И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 17. Гадание на крови

Лис успокоился. Как будто только что ничего совершенно не произошло. Как будто не он только что искрился яростной ненавистью, от которой у меня всё внутри сворачивалось в тугой узел. Он действительно меня ненавидел. От души. Но сейчас мы были в одной лодке.

Он мог быть уверенным только во мне. Я могла доверять только ему. Потому что он был моим неприятелем.

– Глупая девочка, – пробормотал некромант, отпуская меня. – Зачем ты пришла, Ника? Зачем?

– Дядя же назвал меня хранительницей дома. Надо как-то оправдывать собственное «звание», – отозвалась я, понимая, что ноги меня не держат, что ещё немного – и я просто рухну. Слов было сказано мало, а от накала эмоций – у меня на коже волоски встали дыбом. И губы. Горели.

– Глупая девочка, – вздохнул Лис, отступая ещё на шаг, потом ещё. Сжав кулаки, он спрятал руки в карманах, только чтобы меня снова не попытаться прибить, да? Ненависть в его глазах спряталась, и говорил он уже почти спокойно, почти нараспев. – Зачем ты вечно встреваешь во всё? Оставила бы, как есть.

– Он меня убьёт. После того, как я не дала его людям убить Вайриса, он понял, что я не дам кого-то убить на моих глазах и добровольно замуж за него не пойду. Живая ему я не нужна, не имею никакой ценности. Выдать меня за кого-то он тоже не сможет, я буду свидетелем его преступления.

Лис приподнял бровь, хмыкнул и отвернулся.

Я видела только его спину, когда он размеренно сказал:

– Даю тебе право, принцесса Таирсская, войти в мой дом и колдовать в нём.

На то, чтобы прийти в себя, мне потребовалось несколько минут. Потом я догнала Лиса и не удержалась от пакости. Привстала на цыпочки и шепнула на ухо:

– А ещё мне понадобится немного твоей крови, ты же мне не откажешь?

Лис взглянул на меня, вздохнул и… махнул рукой:

– И ещё мяса, да? И побольше?

– Нет, – серьёзно отозвалась я, входя в его дом. Тяжёлый доводчик двери хлопнул, заставив подпрыгнуть от неожиданности. – Но мне понадобится ведра четыре воды, свечи – все, что есть, и мел. Много мела. Очень много мела.

– Будет, – вздохнул Лис.

Он не верил в мой успех. Не особо он верил в мои способности.

И я его понимала. Три года. Я была на Альтане всего три года, и те провела в пансионате. Я читала умные книжки, но разве можно что-то из них почерпнуть?

Лис не знал, что я училась сразу у двух деревьев. Лис не знал, что по ночам меня учил Ник. Сердце вдруг ударилось об рёбра с такой силой, словно решило пробить в нём дыру. А если Ник – это заговорщик?! А если я была не права всё это время, и человек, таинственный незнакомец, который мне помогал – и есть тот самый, который шептал мне: «Пока твоя смерть мне невыгодна?!»

Если я ошибаюсь.

Я ведь сама… ещё недавно думала, что в любимых мы не замечаем недостатков, на любимых мы смотрим в розовых очках. Если Ник… Если только!

…То я его убью.

У меня просто нет другого выбора.

Потом я уйду за ним сама. Потом… всё будет потом. Но сейчас я об этом даже думать не буду. Превратилась в размазню, расклеилась. Того люблю, этого не люблю, того боюсь.

Ника, ты не тряпка! Соберись живо!

У тебя ещё много чего не сделано. У тебя впереди свидание с Лэ’Алем и встреча с директором королевской академии магии, который точно будет осторожно прощупывать почву, что забыла принцесса Таирсского дома у него на факультете. Мне нужно вернуться домой до того, как лекари распишутся в собственном бессилии.

Мне нужно ещё разобраться с заговором. И я это сделаю!

Дядя назвал меня «хранительницей Таирсского дома», и я буду его хранить. Столько, сколько потребуется. Любой ценой!

