И жили они долго и счастливо...

Аниме-фэндомы || Кисс Брысь Мяу

Персонажи:Нацу/Люси, Джубия/Грей, Эльза/Жерар (мельком), Гажил/Леви, Макаров, остальные пары

Рейтинг:PG-13

Жанры:Романтика, Юмор, Флафф, Стёб

Предупреждения:OOC

Размер:Мини

Статус:закончен

Описание:Глава гильдии «Фейри Тейл» - Макаров в честь дня Святого Валентина придумал очередную игру. Старый маг наслаждается происходящим и потирает ладошки, а члены гильдии не знают, куда деться от его очередной задумки.

 

Зал был полон, члены Гильдии обсуждали последнее задание и грядущее испытание на мага класса S, шансы были у многих, и гильдейцы надеялись, что их «Фейри Тейл» станет еще сильнее за счет новых S-магов.

Впрочем, были и те, чьи мысли в этот погожий зимний денек были заняты совсем не мыслями о грядущем испытании, а о том, что в «Фейри Тейл» стало как-то очень тихо. И за последние две недели, вот возмутительное дело, не случилось ничего, что могло бы привлечь внимание жителей Фиоры к Гильдии.

Сидя на барной стойке, Макаров думал о том, что надо что-то предпринять. Рассеянный взгляд его скользил по залу, отмечая небольшие намеки на то, что в Гильдии завелся вирус если не любви, то интереса точно.

Мира, суетилась около бара, и время от времени вздыхала и поглядывала в сторону Фрида, ловя его ответный взгляд. Эльфман, явно злящийся на зеленоволосого, подойти к нему не мог, на краю его стола сидела Эвегрин и подбивала мужчину на совместное задание.

Лисанна внимала словам Лексуса, впрочем время от времени поглядывала на Нацу, который уже успел сцепиться с Греем, по какому-то очередному пустяшному вопросу. Громовержец заглянул в гости к Гильдии, когда узнал, что девочка из его детства… а точнее теперь красивая девушка, вернулась обратно домой.

Кана обнималась с бочкой, снисходительно глядя на Макао, рассказывающего о своем последнем задании.

Ромео вертелся около Венди, глядя на девочку, но не решаясь к ней близко подойти. Похожие проблемы были у Хэппи, который не мог подойти к Шарли…

Люси и Эльза, сидящие в темном углу и о чем-то перешептывающиеся, были предметом пересудов ближайших соседей. Нацу и Грей, сговорившиеся и решившие подслушать о чем секретничают их подруги, получили убийственный взгляд Алой и пересечь определенную черту не посмели.

Даже Леви, краснеющая под взглядом Гажила и что-то степенно ему возражающая, отложила свою книгу.

В общем, в Гильдии было весело почти всем… Кроме Макарова. И такая несправедливость жизни угнетала главу самой сумасшедшей Гильдии…

В общем, когда неожиданно погас свет в здании Гильдии, и раздались возмущенные вопли, мастер начал приводить в действие свой план.

И когда свет снова включился, около дверей выхода появились перекрещивающиеся линии письмен.

Макаров спрыгнул с бара и забрался на сцену, потер руки и поднял палец вверх.

- Сегодня день Святого Валентина! Отличный день, сладкий день. Судя по тому, - показал глава гильдии на кучу шоколадок в углу, шоколадные россыпи на столах и даже на полу, - сколько шоколада лежит в Гильдии, вы отлично понимаете, о чем идет речь, и многие уже даже успели получить целую гору валентинок. Но этот день можно и нужно отмечать в том числе и в теплом кругу наших сотоварищей! Объявляю игру! Э… нет… - увеличивающаяся рука схватила за шиворот Лаксуса и вернула обратно на стул. – Покинуть здание гильдии вы сможете тогда и только тогда, когда заполнится алыми камешками вон тот градусник над завесой.

Гильдейцы заинтересованно подняли головы… и тут же здание содрогнулось от шума горячих и местами весьма красочных ругательств.

Градусник напоминал скорее самовар, раздувшийся от пара и жара.

