И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 22. Проклятье вампиров

Признаться честно – не люблю долгие дороги. Мне неизменно становится скучно, а из скуки рождаются неприятности. Когда для меня, когда для окружающих. В первом случае, потому что активируется шило в неназываемом месте. Во втором случае, потому что попытки помешать мне тем или иным образом, приводят к неприятностям для пытающихся.

Если говорить не просто честно, а прямо, то ситуация зачастую складывалась следующим образом.

Я скучала, видела что-то интересное в обозримом пространстве, стремилась к этому интересному, получалось много боли для меня или кого-то. Профит.

Таким образом, позапрошлым летом, после первого курса, оказалось, что скучающая Ника в пансионате – угроза для всего пансионата и земель леди Раш, на которых он стоит. Потому что я полезла (ну, куда бы ещё я могла придумать?!) – в тот самый склеп, который появился после благополучного уничтожения статуй и с которым прибывшие специалисты из королевской академии ничего не смогли сделать. Да что там «сделать», они внутрь даже не попали.

Но Ника же не была Никой, если бы не вспомнила, что умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Ага. И залезла в склеп. Ой, как я залезла, от души!

Дайре был счастлив, потому что от слухов об оживших мертвецах на уши встали и эльфы, и орки. Под шумок рыжий умудрился туда и туда скормить пару-тройку высококачественной дезинформации. Ещё больше был «счастлив» Лис, которому пришлось разбираться с этим ожившим караулом. Конечно, ожили не мертвецы, а всего лишь стражи гробницы, и было их не пару сотен, а несколько десятков. И от склепа они расползтись никак не могли, но… Пресловутое «но», наверное, все знают. Как и его «прелесть», как и его душераздирающую «радость».

Через две недели после этого я выяснила, что два древа – это очень интересная игрушка, и устроила магический локальный Армагеддон. Устроила не со зла, но кого из моих жертв это волновало?! Маги в диаметре в несколько десятков километров оказались без сил и наедине с личными ожившими кошмарами. К счастью, никто из посторонних не узнал, что это сделала я. К ещё большему счастью, об этом узнали мои родные, и поэтому конец лета (и два последующих) я провела в развлечениях с деликатными поручениями. Поехать туда, привезти то, сотворить это.

В этот раз мне, увы, не повезло. Я искренне собиралась проехать тихо, никого не задевая. Даже готова была потерпеть скуку полутора суток. Вот только у Альтана и его богов были свои планы, или кто там отвечает за количество неприятностей на квадратный метр и бедовые головы?

Но началось всё, собственно, не сразу с неприятностей. Вначале мы добрались до удобной ложбинки, прикрытой с двух сторон холмами, у звонкого родника. Развели там костёр, установили шатёр, в общем, собирались устроиться там на ночёвку. Тирм и Вента попрыгали с мечами, выясняя уровень друг друга – остались довольны. Амелис, поглядывая на них из-под ресниц, присоединяться не стала, как и я сама.

То, что у меня на поясе висит меч, они видели. Но что при этом считали – я выяснять не стала. Их право думать, что хотят. Могла ли я получить ответы? Да. Могла. Ментальная магия входила в те шестнадцать стихий, к которым я получила доступ. Правда, распечатала я её в самую последнюю очередь и прибегала к ней от силы два раза. Когда по-другому просто не получалось помочь.

Я не брезговала, нет. Просто, мне было страшно. Магия разума влияла на людей зачастую таким непредсказуемым образом, что я боялась того, что это случится со мной. В общем, безопасность превыше всего! И никак иначе.

Каждый вечер на протяжении последних полутора лет, после того, как докопалась в библиотеке Дайре до интересного талмуда по магии предвидения, я пользовалась одним небольшим заклинанием. Это «небольшое» заклинание стихии предвидения соизволяло отъесть у чарующего столько магии, что такого количества обычному огневику хватило бы, чтобы в один момент вскипятить бассейн с морской водой, а потом его заморозить.

