И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Эпилог

Мы сидели в очень уютном месте. В небольшом каменном зале, полукруглом, с аккуратными нишами, где была целая россыпь подушек. В той самой нише, где я ревела когда-то взахлёб, прячась от всего мира, сейчас я сидела на самом деле, закутанная в одеяло. Рядом стояла корзина с яблоками, крупными яркими апельсинами, стеклянная бутылка с соком.

Собственно, место, где мы были – было домом Лиса. Нет, не тем самым укреплённым бастионом герцога Оэрлиса, а домом – настоящим домом этого невозможного типа. Мы были в замке Привратника.

Конечно, если бы я напрягла голову, да элементарно, если бы у меня было больше времени, я смогла бы всё понять сама. Вот в чём, а в этом я уверена. Потому что была масса подсказок, были зацепки. Достаточно было вспомнить одну-единственную красавицу – призрачную мать герцога, которая таилась от собственного сына!

Сейчас вышеупомянутый тип сидел напротив.

Лис молчал. Молчала и я.

Явление Привратника в реальный мир – мир покорёжило. Стены покосились, от окон ничего не осталось, двери разнесло в мелкий хлам. От мебели не осталось вообще ничего.

Последнее, что я увидела, была тьма. Чёрная, беззвёздная, глубокая. Она охватила меня, окружила бескрайними крыльями, разрывая полотно реальности. Не осталось ничего – ни пореза на запястье, ни раны глубоко под рёбрами. Пропали мелкие царапины и едва заметные синяки.

Осталась только рука Привратника на моём плече и его тихое:

– Говоришь, мага крови может только Привратник убить? Ну, так, здравствуй, я к тебе пришёл…

И больше ничего не нужно было говорить. Зачем? Слова были пусты. Была только ярость бескрайне могущественного создания.

Смерть?! О, да, стихия смерти была ласковой стихией в руках Лиса. Но и стихия тьмы была всегда рядом с ним.

Тьма и смерть всегда ходили с ним, в нём, рядом. Он не обманывал, скорее, он сам был иллюзией, сном для окружающих. Истинная сила Привратника лежала в мире нереальном. В мир реальный он не приходил. Ему было здесь слишком мало… воздуха мало, света мало, смерти – мало.

Привратник убивал всех, на кого падал его взгляд, когда он находился… в боевом настроении, скажем так. И то, что я стала женой Натана на несколько минут, спасло мою жизнь уже от самого Лиса.

Он даже не извинился. Ни за то, что опоздал, ни за то, что пришёл, ни за то, что до самого конца я была лишь его пешкой.

Я ведь ничего не решала. Я была, просто была. Наживкой, живцом, жертвой. Я была назначена им с самого начала…

Вот только я не ждала того, что последует после того, как Натан поднимет на меня руку. Я не ждала такой реакции Лиса.

Когда волна схлынула… вот эта волна тьмы, смерти… я поняла, что выражение «мокрого места не останется» – не просто слова. Такая ситуация может случиться на самом деле. Когда противник был, а потом ничего не осталось. Даже пятнышек крови. Просто был вихрь крови, жуткие оскаленные морды, раздирающие на куски мечущуюся душу.

Я поняла, что окончательно запуталась в том, кто этот человек – герцог Оэрлис? Кем я была для него, чем? И сейчас, сидя в его доме, закутавшись в его одеяло, я никак не могла ничего понять.

– Итак? – Лис, покрутив в пальцах яблоко, отложил его в сторону. – С чего начать?

Я пожала плечами.

Я не знала точно, хочу ли я сейчас его слышать. Хочу ли я его слушать.

На ближайшие две недели я была закрыта на домашний арест. С одной стороны, пока шло разбирательство в случившемся, с другой стороны – для моей же защиты. В качестве моего надсмотрщика был Лис. Точнее, официально – дядя Хиль, неофициально я была в бастионе герцога Оэрлиса. Сюда герцог меня перевёз тайно, даже рыжий Дайре не знал о том, где я сейчас.

Лис смотрел на меня устало.

Последние дни он не спал вообще. Держался на ресурсах организма. На той выносливости, что ему дала его полукровность.

