И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 4. Церемониал дипломатических визитов

Так или иначе, но, к счастью, всё утряслось. Лис перестал гипнотизировать меня злющим взглядом, явно махнул рукой и даже не стал подкалывать. Усадил в кресло, ушёл за свой стол, и я просто полностью рассказала, что случилось, начиная с того момента, как увидела туман в лесном перелеске и туда пошла.

Лиса интересовало всё: не только то, что я видела и слышала, но что я подумала. Мысли пришлось цензурировать, я не хотела сказать лишнее этому типу. Не настолько уж он был и… э… Ладно-ладно, он пока доверия был достоин куда больше, чем все остальные. Но… я же не могла сказать, что потопала в этот круг тумана как последняя идиотка большей частью потому, что мне хотелось сделать хоть что-то?

Я не могла просто взять и сказать себе: «Ника, ты сняла проклятье с Таирсского дома, ты сделала больше, чем могла. Поэтому хватит, достаточно, сделай себе подарок – и успокойся. Пускай с заговорщиками разбирается кто-то другой».

Я совсем не считала, что я … действительно могу позволить себе ничего не делать. Даже будучи принцессой Таирсского двора, я оставалась ведьмой, не приемлющей пустых дней и вечеров, но что ещё более важно – я оставалась собой. Я могла на кого-то положиться, я могла довериться Дайре, я могла позволить Вайрису оберегать меня, с удовольствием поохотиться с Аэрисом. Мрачный тип оставался по-прежнему мрачным, но его любовь к тихой и почти незаметной женщине была такой огромной и сияющей, что мне было на них смотреть больно!

Я рассказывала, рассказывала, рассказывала. Когда в кабинет подали кофе, я украла его прямо из-под рук хозяина, и продолжила стоически отвечать на вопросы.

После того, как Лис меня практически допросил, я была с миром отпущена в собственные покои. Мои фрейлины меня покинули. Им предстояло собирать вещи согласно моему же распоряжению. Мне самой предстояло поймать Дайре и осведомиться у него, что собой представляет церемониал дипломатических визитов. И почему Юэналь сказал, что я не могу отправиться к оркам, до того, как побываю с дипломатическим визитом у эльфов.

Я не то чтобы возражала активно, забыть обучение я ещё не успела и хорошо помнила, что как приличная принцесса я должна нести визит вежливости представителям двух великих народов. А вот людям из сопредельных королевств была уже не должна наносить – дипломатический корпус от них должен был сделать свои выводы, передать их домой. Варианты последствий были разнообразны: от игнорирования, до выражений «почтения» и отправления сватов.

Собственно, информация о том, что с Таирсского дома сняли проклятье, а я – дочь короля уже успела разойтись по всему Альтану. Конечно, простым людям никто ничего не доносил, но все заинтересованные отлично знали о случившемся. При этом, как снялось проклятье на самом деле, осталось тайной за семью печатями. Я была живым подтверждением того, что действительно снято проклятье. Из-за этой круговерти мой статус принцессы ненаследной перешёл в статус наследный. Если бы остался ненаследным, я могла бы спокойно заниматься своими делами и отправиться к оркам просто потому, что мне того захотелось. А теперь, вот не было мне печали, дипломатия и политика. Политика и дипломатия.

Ближе к вечеру, так и не поймав вредного обаятельного братца, я сидела в своей комнате с исторической летописью. Жизнеописание одного из наших королей, отличившегося за годы правления редкостными дипломатическими талантами, подкинул мне Юэналь, чтобы не отвечать на неудобные вопросы.

Да, конечно. Пансионат определённые базовые навыки мне привил. С тем же «леди не положено» без дипломатии не разберёшься. Хотя в некотором случае вместо дипломатии хотелось взяться за топор или бутылку. Но это всё было не более чем бытовой дипломатией и отчасти соблюдением шкурных интересов.

Здесь нужно было кое-что серьёзнее.

В общем, я спокойно читала в своей комнате, когда потайной ход, которым могли воспользоваться только члены королевской фамилии, донёс до меня звук потревоженной сигнальной нити. В сторону моей комнаты шёл кто-то из принцев.

Раздался мелодичный перезвон, и маленькая магическая птичка на золотом гобелене распушила крылышки. Меня спрашивали, можно ли войти.

