И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Глава 14. Торнадо

Кай совершенно спокойно шел за Энджи по коридорам, машинально запоминая маршрут. Впрочем, его не интересовала отделка пути - мужчина слушал воздух, который буквально дрожал от напряжения.

- А ты разворошила это гнездо, Рыжик.

- Что? - девушка чуть повернула голову. - Ты сейчас о чём?

- Воздух дрожит. Шевелятся, тараканы.

- Значит... Вполне возможно, что... Придётся... Драться?

- Угу. Но пока поиграем, а?

- Ну, - Энджел ясно улыбнулась проходящему мимо официанту, шли они двое сейчас по черному ходу, и бедняга вначале споткнулся, а потом так и застыл глядя вслед парочке. - Почему бы и нет? Думаю, не должны же они напасть сразу. Вначале обязаны закрыть договор.

- Вот и веди себя как примерный Рыжик...

- А примерный это как?

- Это... Откуда я знаю? Будь паинькой, короче.

- Не хочу.

- Это еще почему?

- Ну, просто не хочу. Совсем не хочу. И вообще, - Энджел тряхнула головой и с ноги толкнула входную дверь в кабинет. - Я плохая девочка.

- Это я уже заметил... - обреченно вздохнув, Кай пошел следом.

Девушка повернулась на мгновение, подмигнула ему и, пройдя в кабинет, села напротив стола местного хозяина.

- Эдуард-сан, - назвала она хозяина на японский манер. - Доброго вам вечера. Вы не удивлены, меня увидев сегодня. Какие-то поводы были меня ждать сегодня?

- Что вы, милая Энджел, - высокий мужчина с военной выправкой и резким сухим голосом нажал на селектор. - Галочка, мне виски. Вам леди и вашему спутнику?

- Сока. Вишня со льдом, - запрокинув голову так, что стала видна мерно бьющаяся жилка на шее, Энджел поинтересовалась у Кая. - Что будешь ты? И выбери себе местечко поудобнее.

- Мне тоже, - Кай хмыкнул, занимая место с наилучшим обзором.

- Что ж, - Энджел взглянула на хозяина кабинета, - вы слышали.

- Почему именно вишня, милая леди?

- Я слышала, что у вас новый бар и новый его хозяин. И соки, которые раньше были просто отвратительными - сейчас верх чудес.

- Следите за нашим казино, милая?

- Ну, да, надо же знать, может, подвернётся шанс его выкупить и разрушить.

- А-ха-ха, - мужик расхохотался, потом похлопал в ладоши. - Милая Энджел, вы в своем репертуаре. Но, не будем терять время. Галочка, ещё два бокала вишни со льдом. Итак, с чем сегодня вы пожаловали?

- Хочу закрыть сделку. В прошлый раз вы упомянули, что согласны принять не наличку, поэтому я решила выбрать золото. Универсальный драгоценный металл.

- Вы принесли золота на миллион долларов, моя прекрасная леди?

Энджел улыбнулась.

- Двадцать пять килограмм. Согласитесь, достойная сделка. Тут даже немного сверху, как покрытие ваших... неудобств. И естественно, я хочу, чтобы вы прямо сейчас пригласили юриста и закрыли сделку. И да, должна предупредить, вот тут, - девушка вытащила из сумочки длинный пергамент, развернула его в воздухе. - Виза мага Неведомого клана, которая препятствует изменению договора. Надеюсь, вы не сердитесь на меня, что я немного подстраховалась? - нежно и невинно улыбнулась Энджел.

Кай только диву давался. Вот что значит «в тихом омуте черти водятся»... Ангелочек, как же...

Эдуард кончиком языка коснулся нижней губы, задумался, потом кивнул, снова нажал на интерком:

- Галочка, юриста ко мне, немедленно.

- И да, - на щеке девушки заиграла ямочка. - Ещё и мага. Вы же не откажете мне в малости принесения магической клятвы на моём амулете, что не имеете ко мне никаких претензий, и что я полностью закрыла долг?

Мужчина дёрнулся.