Спать было некогда. После того, как вскрылось, кто именно был главой заговора, оказалось возможным раскрыть всю сеть, созданную Натаном за последние тридцать лет. Чудовищная паутина запутала в себе и людей, и эльфов, и орков…

– Хорошо, – Лис кивнул. – Ты на меня сердишься, обижаешься. Ты в своём праве.

– Я просто не понимаю. Зачем всё это было? Почему?

– Потому что так было надо.

– И, конечно, – сердито тряхнула я головой, – ты не объяснишь зачем?! Как это там говорится – если бы я знала, я бы неправильно себя вела?

– Нет. Если бы ты знала – ты бы дёргалась, переживала, натворила бы глупостей.

– Ты до сих пор считаешь меня настолько глупой?!

– Ника, прекрати. Пожалуйста. Не в этом дело. Я был уверен, что ментальная уздечка до сих пор на тебе. То, что тебя признало Золотое дерево, не значило, что ты её лишилась.

– Я от неё избавилась ещё когда была у орков, – равнодушно сказала я, откинувшись на стену, и подтягивая повыше одеяло.

Действительно. Этого Лису я не говорила. Почему? Уже не помню. Просто потому… почему? Не посчитала нужным, наверное.

Я устала…

Я так устала от этих тайн, недомолвок, недоговорённостей. Ради чего всё это было нужно? Чтобы в один прекрасный момент всё закончилось за мгновение, оставив во мне только острое ощущение того, что меня использовали?! Уже не просто принцесса, вдовствующая принцесса. Не невеста – а вдова…

Вместо свадьбы, о которой мечтает каждая, у меня был короткий кровавый ритуал, не под дулом пистолета, просто под угрозой смерти. Какая радость! Какая прелесть!

Человек, которого я любила, оказался тем, кто всё это время использовал меня как пешку, при этом защищая и обучая, и порой обижая. Когда намеренно, чтобы вывести меня из ступора, когда даже не подозревая, как больно ранит.

А ведь, как ни странно, я доверяла ему больше всех. Именно ему. Как Лису я рассказывала ему о том, что должен был знать начальник департамента внутренней безопасности. Как Нику – о том, о чём знал только мой ночной учитель. И даже моя боль, выплеснутая в единственном вопросе: «почему именно я» – достигла адресата.

Он меня обманывал, всё это время. И я уже запуталась, что и где было настоящим.

Мягкая забота Ника, который был рядом тогда, когда нужно. Тогда, когда мне было необходимо тепло. Его руки, его успокаивающие объятия.

Насмешливая поддержка Лиса, сопряжённая с долей немалого ехидства. Его едва уловимые касания в танце. Его меч и его стремительная грация убийцы.

Могущественная уверенность Привратника, просто сказавшего, что я здесь ни за чем – просто потому, что нужна была ведьма.

Что вообще ко мне испытывает этот невозможный человек?!

Он не пришёл вовремя, но пришёл в любом случае.

Слова про «предложение» были в любом случае лишь способом потянуть время, а в душе… всё равно больно.

– Можно я просто побуду одна? – тихо спросила я.

– Напридумываешь себе проблем, а я потом буду долго с последствиями разбираться? Нет уж. Этот разговор следовало провести куда раньше, но ты была не в состоянии беседовать. Поэтому пришлось его отложить на сегодня. И пока мы не поговорим, ты никуда не пойдёшь.

– Лис, пожалуйста…

– Ника, хватит. Ты не маленькая девочка.

– А ты уже не ребёнок, – вскипела я, – чтобы не понимать, что значит слово «нет». Пожалуйста, мне просто нужно побыть одной.

– Ещё успеешь, – отрезал некромант сердито. – Ника, я понимаю, я, правда, понимаю, что ты обижена. Ощущаешь себя преданной.

– Скорее уж использованной!

Мужчина тяжело вздохнул:

– Обиженная женщина – неадекватная женщина.

