И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 1. Шантаж по-королевски

Охота на Таире занятием была универсальным и в некотором отношении внесословным. Охотились простые трудяги, профессиональные охотники, аристократы и члены королевского дома. Даже призраки с удовольствием принимали участие.

Охота была поводом для гордости, а у аристократов ещё и соревнованием, кто убьёт больше, у кого собаки дрессированнее, а лошади лучше.

Охотились сезонно на кабанов, волков, медведей и призрачную шушеру, оставшуюся в королевстве после дней Чёрной луны. Всякие зайки, птички-утки, оленятки – были добычей простых людей и охотников. Аристократам подавай задачу поопаснее и поинтереснее.

Леди на подобных охотах присутствовали, обязательно под защитой своей семьи или жениха. С позиции брачного светского этикета охота была неофициальным способом показать, что невеста кому-то принадлежит, и этот кто-то невесту оберегает. Как правило, как раз после охоты, следовало объявление о приготовлениях к свадьбе. Бывало и наоборот, когда жених и невеста в такой неформальной обстановке, переходящей порой к экстремальным обстоятельствам, узнавали друг друга получше – следовало объявление о разрыве.

Приглашения на охоту были трёх видов: общими, для массовой рассылки; именными, подписанными королём лично, и призрачными. Вот мне щеголять предстояло с призрачным приглашением и находиться под охраной не просто братьев-принцев, а моих призраков. Собственно, братьев тоже ждал сюрприз в виде моего появления на охоте.

В обычное время леди положено было ездить верхом в дамском седле, во время охоты подобным бредом можно было не страдать и ездить в нормальном. У меня даже покрой амазонки был соответствующий. Я немного воспользовалась достижениями китайской моды из родного мира. Вне седла, скажем так, амазонка выглядела как необычное платье, но благодаря разрезам абсолютно не мешала сидеть в седле.

Правда, подобный фасон не очень подходил для привычного мне местоположения оружия. Кинжал я привыкла таскать высоко на бедре, он там так и остался, прикрытый дополнительно руной незаметности. В конце концов, Железное дерево меня «пристелило» радостью колдовства рунами, а потом и своим преподаванием. Так что за два года активного освоения, кое-чему я даже успела научиться.

Второй кинжал пришлось крепить на правую руку, хотя точнее будет сказать не так. Это было просто длинное и узкое лезвие, с высеченными по нему рунами, что-то вроде последнего довода. Если кинжал на бедре у меня был из высококачественной стали, то этот – из мягкого серебра. И пускать его в ход, да что там пускать – я даже его показывать никому не хотела. А ранить им могла без труда даже призраков. О чем они, к счастью, не догадывались.

Вообще, после обучения в пансионате, со всей этой дрессировкой «леди не положено», я вынесла одну очень мудрую заповедь. Окружающим тоже знать «не положено», что именно леди «не умеет» из внушительного перечня.

Поправив шляпку на волосах, я изобразила улыбку, и двинулась по лестнице вниз, к принцам, пытающимся выяснить, почему вместо трёх лошадей у лестницы королевского дворца стоит четыре.

– Доброго дня, Ваше Высочество Оэрлис, Ваше Высочество Дайре, граф Земский, – я дошла до опешивших мужчин, чуть заметно склонила голову. – Сегодня я вам составлю компанию на охоте, а этот конь, которого вы так… поэтично назвали, не для слов леди повторять, мой.

– Когда ты успела приобрести этого зверюгу?! – изумился Дайре, протягивая мне руку.

– Зверюгу? – протянула я немного манерно и взглянула на Шторма. Я бы не сказала, что мой красавчик заслуживает вот такого отношения и такого описания.

Коня я купила почти полтора года назад. Не сказав ни слова братьям. Купила у орков через подставное лицо по совету Амелис. Именно пустынные кони были самыми выносливыми среди всех пород. Отлично выдрессированные, они могли сами вынести воина с поле боя. Ну, и ещё, самое главное, они не боялись магии. Даже выдрессированные кони были бомбой замедленного действия. Никогда нельзя было предугадать заранее, устоит коняшка на одном месте при колдовстве или сбросит.

Шкура моего красавца была лоснящейся, и никакого чёрного цвета. К счастью, не белый. Принцесса верхом на белом жеребце это уже к эльфийским романам, пожалуйста. Изабелловая масть кремового цвета, чуть темнее длинная ухоженная грива и хвост, мощные копыта, мощная холка и грудь. По размерам – зверь, но увидишь со стороны и не подумаешь, что это конь выдрессированный. Скорее подумаешь, что это: «Ой, какая масть, ой, какая лошадка, папа – хочу!»

