И жили они долго и счастливо...

Фэндом Детектив Конан || Павшая в бездну отчаяния

Персонажи: Мори Ран/Эдогава Конан

Рейтинг: PG-13

Жанры: Романтика, Ангст, Драма

Размер: Мини

Описание: Лекарство найдено, но уже слишком поздно. Конану предстоит расти заново. Что он будет делать? Бороться за свою любовь или опустит руки?

И что делать Мори Ран, которая неожиданно поняла, что влюблена в того, кто младше ее?

 

Влюбленная в дитя, не имеет права на снисхождение.

 

Когда это началось? Когда она пала так низко? Ран не знала.

Да и, наверное, не особо хотела знать. Она просто приняла, все что случилось. И. Смирилась. Сильная телом и душой, с огромным сердцем, девушка просто осознала свою любовь. Просто осознала, как низко она пала, но приняла это. Приняла всем сердцем, понимая что с этим ничего не поделаешь.

Она могла обманывать других, но не себя. Она могла говорить другим что угодно, изящно притворяться, чтобы не заставлять их волноваться. Но её сердце знало правду и повергало этим её в бездну отчаяния.

Мори Ран, старшеклассница, капитан карате-клуба и дочь великого и знаменитого детектива, влюбилась в ребенка. Пусть развитого не по годам, умного, обаятельного, но ребёнка. Пропасть лет между ними была огромной, которую нельзя было пересечь. До любимого человека было не дотянуться, не дотронуться. И это сводило с ума. Это окутывало отчаянием и сталкивало в бездну одиночества и пустоты.

Он был рядом. Смеялся по утрам вместе с ней. Прятал телефон, чтобы она не прочитала письмо от его любимой девочки. Вмешивался в преступления и защищал её. Он был рядом, и она его любила.

Вначале она ещё убеждала себя, что дело в похожести Конана на другого человека. Старше чем он сам. Более наглого, более уверенного в себе и даже более самовлюблённого. Она уверяла себя, что всё дело в этой похожести. В этих синих глазах и в этих улыбках.

Но все же было кое-что еще.

Нет. Не расстояние. Не поведение.

Ощущение защиты. Ощущение уверенности в завтрашнем дне, которое дарили синие глаза, которые неотрывно смотрели на неё и только на неё.

Как мог мальчишка, который младше, защищать её, Ран не понимала. Просто принимала почти как данность. Если она в опасности, то появится мальчишка с синими глазами и обязательно спасёт её. Любой ценой, но спасёт.

Логика пасовала перед этим осознанием. Но оно было и никуда не исчезало. Когда она смотрела на него, когда говорила с ним, когда смеялась… Любовь расцветала в её сердце вместе с отчаянием. Необходимость видеть его, слышать его, разговаривать с ним, становилась насущной.

Любимый, нужный, сумасшедший мальчишка стал для Ран потребностью. Вначале он спасал её от беспросветного одиночества и тишины. Затем стал её семьёй, её защитником. А затем...

Когда она его полюбила? Когда она перестала верить в то, что он Шиничи?

Когда она поняла, что у неё больше нет сил плакать? Или когда осознала, что Кудо Шиничи больше к ней не вернётся? Никогда…

Чёрный конверт с несколькими словами – датой и местом его смерти, лежал в ящике её стола. И у неё не было сил ни выбросить его, ни снова взять в руки. Несколько слов сделавших жизнь Ран бездной отчаяния.

Если бы девушку спросили, что бы она хотела сделать больше всего на свете, она бы ответила - вернуться в прошлое. Вернуться в те дни, когда у нее были мама и папа, а рядом был Шиничи. Самый важный, самый лучший на свете человек.

Её первая любовь. Её...

Не вечная любовь.

С детства Ран считала, что они всегда будут вместе. Она будет переживать за своего сумасшедшего детектива, злиться на него, мириться с ним. Но Ран никогда не хотела быть порознь от него.

Только её не спросили. Её мнение никому не было интересно. И её жизнь разлетелась на куски. А она даже ничего не могла сделать!

Иногда Ран начинала ощущать себя участницей комедийного шоу или - того хуже, какой-то жестокой манги.

Кудо Шиничи был ей необходим как воздух, он был её воздухом. А потом взял и исчез из её жизни.