– А чего ты ждал?! – вспылила я, больше уже не в силах терпеть весь этот безумный фарс. – Что я скажу спасибо? Что я буду благодарна за десяток новых кошмаров?! Или что я буду рада, что ты вообще пришёл? Лис, я устала от всего этого. От тебя! От твоих изменений! Как ты не понимаешь… Я уже запуталась, – спрятав лицо в руках, я поняла, что уже не могу спрятать слёзы бессилия. – Я не хочу быть твоей пешкой, твоей марионеткой. Я не хочу постоянно думать о том, делаю ли я что-то по своей воле, или это снова срежиссированный тобой спектакль! Я просто так больше не могу!

– Больше и не надо, – Лис пересел ко мне в нишу, притянул к себе, а я… я поняла, что у меня даже нет сил сопротивляться. Тепло его знакомых рук немного расслабило моё задеревеневшее тело. Всего чуть-чуть. – Ты не была моей пешкой, Ника. Если уж проводить аналогию с шахматами, ты была моей королевой, действующей по своей воле и виртуозно переигрывающей всех на поле. Я никогда не ставил вокруг тебя спектаклей.

– И не ты позаботился, чтобы Рауль был первым, кого я встретила? – ехидно спросила я.

– Первым ты встретила Дайре – и это была случайность.

– Срежиссированная?

– Нет. Настоящая случайность. Никто, даже Привратник, не может предсказать, где при переносе состоится «пробой». Ты могла оказаться в другом королевстве, ты могла оказаться у эльфов, у орков. Где угодно.

– Но оказалась в приграничье.

– Да, – кивнул Лис, погладив меня по голове. Так успокаивающе… – Но Рауль, ты права, я позаботился о том, чтобы он был первым. Если бы твоя любовь в твоём прежнем мире была «счастливой», то, естественно, я никому бы не позволил стать первым, на кого упадёт твой взгляд.

– Звучит… коварно.

– Я такой и есть, – просто сказал мой некромант. – Когда речь заходит о тебе, я олицетворяю все дурные качества, которые мне предписывают. Мнительный, ревнивый, самонадеянный, самоуверенный, я никому не отдаю то, что моё. А ты – моя. Была с самого начала. Вначале я ждал двадцать четыре года, чтобы увидеть тебя наяву. Потом три года видел тебя каждый день и ждал, когда ты переболеешь Раулем.

– Почему ты не подстроил раньше эпизод с Шейлой?

– Я его и не подстраивал. Ты ещё не поняла? Это всё… Множество из случившегося было нагромождением случайностей и последствий чужих планов. Натан активно науськивал Шейлу на тебя – результат, когда она подслушала о том, где он собирается с тобой встретиться, пришла тебя убить. Мы просто шли по призрачному шлейфу, на твой герб, на твою магию. Если бы я знал, что там Шейла – я бы просто не пустил Рауля. Предпочёл бы, чтобы ты узнала о его чувствах не в таких условиях.

Мои губы округлились, и я невольно опустила голову. Вот почему он молчал? Ждал более подходящих условий…

– В моём мире говорят, что горькую правду лучше узнать сразу. Если бы я на первом курсе… да хотя бы на втором я узнала, что Рауль любит Шейлу, я бы переболела своей любовью куда быстрее… Да и не пришлось бы причинять боль и Раулю, и Шейле.

– Тебе её жалко?! – рассердился Лис. Его руки на моих плечах чуть сжались, а потом расслабились. Он покачал головой и прижал меня к себе чуть крепче, чуть теснее, больнее… – Ника, подумай же ты о себе! Она три года отравляла тебе существование, она увела человека, которого ты считала, что любишь. И всё равно тебе её жалко?!

– Она была просто пешкой… Разыгранной и сброшенной с доски сразу же, как только нужда в её использовании отпала. При этом она считала, что станет королевой. Поэтому и вела себя так.

– Она и должна была стать королевой, – неожиданно сообщил Лис. – Изначально Натан планировал, что именно она станет его женой. Ему нужна была поддержка её разветвлённого, богатого, могущественного рода. Но пришла ты. Он даже не думал, что из-за тебя придётся так пересмотреть планы.

– Ты говорил, что Привратник не знает… – я осеклась. Я же видела, как умирал Натан – как чёрные вихри раздирали его душу в клочья. – Ты получил его знания?

– Не все. Но многие. Теперь в этой истории почти не осталось белых пятен.

