И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 9. Становище в степи

Под ногами моего коня перекатывались камушки. Шелестели вокруг ветви деревьев, перешептывались птички-невелички в кустарниках. От бурного разноцветья в глазах немного рябило. Двойник с мученическим лицом ехал верхом. Церемонное платье, со стороны это было оценивать куда легче и интереснее, было в цвете зелени, с тонкой золотистой отделкой. Что цвет, что покрой подходили «мне» просто идеально.

Фрейлины принцессы были прекрасны, но только я одна, наверное, отдавала себе отчёт в том, насколько мои девчонки опасны. Несколько заклинаний, и ни один отряд разбойников ничего нам противопоставить не сможет. Даже не надо будет светить мои силы.

Впрочем, никаких «сил» принцессе не положено. Да и мне, простой горничной, тоже. Так что на меня никто не обращал внимания и, спокойно бросив поводья на луку седла, я ехала, уйдя в свои мысли.

Задерживаться у орков мне не с руки. В свете того, что до меня дошло с большим запозданием, мне нужно было вернуться домой. Мне нужно было поговорить с Лисом и просто быть рядом, чтобы я могла защитить тех, кто мне важен.

Жаль, что под прикрытием я не могла поговорить со своими девчонками. Кстати. Нет, могу. Конечно, с магией разума палиться не лучшая идея, но есть заклинание для создания телепатической сети в магии воздуха.

Набросив на пальцы иллюзию, чтобы не видно было, что я колдую, я занялась плетением графического узора.

Спустя минут пятнадцать-двадцать на плечо Киры села яркая бабочка, непонятно откуда взявшаяся ленточка запуталась в пышных локонах Ладианы. Качнулась ткань платья Реи, и на самом подоле среди тонких узоров появилась бабочка тканевая. Вента получила серебристую завитушку на ножнах меча. И тут же общая цепь телепатической сети заткала нас в тонкую парчовую ткань.

– Мне скучно, – пожаловалась я.

Девчонки засмеялись. Распознать использованное заклинание (а точнее его автора) не составило для них никакого труда.

– А я всё гадала, когда у тебя закончится терпение, – сообщила Кира, пощекотав крылья бабочки.

Чихнув сердито, я потёрла кончик носа и засмеялась вместе с ними, потом пояснила:

– Слушайте, девочки, может быть, вы мне скажете, что я упускаю из вида? Так. Сейчас, не перебивайте. Смотрите, в магии много условностей и ограничений. Например, чтобы выдать себя за другого человека, нужно выполнить множество условий. Вот так – изобразить другого в спектре видимости может почти любой маг. Мой двойник это уже уровень магии куда повыше, доступный далеко не всем, потому что воссоздаётся аура. Можно распознать подмену, если проверить магию или кровь. Есть способ обмануть проверку и крови, и магии, но в этом случае подмену распознают призраки – хранители рода. А теперь вопрос, что нужно сделать, чтобы обмануть и их? Не верю я, что нет такого способа.

Девчонки переглянулись.

Я что, со своей удачей – наступила прямо на какую-то больную мозоль?

– Это не принято обсуждать, – помогла мне Рея. Самая старшая в нашей компании, она зачастую вызывала огонь на себя. До сих пор она оставалась самой неиспорченной моим тлетворным влиянием. Во многом из-за того, что два года она провела хоть и в пансионате, помогая мадам Раш, но всё же встречалась с нами редко. Слишком много всего нужно было сделать.

– Почему?

– Потому что… – Лада замялась. – Это очень грязно. Это… знания, которые считаются «нечистыми». Знания, которые никому и никогда не приносили счастья.

– Но они есть.

– Да.

– Расскажите.

Они могли отказаться. Девчонки хорошо знали, что я не буду настаивать, и даже не вспомню о том, что они мои фрейлины – не будет приказа, не будет и последствий. Ничего подобного. Просто, мне нужно было знать. А они могли и не говорить. Но в этом случае, и не понимала сейчас этого разве что Вента, я пойду к кому-то ещё. И не факт, что тот, кому я задам этот вопрос, не обратит его против меня – принцессы Таирсского дома.

