Логотип

И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Глава 19. Сила снов

Долго рассиживаться вампиры не стали.

«Дойная корова» - та самая вампиресса, завороженная Каем на пару с Энджел, была отправлена в НК. Она могла рассказать очень многое, хотя и не своими словами. Проще говоря, в клане собирались просмотреть послойно её память. Но вначале предстояло восстановить хоть немного стабильность её психики.

Энджел утащил Лазарь, не под его личным присмотром, но в его лечебнице рыженькой вампирессе предстояло пройти очередной виток тестов.

Кэтрин закрылась на нижних этажах с Девоном и Деметрием. Собранная на месте побоища кровь могла рассказать очень многое, особенно под чутким «руководством» мастера тропы Крови.

Кая вызвал к себе Демиан.

Магу не терпелось очередной раз просканировать своего пациента и что-то там поправить, донастроить и вообще, проверить, а не сбоит ли вообще его детище. Кай спорить не стал и покладисто забрался в зеленоватый не то шкаф, не то гроб, где ему предстояло пролежать... пока Дем не скажет, что закончил.

Тихо приоткрывшуюся дверь лаборатории из этого самого «гробошкафа» естественно не было видно, как и не было внутри ничего совершенно слышно.

Поправив этюдник, в святая святых брата заскочила Деми, остановилась на пороге, разглядывая представшее её глазам:

- А что происходит, мой могущественнейший брат?

- Наш проект пересобираю, о душа моя! - Дем помахал сестре, подзывая ее к себе. - С чем пожаловала и почему без вкусняшки?

- Вкусняшка ещё запекается, - сообщила провидица, двигаясь к нему, осторожно обходя завалы подозрительных предметов на полу, - она скоро будет готова. Пожаловала с этюдником. Сегодня несколько интересных предсказаний появилось.

- Я тебя слушаю, - заявил маг, роняя сестру себе на колени, обнимая и устраивая голову у нее на плече.

Погладив по мягким волосам, Деми улыбнулась:

- Эту тройку можно практически предоставить самим себе. Сегодня Кай увидит сон, а потом останется только маленький толчок, и всё, по крайней мере, одна команда будет действительно работать и приносить пользу.

- То есть, с этим балбесом выходим на завершающую стадию? И на кого переходим?

- Думаю, тебе понравится. Как только мы разгромим гнездо этих... предателей, мы начнём готовиться к путешествию в Атлантиду. Ты же этого хотел?

- Ага, еще как! Смотри, видишь вот эти части? Узнаешь? - Дем вывел перед сестрой экран, в который смотрел ранее.

- Да, узнаю. Это то, что ты сделал, твой великолепный проект... Как ещё только Ната голову за такое не оторвала всё-таки. Кстати, а вот это, - указала вампиресса на что-то, - я видела не такое.

- А какое?.. - удивился маг.

- Не знаю, - Деми пожала плечами. - Ты же знаешь, что во всём этом, твоих хитростях и прочем я совсем не разбираюсь. Но, кажется, другой материал, да и функциональная сцепка не вот здесь, а вот здесь, - провела она чёткую линию от одной части до другой.

Демиан задумался, отправил макет на тестирование вариантов.

- Спасибо, сестренка. Еще чем порадуешь?

- Тем, что девчонки тоже начинают приходить в себя. А нашу вкусняшку сейчас стырит кто-то из демонов!!! - сорвавшись с места, Деми уронила на колени брату свой этюдник, поцеловала его в макушку и исчезла в дверях. - Я успею, я успею!!!

Демиан лишь головой покачал... и не открыл этюдник. Не без сестры. Зато он вернулся к работе, пока пациент не начал нудеть.

Когда процедуры закончились, Демиан даже выпускать пациента не стал - касание клавиши, и Кая принудительно телепортировало в его особняк, прямо в гостиную.

Сказать, что Кай был не совсем в адеквате - ничего не сказать. Сознание смутное, тело реагирует с трудом, да еще и ориентация в пространстве нарушена.

