И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Глава 26. Ловушка на живца

Воздух покачивал длинные кисейные занавеси. Негромко играла флейта, где-то в стороне оркестр разогревался, наигрывая простые мелодии. До представления ещё было время, но гости уже начали прибывать.

Были заняты несколько диванчиков в огромном фойе с фонтанами.

Особые гости устроились в вип-ложах императорского театра. На балкончике собирались маленькие группы.

Вампирский театр путешествовал по всем странам, давая в каждой – один спектакль в год, единственное исключение было сделано для России. Здесь спектаклей было три: в Питере, Москве и Владивостоке.

В Москве труппа бронировала для себя на неделю вампирский театр «Вампир и русалка». Давний, работающий уже пару столетий, а потому пользующийся заслуженной славой.

Сюда невозможно было попасть просто так, с улицы, а билеты выкупались зачастую не за год, а за два, три, а то и все пять. Особенно, если в клане были отличные Провидицы.

Здесь почти никогда не появлялось случайных вампиров или малознакомых новообращённых. Здесь почти никогда не было людей. Хотя исключения были, во всех категориях.

На спектакли в «Вампире и русалке» зачастую собирались и самые важные члены кланов. Например, часто на них можно было встретить прекрасную леди Марго со своим герцогом. Бывали здесь и неуловимые Грандсир Неведомого клана с женой. Порой – Демоны Неведомого клана. На самые редкие спектакли появлялись глава некромантов со своей женой.

Но, в общем-то, завсегдатаев знали хорошо.

Именно поэтому на двух особенно выделяющихся гостий, в этот раз не просто поглядывали осторожно, не просто посматривали краем глаза, на них глазели, недоумевая, кто обратил такое сокровище, и кому вообще пришло в голову отпустить их в публичное место под охраной всего одного вампира?! Кто-то из Правящих обратил девушек и оставил их в качестве своих игрушек. Об этом не говорили, кричали ошейники на девичьих шеях.

Девушки были похожи как две капли воды. Они постоянно касались друг друга кончиками пальцев, шушукались, посмеивались, менялись местами, и постоянно вызывали жуткое чувство дезориентации. Кто из них кто?

Избалованные, абсолютно, до невозможности, дочери удачи и порока.

Ощущение идентичности пропадало только в тот момент, когда кто-то неосмотрительно смотрел девушкам в глаза. Новообращённые птенцы по всем законам должны были быть слабыми, мягкими, хрупкими. Но эти были не такими. Сила, светящаяся в их глазах – была их личной, и от того всё становилось только интереснее.

Одна – прожжённая циничная тварь, смотревшая на мир с позиции победителя. Её уже ничего не интересовало, не волновало, она уже была на коне. И оттуда смотрела на презренных слабаков, вьющихся у её стройных ног.

Вторая была другой. Ветреной, лёгкой, мягкой, уютной … играющейся. Она не ценила чужие жизни, игралась ими, ставила опыты, наслаждаясь разве что эффектом домино.

И… охранник. Возможно, девушкам сказали, что он телохранитель, но окружающим было очевидно, что это сторож хозяйского добра.

Со стороны мужчина казался этаким родительским секретарём, посланным сопроводить любимых дочерей на интересный спектакль и заботиться, чтобы никто не помешал им, а они получили всё, чего пожелают. Но – это только на первый взгляд.

Уже на второй были видны боевые артефакты мгновенного действия, и два принудительных телепорта, подключённых к ошейникам близняшек.

И только самые внимательные могли заметить, как работает этот мужчина. Он оценивал всё вокруг, прикидывал пути движения и мысленно вешал каждому встречному ярлык с точным описанием силы, возможных действий и даже толщиной кошелька. Потом, в своём отчёте, он явно сообщит, сколько полезных знакомств завели его подопечные, и что за их улыбки можно получить с каждого.

И, хотя, по ощущениям, вампиру было пару сотен лет, едва ли больше, артефакты позволили бы ему победить даже Древнего. Хозяин явно выложил кругленькую сумму, чтобы экипировать пса, стерегущего его вещи.