– Это смесь, сложная смесь магии крови, шаманизма и магии разума, – заговорила Кира. Её слова, её спокойствие чуть успокоили моё взбудораженное мыслями сознание. Обожаю её голос, её манеру разговора. Она такая спокойно-уютная, дающая вздохнуть полной грудью. – Ни тьмы, ни смерти в этот безумный коктейль не добавляется, хотя, порой, кажется, что должно. Но и одна стихия, и вторая просто брезгуют связываться с кровью. Она 13-ая стихия, и ты не найдёшь её в учебниках или энциклопедиях. Официально её нет.

– На практике, – добавила Вента равнодушно. – Она есть, палачи, лучшие и самые страшные правители-изуверы в соседних странах, некоторые кровавые убийцы – все, чей путь окрашен кровью других людей или эльфов, все они были связаны с магией крови.

– Звучит, – пробормотала я. – Значит, кровь. Дальше?

– Дальше всё просто. Есть ритуалы. Не один, их целая цепочка. Их невозможно прервать. Если ты однажды ступил на эту дорогу, ты должен закончить начатое до конца, в противном случае – сумасшествие или смерть покажутся самыми радостными исходами.

Я взглянула вопросительно на Ладиану. Та магия, которой воспользовалась Хильда…

– Да. Это была магия крови, – кивнула моя фрейлина-ведьма. – Хильда… железная ведьма владела не только рунами, но и шаманизмом. А потом однажды узнала о магии крови и захотела её получить. Ей мнилось, что эта стихия может дать многое. Но сделать это можно одним-единственным способом. Нужно принести в жертву своё дитя. Что она, собственно говоря, и собиралась сделать. Вмешался рыжий король, потом я ускользнула от неё в царство проклятого сна, а потом появилась ты, и тобой она подавилась. Но это была магия крови.

– Уже… чуть ближе…

Я закусила губу. Значит, магия разума – это точно. То, что воздействовало в моем видении на Дайре – было кровью. Значит, второе – магия крови. Вдобавок ко всему этому шаманизм. Именно на этом фоне, таинственный предатель мог познакомиться с Хильдой. Он учился у неё магии крови, пообещав взамен, что …

Так. Стоп-стоп-стоп. Не запутаться бы. Медленнее, Ника. Медленнее.

Ещё когда мы познакомились в первый раз с предателем, что он сказал? Что моя смерть «пока» ему не выгодна. То есть, тогда же… вампиры. Была деревня вампиров, когда я уехала из дома слишком рано. Была жуткая скачка, и лес! Тот самый лес, с троллем, который требовал от меня склониться. Если бы не незримая сила, пришедшая мне на помощь, если бы не Заповедный лес –… ну, конечно, ничего бы этого не было! Я бы сплясала под дудку Хильды, а потом умерла, так и не добравшись до пансионата!

Вот в чем состоял его план!

Помешала Амелис. Моя горничная не довела дело до конца, она сказала, что в деревне опасность, и мы помчались прочь.

Помешал и Заповедный лес, который был добр к ведьмочке.

И что-то ещё… Кое-кто, кто продолжал присматривать за мной и тогда, и потом… И присматривает сейчас. Вот почему я никак не могу мысленно поставить знак равно между Ником и Лисом! Потому что – Ник, я уверена в том, что это именно он – мой таинственный защитник и покровитель. Именно он выдернул меня тогда из деревни вампиров. Именно он пришёл на помощь, когда меня чуть не убили статуи.

Лис же… А что Лис? Издевается эта белобрысая гадина надо мной! Уххх… Так. Эмоции вот просто взяли и выключили, отодвинув аккуратно в сторону.

Думаем. Головой думаем!

Значит, план изменника заключался в том, чтобы отдать меня Хильде сразу же после моего прибытия. А я осталась в живых, более того, сняла проклятье с Таирсского дома. Дядя Хиль пропал, а на трон взошёл Вайрис.

И что из этого следует? Что процесс останавливать нельзя! А что он требует?

– Продолжаем лекцию, – попросила я негромко. – Значит, кровь, разум и шаманизм, остановить ритуал невозможно, по независящим от мага причинам. Что нужно сделать?

– Нужна кровь родная, родная наполовину, родная на треть и совсем чужая. Нужны четыре жертвы. Родная кровь нужна старшего родича по мужской линии.

