И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 23. Ник, Ник и снова Ник

Из всех людей и нелюдей, которые составляли внушительную часть моей жизни на Альтане, наверное, никого я не изучила лучше Ника. Любые мелочи его облика, детали одежды, крупицы магии – всё, что мне попадало на глаза или в радиус моего восприятия, я бережно сохраняла, потому что меня просто терзал и мучил вопрос – кто он на самом деле.

Что он, зачем он.

Живой ли он человек или призрак?

Кто именно он из принцев?

Союзник или враг? Друг или абсолютно посторонний наблюдатель?

В моей голове было так много вопросов, касающихся этого человека, что я думала однажды она просто бах и взорвётся, оставив вокруг кашу из разноцветных букв и магических символов – того, что большей частью в ней было. А, не считая самостоятельной шизофрении, как это я про неё забыла!

Меня интересовало всё: откуда он взялся, чего хочет, какие цели преследует. Действует он по чьей-то указке или он тот, кто он есть. Меня мучили вопросы, десятки, сотни вопросов, на которые я попросту не знала ответов.

Ник был аксиомой. Единственным в моей жизни, что оставалось всегда неизменным. Молчание, поддержка, забота, обучение. Он учил меня всему, что нужно знать – нет, не принцессе и не леди – ведьме, чтобы выжить. Он не говорил ни слова, он просто появлялся, уходил. Когда считал нужным. И никогда не объяснял мотивы своих поступков.

С самого начала эта игра шла не по моим правилам, но я смирилась. Научилась молчать, терпеть, искать информацию и искать Ника.

И вот сейчас – он рядом. Только во плоти.

Перчатки оказались родовыми. Тот странный узор, который я видела от силы два или три раза, оказался гербом. Не Таирсского дома, тогда я ещё могла бы себя обманывать. Ещё могла бы дать себе возможность убежать от правды, которую не хотела видеть, не хотела замечать, не хотела понимать.

Но больше такой возможности у меня не было.

Герб был более чем конкретным. И потрясающий меч, который я всего лишь один раз видела на поясе Ника, сейчас был на его поясе.

И словно этого было мало, чтобы меня добить – вокруг меня была более чем конкретная магия.

Для некроманта условия работы были отличными. Костей вокруг валялось – хоть строй из них замок. Замок моему спасителю был без надобности.

Его сейчас, да и всегда, интересовали утилитарные вещи. Вокруг нас обоих за несколько мгновений выстроился огромнейший костяной купол. Со всех сторон гладкий – не подобраться, наверх не забраться. Не имеющий выемок или чего-то подобного – не найти ни единой щели, чтобы нарушить, разбить целостность.

А потом Ник медленно повернулся, я вздохнула глубоко-глубоко и подняла голову к своему личному кошмару, к своему учителю и к своему мучителю. На меня смотрел Лис.

– Можно я упаду в обморок? – спросила я негромко.

– Доля разрешённых обмороков за последние дни превышена тобой категорически, – некромант, скрестив на груди руки, прижался спиной к выстроенному куполу, отдаляясь от меня как можно дальше.

А до меня дошло то, что должно было дойти куда раньше. Заклинание, которое он использовал. Я знала его! Это была «тень некроманта», абсолютно банальные чары! Надо же, я и не догадывалась, что его можно использовать подобным образом, как это сделал Лис. Обычно это действительно была просто самостоятельная тень, которую можно было отправить куда угодно. Подглядывать, подслушивать, доставить сообщение. На что хватит фантазии.

Использовать собственную тень, чтобы учить пришлую девчонку, в то время, как во плоти всячески над ней подтрунивать… И это я считала, что у меня хорошая фантазия.

Да с фантазией Лиса она ни в какое сравнение не идёт.

Правда…

– Зачем?! – вырвалось у меня. – Боги Альтана, Лис, зачем?!

– Я не мог тебя бросить, – сообщил этот гад мне абсолютно спокойно. – Тебя затащили в этот мир без твоего желания и согласия. Бросили в бурлящий водоворот, ничего не объяснив. Это было малой долей того, что можно и нужно было сделать.

