И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Глава 22. Метка, кости и неудача

Спустя некоторое время, Кай и Кэтрин устроились в гостиной на диване. Мужчина совсем не возражал, когда наглая девица улеглась, используя его ноги вместо подушки, словно довольная кошка. Разве что лапу не вылизывала для полноты образа… но выражение лица было точь-в-точь, как у налопавшейся сметаны кошки. Зелёные глаза сверкали в свете люстры лёгким озорством.

Усмехнувшись, Кай поднёс к губам вампирессы кусочек пиццы – подкрепиться после увлекательной тренировки… и её не менее увлекательного продолжения.

Прихватив пиццу, и не удержавшись от лёгкого хулиганства и прикусив кончики пальцев самого Кая, зеленоглазая отстранилась, о чём-то задумавшись.

– Стриптиз бар женский, мужской или универсальный?

– Это ты к чему?

– Думаю, куда тебя и рыженькую тащить, после того, как она вернётся. Ты же помнишь, что мы сегодня продолжаем развлекаться?

– Ну, в мужском мне делать явно нечего, не находишь? – Кай откусил кусок пиццы, растрепал свободной рукой собственные волосы.

– Почему? – удивилась Кэт, облизывая демонстративно губы. – А кто будет гонять поклонников от рыженькой?!

– Я их в любом буду гонять, как и от тебя. Я жадный, – усмехнулся мужчина, поднося вампирессе ещё кусочек пиццы.

– От меня? Вот ещё! Ммм, – решив, что ей надоело тянуться из удобной позы за пиццей, Кэтрин отобрала ломтик целиком, – от меня гонять никого не надо. Ты забыл, что я Дикая? Нормальные вампиры ко мне и не лезут. Это у нас рыженькая просто топ популярности. Стабильное место в пятёрке самых красивых вампиресс Неведомого клана, знаешь ли, это не хухры-мухры!

– Да помню-помню, как Жак тобой пугал. Но, гонять от обеих буду все равно. Раз мы идём развлекаться, то мы идём развлекаться, а не ждать, пока ты превратишь в желе очередного умника, польстившегося на твою фигурку. Я это сделаю быстрее, Котёнок. К тому же не придётся разбираться, к кому из вас клеится очередная жертва – к Рыжику или к тебе.

– Действительно. Может сразу в паранджу, а? – прищурилась угрожающе Кэт. – Чтобы не становиться опасными для окружающих?

– Паранджа не наш метод, да и не сработает она, – не испугался, а негромко рассмеялся князь. – По моему плану, будет следующее – какой-нибудь особо смелый или глупый посетитель в какой-то момент подкатит к Рыжику или к тебе, смотря на кого будет больше ставок. В следующий момент я знакомлю его морду с ближайшей стеной, мы веселимся дальше, пока его друзья, виновные в таком подвиге, напиваются. Напившись они всей компанией приходят вразумлять меня, тут все зависит от того – как они это сделают, и нужны ли будут нам. Если вариант не наш – я их просто выкину в мусорный бак, а мы поедем в следующее заведение, кутить дальше… ну, или останемся в этом. Если же они будут нашими клиентами – мы их красиво упаковываем… и отправляемся развлекаться дальше, а их – переправляем в места не столь отдалённые, где героев ждёт много интересного и незабываемого.

– Имею желание сделать вид, что я этого не слышала! О, а это – уже слышу. Рыженькая пришла!

– От долгов тебя это не освобождает, Кэт, – Кай поднял взгляд на дверной проем, – Рыжик, не прислушивайся от входа, а давай сюда.

– Я уже почти иду, – донёсся звонкий голос, в комнату заглянула Энджел, оглядела структурную композицию из двух вампиров, хмыкнула. – Сухомятка! Кофе будете, деятели?

– Будем кофе, приветственные поцелуи, и тебя на десерт… И да, могла бы и не критиковать с порога, это моя работа! – последние слова мужчины отдавали сомнениями и произнесены были себе под нос.

Кэт засмеялась, Энджи покачала головой:

– Меня на десерт не получится. От приветственных поцелуев тоже придётся вам отказаться. А вот кофе сейчас сварю.

– Что значит отказаться? – нахмурилась Кэт. – Рыженькая, иди сюда.

– Не-а, – донёсся уже приглушенный расстоянием голос, а следом зашумела кофеварка. Мгновением позже – холодильник. Легкие шаги и сразу же возмутительный ответ. – У меня другие планы!

– То есть мы её ждём, понимаешь ли, а у неё планы другие… – протянул Кай, прищурившись.

