Логотип

И жили они долго и счастливо...

КДВ. Личное привидение ТерАля || Тени

Курс: 4ый

Седмица: серая – туманная

Водят: Лея Ахханшайн, Нейл ар Зейн.


Серая седмица для курсов старше хотя бы третьего, была самой скучной седмицей. Преподаватели были поголовно заняты с поступившими мальками и второкурсниками, третьекурсники еще в большей своей части развлекали себя сами, более чем безуспешно пытаясь преодолеть проклятье дождя или хотя бы познать его природу, чтобы сделать что-то конкретное.

К концу этой седмицы прикладную задачку не решил бы только ленивый, но таких в академии теней не водилось.

Старшим курсам было скучно. И если в понедельник все еще было более-менее спокойно, то во вторник студенты расстроились и распоясались. Иллюзии, фантомы, призванные элементали и разнообразная сконструированная нечисть - «дети» развлекались, кто во что горазд.

Схосты - старосты пятерок, смотрели на происходящее более чем снисходительно, а редкие голоса ботаников и заучек, напоминавших о том, что все-таки это нарушение академической дисциплины, игнорировались.

Студенты шкодили виртуозно, а потом заигрались. Детей в академии не было, поэтому, как они полагали, никто не испугается, если в коридорах женского общежития появится совершенно каноничное привидение - бесформенное, с алыми глазами, бренчащее цепями, воющее над ухом и подпитывающееся страхом окружающих.

Конструкторы дали своему «питомцу» пару щитов для защиты и радостно выпустили в коридоры женского общежития. О нем, собственно, стоит упомянуть отдельно.

Классические общежития для старших курсов еще были смешанными, а вот новеньких принимали уже по общежитиям раздельно, попутно решив пару-тройку межрасовых конфликтов и заодно предупредив вообще возможность их возникновения. Созданное привидение было успешно настолько, что к тому моменту, как его обнаружили, милая шалость превратилась в серьезную проблему.

Двое преподавателей, вызванные среди ночи в женское общежитие, справиться с привидением не смогли и вызвали ТерАля. В этот момент и начала происходить цепочка случайностей, закончившаяся серьезной головной болью ТерАля.

Так получилось, что в ту же ночь в женском общежитии была и Лея.


...Опираясь ладонью на стену, демонесса уговаривала себя, что вот сейчас она еще немного постоит и двинется в свою комнату.

Голова раскалывалась, в глазах изображение плыло так, что приходилось зрение напрягать изо всех сил, чтобы не врезаться в какое-нибудь живое или не очень живое препятствие.

Когда мимо взгляда проплыло что-то белое, Лея просто отмахнулась, даже не желая в это белое вглядываться.

Привидение повыло у нее над головой - бесполезно.

Побренчало цепями над ушами, одно остроконечное ухо дернулось, от громкого звука Лея поморщилась, но на этом все и закончилось.

Следующий подход был решающим, завыв от души, привидение кинулось на Лею и пролетело сквозь нее. Демонесса возмущенно рыкнула, привидение захныкало и, угодливо согнувшись перед ней, помчалось размятой кляксой дальше. И надо же было, чтобы ТерАль вывернул из-за угла именно в этот момент.

- Студентка Ахханшайн, - загремел по коридору его сердитый голос. - Немедленно уничтожьте свое творение!

Лея, заткнув уши еще на первом слове, посмотрела на директора с удивлением. Если быть точнее, то смотрела она на рыцарские доспехи, торчащие в углу, а ТерАль стоял немного сбоку.

Собеседника же Лея опознала сугубо по голосу.

- Директор, пожалуйста, - попросила она тихо. - Не так громко!

- Студентка, - взгляд вампира был злым-злым, но Лея по-прежнему смотрела на рыцаря, - не понимаю, зачем вам это понадобилось, но я требую, чтобы вы прямо сейчас развеяли свое творение. И, лэри, право слово, куда вы смотрите?!

