И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 27. Королевский бал

Наверное, я просто очень устала. Или сама себя накрутила. Или что-то недопоняла. Или… Ну, если говорить короче – есть что-то совершенно возмутительное в том, чтобы спать и во сне работать!

А ещё болтать.

Болтала я к счастью не с Лисом. Если бы некромант начал мне ещё и сниться, я бы поставила себе полную лисизацию мозга и начала производить срочную дезинсекцию на предмет устранения шпионских агентов.

Болтала я с чашей Светозарного. Артефакт, проникнувшийся моей безумной работоспособностью, моими уникальными талантами и вообще моей уникальностью (тараканы мои ему определённо по душе пришлись) – сообщил, что ему нравится идея со мной познакомиться поближе.

Не, а я что? Когда это я отказывалась от такого интересного собеседника? Не было такого. И не будет. Это же источник информации! А ещё совершенно незашоренный челов… артефакт, который точно знает, что «леди не положено» – можно оставлять на полке в каком-нибудь старом запылённом чулане.

Одним словом, мы подружились. И всю ночь я видела, как я сижу перед чашей, на этом каменном столбе (а снизу, между прочим, дует), и пытаюсь разобраться со всем, что мне артефакт скинул. Скинул много – дельного было мало. Естественно, я начала с конца – с тех, кто были последними из Таирсского рода.

Я изучила Дайре, Аэриса, Вайриса, Лиса. В списке, кстати, Рауля не было. И это отчётливо меня тревожило. Плохого я не думала. Потому что, Рауль в принципе не мог быть заговорщиком. Уже просто по одному тому, что его сознание было очень косным, он мыслил шаблонами, штампами, если хотите. В заговорщике же чувствовался впечатляющий размах. Тем не менее, что-то в Рауле меня тревожило. Оставалось понять, что именно.

Меня вообще многое тревожило. В том числе и то платье, в которое вот уже полтора часа меня упаковывали. Или запихивали. Но уж точно не «обряжали», не «одевали», и не «наряжали». Потому что это чудовищное произведение чужой безвкусицы было… Я даже не знаю, в каких словах описать то, что я видела! Честно скажу, будь платье не таким розовым, с такими ядовитыми рюшечками, я бы пропустила мимо ушей и глаз происходящее – настолько ушла в свои мысли, настолько была на грани между реальностью и видениями. Но вот когда я обнаружила, что платье вообще не способствует понятию «незаметного вооружения», мне стало нехорошо.

Меня хотели отправить на бал, лишённой всех моих милых игрушек! Одним словом, пока часть меня думала, кого звать на помощь, вторая часть ярилась. И когда первая поняла, что звать, собственно, некого, ибо жалоба «мне плохое платье сшили», звучит на редкость безумно. Даже от меня! Нет, особенно от меня. Но и идти в «этом» на бал я не собиралась категорически.

Выбор у меня был. И виртуозно поблагодарив девушек, которые пришли, за работу, я призвала на помощь срочно Амелис и занялась переодеванием в нормальную одежду.

Тирм – мой карманный убийца уже получил новый приказ. Следовать сегодня ему предстояло за мной второй тенью. И получил он этот приказ, на минуточку, не от меня! А от… догадаетесь? Верно, от Лиса! Этот тип умудрился не только вычислить, что у меня появился вот такой вот напарник, но ещё и найти к нему подход.

Я уже говорила, что кто-то очень много знает, да?

На бал я ещё пока не опаздывала, но только за счёт того, что до танцев аристократы собирались на «чашечку чего-то горячительного». Леди пили чай в беседках, мужчины пили что-то куда крепче, общаясь в каминных гостиных.

Принцы при этом безобразии присутствовали по желанию.