– Да-да, другие! Меня пригласили на день рождения, так что… сегодня развлечётесь без меня?

– Это не объясняет, почему ты намерена лишить нас приветственных поцелуев! М-дя… ну, и что будем с ней делать? – мужчина посмотрел на Кэтрин.

– Откажем, – ничуть не удивилась блондинка. – Рыженькая, запрещено!

– Что значит «запрещено»?! – появилась изумлённая Энджел на пороге с огромным подносом, на котором стояли чашки с кофе, одна мороженица сразу с тремя шариками и вазочка с печеньем. – С чего бы это?!

– Ты отказала нам в приветственных поцелуях, – мило улыбнулась Кэт. – Поэтому считай, что ты наказана и под домашним арестом. В смысле, дома не останешься, не переживай, но гулять может пойти только с нами.

– Если в этом проблема, пойдёмте вместе?

– Ты в курсе, что являться незваными – невежливо? – поинтересовался мужчина, смерив ангелочка взглядом.

– Это молодёжная вечеринка, – ничуть не устыдилась Энджел, подманивая поближе кресло и столик. Опустив принесённое, девушка забралась в кресло с ногами, вцепилась зубами в печеньку и, только прожевав её, пояснила. – Тут статусность. Ну, кто-то из демонов, вроде бы Рафаил говорил, что таким образом новообращённые пытаются найти своё новое место в новом мире. Заглушить боль от потери реальности, от того, что сейчас они живут по-другому, другие законы, правила. Не лучше и не хуже, просто другие. И поэтому, чем больше народа у именинника (особенно круто, если они ещё и незнакомы), тем лучше. Так что никаких проблем. Даже наоборот, когда приглашают на такие вечеринки, говорят, чтобы тащили с собой кого-то ещё и ещё. А в этот раз в качестве плацдарма выбрали небольшой бар, чужих там не бывает – строго вампиры.

– Ну, чисто теоретически, мы можем дать тебе шанс искупить вину и повести нас по твоему плану… Что думаешь, Кэт?

– Что она не хочет искупать вину. Ты смотри, как глазищами сверкает!

– Значит, наказание остаётся в силе, все честно логично и справедливо. Мы добрые, были готовы уступить красивым глазкам и действовать по её предложению… – Кай вздохнул. – О времена, о нравы…

– Ужасные, – согласилась Кэт. – Ты смотри, смотри, она сейчас ещё минуту подумает и скажет, что влюбилась.

– Я влюбилась, – послушно сообщила Энджел.

– Хм… я уж даже и не помню… в порыве ревности полагается ей уши надрать или объект влюблённости на котлеты нарубить?.. – спросил… пробегающих мимо щенков мужчина. – А, не суть и то, и то сделаю, чтоб наверняка. Кэт, кофе подержи, чтоб не расплескалось.

– Объект влюблённости, – флегматично ответила Кэт, – уверена на сто процентов – это ты. Процентов на пятьдесят, что это уже я, а кофе давай, я подержу. Мой как раз закончился. И ушки надери. За меня тоже.

– Договорились, – кивнув, мужчина протянул руку… и воздухом дёрнул Энджи вместе с креслом к себе. Поймав ангелочка за ушки, он приблизил её лицо к своему. – Запомни один раз и до склероза, Рыжик, влюбляться и любить тебе разрешается только нас, а то мы ж в порыве ревности пару городов разнесём, и только потом услышим, что ты шутишь… Смекаешь, шаловливая наша?

– Кай… – рыженькая засмеялась, покачав головой, – а ты собственник!

– А ты только что это узнала? Так, вину искупать будешь, или мы дальше на тебя обижаемся?

– Можете обижаться, на обиженных возят воду! А я буду кофе, – облизнулась рыженькая, наклонилась к губам Кая, целуя расчётливо-нежно, потом отстранилась. – Претензии?

– Есть, кофе мало налила. И сестрёнку забыла, – кивнул мужчина, целуя рыженькую с отчётливой собственнической ноткой, но все же тоже нежно – приветственно.

– Ну, не буду же я её целовать! – опешила рыжая.

– Совсем недавно ты это делала весьма… соблазнительно, ага.

– Молчи! – возмутилась Энджел, закрыв князю рот ладонью. – Даже не напоминай! Она мне голову сейчас открутит!

– Кэтти, она смущается, научишь её правильному ответу? – мило улыбнулся мужчина и… повернул лицо ангелочка к блондинке.