Дядя Хиль. Вот почему он пропал так торопливо. Кто-то знал о ритуале? Или сразу же в семье предположили всё самое худшее?

Кровь родная наполовину – это любой принц. Матери-то у всех разные!

Кровь родная на треть – это я. Я единственная, потому что только у меня ровно треть крови Таирсского дома. Этого было достаточно, чтобы при поддержке призраков сделать меня «наследной принцессой»! А теперь оказалось достаточно, чтобы меня убить.

– Кровь любого чужака? Ну, четвёртая жертва?

– Нет. Нужна кровь древнего народа. В идеале – кого-то из правящих семей. У них кровь «голубая».

Умная мразь.

Ещё несколько кусочков легко встали на своё место. Он ведь не случайно назвал Аля, не случайно потребовал его голову. Даже если Лис разгадает ребус и всё поймёт, я то буду рядом с Алем, курица-принцесса, деревенщина, куда мне понять, в чём суть! Он планировал с самого начала одним ударом получить сразу двух зайцев

– Так. Следующий вопрос, девочки. Как можно этому помешать?

– Никак, – ответила Рея, пока остальные подавленно замолчали. – Можно разобраться с последствиями, а вот остановить ритуал никак нельзя.

– Ладно, – ничуть не расстроилась я. – Спрошу по-другому. Если убить того, кто делает ритуал, это его остановит?

– Нет, нельзя, – вздохнула Лада, чуть поправив вожжи, оглянулась куда-то в сторону, откуда к небесам тянулись верхушки высоких елей. – Про эту магию известно немного. Но из уст в уста передают, что даже со смертью такие ритуалы не заканчиваются. Ритуал пропитывает душу, душа перерождается, ритуал возобновляется. Это всё, что известно обычным магам, Ника. Конечно, больше могут знать те, кто связан с магией крови, но вряд ли ты их найдёшь. Те, кто связан с магией разума – тебе ничего не скажут. Скорее, они воспользуются силой, чтобы избежать твоих вопросов и избежать вообще общения с тобой, – Кира очень не любила говорить подобные вещи, но из-за… ряда инцидентов ещё с леди Раш – знала о них, куда больше, чем положено было просто красивой леди.

Кстати, сама Кира даже не думала о том, чтобы продолжать обучение в королевской академии магии, собиралась в один из трёх магических университетов уровне попроще. А всё потому, что в КАМе «просто леди» была никому не нужна. Кастовая закрытая система, простейшие студенческие ловушки, ля-ля, три рубля. Это она ещё не знала, что у меня на неё большие планы. Вайриса я про них пока в известность ставить не буду, но вот академию посещу лично, как обычная поступающая фроляйн. Так, сбилась.

– Кира, но кто-то же должен знать ещё?

– Орки. Шаманизм – это сугубо по их части. Но орки не разговаривают с людьми, с «бледнокровными» как называют они сами.

– По причине или в голову что-то нехорошее ударило?

– И то, и другое, – пояснила Лада, пока Кира растерялась. – У орков магия очень грубая, базовая. То есть, как эльфы или люди они колдовать практически не могут. Но магия постоянно вокруг них. А ещё орки очень вспыльчивые. И поэтому, стоит им выйти из себя, они могут уничтожить хрупкие рассудки людей. Как правило, в дипломатических корпусах орки, владеющие своими голосами, как своим языком. Или те, кто вообще не способен к магии орков. В их понимании. Из таких получаются боевые маги классической направленности.

– То есть, – подхватила Вента. – Опасаться следует здесь всех.

Я не услышала ни одно предупреждение, ни второе. Я услышала кое-что более важное и интересное. Орки знают. Орки могут поделиться знанием.

– Они мне всё расскажут, – улыбнулась я мечтательно. – Так. Девочки, как опознать того, кто занимает положение повыше, чтобы вытянуть из него максимум всего положительного и годного?

Кира засмеялась. Вента фыркнула как кошка, на которую плеснули водой. Лада развела руками и промолчала. Ответила Рея:

– Тебя невозможно как-то… загнать в рамки того, что мы уже знаем. Но орки не разговаривают с людьми.

