И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 26. Психолог на службе артефакта

Итак. Тёмной-тёмной ночью, действительно тёмной ночью, три странных тени подкрадывались к тёмной громаде королевской академии магии. Одна тень периодически сгибалась, не в силах удержаться от истерического смеха. Вторая тень скользила практически не видная кому бы то ни было, подойдя ответственно к задаче. Третья тень пыталась идентифицировать всю эту компанию, и понять, мы сбежали из психушки или пока ещё только из детского сада?

Да-да. Это были мы. Я, Лис и лорд Савариус. Я же говорила, что сманю директора академии прийти ночью с целью взломать самую интересную и неприступную крепость в столице королевства? Вот мы и пришли. Только директор, как оказалось, с самообладанием имеет проблемы. Как он утверждал, более странного занятия он ещё не делал.

Но это же не повод так ржать!

Ага. Завидно.

А ещё страшно, совсем немного. Продержится ли это его замечательное настроение и состояние до того момента, как мы разберёмся с делами здесь. Или что-то этому настроению помешает?

Нет. Я не пессимистка. Правда-правда. Вот, честное принцесское!

Окей, мне не было страшно. Мне было откровенно тошно.

В похожие моменты Дайре меня ругал от души, мол, я призываю проблемы. Хранительницы деревьев говорили, что всё дело в том, что как ведьма я ощущаю тончайшие вибрации мира, и моя интуиция является подсказкой, которую нужно принимать к сведению.

Сейчас я активно гнала её от себя. Не хочу никаких проблем! Не хочу!

Через полчаса-час стало понятно, что гнать от себя предчувствия не стоило. Настроение Савариуса начало стремительно снижаться, когда в его же академии оказались чары, которые он сам не ставил, и которые стали для него куда более неприятным сюрпризом, чем для меня или Лиса.

Первую преграду, ведущую к той самой чаше Светозарного, до которой нам надо было добраться, директор снёс, даже не замедлившись ни на секунду. Вторая далась ему ещё легче. На третьей, хотя она была такая простенькая и лёгонькая, он застыл.

– Не понял.

Лис, появившись из тени, поправил на руках перчатки:

– Помочь, лорд?

– Да, прошу, герцог, – кивнул Савариус. – Мой откат ещё не отступил.

А. Точно. У него же откат есть! А у Лиса его больше нет. Потому что серебряная ветвь, вошедшая в Таирсский род, отметилась и на его гербе.

Некромант разобрался с защитой мгновенно.

Четвертую защиту – снова Савариус. Потом Лис.

Потом шестую уже я, потому что директор, мрачнеющий на глазах, начал фонить стихийной магией, блокируя Лису возможность колдовать.

Снова он, а дальше уже последовательно абсолютно со всем разбиралась я. Защита была навороченная, изощрённая, но не работала против ведьм. Зато против магов – просто замечательно.

К этому моменту до Савариуса дошло очевидное – в его академии давно уже не всё так просто и так гладко, как, возможно, ему бы хотелось. Да и Лис осознал, что в академии под его носом творилось что-то преступное и интересное.

До чаши мы без перерыва не дошли. Защиты и сигнализации, ведущие к залу с артефактом, были перенастроены таким образом, что снимать их нужно было все сразу. И из одного места.

– Насколько я могу понять, – Лис, бродящий по огромному кабинету лорда Саваруиса, разглядывал стены, – где-то рядом узел управления всеми этими заклинаниями, но он спрятан. И не мне, некроманту, с этим справляться. Риус?

Директор КАМа, уже в состоянии «я тучка-тучка-тучка», мрачно смотрел в потолок. Сидел он в своём кресле и на окружающее мало реагировал. Могу его понять. Считаешь так себя хозяином в могущественном магическом заведении, а потом – бах, и ты там не более чем гость, да ещё и непрошенный. Как полезно вламываться в такие места незваными гостями!

Я собственно сидела у шкафа, вытянув ноги. Силы были, да и азарт ещё бродил в крови. Оставалось только понять, где искать эту всю гадость. Ну, и совершенно очевидно было, что тот самый королевский заговорщик умудрился завести полезные связи, в том числе, и в КАМе.