Кэт, с довольным видом, опустошающая уже его кружку с кофе, пожала плечами, облизнула губы и потянулась к сестре, легонько чмокнула её в кончик носа, легко коснулась поцелуем губ, словно пробуя на вкус косвенный поцелуй, а затем уже поцеловала от души. Кай не вмешивался, только приобнимал обеих девушек за талии, наслаждаясь запавшим в душу зрелищем.

Отпрянув от сестры, рыженькая тут же воззрилась на мужчину с искренним возмущением, тут же заявив:

– Ты! Это всё твоё влияние! Ты её испортил!

– Конечно. Под твоим влиянием, Рыжик. И не делай такое возмущённое лицо, оно не идёт к блеску твоих чудных глаз.

Фыркнув, подобно рассерженному котёнку, Энджел попыталась ускользнуть из рук вампира, что, естественно, ей никто не позволил. Более того, её привлекли к себе и заставили переключиться на затяжной поцелуй.

Кэт, облизнувшись, осторожно высвободилась из рук Кая, и двинулась к поскуливающим в нетерпении церберам. Малыши хотели свою долю внимания и еды, еды, и побольше.

Вернулась она минут через пятнадцать, когда мир и спокойствие были уже восстановлены.

– Итак, – блондинка воззрилась на сестру и на Кая. – Что у нас с планами?

– Ты рассчитываешься с долгами, и мы топаем развлекаться, полагаю, – ответил мужчина, потягивающий кофе.

– Рассказ, – пробормотала вампиресса, мгновенно теряя интерес к происходящему.

– Угу. И не грусти, ага?

– Не грущу. Просто не думаю, что это хорошая идея.

– А я и не говорил, что она хорошая, Кэтти.

Блондинка от возмущения потеряла дар речи, и настал уже черёд рыженькой пакостно хихикать.

– Я тебя слушаю, Котёнок, – очень нежно произнёс вампир, тепло улыбаясь.

– Обязательно?!

– Проиграла – плати.

– Проиграла? – заинтересованно уточнила Энджел.

Кэт дёрнула плечом, предлагая Каю разбираться с ответом на данный вопрос самостоятельно.

– Я стребовал с твоей очаровательной сестрёнки реванш за тот прошлый поединок. Вот сейчас расчёт требую.

– То есть, – Энджел взглянула заинтересованно на Кая, – она тебе проиграла?

– И как ты угадала?.. – рассмеялся вампир.

– Какой ты здоровский!!! – рыжий вихрь восхищения оставил на лице Кая десяток быстрых поцелуев. – Это давненько не случалось!!!

– Я не удивлён, Кэтти очень серьёзный противник…

– Правда? – скептически уточнила рыжая.

– Да.

– Хм…

Кэтрин, показав сестре кончик языка, распустила у горла шнуровку кофты, провела пальцами по метке, повторяющей герб князя, и спокойно сказала:

– Несколько веков назад, отряд охотников, членом которого была и я, получил заказ. На Князя Кайонаодха. Оплата была более чем щедрая, старший отряда согласился. Вот только никто не предупредил, что Князь так опасен, и что назад никто не вернётся. Я осталась единственной выжившей, за что и получила метку. Я обязана была убить Князя, любой ценой, любым способом и методом.

При звуках голоса девушки Кай чуть смежил веки, выискивая в океане своей памяти этот эпизод. Группа наёмников, знакомые зелёные глаза, одна девчонка, группа мертвецов… вроде бы так много ключей, но сколько же было схожих эпизодов!

– Да, помню… но ты не закончила ответ…

Энджел, сжав кулаки так, что побелели пальцы, воззрилась на сестру мёртвым взглядом:

– Ты не говорила этого!

– А зачем? – вопросительно взглянула на неё Кэтрин, потом вздохнула, протянула руку и погладила сестру по волосам. – Рыжик, это ничего бы не изменило. Да, я специально искала потом князя, чтобы сказать «спасибо». Именно поэтому, – зеленоглазая бестия перевела взгляд на Кая, – я не стёрла метку.

Кай медленно кивнул. Захоти Кэтрин – давно могла бы стереть, это было не так уж сложно – смешать его кровь с серебром и намазать клеймо. Раз не сделала этого – значит именно не захотела.

– Энджи, не смотри так на сестрёнку, тебе не идёт такой взгляд.

– Почему?! – рыжая посмотрела уже совершенно больным взглядом на Кая. – Вы были знакомы?

– Знакомством это не назвать, – сообщила Кэт, глянув в потолок. – Это просто была мясорубка, князю было… скучно, пожалуй, но он не нашёл никого интересного в отряде смертников.

– А ты?

– Что я?