– А я не людь, – отозвалась я флегматично. – Я ведьма.

– Вот уж не замечала, что мы уже не относимся к человеческому роду! – возмутилась Лада.

– Ты может, и относишься, – хмыкнула я невесело. – А вот мне в последнее время кажется, что я уже и не очень. В любом случае, девочки, не вынуждайте меня идти на крайние меры. Как мне отыскать того, кто будет знать больше всего?

– Белый мех на правом плече орка – это знак его положения в общине. У них… общинный строй, кочевой уклад жизни. Так вот, белая лисица – шаман, белый волк – глава или старейшина, в зависимости от размера общины. Не пропустишь и не ошибёшься. Главное, только, чтобы они тебя пропустили. Как-то… не хочется начинать дипломатическую миссию со скандалов и убийств.

Я пожала плечами и на этот раз, да, характер пакостный!, не стала ничего объяснять и говорить. Всё-таки Железное дерево было тайной орков, а ещё, совсем немного, моей.

Качнулись за спиной в последний раз ветви гигантских исполинов, сплели свои ломкие веточки кустарники. Тайная тропа эльфов за нами закрылась. Вокруг начиналась степь.

Яркое, огромное, свободное поле – куда ни кинь взгляд! Зелёная высокая трава качалась под солнцем, по ней проходили живые волны, это огромное бескрайнее море, волновалось, качалось, манило.

Одуряюще пахло цветами. И их вокруг было так много! И знакомые мне васильки, колокольчики, клевер и тимьян, и что-то совершенно незнакомое, диковинное, но такое уютное здесь и пленительное.

Зелёные полосы сменялись серебром – колосился ковыль, были яркие вкрапления чего-то удивительно золотого, и были места чёрные-чёрные, смердящие чем-то дурманным и отталкивающим одновременно.

«Принцесса» удерживала на лице выражение спокойной уверенности в себе, а я крутила головой во все стороны, восхищаясь красотой места, впитывая его в себя. Уже и фрейлины начали коситься на меня недоуменно сердито, а я всё не могла успокоиться. Так много цветов, так много ярких красок, такое пышное разнотравье. Вокруг была жизнь! Настоящая, такая, которая не знает «леди не полагается». Вряд ли орчанки были хрупкими и изнеженными. Скорее, в таком месте и коня на скаку научишься останавливать, и лису бить в глаз со ста шагов.

Мне здесь нравилось.

– А, – дошло, наконец, до Лады, – запах свободы ощутила. Ваше Высочество, – формально обратилась она ко мне, вразумляя и остужая. – Пожалуйста, держите себя в руках.

Держать в руках не хотелось. Хотелось делать глупости. Дать шенкеля коню, лишить его веса, дать ветряные крылья ему – и полететь вперёд, дальше. В небо.

Как будто там, может быть, что-то лучше…

Последняя мысль была немного не моя, но зато отрезвила.

Шальная улыбка сползла с губ.

Я даже не могу побыть одна? Да что же вы ко мне все пристали?!

Стегнув лошадь, я сорвалась с места, в яростной злобе, не выбирая, не давая себе передумать. Если уж даже я поняла, что мы третий круг даём, то до окружающих это тоже дойдёт?

Хватит нас водить! Нет у меня на это времени!

Лошадь в отчаянном рывке попыталась деться куда-то в сторону, но я безжалостно направила её туда, где ощущала всеми фибрами души купол… и разнесла его ко всем чертям…

Становище в степи замерло, застыли все, а вокруг меня летели и искрились мириады разноцветных снежинок.

Опешили все. И наши, и ваши. Хохотала в душе хранительница Железного дерева.

«Вообще-то, они бы ещё кругов шесть намотать тебе дали», – сообщила она просмеявшись.

Я только рыкнула, спешиваясь. Развернула лошадь и стукнула по крупу, прогоняя прочь. Огляделась по сторонам. Вообще-то, стоило бы включить голову, стоило бы осмотреться вокруг, понять, что то, что я задумала, может опорочить честь Таирсского дома. К тому же, нужную мне информацию мог знать Лис. Хотя, кто знает, как из этого белобрысого вытащить нужную информацию? Представление «невинных глазок» на него не действовало.