– Слушайте, – пробормотала я. – А пойдёмте в гости к лорду Гарентару, а? Он так меня валил, так старался. Так ненавидел. Гадость, конечно, ему делать не хочется, а вот в гости наведаться – да. И не в его администраторский кабинет, на его – факультет.

Как ни странно прозвучало, а рассуждала я логически, выбирая место, куда бы вломиться. Кабинет лорда был «проходным», у него постоянно кто-то был. А вот на кафедре количество лишних ушей и лишних глаз сокращалось в разы. И если лорду было что прятать, то прятал он это именно там.

Я не ошиблась.

Реально не ошиблась.

Правда, увидеть, в чём я не ошиблась, я не смогла.

Над ухом выругался резко Лис, рванул меня к себе и закрыл мои глаза.

– Лис? – раздался удивлённый вскрик Риуса, а потом уже злоба в последующих словах.

Воздух пах кровью.

Для меня же в этом месиве один запах перебил всё остальное, запах солнца, вина… Лиса.

– Уводи её, – приказал директор. – Быстро здесь не разобраться, а ей нечего это видеть.

Интересно, от чего защищают принцессу? Нет, я не хочу этого знать. Я не хочу… Лучше я послушаю Привратника и доверюсь близким. И не буду делать то, от чего меня защищают. В следующий момент меня подняли на руки, нежно, осторожно и вынесли из лаборатории кафедры прочь.

Отпустил меня Лис только на балконе, свежий воздух скользнул по разгорячённой от его близости коже. Меня немного трясло, и я не знала уже отчего и почему.

Некромант вздохнул, сдёрнул с плеч свой плащ, повернул меня к себе, как куклу и завязал под подбородком завязки.

– Только потому – что ты принцесса-ведьма, а мы здесь застряли действительно надолго. Только потому, что я считаю, что у чаши тебе будет безопаснее. И, Ника…

– Да?

– Ты танцуешь со мной. Первый и последний танец.

– Если я правильно помню – это заявка.

– В том числе, – согласился коварный гад, и подо мной пропал пол. Чтобы спустя мгновение, не успев даже испугаться, я оказалась на берегу пруда.

Огромного «пруда», которым была чаша.

«Артефакт»?! Почему никто не сказал мне, что чаша Светозарного – это такая огромная посудина, в которой можно утопить слона?!

«Я не посудина!»

Ооооой!!!! Она ещё и говорящая!!!!

«Странная девочка», – обиделась чаша. – «Я глас Светозарного, артефакт, впитавший его кровь, а ты меня посудиной говорящей!»

«Извини», – пожала я плечами. – «Я тебя впервые вижу, и ещё не успела наслушаться дифирамбов, которые поют в твою честь».

«С ума сойти, вот пошли сумасшедшие студентки! Ты ещё не прошла причастие и ко мне пришла?»

«А что, нельзя? Захотела – и пришла».

«Что это ты правила нарушаешь?»

«Сколько можно их соблюдать?!» – рассердилась я, усаживаясь удобнее. – «То леди не положено, то нельзя, то вредно, то это не про неё, это не для неё. Короче, надоело».

«А ты у нас кто?»

«Принцесса».

«В Таирсском доме неожиданно появилась принцесса? А как же проклятье, на которое мне столько жаловались?» – удивилась чаша.

«Снято».

«Тобой?»

«Точно. Встряла как индюк в суп… А ты чего? Скучаешь?»

«Скучаю», – согласился со мной артефакт. – «А ты? Зачем пришла?»

«Поговорить. Хоть с кем-то, кто не будет меня поучать и сообщать, что принцессе не положено».

«Со мной поговорить?»

«Ты здесь видишь кого-то ещё?»

«Да я вообще никого не вижу», – чаша беззлобно надо мной засмеялась. – «У артефактов нет глаз. Но ты чудная девочка. Ко мне никогда не приходят просто так, и ты тоже пришла сюда со своей целью. Но я засчитываю тебе попытку. Давай так».

«Как?»

«Ты пришла сюда с какой-то целью. Если ты поможешь мне – я помогу тебе».

«Как я, обычная ведьма, могу тебе помочь?» – искренне озадачилась я.

Чаша молчала.

Внутри её стенок была вода, совершенно обычная, прозрачная, она не колыхалась, замерла в неподвижности, и я заодно решила воспользоваться этим, чтобы осмотреться.