Демиан не советовал пока есть, потому что это могло плохо кончиться... а вот пить было можно. Впрочем, не хотелось.

С трудом отклеив себя от пола, Кай переполз на диван и просто вытянулся на нем лицом к потолку.

- Ну и где девчата, интересно?..

Рыжий локон качнулся где-то наверху, повеяло легким запахом цитрусов и грозы.

И перед носом вампира появился высокий запотевший стакан с чем-то прозрачным, пахнущим лимоном и позвякивающим льдом.

- А показаться?.. - поинтересовался мужчина, принимая бокал. - Спасибо.

- Я здесь, - засмеялась Энджел, - прямо над тобой. Просто глазки открой, сударь.

- А что мне за это будет, ангел мой?

- Полагаю, ты увидишь меня?

- Иди ко мне?

Рыженькая улыбнулась, пристроилась рядом, убрав за ухо прядь мешающихся волос.

- Что случилось, Кай?

- Меня только что раз пять разобрали и собрали назад... Ощущения - отвратительные.

Погладив мужчину словно мягкую игрушку, девушка поинтересовалась:

- Я тебе могу чем-то помочь?

- Да нет, пройдет. Как ты-то? - отпив предложенного напитка, мужчина поймал ладошку девушки и поднес ее к губам.

- Абсолютно нормально, по результатам обследования вызвали Лазаря. Лазарь был удивлён тем, что некоторые показатели в динамике не скачут, как блохи, а отражают стабильность! Вот!

- Тогда с тебя поцелуй и рассказ, чем мы будем заниматься до отхода ко сну! - судя по голосу, Кай достаточно быстро приходил в норму.

- Ну, поцелуй... это очень дорогая плата, - захлопала ресницами «ангелочек», - я даже и не знаю, порядочные девочки разве делают это?

- А среди вампиров есть порядочные девочки?..

- Ты сомневаешься в моей порядочности?! - округлились зелёные глазищи.

- Ангелочек мой, я тебя сейчас защекочу, если немедленно меня не поцелуешь и вообще.

- Вообще - ничего не знаю! Никакой щекотки! И кстати, - уже наклонившись к губам Кая, рыженькая застыла на мгновение, а потом хладнокровно спалила сестру: - Кэт щекотки тоже боится, да!

- Спасибо за информацию, - прижав рыжика к себе, Кай наконец поцеловал ее, придержав в таком положении.

- Я всё её сливаю тебе, сливаю... А толку никакого... Веди меня спать! Никакого продолжения банкета не будет. А церберов пускай Кэт кормит!

- Не спеши, рыжик, пусть еще посопротивляется, там-то мы ее и... - взяв рыжую хулиганку на руки, Кай понес ее в сторону спальни, стараясь не наступить на женский зверинец.

Покачивая в воздухе ногами и не сопротивляясь, рыженькая тихо хихикала:

- Наш день рождения, красивый корабль, шторм вокруг, и никого рядом! Если ты не воспользуешься этим, я тебя злостно покусаю!

- Постараюсь не разочаровать тебя, моя шалунишка!

- Постарайся! - постановила рыженькая.

С тихим смешком Кай донес Энджи до спальни и забрался в кровать. Когда она устроилась рядом, вампир укрыл их обоих.

- Спи сладко, Рыжик... - обнимая девушку, проговорил ей на ушко мужчина.

- Сладких тебе снов, уютная ледышка. Увидимся завтра!

Сон очень быстро окутал спальню.

Где-то уже после рассвета, дверь немного приоткрылась. Кэтрин, заглянувшая внутрь, неожиданно нежно улыбнулась. Неслышным ветром шагнула внутрь, поправила одеяло на спящих и скользнула прочь.

У неё на этот день были другие планы.

И сон в них совершенно однозначно не входил!

Это должно было однажды случиться… Как бы то ни было, но им не могло везти вечно, не с таким количеством врагов, не с командиром, спящим днем и способным покинуть убежище только ночью.

Это был лишь вопрос времени, когда все закончится.

Но это все равно было жутко.