Глаза вампира полыхнули алым и тут же успокоились.

«Ничего, ничего. Пропажа одной дойной коровы не страшно. К тому же, все эти бумажки, амулетики не будут ничего стоять после того, как я тебя продам. А покупатель на тебя достойный подобрался. Говорит, что вот уже семь веков за тобой гоняется. Надо же, куколка на вид, новообращенная максимум, а семьсот лет уже есть. Красотка...»

- И мага тоже, - разве что изменился немного его ритм дыхания.

Кай продолжал сохранять вид хладнокровного советника, держа в руке чемодан золота... и радуясь, что догадался скрыть свою суть. Пусть девочка разбирается сама, пока не придет его черед... в конце концов, он лишь сопровождающий. Но девушка поражала мужчину все больше.

- Благодарю вас, Эдуард-сан, - Энджел казалось снова засветилась в лампах дневного света.

А потом всё завертелось, закрутилось.

Сделка была подписана в кратчайшие сроки.

Чемодан с золотом поменял своего владельца, а вампиресса получила бумагу и амулет, удостоверяющие, что никаких долгов, притязаний и каких-либо отношений с кланом Паука в общем, её членами в частности, знакомых и так далее - нет.

Текст договора был составлен таким образом, что подкопаться к девушке было больше невозможно. Вот что значило вовремя обратиться за помощью к юристам клана.

Повесив амулет на шею Кая, (сейчас этот вампир был самым безопасным местом), Энджел повернулась к Эдуарду.

- На этом мы откланиваемся. Спасибо, Эдуард-сан, это был познавательный опыт.

- Всегда обращайтесь, милая Энджел.

- Думаю, теперь я буду более осмотрительно выбирать бизнес-собеседников, - мягко отказалась девушка, первой двинувшись к дверям.

Кай, все это время молчавший, отметил, как напрягся воздух вокруг, напряжение можно было буквально ножом резать, и сильнее раскалить ситуацию ему казалось просто невозможным.

Сильнее, впрочем, и не надо было.

Двери перед носом Энджел закрылись. И не просто захлопнулись, а еще и опустился огромный железный щит.

Девушка круто повернулась, Эдуард развел руками.

- Прошу заметить, милая Энджел, что это просто... случайность. Знаете, бывает такое. Вас захотел один замечательный человек, я не смог ему отказать. Так что, вы закрыли свой долг. Теперь вашу сестру тоже никто не тронет, так что... никаких проблем между нами, красавица?

И вновь он не вмешался. Слух резануло это неприятное «сестру никто не тронет»... Ну и куда эти две балбески встряли?

Впрочем, это были лишь его мысли. Кай вопросительно посмотрел на спутницу, надеясь по ее поведению узнать больше.

Энджел прикусила губу, но промолчала, лишь вздернула голову.

- Одного тебя - банкира, будет недостаточно, чтобы задержать меня!

- О, я знаю о тебе всё, красавица. Ты хорошая лекарка, но вот воин из тебя - паршивее некуда. Твой спутник, конечно, тёмная лошадка. Но мы тоже подготовились.

Эдуард очень даже демонстративно щелкнул пальцами.

И они появились из тьмы.

Шестеро высоких воинов ранга не ниже Мастера.

Девушка побледнела.

Кай только вздохнул, оценив всех шестерых. Да сильные, да опытные... но совершенно бесполезные в силу отсутствия мозгов. Может когда-то они там и были, но такая работа вытравила разум начисто. Да и кто с мозгами пойдет работать к такой швали?

Он уже хотел вмешаться - даже в его плачевном состоянии Кай справился бы со всеми, не позволив даже приблизиться к спутнице. Может, получил бы пару оплеух, но в столь тесном помещении количество - помеха, а не польза. Да, он хотел перестать изображать изваяние, когда воздух донес до него приглушенные ароматы грозы и тончайшие - цитруса и розы.

«Она уже достаточно испугалась, а они ощутили свою победу, давай эффектную разборку, а я пригляжу за ней и твоей спиной» - как-то неожиданно-предвкушающе подумал Кай, зная, что адресат все услышит.