Но с магией у ведьм никогда особых проблем не было. Что с её запасами, что с её применением. Жалеть и беречь её мне тоже было некуда. Особенно, если вспомнить, что отката у ведьм тоже не было. Как и мозгов. Кхе… Это я что-то не туда. Так.

В общем, был поздний вечер. На небосводе крупные звёзды водили хоровод вокруг красавицы Белой луны, в роднике отражалось мерцание Млечных близнецов и Туманной галактики.

Перешёптывались рядом со мной кустарники, и высокие искры от костра взлетали вверх, в надежде дотянуться до звёзд-сестёр.

Магия, которую я собиралась применить, была основана на родственных узах. Можно было на кровных, но тогда я не увидела бы тех, с кем кровью и не связана – например, вторых половинок моих братьев. А их защищать тоже было нужно!

Те, кто смотрел франшизу… про мальчика в очках, в моё время она была более чем популярна, может быть вспомнят. На стене в доме у взрослой героини с громким голосом и рыжими волосами были удивительные часы. В каждый момент времени стрелки могли находиться в единственном состоянии «дома», «на работе», «в пути», «в опасности». То, что использовала я – работало по сходному принципу. Правда, всё это было реализовано не в виде часов. А в виде нитей и цветов.

Каждый раз, когда я запускала заклинание, оно находило «абонента» на противоположной стороне моей нити и в зависимости от его состояния текущего и будущего – окрашивало ниточку в определённый цвет.

Неправда, когда говорят, что невозможно понять, грозит ли что-то человеку. Если это не природное бедствие и катастрофа – которые тоже можно предсказать, а чужое намерение, то его как раз определить заранее легче лёгкого.

Золотой цвет ниточки – всё в полном порядке и ажуре, никаких проблем, никаких волнений, нет поводов для вмешательства.

Серебряный цвет – какие-то мысли, страдания, переживания. Жертвы справятся сами, лезть не стоит, но присматривать, чтобы по глупости кто-то что-то не натворил – можно и нужно.

Медный цвет – какие-то проблемы по сфере физической. Что-то заболело, что-то грозит в виду природных случайностей. Там, грубо говоря, яблоко на голову может свалиться. Или кирпич, что уже не смешно, а опасно.

Железный цвет – это неприятности, созданные руками людей с недобрыми намерениями. Необходимо вмешательство.

Цвета, естественно, я брала по тем, которые ближе всех ведьмам – цветам четырёх деревьев. Если, конечно, Золотое дерево не легенда, на пару с Привратником. А все эти страшилки, чтобы не ходили лишние по гиблым местам.

Пятый цвет, который был в перечне моих нитей – чёрный.

Грозит смертельная опасность, необходимо мгновенное вмешательство.

Чёрные нити я отслеживала на периферийности магии, то есть постоянно мониторила, чтобы ничего никому ни-ни! Проблема была в том, что мониторинг показывал «чисто на горизонте», а две нити рода уже налились чёрным и пульсировали в ритм сердца! Смерть была уже совсем рядом с Натаном. И… Аэрисом и его женой. Мрачный финансовый сыч оказался неимоверно заботливым мужем и немного чокнутым отцом. Их маленький сынишка был для семьи светом в окошке. И сейчас им всем грозила опасность!

Ну, очень мило! Блин, я принцесса или выездная команда по спасению?! Вообще-то, Вента, Тирм и Амелис со мной отправились для того, чтобы прикрывать мою спину, а не для того, чтобы я отправляла их спасать других людей!

А спасать надо было, и как можно быстрее.

К Натану, я видела по своим нитям, по случайности направлялись Рауль с Шейлой… прошу прощения, теперь уже Энейлен, маркизой де Эррен, а вскорости графиней Земской. Мда… В любом случае, новоиспечённая маркиза умела многое, Рауль – ещё больше, а рядом прикрывал этого безголового графа Дитрих. Отобьют Натана. А вот рядом с Аэрисом и его семьёй никого не было.