– Ты… расскажешь?

– А ты готова слушать?

– Отчасти, – вздохнула я.

Боль и обида ещё никуда не делись, но уже было легче.

– Хорошо. Но это долгая история.

– Куда деваться? Буду слушать.

Подсознательно я ждала, что сейчас Лис меня отпустит, но вместо этого он только подвинул поближе ко мне корзину с фруктами и начал говорить:

– Всё началось, когда Таирсского королевства даже не существовало. Были два брата, сыновья влиятельного графа: Кайзер и Райс.

– Кайзер?!

– Да. Эта история во многом началась именно с основателя Таира. Так получилось, что они накуролесили по материку знатно. Настолько, что привлекли внимание богов. И те наказали смертных. Один – Кайзер, уже успевший создать королевство, получил в наказание частичку Тьмы. Один из рода был обречён становиться Привратником колеса перерождений. Не всегда «старший в роду», не всегда даже «старший в поколении», просто «один из». В первое время, когда не было проклятья, род был очень маленьким, но крепким. Королевство ширилось, но ещё не привлекало активного внимания со стороны. Пока не появился Дитрих, и границы королевства не расширились в десятки раз. Тогда на континенте бушевали междуусобные войны, до ведьм оставалось совсем немного…

Я закрыла глаза и… меня подхватило. Прочь, из этой реальности, в пласты прошлого. Туда, где Таирсское королевство вставало на ноги, укрепляло границы и прихватывало себе куски от тех государств, которые валялись в пыле и прахе…

Горели костры по всему материку, надрывно ревели трубы, начищенные доспехи покрывались копотью и кровью.

Больше не было безопасных мест, кроме одного – замка Привратника.

– Привратников никогда не убивали, они умирали сами. Один за другим, как только вычерпывали свою силу в реальном мире. Так наш род учился понимать, что такое быть Привратником. Не использовать свою силу в мире реальном, никому о ней не говорить, сторожить колесо, быть таким же, как все, не привлекать внимания.

Я кивнула, слыша голос Лиса и видя этот замок. Вначале маленький, потом с каждым годом, с каждым десятилетием разрастающийся, становящийся всё больше и больше. Не крепостью – но защищённым домом.

– Райс, родной брат Кайзера, получил другое наказание – магию крови. Он лишился всего магического могущества, получив взамен стихию крови. Этому роду пришлось очень долго охотиться на иномирцев, чтобы открыть хоть какой-то доступ к другим силам. У них это получилось. Путём… кровавых ритуалов, но они открыли себе возможность использовать силу разума, шаманство, руны. Войну с ведьмами развязал род Райса. Тем, кто был тогда у власти, показалось интересной идея, чтобы вся магия принадлежала только им. Они собрали артефакты, они спланировали идеальную войну на континенте, а потом всю агрессию перенаправили на ведьм. Так ведьм не стало.

Я закусила губу до крови, видя, как это происходит. Как текут реки крови, как брат убивает брата, а дочь выдаёт мать предателям, как горят юные девушки на кострах, как отчаянно, надрывно кричит земля… Как плачет Альтан.

– Все расы словно сошли с ума, подстрекаемые могущественными магами разума. Это нужно было остановить. Любой ценой. Хоть как-то. И тогда… Таирсский род смог освободиться от кровавой карусели и столкнулся с кровавыми магами. Численность нашего рода снизилась в шесть раз. Война была остановлена. Ведьм не осталось… Выжившие заплатили явлением «отката». Даже до самых безумных глупцов дошло, что «откаты» появились после гибели ведьм. Но ещё страшнее было то, что в стране начали бушевать вампиры. К этому моменту уже было хорошо известно о существовании Привратника. Люди пришли просить его, чтобы он создал клетку для вампиров.

– Взамен Привратник попросил Золотое дерево?

