, не понимая, почему на него так злятся, за что на него настолько ругаются.

Матти покачала головой, развернулась и пошла прочь.

– Переодевайся, приведи себя в приемлемый вид, и выходи.

Дэй молча смотрел ей вслед и впервые желал, чтобы время, проведенное с Маттайе, не тянулось, как вечность, а пролетело за одну секунду, потому что, что ей говорить и как – он не знал…

⇱ Предыдущая глава

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019