Вампиры перешёптывались, оглядкой посматривали, но не подходили близко.

Адриана, уже сидящая с мужем в ложе, перегнулась через подлокотник к Мстиславу, щекоча дыханием его ухо:

– Итак, что скажешь?

– О чём, милая? – чуть повернулся он к жене.

– Вот о той чудесной парочке, что в соседней ложе.

– Качественно, талантливо, – скупо отметил Мстислав. – О большем рано судить.

– Мист, я тебя сейчас покусаю! – возмутилась Ри. – Ты смотри, какая красота! Как думаешь, если я Деми попрошу сделать мне их портрет? Или их самих сманить на фотомодельство? Мы открываем новую линию, лицом которой они могут стать! Это же просто восхитительно.

– Не согласятся… А Деми может и напишет, но явно не сейчас.

– Ты злой! – нелогично заметила вампиресса, разглядывая собравшихся в зале, потом вздрогнула и прижалась всем телом к мужу. – Мист… пойдём отсюда?

– Что-то случилось?.. – удивился мужчина, обнимая жену.

Она передёрнулась, вдохнула, нервно облизнула губы, рвано выдохнула и только после этого кивнула:

– Человек. Я не могу дистанцироваться от такой мощи. Пожалуйста… Даже тошнит от такой гнили…

– Хорошо, пошли, милая… – Мстислав, поднялся, увлекая супругу прочь. Непросто, когда жена – сканер… но ничего плохого.

Одна из девушек в ложе, вопросительно взглянула на вторую:

– Это же были?

– Да…

– А почему они ушли?

– Он здесь?

– Возможно… – Кэт повернулась к Каю, в зелёных глазах бродила истома дремлющей на солнце кошки. – Проверишь?

– Он здесь, – с секундной заминкой ответил вампир ровно, даже не шевеля губами.

Сёстры улыбнулись друг другу и сосредоточились на том, что вот-вот должно было начаться на сцене.

Удача всё должна была сделать за них, только… почему-то было безумно страшно.


…Он жил очень давно… так давно, что ни один человек не мог и представить. Он видел своими глазами, как вершилась история… да что там, он сам её вершил неоднократно!

И все же он продолжал наслаждаться жизнью. Ему интересно было смотреть новые пьесы, посещать оперы и даже концерты. Он любил все новое, но ценил и уважал старое.

Выйдя из зала на антракте, он столкнулся с одним из деловых партнёров, и пришлось уделить ему время. Затем подошёл секретарь, молодой вампир, служивший ему всего десять лет. Юноша, облачённый в безукоризненный костюм, разве что без пиджака, поднёс ему маленькую чашечку настоящего турецкого кофе.

– Спасибо, Стефан, – негромко вежливо поблагодарил он секретаря, принимая напиток.

Стефан лишь голову склонил и, получив кивок, достал планшет, чтобы изложить все, что произошло за первую часть спектакля. В том числе – были ли среди гостей те, кто мог бы заинтересовать господина.

А господин сидел в удобном кресле и слушал, потягивая прекрасный кофе и окидывая взглядом зал.

Дверь в зал открылась, впуская двух девушек и сопровождающих их охранника.

– Кто это, Стефан? – прервал он негромко секретаря, остановив его властным жестом.

Вампир на мгновение застыл, оглянулся, считывая информацию, потом повернулся к хозяину:

– Две новообращённых из Правящих. Игрушки одного из довольно высокопоставленных вампиров. Были богатыми дамочками. У одной мерзкий характер, вторая чуть мягче. Говорят, хозяина не устраивают, слишком упёртые, и он подумывает о том, чтобы их перепродать.

– Хм… наведи справки и будь готов связаться с их хозяином, может быть мы их купим… Если договоримся, и они меня устроят. И, окажи услугу, пригласи их за мой столик. Не часто такая красота услаждает мой взор… – подумав недолго, хозяин добавил: – а, что упёртые – так это дело поправимое. К женщине просто нужно найти подход, тогда из тигрицы она становится мягким нежным котёнком.