Принцесса, как единственная и пока неповторимая, могла выбирать. Поскольку полную свиту я пока ещё не сформировала – мне было простительно. Самым смешным было в этом то, что Лис уже сказал, что список моей свиты он будет утверждать лично. Да-да. Именно в таких словах. Мысленно записав в длинный список его прегрешений ещё один пункт, подлежащий страшному отмщению, я послушно кивнула и согласилась, что предоставлю ему список, с уточнениями, кого именно я хочу. А список благонадёжных леди, которых принцессе стоит иметь в своей свите, как раз герцог Оэрлис и предоставит.

Предоставление затянулось. Хотя… Какое затянулось? Ещё прошло слишком мало времени. Это из-за всех этих событий, которые не дают передохнуть и прийти в себя, мне кажется, что уже минуло полгода, как минимум, а ещё и месяца не прошло! Месяца…

– Миледи? – оклик Амелис вырвал меня из размышлений.

Я взглянула в зеркало и застыла. Это… я?

Платье было серебристым, цвета тумана и дерзких горных лилий, которые пробивают снежный покров вершин, ещё когда молочная пелена не успеет растаять под изломом Белой луны…

Волосы были убраны под сетку и закреплены малой короной. На руках перчатки, надёжно скрывающие руны.

Под струящимися рукавами – арбалет и маленький кинжал.

Обычно у меня ещё был припрятан кинжал длинный, но теперь я могла в любой момент призвать свой собственный меч. Под платьем была тончайшая кольчуга.

Я умею учиться на ошибках, и не только своих, но и на ошибках других тоже.

Подмигнув своей замечательной подруге, я подошла к окну, выдохнула и повернулась.

– Ну, что, покорять бал?

– Он уже весь ваш, миледи, – Амелис смотрела на меня с гордостью.

И мне ничего не осталось, как отправиться на бал, с твёрдой уверенностью в том, что он весь мой. А что ещё делать, когда так верят?

Радоваться братьям, смеяться с Дайре, танцевать с Лисом, уделить танец Лэ’Алю и всячески демонстрировать «простому смертному», как я на него обижена (и под шумок договориться о тренировочной встрече на дуэльном круге).

Опять танцевать с Лисом и всячески делать вид, что вот с этим герцогом я вообще ни-ни, ничего не знаю.

Судя по скепсису во взгляде некроманта, с актёрской карьерой мне лучше завязывать, не начиная.

Я приглядывалась к Вайрису и Кире, судя по тому, что наш король танцевал с ней подряд уже третий танец, что-то увлечённо обсуждая… ну, помолвка дело хорошее, и Вайрис хороший, и Кира такая замечательная… Главное, они бы не увлекались с разговорами, а то сейчас остановятся прямо посреди зала! Будет не беда, будет полный караул.

– Ника? – тихий шёпот Лиса был плоским и спокойным, соблазнять меня сегодня моя головная боль явно не собиралась. И ура! Дайте мне немного передохнуть, а то уже сил никаких нет…

– Что случилось? – так же тихо ответила я, недоумевая, что вынудило герцога вдруг со мной заговорить.

– К моему величайшему сожалению, мне нужна твоя помощь. Его Величество решил, что будет скучно сидеть дома, когда вокруг бал. В общем…

– Дядя?! – испуганно округлила я глаза.

– Да, прибудет на бал. Видимо, он устал от того, как медленно эта ситуация решается, и собирается выступить в роли живца. Мало нам было того, что сегодня опасность грозит тебе, так ещё и он… – Лис отстранённо огляделся по сторонам, и те любопытствующие, кто не могли отвести взгляды от нашей пары, торопливо нашли себе другой объект для того, чтобы побить глаза. – В общем, Ваше Высочество, прошу вашего содействия.

Как все плохо-то. Ах, да, забыла. Герцог Оэрлис ведёт себя всегда великолепно, не давая повода заподозрить себя в чём-либо.

А я ведьма, мне можно.

Главное хоть изредка вспоминать про то, что мне можно, когда это будет выгодно мне, а не кому-то ещё.

Ладно. Дядя – это более важно, чем мои комплексы, которые рядом с этим некромантом цветут и пахнут.