«Умник», - донёсся до него тут же холодный ответ.

И на ручке кресла, где сидел торжествующий Эдуард, уже подавшийся вперёд, чтобы посмотреть, как захватят его маленькое состояние, появилась Кэтрин.

Вид у «чертовки» был весьма и весьма впечатляющий.

До этого она появлялась перед Каем разной, а здесь и сейчас она была настоящей. Чёрные брюки, высокие ботинки военного образца. На поясе - двойная кобура с пистолетами. Рубашка и бронежилет поверх. Волосы убраны в высокий хвост. На руках перчатки.

В руках - Глок.

- Жаль, конечно, что не удастся послушать тебя на счёт того, кто заказал рыженькую балбеску, - протянула соблазнительным голосом Кэтрин, пока её пистолет был приставлен к затылку побелевшего как смерть Эдуарда, узнавшего этот голос. - Но думаю, я его и без того найду. А ты мне уже не нужен. К тому же, - наклонившись, скользнула она губами по уху вампира. - Ты нарушил наш договор, а за это только одна награда - смерть. Ты можешь её избежать. Отзови своих шавок, и на этом всё, точка.

- Они... не мои...

- А, какая досада, - вздохнула Кэтрин.

Грохнул выстрел.

Голову вампира серебряной пулей разорвало в брызги.

Воины опомнились быстро, но недостаточно, чтобы что-то противопоставить охотнице, надрессированной вампиров убивать. Двух ближайших она вынесла выстрелами в упор.

А потом между Каем и Энджел появилась тонкая мерцающая завеса ветра. За её покровом донёсся отдалённый взрыв, напомнивший разрыв гранаты.

Еще один выстрел.

И... тишина.

Ветер спадать не спешил, а потом начал сметаться в одно-единственное место, стягиваясь в компактный шар. Ветряная рука скользнула по сверкающему серебряными искорками шару, подтолкнула его в футляр, и Кэтрин закрыла широкий тубус, забросила его на плечо и взглянула на Кая и Энджел поверх истлевших трупов. И это явно было действие серебра.

- Золото захватите. Трупам оно ни к чему. И пошли отсюда. А с тобой, - взглянула она на рыженькую. - Я поговорю отдельно.

Энджел взвизгнула и спряталась за спину Кая.

Кай внимательно посмотрел на Кэт... затем дернул воздушной рукой к себе чемодан.

- Вы друг друга стоите, - не давая ответить ни одной, ни другой, он просто перенес всех троих воздушным телепортом домой... к круассанам. - Рыжий Ап, с тебя кофе. Кэт, лицо попроще, а то она в обморок хлопнется, и кофе мы не получим.

Блондинка вздохнула, с огорчением посмотрела куда-то в ту сторону где стояло казино, причем судя по поджатым губам, Кай оттуда вытащил их очень даже не вовремя или вовремя - это смотря как посмотреть. Если с точки зрения сохранения окружающей обстановки, то очень даже вовремя; а если с точки зрения уничтожения обидчиков, то лучше было бы оставить леди-вампирессу еще на немного, чтобы она могла порезвиться-повеселиться и разнести начисто тот вертеп клана Паука.

Кай улыбнулся шальной улыбкой, удержал Энджи за руку, затем протянул руку Кэт.

- Возьмитесь за руки. Тебе понравится, гарантирую, - лукаво подмигнул он Кэтрин, и в серебре его глаз отразились разрушительные порывы тропического тайфуна.

В зеленых глазах блондинки мелькнули нотки интереса.

- Понравится? - протянула она, потом шагнула ближе. Поправила перчатку, словно пряча что-то на запястье, и вложила свою ладонь в ладонь Кая.

Взяла теплую ладошку сестры, улыбнулась ей подбадривающе и пальцы близняшек тут же сплелились. Тесно-тесно, чтобы каждая в кончиках своих пальцев слышала биение пульса второй.