– Почему ты выжила?!

– Теряюсь в догадках до сих пор.

Кай отвечать не стал. Во-первых, его никто не спрашивал, что давало возможность не ответить, а, во-вторых, причина была довольно глупой, если смотреть со стороны… хотя ему этого оказалось достаточно, чтобы не убить одну единственную девчонку.

– Кай? – прозвучало в голосе рыженькой сомнение. – Почему?

– Глаза, – не стал увиливать мужчина, пожав плечами. Он не шутил, тогда он не нанёс смертельного удара только из-за того, что столкнулся взглядом с зелёными омутами глаз Кэтрин.

– Зелёные глаза? – Кэт хмыкнула, покачала головой.

Причина ничем не хуже других, но и не лучше. Просто…

Возможно, было бы легче, если бы причина была в другом. Кто-то в жизни Кая был зеленоглазым, таким важным, таким нужным, что зелёные глаза навсегда стали для него цепью.

И возможно, он с самого начала увидел не их самих, а застыл на их зелёных глазах?

Мужчина задумчиво посмотрел на девушек, задавшись ненадолго тем же вопросом… но быстро понял – нет. Ингрид давно освободила его сердце для нового чувства, но для неё там навсегда остался уголок памяти. Памяти, которая давала силы тогда, когда больше не оставалось ничего. Он долго, десятилетиями искал её в сотнях зелёных глаз, но со временем это наваждение прошло… осталась лишь тяга. Ему нравились зеленоглазые, и это факт, от которого глупо бежать.

Но видел он все же самих девчонок. Таких разных, но похожих, способных принимать десятки обличий, но остающихся собой.

Князь улыбнулся своим мыслям и совершенно машинально провёл подушечками пальцев по щекам близняшек.

Энджел потянулась за лаской, послушным ласковым лучом.

Кэт ухмыльнулась и осталась на месте, лишь вздёрнула бровь:

– Распускаем руки, князь?

– Разве что самую чуточку, Кэтти, – отразил усмешку девушки Кай.

– Ну-ну.

– Ты не «нукай», а скажи лучше, идём мы выгуливать нашего Рыжика?

– А может ты с ней пройдёшься? Продемонстрируешь всем, что появился вампир, который … который с ней.

– Эй! – возмутилась Энджел. – Прекратите так говорить, словно меня здесь нет.

– Младшим слово не давали, – отозвалась Кэт коротко.

– Кэтти, для справочки, вы обе младшие, ага, – не удержался от шпильки князь. – Так что марш собираться, чтоб обе были готовы. Возражения не принимаются. Пройдусь я с вами обеими, с озвученной тобой целью, но в двойном размере.

– А ты разве со мной?! – округлила вампиресса зелёные глаза.

– Конечно. Кэт… ты же знаешь – я не отпускаю, – лукаво улыбнулся вампир. – К тому же, ты сама носишь мою метку…

– Я её не ношу, – тут же раздался рубленый ответ. – Я её прячу, так что она не в счёт. И нет, ты – не со мной. С рыженькой, ещё возможно.

– Время покажет, – философски рассудил мужчина. – В любом случае – сегодня я с вами обеими, и мы идём развлекаться. Так что – вперёд собираться.

Сестры переглянулись, смерили Кая совершенно одинаковым ошарашенным взглядом:

– Сразу с обеими?! – как-то растерянно пробормотала Энджел. – Может, выберешь одну?

– Не-а. Вдвоём все это начали, вдвоём и расхлёбывайте. Вот так-то, Рыжик.

– Половина поклонников Рыжика заработает сегодня инфаркт, вторая косоглазие, – ухмыльнулась Кэт, – а ты, князь, просто не знаешь, на что подписываешься.

– Ну, что ж поделать, если мне достались такие коварные очаровашки? – Кай подмигнул девчонкам, затем рассмеялся. – Кстати, я тебя обставил – массовый инфаркт куда круче ножа для отпугивания поклонников!

Кэтрин улыбнулась, спрятав взгляд под ресницами, и промолчала.

Впрочем, как выяснилось очень быстро, Кай действительно не очень понимал, на что подписывается.

И Энджел, и Кэт с самого начала производили впечатление недавно новообращённых, свои истинные силы не светили, да и вообще предпочитали держаться на расстоянии от самых публичных тусовок, где можно было засветиться.

Поэтому и соблюдать им – волей-неволей – приходилось именно дресс-код того времени, к которому их причисляли.

Кай ждал девушек внизу, когда они появились одновременно, правда, из разных дверей и совершенно роскошно выглядящие. На обеих зеленоглазках были кружевные платья, тонкое кружево на шёлковых комбинациях.

