И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 21. То, о чём следовало…

В пансионате нас учили многому. В том числе и тому, что дела нужно держать в порядке. Ага, а голову в холоде, а ноги в тепле. Да-да, что-то из той же оперы и с тем же размахом. В общем-то, дел у меня особо и не осталось.

Я понимала, что могу не вернуться, но из невыполненных обещаний у меня осталось только од… два. Одно из них свежеприобретённое, я должна была передать своим фрейлинам информацию о маленькой девочке в приюте. Второе – мне нужно было разговорить артефакт в королевской академии магии.

Проблема со вторым пунктом была только одна – подобраться к артефакту незамеченной можно было только в ночи Чёрной луны. И никак иначе.

То есть, мне предстояло всё-таки сделать глупость и выбраться на улицу в эти опасные времена. Если только я вернусь обратно, живой и здоровой. Я не назвала бы себя пессимисткой, хотя и к оптимистам сроду себя не относила. Я была такой, какой была. В меру спокойной, в меру разумной, в меру безголовой, в меру сумасшедшей. Всего в меру. В рецепте была соблюдена идеальная пропорция.

Да, я отчётливо понимала, что могу не вернуться обратно. Никогда. И письма, которые я написала, были заговорены как раз на мою смерть. Всем девчонкам, Дайре, дяде Хилю, Вайрису. Мне не пришло в голову написать что-то Раулю или Натану, но я написала короткую записку с пожеланиями всего наилучшего для Аэриса. Я даже Цитандере написала! Лис в этом списке выглядел почти нормально. Хотя в записке к нему было всего три слова. Каких? Ну, пусть это останется моей тайной. Потому что я испугалась сама себя, когда написала. Да, да, «ненавижу» там тоже было.

Ладно. Письма приготовлены. Зачарования поставлены. Что ещё забыла? Вещи собирать не нужно. Деньги были приготовлены заранее. Всё то, что было моими «карманными», во время учёбы в пансионате делилось на три части: первая тратилась, вторая возвращалась в банк, третья оставалась наличкой в безопасном месте или отправлялась в некоролевский банк на подставное лицо.

Благодаря этому, сейчас у меня было достаточно денег, чтобы оплатить шесть лошадей. Нам нужны были верховые и заводные, упряжь для них с подковами из мифрила, а ещё ошейник и специальные браслеты на лапы для Солара из мифрила. В списке покупок значились лёгкие доспехи для Тирма, кожаная броня со вставками из мифриловых же нитей для Амелис – моя горничная отправлялась со мной. Проводник был экипирован по высшему разряду, по словам Тирма. Кто это мне предстояло выяснить самостоятельно. Кортеж отправлялся завтра утром, на рассвете. Я выезжала под покровом ночи. Провожать меня до границы, ага, а заодно проследить, чтобы я отправилась в нужную сторону, знаю-знаю, должны были Лис и Кайзер.

Очень «ценно». А можно обойтись без первого?

Амелис и Тирм выедут немного раньше, и будут ждать меня уже на перевале, вместе с проводником.

Собственно, накинув на голову капюшон, я огляделась по сторонам. В эту комнату я вернусь теперь нескоро. И у меня есть все шансы этого никогда не сделать. В Заповедном лесу терялись многие. Туда не было хода призракам – только живым. При этом там же находился легендарный Привратник, страж и защитник Колеса перерождения, места, куда есть ход только мёртвым.

Эта двойственность сводила меня с ума, а ещё заставляла очень даже закономерно подозревать, что всё-таки что-то здесь не то.

Ещё и Кайзер. Я хорошо помнила пустой трон в том замке, куда попадала несколько раз – месте, где проводили своё … свободное время призраки, где они были практически постоянно. То место было для них особенным, но оно не было нереальным. Не принадлежал ли этот трон – Привратнику?

И ещё кое-что. Возможно, только возможно! – Ник появился рядом со мной не случайно. Он мог быть врагом, мог быть другом, а ещё мог быть надзирателем. Кайзер же говорил, что тот, кто привёл меня сюда, на Альтан, постоянно за мной присматривает. Что если Ник и был этим … взглядом?