А нужно было. Очень-очень нужно… Ладно. Перекинуть туда тройку моих … страхующих, я могу. Окажусь без помощи, но не страшно. Главное, что они успеют к Аэрису.

Проблема в том, что если это ловушка, и кто-то просчитал, что принцесса окажется там-то и там-то без охраны (Лис же смог!), то проблемы у меня будут гораздо большие, чем те, с которыми я в силах справиться.

Знаете, какой самый простой способ обмануть дурака? Дать ему ощущение того, что он самый умный. Дураки восхитительно легко на волне «я самый-самый» попадают в простейшие ловушки. Ведь я до сих пор об Альтане не знаю столько! Что далеко идти? Пожалуйста – оказывается, можно обмануть моё периферическое наблюдение…

Нет слов. Просто нет слов! Есть страх, а если не успею?! А если, если, если…

Как говорится, чего стоять – прыгать надо.

Вынырнув из шатра, я взглянула на своих ребят. Ну, чем не «Чип и Дейл спешат на помощь?» Проклятое дитя, потрясающий убийца и добровольная охотница на вампиров. С людьми же, я так полагаю, как-нибудь справятся?

Надеюсь. Очень.

– У меня к вам серьёзный вопрос, – сообщила я, падая к костру и закрепляя на треноге палочку с нанизанным хлебом. Давняя привычка с кемпингов, обожаю такой хлеб, с дымком костра!, проявилась и здесь. – Как думаете, чужие жизни спасти сможете?

– Миледи?! – Вента дёрнулась ко мне, но не успела. Искры от костра потянулись и окружили их троих со всех сторон.

– Слушайте внимательно. Покушение будет на Аэриса, принца Таирсского. Ваша задача – успеть до того, как убьют его и его семью. Обратно ко мне вернуться вы уже не успеете, завтра с утра я отправляюсь дальше одна. Ждать меня будете в бухте Сирен, там же, где и «принцесса». Запомнили? Если будут спрашивать, откуда знали о грядущем убийстве – скажете, что вы часть охраны принцессы Вероники. Она отправила. У вас в аурах есть оттиски моего герба, так что никаких осложнений возникнуть не должно. Но если возникнут, мало ли – прорывайтесь с боем. Ваши жизни для меня куда важнее чьих-либо ещё. Вопросов нет? Тогда, удачи.

Они могли бы возмутиться – каждый, закономерно и от души. Сказать, где меня видели с такими запросами. Напомнить, что они отправились в путь, чтобы защитить меня. Они могли многое, но я не дала им такой возможности – здесь и сейчас они должны были быть в другом месте.

А я… как умный дурак, ощутила себя самой-самой и попала в виртуозно расставленную ловушку.

– Я знал, что так и будет, – тихий голос донёсся из-за спины, а потом порыв ветра скользнул по шее. Не поцелуй, намёк на него. Тонкая издёвка, способ показать, что если бы он хотел убить – я была бы сейчас мертва, и ничего более.

И я даже не ощутила приближения проекции этого человека. Действительно, разве можно ощутить чужую мысль? Или он куда могущественнее меня? Я не знала ответа на этот вопрос, хотя не отказалась понять бы хоть что-то.

– Ты знал, что я пойду в Заповедный лес?

– Ты умничка, – одобрительно засмеялся заговорщик. – Дивная умничка. Если бы не то, что ты так активно мешаешься под ногами, я бы, может, приложил усилия к тому, чтобы забрать тебя себе.

– Ага, Шейла-то выскользнула из рук.

– Кому она теперь нужна? Трупы молчат, они никогда не говорят лишнего, и это так приятно. Твой дружок герцог позаботился об этом.

– Вы сотрудничаете? А всё, что ты мне наговорил, было ложью?