Он проснулся с первыми лучами заката, и сразу почувствовал, что ждет его за пределами саркофага. Даже здесь пахло кровью.

Он выбил крышку саркофага, буквально выпрыгивая из своего убежища, осмотрелся и выбежал из шатра. Они были мертвы, все мертвы… Его друзья, товарищи – следы боя всюду, и всюду их трупы. Не выжил никто, ни новобранцы, ни ветераны.

А потом он увидел ее. Его зеленоглазую ведьму, его воздух, его жизнь. Ингрид лежала окруженная немалым количеством трупов, еще живая, цепляющаяся за жизнь, но смертельно раненая.

Он бросился к ней, упал на колени в лужу крови, приподнял ее, понес спешно в шатер, заглядывая в полные боли глаза, в горле застыл ком, он не мог выдавить из себя ни слова, только прижимал к себе ее, задыхаясь от бессилья.

- Нет… - прошептала она. – Не смотри так… не это я хочу увидеть…

Он справился с собой. Его глаза отразили зелень ее собственных, особенно ярко полыхнуло в них взаимное чувство.

- Да, вот так… - она с трудом подняла руку, коснулась его щеки. – Отпусти их… люди всегда умирают, пришел их час… И отпусти меня…

- Не могу… - бессильно прошептал он.

- Давно пора… мой час пробил давно… Отпусти, я все равно всегда буду с тобой… Но твое сердце нужно освободить. Ты должен жить дальше, мой вечный князь…

Князь закусил губу, сглотнул ком в горле и заставил себя кивнуть.

- Спасибо… - она последний раз нашла его взгляд своими зелеными колдовскими глазами, и веки опустились.

Он прижимал к себе тело женщины, которую любил больше трех веков, его душило бессилье. Его душило поражение. Он подвел их. Подвел ее. И он не мог спасти даже ее.

Не мог обратить ее, даже ради того, чтобы спасти от смерти.

Тело в его руках налилось слабым голубым свечением и истаяло, став облаками. Вот уже три века Рожденных Бурей вели вампир и живая иллюзия, созданная на таком же поле брани, когда настоящая Ингрид точно так же умерла у него на руках. Он не смог отпустить ее тогда и призвал один из сильнейших Шагов Пятого Неба, воскресил ее в качестве живой иллюзии, полностью автономной, живущей, но неувядающей. Смертной. Три века он поддерживал этот Шаг Тропы Небес. Князь знал, что только их любовь позволила ему это сделать – переродить Ингрид в небесную иллюзию, имеющую свою собственную волю, свои желания, эмоции, свою жизнь и душу умершей ведьмы.

Облака воспарили к потолку шатра, а князь, сидящий на полу, запрокинул голову и завыл. Полные боли глаза заволок фиолетовый туман, пропали зрачки и белки, остались лишь фиолетовые озера, сияющие безудержной яростью.

Издалека было видно, как заволакивает небо черными штормовыми тучами, начался страшный тайфун, невиданных в тех краях.

Ужасающий тайфун набирал силу долгие сутки, чудовищный ветер вырывал с корнями вековые деревья, метал их по всей площади покрытия.

К концу этих кошмарных суток с небес стали опускаться чудовищные вихри торнадо. Да не одного.

- Да познаете вы Рагнарёк, твари… да покарают вас мои Небеса! – прохрипел все еще охваченный чудовищной ненавистью вампир, взмывая в объятиях тайфуна в небо и устремляясь с этим жутким ураганом в погоню за теми, кто лишил его всего.

Еще только познав первый раз мощь Седьмого Неба, он зарекся обращаться к нему, хотя овладел всеми Шагами и тут. Это было слишком могущественное оружие, слишком разрушительное, слишком страшное. От него не было спасения никому, атаки Седьмого Неба были локальным концом света. Последнее оружие, время срабатывания которого зависело лишь от того, что желает воплотить хозяин Небес. А он жаждал выжечь все, что осталось от врагов. Князь Кайонаодх обрушил ярость Небес на своих жертв, уничтожил их селения, их воинов, их семьи – всех. Беспощадному тайфуну было плевать на все, он жаждал напиться кровью своей добычи. Непроглядные тучи укрывали вампира от солнца все время расправы, он носился среди своих жертв, а меч из сжатого им торнадо рвал людей в куски, и не было от него защиты.

