И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Глава 10. Обманчивость первого взгляда.

Если бы кому-то пришло в голову сравнить двух таких непохожих девушек с одинаково изумрудными глазами на предмет их воинских способностей, то однозначно опаснее была бы признана Кэтрин.

Она была воином, это проявлялась в скрытой пластике её движений, в том, как она осматривалась в незнакомых помещениях, автоматически выискивая «белые пятна» и места, где можно отбиться от любой опасности.

Те, кто знали о том, где она работает, знали ещё и о том, что Кэт действительно отличный воин. В её руках в оружие превращалось практически все. И хотя на своей основной работе она обычно не светила магические способности, ими она могла многое. Не стоило забывать о том, что при том, что по своему профилю ветра она была ткачом, вампиресса умела пользоваться шагами Тропы крови.

Не сказать, что за свои годы она успела зайти далеко, но уже семь шагов она освоила в полной мере. И не просто освоила, она адаптировала их под себя и свои нужды, внесла некоторые изменения и сгладила шероховатости.

В те годы, когда многие вампиры потеряли возможность использовать страшные запретные тропы, не в силах справиться с последствиями, Кэтрин использовала их к своей выгоде. Да и к тому же, слухи, которые про неё ходили, информация о её тяжелом характере, а также то, что несмотря на мстительность и вспыльчивость в любой драке девушка сохраняла холодную голову, делало её весьма неприятным соперником. Не чуралась она подлых приёмов в человеческой драке, а у ж с вампирами и подавно не стеснялась пускать в ход всё, чему научилась, проходя обучение на охотника на вампиров или участвуя с этими ребятами в работе.

В противовес ей - Энджел. Рыженькая малышка была отличным лекарем, а в команде была ценна своей поддержкой. Она могла ускорить своих напарников, наложить комплексную защиту, отвести удар в сторону, не говоря уж о том, как великолепно она владела гримом. И не просто человеческим, обыденным. Рыженькая могла с помощью своей стихии ветра исказить ауру человека или вампира. Сделать из древнего вампира - человеческого мальчишку, а из какой-нибудь малолетки-вампирессы - древнюю развалину, которая застала на своём веку не просто рождение тысячелетия - переход через «от нашей эры» до «нашей эры», но ещё и казаться свидетельницей Атлантиды, а то и вообще библейского потопа Ноя.

Что же касается воинских качеств...

Многочисленные воздыхатели рыженькой, находящие места её новой работы и отлавливающие её там, были неприятно удивлены, когда не раз становились свидетелями её безрукости. Взяв в руки нож, резала им Энджел сама себя. Стрелы летели куда угодно, но не в мишень. Брошенный кинжал мог воткнуться в ногу очередному «учителю». При этом с координацией и глазомером у рыженькой всё было в полном порядке.

И её дар, естественно, был не военной направленности. Но то, что происходило сейчас, не укладывалось в понятие «берсерк» или «ненормальность», Энджел стала ангелом возмездия. Она перемещалась хаотически на чёрных крыльях, сотканных из второго шага Тьмы, и убивала. Мгновенно. Каждый, на кого падал её взгляд, каждого, кого она касалась - выворачивало наизнанку, и брызгами крови было закрыто всё вокруг.

Кэтрин, прокусив губу, попыталась было остановить напарницу, но отлетела в сторону и попала под удар одного из тех, до кого взбесившийся рыжий вихрь добраться не успел. Это было последнее, что успел сделать идиот-вампир, потому что Энджел оказалась рядом и... всё. Вампира не стало.

Кэтрин, не очень понимающая, на каком именно она свете, оказалась около своего незаконченного рунного плетения. Оставалась всего одна руна, но найти живую кровь здесь ... было попросту невозможно. И практически теряя сознание, вампиресса, ещё не опомнившаяся после заварушки с изначальным Тенью, последнюю руну начала выводить своей кровью.

Кай на происходящее взирал откровенно квадратными глазами. Берсерки были редкостью, но Энджел не подходила под это понятие... в том виде, в каком знал этот диагноз мужчина. Берсерки были страшны в битве, их не останавливали даже смертельные раны, каждый удар по ним или от них - делал их сильнее... Но они все же оставались собой. Энджел собой не была. Это было воплощенное разрушение, и меньше всего Каю хотелось оказаться ее целью. Он понимал, что его она сломает пополам так же легко.