– Ах, да, чуть не забыл, моя принцесса, прекрасно выглядишь.

И на этом Белоснежка добившись, что я споткнулась, придержал меня, не дав этого заметить остальным, раскланялся и… смылся.

Я, вежливо кивая гостям, проскользнула к столам, получила от вежливого лакея бокал с вином, куда-то его по дороге дела и только после этого оказалась в тишине и спокойствия сада у дворца.

Вот тебе и бал.

Принцесса для деликатных поручений снова на работе! Безобразие.

Я может танцевать хочу… Ага-ага, под эти унылые завывания. Танцевать я хотела только с Лисом…

Нет, с этим определённо надо что-то делать!

Но не сейчас. Всё-таки…

Любовь должна быть хорошим чувством! А у меня какое-то одно разжижение мозгов получается!!!

Портал из стихии света, вот это да!, соткался прямо посреди розового лабиринта, и когда из него шагнул король Хильденбарий Фиделиус Карл Четвёртый, я уже мало-мальски взяла себя в руки.

Меня хватило даже на то, чтобы сделать реверанс, искренне от души улыбнуться, а потом моя выдержка закончилась, и я просто кинулась дяде на шею.

Мы не пошли сразу в бальный зал. Под присмотром телохранителей устроились в беседке в розовом саду. Нам принесли сюда чай, пирожные, и, проверив их на яд, да-да, режим «Вероника в боевой бдительности», мы просто мило сплетничали.

– Итак, – дядя смотрел на меня с любовью. – О помолвке объявлено ещё не было, а значит, мужчины Таирсского королевства на редкость поглупели. И куда смотрят твои братья?

– На Лиса, – наябедничала я.

– Ты смотри, у моего старшего сына оказался лучший вкус?

– Нет, нет, – открестилась я торопливо. – Правда, теперь я разрываюсь, у кого именно самый хороший вкус – у Вайриса или у Дайре.

– А что с ними не так?

– С ними всё так! Они себе таких девушек выбрали!

– Каких?

Я рассказывала и рассказывала, мы пили чай, ели пирожные, потом гуляли по саду, а потом вернулись на бал. Если бы я беспокоилась о репутации, после того, как я вернулась с любимейшим королём всех и вся, можно было о «потере собственного рейтинга» даже не заикаться!

На меня смотрели как на божество, хотя вряд ли бы боги Альтана отнеслись снисходительно к такому сравнению.

В какой-то момент от короля меня оттеснили, и я оказалась у стены под присмотром Натана.

– Ну, и популярность, – пробормотал барон, придерживая меня под локоть.

Я кивнула. Устало прислонилась к стене. Сколько я сегодня танцевала? Вся набегалась, напрыгалась. А вокруг пары, танцуют, и музыка, живая.

Я соскучилась вот по таким мирным моментам. Ощущению, что всё хорошо, именно у нас, здесь и сейчас.

– Ника?

Взглянув на него, я улыбнулась.

Вот ещё один изменился. Не то, чтобы сильно и заметно, но ведь изменился!

Когда я увидела его в первый раз, я была уверена в том, что он старше и Дайре, и Вайриса. Каштановые волосы были по-прежнему уложены аккуратно, смеющиеся карие глаза остались такими же, разве что морщинок в уголках глаз добавилось. И эта ямочка на щеке, и эта улыбка.

Самый спокойный из принцев, вечно находящийся в тени и совсем не стремящийся на свет. Насколько мне было известно, Натану уже раз десять предлагали объявить о его существовании официально, на что он всегда открещивался: «Ну, вас, с вашими проблемами и неприятностями, которые приносит статус «принца». Моя земля на сегодня одна из самых богатых, так что… Я буду заниматься своим делом, вы своим. Кстати, никто не хочет вложить деньги в…»

Вложенные деньги отбивались за пару лет, Натан богател, королевство получало больше налогов, и все были счастливы.