На Энджел платье было кремовое, и вся пена кружев струилась вокруг неё, по совершенному телу, словно бесстыдный любовник, касаясь самых укромных мест. Рыжие волосы были подобраны вверх, в сложную корону. Несколько прядей выбились из причёски на шею, касались щеки. И девушка задорно улыбалась, пока в вырезе платья покачивалась двойная подвеска – буква «К», удобно устроившаяся между ангельских крылышек.

Кэт была в чёрном платье. И чёрное кружево скользило по её телу, оставляя ощущение холодной змеиной кожи. Высокая гладкая причёска, выражение холодной надменности, и ножны с белыми клинками, показывающиеся, если слишком долго смотреть на манящие изгибы тела.

И глядя на них, Кай невольно ощущал девушек частью одного целого. Он это видел, ощущал, воспринимал, а до других князю дела не было. Хотелось обнять девушек и провести вечер с ними обеими, потому что по отдельности это было уже не то…

Это ощущение сохранилось и потом, разве что, когда к обеим стали клеиться совершенно посторонние вампиры, пришлось немного напрячься, чтобы чужаков отвадить. Что же касалось отношения к спутницам – мужчина проявил себя настоящим джентльменом, взяв на себя заботу и об их досуге, и о том, чтобы близняшкам было что пить и есть. К тому же, что уж греха таить – было приятно полюбоваться на них, по пути обратно.

В какой-то момент, когда они разделились всего лишь на мгновение – близняшек окружила толпа разряженных девиц, Кая остановила девушка.

Точнее, вначале перед его взглядом появилось тонкое запястье и симпатичный браслет на нём – на широких полосках металла звенели и покачивались разнообразные подвески в виде оружия – не меньше полусотни. Подмигнуло янтарным огоньком обручальное кольцо на пальце. В обеих руках у появившейся Деметры были бокалы с вином. И здесь и сейчас она была «не здесь», «не в тему». Она была собой, в простых джинсах, футболке, наброшенной на плечи джинсовке. Вид у провидицы был сонно-замученный.

– Будешь? – поинтересовалась она.

– Ну, как я могу тебе отказать… – принял вампир предложенное угощение. – Что-то не похоже, что ты развлекаться зашла.

– Ты слишком плотно их опекаешь. Так что я завернула немного помочь, – туманно отозвалась Деметра. – Правда, не вам. Но вам тоже. Так… Как ощущения, Князь Кайонаодх?

– Забытые, но приятные, до полного комплекта осталась малость. Спасибо.

Хмыкнув, Деми покачала головой, подбросила на ладони задумчиво игральные косточки:

– Не благодари. Они тебе ещё столько крови попьют. Даром, что со стороны тихими кажутся.

– Все женщины такие. Хотя, мужчины для них не лучше.

Одобрительно кивнув, провидица кивнула:

– Угадаешь, сколько выпало на костях, княже? Угадаешь, дам подсказку. Не угадаешь, придётся рисковать девчонками, подставляя их как наживку.

– Ох уж мне эти ваши Игры… – Кай лишь головой покачал, но от подсказки не отказался. – Двойка и тройка, быть может?

Деметра пропала, словно никогда и не было. Только звучали тихие слова:

«Увы, ваше княжество, увы… Я, правда, старалась, но, видимо, ваша удача весьма капризная и своевольная леди. Я уже помочь не смогу, не имею права. Впрочем, всё уже пришло в движение, а… и осторожнее с вином!»

В конце фразы прозвучал смешок.

В бокале с вином на дне покачивалась небольшая фигурка, естественно, не серебро – что-то химическое или магическое, потому что пропало всего за несколько мгновений, лишь сотворив перед своим исчезновением эфемерный лунный образ.

Правда, на этом исчезновения не закончились.

Всё только продолжалось. Или, быть может, начиналось.

Вокруг шумела толпа, гремели басы мощной звуковой системы. Кружились в танце вампиры. В баре звенели бокалы. Переливалась светомузыка, от мельтешения зайчиков вокруг неподготовленного человека могло бы затошнить.

Вампиры этим обычно пользовались в своих целях. Выбей человека из равновесия, устрой ему банальную дезориентацию, и он твой с концами.

Вот и сейчас огромные шары помехой для взгляда Кая не стали. Достаточно было одного взгляда вокруг, чтобы понять, что он остался один.

Ни Кэт, ни Энджел больше в зале не было…

↫ Предыдущая глава || Следующая глава ↬

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019