– Увы, милая принцесса, – в мужском голосе прозвучало настоящее разочарование. – Если бы этот хладнокровный тип согласился пойти мне навстречу, то всё было бы гораздо проще и быстрее. Даже не пришлось бы никого убивать. Но он же некромант. Некроманты же не могут взойти на трон. Кто придумал подобную чушь?!

– Магия? – предложила я, вытягивая ноги.

– Знала бы ты, как я её ненавижу, столько проблем, столько мерзости и всё из-за этой магии. С ума все из-за неё посходили. Ах, как это замечательно – колдовать!

– Как это больно, – возразила я, закрывая глаза.

– Какие возможности открываются!

– Как легко загнать себя в могилу.

– Ты становишься выше любого аристократа!

– Пока не найдётся кто-то сильнее тебя магически и не укажет на место, – поддакнула я с ухмылкой.

Голос за моей спиной стих, потом заговорщик рассмеялся.

– Мне даже жаль тебя убивать, принцесса. Ты поистине умна и понимаешь. Понимаешь ситуацию, понимаешь, что вся эта магия, всё это – наносное, истина внутри. Истина – в силе!

– Они не понимают, – вздохнула я. – Они никогда ничего не понимают.

– Да, они не понимают, но они заплатят за это. И поэтому сначала придётся исчезнуть тебе. Ведь ты понимаешь и всегда успеваешь на помощь. Даже тогда, когда не нужно бы этого делать! Вот сейчас что ты сделала? Ты отправила своих защитников, своих телохранителей прочь. Спасать человека, который три года держался от тебя на расстоянии.

– Угу, он просто загонял себя в гроб.

– Тебя не должно это волновать!

– А меня и не волновало. Вроде бы, – задумалась я.

А ведь действительно. За три года Аэриса я видела от силы раз пять. Не считая его ликующего счастья, когда он узнал, что проклятье снято, это был мрачный человек. А уж его «сыч поникший» в момент знакомства остался в моей памяти навсегда!

Но он был обычным человеком. А ещё – он был частью семьи.

– Вот-вот! Всегда так. Кого бы из нас дело ни касалось, достаточно принцессе подумать, что «мы семья», и она мчится на помощь. Не спорю, твоё явление – это спасение, но стоит ли оно того? Не лучше ли было бы оставить их всех? Ведь ты – наследная принцесса, могла бы просто дать им всем умереть и стала бы королевой.

– Королева для деликатных поручений не звучит, – отозвалась я.

– А принцесса звучит?

– Ага! – согласилась я со смехом.

Заговорщик захохотал.

Говорят, о человеке может очень много рассказать по тому, как он смеётся. Смех того, кто доставил королевскому дому так много проблем и неприятностей – был пустым и насквозь лживым. Он хохотал так, словно делал одолжение себе самому…

Смех смолк неожиданно. Снова то же скольжение воздуха над моей шеей.

– Даже жалко. Жалко, что ты так думаешь, жалко, что тебя съедят.

– Ты скормишь меня вампирам?

– Умница. Догадалась.

– Тебя здесь нет, как ты меня туда доставишь?

– Не переживай, маленькая принцесса, я хорошо подготовился. Они уже здесь.

Кто «они» я не услышала. Просто в ушах раздался гул взлетающего самолёта, ага, которого здесь нет, да-да, я помню. Потом перед глазами появилась воронка тошнотного цвета. А потом я превратилась во что-то вроде куклы. Транспортировать можно, окружающий мир воспринимаю с пятого на десятого, двигаться сама не могу, говорить не могу, колдовать не могу! И знать не хочу, чем меня так приложили!

Ну, и собственно, что мне оставалось? Пока меня везли на тележке в сторону деревни вампиров, я только радовалась тому, что у меня ещё есть шанс! Мой пёс дремал в медальоне на моей шее. И не спрашивайте, пожалуйста, как это огромная слонятина туда поместилась!