Безумие ушло так же, как и пришло – тихий шепот ветра голосом Ингрид позвал его, взмолился, уговаривая остановиться, пока князь не разрушил в себе все то, что так любила зеленоглазая ведьма.

И он подчинился этому зову. Стих тайфун, улеглись ветра, а на выжженной земле остался сидеть среди пепелища измученный вампир, просто глядящий в одну точку невидящими глазами.

Он не шевельнулся даже, когда его обняли крылья цвета ночи, унося из-под смертельных солнечных лучей, когда же вампир вышел из транса, он был готов идти дальше, искать новое место, новую жизнь.

Ту, где он сможет найти нового себя. Ту, к которой толкнула его зеленоглазая ведьма из его сердца.

Распахнув глаза, Кай еще несколько мгновений не мог понять, где он, кто он, что вообще происходит. Медленно, по капле, уходила из сознания затмевающая все ярость, уступая место реальности. Рывком севший при пробуждении, вампир провел ладонью по лицу, пытаясь окончательно вернуться в ночь сегодняшнюю и унять бешено колотящееся сердце. Сплетение боли и ярости, а затем шаг Седьмого Неба... Как давно это было...

На плечи мужчины навалилась тоска.

Он неожиданно для самого себя остро затосковал по Небесам, по их мягким объятиям и силе, струящейся вокруг. Он помнил их все, всю Тропу, которую познал от начала и до конца, все семь ее слоев - таких разных и непохожих. Много лет вампир не вспоминал этого чувства, и от этого - словно осколок давно извлеченного ножа заныл в сердце.

- Кай? - тихий голос, переполненный тревогой, зазвучал над ухом, и тут же за плечи его обняли нежные руки. - Что случилось?

- Энджи?.. - не сразу сообразил, что происходит мужчина, затем взял руку девушки в свою и поднес ладошку к губам. - Прости, сон и воспоминания... я тебя разбудил?

- Знаешь, - хмыкнула рыженькая, подавшись вперёд и опершись подбородком на плечо вампира, - когда неожиданно теплое и спокойное, дышащее тело рядом вскакивает резким болванчиком, тут хочешь - не хочешь, но проснёшься.

Под ехидством читалась искренняя тревога и страх.

- Плохой сон? - тихо спросила рыженькая. - И... прости, если это не моё дело.

- Если бы не текущая ситуация - я бы назвал его кошмаром. А вот с учетом происходящего - даже и не знаю.

- Как это?

Кай вздохнул, поднял руку и погладил мягкие рыжие волосы ангелочка.

- Бывают в жизни, особенно в такой долгой, как у нас, ситуации, которые навсегда все меняют. Вот мне приснился один из таких моментов в моей истории. А почему не знаю - потому что он заставил вспомнить кое-что важное, но давно и, как мне казалось навсегда, утраченное...

- Важное? - объятия на мгновение стали крепче.

- Ну, еще недавно мне было как-то все равно. Сейчас, полагаю, что даже очень.

- Это... хорошо? Что вспомнилось это важное?

Кай хмыкнул, повернул голову и чмокнул девушку в уголок губ.

- Да вот сейчас не знаю... Помнишь наш разговор в самом начале знакомства? Под грифом «что ты обо мне знаешь?»?

- Ага. Одна рыжая безголовая пафосно считала, что нашла что-то толковое...

- Ну, тогда я тебя еще порадую... Когда-то я был Странником Тропы Небес. Всей. Вот и снилось мне, как я в порыве ярости использовал Седьмое и организовал локальный Апокалипсис.

- Ой, - вампиресса от изумления разжала руки. - Не может быть.

- Что именно? - повернулся к ней всем телом мужчина, недоуменно глядя на Энджи.