- Изумительно, - пробормотала Мира, выходя из-за стойки. – Мне уже страшно узнать, что придумал Мастер.

- Итак, игра называется «Кис, Брысь, Мяу»! – продолжил глава Гильдии, словно отвечая на вопрос бессменной хозяйки бара. – Дальше все будет просто! Есть ведущий, есть игрок и есть остальные. Игрок становится спиной к остальным, и я указываю на троих сидящих, стоящих позади него. Если Игрок согласен, выполнить условие, с этим указанным, то он говорит «Мяу». Если не согласен, то соответственно «Брысь».

Гильдейцы недоуменно переглядывались, пока не понимая, что в этой простой на первой взгляд игре так обрадовало Макарова. А еще гадая, какими неприятностями это сулит остальным

- Далее, есть три цвета, - провозгласил глава гильдии. – Красный. Розовый. И белый. Если вы выбрали белый цвет, то игрок будет целовать руку выбранного по «мяу» человека. Если розовый – то в щеку. Если алый – то в губы.

Звуковой волной возмущения дряхлого старичка вполне могло бы и снести, но он заткнул уши, вздернул нос и сообщил:

- И вообще я ничего не знаю.

Когда гул немного утих, мастер довольно сказал.

- Соответственно, у многих только алый цвет будет заполнять градусник. Когда градусник закипит, то вы сможете покинуть гильдию. Указывать на игроков буду именно я. И имейте в виду, чтобы не халтурили, не подглядывали и не срывали игру, у каждого только три выбора. Два раза вы можете сказать «Брысь», третий раз обязан быть «Мяу». Чем больше чувств вы вложите в происходящее, тем быстрее будет заполняться градусник! Для некоторых счастливчиков с искренними чувствами даже белый цвет даст алые камни. Всем все ясно? Все согласны?

Гильдия ответила нестройным возмущенным гулом.

Мастер хмыкнул.

- Ясно, значит, не согласны. Ну, можете пока попробовать взломать стенку, я пока тут посижу. Подумаю.

Мастер даже не смотрел на происходящее, уверенный в своем колдовстве.

На попытки взломать стенку, сама стенка отвечала прицельными плевками растопленным шоколадом. Самых наглых облапливала шоколадными ладошками, оставляя сладкие и быстро засыхающие отпечатки. И оставалась на месте. Ее даже не удалось поцарапать, хотя Фрид и Леви скооперировали свои усилия в части расшифровки письмен, а с помощью простого тарана пытались пробить стену Эльза и Мира.

В конце концов, гильдейцам не осталось ничего, кроме как сдаться.

- Хе, - довольно усмехнулся Макаров. – Убедились, что деваться некуда? И ладненько. Рассаживайтесь вокруг сцены. А кто у нас самый смелый, будет первопроходцем!

Тихий шум и гул, взгляды и перегляды. Быть первым мало кому хотелось. Но в принципе, гильдейцы не удивились, когда с места поднялся Локи, сияя улыбкой бабника. Макаров хмыкнул, но промолчал.

- Становись за мою спину и не подглядывай, - велел он льву. Тот послушался.

Макаров потер руки, и его палец тут же указал на Кану, которая от неожиданности поперхнулась вином.

- Кис? – предложил мастер.

- Брысь, - ни на секунду не задумался Локи, уже знакомый с такой игрой. Разве что компания в прошлый раз для него была не в пример приятнее.

- Кис? – палец указал на Нацу.

- Брысь! – побелел от ужаса лев, ощущая где-то за спиной недобрый взгляд.

- Ну а это «кис»? – показал мастер на Люси. Девушка распахнула глаза, возмущенная предательством мастера.

- Кис, - согласился Локи, чья интуиция как-то очень неожиданно замолчала.

- А цвет какой? – спросил Макаров.

- Белый, - не стал рисковать Локи.

- Тогда прошу. Люси!

Разочарованный стон Локи смешался с возгласом радости со стороны Люси.

Лев же, спрыгнув со сцены, придвинулся к девушке, упал перед ней на колени.