Щёлкнув пальцами, я бросила в сторону обычной двери камень с нанесённой на него руной рассеивания внимания. Теперь, если кто-то из аристократии или обслуживающего дворец штата попытается пройти к принцессе, он сразу вспомнит о том, что не сделал что-то очень-очень важное, развернётся и предпочтёт вернуться попозже.

Судя по оперению птички, я точно рассмотрела рыже-алое зарево, ко мне пришёл Дайре.

– Войди, – крикнула я, не подумав вставать с кровати.

Это для других принцев, я может быть и удосужилась бы принять полагающую приличиям позу или там ещё что-то, а Дай – это Дай, мой принц, мой брат, с которым мы ещё и не такое устраивали.

Мысли текли спокойно, к тайному ходу я лежала лицом. Лежала на кровати, на животе. У домашнего платья было неглубокое комфортное декольте, и длина подола до щиколоток. Но лёжа на животе так удобно болтать ногами в воздухе, чем я и занималась.

– Вот скажи мне, – сказал Дай, словно и не прерывался какой-то разговор, и обращался он явно не ко мне! – Неужели нельзя эту ситуацию решить как-то, не вовлекая Нику?

– Только кровь, – отозвался Лис равнодушно. – Я понимаю, что ты бережёшь свою сестрёнку, но от того что мы позаимствуем немного её крови – ей плохо не станет.

– Я считаю, всё-таки стоит обойтись без этих мер, – донёсся голос, который я готова была услышать меньше всего – Рауль. И трое мужчин шагнули в мою спальню. А я тут такая красивая… В домашнем расхристанном виде… Совсем хорошо.

А предупреждать, не?! Не надо?! Или кому-то пришло в голову, что от такого вот видения меня у кого-то на место станет крыша или изменится любовный полюс?!

Или это воспитательный момент? Причём на мою же голову?!

– Ну, вот, – Лис взмахнул рукой, показывая на меня. – Как раз про это я и говорил. На людях принцесса, стоит закрыться за ней двери спальни, как на волю выбирается чужестранка и абсолютно невоспитанная девица.

Ах, невоспитанная девица?! Ах, так?! Ну, гад! Ну, белоснежная выдра, я тебе сейчас покажу! Послушно под руку лёг графический узор, ещё неактивный, растянутый над кроватью чисто для тренировки – я пробовала одно из заклинаний замковой школы, активирующее магическую пращу. Вместо снарядов, я все-таки воспитанная принцесса, я выбрала подушки, хотя очень хотелось взять ножики, или хотя бы фрукты. Но… Подушки тоже подойдут, они хоть и мягкие, но как метательный снаряд очень даже неплохие.

Поднимаясь с кровати, я невольно продемонстрировала чуть больше, чем собиралась. Домашнее платье (я уже не собиралась никуда выходить) было открытым, естественно, порез на плече – первый, который я пропустила от удара Шейлы, хорошо был заметен.

Дайре чуть нахмурился, а Лис… реакцию Лиса рассмотреть я не успела. Заклинание сработало, и в его ухмыляющуюся рожу полетела подушка. Нет, он, конечно, отреагировал быстро. По крайней мере, он успел даже поймать. Первую. И вторую. А третья поменяла направление и врезалась ему прямо в живот. А за ней ещё одна. И ещё!

Принцессе положены подушки, а принцессе, которая эти подушечки просто обожала, братья натащили целую коллекцию.

– Думаю, – ржущий Дайре создал между моим заклинанием и отплевывающимся Лисом воздушную стену. – На этом пора закончить? Я же вам говорил, что Нику предупредить нужно, не след врываться к девушке такой компанией, пусть даже она и будет под моей охраной – как брата.

Зря он это сказал. Очень зря.

Это он мог их остановить, но всё равно заявился ко мне с вот такой вот компанией?! Боги с ним, с Раулем, больно-больно, но я могу это пережить и перенести. Но Лис! Лис же мне будет это вспоминать долго, всю душу вытреплет!

Вторая подушка пролетела сквозь магическую пелену и врезалась Дайре в плечо. Целилась я чуть повыше, но рыжему повезло.

– Ого! – удивился Рауль, глядя на меня как ни в чем не бывало. – Это заклинание! Оно одно из самых могущественных, которые могут использовать защитники замков. Ты его знаешь?!