- На вас, я так полагаю. Нет? - Лея склонила голову на бок, - и, директор, я не понимаю, о чем таком вы говорите!

- О птичках, лэри!

- Никаких птиц в последнее время мы не создавали и не приманивали, - приняла Лея его слова за чистую монету.

По коридору раздался звук шагов, причем темная клякса, очертаниями напоминающего человека, двигаться и не подумала. ТерАль взял в ладони лицо девушки и повернул его к себе. Взглянул на нее сердито, но расфокусированный алый взгляд смотрел на него и не видел.

- Лэри, я говорю о привидении!

- Оно только что пролетело мимо меня по коридору. Я его чем-то испугала, нечаянно.

- Лэри, это ваше творение - развоплотите его немедленно. Вы и без того уже перепугали не только все женское население общежития, но даже двух преподавателей заставили поволноваться!

Разум еще где-то бродил, и реакция запаздывала. Демонесса даже не осознала, что только что случилось, что ее обвинили в нарушении правил!

- Директор? - переспросила она.

- Лэри, что вы здесь делали? - четко проговаривая каждое слово, спросил вампир. Возможно, намного быстрее было бы, если бы он напрямую считал поверхностные мысли и краткосрочную память, но, во-первых, это было злоупотребление служебным положением. Во-вторых, это было чревато головной болью, мысли у демонессы представляли собой безумную неструктурированную кашу, разобраться в которой именно что быстро было нереально. И, наконец, она была защищена так, что ТерАлю нужно было бы пару часов, чтобы содрать хотя бы один слой щита.

- Варила зелье полного очищения, под присмотром лэри Нель.

«Дриада из приемного покоя разрешила называть себя студентке коротким именем?» - опешил ТерАль.

- Зелье полного очищения? – переспросил он вслух, немного изумлённый. Зелье это было редким, варилось долго, требовало массу сил, знаний и умений. И если дриада всем этим перечнем владела, то вот что делала студентка? Помогала на подсобных работах?

- Да. Студентке из дома прислали неплохой образчик яда, мы утром стабилизировали ее состояние, и весь день варили зелье. Дух ругается, - речь демонессы стала заплетающейся, - что ему опять ремонт делать. А ему уже надоело.

- Так. А привидение?

- Только что пролетело по коридору.

- И вы к его созданию не имеете никакого отношения?

- Я не нарушаю правил, директор. Можно даже сказать, что я единственная из высшего аристократического слоя, кто хорошо понимает, где мы находимся.

- А еще умеете находить лазейки в правилах, да, лэри?

- Ваши беспочвенные подозрения, директор, меня оскорбляют. Я не изгаляюсь над теми, кто меня слабее.

- Не видите в них достойных противников, лэри?

- Понимайте это как хотите, директор. К вашему привидению я не имею никакого отношения!

- Оно не мое, - пробормотал ТерАль. - Лэри, если я ошибся, то извинюсь. Пока же вы проведете весь следующий день в карцере.

- Лэри Нель будет очень довольна, - истерически хохотнула Лея и потеряла сознание прямо на руках вампира.

И только сейчас, когда с демонессы упал маскировочный щит, который поддерживался амулетом, ТерАль обнаружил полнейшее магическое истощение. Студентку пришлось вместо карцера отправлять в магический лекарский покой.

Одновременно с этим директор получил нагоняй от дриады, которую в отличие от собственной студентки ему приходилось называть полным именем лэри Витарельнельтелькаст. И возражать ей было, в общем-то, чревато. Несмотря на то, что ТерАль был директором академии, лэри дриада была настолько могущественным созданием, что среди всего прочего, могла свернуть и самого вампира в бараний рог, особенно в его текущем состоянии, когда основная масса сил была запечатана.

К тому же, найти в магическую лечебницу академии теней кого-то хоть столько толкового было невозможно.

