И жили они долго и счастливо...

Аниме-фэндомы || Не тот мужчина

Персонажи: Саки, Сатору, Шун

Жанр: психология, романтика, ангст

Предупреждения: POV Саки

Описание: История «Из нового мира» через призму восприятия Саки. О чём она думала, когда смотрела на Сатору. Как она воспринимала всё это: случившиеся события, друзей, потери и находки, но главное - любовь Шуна, которая не стала для неё спасением, и любовь к Сатору, которая стала для неё будущим.

Он не тот мужчина, о котором я всегда мечтала. Он не тот мужчина, которого я всегда любила.

Он - совсем другой.

Он не был моей первой любовью. Скорее нашу первую любовь мы разделили на двоих, и ни для меня, ни для него она не была счастливой.

Он не переполнял мои мысли, он никогда не царил беззаветно в моём сердце, хотя такой человек был. Но не он.

Мы не были друзьями не разлей вода. У меня была Мария, нежная, любимая, с шёлковой волной волос, которых можно было коснуться. У меня была моя любимая подруга, которую можно было обнять... на груди которой можно было так отчаянно плакать.

Я никогда не доверяла его словам, никогда не ценила его поступков в академии. Скорее наоборот, если в первой группе началась словесная перепалка - её источник это гарантировано мы. С Шуном я всегда соглашалась. Я не могла, просто не могла поступать по другому. Потому что Шуна - я любила...

Мамору был тихий, в его жизни беззаветно царили картины и Мария...

А Мария... У меня никогда не было причин с ней ссориться или пререкаться.

И получалось, что только мы, только я и Сатору ругались. По мелочам, по пустякам. Словесная перепалка могла возникнуть из пустоты. Если он говорил "чёрное" в противовес ему я могла сказать "белое" и наоборот. Это не мешало нам оставаться вместе. Мы вместе смеялись, возвращались домой, играли во дворе. Мы были друзьями детства. И иногда я немного завидовала ему. Потому что в его жизни был Шун. Он мог его коснуться, он мог... многое из того, что никогда не могла я.

Са-то-ру. Асахина Сатору.

Эти вечно растрёпанные волосы, смеющийся мальчишка с ясными глазами. Я не любила его в детстве. Моей первой любовью был Шун. И о Сатору я никогда не мечтала. Никогда не искала его взглядом. Никогда не хотела, чтобы он меня коснулся.

Сатору был воплощением "никогда".

А потом случился... летний лагерь. Место, которое перевернуло наши жизни, хотя и не наши чувства. Место, которое привело к знаниям, которые были запретными. Место, которое привело к тому, что Сатору остался единственным, кто был рядом.

Не Шун, без которого я не представляла своей жизни. А Сатору.

Это было тяжело для наших неокрепших душ, для наших совсем юных тел, для нас "богов" - развернувшаяся война и игра в дьявольские догонялки с баке-незуми. Это было слишком тяжело.

Бег на грани возможности, ибо мы потеряли силу.

Бег, когда срывается дыхание.

Бег, когда нет сил бежать и когда больше всего хочется рухнуть.

Рядом был только Сатору...

Сатору, в голосе которого звучала тревога. Сатору, руки которого обнимали испуганно. Сатору, который не давал мне падать. Сатору, который меня ловил.

Но самое страшное случилось потом. Когда мы оказались в гуще врагов. Когда мы оказались в центре чужой войны.

Я бы не выжила одна. Но рядом со мной был Сатору. А рядом с ним - была я. И впервые я поняла, что между нами двумя было ещё и доверие. Мария, моя любимая Мария была моей лучшей подружкой. Шуна я любила и иногда надеялась, что взаимно. Но только мантру Сатору я знала. Мантру, распечатывающую силу, мантру, которая в конце концов помогла нам выжить.

А он был единственным, кто знал мою мантру.

Са-то-ру. Мы выжили, потому что были вместе. Мы выжили, потому что он даже без магической силы защищал меня. Закрывал своим телом, выталкивая из-под обвала. А я, даже потеряв силу, ощущала то, что ощущать не должна была.

