И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Глава 20. Драккар, буря и князь

Сказать, что Кай был поражён в самое сердце – ничего не сказать. Парус произвёл на него неизгладимое впечатление не только, как шедевр колдовства и наглядная демонстрация мастерства девушки. Важно было не это. Важно было то, что он значил. Мужчина все ещё не был целостной личностью, но даже эти жалкие осколки: Ярость, Холод, Веселье – все они могли ощутить, как оживает корабль. А корабль – это часть души своего хозяина. Князь создавал корабль своими руками, вложил в него свою душу и не мог расстаться с ним полторы тысячи лет… И драккар был такой же неотъемлемой частью Князя, как и азарт битвы, Тропа, магия… а ещё, пожалуй, магия колдовских зелёных глаз.

Кай улыбнулся. Совсем не той улыбкой, которая могла бы принадлежать «ледышке» или «шуту», нет, это был проблеск того, кем они когда-то были.

Мужчина опустился на корточки рядом с Кэтрин, ласково скользнул пальцами по растрепавшимся от ветра волосам, очертил линии скул и губ, провёл подушечками пальцев по манящей шее и коснулся метки у ключицы, шепча на ушко:

– Уже совсем скоро… подожди ещё немного. А пока спи, и пусть штормы оберегают твои грёзы ото всех напастей этого и любого другого мира, Котёнок, – все так же мягко мужчина провёл ладонью над её глазами, упругим касанием забытой силы отправляя девушку в страну снов. Укутав вампирессу в свой плащ, хранящийся здесь же, на корабле, Кайонаодх поднял её на руки. – Она ещё успеет подремать под твоей стражей, Деорадхан, пока же – не время. Ни для тебя, ни для меня.

Порыв ветра унёс князя вместе с его ношей в спальню, где древний вампир уложил Кэтрин на свою постель. Он не стал набрасывать на неё одеяло, зная, что старый плащ с гербом согреет её куда лучше и надёжнее. А ещё будет значить для неё куда больше, чем слова.

Время князя уходило, а потому он легко коснулся губами губ девушки, усыплённой его силой, чтобы в следующее мгновение раствориться в стихии ветра и заснуть в глубине собственной души до следующего случая, когда он сможет вернуться уже насовсем…


…Энджел, двигаясь по кухне, подтаскивала к маленькой корзине тарелки, баночки, скляночки, формочки с чем-то и сгружала всё туда. Ощущение было такое, что всё падало в чёрную дыру. Рыженькая мурлыкала себе под нос что-то и выглядела абсолютно довольной жизнью.

Что по сравнению с мрачной Кэт у окна выглядело очень резким и неприятным, пожалуй, даже что контрастом.

Кай, вошедший в помещение, недовольным не выглядел. Разве что немного задумчивым, но это мелочи.

– Девчата, вы б контраст приглушили, а? Кэтти, не хмурься, тебе не идёт, Энджи, дай ей конфетку.

Рыженькая, взглянув на вошедшего, тут же перевела взгляд на сестру:

– Не-а! Пока не переложу в корзину с собой молочные продукты, я к ней и близко не подойду, чтобы это всё не скисло. Тебя раздражает – ты и занимайся.

– Если этим займусь я, она вообще драться полезет… Хотя, ладно. Кэтти, милая моя язвочка, ты инструкцию случайно не написала к своему шедевру? Я к тому, что на нем не написано, что ты там накрутила, а потому я опасаюсь что-то повредить искажающими вратами.