Впрочем, размышления – размышлениями, а привидение само по себе никуда не денется. Оно вообще никуда не делось, летало по коридорам и радостно пугало девчонок с первых двух курсов.

К ТерАлю девичий мучитель остался хладнокровен и от него прятался то в стенах, то в рыцарских доспехах, то в люстрах (периодически роняя их на голову вампиру). Одним словом, ночь директор всей академии провел очень весело и впечатляюще – бегал за привидением и пытался его остановить.

Получалось плохо.

Творцы этой гадости поработали на совесть, защитив свою игрушку от основных общих стихий и доброго десятка частных проявлений. Не говоря уже о том, что банальные экзорцизмы не срабатывали, магия иллюзий сбоила, а заклинания крови и разума так вообще обратились против своего создателя.

Чем больше часов вампир бегал по коридорам, тем сильнее он злился, хотя и не мог не отдать должное отличной работе студентов. Можно было смело засчитывать им пару предметов и отправлять в карцер!

Магия сердящегося директора начала мелко потряхивать здание, когда всё-таки привидение влетело в самую что ни на есть банальную ловушку магии проявления и … не смогло сбежать из студенческой же липкой паутины.

Пойманная тварь была этим фактом ужасно недовольна, верещала в ультразвуке, но устоять перед директором – естественно, не могла. Щиты рассыпались под магией ТерАля на куски, а само привидение, перед тем как исчезнуть, оставив на полу лишь неаккуратную лужу слизи, заодно сдало всех четырех своих создателей. Леи, очевидно, среди них не было. Все четверо были магами мужского пола. В попавшемся «улове» оказались Нейл ар Зейн, пара шестикурсников-медиумов и один демонолог с седьмого. Нарушители правил были предметами воздыхания почти всех девушек и таким образом, решили отвести от себя чрезмерное внимание.

Действительно, девушки, запуганные привидением, по ночам или совсем не спали или спали очень плохо. Днем же они двигались как сонные мухи, благодаря чему местные красавчики успевали вовремя сбежать.

Хорошая идея, но всё же стоило придумать что-то другое.

Правда, из мужской солидарности и отдавая дань хорошей работе наказание было слабым: три дня безмагического карцера (с полноценным питанием и перечитыванием кодекса о дисциплине в академии) и месяц штрафных работ на кухне.

Еще ТерАль подумал о том, что надо извиниться перед демонессой, на которую действительно наговорил, и об этом забыл. Конец серой седмицы выдался насыщенным, директор забегался и... Все случилось, как случилось.

В коридорах Лея вела себя безупречно вежливо, предметов у нее ТерАль не вел, поэтому опасных звоночков и не прозвучало. Директору вообще показалось, что конфликт исчерпан.

Показалось.


...Утром седмицы туманной, следующей сразу за седмицей серой, директор проснулся с четким ощущением того, что на него кто-то смотрит. Пристально, изучающе, очень-очень внимательно.

Поскольку попытки убийц спровадить ТерАля на тот свет редкостью не были, директор распустил свою силу в полной уверенности, что не только обнаружит преступника, но и сразу же его обезвредит.

Мимо!

В комнате вообще никого не было!

Взгляд не пропадал, ТерАль открыл глаза, трижды просканировал свою комнату - никаких отклонений. Он проверил, стены, пол, потолок, просветил все предметы мебели - пусто.

Ощущение было не из приятных. Вампир задумался уже о том, чтобы воспользоваться чем-то исключительно узкоспециальным, когда взгляд пропал.

До обеда директор ощущал себя нормально, занимался бумажной работой, утверждением расписания, смотрел вместе с духом замка план переделки некоторых построек.

В обед, как только он поднес к губам вилку, с наколотым на зубцы кусочком мяса, взгляд снова появился. ТерАль убрал вилку - пропал взгляд. Поднял вилку - взгляд появился.

Кусок в горле застрял.

Директор хорошо знал, насколько могуществен, а тут на него кто-то смотрел, а он ничего не мог сделать!