- Вот! Вот это! Тропа Небес?! Да ещё и Седьмое небо?! И ты мне говоришь это с таким спокойствием и равнодушием?! Да ещё и Странник! Да их всего пять во всём мире известно! И... - накал эмоций мгновенно стих и улёгся. В зелёных глазах мелькнула тень испуга. - Был?

- Был, - спокойно пожал плечами Кай, ненадолго опять ощутив укол тоски. - Когда Падший искал предателей в рядах Неведомых, выбрал меня, потому что я ни с кем особенно не сближался. Но, увы, я отказался, и он подсунул мне девушку со способностью уничтожать чужой дар. Понять, что что-то не так я сумел, но было уже поздно. Удар мы нанесли одновременно. От нее не осталось даже праха, а моя Тропа - заблокировалась, да и здорово пострадала личность. Вернее, ее окончательно разбило в осколки.

Энджел низко опустила голову. Рыжие пряди закрыли мгновенно потускневшее лицо.

- Прости....

- За что? - мужчина удивленно посмотрел на Рыжика, мягко взял ее за подбородок, вынуждая поднять лицо.

- Я ... мне не стоило... лезть в это... извини...

- Если бы я так считал - стал бы рассказывать?

Энджел молчала, потом вздохнула, подалась вперёд, уткнувшись вампиру в плечо:

- Некоторые вещи ... вспоминать... очень больно...

Обняв вампирессу, Кай поцеловал ее в макушку.

- Ну, в моем случае немного проще, Рыжик.

- Расколотая на части личность? Утраченная тропа? Ни смеши мои тапочки, Кай. Это не проще, эта яма не меньше, чем моя...

- Именно из-за расколотой личности мне и проще. Эмоции распределяются совсем иначе, чем у цельной. К тому же, знаешь, почему стать полным странником Небес так сложно? Каждое Небо - самостоятельно и требует определенной врожденной гибкости личности. Именно поэтому у меня такое расслоение пошло. Хотя, даже я что-то захандрил... А это не лучшее состояние для общения с красивой девушкой, м? Вот видишь, из-за меня ты грустишь...

- Извини... - снова прошептала девушка.

- Еще одно «извини», и я тебя укушу, Рыжик... - чмокнув в макушку девушку, вампир поднял ладонями ее лицо и легко поцеловал в губы. - Переставай киснуть, а то я тебе шута предоставлю, для исправления испорченного мной настроения.

- Позволь, откажусь, - чуть заметно нахмурилась Энджел, - он - не в моём вкусе! Абсолютно и совершенно, а ты в моём. И если ты меня ещё поцелуешь, я даже схожу и сварю тебе кофе. И сделаю нормальный завтрак. И ты - его съешь.

- За такую награду - хоть всю готов расцеловать! - опять касаясь губ рыженькой отозвался Кай.

- Всю не надо! Мне на работу.

- Ладно, уговорила, всю - потом.

Мгновение заминки, пока вампиресса хлопала ресницами, а потом Энджел неожиданно быстро подалась вперёд, крепко обняла мужчину, заваливая его на кровать, и проказливо улыбнулась сверху.

- Спасибо.

- За что?.. - удивился Кай, обнимая проказницу.

- За тебя, - рыженькая скользнула пальцем по губам Кая, обрисовывая контур. Словно запоминая. - Потом, - наклонилась она, легонько целуя, - ещё за тебя. И ещё немного за тебя!

- Захвалишь - зазнаюсь, куда там княжеской спеси! - усмехнулся вампир, не сводя взгляда с зеленых омутов глаз Энджи.

- Ничего. Ещё есть Кэт. Она язва, злючка и вредина! А я ангелочек, я буду тебя холить, нежить и лелеять. И кофе, да-да, - позволив себе ещё один затяжной поцелуй, от Кая рыженькая сбежала телепортом. Потому что по-другому оторваться от него не смогла бы точно.