Только значительно позже я поняла, что интуиция, которая нас спасла, была даром богов. Только значительно позже я осознала, каким сильным был Сатору. Как много он сделал для меня. Каким важным он стал для меня в те дни летнего лагеря.

Но это совершенно не значило, что между нами что-то изменилось.

Скорее взросление развело нас в разные стороны...

У него был Шун, у меня была Мария. И мы по-прежнему ругались в классе. И по-прежнему нас не связывало ничего кроме дружбы. Дружба была тем связующим звеном между нами, которое никогда не исчезало. Дружба и... совместные приключения.

А потом нас сплотила беда. Мы об потеряли человека, которого любили. Только я знала о том, что с ним случилось. И это терзало моё сердце, оставило в нём незаживающие шрамы. Даже то, что он сказал... Даже знание о том, что моя любовь к нему всегда была взаимной, сделала всё только больнее. Человек, которого я любила, человек, о котором я всегда мечтала, умер на моих глазах. А мне осталось только оплакивать его смерть.

А потом нас заставили забыть обо всём. Нам не оставили о нём даже памяти! Только раны от этого никуда не делись.

И снова потекли школьные дни. Мы снова ругались с Сатору, но было то, о чём никто не догадывался. У меня были сны... Сны, в которых ко мне возвращалась душа любимого человека, о котором я не помнила почти ничего, не помнила имени, не помнила его лица. Помнила о том, что он был. Помнила о боли, которую испытала потеряв его. И всё...

А дни текли. Вслед за осенью пришла зима, а следом за ней новые потери.

Вначале Мамору оставил сообщение о том, чтобы его не искали и покинул деревню, а потом вслед за ним мы потеряли и Марию. Всё случилось глупо, безумно, всё случилось в духе той трагедии, в которой мы жили.

Мы нашли Мамору, а потом потеряли вместе с ним и Марию. Они покинули деревню, уйдя из неё навсегда. Предпочли жить в другом месте, не с людьми, но вместе...

А мы, снова только я, снова только Сатору. Мы искали их двоих, искали отчаянно, искали изо всех сил.

И не нашли. И рядом был только Сатору. В его руках я отчаянно плакала. Его руки обнимали меня за плечи. Его руки... Его голос, который не давал мне скатиться в бездну отчаяния. Его улыбка. Его объятия.

Были только он и я...

А потом был новый этап взросления. Мы разошлись по разным департаментам. И новая встреча, которая свела нас, снова была по работе.

Нам было больно смотреть друг на друга, потому что сразу мы вспоминали тех, кого потеряли.

А в моём сердце был ещё тот, которого я не могла назвать по имени, но которого до сих пор любила.

Сатору... Я видела, как он взрослеет. Но мы не виделись несколько месяцев. А когда ко мне пришёл взрослый мужчина... Сложно было даже предположить, что вести, которые он принёс, станут предвестниками ада. Ада, который расставит для меня всё точки над и. Ада, который ворвётся в нашу жизнь огненным ураганом.

У нас не было ни минуты затишья.

У нас была только дорога в ад. Я не смотрела на Сатору. В моём сердце царил другой мужчина. И даже когда вокруг царили яркие краски и звучал смех, я пришла на летний фестиваль в юкате траурного цвета. Мы стольких потеряли, но даже не догадывались, что наши потери на этом не закончились...

Мы даже не догадывались, что за ад разразится на фестивале. Мы не могли себе представить, что нас ждёт, когда разрывы бомб расцветили вместо фейерверков наше небо.

И снова... только я и Сатору. Только мы двое. Через тьму кровавого ада, через огонь и дым, сквозь ночь. И снова плечом к плечу, спиной к спине. Две силы воли, две магических силы.

Не давая себе остановиться, не разрешая себе умирать.

Не давая умирать другому.

И как всегда, есть только мы. Я выталкиваю его из смерти, следом вытаскивает он меня.