– Красивый конь, – сообщила я, становясь рядом с Дайре. – Итак, что вы на меня смотрите, словно хотите что-то сказать исключительно недоброе?

– Принцессе стало скучно? – ухмыльнулся Лис пакостно, – она решила найти неприятности сама и вовлечь в них других?

– Что вы, лорд Ниано, никаких неприятностей для других, сугубо для вас.

– Леди Ника, – Рауль укоризненно покачал головой, и я ощутила, что невольно теряю запал, что мне не хочется ничего говорить или объяснять. Или… Я ведь его люблю, стараюсь быть такой, чтобы ему подходить, ему нравиться… Но на расстоянии я его любила больше.

– Лорд Рауль, – я заставила себя улыбнуться, взглянув на него. – Не переживайте, вас мои неприятности не затронут. И собственно говоря, Ваши Высочества, я не поеду с вами.

И пока Лис давился смехом, а Рауль укоризненно на меня смотрел, я дёрнула Дайре за рукав.

– Только это, скажи мне, пожалуйста, куда нас вообще несёт?!

Белоснежка хмыкнул:

– Принцесса, вам не говорили, что такие вещи нужно уточнять заранее?

– Лорд Оэрлис, прошу вас, оставьте свой сарказм на сегодня дома. Повесьте его в шкаф, спрячьте за зеркалом, и без того голова болит…

– Голова?

Упс… Зря я это сказала, он же не пропустит это без своего внимания. А уж от его колкостей я и за первые три года не знала, куда деваться.

– Может быть, – Лис шагнул ближе, чуть наклонился: – Вам стоит осмотрительнее выбирать себе друзей, чтобы голова потом не болела?

Это вот он на кого сейчас намекает, а?! И я хочу его убить. Я хочу его прибить! Сил моих нету. Ладно-ладно, попросишь ты у меня снега под новый год, Белоснежка! Сделаю тебе большую подлость. Тактически буду падать в обморок тебе на руки, будешь меня защищать сам.

– В общем-то, – взглянула я на мужчину с лучистой улыбкой. – У меня отличные друзья, я, на удивление, не хочу их убить после нескольких минут общения.

Лис отступил, я повернулась к встревоженному Дайре:

– Не переживай. Я под охраной призраков.

– Почему?

– Приглашение от них, – сообщила я, усаживаясь в седло. Снизу были брюки охотничьего покроя, так что в свободе передвижения я была абсолютно не ограничена. – Собственно, а вот и они.

Призрачные кони вылетели прямо из стен королевского замка. Кайзер и Юэналь заняли места слева и справа от меня. Где-то в стороне, я ощущала его присутствие, был и невидимый Дитрих.

– Доброго дня, лорды, – пожелала я вежливо, качнув поводьями.

Как раз вот тут нужно обговорить одну вещь. Привидений, которые меня сопровождают, могут увидеть только те, кто связаны с королевским домом: или кровью, или брачными узами. Чтобы уберечь людей от глупостей и предостеречь от оплошностей, нужна призрачная дымка. Она появлялась сама собой, когда кого-то из королевского дома сопровождали призраки.

Могильный туман поднимался из-под копыт моего коня, стелился шлейфом за Штормом, обнимал мантией за плечи меня. В зависимости от того, кто именно был в сопровождении, менялся цвет тумана. Например, Юэналь был природником, поэтому и порождаемый туман был мягко-салатового цвета, в котором периодически вспыхивали искры серебряного и тёмно-голубого цветов. Кайзер… уже вопрос. Кажется, мой первый хранитель был тесно связан с ментальной структурой и чем-то очень напоминающим стихию тьмы. Потому что его туман был чёрным, густым, а ещё с фиолетовыми прожилками и молниями.

Общая дымка была серебряная, как ей и полагается, а вот если смотреть, не отводя взгляда, появлялись цвета. Собственно их появление означало, что аристократы в нарушение правил этикета смотрели на принцессу слишком пристально.

– И? – поинтересовалось я, укладывая поводья на луку седла, когда вокруг меня образовалось в кавалькаде охотящихся опустевшее место. Ритуальные танцы «придворные вежливо приветствуют принцессу с призраками, принцесса вежливо отвечает на приветствие» уже были закончены, и теперь, окружив себя соответствующим щитом рассеянного внимания против досужих глаз и ушей, я могла спокойно поговорить с призраками. – Будьте добры, сиятельные лорды, скажите, на кого мы с вами сегодня охотимся, используя меня в качестве приманки, да ещё и так грубо?

