И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 10. Дерево и железная дева

Всегда знала, что я просто талант в вопросах доведения до родимчика ближнего своего. Орк, конечно, ближним мне не был, зато и довела я его куда качественнее.

Нет, судя по виду, убивать он меня не кинется – опытный. Но очень хочется! А молчит, молчит то как… красноречиво! Впечатляюще, одним словом. Мог бы убить – убил бы, вот ей-ей! А так, эх, самой стыдно от того, какая я Дюдюка-Злюка. А то ходила как в воду опущенная, а это совсем не в моём характере. Так, положительно, драться мне не хочется. Пока нам место готовят, побью глаза обо что-нибудь вокруг. На орков что ли позаглядываться? А что… хорошие человеки… не люди, конечно, но тоже на что-нибудь могут сгодиться…

Могут же?

Знают много. В качестве брачных партнёров, опять же. Вот ка-а-ак подложу Лису такую оливковую красавицу. Не свинью, но зато судя по цвету… Он белоснежный, она зелёная, ух! Двор вздрогнет. А Лис меня убьёт.

Но зато как звучит, как звучит…

Так, Ника. Возьми себя в руки, это уже истерикой попахивает. И понесло тебя куда-то в такие степи заоблачные, что впору задумываться о том, а не пора ли тебе вызвать эльфов – душеспасителей. Душемучителей…

Хм. Аааа! Да что же с моими мыслями-то такое? Не хотят, как есть, не хотят ходить строем. Сейчас от меня окружающие орки, пытающиеся в моей голове покопаться, за головы свои схватятся. Или пустить их? Пусть порадуются перед смертью… Хотя с другой стороны, моё сумасшествие не заразное, оно просто мал-мала смертоубийственное. А я брать на себя такое количество смертей не хочу. Я их лучше лично прибью.

Нет, нельзя. Вайрис не оценит. И Лис, впрочем, тоже… Ему же потом придётся со всем этим разгребаться. А хоть ему гадость устроить очень хочется, всё же от дурно пахнущей истории такого масштаба хуже будет только мне. Обойдётся, белобрысая ехидна без подставы! И я … обойдусь. Придумаю что-нибудь ещё. Что, неужели моя злокозненная натура не найдёт, какую свинью призовых размеров ему подложить?!

– Дуэлянты на круг!

О, а вот уже и расстарались глашатаи. Сейчас будет всё быстро, некрасиво, но, надеюсь, продуктивно.

Мне, по сути дела, ничего особенного не надо. План есть, осталось только чётко ему следовать. И ещё, мне же не нужно, чтобы посторонние услышали лишнее. Конечно, на дуэльных кругах лишнего говорить не принято, а вот сейчас мне бы под шумок что-нибудь интересное выведать не помешало бы.

К тому же, обустроить всё это можно быстро.

Но… Нет. Не нужно. Я принцесса Таирсского дома. Общеизвестно, что принцесса сильная прорицательница. Другие силы палить не надо. Нет, я совсем не параноик, но кто знает, кто окажется среди всей этой толпы, пока мне будут пытаться снести голову.

И кое-что ещё. Мне нельзя показывать свой истинный уровень, поэтому этого делать я и не буду. Ближайшее будущее я уже научилась видеть и без всякой магии. Как-никак, самая первая стихия, почти первая любовь или первый любовник. Особое отношение к ней самой и особые отношения с ней.

Старейшина взял себя в руки всё-таки быстрее, чем мне бы того хотелось. Тот, кто в ярости, в бешенстве – делает ошибки.

– Умная принцесса людей. Редкий случай, – орк махнул рукой, и вокруг нас пала полная завеса. Нас видели все, но не слышал никто. Мы видели и слышали всех, но приглушённо, отстранённо. Орки и люди вокруг были лишь фоном, который можно было сделать «явнее», достаточно было только сосредоточить взгляд. Ведьма в моей душе восторженно взвизгнула, утаскивая в свои закрома потрясающее по своей изощрённости заклинание.

Я бы даже восхитилась поступком орка, помня о том, что есть такое понятие, как откат. Но… увы.

– Вам незнакомо явление отката. И хоть заклинания, воздействующие на среду распространения информации, обычно имеют до десяти минут невозможности применять последующую магию, на вас такого ограничения нет и быть не может. Извините меня, это было красиво, возможно, немного зрелищно. Но от такой малости бдительности я не потеряю.

