И жили они долго и счастливо...

Аниме-фэндомы || Тысячи нитей дивного багрянца

Персонажи: Чихая/Тайчи, Арата

Жанр: романтика, ангст

Рейтинг: PG-13

Предупреждения: ООС, мир с точки зрения Тайчи, просмотрено  7 серий, поэтому частично АУ.

Права: все права у автора, выгоды не извлекаю, творю и ... в жизнь то что хочу - претворяю.

Описание: Чихая для Тайчи все: и боль, и проклятье, и радость. Мир каруты соединяет для него и мучение, и тоску, и редкие моменты острой близости с Чихаей.

Но если однажды будет исполнено давнее детское обещание, и у Тайчи появится шанс, воспользуется ли он? Сможет ли он похитить сердце Чихаи, и кто же на самом деле там, в сердце девушки, которая словно воплощение яркого кленового багрянца, опутывает его тысячами нитей слов и поступков?

*** 

 

- Тайчи! – И искрящаяся улыбка от уха до уха.

- Тайчи-и, - и надутые губы, словно у капризного ребенка.

Надрывное «Тайчи» и тихие беззвучные слезы, катящиеся по ее лицу.

Радостное. Звонкое. Задорное. Опустошенное. Капризное. Недоуменное. Раздраженное. Усталое. Предостерегающее. Даже сонное!

Тайчи. Тайчи? Тайчи!

У его имени десятки оттенков, потому что именно столько эмоций в них вкладывает она - Чихая.

В ее голосе нет только одного чувства - любви, а все остальное от радости до неприкрытой нежности, от слез до яростной горечи достается ему. Опутывает его нитями дивного багрянца, оплетает, заставляя забыть о мире вокруг.

Она его личное наваждение. Она его личный кошмар и погибель. Она - для него все.

Чихая. Яркая, молниеносная, красивая и простодушная. Подобно реке, текущей полноводно меж пологих берегов и бурлящей на перекатах.

Тайчи не знает, когда все началось, хотя скорее лукавит перед собой. Все он знает, все.

Все началось в младшей школе с появления Араты. Ватаи-куна, которого никто за друга не желал считать. Дети жестоки, а его акцент, бедность их семьи, то, что мальчик развозил сам газеты - все это только отталкивало одноклассников.

Но не ее. Простодушная, прямодушная, ляпнет, не подумав, и сама испугается последствий. Она шагнула к новенькому, протянув руку искренней дружбы. Заинтересованная чем-то, очарованная чем-то.

И тогда Тайчи сделал свою первую ошибку. Он не желал делить Чихаю с этим мальчишкой, а в результате только подтолкнул ее к нему.

Время ускользало сквозь пальцы, а она вместо того чтобы отдаляться лишь приближалась к Арате, тянулась к нему, погружаясь вслед за этим очкариком в мир каруты. Мир детской игры, ставшей для нее значить слишком много.

И тогда Тайчи возненавидел каруту, ведь она отобрала у него Чихаю. Он пытался дотянуться до нее и не мог, пытался превозмочь Ватаю-куна, и не смог даже этого.

И тогда он бежал, бежал прочь и от нее и от Араты, в надежде, что средняя школа поможет ему все забыть. Забыть стук карточек, забыть тихие напевные строки, забыть образы, таящиеся за ними, забыть яркие глаза, звонкий смех девочки и стремительные движения мальчика, из-за которого он ее потерял.

Несколько лет он пытался это сделать. Отчаянно, желчно вытравливал из себя любовь к девочке с необычными глазами цвета кленового багрянца. И не смог, поэтому вернулся.

Но все так же был от нее далек.

Они были на одном расстоянии друг от друга, но третий, незримо стоял между ними.

Когда он наклонился к ней, впервые найдя, в ее голосе прозвучало безграничное удивление, а потом звонкий радостный смех:

- Тайчи!!!

Когда она увидела Арату, она плакала. Лежала на земле и не могла остановить слезы.

Ничего не меняется. Ничего не изменилось.

Зримо, незримо, Арата всегда стоял между Тайчи и Чихаей.

И пока он искал к ней пути, карута снова соединила их.

Игра, которую Чихая так и не смогла бросить, игра, которая распахнула для нее целый мир, а потом втянула следом Тайчи.

И выяснилось, что ничего не смог забыть. Ничего.

А ненавистная игра стала больше чем боль. Больше чем поединок воли и целей. Сладким мучением, от которого невозможно оторваться.