Крутой спуск винтовой лестницы вывел нас в узкий коридор. Лис шёл впереди, я шла за ним, зная, что меня никто не узнает. Глубокий капюшон плаща надёжно скрывал моё лицо и фигуру, а руны, в изобилии украшающие ткань с изнанки, скрыли личность от любопытных магов.

Лис не говорил ни слова.

Несколько человек, встретившиеся нам на пути, смотрели растерянно на хозяина, словно видеть его здесь, в этой части замка для них было более чем непривычно.

Мы прошли по небольшой анфиладе вдоль просторного и пустого зала, ведущего в разные части замка. И мне пришло в голову, что жить в этом месте плохо. В этом месте хорошо обороняться.

Наши шаги отражались гулким эхом от стен, таяли где-то у потолка. А потом Лис повернул канделябр на стене, впуская меня в тайные проходы. Там, когда за нами закрылась потайная стена, подвёл к огромным доспехам и повернул их – активируя второй потайной ход.

И уже по нему (сколько тут толщина стен, получается?!), мы двинулись вниз. Информационные слои вокруг дрожали, переливались. Доступ к информации на ходу мне было получить очень сложно, спасало то, что её в принципе в этом месте было немного.

Ходы были одним из последних доводов Лиса. То, на что он мог надеяться абсолютно в любой ситуации. То, что могло помочь даже тогда, когда ничто другое помочь не могло.

И понимать, что они не защитили дядю – для Лиса было и оскорблением, и унижением мастера, и раздражающим фактором, причиняющим боль. Некромант был спокоен снаружи, он больше не фонил ненавистью, в нём не было отчаяния. Только ярость и флёр вины. Если бы…

Если бы он остался в своём замке…

Погиб бы Вайрис.

Если бы он остался в своём замке…

Кинувшись спасать короля, погибла бы в тех самых коридорах и я.

А потом началась бы смута. А потом погибнуть могли и остальные родные.

Лис был в королевском дворце, спасая молодого короля Таирсского дома и непутёвую принцессу, и теперь мог потерять отца.

Стыд заливал мои щеки. Я не должна была всего этого знать. Не должна была! Но знала. С каждой ступенькой, которая приближала нас к подземному бункеру, я откидывала всё больше и больше из информационного поля, оставляя настройку только на одного человека – на дядю.

Мне нужно было знать, чем он дышал, что происходило здесь, о чём он думал, что испытывал. Мне нужно было настроиться, чтобы потом, в точке приложения максимума – последнего места, рисовать свои руны.

И я его нашла. Остановилась на последней ступеньке, не ступив вниз, поморщилась. Будет трудно. Мне нужно было считать случившееся именно здесь, но на таком маленьком отрезке начертить огромную пентаграмму, которая мне была нужна – было попросту невозможно.

На моей стороне было то, что любая магическая вязь – это работа в трёхмерном пространстве. Кто-то отдаёт себе в этом отчёт, кто-то нет. Я отдавала, но я только начала изучать, как правильно плести заклинания не вширь, а в высоту или глубину. Поэтому…

Это будет трудно.

Нервно облизнув губы, я взглянула на Лиса.

– Мне нужны шесть мелков. Сорок девять свечей. Нож. Очень острый. Мне нужна вода, ведра два сразу, остальное можно потом.

Взгляд Лиса стал непередаваемым.

«Он что, сомневался в том, что я действительно буду что-то делать?» – изумилась я мысленно. – «Чудак-человек, а ещё некромант… А, ну, да, некромант – по умолчанию считающий, что другие ничего не умеют. Да-да».

–Так, где моё запрошенное?

– Сейчас будет.

Лис снова держался отстранённо и холодно. Ну, хоть не язвил и не мешал, уже хорошо.

Мел он мне принёс сначала, потом свечи, последними появилась вода и нож.

А потом моя личная головная боль предпочёл отступить в темноту.

– Далеко не уходи, – попросила я, – иначе, когда мне понадобится устроить тебе кровопускание, а тебя рядом не будет, твоя кровь полетит прямо по коридорам. Не самое эстетичное зрелище. И, ещё кое-что, если тебе надо поговорить с Кайзером, не обязательно прятаться в тень. Кайзер, ты же знаешь, что я тебя уже почувствовала.