Я совершенно запуталась. Совсем.

И то, о чём мне следовало подумать, так это о том, как разобраться с тем клубком, в который свилась моя жизнь.

А ещё следовало получше накрывать себя чарами и желательно взять с собой ушные затычки, потому что взгляд Лиса и его первые слова просто выбесили меня до основания. Ибо Белоснежка медовым тоном поинтересовался:

– Как, ты уже отмылась? А почему так быстро? Тебе шло.

Всё. Сил моих больше нет, можно я его убью, а?! Я немножко. Какая ему разница? Он же некромант, сам и встанет! А если нет – я помогу, а потом ещё раз убью. И ещё разочек!

«Когда это ты стала такой кровожадной?»

«Когда эта гадость белоехидная принялась пить мою кровь!»

«Он же не вампир, окстись», – обиделся внутренний голос. – «Он некромант, разные вещи!»

«Угу, а сущность одна – кровопийная. Слушай, он не может тебе нравиться».

«Он красив, как картинка».

«И дальше что?»

«Ну…»

«Когда это мы судили о людях по внешности?»

«Может, сделаем исключение?»

«Ага, а потом нас хоронить будут в закрытом гробу, чтобы скрыть, что наши косточки тю-тю, ушли некроманту на развлечение?»

«Тьфу на тебя», – внутренний голос замолчал.

Я с трудом удержалась от того, чтобы не показать сама себе язык. Остановило только понимание того, что со стороны это будет выглядеть совершенно феерично. Осмотревшись, я поняла, что между делом пропустила кое-что очень важное.

Во-первых, замок остался далеко позади, а до перевала, где мне предстояло сворачивать, осталось куда меньше времени, чем я рассчитывала. Во-вторых, Кайзер – пропал, даже не попрощавшись. В-третьих, Лис молчал. О?! Что?! Отмотайте назад. Лис молчит?! Правда? Ух ты! Неужели, чтобы справиться с его подколками, на него надо просто от души намолчать? Или просто как насчёт того, чтобы изобразить взгляд шальной влюблённости?

Нет. Хотя последний вариант – это не самое мудрое решение. Ладно, если наедине, а если изображу подобное во время какого-нибудь большого собрания?! Потом же не отмоюсь!

– Леди Вероника… – голос Белоснежки донёсся из-за спины, и мне даже пришлось придержать коня, чтобы понять, куда это он подевался.

Лис был действительно позади. И явно не собирался продолжать путь со мной дальше! Мне начинать бояться? Или ещё можно немного полетать в розовых мечтах на тему того, что вокруг меня ничего не плетётся? А конкретно вот этот представитель Таирсского дома знает больше, чем говорит?

Лис молчал. Я молча смотрела на него, продолжая недоумевать, что вообще такое странное и непонятное происходит. Помогать мне он явно не собирался. Я – ему. Мне вообще особо не хотелось с ним разговаривать. То и дело раскачивает меня по агрессии.

Это чтобы я не расползлась у него под ногами дрожащим желе, заглядывающим в глаза с экзальтированным воплем: «Люблю тебя»? Да не дождётся. Магия это, конечно, очень важный аспект. Но обращать на него внимание постоянно, позволять ему диктовать, как жить и как дышать?! Ведьмы так просто не сдаются! Особенно, когда чувства чужие.

Теперь, когда я знаю, что они могут быть такими – чужими, наносными, фальшивыми, мне уже легче разобраться в себе.

– Лорд Оэрлис, могу я просить вас не ходить вокруг да около? Это вызывает у меня резкую тахикардию и желание немедленно оказаться на другом конце Альтана, только чтобы не видеть того, как вы ведёте себя вне характера. Оно, знаете ли, пугает. Кто знает, что обычно случается после такого? Конец рода? Или сразу конец света?

– Постараемся не довести до этого. Ведь именно для этого вы отправляетесь в Заповедный лес?