А потому он не отсвечивал, незаметно прикрывая девушек и восстанавливая спину, чтобы одним рывком выдернуть обеих, когда будет открыт проход. Он не говорил им, но при нужде его знаний и умений, в общем-то, хватало, чтобы провести искажение в одиночку. Другое дело, что без полноценных ткача и стабилизатора он, как исказитель, получал довольно ощутимые повреждения от перегрузок.

Кай ждал, чутко следя за ситуацией. И когда Кэтрин, шепнув «Готово», потеряла сознание и свалилась, этого ему было достаточно. Стремительный рывок с места к ней, подхватить девушку, новый рывок за второй спутницей, но ее уже нет на месте. Опять рывок, опять мимо.

«Задолбала!»

Мощный бросок с частичным переходом в ветреную форму был успешен, Кай подхватил девушку на плечо и, не дав ей даже осознать, что произошло, провел искажение в твердыню Неведомых, послав впереди себя телепатическое сообщение. Он прекрасно понимал, что по прибытии будет не до того...

В большом зале, где закончился перенос, уже были встречающие. Лазарь, Рафаил, несколько человек из медицинского корпуса. Деметра с уставшим видом опирающаяся на шкаф. И даже гениальный маг неведомых покинул свою лабораторию.

Прежде, чем кто-то что-то сделал, Лазарь оказался рядом, выдернул Кэтрин из рук Кая и исчез вместе с ней, бросив что-то вроде «Ну, теперь не уйдешь...».

Энджел, рыдающую посреди зала, унес Рафаил, что же до Кая, Дем порталом отправил его домой, негромко бросив:

- Сейчас приду.

Появившись посреди гостиной, Кай ничком рухнул на пол, отдал команду дворецкому принести чемоданчик экстренной магической помощи. Закашлявшись, вампир перекатился на спину, пытаясь хоть немного прийти в себя.

«Чтоб я еще раз…»

Дворецкий-артефакт принес сумку, вытащил из нее цилиндрик, содержавший в себе мощнейшие чары исцеления, поставил на грудь хозяину, и Кай включил устройство.

Волна боли пронеслась по телу, с неприятными щелчками заняли свое место кости, а резерв пополнился приличным запасом энергии. Чувствовал себя Кай погано, но уже мог шевелиться. Заставив себя встать, он сел на диванчик, переводя дух.

Дем появился неожиданно, как и всё, что делал. Просто соткался в кресле, закинул ногу на ногу и уставился на хозяина гостиной.

- Я так понимаю, кофе мне тут не предложат, м?

- Кофе подай, – хмыкнул Кай, хмуро глядя на Демиана. Дворецкий принес две чашки кофе и незаметно растворился в воздухе. – Демиан, ничего сказать не хочешь?

- Ты по поводу того, что вы облажались и чуть не передохли? Или по поводу того, что от тебя, прославленного воина, не было и грамма проку, не смотря на твои, признаю, поразительные знания? Знаешь, а мне надоело. Что с тобой надо сделать, чтобы ты, наконец, очухался, мать твою!?

Если говорить гость начал тихо, то под конец почти закричал, а вот Кай молчал. И сказать было нечего, и настолько злым он Дема видел впервые.

Маг же перевел дыхание и медленно заговорил:

- Кай, объясни мне кое-что, а? Как так вышло, что ты, древний вампир, опытный воин, прошедший сотни, если не тысячи битв, при всех своих способностях, при просто поразительных знаниях, многократно превосходящих твои умения – можешь быть самым слабым звеном в вашей триаде? Как?! Я ведь навел о тебе справки, князь Кайонаодх. Навел своими методами. Ничего не известно о твоем сире, призрак какой-то, но это не так уж важно. Ты с первых же лет начал активную жизнь, ты выбрал ведущей специализацией ветер, но ради помощи своей дружине на море ты овладел еще и водой, ты хороший менталист, отличный боец, про Тропу Небес я вообще молчу, хоть ты и давнееееенько не ступал на нее. Твой талант контроллера боя – это просто нечто неописуемое. Я – хороший маг, я могу выжечь армию один. Или мой отец – бог войны, я не знаю того, кто мог бы сразиться с ним и выжить, он может сделать так, что кучка отчаявшихся людей станет войском и сокрушит врага. Но ты…На острие ли атаки или в фокусной точке защиты, ты всегда в гуще сражения, Кай, ты способен контролировать рисунок битвы даже с участием огромных армий, успевая везде! Возьмем последнюю битву с Тенью. В твоем секторе войска были самые слабые вампиры, но по моим сводкам, пока ты не выбыл из боя – у вас было всего двое убитых, остальные – максимум легкоранены, а то и вовсе без царапин. И смерти пошли только после того, как был выбит ты! Я не встречал такого таланта. Ты везде и нигде, ты ветер, гуляющий по полю битвы. И вот такой боец – уязвимая точка вашей триады… КАК!? Мне не понятно… В чем дело, Кай?