– Да. Золотое дерево заняло место здесь, на некоторое время всё нормализовалось. Только магия начала приходить в запустение. Прошлым Привратником был мой дед. Не мужик – кремень… Держал и королевство в железных рукавицах, и свою работу. Он же и выяснил, что для того, чтобы магическая система восстановилась, нужна ведьма. Он начал подготовительную работу, а я её уже продолжил. Нашёл тебя. Оберегал, насколько получалось. Потом перенёс сюда… И обнаружил, что ничего не могу. Ты находила неприятности на ровном месте, а вместе с этим творила историю. Своими действиями, своими поступками. Всё это проходило так далеко от дворца, что я верил, что с заговорщиком ты не пересечёшься. Мои люди охраняли пансионат. А потом в пансионате, по умолчанию в безопасном месте, ты нашла неприятности ещё хуже, чем королевский заговорщик.

– Натан?

– Долгое время не знал, что с тобой делать. Те удачные планы, которые он строил – сорвались. Железная ведьма Хильда требовала, чтобы он отдал тебя ей, а он никак не мог решить, насколько ему нужна ты и нужна ли. Тогда Хильда всё переиграла, решив, что раз он сомневается, ей с ним не по пути. Так ты очутилась в конце первого курса в Заповедном лесу.

– Почему она была рядом с тобой, а ты ничего с ней не делал?

– Не имел права. Она проходила по царству живых. А я «прослойка» между теми и теми. Регулировщик, и не более того.

Я кивнула. Закрыла глаза.

Заговор исчерпан. Все живы. Относительно здоровы или уже идут на поправку. У меня даже ран не осталось, только психологические… но и их можно залечить, было бы желание. Желание есть, но…

Пустота почему-то. Во мне, вокруг, в душе.

Можно подумать о том, что уже осенью я снова пойду учиться, но не хочется.

Можно было бы подумать о том, что делать теперь с девчонками… но тоже не хочется.

Замок, свита, гардероб, обучение, тренировки уже под присмотром Златы, которая радостно сообщила, что раз уж я здесь, то за три недели душа Золотого дерева научит меня нужному, важному, а ещё такому!

Это всё было круто, здорово, замечательно. Но не радовало.

– Ника?

Я покачала головой. Я просто устала. Законченный пансионат обрушился на мою голову вихрем событий. Боль, ужас, недоумение, отчаяние, испуг, страх опоздать, страх потерять. Я тратила щедро собственные силы, магические силы, я вечно была где-то там, на острие, и всё равно пропустила заговорщика.

Если бы я узнала о том, что предатель Натан…

Вряд ли бы что-то изменилось.

Возможно, да, хотя, скорее всего, нет. Может быть, было бы больше жертв. В этот раз всё прошло быстро и практически безмятежно. Свидетелями развязки стали только я и Лис. У Натана получилось его обмануть. Лис потому и опоздал, что искал меня… искал Натана – совсем в другом месте.

Заговорщик действительно был очень умным.

Теперь предстояло разгребать последствия всего этого.

Торговые договоры, договоры на поставки, подорванные в некоторых местах ремесленные предприятия. Магические ловушки. Люди, которые считали, что с предателем им будет лучше.

Департаменты Лиса, Аэриса и Дайре были обеспечены работой на несколько лет вперёд.

Хотя самыми сложными были прошедшие двое суток.

Вот только они прошли.

А мне теперь… теперь у меня есть три года, чтобы разобраться. Со всем, что случилось. И с собой в том числе. С обидой на призраков, с иррациональной обидой на Лиса, с жутким недовольством собой.

Три года…

– Ника.

– Да?

– Откуда в твоей светлой голове взялись вот эти «три года»? Три года до чего?

– До момента, когда я разберусь с собой.

– У тебя будет на это немного больше времени, – сообщил Лис задумчиво, перебирая мои волосы. – Собственно, я что хотел тебя спросить. Ты предпочитаешь свадьбу тихую? Только родственники? Или чтобы вообще никого не было?

– За три года я успею это решить, – пожала я плечами, немного недоумевая.

Некромант хмыкнул.

Я не успела опомниться, как он меня повернул так, что я оказалась лицом к нему. Сидя на его же коленях!

Слишком интимная вообще-то поза. Я попробовала дёрнуться, но… вот счас, когда бы моё мнение тут кого-то интересовало?!

– Ты хочешь подождать три года?

– Я вообще не уверена, что понимаю, о чём ты говоришь!