Когда девушка так близко, когда они почти нос к носу, когда руки иногда сталкиваются над картами. Мгновения острой близости, от которой все переворачивается в душе.

Чихая.

Отказаться невозможно, Тайчи уже попал в плен ее улыбки, глаз, она уже безраздельно владеет его сердцем и побег невозможен.

Чихая. Рядом тяжело, а вдали от нее спуск по кругам ада.

- Тайчи! - она падает рядом, убирая в сторону прядь волос. Искренняя, живая, настоящая, звонкой. Чужая. - Тайчи!

- Да?

- Пойдем в выходные смотреть турнир каруты?

- Только смотреть?

- Только смотреть! - кивнула девушка. – Это будут соревнования приезжих игроков. Ну, пойдем?

- Чихая...

У него в эти выходные свидание с девушкой.

А потом он собирался поиграть с друзьями в футбол.

Но он смотрит в ее глаза и не может отказаться от возможности провести вместе с ней день. Нет у него на это сил...

- Хорошо, - кивнул Тайчи. - Мы идем, Чихая. Только…

- Ура! - радостный смех, и она, не дослушав, мчится прочь.

А он смотрит ей вслед и не может отвести взгляд.

"Наверное, это космический закон справедливости, равновесия" - приходит в голову какая-то чушь. - "У меня есть все, а тебя - нет".

 

- Тайчи, - она требовательно тянет за рукав, показывая на великолепную игру парня, который вполне возможно станет мастером на следующем турнире.

- Тайчи! – она, не понимая, заглядывается на следующий кон. - Разве так можно?

- Тайчи, - ее голос падает и как хрусталь разбивается на осколки. - Там Арата! Арата...

Тонкие пальцы ложатся на стекло, они смотрят на турнир с улицы. И Тайчи не может отвести взгляда от нее. Ее пальцы дрожат, а на ресницах - влага. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что вот она, рядом, причина этому.

Арата. Ватая. И его молниеносная игра. Он не дает противнику даже шанса. Его гибкое высокое тело в движении напоминает грацию хищника. И в сердце угли погасшей ненависти снова вспыхивают ярким огнем.

А Чихая шепчет имя Араты и даже не трогается с места, когда с матч закончен.

Дай ей волю – и она так бы и осталась на одном месте, не в силах сделать и шага.

За нее выбор делает Тайчи, берет за руку, как маленькую девочку и ведет за собой. Туда где все поздравляют победителя, туда, куда сейчас рвется ее сердце.

Арата улыбается, встречая их. В серых глазах больше нет отчаяния и боли, лицо спокойно и голос не дрожит, когда он говорит:

- Давно не виделись. Я скучал по вам.

Тайчи хочется ударить этого парня, стереть с его лица мерзкую улыбку, но Чихая! Чихая так счастлива от того, что он здесь, что он рядом, что Тайчи сдается и в который раз кривит душой:

- Да, давно не виделись.

- Арата! - Чихая, наконец, приходит в себя, но голос дрожит и срывается. У нее столько вопросов, но сейчас она не может задать ни одного... Только смотрит, смотрит, смотрит!

Тайчи криво усмехается. Как и всегда, все как всегда!

Ситуация не меняется, Чихая остается собой... И Ватая между ними…

- Арата, сыграем в каруту? - спрашивает Тайчи негромко, и Чихая поддакивает ему:

- Втроем! Как тогда! Как обещали!

Ее голос звенит, в глазах яркий огонь, устоять перед которым не получается и у Араты. Он соглашается быстрее, чем успевает осознать свой ответ.

- Командная игра. Завтра. Три на три. А сегодня можем потренироваться.

Чихая смеется. И только глядя на счастье, которое окутывает ее искрящимся покровом, Тайчи понимает две вещи. Для него детство закончилось, когда он понял, что любимая девочка принадлежит другому. А для нее - нет. Она все еще там, где ее держит невыполненное обещание двух безголовых мальчишек.

И второе, что понимает Тайчи, он согласен делить Чихаю, если это нужно ей, если это поможет ей попрощаться с прошлым.

Они играют тем же вечером, в комнате Тайчи.

Родителей дома нет, и некому упрекнуть их в шуме.

Деревянные карточки летают в разные стороны, а им смешно и легко, как в детстве. И сдвоенные усилия Чихаи и Тайчи приводят к тому, что с перевесом всего в одну карту, выигрывают именно они.