«Ну, и дурак», – вздохнул внутренний голос.

А я… меня понесло. По кочкам, по ухабам, прямо на самокате ярости. Мне безумно захотелось подскочить и врезать этому типу. Больно врезать, от души. Так чтобы самой стало больно.

Но я же девушка. Девушке мужчину бить не положено.

Зато я ещё и ведьма, а у ведьмы в руках есть подушки, а они ещё в меня пусть попробуют попасть. Снарядов много… Я их ещё отучу принцессу-ведьму невоспитанной девицей называть!

Следующая подушка в виде зелёненького очаровательного нечта врезалась уже в Рауля, «подачу» он не поймал. Я же не улыбнулась – осклабилась.

– У вас ровно три попытки, чтобы объяснить, с чего вы прибыли ко мне в таком составе. За каждый неправильный ответ буду швыряться подушками.

Графический узор сложился вокруг меня послушной пружиной, давая мужчинам перевести дыхание от града атаки.

Лис смотрел на меня так, что в очередной раз затряслись поджилки, Рауль был растерян, а Дайре – мой рыжий согнулся бессильно пополам и ржал так, что текли слёзы.

– А если ответим? – спросил Лис, приподняв бровь.

– Лорд Оэрлис! Это невежливо! – вступил Рауль, и… эту подушку точно направляла не я!!! Ой, а вот с этой подушкой знакомиться я уже не хочу! Ей почему-то на мои щиты плевать!

Ойкнув, я отступила за массивную стойку балдахина, уворачиваясь от снаряда, и уточнила:

– Война?

– Война, – сообщил мне Дайре, выпрыгивая с моей стороны кровати, – вот сейчас я тебя как поймаю, как защекочу!

Я не думаю, что мне ещё когда-то выпадет возможность увидеть полностью и абсолютно онемевших Рауля и Лиса. Пока мы бегали вокруг них с Дайре – я убегала, потому что щекотки боялась больше чем мышей и крыс, которых положено по идее девушке из приличной семьи бояться (я нет), а Дайре пытался меня догнать.

Спрятавшись в итоге за Лисом, я уточнила:

– А может мир?

Белоснежка, тяжело вздохнув, повернулся, поймал меня и переставил, оглядел – встрёпанную, раскрасневшуюся, вздохнул ещё тяжелее и… промолчал.

Ого! А он обучаемый?!

– Кофе, – сообщил он чётко. – Прикажи подать кофе. Мы извиняемся, все трое, и придём к тебе уже официально, оповестив заранее с посыльным.

– Ага, – согласилась я, взглянув через его плечо на что-то шепчущего Кайзера и засмеялась. Помимо слов о том, как со мной обращаться, Кайзер на Лиса ругался, да как виртуозно! – А! А! Меня этому научи тоже!

Кайзер взглянул на меня, вздохнул не менее тяжело, чем его подопечный мгновение назад, и шагнул ко мне, переходя в видимый диапазон частот.

– Итак? – спросил он сердито. – Когда ты меня заметила?

– Сразу же, как только ты появился и начал ругаться, – честно сказала я.

Дайре взглянул на меня с удивлением.

– Частоты некроманта?

– Что? – взглянула я вопросительно уже на него.

– Так, обойдёмся без кофе и без официального приглашения, – решил Лис. – Как давно ты видишь призраков и привидений до того, как они перейдут в нормальный диапазон частот?

– С самого начала практически, – ответил Кайзер за меня. – Правда, поскольку это было не постоянно, а разово, мне и в голову не пришло, что подобное может повториться. Ника, когда?

– Что именно?

– Когда ты начала постоянно видеть призраков?

– Почему это важно?

Дайре, устроившись в уютном кресле у стола, буркнул себе под нос какое-то заклинание, материализуя чайный набор на четвертых. Подождал, пока пройдёт откат и начал постепенно переносить сладости и фрукты. Он же и пояснил мне, пока чайник бурлил, вскипая под прикосновением Рауля.

– Маг разума. Он мог оставить в твоём разуме некую метку.