– О свадьбе, – как ни в чём не бывало, обаятельно улыбнулся этот гад. Сердце стукнуло в горле. Губы пересохли мгновенно. Что происходит?! На что это он намекает?!

– Я не намекаю, я говорю уже абсолютно прямым текстом, ты же… – кончики пальцев, он без перчаток?!, скользнули по моим губам, едва уловимо. – Станешь моей женой?

– Зачем это?! – удивилась я.

– Такая умная девушка, такая умная принцесса, – в голосе Лиса добавилось соблазнительно-мурчащих ноток, от которых у меня всё внутри плавилось и дрожало. – А самое очевидное обязательно нужно озвучивать? Я ведь тебе уже говорил, моя леди, что в отличие от некоторых рохлей, которые только танцуют вокруг, боясь сделать мало-мальски решительное действие, некоторые приходят и берут то, что хотят. Я, – мужские губы скользнули по моему плечу, оставляя лёгкий поцелуй, – хочу тебя.

– А я нет!

– Ты не хочешь себя? – приподнял бровь этот зараза. – Ничего страшного, моего «хочу» – хватит на двоих.

– И вообще! О какой свадьбе может идти речь, когда я вдова! Мне теперь траур соблюдать! – нашлась я с ответом, пытаясь понять, куда бы сбежать, да так, чтобы побыстрее и не догнал. Потому что… потому что… и вообще я его боюсь! Кто так себя ведёт с девушками?! И…

– Это люди пускай соблюдают ими же установленные правила, а я Привратник. Считай, что это использование служебного положения. Я готов дать тебе время, посмотрим, на сколько хватит твоего упрямства бегать от меня, но моей женой ты станешь на этой неделе.

– Не стану!

– Правда? – некромант смотрел на меня смеющимся взглядом. – Ты будешь ждать три года траура, чтобы потом стать моей женой? И мне придётся как мальчишке прокрадываться в твои комнаты, чтобы украсть твоей поцелуй? И мчаться за тобой на летнюю практику, потому что ты в очередной раз найдёшь неприятности на свою чудесную голову?

– Скорее на кое-что другое, – фыркнула я негодующе и упёрла ладонь в грудь Лиса. – Отпусти меня.

– Никогда, – просто сказал мужчина. – Если бы у меня не было шансов, я бы ещё, может быть, отступился. Но Рауль был дураком, твоя любовь была обречена, а я был рядом. Я хочу знать, какая ты – настоящая. Мне неважно, принцесса ты или ведьма – ты моя. Какая есть. Со всеми своими достоинствами и недостатками. Хотя с последними нужно что-то делать, их слишком много.

– Что?! – возмутилась я и ойкнула от неожиданности, потому что этот хладнокровный гад круто меня повернул, роняя на мягкие подушки, навис сверху, отводя пряди с лица.

– Ты удивительно красива. Ты умница. Ты великолепная ведьма. У тебя талант, у тебя дар, ты умеешь находить для других место под солнцем, ты можешь всё приводить в порядок и к гармонии одним своим появлением. Ты нежная, доверчивая, мягкая. Невозможно передать, как ты прекрасна. Ты сделала уже очень много для Таира и для Альтана, а сколько ещё сделаешь. Ты умеешь мыслить не по нашим стандартам и находить решение там, где для других стена, которую невозможно преодолеть.

Я краснела с каждым словом. Не столько от их содержания, сколько от тех чувств, которые были в голосе Лиса.

– Ты слишком в себе неуверенная, и с этим придётся что-то делать. Но я найду что. И я тебя не отпущу, Ника, никогда. Ты будешь со мной рядом, не выше, не ниже – ты пойдёшь со мной по одной жизненной дороге. Я буду сходить с ума от беспокойства за тебя, а ты будешь ругаться за мои интриги и хитроумные планы. Ты будешь на меня сердиться и даже кричать, я буду только молча тебе улыбаться. А весь двор будет делать ставки на то, кто в очередной раз выйдет победителем из очередного спора. Ты можешь смеяться для всех, но плакать ты будешь только в моих руках. Ты можешь заводить дружбу с кем угодно… хотя от Лэя всё же держись подальше… Я не буду ревновать. Я постараюсь.