Зелёный сонно-злой взгляд обратился на вампира, потом Кэт вздохнула:

– Три стадии. На первой – это просто невидимость. Паруса раскрываются на треть, драккар скрывается из видимого спектра. Из невидимого тоже. Его невозможно обнаружить ни с помощью зрения, ни с помощью технических приборов, ни с помощью магии. Можно спокойно проплыть прямо над военной подлодкой последнего образца, и никто ничего не найдёт, не заметит, не отметит. Возможно, что технологии Атлантиды могли бы засечь, но атлантов, враждебно настроенных, к счастью не осталось. Стадия вторая – паруса раскрываются чуть больше чем наполовину. Это стадия физического проявления. Исчезает понятие веса, изменяется гравитационная составляющая. Деорадхан сможет взлететь. Много, конечно, не пролетит. Кругосветное путешествие совершить не получится, но запас в пару сотен километров – без проблем. И третий, когда паруса раскрываются полностью – полная неуязвимость к прямой магии, направленной на драккар или к косвенной магии, направленной в зону, окружающую Деорадхан в диаметре около четырнадцати с половиной метров. Естественно – зона идеальная, то есть – шар.

– Ты чудо, я тебе уже говорил? – усмехнулся весельчак. – Ладно, я побежал работать… и Кэтти, не куксись – день рождения – это не повод грустить, вампирессы не стареют!

С этими словами Кай испарился заканчивать работу.

Кэт только всплеснула руками.

Энджел прыснула, только чудом не расплескав кофе.

– Он тебя сделал!

– Рыженькая, – зелёный злой взгляд обратился на смеющуюся сестру и успокоился. – А иди-ка ты… заканчивай сборы. Я пойду кое-что доделаю. Если это «чудо» появится раньше меня – меня не ждите, выдвигайтесь на место, я присоединюсь потом.

– Нет уж! – резко отказалась Энджел. – Давай-ка ты никуда не пойдёшь? Покорми церберов. Собери вещи. Купальник возьми. Ты же будешь купаться?

– Утону, угу. Буду первой вампирессой-идиоткой.

– Кэт!

– Да-да, моя рыжая?

– Не надо. Пожалуйста. Ты не так уж злишься и сердишься, как хочешь показать.

– Ага, – согласилась легко блондинка. – Я сержусь куда больше, правда, исключительно на себя. Ибо идиотка.

– Кэт!

– Рыженькая, занимайся своими делами.

Энджел промолчала, поджав губы. Сестра потирала метку на плече, ту самую, которая рыженькая успела выучить уже до последней чёрточки.

Ту самую, которая для Кэт почему-то очень много значила, и при этом всё, что знала о сестре и о ситуации Энджел – так это то, что если бы не обладатель этого герба, то ещё долго Кэтрин не смогла бы получить свободу.

Где и каким образом была связь, рыженькая терялась. Но предпочитала не спрашивать, потому что когда из глаз собственного, лишь немного искажённого отражения, проглядывает бездна – это страшно.

– Кэт.

– Да?

– Я сделала твой любимый кофейный торт. Но если ты будешь такой букой, я скормлю его всего Каю.

– Он подавится под моим укоряющим взглядом, – мгновенно ответила Кэтрин, потом улыбнулась через силу. – Хорошо, хорошо, я поняла. Я не буду кукситься. Пойду покормлю церберов и подремлю в гостиной. Когда будем отправляться, разбуди меня. Только не отправляй это делать Кая. Я к нему неровно дышу. Настолько неровно, что в следующий раз со сна попробую прирезать.

Энджел хихикнула, прикрыв ладошкой губы. Вот, вот такая сестра была куда больше похожа на себя саму.

Блондинка, проходя мимо, поцеловала рыженькую в мягкую щеку и двинулась туда, куда сказала – действительно спать!


***


Живущим на Земле не составит никакого труда найти подходящее место для своих причуд хоть двадцать четыре часа в сутки.

Тропические штормы не самое частое, к счастью, явление, но, если взглянуть на атмосферную карту, порой можно найти желаемое, а вместе с ним – «глаз бури» или «око шторма», совершенно невероятное явление. Штиль в центре бури, полная гладь, не имеющая ни-че-го. Ни звуков, ни волн, ни волнений. Просто яркое-яркое солнце, отражающееся от зерцала спокойной водной поверхности, перистые облака, лишь кое-где наползающие на край горизонта и тишина. Естественно – такую картину можно было увидеть днём.

Не раз бывало, что люди, попавшие на своих кораблях или самолётах в око бури, просто сходили с ума, бросались за борт или шли ко дну и больше никогда не возвращались домой.