– Он и оставил, – сообщила я. – Сказал, что поскольку моя смерть ему будет выгодна в какой-то там конкретный момент, в моей голове он оставил нечто, что обеспечит ему мою смерть в правильное время. А удалить эту гадость я не смогу. В принципе, наверное, как-то можно, но мага разума, чтобы посоветоваться, надо ещё найти. А призраков я начала видеть в некромантских частотах сразу же после того, как у меня стихия смерти проснулась.

Мужчины молча на меня смотрели, я же сердито поджала губы. Что-то много лишнего я говорю. С чего бы вдруг? Не собиралась я ничего говорить насчёт «закладки» мага разума в своей голове. Это никого кроме меня не касается, потому что умирать по чьему бы то ни было распоряжению, я не собираюсь. Другое дело, что потом я бы попросила Дайре навести меня на мага разума, чтобы пообщаться с ним на приватные темы. А вот так – палить важные вещи не собиралась однозначно!

– Попробуем по-другому, – Лис переставил меня с места на место, невольно или специально поставив на пути Рауля в тот самый момент, когда наш военачальник стронулся с места. Казалось, столкновение неизбежно, но у меня был вариант, который помог бы его избежать. В груди ещё было слишком больно, чтобы делать глупости или о них вообще думать, поэтому я шагнула в сторону и … столкнулась уже с замедлившимся Лисом.

– Путаемся в ногах, прекрасная леди? – не преминул тот съязвить.

– И в ногах, и в юбках тоже, – послушно согласилась я, глядя на него. Язык – враг мой, чуть не сказал что-то лишнее, но я вовремя сообразила, что себя можно заткнуть. Не надо портить отношения с Лисом, даже если он такой вот паразит.

– Я? Паразит? – изумился мужчина.

И изумление было настолько неприкрытым, что я даже поверила в него! А потом сообразила. Минуточку, это что же…

– Я сказала это вслух?! – повернулась я к Дайре в поисках ответов и помощи.

– Да… Иди-ка ко мне, милая.

– Иду, – кивнула я, шагнула к брату мимо Рауля и снова споткнулась.

Если бы не молниеносная реакция этого массивного мужчины, я бы упала, но из одной крайности я тут же кинулась в другую. Метнулась прочь уже от него, отдёрнув руку:

– Не прикасайтесь ко мне, лорд Рауль!

В груди бушевала холодная ярость обиженной женщины.

И, кажется, я знала, что это такое может быть, в какой степи и дали искать источники моего словесного недержания.

Лис меня уязвил, задел. Да ещё и Рауль явился. И эта подушечная забава. И боль, которая не исчезла из груди. И…

Я опять говорю вслух, да?

Сжав виски, я, молча и стараясь ни о чем не думать, прошла к креслу, опустилась в него и закрыла глаза. Я не пила и не ела ничего из посторонних рук. Я не была в местах, где можно было бы мне что-то подсыпать. Исчез барьер между словами и мыслями не сразу, это даже началось не с приходом незваных гостей, а с появлением Кайзера.

И…

– И?! – уточнил Дайре.

Я оглядывалась по сторонам, пытаясь поймать за кончик ту мысль, что пришла мне в голову только что. Именно что «и»! Помимо Кайзера с самого начала здесь было ещё одно привидение!!!

Быстрее всех отреагировал Дайре. Волна воздуха прокатилась по моей комнате от одного конца до другого.

Лис молча смотрел на действия брата, только пальцы побелели.

Рауль… не сводил глаз с меня.

– Леди? – спросил он тихо.

На этот раз я бы отдала все, что угодно, чтобы только не смотреть на него. Не говорить лишнего! Но я опять говорила вслух. Тот внутренний стопор, который помогал мне молчать, пропал начисто.

– О чем вы? Что вы имели в виду? Вам больно? Где-то болит?

Будь ситуация нормальной, я могла бы не отвечать. Но… мысли удержать я была не способна, а вместе с ними зазвучала и человеческая речь. Практически любой человек знает, что то, что на языке, это обычно сглаженные мысли, а уж они-то отличаются такой красочностью! Я исключением не была, поэтому даже извинилась, когда прочувственная злая тирада отзвучала в комнате. Но в кои-то веки я честно сказала всё, что думаю, о человеке, который за три года так и не понял, что девушка, оказывающая ему некоторые знаки внимания, не выходящие за рамки разумного – в него влюблена.