– Тьфу! – рассердился призрачный хранитель, проявляясь во тьме. – Ника! Ты настоящая заноза!

– Я не виновата, что ты плохо прячешься.

– Ты слишком хорошо стала видеть! – Кайзер даже рукой махнул, потом посмотрел на мои приготовления и нахмурился. – Ника?

– Банальные гадания на крови, – пробормотала я. – Ничего другое тут не поможет, раз даже вы – призрачные хранители проворонили, как дядю Хиля увели из-под защиты замка герцога.

– Герцога? – наш общий с Лисом призрачный хранитель посмотрел на меня, потом на своего второго подопечного и… не сказал ни слова касательно ситуации, зато сообщил то, что интересовало Лиса: – Здесь не было чужих. Никто не входил в замок. Выходил только король и его семья, они сделали это добровольно. Нападение произошло на лестнице твоего замка. Всё, что успел сделать король – повесить заклинание единения. Невозможно убить его семью – не убив прежде его самого. А он сам пока нужен живым.

– Зачем? Почему жизнь дяди может быть важна. Сразу, пожалуйста, касательно аспекта магии крови? – уточнила я.

Лис и Кайзер переглянулись и уставились на меня с совершенно одинаковым выражением в глазах.

– Ника! – наконец, растерянно выдавил призрак. – Скажи, пожалуйста, откуда ты берёшь вот эти вот выводы? Магия крови?

– Мы все знаем, что заговорщик имеет стихию крови. Соответственно, он не случайно поставил срок в две недели. Более того, к дяде Хилю и в замок герцога он полез только после того, как сорвалось покушение на Вайриса. Получается у нас что? Получается у нас, что ему нужна кровь старшего в роду по той или иной линии. Вайриса он мог взять как «короля» – старшего по аристократической ветви. Герцога – как старшего по линии второго поколения. А теперь – дядя как «старший» в роду. Совсем старший, по возрасту. Поэтому вопрос, что в магии крови может быть с этим связано?!

– Не имею ни малейшего понятия. Магия крови – это более чем редкая наука, Ника, – Кайзер поднял вверх руки. – Это… среди мёртвых никого не спросить.

– А среди живых? – взглянула я на Лиса.

– Неуловимый глава королевской академии магии, – пробормотал задумчиво Белоснежка. – Если не знает он, я не знаю, кто может знать.

– Ага. Ну, значит, спрошу его самого, у меня с ним всё равно свидание назначено, – даже не обратив внимания на впечатление, которое я произвела своими словами, я закрыла глаза. Ладно. Я не могла сделать всё правильно, с помощью одного-единственного вида магии. Но этого от меня никто и не просил.

Графический узор лёг от потолка до пола, размечая ключевые узлы. Отрешившись от всего, я ныряла пальцами в воду, ткала руны и вешала их в этих узлах, а сверху прикрепляла свечи, переводя уже в видимый диапазон графический узор.

У меня было и соответствующее магическое заклинание. Совмещение всех трёх способов колдовать и четырёх стихий.

Одно ложилось на другое, цеплялось с третьим и складывалось воедино. Если бы когда-то я увлекалась программированием или бисероплетением, макраме (как бы это ни звучало), сейчас мне было проще, но…

Чем никогда не увлекалась – так это компьютерами и ручной работой. Мои способности лежали в физической сфере и языке. Длинный язык… Да.

Повернувшись, я нашла взглядом Лиса.

Белоснежка, скрестив на груди руки, разглядывал меня более чем скептически. Не верит в мои способности? Он и раньше не верил. Как будто это когда-то мне мешало.

И вообще, что-то этого человека в моих мыслях стало слишком много. Пора бы его выкинуть оттуда… так будет лучше, спокойнее, не так больно.

А сейчас, ну, он же не возражал против кровавого донорства?

Протянув требовательно ладонь, я показала кивком на руку самого Лиса. Мужская ладонь послушно зависла над моими пальцами. Но не касаясь.

Мне же легче.

Вытащенная из причёски шпилька послушно сделала надрез. Драгоценные капли крови упали вниз, на пол. Ровненько в единственную точку на ступеньке, где ещё оставалось место чистое от узоров и линий.