- О, прекрасная звезда моей души, о возлюбленный свет очей моих, о прекрасная принцесса долины моего мира! Позволь припасть к длани твоей белоснежной…

По мере слов в градусник сыпались алые камни, гильдия наблюдала с интересом за розовеющий на глазах Люси.

- Припадай, - прорычала девушка, сжимая кулак. – А то припаду уже я… кнутом… по твоей спине.

Локи возмущенно фыркнул и, взяв в ладони тот самый сжатый девичий кулак, которым хотели стукнуть по нему, вначале разжал пальчики, а затем коснулся середины внутренней стороны ладони. Бережно, бережно.

Люси зарделась еще сильнее.

Горсть алых камней заняла свое место на дне градусника.

- Прошу, Люси, - показал Макаров на сцену.

Гневно взглянув на Локи, девушка встала за спиной мастера, сжимая кулаки.

- Кис, - указал его палец на Лексуса.

Бывший громовержец окинул взглядом фигурку девушки, находя ее на удивление ладной и симпатичной.

- Брысь, - отозвалась девушка, ощущая на себя ищущий взгляд.

- Кис? – предположил Макаров, показывая на Миру.

Люси вспомнила выбор Локи, подумала о том, что глава гильдии возможно задумал что-то… странное и согласилась:

- Мяу!

Восторженное улюлюканье из-за спины подсказало, что согласилась Люси на что-то странное.

- Цвет? – пряча улыбку в уголках губ, спросил Мастер.

- Розовый! – решила идти напропалую Люси.

- Мира и Люси! – объявил Макаров.

Люси перевела дух, спрыгнула со сцены и подошла к Мире.

- За все те добрые дела, добрые слова и даже запутывающие советы, огромное-огромное-огромное тебе спасибо! – с чувством сказала девушка, коснувшись губами щеки беловолосой. Та немного смущенно зарделась.

В градусник сыпанулась горсть камней.

Люси, чуть ли не вприпрыжку, добралась до своего места, а Мира поднялась наоборот на сцену.

- Кис? – предложил Макаров, в первый раз указывая на Лисанну.

- Брысь, - коротко ответила Мира. Из тех двоих, кто уже успел побывать на сцене, она была самой расслабленной.

- Кис? – указал палец мастера на самого себя.

- Брысь, - отозвалась девушка, вздрогнув от россыпи мурашек, прошедшихся по спине.

Из зала донеслись короткие смешки и аплодисменты.

Мастер нахмурился, оглядел зал.

- Зна-а-ачит, кис? – указал его палец в темноту зала.

- Кис, - согласилась Мира, и сразу же добавила без вопроса. – Алый.

Свист… и поднявшийся на сцену Фрид стали для Миры, подозревающей что Мастер что-то задумал, приятно-неприятным сюрпризом. Приятно было то, что девушка угадала, по какому принципу Мастер собирает пары, а неприятным то, что целовать Фрида ей надо будет на сцене.

- Значит, ты! – буркнула она, подходя к Фриду и поднимаясь на цыпочки.

Губы беловолосой буквально мазнули по губам книжника, и отвернувшись Мира проследовала дальше.

Градусник пополнился на один ма-а-а-аленький камень, за которым Фрид проследил разочарованным взглядом.

- Кис? – предложил Макаров, дождавшись, когда Фрид займет свое место и показывая на Венди.

- Брысь.

- Тогда «кис»? – показал он опять на Кану.

- Брысь, - отозвался тут же парень.

- Кис? – показал палец на Лексуса.

- Кис…

- А цвет? – провокационно спросил мастер, под взглядом Лексуса, меняющего от злости свои цвета, как хамелеон рядом со светофором.

- Розовый.

Когда Фрид повернулся, зал был пуст. Гильдейцы тихо рыдали от смеха под столами. Только Лексус поднялся со своего места с каменным лицом.

Зеленоволосый книжник вздохнул, закрыл глаза, потом открыл, и словно бросаясь со скалы, начал говорить:

- Благодарю тебя мой друг, за то, что в этом бренном мире, твое плечо всегда было для меня надежной подпорой. Спасибо за то, что когда мне было плохо, ты всегда был готов выслушать и если это в твоих силах, дать хороший совет. Спасибо за то, что ты остался моим другом несмотря ни на что и вопреки всему!