Нет слов.

Нет слов! Эмоций не осталось тоже. Есть только искреннее глубинное изумление. Я обманула даже Дайре. Всех! А его нет?! Неужели я настолько предсказуемая?! Или этот тип реально имеет в моём окружении какой-то источник информации? Я, безусловно, отдаю себе отчёт в том, что он глава внутренней безопасности, «ему положено» и дальше по тексту малого устава королевского положения об охране лиц королевской крови или включённых в родовой круг. Но как-то это… больно выбивает из колеи.

– Я… не понимаю вас, герцог.

Оэрлис усмехнулся. В одно мгновение из душки-очаровашки, на которого было просто приятно посмотреть, превращаясь в холодную равнодушную и знакомую мне гадость.

– Леди, не заставляйте считать, что ваша голова осталась во дворце. Раз уж вам хватило ума понять, что в королевском дворце вам опаснее, чем за его пределами – вам должно было хватить ума, чтобы осознать необходимость информации. Из одного следует другое. Вы хотите получить защиту от заговорщика, а значит, собираетесь в путешествие в Заповедный лес.

Нет. Можно я всё-таки, правда, его грохну, а?!

– Знаете, герцог, там, где я родилась, говорили: «многие знания – многие печали». А ещё за знания убивали. И за то, что люди совали свой нос не в свои дела.

– Прямо и не знаю, – взгляд Лиса смеялся. – Вы сейчас это кому именно адресовали? Мне или себе?

Тьфу на него!

– Думаю, как человек, обладающий несомненным опытом в этом вопросе, я могу переадресовать вам часть моих знаний. Поделиться ими, как обычно и делают вежливые люди.

– Вежливые люди не обманывают всю семью, чтобы отправиться туда, откуда очень многие не возвращаются.

– Мне вот интересно, герцог, откуда вы знаете про то, что находится в Заповедном лесу?

– Я некромант, леди Вероника, – мужчина посерьёзнел. – Некроманты – связаны со смертью куда теснее, чем обычно это говорят на уроках. И дело даже не в том, что мы взаимодействуем с телами, лишёнными душ. Дело, скорее, в том, что мы взаимодействуем с тонким миром, у которого есть свой хозяин.

– Привратник.

– Да. Он не бог, он не демон, он не маг, он даже не сущность. Он просто хозяин мира мёртвых и страж Колеса перерождения.

– Зачем нужно его сторожить? – уточнила я, спешиваясь. Приметный конь должен был остаться у небольшой сторожки неподалёку, под охраной двух человек. В окрестностях Заповедного леса порой шалили разбойники, а мне же не нужно, чтобы приметную лошадку принцессы потом продали где-нибудь, породив массу слухов?

– Колесо-то? – Лис пожал плечами. – Даже не знаю. Если дойдёте – спросите сами.

– А как же ограничения? Вроде там Привратнику можно задавать один-единственный вопрос?

– Кажется, ваш источник информации куда полнее, чем мой, принцесса.

Принцесса… И звучит почти в спокойной тональности. Надо же. Три года назад, он не видел во мне вообще аристократку, а сейчас почти на полном серьёзе называет принцессой? Почему?

– Почему?

– Что? – герцог повернул своего коня.

– Почему вы назвали меня принцессой, герцог Оэрлис?

– Потому что за три года случилось невозможное. Из растрёпанной девчонки, обожжённой, с синяками, порезами и больными глазами, вы превратились в дивный цветок горной фиалки. Легендарный, волшебный. Который все «видели», но никто не может похвастаться тем, что хоть раз его сорвал или коснулся, – мужчина повернул ко мне голову. – Я скажу это всего один раз, леди, так что… слушайте, что ли, внимательно. Возможно, это дань тому, что вы помогли спасти отца. Возможно… это дань вашему мужеству. Но вы действительно – часть Таирсского дома. Вы часть королевского рода, его плоть, его кровь, его душа, его продолжение. И то, что вместо того, чтобы ехать в бухту Сирен, в один из самых безопасных королевских замков, вы едете в Заповедный лес – лучшее тому доказательство. Увидимся после вашего возвращения, леди.