Вампир послушно кивнул, отложил планшет и двинулся к дверям, подавив желание оглянуться на хозяина. Он и так хорошо знал, кого увидит.

Высокий, с безупречной осанкой мужчина всегда привлекал внимание, особенно женское.

Внешне ему было слегка за тридцать, смуглый, с небольшой густой и ухоженной бородкой и черными как смоль волосами. Не длинными и не короткими – слегка прикрывающими уши, вьющимися. Проницательный взгляд, приятная глазу внешность, манеры, знания и, что уж греха таить, деньги.

Эмир Имад ад-Дин был богат, очень богат, и собственные мозги позволили ему ещё и растить капиталы всю его долгую жизнь.

Одет эмир был в темно-темно синий костюм и белоснежную сорочку, на шее покоился дорогой, но неброский лёгкий шарф… ну, а тюрбан он в России обычно не носил, за исключением совсем уж холодной погоды.

Секретарь, не представляющий, чтобы кто-то мог отказать его хозяину, подошёл к двум девушкам, но практически тут же дорогу ему заступил телохранитель.

– Боюсь, я не могу пропустить вас дальше, – ровно произнёс страж.

– Вы… У меня есть дело к тем, кого вы сопровождаете.

– Я слушаю.

– Мой … начальник… хотел пригласить их к столику.

Страж чуть помедлил, определённо связываясь с хозяином, затем ответил:

– Кто он?

Чуть отступив, Стефан открыл обзор назад:

– Эмир Имад ад-Дин.

Ещё несколько мгновений молчания, и страж отступил, пропуская Стефана к девушкам… и незаметно кивнув им за его спиной.

Та, в глазах которой играл порок, шагнула вперёд, обошла вампира по кругу, а когда он попробовал что-то сказать, приложила пальцы к губам, не дав ему сказать ни слова.

Взглянула на вторую и засмеялась, оттолкнув Стефана:

– Если твой хозяин хочет пригласить таких, как мы, ему стоило бы прийти самому, а не присылать холуя, толком не знающего, как общаться с красивыми женщинами. Иди.

Вампир дёрнулся.

Кай покачал головой, затем посмотрел на девушек.

– Его хозяин стоит того, чтобы познакомиться с ним, – негромко произнёс страж, и в словах его так и звучало «хозяин велел идти и знакомиться, и лучше вам пойти добровольно».

На этот раз на «стража» воззрилась девушка-стерва:

– А тебя разве кто-то спрашивал?

– Я передаю послание, – спокойно ответил страж, глядя в глаза «стерве».

– Твоё послание можешь отправить туда же, откуда оно пришло, – вступила в дело первая, затем чуть дёрнула сестру за руку, касаясь губами её уха. Чтобы она ей ни говорила – слышно не было, даже стражу, но то, как эти двое выглядели…

Было в их облике, в их взаимодействии что-то мистическое, колдовское.

– Стефан, я тебе много раз говорил – к женщине нужно правильно обратиться и правильно себя вести. Особенно, если перед тобой леди… – раздался негромкий мужской голос, и эмир лично подошёл к компании. – Нижайше прошу простить моего помощника, юные леди. Он хороший секретарь, а вот с истинными Леди дела не имел доселе, – мужчина чуть склонил голову, словно извиняясь за некомпетентность Стефана. Впрочем, ни слова настоящего упрёка секретарю он не сказал, лишь мягко пожурил. – Позвольте представиться – эмир Имад ад-Дин…

Девушки переглянулись и скользнули уже вокруг эмира, поменялись местами, а потом одновременно протянули ладони, сочтя, что это будет интересным знакомством, по меньшей мере:

– Энджел.

– Кэтрин.

Приняв обе ладони, мужчина церемонно коснулся губами кончиков пальцев, пахнущих дорогими духами… но – едва-едва, как и положено.