Для вампиров, особенно стихийных или связанных с ветром или Небесами – око шторма было местом сакральным. Слишком эфемерным, чтобы его создавать, но можно было подгадать и воспользоваться явлением природным.

В оке вся магия в теле начинала нормализоваться, укладываться. Посещение подобного места крайне рекомендовалось тем, кто пострадал от магического удара и у кого были слишком серьёзные повреждения ауры.

Но было у ока и ещё одно интересное свойство. Именно здесь можно было снять все печати, все запреты, высвободив всю силу, до последней капли.

Надо сказать, что хоть и небольшой, но выбор у вампиров был. Шторма бушевали в Индийском океане и Атлантическом. И по общему решению был выбран океан Индийский.

И сейчас драккар словно гигантская птица дремал на воде со спущенными парусами в полнейшей тишине. В чистейшей лазури воды отражались крупные звёзды на небе, и казалось, что драккар завис между небом и землёй, став частью великой космической бесконечности.

Кэтрин, облизнув длинные пальцы, хлопнула, развешивая вокруг в воздухе маленькие светлячки, не чисто алые, ближе к багровому оттенку, но не кровавому. Маленькие и побольше, спиральками и сосульками – они повисли везде и всюду, подсвечивая доски, парус и окружающую красоту.

«Единственный недостаток», – её мысленный ворчливый голос разорвал романтическую томительность этого места, – «что придётся вас пустить в свою голову. Ужас какой!»

«Да вообще кошмар, не ворчи, Кэтти», – Кай, сидящий у рулевого весла драккара, умиротворённо улыбнулся.

«Он меня пугает!» – вампиресса переползла поближе к Энджел, спряталась за ней. – «У меня от этой улыбки внутри аж дрожь пробирает!»

«Чего ты придираешься?» – оскорбилась рыженькая. – «Чудесная улыбка!»

Подмигнув, без ехидства, девушкам, мужчина поднялся с места, направляясь к ним.

Впрочем, не дошёл. Остановившись в шаге от близняшек, Кай опустился на одно колено и протянул сёстрам по небольшому полотняному мешочку с туго затянутой горловиной.

«С Днём Рождения…»

Удивлённые девушки переглянулись, потянулись к подаркам, принимая их.

«Спасибо», – пробормотала первой Кэт.

Энджел лучилась ясным солнышком и явно не находила подходящих слов.

Вампир же поднялся, чуть отступая и давая девушкам возможность и посмотреть подарки и обменяться своими, если захотят.

«Подарки – это очень круто», – пробормотала Энджел, вытаскивая из мешочка продолговатую шкатулку со своими инициалами.

«И это говорит та, которая их вообще не принимала», – хохотнула Кэтрин.

Рыженькая смущённо улыбнулась, открыла крышку и…

В Оке шторма не слышно звуков, никаких никогда, но совершенно определённо это был радостный вопль.

А уже в следующий миг рыжий вихрь налетел на Кая:

«Кофе!!! Мой любимый кофе!!! Дай, я тебя расцелую!!!»

Кай сопротивляться не стал, смеясь столь радостной реакции и ожидая реакции второй сестры. С одной – угадал… правда, видимо, Энджи впечатлила только вторая часть подарка.

Ангельские крылья в подвеске и серёжках, впрочем, обрадовали рыженькую не меньше. Украшения почти сразу же заняли свои места, и Энджи гордо задрала голову.

«Теперь я настоящий ангел и никто не посмеет в этом усомниться!»

Не удержавшись, Кай вдруг повесил отвернувшейся на миг девушке на спину пушистые крылышки. До кучи, так сказать.

Кэтрин хохотнула, открывая свою шкатулку, и засмеялась уже куда естественнее:

«А я значит исчадие ада?»

Вместо ответа мужчина оказался рядом с Кэтрин и повесил ей крылышки (тоже пушистые), но демонёнка.

«Не исчадие ада, а очаровательный бесёнок!»