– Грубо? – уточнил Юэналь певуче.

– Ни один нормальный убийца не полезет к принцессе, когда она под защитой призраков. Если учесть, что у нас заговорщика характеризовали как «принц», он может быть из королевского дома или, по крайней мере, он должен знать про призраков-хранителей. Ну, и понимать, что из себя такая защита представляет. Соответственно пытаться меня убить бессмысленное дело… А, нет. Минуточку. Вы планируете как раз таки сделать так, чтобы я осталась в какой-то момент без защиты?

– Ника, – Кайзер взглянул на меня укоризненно, – ну, что ты такое говоришь? Как мы оставим тебя без защиты?

– Обычно. Берёте и оставляете. Ну, или, по крайней мере, берёте и прячете внешние проявления своего присутствия. Ведь именно поэтому нужно было, чтобы я не была рядом с принцами. А уж если учесть, что на сегодняшней охоте присутствует принц Оэрлис, то чтобы ваш план сработал, каким бы они ни был, принцессе предстоит немного потеряться. Добровольно связываться с «обворожительным» герцогом не захочет даже самый отъявленный самоубийца.

– Ника! – Юэналь покачал головой. – Это плохая идея.

– Хорошая, – возразила я ему. – Во-первых, вряд ли заговорщик оставил идею стать королём. Во-вторых, с учётом того, что теперь наследование пойдёт по прямой линии, под ударом и остальные принцы. В том числе и Дайре, и Арчи. Про Лиса даже не заикаюсь, он сам справится с проблемами. В-третьих, под ударом теперь и дядя. Если заговорщики решат планомерно извести под ноль всю династию, убийцы найдут его и к нему заявятся. Другое дело, что вряд ли получится поднять на него руку. В-четвёртых, под ударом и я, и граф Земский.

– Ника, – Кайзер подкинул мне поводья, показал вперёд. Принцы заняли своё место во главе, и кавалькада тронулась с места, а значит, охота должна была вот-вот начаться. А я до сих пор не знала, куда нас несёт, и на кого именно мы собираемся охотиться. – Ты умница, ты хорошо училась, знаешь, чем грозит происходящее. Но это не повод леди рисковать!

– Леди рисковать и не будет, – улыбнулась я привидению в ответ. – Рисковать будет ведьма. Это немного разные весовые категории.

Юэналь нахмурился, идея подставлять меня под удар ему в любом случае не нравилась, а вот Кайзер задумался. Кто бы сомневался. Вот зуб даю! Хотя чего это я ими так разбрасываюсь?! Со стоматологией тут плохо, в смысле – лечения как такового нет. Нужно зуб дёргать, а потом растить новый, вначале молочный, потом постоянный. Бррррр! Гадость. Кариесы лечить никто не умеет нормально. Так что к местным зубодерам лучше бы не попадаться.

Но это меня занесло немного. Так вот! Я уверена в том, что Кайзер – хранитель Лиса! Уж больно у этих типчиков психология сходится, и характеры одной нитью повязаны. Перечисляю, цинисты – циники плюс пессимисты, жестокие – оба. Окружающих не ставят ни в грош, зато очень любят их использовать. И при этом разумно покровительственные. То есть, если человека постоянно на руках носить, он и ходить разучится. Эти поддержат в самом крайнем случае, в остальных – оставят барахтаться в своё удовольствие самостоятельно.

Зачем при этом Кайзер стал моим хранителем, до сих пор въехать не могу. Мне с моим мягким характером одного Юэналя было бы достаточно.

«Угу», – поддакнул внутренний голос. – «И это говорит та, которая умудрилась уже оставить пару трупов за спиной, один из которых монстр класса «легендарный». Поду-у-умаешь».

«Сгинь, гадость!»

Насмешливо фыркнув, «гадость» предпочла слинять. Ага. У нормальных людей совесть как совесть, нормальный внутренний голос, а мой ехидничает со мной на одной волне, а заодно напоминает, что зарываться, порою, не стоит. Ну, да ладно. Не такой уж и я аленький цветочек, как возможно хотелось бы Раулю.

Как однажды сказала мне Амелис, моя доверенная горничная – девиз Таирсского дома «не кусайте спящего дракона за хвост». Дракон может обидеться. Поэтому… мы обаятельные, очаровательные, восхитительные и совсем-совсем не опасные с расстояния хлопанья глазами. А вот пересёкший границу дозволенного действует на свой страх и риск.