Взрыв. Ад. И разлука.

Я не вижу его, он теряет из виду меня. И у нас обоих нет времени остановиться. То что мы знаем должно быть донесено до главы нашей деревни. Это залог спасения чужих жизней. Это то, что поможет другим.

И снова падение. Снова адская боль. И запрещая себе думать о Сатору, я снова куда-то иду одна, ни на что не надеясь, ни во что не веря.

Хотя... Нет. Я была не одна. Я никогда не была одна.

В моей душе был тот мальчик, которого я любила. Его смеющийся голос, шепчущие губы, то как он звал меня по имени: "Саки"...

А я, я не помню имени, я не помню его лица. Печати на памяти крепки. Но я помню о том, что он был. Я знаю о том, что он есть. И он всё так же царит в моей душе и в моей памяти.

Только он. Только я. Только Сатору.

Незримый треугольник, каждая линия которого неразрывно связана...

Но как и всегда, как было уже десятки раз. Когда беда подходит уже очень близко, когда я слышу дыхание смерти за своей спиной приходит Сатору...

И всё по новой. Бег, когда нет сил бежать. Ад, который за спиной. И ад, в который мы двигаемся.

Всё глубже и глубже в ад. Всё ниже и ниже в его пропасть. По кругам вниз и вниз.

С возрастающим числом потерь.

С кровавыми слезами по павшим, которые текут по щекам. С криком, когда кричать хочется, но невозможно.

С отчаянным сорванным дыханием и пониманием, что это безнадёжно, но другого выхода нет и надо двигаться только вперёд. Только ещё ниже. Ещё глубже. К новым и новым потерям.

А рядом по-прежнему Сатору...

Он не был тем мужчиной, о котором я всегда мечтала. Он не был тем, кого я любила с детства. В моей душе всегда царил другой человек, которого я уже потеряла.

Но когда пришла пора выбирать между ним и жизнями сотен людей, я выбрала его. Выбрала вопреки всему. В тот момент я впервые думала сердцем...

У меня не было никого другого. У меня был только он.

Меня защищали и другие, но у меня оставался только он и никто другой мне не был нужен.

Это было знание, за которым я пришла в эти глубины ада. Это было знание, которое я нашла.

А ещё была память. Ко мне вернулся человек, которого я всегда любила. Человек, который всегда был в моём сердце и которого я наконец-то смогла отпустить.

Именно от этого человека я хотела услышать, что всё закончено.

Но произнесли эти слова губы Сатору.

Именно этого человека я хотела касаться, но отчаянно тяжело билось сердце Сатору под моей рукой.

Я хотела чтобы меня обнимал именно он, но на моём плече лежала рука Сатору...

Он не был мужчиной, о котором я всегда мечтала. Он не был мужчиной, которого я всегда любила.

Но он был моим мужчиной, тем, кто был всегда предназначен для меня, тем для кого была создана я.

Он был мужчиной, который закрывал меня от смерти. Он был мужчиной, в чьи руки я добровольно отдала своё сердце.

Асахина Сатору.

Са-то-ру.

Мне нравится, как звучит его имя.

Мне нравится, как теплеют его глаза.

Мне нравится, как он смеётся.

Мне нравится, когда он меня обнимает.

Мне нравятся его поцелуи.

Я его люблю.

Вопреки всему, что нас разлучало. Вопреки всему, что пыталось нас убить.

Больше нет "его" и "меня". Есть только "мы".

Мы не забыли ушедших, они до сих пор занимают своё место в наших сердцах.

Мы не забыли погибших, и нам ещё до сих пор предстоит отомстить за них и сдержать свои обещания.

Всё что у нас есть - это мы, а ещё будущее, которое однажды удастся нам построить.

У нас есть только вера в то, что мы справимся с тем бременем, которое лежит на наших плечах. Одно бремя на двоих, одна вера на двоих в лучшее. Одна любовь.

Одно будущее.

Одна жизнь на двоих.

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017