Напрасно. В том смысле, что вокруг ничего вообще не было. Не зная, какая здесь пустота, и зачем она вообще нужна, но я сидела на верху не башни, но чего-то очень похожего… И нет, я не буду озвучивать, с чем именно мне в голову пришла ассоциация!

Так вот, я сидела на краю каменного столпа, внутрь которого была вмонтирована чаша. А вокруг была только тьма, огромная, бесконечная…

Нелогично. Если чаша Светозарного, почему вокруг тьма? Сдерживающий эффект по противоположностям?

«Загляни в мои воды», – позвал меня артефакт неожиданно.

Умные девочки такие предложения не принимают. Ну, так то, умные девочки! А я к умным себя уже очень давно не причисляла. К тому же ум связан тесно с логикой, а какие отношения у ведьм и логики все, думаю, помнят?

Так вот…

Получив такое заманчивое предложение, естественно, я от него не отказалась! Перебралась к чаше и заглянула в неё.

Воды остались спокойными, гладкими. По чистейшей поверхности не пробежало ни тьмы, ни тумана, внутри не появилось ни чернил, ни крови. Не появилось ряби… Не появилось моего отражения.

Чаша помолчала ещё немного, потом вздохнула:

«Девушка с отражением иных звёзд в глазах».

«Что это значит?»

«Это… Представь себе, что магия – это волна. Не такая, как в воде, немного другая».

«Как звуковая или световая?» – попробовала я понять. С физикой у меня были нелады, но какие-то основы в голове ещё были, ещё держались.

Чаша удивилась, потом по воде впервые прошла рябь. Не то надо мной, не то над собой артефакт беззлобно смеялся.

«Действительно, раз принцесса-ведьма, я решил, что ты пришла из магического мира».

«Там, где я родилась, магии не было вообще».

«Нет миров без магии, ведьмочка. Просто магия бывает разной. Запомни это».

«Хорошо», – кивнула я послушно. – «Итак? Магия – это волна».

«Да, она имеет… определяющие характеристики, назовём это так. Те характеристики, которые есть у местных жителей, и те характеристики, которыми обладает твоя магия – они разные. Для жителей мира техномагии – это всё было бы объяснить попроще, в техническом мире такого вопроса вообще бы не возникло. В магическом мире магию не разбирают на характеристики, определяющие понятия и уравнения. Но они тоже заметили этот эффект. Поэтому для тех, чья магия отличается в чём-то, говорят, что в их глазах отразился свет других звёзд, что они взяли мага под покровительство. В твоём случае – ведьму».

«Это можно использовать?»

«Если понять, какая величина искажена – да».

«А чтобы это понять?»

«Нужно жить в техномагическом мире или много экспериментировать», – сообщил артефакт после молчания. – «Я ответил на твой вопрос?»

«Более чем», – настал мой черед задумываться, потом я встряхнулась. – «А чём я могу тебе помочь?»

«Верни мне … преподавателей».

Картинка сложилась ещё немного. Если уж наш предатель умудрился завести себе друзей в королевской академии магии, и среди них был даже лорд Гарентар, то кто мешал ему подвергнуть остальных ментальной обработке? Гарантировав себе таким образом спокойствие и уверенность в завтрашнем дне! Армия приручённых лучших магов во всем королевстве поддержит любое начинание и не нужно из себя ничего строить. Всё равно никто ничего не скажет и не расскажет.

«Что для этого нужно сделать?»

«Чтобы они добровольно испили моей воды, это не Причастие, нет», – артефакт вздохнул, – «просто мои воды снимают любые ментальные чары».

«А тут у нас подвох? Стопроцентно стоит запрет даже на то, чтобы они к тебе приближались», – хмыкнула я.

«Ты всё понимаешь верно».

Меня это не радовало. То есть, то, что я получила ответ – хорошо, зато остальное не радовало.

От растерянности я даже перешла от мысленной речи к речи нормальной:

– А возможно ли как-то добиться того, чтобы они добровольно испили твоей воды?

– Да, – инфернальный, потусторонний голос звучал вокруг меня, и мне слышался в нём в одно время и журчание тихого ручья, и тяжёлые, гремящие раскаты водопада. От неожиданности я подпрыгнула на месте, и не сдержалась:

– Кто же так пугает!

– Я не говорил, что не умею разговаривать. Но ты сама решила, что я не могу. Раз чаша.