Говоря об Амелис – она теперь не только перешла в разряд личной и особо доверенной горничной, но ещё и получила под свою руку целый штат прислуги (она возражала, но кто ж её слушать-то будет?!). Сама я вообще не представляла, что мне делать с этой толпой истеричек, полагающихся мне по этикету. Ой, простите. Конечно же, прекрасных и воздушных дев.

– Ника? – взглянув вопросительно на тревожащегося Юэналя, я улыбнулась.

– Всё хорошо.

– Неужели, ты не боишься?

– Не боятся только безголовые и неадекватные, – честно сказала я. – А я не отношусь ни к первой, ни ко второй категории. Тут просто, знаешь, есть такое дело. Первый год в пансионате был не жизнью, выживанием – я постоянно ходила под угрозой смерти. Следующие два года я училась-училась-училась, как проклятая, ни на что другое не обращая внимания. А тут вдруг – я принцесса, и ничего делать не нужно. Можно заняться чем угодно, но правила этикета дозволяют только ничегонеделание с редкими потанцушками и покатушками.

– Потанцушки? Покатушки?!

– Бал и верховая езда, – пояснила я задумчиво. – А мне не хочется сидеть на одном месте. У меня характер для этого неподходящий. Так что, текущая ситуация – это не только способ прояснить что-то с заговором, но ещё и возможность размять косточки. Главное, взять этого типа живым.

– Живым?

– Ну, да. А то если он перестарается в попытках меня убить, он умрёт быстрее, чем поймёт, что его убило. Я же не совсем на голову слабая, чтобы отправляться на охоту на меня без прикрытия.

– На тебе сейчас нет ни одного активного заклинания.

Я улыбнулась и продекламировала нараспев:

– Среди всех магов королевского рода Таира особо выделялся Юэналь Мирский, лорд Нироль, принц Таирсский. Его волшебство, не видимое другим магам, не отличалось ещё и заметными магическими вибрациями, в результате чего не раз возникали казусы при магических покушениях на лорда. Придворный маг королевского двора обладал чувством юмора не всегда простым людям понятным, и неожиданно обнаружить у себя рога для убийцы было делом обыденным.

– Ника! Что ты такое прочитала?! – ахнул маг.

Я засмеялась:

– Книга для дополнительного чтения. А ты, правда, рога делал?

– И хвосты, и крылья, и чешуёй покрывались, и жабры отращивали, и в лягушек превращались, – сдал Кайзер мага, подъехав ближе. – Итак, Ника, сегодняшняя охота, я так понял, что ты даже не в курсе, куда мы едем?!

Ну, точно кто-то из этой тройки принцев под покровительством Кайзера помимо меня! И меня спалил. Но кто? Дайре… Для Дайре… нет. Кайзер для него слишком уж жёсткий. Рауль или Лис? Ох уж эти мужчины! Девушка из-за них тут себе голову сломала, скоро зубы от любопытства стешет, а они только измываются!

Ладненько.

– Не в курсе, – покаянно призналась я. – Когда стало понятно, что я еду на охоту, было уже четыре часа утра. А в семь пришло от вас призрачное приглашение.

– От нас?! – Юэналь и Кайзер не только опешили, но ещё и даже не смогли скрыть удивления.

Так-так. А вот это уже куда интереснее, чем могло бы показаться на первый взгляд.

Получается, приглашали меня не мои призраки? Но ведь никакой другой призрак не мог бы войти на территорию королевского дворца! Только те, кто связаны с Таирсским домом прямыми кровными линиями. Из этого следует совершенно прямое следование – вошёл в мою комнату и оставил приглашение призрак королевского рода. Отсюда следует второй вывод. Своё покровительство такие призраки оказывали только членам с той же кровью. А значит – всё же принц.

Как бы ни хотелось обратного, как бы на другое мы не надеялись, всё-таки предателем мог быть только один из… кстати, из скольких? Вайрис – отпадает, он уже на троне. Арчи слишком маленький, ему этот трон пока совершенно без надобности, да и не может быть у малыша призрачного покровителя. Безопасно подолгу находиться дети с призраками не могут, потому что вторые, даже не желая того, воруют их жизнь.

Хотя… Нет. Вайрис не отпадает. Как бы я к кому не относилась, он тоже может быть заговорщиком. Игра уже выиграна, но нельзя подавать виду – достойная причина? Более чем.