– У тебя был хороший учитель.

– Самый лучший, – не засомневалась я в ответе ни на миг.

– Но показывать свои таланты ты не хочешь.

– Не хочу.

То, что происходило сейчас на торжище – было со стороны безумно странным. Мы просто стояли. И ничего не делали. Ничего. Вообще.

Основной бой происходила в сфере ментальной.

Мне не следовало лезть к старейшине Белого Клыка, потому что он был магом предвидения, так же, как и я сама.

Он видел ближайшее будущее безо всяких заклинаний, изощрённых уловок и прочего. Он просто хотел и смотрел то, что его интересовало. И больше ничего… А там, в будущем происходила цепочка цепляющихся друг за друга предвидений. Он делал движение, предвидя его, я уворачивалась. Предвидя мой уворот, он атаковал вторично, и так по кругу.

Это было необычно, это было настолько выламывающимся из рамок привычных дуэлей, что мне стало интересно! Как это может быть, кто может победить в подобной дуэли? Не силы, не взглядов – магии.

Я не поняла, что случилось, но орк улыбнулся. Частокол его улыбки… Можно я куда-нибудь спрячусь, а? Такому и меча не надо, откусит голову и не поморщится!

А потом, дуэль окончательно перешла в линию магии. Он начал намеренно мутить будущее, стирать его, стирать свои следы, стирать даже мои.

Половину того, что он делал, я могла повторить или отразить. Вторую половину я впитывала подобно губке, запоминая, откладывая в свои тайники и уповая только на уроки Ника.

За три года у меня ни разу не получилось предсказать появление моего учителя и направление его атаки, но орк был слабее.

Когда я это осознала, все стало и проще, и сложнее. Я успокоилась, перестала допускать мелкие ошибки, а вместе с тем, старейшина понял, что так просто со мной не справиться.

И это уже было плохо. Потому что, сохраняя своё хладнокровие, весь свой боевой опыт, все знания и умения, он атаковал всерьёз.

Это был не мой уровень. Совсем не мой. Но пока орк только набирал скорость, а я выбирала наиболее удобную позицию, для того чтобы атаковать старейшину. Мне нужна то всего одна капля крови!

Ну, же! Ну!

Ау, удача, чудо, что-нибудь, отзовитесь! Некогда мне тут торчать, некогда.

На мои молитвы пришёл ответ. Со спины. Там, со стороны зрителей, сейчас был Ник!!! Я ощущала его, хоть и не видела. А сделать не могла ничего, потому что орк начал атаку. Сложную, опасную, почти что смертельную.

То, что случилось дальше, было… Не знаю, цепью случайностей или очередным актом спектакля гениального режиссёра. Орк увидел Ника, и сорвалось совершенное движение, призванное укоротить меня на голову. Я не знаю, почему он так испугался, а это был именно испуг. Возможно, мой противник знал Ника, возможно, … многое возможно.

Но я могу собой гордиться дважды. Во-первых, такого мужика, такого орка довела до того, что человеческую девчонку он начал рассматривать всерьёз.

А, во-вторых, именно в этот момент мой меч устремился к груди в тонкой рубахе.

Как оказывается, красное на белом заметно просто потрясающе…

«Нэй!» – отчаянно крикнула я, видя, как сереет орк. Не притворяясь, действительно, не напуганный, испуганный до полусмерти.

«Чего кричишь?» – возмутилась хранительница Железного дерева. – «Ой…»

«Я нечаянно!»

«У тебя вечно всё феерическое нечаянно получается. И? Чего нужно?»

«Покажи ему, что я твоя носительница».

«Тебе это не добавит популярности! Точнее… они могут попробовать тебя оставить здесь. Себе. Для себя».

«Нэй. Пожалуйста».

«Вся ответственность на тебе».

Она пропала мгновенно из моих мыслей, только ситуацию я не спасла.

Алые капли крови раскрашивали белую ткань рубахи старейшины словно промокашку чернила. Орк смотрел на меня и… не мог отвести взгляд. Я знала, что происходит. Видела это в предвидении. Как на моей правой щеке расцветает тонкий узор. Витые линии складываются в семя, из семени прорастает огромное дерево. Я видела, как это дерево прорастает сквозь меня в мир. Я сама стала центром этого древа, его душой, на мгновение – его хранительницей.