– Или не увидимся, если я не вернусь, да? – не удержалась я от шпильки.

Но Лис не оценил. Покачал головой, хотя в какой-то момент мне показалось даже, что сейчас он спрыгнет вниз.

– Нет, леди, вы вернётесь. Потому что вы даже отдалённо не представляете, какие силы вас защищают.

Защищают? Меня?!

Я не успела задать вопрос. Лис тряхнул поводьями, дал шенкеля коню и помчался прочь, оставив меня в растерянных чувствах.

Кто именно может меня вообще защищать?! Ладно, призраки рода: Кайзер, Юэналь, Дитрих. Но призракам нет входа в Заповедный лес.

Или… тот самый, кто привёл меня на Альтан? И о ком я до сих пор вообще ничего не знаю? Только сплошные подозрения и… моя собственная глупость!

Ник! Ник не может быть заговорщиком! Ведь именно он провёл меня в обитель, чтобы я познакомилась с призраками! Именно он инициировал, по сути, процесс моего слияния с Альтаном! Если бы он был заговорщиком, ему просто было бы не выгодно вводить в семью ведьму!

Уф… Камень упал. С плеч. И с сердца тоже…

Может ли Ник быть тем, кто привёл меня сюда? Я бы сказала «да», желаемое за действительное всегда выдавать интересно, но всё-таки «нет». Ник был глазами и ушами того, кто меня действительно сюда привёл.

Вне всяких сомнений…

Но почему тот самый за мной продолжал наблюдать?! Я ведь сделала то, что… ради чего меня привели сюда, на Альтан – я должна была всего лишь снять проклятье с Таирсского дома!

«Ой ли?»

«О, кто проснулся! Здравствуй, солнце моё ясное, здравствуй, милое, прекрасное. Чего вылезло так неожиданно?»

Внутренний голос опешил:

«Ника, ты чего?»

«Я злюсь».

«Злиться на себя – это не просто дурной тон, это моветон!»

«Да знаю, я, знаю. Мне просто вдруг в голову пришло очевидное, я ведь понятия не имею, зачем тот самый … могущественный маг привёл меня сюда. Всё это время я считала, что дело в проклятии на королевском роду. А если нет?!»

«То станешь золотой ведьмой и вплотную займёшься изучением этого вопроса. Чего ты расстраиваешься раньше времени?»

«Действительно, чего это я?»

Никому не нравится ощущать, что его оставили в дураках. Никому не нравится неизвестность. Но только ли из-за этого я так расстроилась?

Или причина в чем-то ещё? Что-то я не сделала из того, что следовало сделать? Что-то не сказала? Что-то упустила, из того, что упускать не следовало?! Не знаю. Не знаю!!!

– Миледи! – звонкий голос Мисси, вышедшей меня встречать, заставил меня встряхнуться. Что это я? Некогда мне об этом думать, некогда. Меня впереди ждала непростая миссия и совсем не прогулка.

А ещё проводник, с которым мне только предстояло познакомиться.

Странно только, что мою ведьминскую интуицию дразнит какое-то знакомое ощущение. Но у меня из знакомых вроде бы никто не терял близких из-за вампиров. Или… это только мне кажется, что я о знакомых своих знаю?!

Судя по всему, очень и очень мало! Потому что меня ждала маркиза де Шантаналь, она же – Вента, она же моя четвёртая фрейлина, которая сейчас должна была собираться в своих покоях, чтобы завтра отправиться в караване со «мной» в бухту Сирен.

Ну, и? Чего я на этот раз умудрилась пропустить?

– Вента, не смотри на меня с таким ужасом, – попросила я, привязывая у коновязи свою лошадку, а затем двинулась в сторожку. Мне нужно было, во-первых, переодеться в броню. Во-вторых, поприветствовать пса. Наконец, мне предстояло выяснить, как же так получилось, что моя фрейлина оказалась проводником в Заповедный лес, ненавидящим вампиров.