– Лис…

– Всё очень просто. Я тебя люблю.

…Кайзер вздёрнул руки вверх, потрясая сцепленными ладонями.

– Что? – удивился Юэналь, отвлекаясь от призрачного альбома. – Неужели признался?!

– Наконец-то! Я думал, этого уже не случится! – первый король Таирсского дома отвёл взгляд, потому что подопечные – подопечными, но всё же когда мужчина так целует девушку, на это лучше не смотреть. Зависть потом заест. – Итак. Наша принцесса-ведьма станет женой Привратника, а значит, Таир ждут изменения и перемены. Посмотрим за ними со стороны?

– Да ладно, – Дитрих, начищающий собственный меч, даже фыркнул от возмущения: – Когда это мы были в стороне от всего самого интересного?! Пока Ника закончит обучение, пока придёт в себя, мы успеем появиться на свет и захватить хоть часть интересного. Да и в мире живых, когда там есть такие яркие личности, лучше быть живыми. А присмотреть за ними мы и потом успеем, в их других жизнях.

– Успеем, – согласился Юэналь. – Этот виток закончился, начинается новый. Эпоха принцессы для деликатных поручений. Отправляемся? Я уже соскучился по отличному элю.

– А как мы узнаем Нику?

– Нууу, – призрачный эльф взглянул на свой альбом, где было что-то нарисовано. – Думаю, мы обязательно её узнаем!

Колесо перерождения повернулось трижды, принимая в круг три новых души.

Душа Альтана скользнула ветром по миру, на мгновение задержалась в замке страшного Привратника, перелистнула страницы призрачного альбома.

Ветер засмеялся и помчался дальше.

А на странице была семья. Огромная, дружная, прекрасная.

В центре – двое, самозабвенно ругающиеся, прекрасная женщина и высокий красивый мужчина. Только пальцы этих двоих были сплетены, вопреки их же словам.

Рядом по траве с сачком бегала маленькая девочка, а за ней присматривали двое мальчишек, ведущих степенный разговор. В чертах детей прослеживалось общее с родителями.

В стороне сидел рыжий мужчина, а рядом с ним творила волшебство золотая ведьма.

У удивительно красивого короля стопку бумаг из-под носа отбирала молодая женщина с мягкими чертами лица. Поскольку справиться руками она бы точно не смогла, бывшая «просто леди» воспользовалась магией природы.

Где-то рядом мужчина, выглядящий мрачно, словно сыч, фехтовал с сыном, а его жена с дочерью на руках качала головой.

Стоящий рядом с ней пожилой мужчина смеялся, обнимая за плечи своего взрослого сына, ставшего, как и предсказывала когда-то Ника, сухотой девичьей. Рядом с ними – были ещё двое. Простая женщина, благодаря которой даже несчастный король смог познать счастье. И их младший сын, уже успевший зарекомендовать себя как отличный стратег. Его обучение только начиналось, его история была ещё впереди.

Вокруг были лица, очень много лиц. Поддерживающих, любящих, счастливых.

Таирсский род ширился и процветал. А впереди была золотая эпоха для Таирсского королевства, потому что иначе и быть не могло…



Послесловие от автора

Здравствуй, Читатель!

Вот и подошла к концу история иномирной принцессы, занесённой на Альтан.

Ника обрела своё счастье. Будет ли оно безмятежным? Сомневаюсь. Таирсская династия никогда не жила спокойно, а теперь и подавно не будет. Шуточное ли дело – на Альтан возвращаются ведьмы! Если я скажу, что это совсем другая история, то не обману ни единым словом.

Но должно пройти время, ибо история вовлекает в свой круг всё новые и новые лица. И некоторым не просто подрасти, ещё только предстоит родиться!


Искренне надеюсь, Читатель, что история Ники скрасила твой досуг, а вторая и заключительная книга о золотой ведьмочке ответила на все твои вопросы. Если нет – то в комментариях я с удовольствием отвечу на все возникшие вопросы.


Спасибо, что прошёл с нами весь этот путь!


Всего доброго и до новых встреч!


С уважением, Шалюкова Олеся и плеяда разнокалиберного музья.

<< Предыдущая глава

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018