Само касание обветренных губ потонуло в рукоплесканиях гильдейцев, восторженно наблюдающих, как в градусник падают алые камни. Фрид был очень искренен.

Макаров согласно качал головой.

Искренность – кратчайший путь к доверию. А возможность вызывать доверие таким путем… Ну и что, что дети не поймут самого Мастера, зато может быть кто-то поймет что-то в себе и в других. А это главное.

Лексус стал за спину Мастера.

- Кис, - указал палец Макарова на Джубию.

Грей, сидящий чуть в стороне и наблюдающий за тем, на кого указал палец, застыл в немного неудобной позе.

- Мяу, - согласился Лексус тут же, не желая затягивать.

- А цвет?

- Красный.

Джубия вспыхнула, как маков цвет.

- Джубия не может… - начала девушка, оглянувшись в поисках поддержки на Грея.

Ледяной маг сидел с каменным выражением на лице, и вспыхнув еще ярче, девушка встала и молча двинулась к сцене.

В таком же молчании вся гильдия наблюдала, как Лексус, обняв за талию девушку-воду, нагло прикоснулся к ее губам… Поцелуй не затянулся, но после него немного с трудом дышали оба игрока.

Джубия поднялась на сцену. Лексус вернулся за стол, бросив на Грея насмешливый взгляд. Маг льда ответил ему взглядом полным бешенства, который подошел скорее бы Нацу.

Джубия еще даже не успела собраться с мыслями, когда палец Макарова указал на Грея.

- Кис? – предложил Мастер.

И, не желая затягивать со всем этим, Джубия послушно согласилась.

- Кис.

Гильдия отозвалась веселым смехом.

- А цвет?

- Красный! – решила шиковать Джубия, считающая, что на Грея Мастер все равно не покажет. А на деле получилось, что девушка не успела даже спуститься вниз… как уткнулась носом в грудь (как всегда уже без рубашки) злющего мага льда.

- Значит, красный. Значит, кис, - прорычал Грей. – Значит, сравнивать будем?

Джубия только возмущенно пискнула, упираясь в грудь Грея, когда его руки довольно жестко взяли девушку за плечи. А потом исчезло дыхание, когда ледяной маг жадно накрыл ее губы своими… Ноги подкосились, и девушка только тихо всхлипнула, что вернуло ледяному магу привычную хладнокровность. Объятия стали нежнее и спокойнее, поцелуй тоже нежнее.

Зато поток алых рубинов, льющийся в градусник, обернулся из тонкого ручейка, которому дал начало Лексус и Джубия, в поток горного ручья.

Отпустив покрасневшую девушку, хватающую ртом воздух и уже кажется не понимающую, на каком свете она находится, Грей перешел за спину Мастера.

- Кис? – предложил тот, указывая на Люси.

- Брысь.

Гильдии возмущенно загудела. Среди членов Гильдии были те, кто считал идеальной пару Люси и Грея.

- Кис? – предложил Макаров вторично, указывая уже на Эльзу.

- Брысь, - снова ответил Грей.

Джубия с трудом добравшаяся до своего стула с искренним счастьем наблюдала за тем, как Грей-сама отказывается от двух самых страшных конкуренток.

- Значит, кис? – предложил Мастер иезуитским тоном, показывая на Нацу.

- Кис, - согласился Грей.

В зале повисла мертвая тишина.

- А цвет?

- Красный, - автоматически ответил ледяной маг, хотя и чувствовал себя неуютно, пытаясь угадать, кого же именно третьим указал Мастер.

- Ну, ты ледышка попал, - констатировал Нацу, поднимаясь из-за стола.

- Головешка?! – простонал Грей, уткнувшись лицом в свои ладони. – Ты что под столом не мог спрятаться? В этот момент…

- А ты что не мог сказать «кис» раньше?

Оба мага столкнулись у края сцены, злобно глядя друг на друга.

- Раз такой горячий, значит, думаешь тебе все можно? – рыкнул Грей.