Кай глубоко вздохнул, взял себя под жесткий контроль воли.

- Опыт, Дем. Опыт веков. Я скопил огромные знания, большинство из которых бесполезны для меня. Мне недоступно, в общем-то, высокое колдовство – я просто этого не умею, но могу явиться на теоретическую лекцию по магии и задвинуть речь на несколько недель. Я могу контролировать рисунок почти любого боя, но это чистый профессионализм, не более.

- Ты утратил азарт битвы, – перебил его понявший, наконец, проблему Демиан, отставив чашку. – Вот что забрали у тебя века. Азарт битвы! А твоя сила вся базировалась на нем, без него ты – никто. Недавнее ранение забрало у тебя еще и волю к жизни, она выгорела, когда ты цеплялся за изувеченное тело, пытаясь выкарабкаться, выжить. Ну что ж, княже, разберемся. Девчонки, это хорошо, конечно, но мое терпение на исходе, и я хочу узнать... – маг встал, подошел к Каю, заглянул ему в глаза… а потом без предупреждения всадил руку ему в грудь. Только рука не пробила грудную клетку, она погрузилась куда-то… куда-то. – Открой свое сердце, Кай, я хочу увидеть, есть ли смысл с тобой возиться, или то, что мы видим, было предрешено…

Он пришел в грозовую ночь, когда в селении все закрыли ставни, а ворота и вовсе были заперты. Однако ворота открылись ему, пропуская одинокого волхва в селение. Он скромно прошел к княжескому дому и постучал в дверь, попросил ночлега и обещал отплатить своими знаниями.

Их земли были терпимы к чужим богам, они проповедовали мудрую позицию – чем больше богов хранит человека, тем лучше. Волхв Таранис служил неизвестной богине – Ночи, она запрещала ему показываться под солнцем, но даровала великую силу во тьме ночи. Он пришел и остался в селении, помогая, врачуя, обучая. Он прожил с ними пять лет без месяца, когда пришла беда…

Единственный княжич был тяжело ранен в битве, все лекари и волхвы лишь разводили руками, бессильные спасти его, и молодой воин был жив лишь благодаря поразительной жажде жизни.

- Князь Анрэй, милостью моей богини, я могу исцелить твое дитя, – негромко обратился волхв к князю, когда осмотрел раненного юношу. – Но у ее помощи всегда есть цена… и я не знаю, готовы ли вы с сыном уплатить ее.

- О какой цене ты говоришь, волхв? – Князь был в отчаянии, но старался не показать этого.

- Твой сын, князь, станет таким же, как я. Он станет слугой Ночи, не способным выйти под свет солнца. Взамен он получит долгие года жизни, здоровье, способность пережить сотни ранений и выжить, силу великую, словно у сотни воинов. Он прославит в веках твое имя, но за все это он заплатит светом солнца.

Князь покачал головой.

- Я не могу решить за него, волхв…

- Я сделаю так, чтобы он очнулся, мы спросим его. Но примешь ли ты его таким, князь? Не отречешься ли от сына? Я не буду спасать его, чтобы он заплатил за это изгнанием.

- Он мой сын, Таранис. Моя плоть и кровь. Он великий воин и мой наследник, как я могу отречься от него? Пусть даже он будет пить кровь вместо вина, да перегрызать глотки врагам, вместо того чтобы перерезать их, он мой сын, волхв!

- Быть посему. Я запомнил твои слова, князь. И я их не забуду. И Ночь засвидетельствует, что ты без принуждения сказал это. Идем.

Они пришли к молодому княжичу, и по жесту волхва тот распахнул глаза. Тело его не шевелилось, но голова – ожила. Волхв предложил княжичу Кайонаодху выбор… и тот его сделал.