– Почему ты ещё не женился? – поинтересовалась я, опираясь на руку барона и позволяя отвести меня к уютному диванчику чуть в стороне.

– Будешь смеяться, ещё не встретил ту самую, самую прекрасную, самую волшебную. Вот взгляни, как Дайре смотрит на невесту. Он же готов её на руках носить днём и ночью. Или на Вайриса, он так смотрит на эту девушку, словно она окутана внеземным сиянием. И ему уже всё равно, что она «леди», что она не графиня, не герцогиня, да и вообще в высшем обществе оказалась только потому, что она твоя фрейлина.

– Это плохо?

– Нет, нет, – Натан даже ладони вскинул, – не надо так кипятиться, кузина. Я абсолютно не имею ничего против, просто – взгляни, как они смотрят друг на друга. Я совсем не романтик. Но теперь, когда проклятье снято, мне тоже хочется так.

– Зависть.

– Возможно, – не стал мужчина со мной спорить. – Самое неудачное чувство в мире.

– Неудачное? – не поняла я.

– Побуждает к действиям, но действия всегда носят разрушительный характер. Вот, представь, понравился какой-то предмет до состояния «хочу»! Его можно купить, но чтобы что-то купить, нужно что-то продать. Его можно украсть, но этим можно разрушить себя или свою жизнь.

– Его можно создать.

– Это будет копия. Похожая вещь, но совершенно не та, – Натан покачал головой. – Видишь? Зависть никогда не приводит ни к чему хорошему.

– Тогда почему?

– Наверное, потому что это не зависть даже в полной мере. Это отчаянное желание хоть что-то изменить. Откровенность за откровенность? Почему не замужем ты?

– Кто ж меня возьмёт? – округлила я глаза. – Только пансионат закончила. Вначале нужно закончить КАМ.

– Ты ещё туда поступи, – хмыкнул Натан.

– А ты там учился? – зачем-то спросила я.

Барон отрицательно покачал головой.

– Положением не вышел.

– А как же… магический всплеск? – я даже растерялась.

Натан едва уловимо погладил меня по плечу:

– Я туда поступил, а на первой же сессии меня отчислили. Так что… Формально – всё было выполнено, носитель Таирсской крови припал к чаше, а на практике – там я не проучился и года.

– Грязно это как-то.

– Как есть. О, герцог Оэрлис. Герцог, вы с таким обеспокоенным лицом! Испортите репутацию, вас девушки любить не будут.

И без перехода уже ко мне резким, рваным вопросом:

– Вот, скажи, кузина, а ты герцога любишь?

Глупые вопросы достойны более чем глупых ответов, но я настолько растерялась, что ответила самое искреннее из того, что могла:

– Любить?! Я?! Герцога Оэрлиса?! Натан, прости, безопаснее любить крокодила. Или акулу. Или дракона!

Герцог усмехнулся, взглянул на меня иронично:

– Ваше Высочество, таким ко мне отношением вы разбиваете моё сердце!

– А оно у вас есть?! – от души усомнилась я.

Натан рассмеялся:

– Надо же, герцог, неужели нашлась леди, которая осталась абсолютно равнодушна к вашему легендарному обаянию?!

– Истинная трагедия, – кивнул Лис, потом чуть наклонился в мою сторону. – Ваше Высочество, увы, вы задолжали мне ещё один танец. Его Величество, Хильденбарий четвёртый, просил, чтобы мы сегодня после бала собрались все вместе.

– Очередное судьбоносное объявление?

– Его Величество на этот счёт ничего не говорил.

Бросив на Натана страдающий взгляд, я положила ладонь поверх руки Лиса и двинулась вслед за ним в центр зала. Мы закрывали бал.

Герцог молчал, молчала и я, устало положив ладонь на его плечо. Я касалась его едва-едва, самыми кончиками пальцев. Но даже так мне казалось, что это касание жжёт меня, не обжигает – сжигает дотла.