Но сначала одежда, нормальная, вменяемая и с добавлением мифрила. Жить ещё, как ни странно, хотелось. Потому что только тот, кто действительно крупно рискует, способен понять, насколько ценна жизнь – своя и чужая.

Разговор с Вентой состоялся уже значительно позднее, когда вчетвером мы отъехали от сторожки и скрылись в перелеске. Отсюда до Заповедного леса было полтора дня пути. На ночь остановиться предстояло в чистом поле.

– Итак? – вперёд мы пустили Тирма. Амелис замыкала наш маленький отряд, с ней весело прыгал Солар, а мы с Вентой ехали рядом. – Расскажешь?

– Мне очень жаль, миледи…

– Ника. Называй как все фрейлины, нормальным человеческим языком, а не этикетным. А то ощущаю себя товаром на продажу, наклеили этикетку, все на неё смотрят, а то, что под ней «товар» не всегда соответствует написанному, даже не обращают внимания.

– Этикетка? – пробормотала Вента изумлённо. – Вы действительно из другого мира, миледи?

– Была. Теперь принадлежу Альтану, телом и душой.

– Вас…

– Тебя, – поправила я фрейлину.

– Хорошо. Тебя это расстраивает?

– Я бы так не сказала. Ну, пришла из другого мира, в голове каша из того, о чём здесь порой не слышали или никогда не знали. Ну, и что? У всех свои тараканы.

Вента невольно рассмеялась.

– Ника!

– Ну, что «Ника»? Мои просто чуть более крупные, призовых размеров.

– Леди так не говорят!

– А я ведьма, – сообщила я, взглянув на неё через плечо. – Ты знала?

– Да. Герцог говорил. Ещё когда спрашивал, кому настолько жизнь не мила, чтобы отправиться к пансионату мадам Раш защищать одну маленькую ведьмочку. Согласившиеся даже не знали, что они охраняли принцессу. Сейчас ходят и хватаются за голову. А если бы что-то случилось? А если бы они не успели? Зато теперь хотя бы всем понятно, чего в этот пансионат с внешней стороны все так лезли.

– Все?

– Шестнадцать попыток проникновения за первый год. Двадцать две – за второй. И сорок восемь за третий.

– Вот это популярность у принцессы Таирсского дома! – присвистнула я, а потом рассмеялась. Ну, по крайней мере, я хотя бы знаю, почему сигнализация срабатывала, а потом молчала. Меня, значит, с самого начала охраняли. Вот Лис жук! Как бы ко мне ни относился, а работу делал на «отлично».

– Более чем, – кивнула Вента. – После того, как объявили о вас, рядом с вами во дворце постоянно были четыре боевых двойки. Ещё две – около ваших покоев. Это помогало от внешней среды, от попыток выяснить о вас больше, от подкупленных шпионов. Но это совершенно не помогло защитить вас.

Вспомнив, как лютовал Дайре, которого я спасла сразу же после его возвращения домой, я кивнула. Тогда я впервые видела своего рыжего брата в настолько невообразимой ярости.

Ведь действительно, как только кому-то грозила опасность из моей семьи, ни одна защита для меня мне помочь не могла. Потому что я срывалась с места и исчезала из поля зрения.

С этим девчонки смирились во время обучения. Что если мне что-то взбрело в голову, они не то что остановить меня, они уловить момент моего исчезновения не могут. Даже Лада. Несмотря на то, что она была ведьмой золотой – и по внутренней нашей иерархии была меня выше, на деле получалось, что даже она не могла вовремя меня отловить.

– Попытка засчитана, – пропела я. – Но не до конца. Рассказывай, про себя.

Вента молчала. Вокруг шумел лес, пели птицы. Под копытами лошадей потрескивали мелкие веточки. Где-то в стороне шумела река.

Зелёная трава и кроны деревьев над головой настраивали на спокойствие и мирный лад.