Еще пять лет обучал его волхв, как быть вампиром. Учил владеть дарованной силой и скрывать свою суть. А в первый день шестого года – он шагнул под солнце, отправившись в чертоги своей богини, которой служил триста лет. Оставленному ученику в наследство от учителя досталось письмо, да множество книг и свитков, что волхв носил при себе всегда.

Демиан медленно вытянул руку из груди потерявшего сознание Кая, задумчиво покачал головой и истаял.

Молодой маг появился в своей башне и, не глядя по сторонам, пошел мыть руку… кровью.

- Его сир был ошибкой. Обращен кем-то из наших изгнанников, в качестве наказания. Но принял свое проклятие, да еще и так молился Нате, что та явилась и разрешила ему выйти под солнце, когда волхв найдет себе замену и обучит. Триста лет он искал ученика по всему континенту. Нашел Кая. Пять лет поучил и вышел под солнце… Разобрался я, чего наш парень так тупит. Вот как ему вправить мозги, и необходимо ли вмешаться – вопрос… Дамы, я вас внимательно слушаю, мне надоело, что он гробит эксперимент, – Дем обернулся к жене и сестре, совершенно серьезно глядя на них. – Итак?

Ната, стоящая у стены и внимательно изучая потолок, что-то не то вспоминала, не то за чем-то наблюдала.

Деми, покусывая кончик ручки кисточки, смотрела внимательно на брата.

- Что ты хочешь, мой хороший, получить в итоге?

- Я? Конкретно, я хочу удачного эксперимента, в который ты, душа моя, меня втянула, - маг вздохнул. - Вот только проблема в том, что успех эксперимента напрямую зависит от того, чтобы получилось все тобой перечисленное.

- Да я бы так не сказала, - с тяжелым вздохом провидица сползла прямо на пол, так и не выпустив бедную кисточку. - Ната?

- Ничем не могу помочь, - отрицательно покачала Демиург головой. - Я могу сделать что-то только, если он проведёт воззвание ко мне. Причём не из-под палки, а искренне, от всей души желая... Это не его случай. Гордый.

- Он кстати тебе хоть раз по примеру сира молился? - хмыкнул Дем.

- Когда был молодым, когда упивался битвами - обязательно. Просил благословения перед битвой. А потом постепенно перестал.

- Ага... Есть идеи, что ему может вкрутить мозги?

- От того урагана, которого я знала, - Ната грустно покачала головой, - от него уже ничего не осталось. Битвы его не расшевелят. Новые знания - тоже. И путешествия. И азарт... Я не знаю. Дём.

- Деми? - Маг посмотрел на сестру.

- Не уверена... Не знаю. Сложно, - девушка всё-таки откусила кусок от деревяшки и, злобно шипя, начала отплёвываться. А когда отплевалась - воззрилась на брата. - Прошлое. Я могу... попробовать показать ему его прошлое. Выборочные моменты. Показать ему то, каким он был.

- А поможет?

- Вот уж этого я не знаю. Вся эта история... Я не вижу будущего. Ты же знаешь.

- А с точки зрения интуиции?

- Дем. Слишком сложно. Это всё... зыбкая материя. Болезненный удар по самолюбию он уже получил. В принципе, будет ли он винить себя в том, что пострадала Кэтрин?

Ната задумалась.

- Казнить себя вряд ли, но вот вину ощутит. Это что-то даёт?

- Вина - раз... - провидица задумалась. - Интерес - если он захочет понять, что такое Энджел, и почему до того, как она сошла с ума, это поняла Кэтрин. Словно знала. Прошлое. И зеленые глаза... Нормальное оружие... Нет. Всё-таки не могу пока точно сказать. Интуиция говорит, что не всё потеряно, но глядя на всё это...

- Не видно вариантов, что делать... - закончил за сестру Дем. - Нат, что скажешь?

- Начать с прошлого не такая уж и плохая идея, - подтвердила Демиург задумчиво. - Я даже помогу. Дам Деми власть на то, чтобы он не просто это вспомнил, а вновь вернулся. Туда. В те времена. И в ту свою шкуру, в те свои эмоции, ощущения.

- И что хотите показать ему?

- Времена его княжества, - предложила Деми.

И Ната медленно кивнула.

- Да. Может сработать.

- Этого хватит?

Девушки снова переглянулись.