Спрятали мы туда Солара примерно сразу же после того, как двинулись в сторону Заповедного леса. Это ещё Вента сказала, что мой пёс будет хорошим манком для вампиров. Без него мы ещё можем постараться мимо деревни пройти спокойно, но если Солар будет рядом – у нас будет вечеринка! Ну, конечно, она выразилась по-другому, но суть я передала верно.

Так вот, если вытащить моё Солнышко из медальона, к нам соберутся вообще все вампиры, которые только есть в окрестностях.

Соответственно, даже если у тех, кто сейчас транспортирует моё тело, есть какие-то ограждающие амулеты, артефакты – они им не помогут. Мне тоже.

Возможности колдовать мне это не вернёт, точно так же, как и возможности сбежать не предоставит.

«Зато свидетелей не будет».

«Логично».

Это будет вариант на крайний случай.

Так. Вообще не с того я начала. Зачем заговорщик меня отправил к вампирам?! Я уже успела убедиться, что просто так он ничего вообще не делает. Но зачем тогда? Чтобы моё тело не нашли, не опросили? Так это можно сделать куда проще! Труп в воду, и с концами. Или в болото. Или в огонь.

Значит, дело не во мне. Ну, как во мне, но не в том смысле, в котором я думала.

Только бы самой в своих выкладках не запутаться.

Вспоминаем Амелис. Она – проклятое дитя. Кровь ведьмы, данная добровольно, приводит к тому, что проклятое дитя фиксируется в одном состоянии. Так? Так.

А что происходит с вампирами, когда им удаётся отведать крови ведьм?

Что-то тоже хорошее?

И если так подумать, то не получится ли в общем итоге, что вампиры – это переродившиеся убийцы ведьм? То есть как – грохнул ведьму, получай проклятье бессмертия и кукуй вечность в теле вампира.

Безобразие какое, и уточнить не у кого!

Если я права, допустим, я права – может ли кровь ведьмы обратить это проклятье? Данная добровольно – возвращает обратно нормальный облик. Взятая насильно – лишает бессмертия, но возвращает крупицы разума? Соответственно, наш «милый» заговорщик мог сделать следующее – он просто за счёт моего трупа собрался получить армию.

Хотя меня даже убивать не нужно. Достаточно дать вампирам испить моей крови, а потом появиться спасителем на белом коне. И я, конечно, падаю к ногам заговорщика и дальше служу ему верой и правдой.

Как-то это уж совсем мелодраматично получается.

И бредово тоже.

Так, если допустить, что я не ошиблась в природе вампиров, что я могу здесь сделать?

И вообще могу ли я что-то? Повлиять на кровь можно только через магию крови. Колдовать я сейчас не смогу. Резь в глазах мешает использовать даже графическую магию. Не самое приятное состояние из возможных, и, увы, не самое подходящее для того, чтобы защищать себя.

Что-то… что-то должно быть, что мне поможет!

Кто-то? Мысли о том, что кто-то мне придёт на помощь я выбросила сразу.

Приходить мне на помощь было некому. Никто не знал… Хорошо-хорошо, Лис и заговорщик знали, что я двигаюсь к Заповедному лесу. Лис знал конечную точку моего маршрута, а заговорщик поменял её на деревню вампиров.

Деревню?

В которой я однажды уже была.

Была… Хмммм… Что-то в этом есть.

В тот раз из деревни меня кто-то вышвырнул, назовём вещи своими именами. Коляска помчалась прочь, а потом над обрывом некто перехватил управление лошадьми. Спустя мгновение я оказалась совсем в другом месте. Мощнейшая телепортация? Пожалуй, что и да.

Это что-то меняет в моём отношении? … Нет.

Тот, кто помог мне тогда, сегодня может не успеть. Или просто не смотреть за мной. Или…

Зачем мне тогда кто-то вообще помог?! Что-то я запуталась.