– Польщён знакомством с вами обеими. Могу я надеяться, что вы согласитесь разделить со мной столик и кофе, пока мы ждём продолжения пьесы?

Девушки шагнули назад, синхронно покачали головами:

– Нельзя.

– Запрещено.

– Извините.

– Это было приятное приглашение.

– Кто же может запретить двум таким прекрасным леди чашечку кофе? – притворно изумился эмир.

Девушки переглянулись и пожали плечами, сплели пальцы:

– Он говорит, что хозяин, – пропела Кэт.

– Считает себя таким, – поддакнула Энджел.

Вампирессы переглянулись и расплылись в хищных улыбках:

– Но мы его убьём.

– Неужели он столь глуп, что не понимает, какие сокровища рядом с ним, и не ценит своего счастья?!

Взглянув на застывшего камнем стража, причём взгляды девушек полыхнули яростью и ненавистью, обе вздохнули:

– Увы.

– Нет.

– Мы не сокровища.

– Говорит «товар».

– Глупец, какой же он глупец, – сокрушённо покачал головой мужчина. – Могу ли я предложить вам свою помощь, прекрасные леди?

Девушки переглянулись.

Кэт отрицательно покачала головой. Зато Энджел криво усмехнулась:

– За помощь обычно многого хотят. Чего запросите вы, Эмир?

– Боюсь, я вынужден прервать вашу беседу, – вмешался страж, хмуро смотрящий на девушек и их собеседника. – Не думаю, что хозяину понравятся ваши речи, дамы.

– Вот-вот…

– Всегда так…

Имад же с интересом наблюдал за ними. Единая в двух лицах, сказал бы он. Можно сказать, такой тип девушек-близнецов был тем, что давно искал бессмертный человек. Да, придётся приложить немало стараний, чтобы приручить этих кошечек, но тем интереснее и приятнее будет победа. Эмир не отказался бы получить их обеих, очаровать, влюбить в себя и превратить строптивых тигриц в ручных котят. И, конечно же, он не собирался давить или пытаться ломать их, как текущий хозяин – это не принесёт должного результата.

– Так, хватит, – рыкнул страж, жёстко хватая девушек под локти и уводя прочь.

– Как можно быть столь грубым с Леди? Кажется, их воля была выражена однозначно… – вдруг похолодевшим тоном произнёс эмир, а потом Кай ощутил, как его словно ударили под колени.

В тот же момент какая-то сила свела судорогой руки – сначала вынудив разжать пальцы, а потом сжимая уже опустевшие ладони. Если бы не маскировка – Кай смог бы отразить эту неожиданную атаку, но сейчас вынужден был принять её всю, как принял бы тот, кого он играл. Молодой вампир ничего не смог бы противопоставить столь древнему колдуну. Не зря вампиры приложили немало сил, чтобы люди всех своих чародеев истребили. Неожиданность… весьма неприятная.

– Прошу прощения, что вмешался, леди, но мне показалась его грубость по отношению к вам недопустимой. Достойный страж должен быть ВАШИМ слугой, а не сметь применять к вам силу… Если позволите – я готов помочь вам перевоспитать этого зверя так, как будет угодно вам, – всё тем же учтивым тоном, что и раньше, обратился эмир к близняшкам. – И даже с его прежним хозяином я охотно помогу решить проблемы, если вы позволите…

Девушки переглянулись.

Это было куда более неожиданно, чем то, что они ожидали.

Более того, Энджел уже явно подпадала под очарование человека, и на взгляд Кэт это было очень плохо.

Нужно было срочно делать что-то, а значит – нужно было соглашаться, но так, чтобы это не понизило их стоимость в глазах эмира.

Как должен поступить порок в таком случае?

В зелёных глазах на мгновение отразилась растерянность, а потом, отвечая за них обеих, Кэтрин показала на шею:

– Даже если бы мы приняли ваше приглашение, Эмир, нам не сбежать… У нас есть оковы, которые надёжно удерживают нас … в рамках подчинения.