– Почему именно ты? Почему твоя тень?!

– Потому что я знал то, что нужно было тебе. Был ближе. И единственный из всех имел соответствующее заклинание для дистанционного наблюдения и пригляда.

– Тогда почему?! Почему ты сейчас стоишь в стороне от меня, как будто я прокажённая?! Почему ты меня целовал? – вырвалось у меня, хотя последнюю фразу я лучше бы оставила глубоко-глубоко в душе, не давая ей показаться на поверхность. Потому что хуже этого быть ничего не могло. Потому что я ещё позволяла себе надеяться, позволяла себе мечтать, что возможно… Возможно…

– Захотелось.

– Что именно?! Разбить мою жизнь? Превратить её в руины?! Манипулировать ей, как тебе вздумается?! Или тому, кто привёл меня сюда? Ведь ты был всего лишь наблюдателем! Ты постоянно был рядом, каждый раз. Каждый! Ты знал больше, чем остальные. Но никогда не делился своими мыслями, своими наблюдениями. Я должна была догадаться раньше. Я должна была понять.

– Поняла сейчас. Легче стало?

Простые слова словно вывернули мне на голову ушат воды. Легче не стало. И Лис отлично это знал, всё стало только ещё хуже, чем было. Всё стало только ещё больнее, злее…

Я смотрела на него и не находила слов. Не находила ничего, что могло бы спасти ситуацию.

Что вообще здесь происходит? Зачем. Ради чего?! Я уже вообще ничего не понимала. Как будто я бежала-бежала, отчаянно, выбиваясь из сил, чтобы неожиданно обнаружить себя всего лишь на старте!

И всё начинать сначала?!

– Так. Пока я не запуталась. Ты… вёл себя как последний засранец со мной, потому что ты…

– Некромант, – уголок губ Лиса приподнялся всего немного. Не улыбка, а намёк на насмешку. Он усмехался над самим собой. – Ты же уже знаешь? Если некромант проводит с ведьмой больше времени, чем дозволено пределами магии, ведьма теряет свою волю и душу. Я не хотел, чтобы ты стала покорной куклой, так и не поняв, чего хочешь ты сама.

– То есть ты такой весь из себя белый и пушистый, благородный рыцарь, давал мне шанс?! – мгновенно вышла я из себя.

По внутренней части купола прокатилась огненная волна, центром и источником которой была я сама. И тут же всё пропало, как только мне удалось перекрыть кран внутренней ярости и гордости.

– Да, – ничуть не смутился Лис. – Именно это я и делал, маленькая ведьма. Ты не понимала вообще ничего. Ты и сейчас более чем далека от понимания.

– Очень смешно и очень радостно! Мог бы и не указывать на это.

– Не мог. Пока до твоей светлой головы это не дойдёт, ты меня не услышишь.

– Как будто для тебя это важно!

– Если бы было неважно, я бы не пришёл, Ника. Так что, успокойся и просто меня послушай.

– Не хочу! – крикнула я, отшатнувшись. – Я не желаю тебя слушать! Я не хочу ничего знать, не хочу ещё больше увязнуть во всём этом!

– Уже поздно. Ты сама сделала этот выбор. Ты сама шагнула в Заповедный лес. Ты сама шагнула в ловушку заговорщика. Сама пришла сюда. Ты сама всё выбирала. Каждый раз. Тебе никто не помогал, никто не заставлял. Десятки раз ты выбирала сама, – мужчина говорил не только спокойно, но ещё и успокаивающе. Мягкие нотки, впервые звучащие в бархатном голосе Лиса меня заворожили, зачаровали. Я не сразу сообразила, что просто пялюсь на него и не могу отвести взгляда! – Видишь. Это магия. Она не спрашивает твоего желания, она просто связывает тебя, подчиняет. И однажды ты просыпаешься в своём теле гостьей. Я не хотел для тебя такого исхода.