И орк дрогнул.

Старейшина Белого клыка опустился передо мной на одно колено, склонив голову:

– Располагайте мной, принцесса Таирсского дома.

И как мне теперь сказать, что мне нужно от него всего лишь капля крови?

– Кровь, – вздохнула я. – Мне нужна капля вашей крови. И место, которое я укажу, освободить ото всех и вся.

– Как скажете, принцесса.

– Скажу. Поднимитесь, нечего пыль собирать. Она не казённая.

Орк поднялся. И в какой-то момент в душе возопила гневно моя половина. Ведь это то, чего мы хотели – отомстить. Так чего же мы, чего?!

– Железная дева, – пробормотал старейшина. – Мы не ждали вас так рано. События начали развиваться куда быстрее, чем это было предсказано. Что хотите лично вы, принцесса?

– Да вроде уже ничего, – вздохнула я. Не хочу я их просить о помощи. Разбираться со всем этим, магия крови, ритуалы, шаманизм. Сама разберусь. Ну, их… – Представилась, так представилась…

Орк хмыкнул, протянул мне руку.

И я её приняла.

По сути, они ничего мне не сделали. Просто не захотели выслушать человеческую девчонку. Расслабились. Забыли, кто такие люди. Забыли, кто такие ведьмы.

Ну, напомним? Особенно, если меня сейчас не порвут на клочки.

Или сразу сбежать на поляночку и высадить дерево, куда положено?

Они, конечно, вот эти четыре гарпии – мои фрейлины, но, боюсь, вспомнят они об этом, когда меня любя прибьют. А ещё здесь был Ник! А значит, он до сих пор за мной смотрит! До сих пор. И если он не пропал, у меня ещё есть шанс его найти!

Этого шанса у меня не было, но на тот момент об этом я не знала.

Я вошла в общину орков званым гостем, (было выслано заранее предупреждение). Я доказала своё право быть здесь званым гостем – выиграв в дуэли, пусть даже и сложилось это всё вот так. Я не попросила ничего взамен, а значит, действительно заслужила уважение. И разгорелись костры.

Яркие, разноцветные шатры полыхали на ветру полотнищами. Орки танцевали у огромных костров, и огненные языки облизывали накатывающие сумерки и кое-что более вещественное – мясо. Огромные туши жарились на вертелах, распространяя вокруг умопомрачительные запахи.

Резались салаты, причём такими тесаками, которые я даже поднять бы не смогла! Не та во мне сила, в моих руках.

Мир вокруг качался, плыл, смеялся, насмешливо звенел.

Монеты, монисты, мечи, ножи, сабли.

Смеялись орки и люди из моего дипломатического каравана.

Даже мои спутницы-подруги сменили гнев на милость и отправились к кострам танцевать. Я сидела в самом центре, не зная, что мне делать и надо ли что-то делать вообще. Накатила апатия, что-то такое чудовищное. Злое. Душащее меня.

Мне хотелось одновременно и закричать, и заплакать.

Забиться в истерике.

Но я сжимала зубы и смотрела на языки огня.

Он появился откуда-то со спины. Молча.

Он всегда молчал, когда появлялся в настоящем виде! Гадина…

Узнаю, кто он, на самом деле, сделаю всё, чтобы устроить ему сладкую жизнь.

Но сейчас мне, как никогда, была необходима поддержка Ника. Он ничего не говорил, просто притянул меня к себе, обнял, укутывая полой своего плаща. И я закрыла глаза. Не надо. Я не хочу его видеть. Я не буду нарушать правила этой игры. Хотя уверена, что он уже успел подстраховаться и наложил или иллюзию, или что-нибудь ещё. Он умный. Он чертовски умный…

И тёплый. Вот сейчас, здесь.

Я бы, наверное, могла бы влюбиться. В его заботу, ненавязчивую. Едва уловимую. В его руки. В его присутствие. Но … принцессы Таирсского дома всегда отличались редкостным упрямством.

– Ты меня обманул. С цветами, – заметила я.

Над головой хмыкнули.

– Сама виновата, да, да, – догадалась я. – Мне нужно было или точнее ставить понятия, или… Хотя нет. Я тебя найду. Честное слово.