«Да-да», – кивнула блондинка, взглянула на крылышки и… не стала их развеивать, и даже надела свой гарнитур с очаровательными чертятами с вилами (хотя, чем-то они напоминали даже, пожалуй, рогатых котят).

Энджел радостно крутилась по палубе, обнимая шкатулку.

«Сколько кофе ты ей подарил?» – уточнила Кэтрин, застёгивая замочек серёжки.

«Много. Ты тоже второе отделение потом посмотри»

Встретив предложение немного скептически, веры в способность мужчин делать подарки у Кэт не было, вампиресса открыла отделение и напрочь затихла. Зато, когда она подняла голову, в зелёных глазах блондинистой колючки стояла искренняя благодарность.

Яркие искры самоцветов могли бы очаровать сердце любого романтика, но в первую очередь Кэт была магом. И эти камешки могли стать базой для мощных заклинаний или привязками на артефакты.

Некоторые камни было очень тяжело найти, без дефектов, или чистые – без человеческой энергии.

Навскидку, в том, что подмигивало лунными искрами со своих граней, Кэтрин узнала и аквамарин, и авантюрин, и жадеит, и чароит, и красивейший янтарь, и малахит, и даже редкий чёрный турмалин – шерл.

«Это… лучший подарок, который я получала за последние лет тридцать. Спасибо, правда… Не ожидала, но… Спасибо».

«Не за что, Кэтти», – улыбнулся мужчина, довольный, что угадал с обеими, и его идеи пришлись им по душе.

«А у меня тоже, у меня тоже!» – рыженькая пролетела мимо, рухнув рядом с Каем, – «есть подарок! Вот!»

На колени Кэтрин упал меч.

Без торжественных обёрток, лент – это вампиресса ненавидела.

Просто меч, надёжный друг, не вычурный, не изукрашенный. Хотя и со своими подвохами. Рукоять заканчивалась небольшим утолщением, чтобы было удобнее держать меч. На гарде было четыре небольших «клыка», обрамляющих лезвие с двух сторон. Вряд ли у них могло быть боевое назначение, зато, судя по тому, как улыбалась Кэт – применение этим клыкам она уже знала.

Кай с интересом бывалого воина окинул меч взглядом, стараясь даже не думать, КАК решила использовать «клыки» Кэтрин.

«Эндж… Спасибо», – Кэтрин взглянула на сестру со счастливой улыбкой. – «Правда, опробовать я смогу его, только когда мы вернёмся домой».

«Совсем не обязательно…», – протянул мужчина, наклоняясь к лавке и вытаскивая из-под неё обычный длинный меч. Без магии, без чего-либо ещё. Просто оружие, висевшее в специальных петлях на случай, если гребцу потребуется экстренное снаряжение.

«Кай?» – нахмурилась Кэтрин, прижимая к груди свой подарок, – «я очень ценю твоё предложение, но… всё же, это не лучшее, что ты можешь предложить».

«Не лучшее, не спорю. Но ты же хотела его испытать?»

«Хотела. Но… Проигрывать девчонке… Такому как ты… Не нужно».

«А вот тут я не соглашусь. Бой на драккаре – что может лучше призвать его настоящего хозяина?» – в этот раз вампир обращался напрямую к Кэтрин. – «К тому же, я надеюсь у тебя выиграть, милая, хоть и не сомневаюсь в твоих навыках».

«Ты? У меня?» – вампиресса улыбнулась, абсолютно пакостно и по-чертовски. – «Милый, я даже не буду сдерживаться, учитывай это, а…»

Повернувшись к сестре, оставив Кая немного недоуменно анализировать её слова, Кэтрин повесила на шею рыженькой ещё одну подвеску. Чуть витая буква «К», ничего сложного, ничего вычурного точно легла между ангельских крылышек.

Ничего особенного в плане исполнения, хотя и ручная работа.

Сложнейшая работа ткача – в плане магическом.