Аппетит пропал окончательно, вампир сердито отбросил вилку в сторону - взгляд пропал, словно его никогда и не было.

После обеда на занятиях ТерАль был как всегда сосредоточен и спокоен, объяснял теоретический материал, подшучивал добродушно над ляпами студентов, подстраховывал их на практике, когда шло выполнение практических задач.

На общий ужин ТерАль пришел собой, пожалуй, даже довольный. О событиях утра и обеда он уже забыл.

Разговор за ужином среди преподавателей шел как обычно о студентах.

Кто, что, когда, о чем. О практике, о проявленном потенциале, о неожиданном проявлении уже известного заклинания, и так далее, и тому подобное.

Ужин прошел в общем итоге в теплой атмосфере. ТерАль вернулся в свой кабинет, а в спальню перешел глубоко за полночь. Хоть ему и не надо было спать долго, устающее за день плодотворной работы сознание требовало своего.

Директор снял пушистый халат, оставил в кресле у окна томик с поэзией и перешел в кровать. Устроился под легким покрывалом, погасил щелчком пальцев свет, закрыл глаза и застыл.

Взгляд снова вернулся.

Ни одно заклинание не помогло, найти источник взгляда не получалось, и ТерАль в ту ночь уснуть так и не смог. Следующий день он провёл в расстроенных чувствах, время от времени оглядывался и нервничал, и ощущал себя не в форме.

Обед прошёл в общей столовой, а на ужин директор решил не ходить, посидеть в своём кабинете. И это было стратегической ошибкой, потому что под снова вернувшимся взглядом – кусок в горло не лез. Когда же раздосадованный вампир решил прибегнуть к алкоголю, он впервые познакомился с обладателем взгляда более предметно. Около встроенного в стену бара появилась эфемерная дрожащая прослойка некой субстанции, напоминающей экзоплазму, но ей не являющейся.

Входить в это ТерАлю не пришло и в голову.

Ночь он провёл в кресле под пристальным взглядом, под утро задремал, а проснулся от тонкого и жалобного оханья.

Кому-то было очень, очень плохо…

День прошёл ещё хуже, чем предыдущий. Внимание начало рассеиваться, и студентам повезло в том плане, что у них была только теория, а не практика. А то, кто знает, до чего могла бы дойти эта ситуация.

На обед вампир не пошёл.

На ужин присоединился ко всем преподавателям, надеясь, что взгляд здесь не появится, и он сможет хотя бы поесть.

Увы, на этот раз взгляду было скучно поджидать ТерАля в его спальне. Он появился за его спиной с тонким звоном цепей.

Директор подпрыгнул буквально на полуслове, заставив соседку – очаровательную молоденькую преподавательницу алхимии поперхнуться медовым соком.

- ТерАль?

- Простите, - вампир бросил недоеденную булку и огромными шагами умчался в свою спальню. Взгляд пропал, забрав с собой и аппетит, и сон, и спокойствие.

Следующие три дня превратились в некоторое подобие геены кошмаров. ТерАль не мог предположить, где и когда появится взгляд, стал дёрганным настолько, что чуть не подорвался на собственном же эксперименте. Всё валилось из рук, он застывал на полуслове, сбоила и дрожала магия, угрожая вот-вот выйти из-под контроля.

В конце концов, забеспокоился даже дух академии!, и во время путешествия из одной комнаты в другую, ТерАль против своей воли вошел в приемный покой к лэри дриаде.

Лэри была свободна, сидела на низеньком диванчике, разглядывая на свет несколько тонких бутылочек.

- ТерАль? – удивилась она, поднимая к пришельцу голову. – Что это с вами?

- А что это со мной?

- Вы сами на себя не похожи. Вы по делу? Или по личному вопросу?