Хмык стал ещё насмешливее, и вместе с тем, Ник ведь меня подзадоривал, делал всё, чтобы я действительно его нашла. Обнимающая меня рука сжалась чуть крепче. Я посижу всего ничего, всего немного. Мне это надо, сейчас. Потому что потом – я пойду туда, в самый центр, где горят костры, где шумят голоса, где звонко бряцают мечи. И дерево будет расти сквозь меня. И опять это будет больно. И совсем, совсем не зрелищно.

А я…

– Не бойся.

Я не успела понять, не успела опознать голос. Он исчез! Этот нехороший… Ник просто взял и пропал, а я осталась сидеть у костра, закутанная в его плащ. Нет, я всё-таки его найду, прибью и… заставлю на себе жениться. А потом буду ему всю жизнь портить!

Орк, присевший рядом, чуть не отшатнулся от моей «доброй» улыбки, потом взял себя в руки.

– Ррррайн, – представился он по-человечески. – Можно просто Раян.

– А я Ника, – улыбнулась я. – Все титулы завтра уже по-вашему представит мой двойник.

– А вы сами, Ника?

– Буду отлёживаться. Потому что это, – ткнула я пальцем в поляну. – Очень больно.

Орк кивнул:

– Откуда… Как так получилось? Почему вы, девушка… из ниоткуда, вдруг пришли ко мне сюда, через три года, а внутри вас уже оказалась наша самая главная святыня?

– Так получилось… – вздохнула я. – Это очень долгая история.

– Мы никуда не спешим. До полуночи, когда зазвучат ритуальные барабаны, когда затрубят рожки павших, и когда в воздух взовьются огненные языки костров, ещё есть время. Или вы не хотите говорить?

– На «ты», можно?

– Это доверие, – орк кивнул. – Но почему бы и нет. Это даже интересно, поговорить по душам не с масками и не с принцессой, а с тобой – железной девой.

– Почему ты так меня называешь, Раян?

– Ты предсказана в наших легендах. А может и не ты. Нам предсказывали другую девушку.

– Другую? – уточнила я.

Раян молчал, глядя в огонь, потом заговорил негромко, скрывая какую-то странную дрожь. Не было холодно, не было ветра, но его руки, его мощные плечи едва уловимо подрагивали.

– Мы знали, что однажды придёт железная дева, которая вернёт нам дерево. Она придёт пешком, одна. С выдолбленным из дерева посохом. В поношенной одежде. Босая. Усталая. Она будет изранена, но в её сердце будет гореть свет. Свет Железного дерева. Мы ждали её. Знали, что она придёт, а потому не сомневались в том, что сможем её узнать.

– А вместо неё пришла я.

– Да. Пришла ты. Не подумай. Ты не плохая. Ты удивительная. Для человека. Для женщины, – орк хмыкнул. – Для человеческой женщины и представительницы бледнокровых – ты очень умная, ладненькая. Но мы ждали… кого-то ещё.

– Гордые дети степей и пустынь забыли, кто такие люди, и кто такие ведьмы, – шепнула я грустно. – Вы разучились видеть нашу поступь, различать наши голоса среди чужих голосов. Вы забыли, что это такое, когда в ваш дом входит ведьма. Что это такое, когда она идёт под сенью ваших шатров. Вы забыли, что ведьмы были главным сокровищем для ваших хранителей Железного дерева. Потому что только рядом с ними дерево зацветало, принося в ваши края благоденствия, а в души ваших предков спокойствие.

– Ведьмы слишком давно не появлялись здесь, Ника. Мы уже забыли, что это такое. Их голоса, их слова, их магия. Никто уже не помнит, с чего всё началось, но наши потомки, продолжения наших родов укоряют павших за то, что они сделали. Наши дети поняли лучше нас, что мы натворили. И это нашим детям исправлять … ошибки, оплошности павших. Им исправлять то, что было сделано не по злобе, по незнанию, непониманию, недомыслию.

Я молчала. Что я могла сказать? Что они неправы? Так – он за те времена не в ответе. Никто не в ответе.

Но они были неправы. Зато сами поняли это! А понимание первый шаг к исправлению сотворённого.