– Как будто в годы юности вернулся, – голос Лиса был нейтральным, и я вскинула к нему глаза.

– Как будто?

– Мы учились вместе, первые полгода. Поступали тоже вместе. Он прошёл, потому что меня валила вся вступительная комиссия. Тогда меня валили жадно, отчаянно, с азартом. Ни на кого ещё не хватило желания и интереса. Потом он был отчислен, я продолжил учиться. Некоторое время нас ещё объединяла общая компания, и в те годы не раз бывало, я увожу девушку, которая болезненно нравится ему.

– Я ему не нравлюсь! – возмутилась я от души.

Лис хмыкнул:

– Глупая принцесса-ведьмочка, ты нравишься всем принцам. Просто у каждого интерес к тебе окрашен в разные тона. Например, Аэрис восхищается твоим умом и твоей решительностью. Дайре… что ж, о чувствах рыжего ты знаешь лучше всех. Кто у нас остался? Вайрис… Наш король был покорен, и во второй год твоего явления сокрушался о том, что был настолько неосмотрителен, что назвал тебя сестрой. Не назвал бы – какая королева бы получилась.

Я хмыкнула:

– Отвратительная.

– Действительно, – согласился Лис со мной. За что тут же и поплатился, не теряя нежной улыбки, я нечаянно оступилась и так же нечаянно заехала каблуком ему по ноге. Для профилактики. Сразу два раза.

Некромант даже в лице изменился.

При этом я чётко ощутила сопротивление щитов! Он их что, даже в ванной не снимает?!

– Понял, был неосторожен со словами, прошу простить, Твоё Высочество.

Я вздохнула и махнула рукой. Мне вот интересно, он сам хотя бы отдалённо представляет, какую боль умудряется причинить вот этими словами?

Вроде бы и не сказал ничего особенного, а больнее – не придумать. Женщины обычно чуть более следят за словами, если не хотят ранить. Мужчины наоборот следят за словами, когда ранить хотят. Разница в одной отрицательной частице, если выражать всё это языком формализованным, а на деле – гигантская.

Я слишком завишу от его мнения, оказывается. Я слишком хочу доказать ему, что чего-то стою, что-то умею. И это очень опасно. Потому что это первый шаг к глупостям.

Так что, Ника, саму себя бить некрасиво, но пора приходить в себя. Перестать делать то, к чему ты не склонна, и вспомнить, что он принц, а ты так, пришла непонятно откуда и сама до сих пор не очень понятно кто.

Надо вначале найти своё место здесь, а уже потом пытаться понять, что с этим местом делать.

Нежные ноты вальса звучали вокруг. Голова закружилась неожиданно, всё вокруг раздвоилось, заблестело десятками отражений, понеслось вскачь, как на карусели, но я, вот умница, смогла не только устоять, но даже и не пошатнулась.

Лис вгляделся встревоженно в моё лицо, но я чуть заметно покачала головой, и он смирился, шепнул укоризненно:

– Гордая принцесса, – и склонился в придворном поклоне-наклоне.

Вальс был закончен.

А вместе с ним и королевский бал.

До огромной гостиной, где собралась вся семья, я шла под руку с Дайре. Мой рыжий выглядел мечтательно, и с целью предотвращения знакомства его светлой головы с неподходящими для этого твёрдыми предметами, я взяла брата на буксир.

За окном гасли магические фонари, придворные расходились по комнатам, обслуживающий персонал, не занимающийся бальным залом, давно уже отошёл ко сну.

И вот чего нам не спалось, хотелось бы мне знать? С чего это дядя решил нас всех собрать в одном месте?

Неужели, что-то будет?

О, да! Такое последовало, что проще хвататься за голову и бежать прочь как можно дальше!

Потому что для родителей дети остаются детьми. И неважно, сколько им лет, и неважно, что они тут короли или начальники каких-то крупных ведомств и департаментов!