Алые огоньки разбежались по ступеньке в разные стороны, рванули вверх искрящимся столбом, и тут же вспыхнули гипнотически все нарисованные руны.

Вверх, вниз, в стороны метнулись языки пламени от свеч, протянулись друг к другу миллионом невидимых ладошек, сцепляясь воедино. Графический узор и одновременно руна. Именно в тот момент, когда два способа соединились, я выдохнула:

– Mira’’ssEhsmjy!

Прошлое сложилось с настоящим, сплелось воедино в тугие узы и ударило мне в лицо. В одно мгновение я оказалась в пласте прошедшего времени и вернулась обратно.

Зрение отказало. Я мгновенно оглохла. Отказало обоняние. Всё что мне осталось – осязание. И сейчас оно утверждало, что меня придерживают за плечи. Осторожно… Те же самые пальцы, которые ещё с пару часов назад могли оставить на моей шее синяки…

Прохладная ладонь легла на мой пылающий лоб, погладила. А эту руку я тоже знаю – Кайзер.

Чувства возвращались постепенно. Мы теряли время и, как ни странно, даже если бы я здесь не разлёживались – мы не успевали в нужное место. И всё же у нас ещё был шанс.

– Ника, – голос Кайзера доносился как сквозь вату, но я уже начала понемногу слышать окружающий мир.

– Я слышу, – а вот голос мне немного отказал. Хриплое карканье было более чем впечатляющим.

– Ага. Только говорить почти не можешь, – пробормотал призрак. – Лис?

– После такого заклинания? Да я к ней близко не подойду, чтобы магию не закоротило, – в голосе некроманта снова звучало что-то очень похожее на ненависть.

И следом снова раздался странный звук. Словно… словно кто-то кому-то отвесил подзатыльник?! Да ладно! Да быть такого не может!

– Следите за языком, молодой человек!

Ого. Кайзер, и сердится-то как!

– Могу вообще помолчать.

– Помолчи. Сделай доброе дело. Ника…

– Я знаю, кто выманил дядю.

– Кто?! – на два голоса ошарашенно спросили у меня.

– Я. В смысле, некто принял мой облик и вытащил дядю из замка.

– Все беды от женщин, – пробормотал Лис.

Вата отпустила меня ещё немного, и это я услышала. Но спорить не стала. Беды действительно от женщин, потому что мужчины на нас сваливают совершенно всё! И свои слабости, и свои сильные стороны.

Прижавшись спиной к стене, я закрыла глаза, открыла. Нет. Зрение возвращаться ко мне пока не собиралось.

– Что было дальше?

– Его поймали, погрузили. Увезли. Прочь. Я знаю описание места, где он сейчас находится. Но…

– Провести туда ты, конечно, не можешь?

– Я – нет.

Пока Лис явно махнул на меня рукой: «всё было бессмысленно», поинтересовался Кайзер, уловив главное (ну, ещё бы, сколько он времени со мной пробыл?!)

– Ты – нет, кто может это сделать?

– Герцог.

Они снова опешили. Воцарилось такое глубокое молчание, что я получила минутку перевести дыхание. Это было словно удар под дых. Когда я увидела, как выбегает дядя… я не знаю, что ему внушили – но это была магия разума. Его выманили, показав картинку, что со мной что-то происходит.

А тот самый наведённый сон, который мы разделили с Алланэй – был двойным. Посылал его дядя Хиль – он тоже владел магией разума!, а заговорщик, уловивший это, но не успевающий перехватить, добавил боли-боли-боли, чтобы принимающая сторона сошла от этого с ума.

Одной загадкой меньше.

– Ника, – снова Кайзер, – некроманты не имеют телепортационных способностей. Перемещаться на расстояние могут маги крови, воздуха, воды и тьмы.

– И что? – спросила я флегматично. – Я и не прошу герцога нас перемещать. Я просто говорю, что это в его силах.

– Тогда я ничего не понимаю, – сдался хранитель.

Лис молчал.

Пусть молчит ещё немного, ага? Я хоть подумаю.