Вообще, наверное, только, наверное! Я не должна была их жалеть. Кем они были для меня? Орки. Незнакомый народ, первые же встречные представители которого заставили меня ощутить себя униженной, наравне со вторым «древним народом». Я знала, что не получу никакой награды, если вмешаюсь и попробую что-то сделать, чем-то помочь.

Но разве награда меня интересовала?

Я не была альтруисткой, мне были чужды помыслы «мир во всём мире», я ничем была не обязана оркам. Но я сидела, смотрела на пламя костров и понимала, что всё только начинается. И для меня, и для них, и для всего Таира, в общем. И если надо с чего-то начинать, менять всё вокруг – почему бы не начать с себя? Почему бы не сделать что-то такое большое, глобальное… просто потому, что это будет правильно?

Костёр качнулся навстречу, когда я поднялась. Языки огня манили вперёд, к себе, нашёптывая, что я смогу, что я напрасно сомневаюсь.

Огонь звал меня в танец.

Да, я не могла многого. Скорее, я не могла вообще ничего. Кто я? Принцесса Таирсского дома, явившаяся из ниоткуда. В моих силах были какие-то крупицы, которые кому-то давались гораздо легче, уже просто потому, что они родились на Альтане и выросли здесь.

Я могла только одно… Да, очень важное, но скорее… шкурное.

Я могла напомнить оркам, что такое Железное дерево, кто такие ведьмы, и что значит их приход для Железного дерева.

Возможно, не так много, как кому-то хотелось бы, но всё же, не так уж и мало.

«Ника?» – Алланэй, Нэй, снова проснулась в моей душе. – «Ты чего-то боишься?»

«Многого. Кажется, я немного расслабилась. Забыла, как это – быть… смелой. За два года я привыкла казаться только принцессой, а ведьмой была лишь иногда, когда никто не видел. Когда чужой взгляд на мне не останавливался, когда я могла летать в облаках, качаться на сосновых ветвях. Я уже немного забыла, как это, быть ведьмой».

«Знаешь…» – Нэй замялась. – «В тебе есть чужое».

«Да. Заклинание. Я хотела спросить орков, но… не буду».

«Ты гордая».

«Нет. Я осторожная. Кто знает, нет ли среди них предателей. Нет ли рядом опасности. Нет ли рядом тех, кто решит узнать, о чём шепталась принцесса со старейшиной. Нет. Не надо».

«Ты… заботишься о них?!» – у хранительницы вырвался даже не крик, хрип. Она была изумлена, а я…

Грустно улыбнулась.

«Какая из меня ведьма, Нэй? Даже отомстить не могу, как следует. Три года мне воспоминания о том прибытии ранили сердце. Особенно, когда становилось понятно, что помоги мне из них хоть кто-то, всё пошло бы по-другому. И не нужно было бы ничего. И снимать проклятье с Таирсского дома, и три года любить Рауля. Я ведь не думала, не представляла. Я действительно его любила. А любовь оказалась не моя даже. Ничего этого бы не было…»

«Ника…»

«А потом смотрю вокруг», – зло продолжила я, – «а вокруг дети, женщины, мужчины, которые ничего не знают! Которые не должны страдать лишь потому, что кто-то отказал в помощи мне. Не могу… Я так устала».

«Ника… Давай… я у тебя заберу? Это заклинание? Я не смогу сделать так, что оно станет частью меня, но могу сделать так, что все будут уверены, что оно до сих пор в тебе, когда в тебе его уже не останется. Оно развеется, потеряется».

«Что для этого нужно сделать?»

«Ничего. Просто небольшая часть меня – останется в тебе. Ты будешь девой, отмеченной деревом. Не просто «железной ведьмой», но «железной девой». Это не изменит для тебя ничего».

«А для тебя?»

«Ты станешь моим цветком, это… как бы…» – Алланэй задумалась. – «Этого давно не было. Мы будем связаны. Если мне будет угрожать смертельная опасность, магия дёрнет тебя ко мне. Но если будет угрожать смертельная опасность тебе, ты получишь почти все мои силы, чтобы спастись».

«Это плохо для тебя».

«Не настолько, чтобы я отказала тебе в этом. Ты не представляешь, как много ты для меня сделала. Ты не представляешь, как я горда, что познакомилась с тобой. Из всех людей, из всех ведьм, что встречались мне на пути – ты самая необычная, самая яркая, самая… ведьмистая, хотя вряд ли так можно говорить. Ты очень, очень замечательная!»