Арата качает недоумевающе головой, Тайчи не может отвести взгляда от девушки, а Чихая лежит на полу, глядя в потолок, на ее лице самая счастливая в мире улыбка.

И в ее пальцах зажата самая важная карта в ее жизни - Чихая фуру. Ее карта. Ее!

С пола поднимают Чихаю, как когда-то в две руки, но они больше не дети, поэтому Тайчи и Арата очень быстро разжимают руки. И все равно опаздывают.

С искрящейся улыбкой, со словами:

- Как же я соскучилась по игре втроем, вот так! Как же я хотела хоть один раз вот так сыграть! - Чихая обнимает обоих и снова смеется.

Ее смех заставляет что-то дрогнуть в сердце Араты, и он улыбается ей в ответ. Тайчи наоборот мрачнеет лицом.

Все как в детстве. Как будто вернулись те дни. Яркая, непосредственная, близкая и все так же недостижимо далекая.

Они провожают Чихаю вместе, а она, не в силах устоять на месте, кружится, кружится, и счастлива до бесконечности.

Потом Тайчи и Арата возвращаются по домам. Идут вместе, а потом расходятся, так и не сказав друг другу ни слова. Что говорить?

Арата не слепой, то что Тайчи болезненно ревновал он помнил еще с детства.

То что Чихая тянется к Арате, понимал и Тайчи и не мог, не мог встать на ее пути, вопреки собственной любви.

Чихая...

Яркое наваждение. Звонкая река.

Чихая...

 

По шелковому краю ее хакама качаются ярко-алые листья, летят вслед за изгибами реки. Темно-синяя хакама Тайчи строгая, словно он собирается с силами перед боем. Арату обрядили в снежную хакаму, единственную, которую удалось подобрать Кане на скорую руку.

Противники сильны как никогда. Сыгранная команда игроков А-класса, победители прошлого турнира, намерены победить и в этом. Какие-то школьники им не соперники!

Школьники переглядываются, улыбаются. Они пришли не за победой, они пришли играть. Они пришли, чтобы снова вернуться в свое звонкое теплое прошлое и сдержать данное когда-то обещание.

И снова перед Чихаей карты с уникальными слогами, а перед Тайчи "похожие" карты, начинающиеся одинаково. Но теперь у них есть опыт, есть чутье игрока и они делят на троих сверкающий мир каруты.

Стучат деревянные карточки, звучит напевный ритм ста стихов ста поэтов, молниеносно выбиваются карточки. Но больше Арата не следит за своими друзьями, они могут и справляются самостоятельно.

В конце выигранного матча, ожидая своих следующих противников, Тайчи кормит шоколадом Чихаю, а потом она засыпает на его коленях. Яркая, даже во сне не потерявшая своего сияния, разве что кажущаяся сейчас спокойнее, будто часть огромного груза наконец-то упала с ее плеч.

- Тайчи, - бормочет она сквозь сон. – Арата. Мы… снова… вместе…

Через несколько часов они прощаются. Арату ждет поезд домой, Тайчи предстоит довести до дома переполненную счастьем Чихаю.

На прощание снова звучит обещание встретиться на национальном турнире, чтобы в бою узнать, кто из них лучший, в их непобедимой команде.

И на этот раз никто не сбежит, никто от игры не откажется.

Она проросла в их сердцах и дала побеги, связавшие их зелеными ростками.

А потом Тайчи идет к дому Чихаи, а она - переполненная счастьем, пьяная от него, как от саке, кружится на месте. И хоть хакамы сняты, Тайчи грезится вихрь алых листьев вокруг нее.

- Чихая... - он сам не знает, зачем тихо зовет ее. На что надеется, чего желает. Но девушка, слух как у кошки!, останавливается, вопросительно на него глядя. В широко раскрытых глазах куда-то мчится стремительная река. А она сама звонкая, яркая замолкает.

Тишина такая, что Тайчи чудится будто он слышит биение собственного сердца. У Чихаи удивленный взгляд, и ресницы немного дрожат. И губы чуть приоткрыты, когда она часто-часто дышит.

Долой разговоры, пусть даже в них звучит наравне с именем Араты, имя его самого. Долой мысли о том, что все это время Чихая гналась за прошлым, за выполнением обещания, которое не давало ей двигаться дальше.