- Если бы был горячим, то такой отмороженный как ты, уже давно растаял бы! – не смутился Нацу.

Эльза и Люси, наблюдающие за словесной дуэлью, первыми заметили, что градусник начал даже пофыркивать от возмущения, а количество рубинов стало практически нескончаемым.

- Сладкая парочка! – умиленно воскликнул Хеппи…

Огненный рев дракона и ледяная стрела столкнулись в воздухе. Хэппи, не вовремя открывшего рот, спасла Эльза, подставившая щит дракона.

- Грей, целуй его уже.

Под взглядом разъяренной Скарлет, Грей неуклюже клюкнул губами по губам Нацу.

Гильдия слегла под столы вторично…

Злющий дракон, казалось, полей на него водой, и искры посыпаются в разные стороны, стал за спиной Макарова.

Ему выпало целовать Венди.

К тому моменту, как градусник был заполнен наполовину, выяснилось, что Эльза и Люси хорошие друзья. Ромео влюблен в Венди. Кана ненавидит Лексуса. Лисанна скучает по Нацу и рада тому, что можно его поцеловать, не думая о том, что это не так поймут.

Еще гильдейцы узнали, что под личиной опасного железного дракона кроется романтик. Потому что, когда Гажил стоя на одном колене, поцеловал руку Леви, ей позавидовала вся женская часть Гильдии. Так трепетно держал ладошку девушки дракон, так осторожно касался губами нежной кожи.

Узнали в гильдии, что Кана – как настоящий алкоголь, пьянит своими поцелуями любую голову. По крайней мере, после поцелуя с ней, Макао не устоял. Дойти до стола он смог, но там, уронив голову на стол, тихо уснул.

Не избежал этой участи и Лексус, хотя он после поцелуя гадалки смог еще потом поцеловать Лисанну… Что вызвало бурю негодования у Миры и у Эльфмана.

Кстати о самом Эльфмане узнали, что настоящий мужик должен целовать по долгу чести кого угодно, пусть даже этот «кто угодно» страа-а-а-ашная Эльза.

Второй раз целовать кого-то еще Эльзе не дали. Выбрав красный цвет после указания на Нацу, девушка-рыцарь только тихо охнула, когда внезапно в Гильдии, началась сонная лихорадка. Гильдейцы просто падали, кто где стоял.

Дольше всех на этот раз продержалась Сильнейшая команда Фэйри Тэйл и… Гажил. Впрочем, скоро свалились и они.

Последним, кого увидела Эльза, когда сон сморил и ее, был взбешенный Жерар.

- Мою девушку целовать могу только я! – сказал он.

Когда Эльза очнулась, она так и не смогла вспомнить, был тот теплый поцелуй сном или явью. Зато однозначно была явью записка, назначающая свидание в этот вечер…

Когда вечер перевалил за середину, Нацу, поднимаясь на сцену, взглянул на градусник. Тот уже возмущенно пищал и пыхтел, явно готовясь к тому, что вот-вот закипит.

Встав за Макарова, дракон решил говорить «мяу» на первом же, кого выберет Мастер.

А вот Мастер не спешил, оглядел зал, смеющихся и довольных гильдейцев. Остановился взглядом на стихийно образовавшихся парочках, подпавших под атмосферу вечера и игры, и довольно улыбнулся.

Пора было заканчивать. И, кажется, маг точно знал, кого должен поцеловать огненный дракон, чтобы искры полетели во все стороны.

- Кис? – указала его ладонь куда-то в зал.

- Мяу, - согласился Нацу.

- А цвет?

- Красный.

- Ну, целуй, - отступил Макаров в сторону.

Дракон повернулся, оглядывая удивленно зал.

И уж чего он не ожидал, так это того, что со своего места поднимется… Люси. За этот вечер, Нацу успел сам поцеловать Эльзу (в щечку, повезло!), Миру – в ладонь (белый цвет рулит везде и всегда!), а самого Нацу целовали – Лисанна и Грей.