Тут тоже не подействует.

А мне и не надо.

Двинувшись по становищу, я оглядывалась по сторонам, ища нужное.

Высокие, широкоплечие орки, оливковая кожа, клыки. Черепастые украшения и глаза, дивные глаза… Ничего не изменилось. Я помнила всё, с того первого «знакомства», как будто оно случилось вчера, а не три года назад.

И сейчас…

Мне кто-то шагнул наперерез, за спиной что-то мысленно орали девчонки, но между двумя точками самый краткий путь – это прямая. А чтобы провести прямую к воинственному народу, надо всего ничего!

Отодвинув того, кто неосмотрительно попытался мне закрыть дорогу, я остановилась перед уже знакомым мне типом. Салатовый ирокез топорщился ещё ярче, кончики салатовых волос приобрели серебристый оттенок. В глазах орка, с дивной радужкой зелёной-зелёной, было узнавание. Он меня помнил.

Что ж, тем лучше. За те его слова, про бледнокровность, мне его до сих пор попинать немного хочется. Да, я понимаю, что на мне не было написано, что я из другого мира. На мне вообще много чего было не написано. Но зато – я была в крови, ожогах, в порванной одежде (это я потом рассмотрела, если что), и мне элементарно нужна была помощь. И что эльфы, что орки мне в ней отказали.

И если эльфам теперь я получила полное моральное право мстить (после того, как Медное дерево вернула к жизни), то оркам, ущемлённым на голову, я мстить пока не могла. Вот верну Железное дерево – и отомщу от души, по всем болевым точкам пройдусь. А я хорошо подготовилась. Есть одна спорная земля. Люди и орки уже веков так… двенадцать поделить не могут. Она очень оркам нужна, а будет моя. И это будет только начало.

Зря я так на политику напирала что ли?

Стянув зубами перчатку с правой руки, я кинула её орку.

Тот поймал.

Хорррошие рефлексы, хороший мальчик.

– Я, принцесса Таирсского дома, вызываю тебя, старейшина клана Белый клык на дуэль! До первой крови. Оружие на твой выбор. Место на твой выбор. Время – в течение часа.

Ух ты! Когда все молчат, оказывается, можно даже услышать посторонние звуки в собственной голове. Что-то очень вроде тонкого пронзительного писка. Это что, магия разума так звучит мерзко? Надо будет вытряхнуть что ли.

Старейшина орков смотрел на меня молча.

– Я помню тебя, – разжал он губы.

Я хотела многое сказать. Очень многое. Но… вот теперь можно и про этикет вспомнить. А можно и не вспоминать. Орки очень не любят все эти дурацкие политесы и словесные кружева.

– Я тогда только появилась. Растерянная, сбитая с толку. Так надеялась найти помощь. Вы в ней мне отказали, так что – не обессудьте.

– Это объявление войны?

А где же их классическое обращение «бледнокровая», а? Пропало, как я посмотрю, и из лексикона, и из мыслей тоже. Зато в глазах что-то такое… Он же не молод этот тип. Совсем не молод. Я знала точно, что глава Белого клыка правил этой общиной уже пятьсот лет. А до этого – правил другой общиной, а до этого – ещё одной. Воспитывает себе преемника и уходит куда-то ещё. Туда, где в нём нуждаются. Такой… миротворец, носитель доброй воли.

– Нет, старейшина. Пока это был просто вызов на дуэль. Я хочу получить ответы на интересующие меня вопросы.

– Но помощи ты не ищешь и не просишь?

– Я подожду, пока вы сами предложите мне то, что я хочу, – честно сказала я. – А просить у вас ничего не буду. Если не договоримся, всё равно сама справлюсь.

Орк хмыкнул, кивнул кому-то, и спустя мгновение ему в руки вложили меч. Тонкий. Хищный. Великолепно-восхитительный.

Зависть я подавила в корне. Ну, да. У него красивый меч.

У меня однажды будет не хуже.

Или сама найду, или найду того, кто мне сделает, или найду того, кто мне этот меч достанет, где бы он ни находился.