Долой мысли о том, что она еще сама ничего не поняла о любви, долой боязнь ее спугнуть. Здесь и сейчас есть только один шанс и им стоит воспользоваться.

Расстояние сокращается быстро, и вот они уже нос к носу, как в каруте. Глаза в глаза. И теперь уже не отступить, не сбежать, не сказать, что это была шутка.

- Чихая... - в голосе Тайчи против воли звучит мука. Он еще колеблется, целое мгновение, пока смотрит в ее глаза.

- Тайчи?

Ее голос переполнен недоумением, непониманием, изумлением. Но он не слышит там страха, и тогда наклонившись к мягким губам, он ее целует.

Наверное, стоило бы вначале признаться в любви и получить отказ. Возможно, стоило бы рассказать обо всем, что он к ней чувствует. Но Тайчи целует мягкие губы со вкусом шоколада с вишней, обнимает девушку за талию и понимает, что никакая сила в мире не заставит ее отпустить.

А потом все же отступает, сам, потому что ее ладонь, упиравшаяся ему в плечо, соскользает и падает.

В глазах Чихаи бескрайнее море изумления и что-то еще, там, на дне быстрой реки.

А потом она поворачивается. Девушка действительно быстро бегает и мгновенно стартует, но Тайчи парень и все же быстрее. Он успевает схватить ее за плечи, прижать к себе.

- Зачем? - в тихом голосе Чихаи он слышит боль, и она созвучна с той болью, которой переполнен он сам.

И тогда Тайчи вопреки собственным мыслям решается:

- Я люблю тебя, Чихая...

Слова прозвучали, и девушка замирает малым зверьком, попавшим в капкан.

Мысли водят хоровод в ее голове, она отчаянно хочет спросить столько всего, но остается на месте.

Почему ее? Зачем он это сказал? Ведь у него есть девушка! Ведь он встречается с той, другой, а у нее от этого тяжелый ком в груди и рассасываться не желает.

- Тайчи... Отпусти меня.

- Никогда не смогу. Еще в детстве не мог... - лихорадочный шепот срывается с губ, а потом руки, удерживающие Чихаю в плену нежных объятий, падают. - Иди. Иди. Только не оборачивайся.

Чихая не идет, она бежит прочь, но боль в сердце никуда не исчезает. Она там бурлит и клубится, угрожая сорвать выстроенную еще в детстве плотину. Еще в те дни, когда она забивалась в своей комнате в угол и плакала, не понимая, как теперь играть дальше, как жить дальше. Как, как, как?!

И больше не в силах двигаться дальше, Чихаи оседает на землю, захлебываясь слезами, отпуская вместе с ними свое счастье, свою боль и свое прошлое.

А сильные руки, которые обнимают ее за плечи, за которые она цепляется, как утопающий за соломинку, кажутся ей самым надежным укрытием в мире.

И повернувшись, приникнув всем телом, вцепившись пальцами в его рубашку, она жалобно просит:

- Не уходи, Тайчи! Только не оставляй меня снова! Я не вынесу больше этой боли!

И сжимая вокруг нежных плеч свои руки, обнимая бурное непокорное счастье, парень тихо обещает:

- Больше никогда.

 

- Тайчи! - И в ее звонком голосе звучит смех.

- Тайчи... - Непонимание смешивается с толикой обиды.

- Тайчи? - Возмущенный оклик и попытка догнать и заставить исправлять содеянное.

- Та-айчи! - И в голосе звучит раскатом отдаленной бури.

- Тайчи, - сонное бормотание, когда отыграв турнир, она засыпает в его руках.

Молчаливое "Тайчи", когда сжимая до боли кулаки, она отчаянно за него болеет - его личная богиня каруты.

Смех и слезы, удивление и задор, насмешливость и смешливость - в его имени десятки оттенков, потому что этими оттенками она щедро наполняет его имя.

Но больше всего он любит один оттенок, когда она, бросаясь ему на встречу, обнимает его за шею, когда он кружит ее в воздухе, а она, смеясь, говорит:

- Тайчи!

И в ее звонком голосе, в ее ярких глазах, в ее нежности и любви можно утонуть.

Любимая, вредная, непокорная и только его.

Век могучих богов

Не слыхал о подобном деянье.

Реку Тацута

Опутали тысячью нитей,

Окунули в дивный багрянец!

(перевод В. Сановича 17 танки из каруты,

Аривара-но Нарихира-но Асону)

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017