- Я… - вампир замялся, шагнул к двери. Дверь из-за его спины торопливо сбежала, не выпуская директора их лечебницы. Около лэри Витарельнельтелькаст появилась тень, согнулась вопросительным взглядом и что-то на ухо дриаде зашептала. По мере шёпота взгляд у хозяйки всего лечебного корпуса становился всё острее, всё профессиональнее. А потом она молча показала на кушетку, и… ТерАлю пришлось послушаться.

- Итак, начнём с начала, - потребовала дриада. – Давайте-ка, голубчик, - перешла она на мягкий добродушный тон, - вы начнёте с того, что скажете, когда вы почувствовали некое магическое воздействие?

- А оно есть? – директор изумленно взглянул на лэри Витарельнельтелькаст. – Простите, лэри! Я всё же могущественный маг! Ни о каком магическом воздействии не может идти и речи! Вообще, с того момента, как началась серая седмица, и как я начал ощущать этот взгляд – никакой магии рядом со мной не было!

- Лэр ТерАль, вам не кажется, что ваша реакция – не ваша?

- Что? – вампир сел на диван, с трудом удержался от желания схватиться за голову. Что это с ним происходит? Он выдержал пытку тысячи глаз, когда на него смотрели тысячи развлекающихся тварей со всех концов вселенной Судьбы, и каждый из них мог его оскорбить, унизить, задеть, они смотрели, смотрели, смотрели! И он выдержал это. А тут один какой-то взгляд, и вдруг… - Лэри.

- Вы, наконец-то, начали думать логически.

- Это не может быть магией. Всё-таки чары определяются тем или иным способом. Единственная возможность создать такое воздействие, это призвать к жизни самое настоящее привидение. Только они, проклятые души, возвращенные в мир реальный могут … могут быть…

- Нет, лэр, - дриада помахала рукой, словно разгоняя некий дымок, - вы не думаете сейчас. Вы делаете вид. Ну, по крайней мере, вы начали рассуждать, это уже неплохо. Продолжайте, будьте столь любезны.

- Лэри Витарельнельтелькаст…

- Достаточно ломать язык вам, лэр. Можете называть меня Тель.

ТерАль хмыкнул. Одним словом показать, что его ценят меньше, чем студентку, … только лэри Витарельнельтелькаст могла такое сделать. И говоря о ней…

- Лэри Тель. Скажите, пожалуйста, лэри Лея Ахханшайн. Четвёртый курс.

- А, моя любимая студентка, - дриада понимающе кивнула. – Да-да. Изумительная девочка. Цены ей нет. Вы знаете, что её хотели сманить?

- Сманить? Кто? Куда? Зачем? – возмутился директор, искренне считающий, что эта девушка входит в неразделимую звезду, и даже речи о подобном сманивании и быть не могло! Нигде, никак и ни при каких условиях!

- А, заинтересовались? Когда вы согласились отправить её по обмену на лето в университет зелий и ядов, вот чем вы думали?

- Что ей не придётся писать курсовую, а мне не придётся… - ТерАль спохватился и замолчал.

Дриада прыснула в ладошку, как девчонка.

- Ну, не буду допытываться до условий вашей сделки, скажу только то, что домашнее обучение и последующие пара углубленных курсов в нашей академии сделали из лэри достойную кандидатку на должность преподавателя в университете. И все три месяца, что она там провела, её активно сманивали. Почти сманили.

- Почти?!

- Она устояла. Да. Итак, лэр ТерАль, вы начали думать? Продолжите своё рассуждение, пожалуйста. Если это привидение, истинное привидение, появившееся из души проклявшего вас мага.

- То соответственно, сила мага может быть меньше моей не более чем на двадцать семь процентов. Таких магов… - вампир замолчал. Магов таких было очень мало, и все они были древними, как… некоторые планетарные образования во вселенной Судьбы. Всех магов древний бывший демиург сам знал поименно. И никто из них не умирал.

Вариант с личным привидением помахал рукой, издевательски хохотнул и умчался куда-то прочь.

- Не привидение. Но и магию я не ощущал.