И пока Энджел хватала ртом воздух, не зная то ли радоваться, то ли злиться (на неё повесили одновременно и охранку, и маячок, и нить принудительного телепорта и ещё пару гадостей из какой-то непонятной магии), Кэтрин поднялась на ноги. Избавилась от рубашки, накинутой на плечи, призвала ветер, соткав вокруг себя доспехи.

Вампирессе действительно уже давно не доводилось сражаться с по-настоящему достойным противником. Не будешь же проситься на аудиенцию к Грандсиру Неведомого клана или его демонам, чтобы просто станцевать с кем-нибудь на мечах? А тут сам предложил…

Кай прищурился. Серьёзно – так серьёзно. Весельчак отдавал себе отчёт в том, что он, как осколок сознания, не сможет даже приблизиться к тому настоящему урагану, каким был прежний Князь… но все же сейчас сражаться должен был именно он. Ледышка не сможет насладиться поединком, не сможет позвать основу. Ярость же… Ярость не имеет границ, ярость – воплощённое разрушение, это тоже не подойдёт.

Отбросив и свою рубашку, вампир повторил трюк Кэтрин с доспехами, шутовски поклонился, крутанув меч.

«Нападай, моя чертовка…»

«Значит дамы вперёд? Мы не решили маленькую вещь, ведём бой до счёта? Или же до обозначения смертельного удара?»

«Ваш день, вы и выбирайте!»

«Давай на счёт. До трёх?»

«Хорошо. Итак… начинай».

Кэтрин улыбнулась, смерила взглядом Кая и…

Спустя мгновение она уже стояла за его спиной, уперев лезвие в горло. Не просто очень быстро – мгновенно. Ветер в руках Мастера – страшное дело.

«Я думал, мы испытываем меч, а не магию…» – протянул Кай, мгновенно уходя вниз и делая подсечку с одновременным ударом воздухом в грудь девушке. Прыжок, причём словно вампиресса этого ожидала, скольжение вбок, и она уже снова за спиной мужчины.

«Да? Нет, мы, конечно, можем и постучать железками, но… так у тебя хоть какой-то шанс есть вообще-то. Теоретически. А на фехтовании», – прижалась Кэт на мгновение щекой к мечу. – «Полный ноль. Сразу же».

«Мне кажется, или ты зазналась, а?», – усмехнулся кровожадно Кай, атакуя уже по-настоящему. Азарт такой азарт…

«Ярость, дай-ка мне немножко твоего буйства… и чуточку расчётливости Ледышки… потанцуем!»

Кэтрин же только того и добивалась, стремительное скольжение (безо всякой магии) и вот уже меч дрожит напротив сердца вампира, всего в паре миллиметров. Не нужно было бы останавливаться – она бы смогла пробить таким движением и бронежилет, и стихийный доспех на вампире.

Улыбнувшись, Кэт опустила меч.

«Третий раз?»

«ДА!» – голос наложившихся друг на друга трёх личностей – то ещё удовольствие… но вот взрыв более стоящих атак – это удовольствие для мечника.

Кэтрин отринув магию, приняла удары на меч и вступила в бой. С искренним наслаждением и живым задором в зелёных глазах. Это было ещё не то, что она хотела, но уже куда более близко.

Щека украсилась россыпью алых капелек, доспехи на плече пропустили удар, но всё же третий раунд остался за запыхавшейся и счастливой вампирессой, остановившей кончик меча на этот раз у глаза Кая.

Тоже запыхавшийся, но довольный мужчина застыл с мечом у бока девушки. Доведи они удары – ему был бы конец, а вот с ней – большой, очень большой вопрос.

«Да… ты прелестна», – искренне улыбнулся вампир, отвешивая Кэт завершающий бой поклон, – «дуй к ангелочку за наградой, а я дух переведу».

«Это было почти хорошо», – ясно улыбнулась Кэт. – «Спасибо».

Лёгкий поклон с её стороны, и вампиресса, убрав меч в появившиеся перед ней костяные ножны, спрятала потом его… куда-то…

А сама двинулась к сестре, почти напевая на ходу.

Кай же остался на прежнем месте, разве что убрал оружие на прежнее место. Он сам перемешал в себе все составляющие и теперь они укладывались под воздействием Ока Шторма… но совсем не так, как ранее.