Еще один порыв ветра, теперь резкий, сильный, уносящий прочь и несущий запах шторма. Они оказались в небе над тем самым казино, все трое ощущали внизу многие жизни, все трое ощущали, что там нет невинных.

Кай не закрыл глаз, как делал обычно, он словно черпал силу из двух одинаково-зеленых взоров рядом.

Их треугольник, их триада начала медленное вращение против часовой стрелки, и тучи налились над ними свинцовой тяжестью, оставив лишь одно светлое пятно - над ними, вокруг них. Мощные порывы усиливающегося ветра не били их - ласкали, окутывали и опутывали словно незримой цепью руки. Даже захоти они - кольцо было не разорвать. Они стали единым целым, а стихия только набирала мощь.

Медленно, но неотвратимо опускался с небес к зданию всесокрушающий вихрь торнадо. Величаво носились по нему змеи молний ужасающего шторма, и легкий летний ветерок окружал его снаружи, оберегая мир от кары стихией, маскируя безумие ветра от чужих глаз.

Грохот, скрежет, крики и запахи крови и страха донеслись до триады, творящей свое колдовство. Жестокие плети ветра и дождя секли плоть жертв, жадные молнии поражали тех, кто хотел бежать от своей гибели... а торнадо все набирало силу. Вихрь сокрушал, сминал, продавливал, стирая заведение в мелкую пыль, пробивая все до самого глубокого подвала, не позволяя никому укрыться от расправы.

Прекрасный в ужасе своего гнева танец стихии окончился также медленно и величественно, как начался. Воронка вихря вернулась в небеса, а на месте уничтоженного здания осталась заполненная чистой водой воронка небольшого озерца, в воде которого на миг отразились две девушки и мужчина, висящие в небе, держась за руки.

Еще миг - и они исчезли, успев увидеть творение своих чар. Кай вернул их в гостиную, куда дворецкий доставил круассаны и все необходимое для приготовления кофе. Впрочем, все трое еще не ощущали себя отдельными личностями. Во время творения заклятия они были едины, интуитивно знали, где кому вступать, кто за что отвечает и не нуждались в словах. Они были одним целым, и это невозможно забыть...

***

Подпевая арии «Не спится этой ночью мне» из мюзикла «Бал вампиров» конца прошлого века, Деметра что-то рисовала. Под мягким угольком на бумагу ложились тонкие штрихи, придавая чертам на портрете узнаваемый вид. Но все же там, на бумаге, были те, кого она рисовала, и не они.

Там было зеркало.

В левой стороне были трое вампиров: изломанных, искалеченных, растоптанных.

Сидящая, прислонившись спиной к спине сестры Кэтрин. Зажавшая между колен руки, сгорбившаяся, в шрамах. Уставшая, выбившаяся из сил, но не сдающаяся. Искалеченная.

За ее спиной, на коленях была та, которую сейчас называли Ангелом Неведомого клана. Только здесь она была сама на себя не похожа - растоптанный монстр, тянущийся когтями-крючьями в попытке вцепиться в чьё-то горло и растоптать, порвать, пустить кровь.

На фоне этих двоих сломанный Кай с пустым взглядом выглядел почти нормально. Только сидел на чем-то... не очень полагающемуся вампиру - на человеческом занятом гробу, и только край черепа проглядывал на картинке.

С другой стороны зеркала отражение было уже другим. Искрящимся, радостным, настоящим, веселым. Да каким угодно - главное, что живым.

Кай с чашкой кофе, выговаривающий что-то Кэтрин. Сама блондинка, устроившаяся с ногами на диване. Смеющаяся Энджел с подносом со свежей выпечкой.

Два цербера, бегающих под ногами у вампира.

Казалось, еще мгновение - и набегающий ветер качнет занавески, в мастерской вампирессы-провидицы запахнет кофе и круассанами. А церберы всё-таки собьют с ног Кая.

Отложив в сторону кисть, закончив работу, Деми протянула руки, прижалась вначале ладонями, а потом и лбом к краям холста и тихо зашептала.