Дайре… Душа взбунтовалась, к горлу подкатил кислый комок. Да, я не верю, не хочу верить, да я даже думать не хочу, что мой рыжий брат предатель. Но если мы сейчас выкинем всех, кто, по моему мнению, предателем быть не может – в сухом остатке совсем никого не останется!

Значит. Вайрис, король Таира – раз. Дайре – два. Желудок молчать! Аэрис – три. Лис – четыре. Да, я знаю, что его «не стать королём» куда серьёзнее и лежит в области магии, но его я добавлю в этот список вот просто из принципа. И природной вредности. Рауль… да, сердце, молчи и не трепыхайся, Рауль тоже стоит в очереди на престол. Пусть даже и ниже меня. А значит, он «шесть». А вот я «пять». Я могу даже не догадываться о чужих планах на себя, но я не могу не понимать, что если на мне жениться, то можно придать легитимность любому правлению. Вопрос, как быть в этом случае с привидениями? И… как же Натан? Нет, он не признан королём как сын, даже как незаконнорождённый, там какая-то тёмная история была, значит, он отпадает точно.

И кто из этих людей может быть предателем?!

Да кто угодно.

Абсолютно, кто угодно, потому что я не могла за три года узнать всех. Я эти три года провела вообще в другом месте, общаясь с ними постольку-поскольку. А значит, мне тоже нужна информация и… убийца.

Натянув поводья, я качнула пальцами, незаметно направляя графический узор. Поднявшийся из-под копыт коня туман стёр дорогу, а вместе с ней и всю кавалькаду. Прежде чем кто-то успел заметить, я свернула влево.

Качнулись изогнутые ветви дерева, что-то крикнул Юэналь, я не услышала. Кинулся вслед встревоженный Кайзер, но лес его оттолкнул прочь. Мне не нужны сейчас свидетели и помощники, поэтому ощутив вокруг паутину рассеянного внимания и чужие щиты от призраков, я не стала их рвать. Просто поехала дальше, следуя невидимым указаниям. Меня ждали. Мне указывали дорогу.

Туман поднимался от земли уже настоящий, природный, а вместе с ним я даже поняла, куда меня занесло, и на кого именно собирались сегодня охотиться.

Марзелонские болота.

Изумительное место для охоты на ящериц. Аристократы любят эту охоту, хотя практически всегда, в девяти случаях из десяти, возвращаются даже без возможности увидеть юрких разноцветных ящерок.

Мир здесь был неприглядный, неуютный. Серый, пустой, местами лишённый растительности пустырь. Кустики пожухлой травы были такими маленькими, что их практически было невозможно разглядеть. Кое-где встречались деревья, но они все поголовно были искривлённые, искажённые, больные.

А ещё здесь было очень удобно совершать покушения на убийства и убийства аристократов. Почему до сих пор эти охоты продолжались? Потому что местные ящерки были чем-то вроде золотых рыбок. Поймаешь – загадаешь желание – исполнится. Правда, не в такой грубой последовательности. Нужно было сначала эту самую ящерку правильно принести в жертву богу (правильному богу), а уже после этого человеку давались возможности, чтобы его желание исполнилось.

Меня это не интересовало.

Туман расступился, демонстрируя тонкие сломы ветвей кустарников, положенные деревья и расчищенную площадку. Там меня уже ждали. Высокая фигура, довольно массивная. Слишком высокая и со слишком правильной грацией. Не Дайре. Не Вайрис.

Аэрис – возможно, увеличить в ширину тело получится без труда. Рауль… похож, удивительно похож! Сердце больно стукнуло об рёбра, угрожая их выломать. Разум попытался встряхнуть, что это может быть подстава! И я пришла в себя.

Нет-нет, я не могу вот просто здесь расклеиться. У меня планы! И смерть в них не входит. А если я зазеваюсь – он меня убьёт.

Спешившись со Шторма, я повернула его мордой к тому месту, откуда пришла, и стукнула по крупу. Обойдёмся без заложников. Обученный конь прибежит потом по свисту, а я буду чуть свободнее в действиях.

– Удивительное дело, – голос был незнакомый и знакомый одновременно. – Юная принцесса куда умнее, чем про неё говорят.

– Удивительное дело, – повторила я мягко, – говорят, что совершать попытку покушения рядом с лордом Оэрлисом не станет даже самый отпетый самоубийца.