- Вы ощущаете всю магию, лэр? – спросила мягко лэри Тель.

- Нет. Есть исключения. Но чтобы их применить в стенах академии… - ТерАль головой покачал. – Знаете, лэри Тель, мне легче поверить в то, что я пропустил смерть кого-то из могущественных, чем то, что я пропустил какую-то магию.

- Что ж, директор, я искренне старалась вам помочь… А, говоря о привидениях, чем закончилась та история, из-за которой лэри Лея оказалась на моей территории?

- Все виновные были, безусловно, пойманы и наказаны. Пара дней карцера и штрафные работы на кухне. Насколько знаю, за последние несколько дней они уже успели перечистить около центнера картошки, перетягать каждый по доброй сотне мешков и уж точно задумались о том, хорошо ли они поступили.

Студенты то может и раскаялись, мысли заметались шустрыми попугайчиками, но вместе с тем, было что-то и ещё.

Волна слабого цитрусового ветра пронеслась по комнате, звякнули хрустальные цветы на столе леди Тель и закрылись. Голова стала лёгкой, как будто бы с неё упали цепи. Вернулась ясность мышления, а вместе с ней появилось ощущение, что в лужу ТерАль сел исключительно по собственному недомыслию.

- Леди Тель, скажите, пожалуйста, а … ваша любимая студентка – мстительная?

- Лэри Лея-то? – дриада задумалась.

Особо в свою жизнь демонесса с алыми волосами дриаду не пускала. С удовольствием обсуждала зелья и алхимические новинки, первой оказывалась в её кабинете, как только выходил межмировой вестник по алхимии, целительству или ядам, с радостью делилась собственными находками и рецептами своих зелий.

В обмен леди Витарельнельтелькаст учила юную демонессу некоторым секретам и по алхимии, и по магии.

Но вот что касается характера – много дриада сказать не могла.

Даже вся её умудрённость немного пасовала, как только она встречалась с алым взглядом, опушенным золотыми ресницами.

В душе демонессы была бездна без конца и края.

Но можно ли назвать лэри Ахханшайн мстительной?

- Она злопамятна. У нее хорошая память, сама лэри Лея… пожалуй, что справедливо мстительная. Она не будет издеваться над слабым, не будет сознательно кому-то строить препоны. Но на удар она отвечает ударом. Такое жизненное кредо. И у неё достаточно причин, чтобы такой быть, - наконец, сообщила дриада тихо. – Да, чаще всего, даже когда ей дают повод, она сводит ситуацию к минимуму потерь с обеих сторон. Но иногда, когда повод слишком весомый… Всё же, повторюсь. Нет, лэри Лея совсем не злая, но злить её я бы не стала.

ТерАль поднялся, взглянул на стену, где дух академии угодливо спроецировал огромные башенные часы.

До комендантского часа оставалось ещё почти полчаса.

- Спасибо, лэри Тель, вы мне очень помогли, - вежливо поклонился он.

- Всегда, пожалуйста, директор. Это моя обязанность, помогать персоналу.

Ещё раз наклонив голову, вампир решительно вышел в коридор.

Дух, уловив стремление хозяина академии, открыл ему путь в тайный город.

Лея нашлась именно там.

Сидела на качелях около одного из домов с томиком поэзии в руках.

Появление директора она встретила удивленным взглядом и вежливым:

- Доброй ночи, лэр директор.

Это было невежливо и вообще злоупотребление служебным положением, но ТерАль взглянул студентке в лоб и начал ломать её щиты.

Это было не очень этично, зато действенно.

ТерАль собирался любой ценой узнать, кто же создал тот самый… «чудесный» эффект, что подействовал даже на него – могущественного вампира.

Доломать щиты на обмякшей девушке – лэри Ахханшайн потеряла сознание от болевого шока, вампир не успел.

Выскочивший, словно по сигналу тревоги, схост звезды оказался около лежащей девушки быстрее, чем был снят последний щит.