- Нет, - резко ответила провидица. - Дем, это всё очень зыбко, вилами по воде. Мы можем только пробовать, двигаться осторожно, тонко. Мы как саперы, только если те рискуют своими жизнями, то мы рискуем не только его жизнью и психикой, но теперь и теми, кто с ним связан.

Дем побарабанил пальцами по колену.

- Деми, почему он перестал пользоваться Тропой? - вдруг спросил он.

- Странная история и немного грязная. У него к зеленоглазым реально любовь. Дело было в те же годы, когда Падший начал свою историю. Он выбрал среди неведомого клана не одного возможного предателя, а побольше. Семерых. Одним из них был Кай. В те годы он был очень отстранен, ни с кем не заводил тесного знакомства, да и с Мистралем у него не очень хорошие отношения сложились. Падший не учел только того, что Кай был предан клану и Ночи. Но он вызнал о нем очень много. Гораздо больше, чем, например, смогла Энджел, когда затевала своё расследование. В те годы наш друг ещё не умел ТАК шифроваться, да и возможностей выяснить правду тогда было тоже намного больше. Одним словом, он вызнал о его слабости к зеленоглазым. И подставил девушку с очень специфической внешностью и очень интересным даром - выпивать дар или блокировать его. Она сошлась тесно с Каем, пообщалась... залезла к нему в постель, там что-то вроде даже некой влюбленности было, а потом она попыталась у него отобрать дар. Результат - одним из боевых шагов его тропы девчонку эту разнёс он вдребезги, а вот дар заблокировался.

- Хм... Как интересно... Надо бы вернуть ему Небеса, девочки. Помнишь, Деми, Гильгамеш нечто такое провернул с Лэйлой, заставил ее раскрыть крылья? Тропа-то одна и та же! А связь-то очень тесная, торнадо зарождается в небесах, без них не будет урагана. Вопрос, как разбить блок?

- Никак, - очередное хоровое исполнение от Наты и Деми.

- К Гильгамешу даже близко его подпускать нельзя, - покачала головой Ната.

- А Небеса вернуть можно. Не так, чтобы быстро, но... Дём, он не хочет их будить. В этом главная подлость, понимаешь? Он даже не думает о том, чтобы снова вернуться в Небеса.

- Я заметил, - хмыкнул маг. - Такой самородок, а загублены все основы! Азарт утрачен, жажда жизни, которая позволила ему даже человеком цепляться за жизнь - выгорела. Небеса, которые могли бы его исцелить - ему по боку... Боюсь, сам он не очухается. Слишком запущено все...

- Самородок. Самородок. Но раз уж очень давно я видела эту тройку, то ещё не все потеряно, - попробовала утешить брата провидица. - Давай подождем. Я ждала возможности их встречи уже двенадцать лет, подождем еще пару прежде, чем он начнёт очухиваться. А... говоря о блоке, - в глазах Деми мелькнули огоньки, на пальцах вспыхнуло и погасло серебристое марево. - Я знаю! Кэт. Кошка-котёнок может снять этот блок. Главное, чтобы она захотела это сделать.

Демиан фыркнул так, что чуть не свалился с гамака.

- Как же, захочет она.

- Милый, - нахмурилась Деми. - Не наговаривай на кошку! Кошка умница. И столько всего перенесла. Немудрено, что она не доверяет ни людям, ни вампирам. Так что... Тут всё очень повязано. Захочет Кай разблокировать небеса, догадается, что тропа крови у Кэтрин сможет это сделать - уговорит её. И всё.

- Продолжая твою цепочку - он не захочет, значит не додумается, значит она не сделает. А вообще... Есть одна идея, но я не уверен, что прокатит... Помнишь, как мы с тобой вернули в строй Робин, когда надо было ее проверить?

Деми кивнула:

- Это помню. И? Чего ты хочешь?