Конечно, я и мечтать бы не посмела, чтобы выйти за него замуж. Кто он – потомственный аристократ Таира, и кто я – явившаяся непонятно откуда девчонка, ставшая принцессой по какому-то стечению обстоятельств.

Я была в него влюблена, но всё, чего я хотела, это немного побыть с ним, не надеясь на что-то. Хоть иногда. Хоть чуть-чуть. Кто же знал, что он не влюблён, а любит Шейлу дель Оро?!

Да, мне было больно.

Потому что лорд-дурак даже просил Лиса за эту девчонку.

Впрочем, могущественный белоснежный лис ещё хуже – ибо лорд-дурак, по крайней мере, воспитанный, а белобрысая ехидна на язык злая, очень злая. И никаких дел с ним иметь не хочется, и вообще порой очень прибить его хочется. И этот человек – по какой-то насмешке неба, тот, с которым я должна буду то и дело действовать в тесной связке, чтобы дел не напортачить и не подвести кого-то, кто мне важен!

– Извините, – закончила я, глядя на лорда Рауля с премилой улыбочкой, скулы сводило от боли, но я заставляла себя держать лицо. Это было единственное, что я могла. – Возможно, где-то очень-очень глубоко в душе, я хотела всё это сказать. Но мне и в голову бы не пришло выплеснуть всё это вот в таком вот… неприглядном ракурсе.

– Вы … были в меня влюблены?! – словно и не услышал Рауль мои слова.

И меня коротнуло вторично. Гордость поднялась приливной волной, щеки обожгло яростным румянцем.

– Была! – отрезала я хладнокровно. – Но, к счастью, это «была» осталось в прошлом. Во многом, благодаря той истине, которая открылась моим глазам…

То, как порвалась какая-то нить, услышали мы все. Звякнули сердитые колокольчики, распушила недовольно оперение птица на гобелене потайного входа. Я прижимала к груди руки, понимая, что мой язык принадлежит снова только мне, а то, что я считала любовью – только что прекратило своё существование.

Его звали Дима – того, кого я любила. Мою первую, мою земную любовь. Перед тем, как переместиться на Таир, я пыталась его забыть, делала какие-то попытки, зачастую очень глупые и провальные…

Этого потрясающего мужчину звали Рауль, мягкого, спокойного, который не собирался видеть в обычной девчонке, заявившейся из ниоткуда – принцессу. Ему хотелось куклу. Я стать куклой была не готова, хотя начала себя ломать.

Перенесённые узы с одного мужчину на второго диктовали мне условия три года.

Я три года любила не человека, которого знала сейчас, а тень человека, оставшегося в мире, куда мне больше хода не было.

Дядя же говорил. Узы. Перенесение, замещение их.

Я просто неправильно поняла, о чём шла речь, о чём именно он говорил.

Нет. Хотя нет, всё я правильно поняла. Всё я сознавала, значение происходящего, его смысл и суть.

Просто…

Я больше не любила человека, который был моей мысленной поддержкой в самые тёмные дни этих трёх лет. И да, теперь я понимала точно – он не мог быть Ником.

Если бы Рауль был Ником – я бы влюбилась в своего призрачного учителя мгновенно и беспощадно. Точнее, я бы его точно также любила…

Что ж, одной тайной в этом вопросе меньше.

Одной головной болью тоже меньше стало.

И…

Взглянув на Лиса, я уточнила:

– А ответ из геральдического общества пришёл?

– Да, – кивнул Оэрлис, разглядывая меня насмешливо-снисходительно. – Ты была права, возьми себе награду, – показал он на стол со сладостями. – И теперь леди Шейле предстоит провести некоторое время в застенках тюрьмы, прежде чем она не расскажет все, что знает.

Я кивнула, перевела взгляд на Дайре, сосредоточенно плетущего чары.

Но мне не обязательно было слышать то, что он может сказать – толку было мало. В смысле, нам не повезло. А если говорить ещё более конкретно – то Дайре выцепить призрака не смог. Но зато незваный гость ушёл. Не от меня – от силы моего рыжего брата.