– Поэтому ты отказался от меня как от сестры, – дошло до меня. – Потому что кровные узы – лучший проводник в таких случаях.

– Да.

– Именно поэтому ты постоянно держался от меня на расстоянии. Никакого тактильного контакта. Даже тогда, на первом курсе, когда я ехала на твоей лошади – ты закутал меня в свой плащ. А на плаще…

– Добрая тысяча рун. Сорок часов работы над ним трёх рунных мастеров, – усмехнулся Лис.

– Ты подготовился.

– О, да. Приготовления я начал ещё тогда, когда понял, что ведьма придёт за тобой, а ты пойдёшь в ловушку.

– Почему ты не объяснил всё это сразу?

– Ты бы не поверила, – флегматично сообщил мне Лис, проращивая из стены два сидения – на разных концах купола. Оторвав рукав рубашки, он начал перебинтовывать руку. Место, куда пришёлся удар одного из охранников, которого сейчас доедали вампиры за куполом. И нет, мне было абсолютно никого не жаль.

Жалко было, что я не могу пойти к Лису и помочь ему. Кровь, его кровь на моей коже, могла всё только ухудшить. Усугубить.

Не думаю, что некроманту нужна безвольная марионетка в моём лице. А мне самой и подавно не нужна такая участь и такая судьба. Зато неожиданно мне будут отвечать на мои вопросы! И это настолько неимоверный подарок, что я растерялась, не зная, что спрашивать в первую очередь!

– Не торопись, – посоветовал мне некромант. – У нас есть ещё время. Вампиры уснут после еды. И тогда я открою тебе проход к Заповедному лесу. Дальше пойдёшь одна. Любой, кто пойдёт с тобой по дороге между миром живых и мёртвых, отправится на перерождение. Только один живой может идти по грани.

– Ты слишком много знаешь.

– Читал. Много.

– И говоришь со мной спокойно.

– Поздно что-то скрывать. Ты уже здесь. Ты уже сделала то, чего я надеялся, что ты не сделаешь.

– А что мне было делать?! – мгновенно вышла я из себя. – Что?! Мало того, что я могу стать твоей куклой, но я могу стать ещё и куклой заговорщика! Знаешь, от его тихого шёпота все в животе сжимается! Он слащавый, он фальшивый! Он страшный! Я не рыцарь, я не крутой маг, которому на всё плевать. Я обычная девушка, и мне просто страшно… – опустив голову, я закрыла лицо ладонями. – Извини. Мне не следовало говорить всего этого.

– Ты боишься его?

– Н… Нет. Не то чтобы не боюсь. Я боюсь того, что он может натворить. Я боюсь того вреда, который он может принести семье. Боли, которую он может причинить. Того, что опоздаю.

– Как насчёт того, чтобы побеспокоиться за себя?

Я внимательно посмотрела на Лиса. Некромант сидел у костяной стены, откинув на неё голову и закрыв глаза. Не ставший могущественным магом. Не ставший королём. Не затерявшийся между двух судеб, а выстроивший свою собственную.

– Почему его не боишься ты?

– Я боюсь, – ресницы дрогнули, поднимаясь, и чёрные-чёрные глаза потянули меня в омут хладнокровного спокойствия и бездну тьмы. – Но это не значит, что я должен поддаваться этому страху. Правда, за себя я уже давно не боюсь. Мои страхи очень похожи на твои, ведьмочка.

– Называй Ника, – махнула я рукой. – Всё равно не успеешь привязать к себе за эти несколько часов. А потом всё это будет исправлено.

– Ты идёшь к Золотому дереву. Ты собираешься найти то единственное, что может дать тебе защиту от влияния некромантов и магов разума. Правильный выбор… Только ты не всё понимаешь, ведьмочка. Не все последствия.

– Не все?! – опешила я.

– Да. Золотая ведьма дорого платит за своё могущество. Тебе никогда не приходило в голову, почему у твоей золотой фрейлины только две стихии? У неё действительно больше нет. Чем могущественней ведьма, тем меньше стихий у неё в подчинении.