– С ума сойти, с этим магическим миром!

– Хороший мир, – оскорбился артефакт. – Вот родилась бы ты в Карнаже, как мой знакомый Рассет, я бы на тебя посмотрел!

– Хорошо, хорошо. Прости. Не права. Значит, есть способ?

– Есть.

– Что нужно сделать?

– Привести их сюда, чтобы они посмотрели в мои воды.

– Соответственно, – подытожила я, – а вот в этом пункте добровольность не прописана.

– Что-то вроде.

Значит, мне предстояло приволочь сюда один за другим несколько преподавателей КАМа, которые будут активно сопротивляться, заставить их взглянуть в артефакт, а потом…

– Скажи, а они будут помнить, что натворили, находясь под чужим контролем?

– Да.

Отлично. Значит, потом мне ещё работать жилеткой для взрослых магов. Требую жилетку! И сразу на меху, чтобы мозоль не оставляли!

– Ладно, – я поднялась решительно с места. – Список.

– Какой?!

– Ну, не все же преподаватели под контролем?

Чаша молчала.

– Что, все?! – с ужасом переспросила я.

Чаша молчала.

– Ну, что, – пробормотала я, поворачиваясь к краю каменного столба, – сезон переноски тяжестей объявляю открытым… А… А сколько их всего-то?

– Да немного! – обрадовался артефакт. – Сто двадцать три.

…Тьма подери!

Вот сейчас порадую и Лиса, и Риуса! А что, я хрупкая девушка, между прочим. Не я же таскать буду?! И, кстати, такая толпа преподавателей, втроём мы не справимся.

Я знаю точно, Дайре будет рад, если его поднять среди ночи… Конечно, он будет очень счастлив, да-да. Особенно с тем учётом, что по идее бестолковая сестра должна быть где-то там, в стране чудесных снов. И девчонки очень обрадуются. Они же такие лёгкие, хрупкие, правильные феи, которые с топором и мешком, а в мешке тела. Красота.

Кого ещё там осчастливить перетаскиванием тяжестей?

К Раулю не пойду, не хочу.

Вайрис ещё не оправился, Аэрис лучше на месте.

Дядю? Нет, дядя пусть свою семью защищает. К тому же мне ещё тяжело смотреть ему в глаза. Разумом понимаю, что моей вины в случившемся нет, но где ведьмы, а где разум? То-то же.

Впрочем, и такой толпой хорошо посидим… и побегаем, и попрыгаем.

Главное, где ближайшее зеркало, мне надо потренировать улыбку, а то проснётся несчастный с моим кровожадным оскалом над собой, я потом не отмоюсь от нехороших прозвищ среди своих!

И таки да, чего я стою?! Мне лететь пора, «радовать» всех, кто возмущался, что я их на «дело» не беру, что сегодня они в деле. Да-да. Вот радости-то будет…

Запахнувшись в плащ, я прыгнула с каменного столба, и спустя мгновение оказалась всё на том же балконе, рядом с Лисом и Савариусом.

Вздрогнули оба, меня тут явно не ждали.

Или у меня с лицом что-то? Ой, не у меня, у них!

Давненько я такую радость от лицезрения меня не видела!

– Герцог Оэрлис, лорд Савариус! У меня к вам небольшое дело! Вы же не откажете мне в помощи? Ничего сложного, нет-нет, не спешите пугаться. Всего ничего. Вам понравилось сегодняшнее времяпрепровождение?

Лис и Риус переглянулись изумлённо, снова воззрились на меня.

– Дело в том, что мне очень нужны сообщники, чтобы вломиться ещё в некоторые дома. Всё пройдёт очень быстро. Очень тихо. И да, главное, постарайтесь, чтобы я долго не скучала, чтобы управиться до утра, нужно поставить дело на конвейер. Какой? – я манерно прижала пальцы к собственным губам, похлопала ресницами. – Вам не приходило в голову попробовать себя в новом амплуа? И похищать людей? Это же так интересно! Так волнующе! Нет? Не приходило? А придётся…

Уже одного того, как «счастливо» на меня посмотрели эти двое, хватило бы, чтобы искупить все тяготы сегодняшней ночи.