– Эти оковы… – горестно покачал мужчина головой. – Я мог бы заблокировать их, чтобы они вам не мешали, пока мои слуги не снимут эти ужасные оковы с вас. Вам нужно лишь попросить, и я сделаю это, леди.

Очередное переглядывание.

На этот раз серьёзное изумление и растерянность появились в глазах Энджел.

Разве стервы просят о помощи?!

Кэт улыбнулась, подпустив в голос ровной уверенности, хотя её и не испытывала на самом деле:

– Нет, Эмир. Спасибо. Но всё же мы должны следовать своей судьбе.

– Разве наша встреча не знак судьбы, леди Кэтрин? – удивился Имад. – Смею предположить, что вам не по вкусу эти рабские ошейники, но как я могу решить вашу судьбу за вас?..

– Не по вкусу, – вместо Кэт ответила Энджел, потом вздохнула, её взгляд был твёрдым, когда она смотрела на Эмира. – Помогите нам, пожалуйста.

– Охотно, леди… – чуть поклонился эмир и, прищёлкнув пальцами, коснулся обоих ошейников. Он не снял их и даже не уничтожил – лишь на какое-то время заблокировал чары в них. – Боюсь, я не могу снять их сам, это выше моих скромных сил… Если вы согласитесь оказать мне честь и воспользоваться моим гостеприимством – мои слуги приложат все силы для вашего освобождения от этих ужасных оков…

Страж попытался рвануться, дотянуться до артефактов, но Имад лишь сжал кулак, и мужчину скрутило, свело судорогой его тело.

– А его… – взгляд Энджел словно полыхнул зовущей презрительностью, – можно? С нами. Я хочу его… наоборот. Мы были и его игрушкой. Теперь пусть побудет он нашей.

– Разумеется, леди Энджел… все, что пожелаете. Желаете уехать немедля, или предпочтёте досмотреть спектакль?

– Конечно, спектакль, – вступила Кэт, сплетя с сестрой пальцы. – Он прекрасен! Когда ещё удастся посмотреть настолько потрясающее представление?

– Ну, что ж, тогда – прошу, он вот-вот продолжится, – улыбнулся девушкам эмир. – Если хотите – моя ложа пуста, вы сможете насладиться спектаклем, а на втором антракте можно будет и побеседовать… если пожелаете, конечно.

– Замечательная идея, спасибо, – обрадовалась Кэт.

Второй акт спектакля пролетел практически мгновенно. Между вторым и третьем перерыв был почти в полчаса. Вампиры расходились в разные стороны, а вот эмиру прямо в ложу подали тележку с закусками, кофейником, вином и соком.

К обычному набору для вип-гостей человеческих добавился набор вампирский. Потому что в одном из тёмных кувшинов бултыхалась кровь… Правда, ни одна из вампиресс к угощению даже не притронулись.

– Желаете кофе?… Или, быть может, крови? Или чего-то другого? – поинтересовался эмир у девушек.

– Нет, спасибо, – улыбнулась Кэтрин. – Когда привыкаешь к хорошему кофе, чужие недоделки не вызывают даже вежливой улыбки.

– Хороший кофе в наше время большая редкость… приходится очень постараться, чтобы найти того, кто сможет его приготовить.

Сестры переглянулись:

– Это целая церемония, – пропела Энджел.

– О да. Причём – в любом случае. Приятно встретить ценителя.

– Скорее мастера, – подсказала Кэт. – Мастера, который относится не слишком добродушно к поделкам косоруких бездарей.

– О! Неужели вы..? – приятно удивился Имад.

– Да. Не очень долго. Но когда вокруг роскошь, учишься ценить не только исходный материал, но и то, как его подают.

– Это верно. Вы специализируетесь на чем-то конкретном? Или на кофе вообще?

– Кофе. Кофе и ещё раз кофе. У меня, – ледяная хмарь исчезла, оставив ясный лучик улыбки в зелёных глазах, – есть несколько любимых рецептов, конечно. Но в первую очередь я люблю кофе.