Воспитательный процесс начался с… меня! И мной же и закончился.

Мне попало за всё.

За мои выкрутасы у эльфов и орков, за покушения, в которых я участвовала, за эскападу в последнюю ночь. При этом дядя умудрился быть настолько красноречивым, что все принцы поняли, что я сделала плохую-плохую вещь, но при этом не узнали, что именно я такого натворила!

В общем, полный разнос.

А я не знала не то смеяться, не то плакать. То есть вроде как распекали меня от души, и должно было стать обидно. Но не становилось даже вот на столечко!

Потому что на меня смотрел Лис, и в его глазах я читала одобрение и поддержку.

После меня распекали остальных. Дайре досталось за беззаботность. Раулю – за его «невесту», причём дядя сердился от души, разве что не бил кулаками по столу. Такими темпами, его леди де Эррен просто не примут в семье. И ещё мне придётся её защищать?! Нет уж! Раз уж он вцепился в своё счастье руками, пускай его получает.

Поэтому на этом месте я аккуратно вмешалась, не менее аккуратно сообщила, что девушка в моей свите, да и вообще подаёт надежды.

Шокировала я этим и Вайриса, и Дайре, и дядю. Разве что Лис посмотрел на меня и… не отреагировал. Правильно, чего ему реагировать? Будто бы он не знает, что бывали примеры куда более выдающиеся с моей стороны, когда вместо нормальных поступков я творила стихии знают что. И получала при этом ещё какую-то выгоду!

После Раулю влетело Натану, но не сильно. За то, что ещё не озаботился не то что планами на женитьбу, но даже помолвкой.

Подмигнув, почему-то мне, Натан искренне пообещал, что он обязательно-обязательно, вот в ближайшие дни объявит о помолвке или устроит любимой красивую и романтичную тайную свадьбу.

Аэрис получил за то, что из-за семьи совершенно перестал следить за делами.

Вайрис… по факту, за то, что подставился убийцам.

Короче, по мне прошлись напоследок, и мы все были отпущены по домам. Отправляться я собиралась из розового лабиринта, где меня уже ждали двое магов, чтобы переправить телепортом.

Меня провожал Натан.

Придерживал под локоть на длинной красивой лестнице.

Вокруг в воздухе мерцали светлячки. Не природные, магические. Светло-золотые, тёмно-золотые, туманно-серебристые, как моё платье.

Натан был восхитительно вежлив и очаровательно спокоен. Я даже озадачилась ненадолго, как можно быть таким спокойным в такой семье?!

Нет, конечно, как-то можно, но всё-таки…

– Ника!

– Ой!

Ещё мгновение, и я бы загремела по этой лестнице вниз.

Мужчина успел меня подхватить в последний момент, пока я ошалело хлопала ресницами, пытаясь понять, что с моей координацией?! Меня повело так, словно на голову опустилось что-то очень, очень тяжёлое.

Ноги стали ватными.

И я оседала на лестницу, не в силах ничего с собой сделать.

Над головой кричал Натан.

Определённо это было: «Кто-нибудь, лекаря! Вызовите лекаря!»

И пока я недоумевала, что со мной случилось, мир поблёк окончательно. Я ещё ощущала что-то, мягкость, осторожность, я ощущала чьё-то отчаяние, только почему-то не совсем своё.

Чужое отчаяние разливалось тягучей патокой в моей душе. Но ведь со мной всё хорошо! Я же не одна, я же… я же… я же?

Успокаивающая мягкость коснулась висков, погладила. И я не столько потеряла сознание, сколько уснула безмятежным сном, даже не подозревая, где именно, в каком виде, и с кем мне предстоит проснуться…

Моя жизнь на Альтане сделала крутой поворот и, проскочив исходную точку, вышла на финишную прямую. История подходила к концу, готовясь вот-вот открыть все секреты. Вот только эти секреты знать я не хотела!

Ну… как обычно, кто бы ещё меня спрашивал?

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018