О! Под колёсами тележки слышу, как шуршит песок. А значит, мы уже въехали в деревню. Магичить я практически не могу, а с закрытыми глазами могу использовать только пару графических простейших узоров. Например, взгляд из тела. Тело болтается где-то, а я в паре десятков сантиметров от него разглядываю обстановку. Одно из закрытых королевских заклинаний, до которого я добралась из-за Дайре. Он поделился.

Ему в своё время об этом заклинании сообщил Лис.

Ну, хоть осмотрюсь, и то хорошо. Нет… ничего хорошего.

Я бы даже сказала… ужасно.

Деревня вокруг была.

Но если днём кучер завёз нас в такую кукольную деревеньку из «Дня сурка», в которой время остановилось, то сейчас я видела настоящее место обитания вампиров.

Дорожка под колёсами телеги была далеко не песчаная. Костяная. Мелкие косточки, местами перетёртые в крошку, тянулись костяным покровом из одного конца деревеньки в другую. Ни заборов, ни скамеек, ни колодцев. Огромная стена вокруг из узловатых корней, которая не выпускала никуда вампиров. Щербатые остовы от того, что когда-то было домами.

И пустота…

Только ветер развлекается.

Подкинет очередной белый кругляшек и тащит его куда-то в сторону. Найдёт другой, подкинет уже его и дальше, всё дальше и дальше. Стоны доносились отовсюду. Страдающие. Тихие. Вампиры давно потеряли человеческий облик или какой другой. Но узнать, кем был страдалец до проклятия, ещё было можно.

Я не ошиблась ни в чём, ни в едином предположении.

Ветер, метнувшийся вдоль дребезжащих костяных струн, натянутых то тут, то там, вызвал отчаянный вой и взвизг и устроился на моём плече, нашёптывая давние истории. О тех, кто убивал ведьм, о тех, кто не ведал, что творил, о тех, кто обрёл проклятье, и вот уже вечность страдает. И нет ничего, нет никого, кто мог бы им помочь.

Проклятье накладывала самая старая золотая ведьма. Она заплатила своей душой, заплатила своей кровью. Отдала в полон Привратнику смерти всё, что имела, всех, кто был связан с ней кровными узами, только ради того, чтобы убийцы познали истинное страдание.

Ведьма хотела, чтобы убийцы детей и дочерей ведьминского народа знали, что они натворили, какую беду принесли сами на Альтан.

Естественно, было добавлено и гармоническое звено. Раскаявшись, вампир мог отправиться в сердце Заповедного леса к всё тому же Привратнику мёртвых. От рук Привратника вампир мог умереть, чтобы потом переродиться. И уже прожить новую жизнь. Счастливую или не очень – это уже как боги соткут для него новое полотно.

Запитала всё это проклятье ведьма на свою жизнь. И надо же было такому случиться, чтобы её убили. И проклятье зафиксировалось в том положении, когда вампиры просто не знали, куда им нужно идти!

То, что кровь ведьмы помогает проклятому дитя, выяснили маги, через сто семьдесят пять лет после появления первого такого ребёнка.

То, что помочь вампирам вообще невозможно, знали все.

То, что такой способ есть, не знал никто.

А я… ну что я?! Что мне вечно больше всех надо?!

Не надо.

Меня сейчас убьют, и на этом всё закончится.

И с моими планами, и с моими желаниями, и с моими мыслями.

В том числе и на тот счёт, что помочь вампирам надо. Это жители этого мира не могли помочь, ну, а я-то! Я же родилась в другом! И свет других звёзд навсегда остался в глубине моих глаз! А кровь-то всё равно такая же – красная, горячая… Совсем не голубая, как у королевского Таирсского рода… А мой Ник, мой защитник – всё-таки живой, потому что это его кровь сейчас льётся по моим рукам.

Мне всё же пришли на помощь, правда, лучше бы не приходили, потому что Ник…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018