– И какие же у вас любимые рецепты, леди?

– Пожалуй, ореховый эспрессо, кофе с ирландским ликёром и, конечно, арабский кофе.

– Арабский даже?! Редкость… большая редкость.

– Если только немного, – чуть заметно улыбнулась Энджел. – Впрочем, я люблю классический арабский кофе, а смеси для него готовлю только для друзей семьи… Готовила… – жизнь из зелёных глаз ушла, оставив там пустоту и бескрайнее презрение к миру.

– Ясно… простите, если напомнил вам что-то неприятное.

– Ничего… Мы до них доберёмся.

– Значит, это лишь вопрос времени, леди.

– Думаю, вряд ли, – вступила Кэт. – МЫ не будем до них добираться. Они всё сделают сами.

– Тем более.

Сестры переглянулись.

Эмир чуть-чуть улыбнулся, и антракт закончился.

Кай, все это время изображающий отключку, пытался понять – на кого же они нарвались. Что-то в этом эмире казалось князю знакомым… но вот что? Нет, не манеры – это был типичный арабский аристократ, тут ничего примечательного. Что же тогда? И не сила – если он и пользовался колдовством до того, как обрести бессмертие – то не показывал этого в те времена. Тогда что же?

Вампир ломал голову весь второй акт и даже в антракте, пока не вспомнил. Он вспомнил, где мог слышать это имя, и это совершенно не радовало.

Если за тысячу лет этот человек не изменился – он опасен. От него просто можно ожидать всего на свете, потому что он не одержим, не безумен и, что хуже всего – совсем не глуп. Один из генералов и советников Саладина глупцом быть не может в принципе.

Но что же он делает в этой «организации»? Он не похож на тех, с кем они уже связывались – он не упивался своим положением, не игрался с вампирами. Да что там, даже девчонок он именно что очаровывал, хотя запросто мог бы просто смять, увести и сделать все, что пожелает. В нормальной форме они ещё могли бы отбиться, но сейчас, нет, когда они были в роли новообращённых, причём не казались, а именно таковыми были!

Тогда зачем эмиру всё это? Непонятно. А, когда не можешь хоть примерно просчитать сильного врага – ты не готов с ним сразиться.

Довести свою мысль до конца Кай не успел.

Шансы у него были, не было одного, зато самого важного – времени.

Вообще, в магии вампиров, даже несмотря на то, что она поделена на тропы и на кланы, есть нечто общее. Некое ощущение, которое позволяет определить, что именно здесь и сейчас применялась магия.

Порой вампирская магия глушилась, и со стороны её было очень сложно отследить. Но на такой случай были сканеры, которые могли считать оставленные следы, даже если применялись способы всё скрыть.

Была человеческая магия, которая на людей действовала как толстая дубинка. На вампиров она действовала тоже весьма своеобразно. Но и её, однажды испытав, можно было научиться определять и даже иногда предсказывать.

Именно поэтому случившееся дальше стало неприятным сюрпризом и для Кая, и для девчонок из Триады.

Просто так получилось, что за мгновение до того, как после третьего антракта на поклон вышли артисты, ту ложу, в которой сидели Эмир со своими гостьями, накрыло … нечто. Это не было материей, это не было светом или волной, это было нечто совершенно иное. Магия, но не вампиров и не людей. Нечто могущественное, неживое, не имеющее аналогов и поглотило всех.

Ощущение инакости, чуждости ещё мгновение висело в том месте, где была одна из лож для особых гостей, а потом прогремел взрыв, разнося и ложу, и прилегающий к ней коридор, руша несущие опоры здания, а вслед за ней – разрушив и стену.

Срочно прибывшие на вызов сканеры не нашли на месте вообще ничего… ни следа магии вампиров, ни следа магии людей, ни следа магии вообще. Словно стена разрушилась сама по себе, что было совершенно невозможно, но случилось…

↫ Предыдущая глава || Следующая глава ↬

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019