Магия полилась вокруг неё, обняла, покачивая, и хлынула сквозь её тело на холст.

И картина действительно ожила. Закачались занавески, запахло кофе. Засмеялась Энджел, проходя и ставя кофе с подносом на стол. Рассерженная Кэтрин топнула ногой и накрылась газетой, чтобы скрыться от взгляда Кая. Сам вампир всё-таки махнул рукой на блондинку и взял из рук подошедшего ангелочка булочку.

Эти трое были живыми.

А в их отражении, в их изначальном видении - картинка так и осталась мёртвой.

Отступив на шаг назад и довольно кивнув, Деми повернулась к брату, которого ощущала вот уже добрых полчаса.

- Почему ты меня не прервал, милый?

- Я никогда тебя не прерываю, когда тебя ведет вдохновение. Как и ты меня в схожих ситуациях, - Дем с интересом всмотрелся в картину, подошел, обнимая сестру за талию, вдыхая тонкий аромат духов и ее волос, греясь ее теплом. Сам маг выглядел усталым, но рядом с сестрой словно отстранил от себя усталость, как неуместную здесь, с Деметрой.

Девушка чуть повернулась, поцеловала брата в щеку.

- Ты совсем замучился с этими технологиями?

- И с ними тоже. Ты тоже ощутила? - Дем улыбнулся, поцеловав сестру в шею, чтобы не менять удобного положения.

- О, да. Весьма яростный всплеск магии ветра. Единой из трёх сил. Очень, очень обнадеживающее явление.

- О да... Это очень обнадеживает, я даже не ожидал.

- Интересно, что должно было случиться, чтобы произошел такой яркий всплеск, как думаешь?

Дем повел рукой, выведя перед сестрой изображение того, что сотворила их триада. От начала и до конца.

- Тайфун начал просыпаться. Шальная ярость Кэт и веселая безбашенность Энджи разогрели этого умника... и он решил дать им то, что им нужно. Единство в свершении мести. Ангелочек приходила ко мне за магической печатью, так что я в курсе немного. И то, что их настрой и желания совпали - дало столь мощное слияние. Действительно триада, как в рассказах Лики, а? Из глубокой древности, когда боевые триады не были забыты. Хорошо, что Кай, как хомяк, запасал знания, которые ему абсолютно бесполезны.

- Ммм, так-так-так! Ты что-то знаешь?! - обрадовалась Деми.

- Ты о чем, милая? - уточнил Дем.

- Ты. Что-то знаешь! Что за знания этот парень записал? И... кстати... раз он начал просыпаться... Это будет интересно!

- Все равно наш пинок ему необходим. У нас нет десятилетий и даже веков. Когда он странствовал по миру, он собирал по крупицам знания. Что-то восстановил, что-то нашел, что-то - смог собрать из обрывков из разных мест. Пожалуй, у него одна из интереснейших библиотек спрятана, там очень много утраченного даже не века, тысячелетия назад. И все это хранится в его памяти. Все это он может рассказать, но мало что может реализовать сам. И он показал им крупицу того, что они могут вместе, чем он может с ними поделиться... Связь крепнет. Нам ли с тобой не знать, насколько это незабываемое ощущение, слияние в единое целое...

Деми улыбнулась, покрепче прижалась к брату, закрывая глаза, черпая в нём уверенность в силах и спокойствие.

- Тогда, пожалуй, ему не помешает ещё немного снов? - предложила она лукаво.

- Да. - Улыбнулся Демиан ей. - Что ты хочешь ему показать?

- Я нарисую ему... - Деметра задумалась. - Хм... Я нарисую ему немного его прошлого. Встает рассвет, они, - в глазах провидицы скользнул росчерк будущего. - Не скажут друг другу ни слова. Они лягут спать. И я покажу ему то, о чём он успел уже немного забыть, то, к чему он сегодня лишь прикоснулся.

Демиан ощутил отголосок ее видения, услышал отзвуки барабанов, ощутил на коже соленые брызги. Почувствовал жар азарта.