– Я вам открою страшную тайну, прекрасная леди. Оэрлис – не дурак, он умён, а ещё он опасен, потому что не гнушается никакими методами. Может многое, делает ещё больше. Но не ради всех. Вы не часть его семьи. Ему и в голову не придёт за вас заступиться. Для него – вы просто … принцесса. Не сестра.

Эмоции полыхнули болезненным вихрем и улеглись в груди ледяным комом. Выключились. Этот человек только что сказал то, что знают только принцы, несколько живых из Таирсского рода, и несколько призраков. Никто не мог рассказать о том, что Лис от меня отказался, только те, кто был тогда в зале. И как я не хочу этого признавать, один из принцев – убийца. Один из принцев тот, кто хочет взойти на трон или просто замести следы.

А я – слепой котёнок, не разбирающийся в людях.

– Зачем вы меня позвали, лорд? – спросила я, стараясь контролировать голос. Он должен немного дрожать. Не сильно, всё-таки принцессе бояться не позволено, но я же не кукла, мне должно быть страшно.

– Посмотреть, что вы собой представляете, леди.

– Что я? Собой представляю?!

– Дайре столько про вас говорил, хвалебные оды, баллады в вашу честь даже! Но всё это время я видел совершенно другое. В его голосе звучал восторг, я же, когда на вас смотрел, видел нечто… механическое, не такое живое, не такое уникальное. Да даже далеко не такое интересное и не такое заманчивое. Скажем, поэтому я решил познакомиться. Узнать вас ближе.

– Не боитесь, что я расскажу о нашем разговоре лорду Оэрлису? И он по нему вас сможет вычислить?

– Не боюсь. Вы не скажете ему ни слова. Потому что будете бояться, что я – это он, то есть он – предатель королевского рода. Я ведь самый старший.

– Я? Лис? … – я вздохнула. – Ты не Лис. Лис совсем другой. Он жёсткий, несгибаемый. В тебе слышна мягкость. К тому же – он некромант, это единственное, что в нем ощущается, и эта сила – страшная. Ты не страшен, ты не пугаешь.

Мужчина ухмыльнулся, по коже прошлись дружным строем мурашки. А потом он подошёл ко мне ближе. Остановился рядом, так близко, что я ощутила дуновение ветра сквозь него.

Не человек. Иллюзия? Близко, но ещё не она. Может быть, магия разума… Да нет, не может быть! Это она и есть! В тот раз, ещё в тот раз, три года назад, Дайре мне говорил, что предатель владеет магией разума! Надо же, почему мы забыли об этом?! Почему?!

Проекция, именно так называлось это заклинание, была не опасна, она не могла колдовать – всё, что было вокруг, готовилось заранее. Сейчас во мне вызывало ЭТО горы мурашек в душе. Я не ощущала запахов, был только звук. Звук голоса.

– Ты смотри, догадалась. Я не могу подойти к этим идиотам, они могут раскусить мою магию и мою личность. А ещё я всё надеюсь на то, что мой план удастся. Поэтому ты выступишь моим глашатаем. Ты передашь им то, что я тебе скажу.

– Если я не захочу этого делать?

– Тогда ты умрёшь. Я уже говорил тебе, что ты умрёшь только тогда, когда это будет мне выгодно. С той поры в твоём теле, в твоём разуме есть соответствующая директива. Отложенное заклинание. Конечно, потом полторы недели мне пришлось походить без магии, но овчинка стоила выделки. Так вот, маленькая принцесса, я хочу, чтобы ты передала одному безголовому принцу следующие слова: «Этот раунд за мной, Оэрлис. И следующий будет тоже. Потому что ты мне принесёшь голову того, кто мне очень давно мешает. Ты мне принесёшь голову Лэ’Аля. А чтобы ты чересчур не упрямился, сообщу тебе одну интересную новость. Твой отец у меня, со своей молодой очаровательной селяночкой, их сынишкой и твоим младшим братом Арчибальдом. Порадуйся за меня, за него тоже порадуйся. Сроку тебе – до следующей Чёрной Луны, не управишься – получишь четыре головы в коробочках». Хорошего дня.

Последние слова тварь, ухмыляющаяся мне в лицо, просто пропела. А я… ноги не держали, осела прямо на землю. И поняла, что сил нет, хочется кричать и… расплакаться.

Болотная жижа всколыхнулась, в лицо плеснули грязевые капли, и, понимая, что за спиной вооружённый враг, я круто повернулась, подставляя автоматически кинжал. Лезвие высекло искры при столкновении об лезвие, плечо окрасилось горячей кровью, а враг уже пошёл на вторую атаку…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018