- Директор? – изумился Нейл.

- Доброй ночи, лэр ар Зейн. Разве ваше наказание на сегодня закончилось?

- Безусловно. Комендантский час вот-вот начнётся. А даже штрафные работы не являются оправданием для его нарушения. Вас что-то привело сюда в этот час?

ТерАль собрался промолчать, потом хмыкнул.

Ломать щиты при драконе – не стоило. У золотых императорских особей в такие моменты могло переклинить голову. Чем это могло закончиться в случае Нейла ар Зейна, директор знал.

Идея познакомиться с опасной способностью собственного студента, находясь при этом в уязвимой форме, ТерАль не хотел. Как бы то ни было, он был чрезвычайно разумным вампиром.

Только совсем, совсем разучился разбираться в магах, студентах и девушках.

Ну, и… действительно, лэри Лея напомнила весьма важную вещь, несмотря на всю его крутизну, несмотря на то, насколько директор академии теней был могуществен и опасен, всегда могла появиться вот такая очаровательная девушка, отлично разбирающаяся в зельях, в которых он сам был не особо подкован. А потом с помощью своей маленькой частной стихии устроить ему показательное выступление собственной вредности.

И ведь не нарушила же никаких правил!

Магии тлена и праха – две силы, которые не могли увидеть или определить вампиры-кровники. Нет отпечатка силы – нет доказательств. Привлечь лэри Ахханшайн к ответственности было попросту невозможно.

И это было даже не совсем местью. Просто, лэри, незаслуженно понеся наказание, предпочла его оправдать. На свой лад. И ведь не испугалась же того, против кого решила выступить в открытую. Действительно. Такая не будет изгаляться над слабыми. Такая скорее замахивается на противников, чтобы свои зубы об него обломать. Ну, или чтобы противник, пытаясь сгрызть её саму, поломал клыки уже себе.

Мстительная демонесса и ребёнок…

Щелкнув пальцами, ТерАль создал в руках огромный букет белоснежных хризантем, подумал и присовокупил к этому ещё и толстый том по алхимии на одном из утерянных языков. Копию одной из книг личной библиотеки. Копию книги, которая уже очень давно не существовала ни под одним солнцем вселенной Судьбы.

- Передай лэри, - наступив на горло собственному эгоизму, попросил директор. – Передай, что я был не прав, и это в качестве извинений.

Нейл остался стоять с букетом и книгой в руках. Только гордость не позволила дракону совершенно по-простецки открыть рот. Директор академии никогда не извинялся. Никогда и ни перед кем. Единственной, кто могла услышать от него «извини», была Судьба. Но даже Тай и Уна – не слышали от него ни слова! А тут… букет?! Книга? И… всё это в качестве извинений?

Сейчас рухнет мир?

Директор уходил в свой кабинет, сердясь на себя и на студентку, за которой остался этот раунд. Причем, как он закономерно полагал, к тому моменту, как он доберется до кабинета, дух академии позаботится о том, чтобы и следов не осталось от магии утомления, мнительности и подчинения, вызванной зельями демонессы. Естественно, и речи не могло идти о том, чтобы были там ещё и следы «привидения».

В уютной башне, очень далеко от академии теней, огромные пауки сновали по гигантской библиотеке. В самом углу, в огромном плетеном гамаке, качался парень и хохотал в голос. С гамака на пол летел пергамент с галочками и черточками. Архивариуса безумно интересовало, кто следующий потопчется по больным мозолям ТерАля. По тем, что уже есть или создаст новые – неважно, наблюдать за происходящим всё равно было интересно!

Впрочем, ещё больше наблюдателя за всея вселенной интересовало – как скоро до директора академии дойдёт, кто именно устроил почти все те проказы, которые успешно доводили его в недалеком прошлом до вспышек ярости и бешенства.

И что же будет с тенями, когда до ТерАля это всё-таки дойдёт? …


Задача выполнена: +1%.

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018