Телепортацией – мгновенным перемещением с места на места, некроманты действительно не владеют. Я знала это совершенно точно. Но как тогда было объяснить то, что я видела, когда гадала?

Так. Что-то я упускаю из вида. Опять наступаю на те же грабли?!

Я видела, как дядю выманили из замка. Но … я не видела, чтобы его отсюда увозили!

И раз это в силах Лиса – то не переместиться, а найти!!! Дядя … здесь?! Значит, заговорщик… сила рода, Лис однажды дал ему разрешение войти в его дом!!! Хотя нет. Это уже паранойя. Это уже полная глупость. К тому же, я чётко видела небольшую сторожку.

Что-то ещё.

Что-то связанное с силой некроманта. Некромант…

Смерть. Холод. Гробы. Могилы. Склепы. Скелеты.

Видимо, я побелела, потому что над моей головой раздалось:

– Ника?

– Скелеты.

– Что?

– В замке много скелетов, вокруг – ещё больше, – пробормотала я, потом торопливо заговорила. – Я ощущала их, ещё когда только приземлилась на башне. Герцог, пожалуйста, опросите все скелеты! Они – свидетели того, куда повезли дядю и его семью! Это лесок. Не самый большой… Нет! Маленький, очень маленький. … Хвойный. И там сторожка. Почти развалившаяся. Там есть войско… полностью утопленное в болоте. И это не люди. Эльфы.

– Второе эльфийское вторжение, – определил Лис мгновенно. – Кайзер, проводи леди в малую ротонду в саду. Там меньше всего эманаций смерти, ей станет легче. Но прятать отца на моих же землях… Я сотру в порошок мразь это всё задумавшую. Леди Вероника, вы останетесь в моем замке.

– Нет, я пойду с вами в сторожку, герцог. Последовательность активаций по её разблокировке без меня вам снять не удастся.

– Вы значит у нас великий маг.

– Нет, просто я видела, как её накладывали, – сообщила я сердито.

Он меня злил! Как же он меня злил…

– Ника?

Собственно говоря, а кто мне мешает вернуться домой? Прямо сейчас? Я ведь могу ещё раз повторил ритуал, только погадать уже на своей на крови и отдать последовательность активации некроманту.

Не хочу я видеть его дольше необходимого. Не хочу оставаться в его замке.

Теперь я знаю, кого спросить. И не просто спросить, у меня уже назначена встреча с этим человеком. Я не буду спрашивать, кто и почему играет на моей стороне. Может, та самая богиня удачи, про которую я уже не раз слышала? Неважно.

Главное, что у меня есть… меня ждёт источник информации. Так что…

Открыв глаза, я провела пальцами по ресницам, стирая слёзы, взглянула на пальцы и поморщилась. Зрение восстановилось нечётко, поэтому я не могла оценить своё состояние. Но то, что на моих пальцах остались алые отпечатки, поняла мгновенно.

Не просто слёзы – кровавые слёзы.

Никто, впрочем, не говорил, что всё пройдёт безболезненно. Никто не говорил, что я заплачу за ритуал минимальную цену. Там, где я нашла, было сказано, что за этот ритуал платят собственными силами и далеко не всегда только ими.

Снова протерев глаза, я вгляделась в Лиса.

– Герцог, могу я попросить вас присесть, чтобы я не запрокидывала голову так высоко? Признаться, я подумала, что ваше предложение достойно рассмотрения. Я дам вам место, которое видела. Пакет информации… Образ-видение, называйте, как хотите. Правда, для этого вам придётся погадать со мной и уже на моей крови. Не откажетесь? Это не магия крови, это кое-что куда более глубинное, хотя и немного странное, ведьмовское.

– В руках некроманта, знающего всё о своей стихии, обычные гадания не действуют, леди Вероника.

– Я вам не предлагаю обычное гадание, я предлагаю кое-что другое, со сходным названием. Правда, вам придётся касаться моих рук.

– Это обязательно?

– Да.

– Хорошо. Сейчас, только перчатки надену.

И он действительно их надел!