Но все было бы куда проще, если бы вампир не обернулся взглянуть на девушек. Ничего особенного. Подумаешь, две близняшки, такие похожие и такие разные. Подумаешь, свели проказливые близнецы вместе в команду.

В конце концов, между вампирессами ничего не было, наверное, и вряд ли быть могло. Хотя шутки порой были и пошловатые, и ниже пояса тоже. Можно было поведение их трактовать как угодно, да и не стоило забывать про шутливые предложения Рыжего Апа поделить блондинку на двоих.

И зелёные глаза…

Проблема была только одна. Обычно Рыженькая тянулась к сестре, а Кэтрин всячески избегала двусмысленных ситуаций. Но в этот раз, удерживая у борта драккара Энджел, рыженькую целовала как раз сама Кэт.

Не напористо, нежно, даже не касаясь руками нежной кожи. Не то выполняя её желание, не то… Какая разница, какая была для этого причина?

Просто это было…

Кай даже немного завис, наблюдая за этим зрелищем, словно заворожённый. Хотя, тут было, чем заворожить!

Кэтрин отстранилась, Энджел сползла по бортику, хватая ртом воздух, и блондинка, ведущая себя немного… не в привычной манере, повернулась к Каю. Два зелёных затягивающих взгляда словно манили окунуться в шторм.

Сопротивляться было бы невозможно… но Кай и не собирался. Окунувшись в два колдовских омута, он вынырнул уже другим.

Тем, кого совсем не знала Энджел и так ждала Кэтрин. К двум зеленоглазым именинницам двинулся уже Князь, которого неслышным в Оке хлопком разом раскрывшегося полностью паруса приветствовал корабль.

Подойдя к Кэт, мужчина скользнул пальцами по её щеке, шее, обвёл пальцем метку на ключице и – поцеловал в манящие губы, одновременно протягивая свободную руку рыженькой.


… Демиан, сидящий в кресле с сестрой на коленях, щёлкнул её по носу и погасил экран.

– Порнушку на троих мы с тобой ещё успеем посмотреть, душа моя. Что скажешь?

Возмущённо буркнув, Деми тряхнула головой:

– Хамство! Тут такое эстетическое наслаждение! Такая… такая красивая картинка, а ты взял и отобрал! Мужу пожалуюсь!

– Он возмутится, что мы такое без него смотрим. И вообще, я запись продолжаю, да.

Засмеявшись, Деми покачала головой:

– Это после того, как парус развернулся? Будет у тебя в записи только он и всё. Почему ты в свой отдел не сманил Кэт, кстати? Такая умелая в плане ветра, такая тонкая работа… Я ничего подобного не видела уже лет семь точно!

– Она такое может творить только для души, а этим не торгуют. К тому же она не дисциплинирована, и ей это не интересно. Мне нечем заставить её делать то, что нужно.

– Какой подход! – Деми потянулась от души, потом привалилась к плечу брата, зевнув. – Но подход правильный, сманил бы ты её и что? Это мы такую бы прелесть собрать не смогли! И? Теперь, если я правильно понимаю эти интересные «законы удачи», которые работают с ними, они смогут пользоваться своими шансами на «сто процентов» попадания?

– Откуда мне знать, милая? Я не провидец… Я знаю только то, что мне срочно нужно этого деятеля вызывать. Если срочно не склеить его личность – Князь исчезнет опять. И мне будешь нужна ты, когда я заброшу Кая в Сферу.

– Пусть побудет ещё немного? – Деми потёрлась щекой о щеку брата. – Совсем чуть-чуть. Две зеленоглазых девушки ненадолго задержат Князя, и теперь я понимаю, почему у него на них пунктик! А сферу… Я уверена, что это поможет, но будет ли этого достаточно? Захочет ли он сам оставаться?

