И жили они долго и счастливо...

Аниме-фэндомы || Одна мечта на двоих

Персонажи: Дайске/Шиика

Рейтинг: PG-13

Жанры: Романтика, Драма

Размер: Мини

Описание:

Просто он и она - Дайске и Шиика. Их чувства, которые стремились навстречу друг другу. Еще не любовь, но завораживающая нежность. Искренность и надежда. Не на счастье, а на то, что они хотя бы еще раз смогут увидеть друг друга.

А вокруг война. Невидимая, неслышимая. Но от того только более страшная.

 

{tortags,189,1}

 

Он смотрит только на нее и видит только ее.

То, как она поворачивает голову, то, как весело поднимаются и тут же опадают ее короткие волосы, когда она стоит на краю крыши у сетки и ветер треплет мягкие пряди.

То, как она смешно жмурится, подставляя лицо солнышку, то, как она несмело улыбается и ему, и окружающим.

Он смотрит только на нее, и в мире нет и не может быть ничего важнее, чем она и ее счастливая улыбка, доверчивая, нежная.

Редкая, но от того более драгоценная. И каждый раз, его словно солнцем окатывает с головы до ног. Такое нелогичное, такое немного сумасшедшее, но искреннее, настоящее и яркое солнце. Только для него одного.

Она почти никогда не смотрит в ответ, изучает мир вокруг, жадно, делая глубокие вдохи и наслаждаясь тем, что она живет. Что вокруг не серая пустота без времени и пространства, а самый настоящий мир.

И в нем все хочется попробовать, потрогать, увидеть.

А он просто рядом.

Ему некуда спешить. Ему нечего терять.

Все что у него есть - только она. И ради нее он пойдет на край света. И ради нее он совершать готов самые безумные поступки. Но все что может - это стеснительно улыбаться. И смотреть.

Смотреть, не отводя глаз.

Смотреть зачарованно, заколдованно.

Она - как снег ясным летом. Такая же удивительная и волшебная. Такое же хрупкое чудо, которое хочется взять в руки, и страшно это делать. Снег тает от тепла, а она, кажется, исчезнет от касания.

Нежная, нежная. Смущенная. Глаза спрячет за ресницами и чуть-чуть улыбается. Всего на свете смущается. И ее ладошка, маленькая, аккуратная.

Будь его воля, он бы взял ее за руку и потянул за собой. На край света! Где их обоих не найдут и не достанут, но все что он может сейчас - это просто на нее смотреть...

А вокруг война. Незримая, неслышимая – и от того более страшная. И в их душах тоже война.

Война за каждый прожитый день, война за каждую прожитую эмоцию. Улыбка, смех, слезы. Война за право быть человеком, оставаться им несмотря ни на что! И верить, верить в то, что мечта будет достаточно сильна, чтобы возрождаться снова и снова, не давая скатиться в глубины преисподней.

А ее мечта совсем глупая, совсем наивная, но такая простая - она свое собственное место хочет найти, где ей хорошо будет. И его мечта - свое собственное место найти, куда можно будет вернуться и где ему будут рады.

Называя по-разному, они просто ищут счастье. Вот только, как найти?

Ведь по сути каждый из них, кто знает, что такое песнь муши, этих маленьких демонов-паразитов, бесконечно одинок. Одно одиночество на всех, пополам со страхом за свою жизнь, и одно маленькое одиночество на каждого.

И маленькие мгновения счастья вырывать приходится чуть ли не с боем. И у себя, и у других, и у этого одиночества.

...А ее плечи тоненькие, и сама она хрупкая девочка. Такая нежная, такая легкая. Ее поймать легко, придержать, упасть не давая. А потом отпускать не хочется.

У нее ресницы дрожат, и капли прозрачные на ресницах.

И обнять бы ее, крепко-крепко, пообещать, что все будет хорошо. Только он как никто другой знает, что хорошего у них ничего быть не может. Что они ходят на границе между смертью и жизнью, и каждый новый шаг их к смерти отправляет все ближе и ближе. И нет в этом мире ничего, что могло бы отобрать их у смерти. Нет ничего, что дало бы им защиту от ее бессмысленной косы.

Только каждый день, только каждый час, что они воруют у судьбы и смерти дает им надежду. Нет, не на жизнь, не на любовь и уж тем более не на счастье. Надежду на то, что они смогут увидеться еще раз...

...А она просто для него заменила все и вся. И о ней постоянно его мысли. И о ее голос он хочет слышать. И ее увидеть. И ради этой мечты, он встает и идет дальше.

Сражается день за днем, возвращая чужие жизни, убивая чужие мечты.

А его вера в лучшее давно уже исчезла. И надежда давно уже не осеняла его своим крылом.

Все что у него есть - данное ей когда-то обещание.

Все, что есть у нее - желание никогда не возвращаться в ту пустоту, в которой у нее не было сердца. И мир вокруг был серым, грязным. Запорошенным пеплом чужих надежд и пеплом чужих мечтаний.

И иногда, когда ей очень холодно, ей хочется, чтобы ее просто обняли, как никогда не обнимали маленькую, украв у нее детство. Ей просто хочется быть любимой.

А у Дайске рука теплая. И улыбка заразительная.

А глаза внимательные. И когда он смотрит на нее, ей становится теплее.

Теплее на душе, теплее на сердце.

И хочется, чтобы как однажды уже было, он взял ее за руку. Не обязательно обнимал, ей становится жарко просто от его взглядов, просто взял за руку. И защитил ото всего на свете.

Или хотя бы от нее самой...

Но все, что она может, это отчаянно плакать, не в силах сдержать прозрачные горькие слезы, катящиеся по щекам и разбивающиеся о картину, нарисованной девушкой, которая могла бы стать для нее настоящей сестрой, а вместо этого предала, сдалась, сбежала!

И она плачет, задыхаясь от неслышного крика той, другой девушки, она плачет, не зная кого просить о помощи. И где-то там, на краю смерти и жизни сражается тот, кому самому нужна помощь.

…И ее алая кровь на снегу, потому что он не успел, потому что он опоздал. А на его руках кровь уже другой мертвой, чью душу он смог спасти, а ее саму уже нет. А в его душе новый след, оставленный ржавчиной чужой смерти.

Но она в его руках, живая, а не мертвая. И ему страшно ее обнимать, страшно ее коснуться своими кровавыми руками. Страшно запачкать сияющий свет ее души, ее мечты.

Ему страшно шелохнуться, боясь, что она разобьется на осколки словно видение.

Но она смотрит и улыбается сквозь слезы. А потом глаза закрываются, и качнувшись, она скользит вперед, и ему хватает этого мгновения, чтобы все понять и все решить.

Пусть он опоздал и не смог ее защитить ото всего мира, он все же пришел вовремя, чтобы ее обнять.

И падал белый снег, такой нежный, укутывая тонким покрывалом израненную землю, укутывая потерявших свои мечты, обнимающий всех и вся...

…А ее щеки были смущенно-алыми, и смеялась она задорно, торопясь навстречу. И весело вилась алая лента в ее волосах...

А он, раскрыв для нее руки, просто ждал.

А потом, обняв ее и прижав к себе крепко-крепко, просто пообещал, что больше никогда не отпустит и никому ни за что не отдаст.

Ведь у них одна мечта на двоих...

08.11.2012 

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017