Растрепав короткие волосы, Кай выбрался из кровати и пошел в душ, прихватив чистую одежду. Дел на сегодня еще был воз и маленькая тележка, а вот со временем - беда. Хоть немножко выиграть, пока готовится завтрак - уже подвиг.

Накормив вампира и перекусив наспех сама, Энджел переоделась в очаровательный деловой костюм... розового цвета, покрутилась у зеркала, послала Каю через него воздушный поцелуй и пропала.

- Хулиганка, - усмехнулся вампир... но никуда переноситься не стал. Первым делом в списке планов на эту ночь было свидание со старым другом.

Привычно пройдя в свой потайной подвал, Кай вдохнул соленую прохладу комнаты, ставшей стойлом его морского коня. Легко запрыгнув на палубу, мужчина сел на борт и провел пальцами по крепкому дереву, видевшему века.

Тишина комнаты и легкий скрип драккара успокаивали мятущуюся душу вампира, приносили покой. Здесь он мог прийти в себя и поверить, что все еще можно исправить. Этот корабль был его якорем, напоминающем о былом и способным унести в будущее, выдернуть из ямы, в которой хозяин провел столько времени впустую.

- Скоро тебя ждет славная прогулка, старый друг... Совсем скоро... Кстати о прогулке!..

- Разговаривать самим с собой дурацкая идея, - раздался абсолютно ехидный голос.

- Кэтти-Кэтти-Кэтти, вот не стыдно тебе подслушивать, как престарелый ледышка общается с кораблем? - в том же тоне отозвался разом переменившийся мужчина, оборачиваясь к язве. Впрочем, улыбка и тон-то у него были веселыми, а вот взгляд... неожиданно печальный для такого весельчака.

- Ну, так, ледышка если бы общался, я бы и слова не сказала, - сообщила блондинка, сидя на ступенечках и разглядывая драккар, словно впервые его увидела. Выглядела она... не то, чтобы потрёпано, но судя по её виду провела она ночь очень ... захватывающе.

- Выглядишь ты, словно после безумной ночи с не менее безумным любовником... я начинаю ревновать! - Кай легко перепрыгнул на «берег» и подошел к девушке, склонился к ней, легко касаясь губами щеки и... принюхиваясь!?

- Отвали, в сторону, - пробормотала Кэт. - Мешаешься.

- Нет, я точно ревную. Но ладно, - Кай разогнулся, разворачиваясь и направляясь обратно, к кораблю.

- Да, да, - кивнула Кэт. - Ревнуй, ревнуй. Он такой потрясающий. Он такой великолепный. Статный. Высокий. Мускулистый. С таким телом... Ах, - закусила она губу, - эти руки, в них хотелось бы отдаться!

- Совсем скоро у тебя будет такая возможность, Кэтти-Катенька-Котенок... - туманно улыбнулся вампир, откидываясь на мачту драккара и легко погладив древесину. И, в отличие от девушки, мужчина явно имел в виду не корабль.

Тяжело вздохнув, вампиресса воззрилась на Кая:

- Кай. Тебя послать по матушке или по батюшке?

- Для разнообразия - сказать хоть что-нибудь хорошее или, на крайний случай - приятное.

- С чего бы вдруг мне так разнообразить твою жизнь? На приятное и хорошее - это тебе к Энджел. У нас ангелочек по няшестям специализируется последние лет так... двадцать. Я тебя могу послать, - Кэт чуть задумчиво облизнула пересохшие губы, потом вытащила на автомате сосульку, забросила в рот. - Ещё раз послать. Могу... даже сказать, что ты нехороший вампир, и вообще мне мешаешь! Тебя обрадует?

- Котенька, ты чего-то хотела или как?

Томно взглянув на вампира, Кэт резко хрустнула сосулькой, ломая её клыками пополам, поднялась, попробовала собственные силы, ойкнула и предпочла сесть обратно.

Мир вокруг был столь «любезен», что прекращать вращаться и не думал. Наоборот, всё закрутилось так быстро, что вампирессу даже замутило!

Кай только лишь тяжело вздохнул, легким порывом ветра оказываясь рядом, сидя на корточках и внимательно глядя в зеленые глаза блондинки.