Я пожала плечами.

Не верилось, что мы можем вот так сидеть – и спокойно разговаривать. Без нападок, без возмущённых взглядов, без подколок Лиса. И даже без вечных и уже давно любимых мной яблок.

– Знаешь… А мне всё равно. Просто… я не хочу стать игрушкой в чужих руках. Не хочу ставить близких под удар и тем более, не хочу, чтобы однажды получилось так, что вы будете охотиться на меня, попавшую под влияние чужой магии.

Лис кивнул:

– Это могло бы серьёзно подкосить нашу семью. Принцесса-спасительница, ведьма-хранительница и вдруг предательница. Какая трагедия.

– Не хочу, – рассердилась я, потом засмеялась. – Ты язвишь.

– Всего ничего, ведьмочка.

Я замолчала, немного нервно облизнула губы.

– Откуда у тебя меч?

– Получил. От… некой сущности.

– От Привратника. Поэтому ты знаешь, что это за место и какие правила здесь действуют, – предположила я, почти не сомневаясь в своей правоте.

Лис кивнул.

– Именно. Хороший меч.

– Лис… – неуверенно начала я и подавленно замолчала.

– Да?

– Сколько вопросов можно задать Привратнику?

– Только три. Вопрос может быть задан в любой форме, не обязательно однозначной, но он должен касаться всего одной сферы. А, ещё есть свои ограничения. Например, Привратника не касаются вопросы бытовые, сферы текущего настоящего. Ты не сможешь задать ему вопрос о том, кто заговорщик и предатель.

– А ты знаешь?

– Пока нет. Всё слишком запуталось. Даже те, в ком я был уверен, как в себе самом, начали делать странные поступки.

– Как Рауль, пришедший просить к тебе за Шейлу?

– Точно, – согласился Лис. – И он тоже.

– Но не единственный?

– Это было бы слишком легко, ведьмочка. А у нас не учебник для деток-первокурсников и, увы, даже не политология для начинающих.

– Я не первокурсница!

– В политике? Хуже. Куда хуже. Ты ещё школьница. Не знаешь очевидного, не понимаешь того, что стоит понимать. Одна твоя просьба Лэ’Алю помочь тебе – чего только стоит.

– Попрошу!

– Скорее, он. Твоей руки у Вайриса, – пробормотал Лис, потом смерил меня задумчивым взглядом.

В груди неприятно потянуло. Неужели, прозвучит гадость?!

– Это плохо?

– Почему же? Он хорошая партия. В перспективе можешь даже стать королевой светлых эльфов.

– Иномирянка – королева эльфов. Фу! Это не дамский роман!

– Это? – удивился мужчина.

– Моя жизнь – не дамский роман! Не хочу, чтобы потом моими мемуарами зачитывались девчонки, глупометр у которых зашкаливает!

Лис хмыкнул, покачал головой:

– Любая леди была бы в восторге от такой перспективы.

– А я не любая! Я ведьма. И принцесса. Всего немножко.

– Да-да… Всего немножко ведьма, немного принцесса и большая заноза для заговорщиков и идиотов, которые никак не переведутся в нашем дворе. Ты знаешь, сколько своим появлением успела покорёжить планов и обязательств?

– Не понимаю… О чём ты?

– Рея де Майгард, – Лис сотворил вокруг меня дополнительный костяной каркас, тонкий, ажурный. И пока я непонимающе водила пальцами по тонким линиям, устроился сам удобнее, вытянув длинные ноги. – Она должна была стать женой небогатого купца. А теперь уже три влиятельных семьи присматриваются к ней с матримониальными планами. Твоя подруга – Кира сен Раш. Простая девушка с двумя стихиями, даже не с самыми могущественными. В обычной жизни ей не светило бы подняться выше своей ступени, а что сейчас? Говорят, она даже королю нравится.

Округлив губы, я уставилась на Лиса с искренним потрясением.