Кстати, воинственность моя имела самое, что ни на есть простое объяснение – мне нужна была кровь орка. А поскольку среди всего прочего, орки знали, что такое магия крови, за своими жидкостями они следили очень и очень, да, и не только за той, что алого цвета. Никаким другим способом получить кровь высокопоставленного орка было невозможно. Алланэй – хранительница Железного дерева, куда раньше сообщила, что другая кровь для её окончательного и полного пробуждения-восстановления на землях орков, там, где она должна укорениться, просто не подойдёт.

Именно поэтому, не имея на то особенного желания, я собиралась играть в дуэль и махать на железках.

– Ты ещё можешь отказаться, женщина.

Ого, а меня повысили по иерархической лестнице. Уже не «бледнокровая», уже «женщина». Хорошо. Но недостаточно.

– Я принцесса Таирсского дома, старейшина. И если уж слово «этикет» для тебя ничего не значит, то я докажу своим клинком, что иногда своим заблуждениям потакать не стоит!

Конечно, он не услышал и не внял. Перед ним стояла человеческая пигалица, которая могучему орку ничего не могла сделать.

– Я давал тебе шанс. Иди за мной, женщина.

Я тоже давала ему шанс! Интересно, кто-нибудь это оценит? Например, Ник. Хотя нет, Ник если бы узнал, что я натворила, и чего планирую натворить – закрыл бы меня в какой-нибудь очень тёмной комнате без выхода. Чтобы не калечила психику окружающим.

И собственно про Ника я в последнее время начала думать что-то чересчур много. Нет, я всегда думала про него много. Только… ещё никогда это не было так болезненно. И ещё никогда это не заставляло меня так страдать.

Так, кыш-кыш! У меня тут более интересный наглядный материал. Я в становище орков! Лучше вокруг посмотрю, чем про Ника думать буду.

Вначале вообще надо разобраться с тем, кто он, а уже потом соображать, что со всем этим делать. Главное только, чтобы не Белоснежка, иначе тогда…

Да что же это такое-то?!

Мысленно взвыв, я постаралась отвлечься. И осматривалась вокруг, пока мы шли к торжищу. Собственно, так называлось местное… поле, на котором постоянно что-то происходило. Торговались, ссорились, мирились, виртуозно били друг другу морды. Одим словом, самое популярное место.

А вокруг было столько всего интересного! Кочевой народ – это означает отсутствие постоянных домов, то есть шатры. Шатры вокруг и были: яркие, большие и маленькие, жилые и также явно те, которые использовались подо что-то другое. Загоны, в которых паслись кони и коровы. Я даже пару коз увидела!

Мало-помалу дурное настроение меня покинуло. И к месту «боя» – хотя точнее будет, избиению младенцев, и младенец здесь, если что – я!, подошла уже почти спокойная и даже задумавшая на философские темы бытия.

Если говорить проще – я думала о том, что мне предстояло сделать.

Нет, на Железное дерево я не уповала. Силы-то у Алланэй были, но использовать их для меня она не могла. Ибо я была железной ведьмой. Свои нагромождения магических оговорок и запретов… Короче, это всё было очень сложно, долго и муторно. Но рассчитывать я могла сейчас только на себя. В наличии же у меня была хитрость и совсем немного расчёта.

Мне ведь не обязательно было выигрывать. Мне нужна была просто кровь орка. А значит, в тот самый момент, когда он атакует меня – мне не нужно было уворачиваться. Мне нужно было подставиться и встречно порезать его. Ведь от момента проливания крови и до того, как остановят бой – есть несколько драгоценных секунд, которые и станут моими союзниками.

А пока тшшш, бледнокровным положено стоять и бояться, чем заниматься мы и будем! Заодно и вокруг поглазеем, пока торжище освободят. А! И главное не смотреть орку в глаза, не хватало ещё попалиться раньше времени.

– А нам всё равно, а нам всё равно, хоть боимся мы волка и сову, – довольно немелодично пробурчала я себе под нос, погладив рукоять простого меча. – Дело есть у нас, орку трепака нам устроить тут надо как-нибудь…

Ой! Забыла. Деморализацию противника не провела!

Взглянув на скучающего старейшину Белого клыка я невинно улыбнулась:

– И будьте добры, не сдерживайтесь. Пожалуйста.

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018