- Кэтти, язва ты моя незабываемая, давай-ка не скакать, после такого дня, м? Я даже буду так любезен, что помогу тебе, для разнообразия.

- Поможешь? - вампиресса начала заваливаться, вцепилась в край ступеньки, тряхнула головой. Светлые волосы закрыли её лицо, повторяя то, что было утром. Девчонки всё-таки были удивительно похожи, если бы не разница в их жизни, всё-таки оставившая свои отметины и не цвет волос - их можно было бы перепутать, воспользуйся они простыми человеческими методами. - Не. Не доверю.

- Я тебя на руках подержу, ага. Раз твои прелестные ножки тебя не держат - подержу я, - легко скользнув пальцами по щеке Кэтрин, Кай улыбнулся и все же взял ее на руки, прежде, чем гордячка начнет спорить.

- А толку? - довольно флегматично осведомилась вампиресса. - А, ладно. Не держи только - тяни. В смысле, переправляй... Ну, ёпрст, язык как ватный. Транспортируй меня на корабль, пожалуйста.

- Не вопрос, милая, - с улыбкой ответил вампир, без особого напряжения унося блондинку на борт корабля.

Отвечать она была к этому моменту не в состоянии. Крепко зажмурившись, уговаривала собственный организм, что нормальных вампиров не мутит. Особенно так сильно, особенно когда ночью они не пили. И ничем предосудительным не занимались.

Кай лишь головой покачал, заправил Кэтти прядь волос за ухо.

- Что-то тебе совсем худо... перерасход сил? - на удивление, ни капли ехидства в его словах не было, только забота и беспокойство.

- Ой, не говори умный слов, - пробормотала девушка, потом прислушалась к себе. - Ставь. Если я не буду заземлена... ну, короче, если не буду касаться Деорадхана, нехорошо получится. Так что ставь. И... не трогай меня, коротнёт.

- Запалублена, тогда уж, - буркнул вампир, опуская Кэтрин на палубу драккара.

- Ага, - кивнула вампиресса, расползаясь подобно желе по палубе, и даже глаза закрыла от удовольствия.

Не отзвук, лишь эхо отзвука барабанов и шторма скользнуло ласково вокруг неё. Отзвук далёкого прошлого, позволяющий легче настроиться на то, что нужно сделать.

Порыв невесомого ветра качнул светлые пряди, дёрнул за край рубашки. Выглядела Кэтрин сейчас далеко не прилично. Короткие светлые шорты, простая маечка, белья под которой, естественно, не было, рубашка с мужского плеча. И вот так, когда она бессильно распласталась по палубе, было хорошо видно, что пуговки-то застёгнуты неправильно!

Кэт облизнула губы, распахнула зелёные колдовские глаза, резко хлопнула в ладоши, распуская абсолютно всю силу, что у неё ещё была в запасе.

Над головой Кая хлопнула материя, вполне материальная, судя по виду, абсолютно нематериальная по своей структуре и фактуре. Мастер-Ткач, водящийся со стихией ветра, мог такое сотворить – насквозь волшебное и могущественное. На драккаре покачивался лёгкий светящийся парус из овеществленной стихии ветра.

А на нём - был огромный герб, знакомый Каю до каждой черточки. Вот только герб этот неожиданно обнаружился в ещё одном месте.

Кэт, заваливающаяся обратно на палубу с шальной улыбкой, даже не обратила внимания, что порыв ветра от хлопнувшего паруса внёс в её одежду ещё больший беспорядок. Воротник соскользнул, потянул за собой верх рубашки, обнажая что-то на ключице. Не татуировку, не метку – клеймо, тавро, застарелое, состоящее из рубцов. Точно такие же, как и на парусе - короткие резкие линии и мягкие переходы. На драккаре, мчавшемся из вечности в бесконечность, был простой круглый щит с бушующим на нём ураганом, а над щитом – торчали рукояти пары мечей.

Герб Князя Кайонаодха.

<< Предыдущая глава

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018