Я не знала плакать или смеяться, пока мои ладони лежали в его. Между нами в озере воды, удерживаемом рунами, танцевали капли моей крови. Я ворожила на воде, я гадала на крови. Мягкие слова не заклинаний, наговора, падали в воду, неслышимые сейчас ни Лису, ни Кайзеру, не нашедшему в себе силы покинуть это место.

А вода между нами качалась, волновалась, и то пыталась покинуть рунические берега, то замирала и пыталась растоптать, размолоть капли моей крови внутри. А потом, усмирённая затихла. И показала то, что я сама видела ещё недавно.

И изображение реальное, и магические слои, которые видела – и самое главное: активационную последовательность, которую использовал заговорщик, чтобы закрыть тот домик, где сейчас был дядя Хиль.

Я даже смогла на глаз подобрать примерную последовательность из некромагии, которая звучала противоположно по полюсу магии. Грубо говоря, если в заклинании, закрывающем дом, был плюс, я подобрала заклинание с той же модульностью (частотой и длиной волны), но при этом – минус. Чтобы два заклинания самоуничтожились соприкоснувшись.

И чуть не надорвалась.

Я не показала ему то, чем всё это закончится всего через пару часов. Как он вытаскивает из этого домика дядю, как выносит на руках спящую его жену. Как сонных мальчишек выносит воплощённая магия Лиса – его скелеты. Я не показала ему, как окружённый несколькими костяными отрядами, он возвращал дядю в безопасное место. Только уже не в свой замок, куда-то ещё.

Но самое обидное, у меня не хватило сил удержать сотканное зеркало. И когда вода рухнула вниз, мы промокли мгновенно от груди до ног.

Лис же только усмехнулся, выпуская мои ладони:

– Много пить вредно, леди Вероника, вот видите, уже на ногах не стоите. А ещё и руки как у заправского закладывателя за воротник трясутся. Кайзер. Ты поможешь леди устроиться…

– Нет, – перебила я резко. – Я сделала то, что была должна. Я возвращаюсь во дворец.

– В таком состоянии? Вы не дойдёте даже до ближайшей подворотни или ямы, леди.

– Я постараюсь, – отозвалась я скупо, поднимаясь с места и опираясь на стену.

– Кайзер, тогда ты проводишь леди.

– Я же не…

Призрак резко замолчал. Лис чуть заметно улыбнулся, и Кайзер, бросив сквозь зубы:

– Некромантская твоя сила…

Кинулся ко мне и поддержал!

Как будто он был материальным. Как будто ненадолго обрёл тело…

– Я помогу. Мою помощь примешь, гордая принцесса? – шепнул он.

– Чего же не принять помощь от короля? – пробормотала я устало и завалилась к нему на плечо. Кайзер поймал меня с удивительной лёгкостью и обнял, удерживая в вертикальном положении. И в этом объятии было что-то знакомое, что-то… едва уловимое, родное даже.

– Тогда, герцог, – насмешливо сообщил призрак, – мы отправляемся. Раз уж вы не только наделили меня телом, но даже одолжили немного магической силы, я доставлю принцессу до королевского дворца в целости и сохранности.

Кайзер говорил что-то ещё, но мой слух с каждым мгновением отказывал всё сильнее и сильнее. Ласковая тьма протягивала ко мне руки и уговаривала сдаться, уговаривала нырнуть в её объятия, приникнуть к её груди и позволить себе расслабиться и набраться сил.

Уютная тьма звала меня к себе, шепча, что всё, что со мной происходит, ещё не конец, но уже, к счастью и не начало.

А я, сама не зная почему, сопротивлялась этим ласковым словам, оставалась в сознании так долго, как только могла. Так долго, как получалось.

Сквозь провалы в сознании я слышала равнодушный приказ:

– И головой за неё отвечаешь.

Сквозь такой провал я слышала шум ветра, когда мы летели.

Слышала разрывы некромагических заклинаний, когда Лис отправился за своим отцом и моим дядей.

Я была в своём теле и в то же время не в нём.

Вот только последнее, что я услышала совершенно чётко, прежде чем сознание окончательно меня оставило, было отчаянное:

– Принцессу!!! Только что похитители принцессу Таирсского дома!

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018