Вокруг крутилось что-то непонятное, душное, давящее. И разобраться в этом предстояло нам троим, Рауля я мгновенно выбросила и из головы, и из мыслей, и из планов…

– Итак, – подытожила я, отвлекая Дайре. – Кто бы то ни было – он ушёл. А теперь могу я воспользоваться твоими знаниями, мой любимый брат, и узнать, что же это такое церемониал дипломатических визитов и чем он мне грозит?

…Грозил многим.

Спустя пару часов, устроившись на кровати уже в приличном виде с переплетёнными волосами, я смотрела в тёмный потолок. Замок спал.

Я ощущала его ровное дыхание, когда закрывала глаза.

Мне спать пока совсем не хотелось, хотелось понять, что происходит, во что такое интересное я снова встряла, и чем всё это может закончиться.

Для начала, как наследная принцесса правящего дома, я должна была нанести визиты вежливости (это я знала), вручить подарки (что, правда?!), заверить глав сопредельных государств в том, что я буду чтить заветы (а как насчёт них?), получить ответные дары и верительные грамоты, гласящие, что древний народ меня признаёт (формальность) и после этого вернуться домой.

Сопровождать меня должна была полагающаяся случаю свита.

Во-первых, мои четыре близких фрейлины, во-вторых, отряд рыцарей. Поскольку принцесса была для королевства весьма важна – её положено было охранять. Ну, положено и положено. Возражать же я не буду? Правильно, не буду. Да и … ни права, ни желания как такового на это у меня нет. Свиту мне будет выделять король – точнее, указывать её размер, а подбирать людей будет уже Рауль. Это было своеобразной мерой, как именно относятся к принцессе в её доме. Любят ли, берегут ли её, какая будет зона воздействия, если на принцессу попробовать поднять руку.

Конечно, нормальным людям – это в голову не могло прийти, но там где речь шла о большой политике, в голову прийти могло ещё и не такое. К тому же, к отряду рыцарей должны были быть добавлены люди из службы Дайре – то есть, шпионы, несколько (больше трёх) или только один – зато лучший. В этом дурацком мире почему-то считалось уважением отправить в таком вот кортеже человека, который будет шпионить в пользу королевства. Мне этого не понять, но кто мы такие, чтобы лезть со своим уставом в чужой монастырь? Живут они так – и пускай живут.

На этого человека, в принципе, я могу рассчитывать в случае тех или иных проблем.

В-третьих, меня должны были сопровождать телохранители. Не такие, как та брюнетка, которую мне буквально на ровном месте организовал Лис, а официальные. И их выбирать тоже должен он. И от этого у меня в груди ворочался холодный скользкий ком. Что-то у меня были недобрые ощущения, на тему того, что именно теперь сделает Лис со мной за сегодняшнее недержание мыслей и слов.

Наконец, последнее, мне был положен двойник. Не Амелис, силу которой я скрывала, а официальный двойник-маг. Человек с силой иллюзий, который поедет под моим видом всю дорогу, в то время как я под видом одного из свиты буду следовать в основном караване. Я не боялась, надо – так надо. Да и страшным мне все это не казалось. Так, игра… Хотя игра спорная, смертельно опасная для двойника.

Я помнила, что вряд ли мне простят заточение Шейлы – её родня попытается отомстить.

Я полагала, что поездка к эльфам, где одним из тех, кому мне предстояло заверять своё почтение, был Лэ'Аль, не закончится хорошо.

А уж если вспомнить моё умение находить неприятности на ровном месте, всё становилось совсем плохо и неинтересно.

Можно было вспомнить о том, что там ещё стоит Медное дерево, и если мне не повезёт – то и его я не миную.

Обо всем этом нужно было подумать, решить, как поступать, продумать линию собственного поведения. Но я смотрела в потолок и понимала, что мне остро, до боли, до воя не хватает Ника.

Этого ехидного молчаливого типа, суховатого и желчного, жёсткого и опасного. Не потому, что я его любила или там думала, что могу влюбиться. О подобном я даже не думала. Нет. Мне хотелось ощутить себя в безопасности. Хоть чуть-чуть, хоть немного. На самую малость…

Сон прокрался из-за угла. Серой кошкой устроился на груди, негромко и деликатно намурлыкивая. Все будет хорошо, послышалось мне в этом мурчании, и устоять я не смогла, да и не захотела. Я отдалась на волю событий, это пока было единственным, что я могла.

Спустя пару минут, я уже спала…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017