- Ты хотела вернуть его в прошлое... но это даст лишь воспоминания, может - тоску по прошлому... но это не те эмоции! Небеса могут излечить его душу.. но для этого надо его в них вернуть. Но кто сказал, что для этого нужны НАСТОЯЩИЕ!? Поместим его в подпространство, чтоб ничего не разнес, я запущу тот же Шаг, что на Робин, ты - дашь толчок нужным воспоминаниям... Родерика попросить усилить ТЕ, искусственные эмоции и ощущения. Если он может делать иллюзию, имеющую собственную личность столь плотную, что ТЫ ее видишь вместо него - усилить и сделать более живыми эмоции - пустяк. Заодно не даст ему ощутить подлог. Далее пока я держу Шаг, ты направишь нашу фальшивку так, чтобы он погрузился в бой, чтобы призвал Тропу, теми, утраченными силами... и тут-то мы его и припечатаем - под фальшивый Шаг подставим не фальшивого же Кая, а настоящего. Это едва ли излечит, все же плотность воздействия не та, но это даст толчок достаточно сильный, чтобы дальше наш балбес покатился сам. М? Комменты, возражения, уточнения? Может упустил чего?

- Упустил, - кивнула Ната. - Нельзя так делать на ровном месте. В общем-то, ты прав, этого хватит, чтобы он покатился вниз с горы. Такого толчка будет достаточно для камня любого размера, но при этом он должен быть на вершине этой самой метафизической "горы", а он ещё не там даже отдалённо. Нам нужно хоть немного его раскачать, самую малость. А уже потом можно будет попробовать припечатать идеей с твоим подпространством. Сейчас, в его нынешнем состоянии, это его только сломает.

- И чем его затолкать наверх?

- У нас есть вина, интерес, добавим любопытством, провалом, - Деми посмотрела на брата, - а потом победой и чем-то, с чем он не сможет справиться.

- Любопытство есть, срыв рыжей заставил его анализировать обеих. Провал есть, в общем-то... Победа, боюсь, без толку - он сам признался, что сражается без эмоций, просто голый профессионализм. А последнее - где ж взять такое, чтоб безопасно, но по полной?

- Будет. Обязательно будет. А вот победа... нам нужно что-то, где бы победа была бы эмоциональной, пусть... - по губам Наты скользнула улыбка. - Пусть попытается ухлестнуть за зеленоглазой. Одна-то его, а вот вторая так просто не сдастся. А о том, что она совершенно стандартной ориентации, он узнает уже через пару часов, когда на пороге его квартиры появится зареванная Энджел. Сможет раскрутить её - захочет победить Кэтрин и её упрямство.

Дем задумчиво помассировал виски...

- Есть! Жаку с меня пиво! - хохотнул маг, щелкнув пальцами... и можно было не сомневаться, что на Жака в этот миг вылилась цистерна отличнейшего пива... а перед носом появилась кружка его же. - Нет, Деми, их удача - совершенно иррациональна, но я ее уже люблю! Ее переклинило, и этот Лазарев выкормыш подстегнул интерес Кая к берсеркистому ангелочку. Упорство, но слегка шальное, от Кэт - подстегнуло интерес к ней. Я когда в его душу лазил, там крупными буквами этот интерес выбит, - Демиан ухмыльнулся. - Нат, там эта его первая зеленоглазка часом не ведьмой была? Чего его на них так клинит!?

Ната улыбнулась:

- Была. Самой настоящей, но пока тссс, тогда, подождем немного, нам нельзя спугнуть эту удачу. Деми, ты куда?

- К себе. Рисовать... - провидица поднялась, пошатнулась, выровнялась, придержала пальцами за виски. - Что-то мне... как-то... не по себе.

- Проводить? - Дем подскочил.

- Нет, всё в порядке, - криво усмехнулась Деми. - Не волнуйся.

- Смотри мне... - вздохнул маг. Проводил сестру встревоженным взглядом, затем посмотрел на жену. - Ну, тогда рассказывай, что там первая зеленоглазка навертела... Прокляла что ль, что ее папаню обезглавил?

- Нет, конечно, - отмахнулась Ната от подобной глупости. - Наоборот. Её последним заклинанием было охранное. И... Ох, Дём, я тебя покидаю. Надо вернуться на работу.

- Вот, все от меня сбежали... ну и фиг с вами. Спать пойду...

- Какое спать? - подмигнула Демиург. - А готовить подпространство кто будет? Да и для Кая нужно подходящее оружие, у тебя готово?

- Почти готово, но там автоматика завершает. Подпространство тоже почти готово. Понял, пошел работать... - поцеловав жену, Дем пошел в лабораторию.

Ната проводив его лукавым взглядом, вздохнула и отправилась в алтарную. В мире вампиров происходили интересные вещи, и в некоторых из них её звали поучаствовать! Ну, разве можно отказаться?

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017