– Чего-чего?! Вайрису нравится Кира?

– Говорят, даже больше, чем просто «нравится», – сдал брата мужчина, потом усмехнулся. – И не делай таких больших глаз, ведьмочка. Это же твоя стихия, находить место под солнцем для других, забывая про себя. Где твоё место? О чём мечтаешь ты сама?

– Я сама? – повторив нехитрые слова, я задумалась.

Как будто я когда-то задумывалась над этим вопросом. Пока я не то чтобы плыла по течению, я просто выживала. Даже не думая над тем, что будет потом. Чем всё закончится, чем сердце успокоится.

Чего хотела я? Я сама?

Вычислить заговорщика, чтобы жить спокойно. Чтобы получить возможность выдохнуть и попробовать понять себя. Потому что в голове, на сердце и на душе был серьёзный разлад. Настолько серьёзный, что ещё немного и скоро профессиональная помощь лекаря душ понадобится мне самой. Я уже запуталась… Во всём и вся.

– Спроси как-нибудь потом?

– Не спрошу.

– Что? – растерялась я. – Почему?! Я думала, что после того, как вернусь, ты перестанешь надо мной подтрунивать!

– Никогда, – отреагировал мгновенно Лис, потом…

Я впервые видела затаённую боль в его чёрных глазах. Едва уловимую, тонкую. Так ощущается нота древесной горечи в сладких духах. В его очаровании, в восхитительной роскоши его облика, я ощутила тьму и снова ненависть, к ведьмам, к ведьминскому дару, который… отбирал?!

Мгновение прошло. Дрогнув, я разорвала контакт глаз и потеряла ощущение того, что было внутри Лиса.

– Я некромант, Ника, – прошептал он негромко, ласкающий голос прошёлся наждачкой по моим разорванным и трепещущим нервам.

Он прекрасно знал, как влияет на окружающих и … впервые серьёзно меня очаровывал! Я настолько погрузилась в океан этого соблазнения, что не сразу осознала то, что он сказал.

– И что?! Что из этого?

– Ты ещё ничего не понимаешь на Альтане, маленькая ведьмочка. Законы магии – это не то, что можно обойти, и не то, что можно перечеркнуть одним желанием. Ты вернёшься из Заповедного леса золотой ведьмой, олицетворением сущности жизни. Я – олицетворение сущности смерти. Ты не сможешь стоять рядом со мной, не испытывая страха. Как в ту ночь, когда мы впервые познакомились. Помнишь?

Я помнила.

И шум дождя, забивающий все чувства. И мир, ставший большим-пребольшим, пугающим, незнакомым, чужим. И страх, дикий, животный, пронизывающий каждую мою клеточку, потому что рядом было воплощение враждебной магии.

Потом Дайре сделал что-то и стало немного легче.

Но тот первый миг, то первое мгновение…

– Не приходило в голову, правда? – Лис усмехнулся. – Задавай вопросы, ведьмочка. Они у тебя ещё не закончились. Ещё пару часов, и из неприятелей мы станем врагами.

Я содрогнулась, обхватив себя за плечи. Врагами? Но ведь…

– Всё время рядом со мной была твоя тень? – спросила я тихо.

– Наверное, трижды я приходил во плоти, – пожал плечами Лис. – Не помню. Один раз, когда ты сцепилась со статуями. Моя тень ничего не смогла бы сделать с последней тварью, так что я приходил сам.

– Ты лечил меня.

– Чёрный целитель может вылечить даже ведьму, – уклончиво отозвался некромант.

И я не стала настаивать, глядя поверх его плеча на белую-белую стену. Обратно было уже не вернуться. Ни в дни обучения. Ни в королевский дворец. Уже было не отступить от своих планов.

Можно было идти только вперёд. К Привратнику мёртвых.

Но почему же тогда так тяжко?! Так зябко?

Почему?

– Почему ты не возразил, когда я называла тебя Ником?

– Никасс. Тень, – ухмыльнулся Лис. – Это…

– Эльфийский.