А сойти с ума не дал мальчишка с такими же глазами. Мальчишка, который казалось понимал всё. Читал в её сердце так же, как в открытой книге. Словно знал её всю жизнь. А она не могла его понять. Она просто его любила.

Сказать об этом было невозможно. Остановить эти чувства - тоже.

И Ран ощущала, что скатывается еще ниже, в ад. С каждым мгновением, с каждым днем, с каждым прошедшим месяцем. Все ниже и ниже.

А приходилось – улыбаться, как ни в чем не бывало. Говорить что все хорошо. И плакать по ночам из-за своих чувств.

Ничего не менялось.

 

...- Ран-нэчан, Ран-нэчан! - тревожно зазвучало над головой, и девушка села на диване, прижимая к груди плед.

На корточках перед диваном сидел Конан, встревоженно на неё глядя.

- Ты в порядке? Что-то болит?

Болела душа. И сердце. Но разве об этом можно сказать мальчишке с такими синими глазами?

- Почему ты не носишь линзы? - Ран сильно-сильно потерла лицо, пытаясь проснуться.

Конан пожал плечами.

- Мне больше нравятся очки, - сообщил он, даже не задумавшись над ответом. - Ран-нэчан, ты точно в порядке?

Девушка кивнула. И не желая отвечать на болезненные вопросы, сменила тему, поднимаясь с дивана:

- Сейчас что-нибудь приготовлю на ужин.

- Я помогу!

- Да? Хо... хорошо, спасибо.

С каждым днем мальчишка входил в жизнь Ран все теснее и теснее, словно привязывал её к себе. Словно делал все, чтобы стать для неё необходимым.

От этих чувств надо было отказаться. Надо было забыть. Но она не могла.

- Ран-нэчан, ты бледна. С тобой точно все в порядке?

- Да, да, - кивнула девушка. - Прости, я... Я просто.

- Все хорошо, - Конан поднял голову. - Я понимаю. Давай, я сам все сделаю?

- Нет, - Ран заставила себя улыбнуться. - Вместе...

 

Отчаяние, боль, пустота. Бездна уже приготовила для неё свои объятия, и Ран отчаянно цеплялась за всё, что могло задержать её падение.

Однажды ночью, когда она уже готовилась ко сну, на ноутбук, стоящий у кровати пришло письмо от анонима.

"Ты мне давно нравишься. Давай встречаться?"

Ответить абсолютно незнакомому человеку, даже не подписавшего своего имени было легко. К тому же это был шанс хоть немного встряхнуться! Но Ран ответила коротким:

"Нет. Я люблю другого".

Ответ пришел мгновенно, словно на том конце не отходили от почты, ожидая, когда она придёт и вынесет свой приговор:

"Того мертвого друга детства?"

На ресницах повисли влажные капли, упоминание о Шиничи отдалось раскатом щемящей  тоски в сердце. Но рана уже немного затянулась и не причиняла столько боли, сколько в самом начале.

"Нет".

"Все говорят ты только о нем и думаешь".

"Нет... Он ушёл, оставив меня одну. Как я могу о нем думать?"

"Тогда кого ты любишь?"

"Какая разница?" - удивилась Ран.

"Может быть, я лучше его".

"Вряд ли".

"Да ладно! Он учится с нами в университете?"

"Нет".

"Ну, тогда он полицейский?"

"Нет".

Аноним замолчал надолго. Ран успела приготовить ванную для Конана, когда пришёл ответ:

"С кем твой отец постоянно общается? А! Он же у тебя крутой детектив, значит - в детектива?"

"Да", - недоумевая, что заставляет её отвечать, девушка все же писала ответы. Что это было? Необходимость поделиться? Желание узнать у кого-то, что она еще не совсем сошла с ума? Или это тяжесть тайны настолько давила на плечи?

"И много у тебя знакомых детективов?"

"Он такой - единственный", - не соврала девушка ни единым словом.

Через стену от неё Конан глядя на экран своего карманного планшета, пытался понять, о каком детективе идет речь. Их в последнее время крутилось вокруг семьи Мори всё больше и больше, что неимоверно затрудняло работу "Спящего Когоро". А спать Когоро теперь предстояло очень долго. До того момента, как повзрослевший Эдогава Конан не заберёт ношу детектива на свои плечи.