– Из-за них – захочет. Он вернёт себе Небеса и станет цельным. А там и мой проект заработает… надеюсь. И ладно, пусть. Эта ночь – их, вся. А на следующий вечер я его забираю в сферу. Да и вообще, стыдоба – князь и без оружия…

– Вот! Такой план просто отличный! И оружие ему теперь тоже захочется. Девчонка победила, да ещё и так просто.

– Князь будет жаждать реванша. Надо бы ещё раз твоего муженька обыграть в покер, ещё игрушек наделать…

Засмеявшись, Деми покачала головой:

– Только в покер? Или, может быть, игру покрупнее? Там, чего мелочиться, сразу на Атлантиду?

– Всё же хочешь сыграть на Атлантиду? – Дем задумчиво накрутил на палец локон сестры.

– Разве не тебе хочется покопаться в том, как она устроена?

– Хочется. А игра тут причём?..

– Забрать её себе. Целиком. Захапать. И никому не отдавать. А игра… В принципе, на Атлантиду многие, если узнают, могут загореться желанием. Если не хочешь, то не надо. Я просто спросила.

– Надо подумать… Но скорее всего я соглашусь с тобой, просто хочу хоть раз выглядеть ответственным близнецом, – хохотнул маг.

– И что это значит? – озадачилась Деми. – С чего это ты вдруг?!

– Разнообразие. Не всегда же мне быть раздолбаем?! Решил побыть ответственным… хоть часок. Попробовать, как это.

– И как?

– Скучно… но необычно.

– Скучающий ты мой, не надо тебе быть ответственным. Рано ещё.

– Э!?

– Фэ! Рано ещё. Вот лет так через двести, триста… Ну, пятьсот. Когда будешь уже таким,… с возрастным статусом, будешь учиться быть ответственным. А пока… не надо! Ты мне и так нравишься, я тебя и таким люблю.

– Как-то это от тебя снисходительно прозвучало, душа моя… Сдаётся мне, тебя надо… защекотать!!!

– Нет-нет-нет! – Деми попятилась. – Нельзя! Ни в коем разе! Ни в коем случае!!!

– Чем откупишься?

Догнав сестру, Дем обвил её талию одной рукой, прижимая девушку к себе.

– А… А…. – Деми захлопала ресницами. – Вкусняшками? И рисунками. Да-да. Я тебе скажу, от какой гадости делать нужно защиту! Вот!

– Хорошо, и то, и то, и так и быть, на сегодня щекотать не буду.

– На сегодня?! Я тебе дам три рисунка!

– Ну… Ладно, я не могу тебе отказать – ещё и на завтра, да-да-да!

– Мало будет!

– Не забывай, что я тебе ещё и видео классное завтра показываю, так что нечего тут вымогательством заниматься!

– Видео ты мне завтра не покажешь, – засмеялась Деми. – Просто потому, что ты недооценил Кэт и Князя!

– Эм, они будут двое суток… расслабляться!?

Смех стал ещё заразительнее.

– Пошли. Наверх. Будет тебе кофе, хоть такой, как Энджел, я делать не умею, и вкусняшки. И я даже не буду предлагать тебе клубнику.

– Деми, а, ну, рассказывай! – поспешил за ехидной сестрой Демиан, жалея, что обещал не щекотать её целых два дня.

– И ты будешь клубнику с молоком? – насмешливо повернулась перед дверью в картине близняшка.

– А ты отмоешь потом кухню?

– Не-а, – засмеялась девушка, открывая нарисованную дверь.

– Вот и не предлагай! – фыркнул маг, проскальзывая под рукой сестры. – Но клубнику я у тебя все же заберу!

– И будешь кормить ею меня, – донеслось из-за закрывающейся двери за ними обоими. – А то я не знаю.

Демиан расхохотался, двигаясь вперёд по проходу… и как-то отвлекаясь от планов на ближайшее время в пользу вкусностей, изготовленных сестрицей.

Велиар, все это время следивший за близнецами, лишь головой покачал, взглянув на отстранённую Нату:

– Знаешь, эта парочка нас доведёт до дурдома, но они явно самое то, что требуется этому миру…

↫ Предыдущая глава || Следующая глава ↬

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019