Но они [тяготы] на самом деле ещё только предстояли. Кому-то физические, кому-то психологические. И я не сказала бы, что лечить чужую душу – это куда легче, чем таскать живые мешки с костями.

Я разбудила Дайре, приволокла своих фрейлин, да-да, они определённо были счастливы, привлекла к благому делу телохранителей. Своих, Лиса, Дайре, да, я даже не постеснялась забрать королевских телохранителей!

И подошла к делу быстро и ответственно. Это было единственным, что мне оставалось. Резать по живому. Количество информации в моей голове увеличивалось с каждым «обработанным» преподавателем, мне же было нужно выслушать всех. Чаша у моих ног темнела, бурлила, ярилась, а я против воли восхищалась работой того самого заговорщика.

Он был отличным психологом. Не таким, как я, дипломированным, а интуитивным. Только если мы искали подход к человеку, чтобы ему помочь, этот практически тёмный лорд спокойно пользовался подходом к человеку или эльфу, или орку, чтобы ему навредить. Безо всяких сомнений, моральных терзаний он спокойно загонял их в ловушки. Ловушки, из которых не было выхода.

Тонко, изящно, по-изуверски.

Резать вот так, по сердцу, по душе, оставляя рваные раны и осколки мечты – это надо уметь. Я не умела, более того, я не хотела этому учиться! И хотела просто держаться от этого человека подальше.

Чем больше преподавателей проходило через воды чаши и меня, тем страшнее мне становилось. Потому что вырисовывающийся психологический портрет был ужасен. И не подходил ни одному из принцев.

Удивительно цельный, напористый, уверенный в себе и своей правоте, самокритичный и самодостаточный.

Циничный. Жёсткий. Жестокий. Садист.

Заговорщик запугивал людей с изяществом маньяка.

Только в качестве физической расправы за непослушание подставлял что-то, что выуживал из глубин души.

Если сравнить это с фобией, то… представьте себе, девушка имеет фобию, действительно фобию, не кривляние с пальчиками у зеркала или перед восхищённой публикой: «Ах, я боюсь крыс», и все тут же: «Ах, как мило!» Нет, самая настоящая фобия, когда по телу холодный пот, глаза закатываются, и человек падает в обморок.

И вот, допустим, девушка боится крыс. До смерти. А в качестве наказания ей этих крыс начинают подсовывать. В еде, в воде, в доме, в кладовой, в сумке, в корзине, в кровати, под подушкой, в ящике с бельём. Кто-то, считаные единицы, будем говорить откровенно, сможет перебороть фобию. Найти её причины, так или иначе разобраться с ней. Кто-то сойдёт с ума.

Кто-то покончит с собой.

Вот к последнему этапу тех, кто осмелился против него выйти, заговорщик успешно и подводил. Он ломал людей, очень осторожно, аккуратно, переплавляя их в глину, а из глины уже вылепляя свой образ и своё подобие.

И вот это было уже куда более страшно, чем всё то, что случалось здесь раньше.

Мир не был светлым, да и я понимала, что не бывает такого, чтобы всё было хорошо и более чем прекрасно. Но вот этот гнилостный нарыв… Почему именно сейчас? Почему именно на мне?

– Ника? – тихий голос Кайзера немного меня встряхнул, но не смог разбить мерзкого гнетущего оцепенения, которое с каждым мигом всё больше захватывало мою душу.

– Почему, Кайзер? – вскинула я к нему заплаканное лицо, – чего ему не хватало? Зачем всё это?! Столько загубленных искалеченных душ. Зачем?! Из всех преподавателей только четверть способна продолжать дальше работу. Четверть, абсолютно искалеченных, пройдут по ведомству Лиса. И они сами казнят себя ещё больше! Кого-то теперь нужно лечить, кого-то вылечить уже невозможно! Я видела среди них тех, кто не вынесет груза знаний, кто сделает всё, чтобы лишить жизни себя. Я видела это, – мой голос упал.

Кайзер молчал.

Он – мёртвый, могущественный, живший уже так долго… Конечно, он знал ответ на мой вопрос. Но он не знал, как со мной говорить. Что со мной делать. Потому что сейчас уже я сама находилась на грани. Не истерики, а отчаянного бессмысленного рыдания. Воя в голос. До сорванного горла.

Сильные ладони легли на мои плечи, сжали. И как куклу меня поставили на ноги. Я знала эти ладони лучше всех на свете.