Если Вента не заговорит, я не буду на неё давить. Ещё одним доверенным человеком больше – мне же лучше. Но всё же, мне просто хотелось понять, что такое случилось в её прошлом. Может быть, я смогу помочь? В конце концов, я же психолог, это моё призвание – лечить человеческие души.

– Мои земли лежат на севере Таирсского королевства. На узкой перемычке между землями эльфов и орков. Правда, что с одной стороны, что с другой – рядом нет никаких крупных городов или чего-то подобного. Есть только пограничная застава со стороны другого королевства. На севере от Таира располагается Ландра. В те годы я была совсем маленькая. Королева Ландры, Мариэтта IV почила. После её похорон на трон взошёл её сын, принц Шерман. Король Шерман XII. Родовое имя, передающееся в роду из поколения в поколение, принадлежало первому королю, основателю королевства. Первый король был… неприятным человеком. Своё королевство он построил на крови и костях. Новый король соответствовал данному ему имени. Он был ленив, зол, чёрств и считал, что экспансия поможет ему завоевать больше территорий для королевства. Он вторгся в наши земли.

Вента замолчала. Молчала и я, пытаясь вспомнить из истории такой эпизод. Но что-то ничего подходящего, да ещё и из недавнего – в голову не приходило!

– Король Шерман XII решил, что прежде чем начать войну, он попробует холодную дипломатию. Он предложил моим родителям добровольно поменять патрона – и перейти со своими землями из Таирсского в королевство Ландра. Родители отказались. Им предложили ещё раз, ещё. Последовали угрозы. Потом покушения. Обычные убийцы проваливали задания, раз за разом. Потом в ход пошли маги. Но когда не удалось третье покушение, стало понятно, что Шантанальские земли так просто не сдадутся… И тогда король подослал вампиров. Не проклятых детей… хотя не знаю, в курсе ли вы… ты, Ника, что это такое. Непонятно каким образом он доставил в замок шесть настоящих вампиров.

А вот тут воспоминания пришли. Это было в разделе величайших трагедий века. Шесть вампиров, чудом (так и оставшимся необъяснимым) доставленные в северный замок, вырезали там всех: обслуживающий персонал, аристократов, их свиту. Всех. В живых осталась девочка-подросток, которую закрыли в мифриловом сундуке.

Вента?

– Я провела закрытая в мифриловом сундуке трое суток. Пока к замку не прибыл личный отряд придворного королевского мага, лорда Савариуса… Из шести вампиров в замке к тому моменту оставалось трое. Половина отряда была тяжело ранена, ещё четверть – получили травмы той или иной степени тяжести. Вампиров не осталось ни одного, меня нашли. Ещё трёх вампиров потом искали в течение пяти лет. У меня оказался живой родственник, который очень хотел продать наши земли соседнему королевству. Я не хотела этого делать. А хоть и была несовершеннолетней, без моей подписи продажа была бы недействительна. В итоге, опекун перешёл … границу дозволенного. Когда он попытался… сделать так, чтобы моя репутация больше не стоила ломаного гроша, я его убила. Так я оказалась в свите герцога Оэрлиса. После этого я отправлялась всюду, откуда доносились весточки о том, что где-то видели вампира. Каждый раз, когда я убиваю такую тварь, у меня на душе становится немного легче. Потому что этот вампир больше никого не убьёт. Больше никому не причинит боли. Так, как мне. И кто-то, кто мог бы потерять семью, её не потеряет. Я понимаю, что это глупо и даже более чем самоубийственно. Но это всё, о чём я могу думать.

Светлая душа. Ещё одна. Самоубийственные порывы и что-то вроде синдрома супергероя. Это ничем хорошим в принципе не могло закончиться. Но если так уж сложилось, то поделать с этим можно было только одно.

Научить Венту жить с тем, что в мире много несправедливости и не со всем можно справиться.

Хотя с вампирами надо что-то делать. И для начала – следует узнать, откуда они появились. Потому что ответ «когда» я уже знаю. В дни той страшной войны, когда люди, эльфы и орки убивали ведьм…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018