– Верно.

– А Цитандера – твоя тётка?

– Точно.

– И ты поддерживал с ней связь все эти годы. Просто… – ощутила я, что необходимо пояснить, о чём говорю. – Когда мы с ней общались, я поняла, что между вами есть что-то общее. И…

– Да.

– А Лэ’Аль?

– Тоже. Родственник. Дальний, правда.

– А поссорились вы почему? – не удержалась я от чисто женского любопытства. – В смысле, тот самый заговорщик очень хотел, чтобы ты его убил. А значит какой-то повод у тебя, даже формальный, должен был быть!

– Он есть. Не самый умный, конечно. Всё началось с дипломатического скандала, потом продолжилось тем, что мы не поделили шкуру неубитого единорога. В результате, он допустил ошибку, я ей воспользовался и устранил его из-под ног.

– Чьих?

– Своих. Заговорщиков. Тех, кто надеялся воспользоваться ситуацией, чтобы развязать военный конфликт. Спокойно королевство практически никогда не жило. Разом лучше, разом всё было хуже.

Я подавленно молчала.

Лис усмехнулся.

– Не забивай свою хорошенькую голову политикой, ведьмочка. Уж лучше ты будешь вот такой – живой и настоящей, радующей весь Таирсской дом, чем кто-то сделает из тебя «настоящую принцессу» и «достойную леди», и погасит огонь в твоих глазах.

Слов я не нашла. Почему-то мгновенно вспомнилось, как вёл себя Рауль. Спокойный и великолепный. Равнодушный и относящийся ко мне положительно только, когда я вела себя, как леди полагается.

И Лис. Подшучивающий. Беззлобно. Порой насмехающийся, ехидничающий. Злой. Спокойный. Сердитый. Уютный.

Спасающий. Когда словом, когда делом, когда мечом.

Ника вляпалась по уши, кто придёт на помощь? Лис.

Не с кем обсудить проблемы? К кому идти? К Лису.

Сообщить о том, что рядом убийца? Может только Лис.

Учить танцевать и учить убивать. В равной степени и с равной же лёгкостью. Быть рядом и в то же время так далеко.

Всегда одно и то же. Один и тот же человек.

Лис. Лис и снова Лис.

Не было никого другого. Была только одна безголовая девчонка, которая отчаянно не хотела верить в очевидное. И был один некромант, преследующий свои цели, о которых никому не собирался сообщать.

Красивая партия, ещё не закончившаяся. И ещё есть шансы отыграться, что у меня, что у заговорщика, что у Лиса.

Есть что сделать, есть о чём подумать, есть проблемы, которые нужно решить.

Есть… Много чего есть, нет только времени.

И нужно что-то решать, и нужно что-то делать.

– Тебе пора.

– Уже?

– Да. Привратник не будет ждать, да и тебе самой… вряд ли хочется затягивать всю эту ситуацию. Некоторые вещи лучше делать сразу. А некоторые лучше не делать вообще.

Я не сразу поняла, что Лис прощается.

До меня не сразу дошло, что он не просто всё это время меня обманывал – он обманывал и себя. И…

Кто сказал, что для Лиса я была только подопечной? Почему я так легко попалась в его ловушку?!

Почему?

От мужчины пахло солнцем и вином. Его мягкий плащ, с мифриловыми накладками, местами был заскорузлый от крови…

Я могла увернуться. Я могла остановить всё это. Но его руки… его взгляд… Его губы.

А потом всё пропало. И больше не было костяной защиты, больше не было некроманта, внёсшего смятение в мой разум и мою душу. Прямо передо мной был огромный замок. Величественный, чудесный, прекрасный, знакомый.

И на пороге этого замка меня уже ждали.

Не человек, не маг – сущность, одного взгляда на которую мне хватило, чтобы понять, что пришла сюда я не зря. Но за свои желания я заплачу более чем высокую цену…

Меня ждал Привратник, страж колеса смерти, и тот, кто привёл меня на Альтан.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018