- Да... Это то, что нужно. Из них троих, лишь его можно вернуть быстро. Кэт вытянется следом, и вместе они излечат Энджел.

- Ну, что ж, - скользнув губами по щеке брата, Деметра скользнула обратно к холсту, а за её спиной распахнулась бездна красок. - Тогда... я начну?

- Не буду мешать, сестренка... - Демиан качнулся в сторону, устраиваясь в глубоком гамаке из теней, чтобы отдохнуть, все видеть, но не мешать сестре творить.

Послав ему нежную улыбку, девушка сделала ещё шаг.

Но кисточку так в руки и не взяла, и на холсте, когда она сделала первый шаг, не появилось ни единого мазка. Она рисовала сейчас сон того, кто тихо спал, не догадываясь о том, что ему предстоит увидеть...

…Негромкий скрип весел, удары барабана, окрики команды – все это было таким родным, таким знакомым… и наполняло его душу азартом боя.

- Эй, княже, скоро потеха начнется!? – гаркнул могучий Теодулф, кормчий его драккара.

- Да, Теодулф, – хохотнул он. – Еще пара часов, и наши клинки обагрятся кровью этих псов!

- Это хорошо… Народ хочет знать, будет ли добыча?

- Будет, кормчий, будет. Будет звонкое золото, будут женщины, будет пожива нашим клинкам, и будут достойные враги.

- Твои речи – словно пенный эль для нас, князь Кайонаодх. И глаза твои пылают жаждой боя, распаляя и наши сердца!

- О да, верный друг. Я жажду этого боя… - он оскалился, опрокинул в горло рог пенного эля, взбежал на носовую фигуру, обхватил ее одной рукой и заорал. – Слушайте, други! Еще немного и мы войдем в бухту, где стоит селение нашей добычи. И мы сокрушим их! Мы покажем им, как должны биться настоящие мужчины!

Восторженный рев был ему ответу, и он хохотал, предвкушая…

Спустя два часа драккар почти бесшумно вошел в укрепленную бухту у селения викингов. Они были осторожны – вовремя сняли часовых, аккуратно пристали к причалу и тихо покинули свой корабль, оставив лишь отряд охраны, призванный защитить их верного морского коня и не дать врагу бежать, если что.

- За мной, братья, да напьются наши клинки горячей крови, да будет славной наша смерть, коли враг будет сильнее! – прошептал он громко, первым извлекая из ножен с серебряным узором свой верный изогнутый полуторный меч и оправляя кожаную куртку, что защищала тело от ран. И его товарищи не видели, как чуть удлинились клыки, и сверкнули алым глаза их князя.

Они налетели на празднующих викингов с боевым кличем – негоже нападать в тишине на достойного врага – и закипела битва. К чести обороняющихся стоит отметить, что бились они достойно… но его «Рожденные Бурей» были сильнее. А еще их вел молодой вампир, жаждущий подвигов.

Князь несся на острие атаки, первым врубился в воинов врага, смеясь и упиваясь боем. Азарт пьянил его, наполнял радостью душу, и ему совсем не было страшно умереть, если враг будет сильнее.

Бой кипел, его меч пел свою песнь, когда жуткий рев заставил всех остановиться. Здоровенный, два с половиной, если не больше, метра ростом, детина ударом стальной дубины с шипами отбросил одного из молодых бойцов князя, убив его одним ударом. Новый враг был в тяжеленой кожаной с металлическими пластинами броне, в металлическом рогатом шлеме на уродливой голове. В одной руке та дубина, в другой – мясницкий тесак, но под его рост… тот еще топорик.

- Он мой! – захохотал князь, смахивая голову своему противнику и бросаясь вперед. Как же ему хотелось победить этого врага!

Удар дубины, удар тесака – мимо, князь уклонялся от них, видя, что не сможет парировать. Взмах меча – детина заревел, левая кисть с тесаком улетела в гущу дерущихся. Еще взмах, после переката под мужиком – из разрезанного паха хлещет кровь. Прыжок назад над самой землей – детина падает на одно колено, перерезаны подколенные сухожилия. И наконец стремительный бросок, отскок от удара дубиной, и голова гиганта летит под ноги их вождю, а следом бежит довольный князь.