А теперь … к нему к сцене шла Люси, которая виртуозно избегала опасных поцелуев. Красный цвет девушка сама не выбирала ни разу, и ни разу не попалась на красный цвет выбирателей - даже Лексус выбрал в ее отношении белый цвет.

Остановившись около сцены, Люси не сразу смогла поднять глаза, а когда подняла – опустить голову уже не смогла.

Против обыкновения Нацу не улыбался до ушей и не смотрел своим фирменным взглядом «порву любого». Во взгляде дракона было что-то странное. Что-то отчего внутри вдруг все задрожало.

Сделав еще шаг, Люси неуверенно улыбнулась, словно извиняясь за то, что именно она была выбрана драконом по его «кис».

Впрочем, Нацу явно думать так не собирался, как не собирался ничего говорить. Протянув руку, он взял девушку за запястье и притянул к себе. Он ее даже не обнимал. Единственное, что удерживало Люси рядом с ним, это рука дракона на девичьем запястье.

А еще никто из них двоих не собирался прерывать молчание.

От простого взгляда, глаза в глаза искрило все вокруг. Гильдейцы… отворачивались, чувствуя себя не в своей тарелке от чувств, которые явно связывали эту пару.

Коснувшись губ Люси, Нацу почему-то ощутил вкус шоколада, а потом забыл все на свете, целуя мягкие нежные губы.

Первой расстояние между ними все же преодолела Люси, положив ладонь на плечо дракона. А тот, отпустив ее запястье, притянул к себе. Целуя еще жарче…

… Когда градусник возмущенно загудел, окутался клубами пара, и осыпалась стенка, мешающая магам выйти из Гильдии, Нацу оторвался от Люси. Девушку так явно шатнуло, что он тут же поддержал ее за плечи.

- Домой? – спросил тихо дракон.

- Только не через окно! – попросила девушка.

- Ну и ладно, - согласился Нацу, поднимая девушку на руки.

Дракон так и покинул Гильдию со своей драгоценно-шоколадной ношей на руках. Шоколадки, которые надарили за день Святого Валентина ему, так и остались на одном из столов, разноцветным ворохом оберток и шоколадок. Во внутреннем кармане жилетки лежала одна, зато самая важная валентинка от светловолосой напарницы.

Эльза сбежала на свидание к Жерару.

Гажил, не желавший, чтобы его мелкая куда-то уходила (Джет и Дрой напропалую звали ее на свидание), закинул Леви на плечо и просто вынес из Гильдии в сторону маленького кафе, где подавали булочки с ванилью и горячий шоколад. И пускай Гажил не понимал, как можно пить такую насыщенную сладость, шоколад любила Леви. А значит, в день шоколада вполне можно было побаловать девушку. Мелких надо кормить шоколадом…

Джубия и Грей вначале ссорились в Гильдии, пока ссору Грей не прервал затяжным поцелуем. В конце которого Джубия осела на пол, а ледяной маг, возмущенно фыркнув, ушел из Гильдии, передернув плечами.

Мира, сбежала от брата и сестры вместе с Фридом. Обернувшись в демонов, парочка кружила в небе над рекой около Фиоры, то и дело ныряя вниз, к воде, чтобы выловить рыбу. А потом сидя на берегу, они жарили на палочках рыбу.

… Мастер Макаров, сидя на ветке толстого дерева, смотрел вниз, на вход. Полюшка, с корзиной алых яблок, удивленно смотрела на гостя.

- Макаров, что ты здесь забыл? – спросила удивленно женщина.

- Как что? День Святого Валентина.

- Я в курсе, не совсем еще склероз. И я не спрашивала тебя какой сегодня день. Я спросила что ты забыл.

- Тебя? Пошли гулять.

Полюшка вздохнула. В ее взгляде читалось все, что она думает о сумасшедших главах Гильдии, которые вваливаются под вечер в дома нормальных магов и предлагают нечто совершенно непонятное.

- Проходи, - открыла она дверь. – Наливочкой угощу.

Кончика носа Макарова стал от предвкушения алым. Наливка у Полюшки была удивительно забористой.

Впрочем, прыгая вниз, мастер прятал за спиной букет фиалок…

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017