И сжалась сама.

Каким он будет сейчас? Как Ник – мягким, понимающим? Как Лис? Язвительным, злым, колючим? Какой на самом деле герцог Оэрлис? Обошедший меня и стоящий сейчас напротив. В костюме с иголочки и отстранённым видом…

– Да, – некромант смерил меня насмешливым взглядом. – Вместо платья охотничий костюм. Вместо макияжа – красные глаза и распухший нос. Кто тебя такую замуж-то возьмёт, принцесса моя горемычная?

– Никто. И не надо, и… – сразу же перешла я в глухую оборону. – Куплю избушку, поселюсь на болоте и буду тебе лягушек присылать. В кровать! И под подушку!

– В кровати я предпочитаю куда более приятную компанию, тёплую, чтобы грела, а не замораживала. Как насчёт тебя?

Вау. Это он сейчас намеревался … да вряд ли. Соблазняющих ноток в голосе не было. Смеётся, тип хладнокровный! Ну, это ты так можешь местных снисходя очаровывать, а для меня придётся найти что-то покрупнее.

– Что вы, герцог, я и ваши двадцать две любовницы… да мы в одной кровати просто не поместимся!

– Вы их считали, моя принцесса?

– Конечно, – кивнула я. – Свечи зажигала, сидела с талмудами, знаете, напротив каждой фамилии галочки ставила, а писала обязательно пером с чернилами!

– Какая большая подготовительная работа… Достойна награды.

Оп. А вот теперь я, утеряв бдительность, оказалась уже у стены. У холодной стены! В тонкой рубашке! И… кто вообще так обращае…

Правильно, особо говорливых «леди» так и надо, вначале рассердить, потом позволить отнестись снисходительно, а потом поцеловать. Действительно, чего тянуть! Цветы, серенады – фу, какая гадость. Девушку надо очаровывать вот так – по-лисьему. Можно я его грохну, а? Я нежненько, я так, чтобы свидетелей не было.

Стоит на меня насмешливо смотрит, а у меня губы горят, о… зато ощущения безысходности в голове не осталось.

Нет, кто-то определённо слишком много знает!

– Завтра бал.

– Да, – кивнула я, опираясь обратно на стену.

Этот гад уже даже отойти успел, а у меня ноги ещё немного и подкашиваться бы начали. Плохо влюбиться в некроманта. Эти циники ничего не знают о романтике…

– Ты получила то, что было нужно?

– Да, – снова кивнула я. – Я испила из чаши ещё до начала… выездного сеанса лечения душ. Когда она ещё была такой чистой и прекрасной.

– Знаешь?

– Нет. Даже артефакт не смог мне передать всю полноту данных. Он дал мне всё, что имел, относительно Таирсского рода. Он дал мне всех, кто приходил к нему и в ком была хоть капля Таирсской крови. Приду домой… Сяду в углу, обложусь бумагой и буду расписывать. Я уже, в принципе, немного представляю, кого искать. Буду это делать.

– А завтра вечером на балу я буду танцевать с полумёртвой от усталости принцессой? – насмешливо приподнял Лис бровь.

– Если тебе это так не нравится, я могу тебе предложить своих фрейлин. И даже новую девушку из свиты. Энелейн де Эррен, кажется! Хочешь?

Взгляд Лиса на мгновение потемнел. Едва уловимо. А у меня мурашки строевым маршем по спине прошли. Как же он опасен, как же он … страшен. Не для меня, для других.

– Я доставлю тебя домой, – не отвечая на мой вопрос, Лис притянул меня к себе. Снова как куклу. Убью! Сколько можно?! – Дома – ты ляжешь спать. А заговорщики подождут. Тебе и так сегодня досталось. А де Эррен, убил бы, разорвал бы, в пыль бы превратил, просто за то, что она посмела поднять на тебя руку.

И оставив меня ошарашенно хлопать глазами, что это было?!, герцог просто переместил меня в мой замок, в бухту Сирен. В мою же спальню, где на кровати я неожиданно нашла букет тончайших лилий и… нет, не коробку конфет, всего лишь корзину с яблоками.

И разрываясь между слезами и смехом, я сделала именно то, что мне велели – легла спать. Потому что спорить с некромантом… ну его! Себе дороже…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018