Смех, звон клинков, грохот щитов и затем звон оружия «Рожденных Бурей», когда он воздел голову и топор вождя, взобравшись на самый высокий дом центральной площади.

Его воины еще подавляли сопротивление, но основные силы викингов были уже разбиты. Они не готовы были к такому бою, они были деморализованы…

И князь праздновал победу…

Отовсюду стаскивали добычу, на площадь сгоняли пленных – предстоял дележ. Князь, как победитель, мог первым выбрать свою долю, и он выбирал. Князь прошел к трофеям, бросил взгляд на них, затем на площадь… и усмехнулся.

- Братья мои, – громко возвестил он. – Вы славно сражались и заслужили достойную добычу! Я возьму себе лишь малую долю, а остальное все ваше! – Рев его воинов был ему ответом. - Щит и шлем поверженного врага, дабы они заняли свое место в зале славы! – Новый рев. – Этот кубок, уж больно манит он наполнить его элем! – Опять взревели воины, смеясь. А он, подхватив кубок, бросил меч в ножны и вылетел на площадь, выискивая взглядом, затем сделал несколько широких шагов вперед. – Да ее. Женщину, что смеет смотреть на меня без страха!

Они хохотали, довольные выбором князя, а он подошел почти вплотную, глядя в глубокие омуты ее зеленых глаз, ощущая, как тонет в них. А она гордо смотрела в глаза мужчине, убившему ее отца.

- Как тебя зовут, женщина?

- Ингрид, дочь Беора! – гордо ответила она.

- Что ж, дочь Беора, посмотрим, сможешь ли ты смотреть так, когда я укрощу тебя… - Он усмехнулся, дернул ее к себе, затем увел в спальню, что принадлежала ее отцу.

Если бы он только знал, как будет тонуть в этих колдовских зеленых омутах дочери убитого им вождя… Он не смог укротить ее, не напугала Ингрид его сила, не напугали алые глаза и острые клыки, вонзавшиеся в ее плоть, когда он взял ее той ночью, как свой трофей. Но ее пленила его отвага и горячее сердце, подобное яростному шторму. А его навсегда пленили зеленые колдовские омуты глаз, да густые русые волосы. Он так и не смог забыть этой женщины, так и не смог заставить себя обратить ее… но он не увидел ее увядшей. Ингрид умерла через пятнадцать коротких лет совместных походов и разделенной на двоих жизни… Она жила лишь в его памяти, и ее голосом пел ему штормовой ветер сотен схваток и походов, которые никогда не увидели зеленые колдовские глаза скандинавской воительницы, не покорившейся захватчику, но полюбившей его всем сердцем.

Кай открыл глаза, еще слыша скрип драккара и голоса товарищей, сдобренные соленым воздухом моря и приятным теплом верной спутницы у левой руки, у сердца.

- Я скучаю по вас, братья мои… - негромко произнес он, глядя в потолок.

И ему лишь на миг показалось, что он слышит их голоса в ответ – «Мы всегда с тобой, княже, только позови, и наполнятся азартом битвы наши сердца!»

Кай чуть улыбнулся, протянул руку к потолку, поднялся и пошел на второй подвальный уровень, скрытый от мира. Там в бассейне морской воды, зачарованной на свежесть, покачивался на волнах тот самый драккар, переживший своих наездников.

- Теперь и я, как и ты, мой морской конь, стою на пристани и гнию потихоньку… Есть ли у нас новый шанс, верный друг, или мы прозевали момент, когда надо было занять свое место на пристани и убрать клинок в ножны?

И мужчине послышался рев ветра в парусе корабля, послышался скрип досок и топот ног по палубе. Шанс есть, нужно лишь не упустить его. Нужно отбросить опыт веков и вновь стать тем мальчишкой, что рвался в бой и упивался им. Вот только получится ли?

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018