«Спасибо», – грустно усмехнувшись, я повернулась к Раяну. Орк не понимал, что происходит. Здесь никто не видел, что я ведьма. Никто не знал этого. Я для него была всё той же человеческой принцессой.

Он не видел во мне железную деву.

А я… наверное, уже даже не хотела расстраиваться по этому поводу. Плащ Ника сорвался с моих плеч порывом ветра, растаял горстью тёмных искр. Шифруется, гад. Не оставляет мне ничего, никаких улик, никаких возможностей его найти магией. Ну… ничего, и без этого справлюсь.

Ветер налетел ещё раз и ещё, поднимая к небу языки костра и раздувая мою юбку. Да, я переоделась. Из охотничьего непристойного костюма перебралась в ещё более непристойное платье. Пышный подол, рукава-крылья, воротник-стойка бальных платьев здесь были неуместны. А моё платье было в тон. Короткие рукава три четверти, квадратный вырез, длинный подол, вьющийся вокруг меня словно живой. На запястьях звенели браслеты. Их было очень много – и на каждом были вырезаны руны. Браслеты были на щиколотках, хоть этого было и не видно, цепочками с рунами обхватывали бедра, звенел монетками с рунами пояс.

Раян что-то крикнул вслед, но ветер отсёк от меня все звуки.

Кто узнает во мне сейчас принцессу Таирсского дома? Разве что Ник только. А остальные… видели только то, что я хотела, чтобы они видели.

В круг костров шагнула ведьма.

Я не знала, что мне танцевать, плохо себе это представляла. Да и не увлекалась никогда ни танцкружками, ни прогулками по клубам именно в танцевальном ракурсе.

Я просто знала, что это нужно сделать.

Ветер и огонь нашёптывали мне в уши, предлагали впустить их, раствориться в них.

Но члены Таирсского дома никогда так не поступали, и я поманила стихии, втягивая в свой танец. О том, что случилось потом, на следующий день мне рассказали уже девчонки.

Никто не понял, откуда взялась «железная дева». Гибкая девушка в ярком ало-золотом наряде, босая, с железным посохом в руках. Звенели браслеты, когда она шла в центр поляны, и никто не смог даже шевельнуться. Никто не сказал ни слова, когда она вогнала посох в самый-самый центр. Все затаили дыхание.

А потом ветер задул со всех сторон сразу. Совершенно аномальное явление. Но это было. Дальше всё стало только страшнее. Магия ударила со всех сторон, пронзила всё вокруг, разрывая на части, на осколки. И следом за магией потянулось пламя.

Огненный вихрь крутился там, где была ещё мгновение назад ведьма.

Вихрь не пропал. Он распался на длинные нити, которые начали ткать посреди поляны дерево. Железные ветви величественной и в то же время стройной липы растягивались во все стороны. Ветряные жгуты начищали, надраивали ствол. А огненные лепестки, действительно огненные, трепетали на ветру. И посреди всего этого магического буйства, на липе распускались лепестки тёмно-фиолетовых горных фиалок.

Совершенно невозможное в логичном мире происшествие – здесь происходило на глазах сотен зрителей.

Лепестки облетели мгновенно. Дунул порыв ветра, опали огненные языки – и лепесточки помчались прочь. Фиолетовыми живыми искрами в потоке света Белой луны. Куда-то, куда считали нужными, куда звали их завораживающе переливы флейты.

По дороге часть лепестков опадала на землю, на орков, на людей, заживляя чудовищные раны, застарелые шрамы, леча душу и сердце, пробуждая в земле плодородие, а в окружающем мире заставляя жизнь побежать быстрее и ярче.

А я, опускаясь без сил по стволу Железного дерева, отдав всю себя, до последней капли, мысленно хохотала, представляя, как будут орки искать свою легендарную деву. Появившуюся из ниоткуда и туда с концами канувшую.

Я ещё услышала, как над моей головой мужской голос укоризненно произнёс:

– Интересно, научишься ли ты когда-нибудь думать о себе?

А потом наступила тьма, в которую я нырнула с удовольствием. Здесь было тепло и совсем, совсем не страшно. Ведь рядом был Ник.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018