Несколько месяцев назад, Хайбара нашла лекарство. Вот только оказалось, что изменения уже необратимы. Прошло слишком много времени с того дня, как Апотоксин впитался в кровь, кожу и кости Конана.

Шиничи Кудо умер.

Эдогаву Конану надо было расти заново.

Смириться со всем случившимся было нелегко.

И главной причиной этого была Ран. Без которой он не представлял своей жизни. Вот только есть ли у ребенка шанс завоевать свою любимую девушку заново? Не говоря ей правды? Конан верил, что есть. Точнее, ему хотелось в это верить.

Эта вера - была тем немногим, что у него осталось. Эта вера была той единственной соломинкой, которая удерживала его на краю безумия.

А теперь выясняется, что в сердце любимой кто-то есть, и это не "Кудо Шиничи".

Так, кто у нас из детективов в последнее время ошивался на горизонте?

"Смугленький такой, смазливый брюнетик? С дииииким кансайским акцентом?"

"Нет!"

"Тогда, прилизанный блондинчик?"

"Нет".

"Рыжий?"

"У меня в числе детективов вообще таких не водится!" - со смеющимся смайлом отправила девушка, а потом озадачилась: - А чему я так радуюсь?

"Ну, значит, о! Он брюнет?"

"Да. Они в моем вкусе".

"Тогда выбери меня, я - брюнет!"

"Не-а!"

"Ну чем он так хорош?"

"Он умный", - Ран погладила кнопки клавиатуры, скосила глаза в сторону. В двойной фоторамке на тумбочке были две фотографии. На одном и том же месте. Она с Кудо Шиничи. И она с Эдогавой Конаном. - "Красивый. У него куча поклонниц, и это даже немного раздражает. Он смешной и обаятельный. Его любят взрослые и дети".

"Настоящий идеал".

"Точно!"

"И ты его любишь".

"Ага".

"Ну, хоть один недостаток у него есть?"

"У него целых три!" - напечатала Ран. - "Он постоянно ввязывается в сомнительные дела, подвергая свою жизнь опасности. Иногда мне кажется", - пожаловалась она. - "Что он ни во что не ставит свою жизнь. Особенно когда в опасности его друзья, команда "детективов". Или ... я".

"Брюнет с командой детективов постоянно приходящий на помощь Ран?!" - Конан задумался, потом написал:

"Это только один недостаток. Как насчет еще двух?"

"Он не знает о моих чувствах. И он меня младше".

Нервно облизнув губы, Конан напечатал:

"Да ладно! Что такая красавица, умница и спортсменка как ты, могла найти в том кто тебя младше?"

"Задаю себе тот же вопрос", - не желая больше отвечать на вопросы этого Анонима, бередящие душу, Ран решительно закрыла крышку ноутбука.

Стукнула в стену к Конану.

- Конан.

- Да, Ран-нэчан?

- Спокойной ночи.

- И тебе, - отозвался мальчишка.

Вот только ему до утра не спалось...

 

В глазах общества она станет падшей, если только ее чувства выйдут наружу. Никто не простит этого. Никто не поймет. Поэтому ей некому рассказать и не с кем поделиться. Даже переписку с тем самым анонимом, Ран удалила, чтобы не было соблазна ему написать.

Укладывая в коробочки обед для себя и для Конана, девушка пыталась избавиться от тяжелого ощущения грядущей катастрофы. И не могла.

Беда уже была на пороге, стучалась в дверь, пробовала на прочность окна.

- Ран-нэчан, - Конан сбежал сверху, натягивая пиджак. - Я сегодня буду поздно.

- Опять ваша команда детективов? - улыбнулась Ран, повернувшись к нему. - Твой обенто.

- Спасибо! - мальчишка подхватил ранец. - Ты сегодня будешь поздно?

- Задержусь в клубе.

- Я тебя встречу, - пообещал Конан задорно и выскочил в коридор. Простучали кроссовки... хлопнула дверь и воцарилась тишина.

А Ран прислонилась спиной к стене, закрыла глаза.

Это было больно. Больно. Больно...

С поздних тренировок Ран всегда встречал Шиничи. Вряд ли бы Ран понадобилась помощь. Да и защищать её, каратистку, вряд ли от кого надо было. Это просто была традиция...

Стиснув кулаки, она прижалась лбом к холодной стене. Потом отстранилась, взяв себя в руки. И выходя из кухни, девушка подмигнула себе в зеркале и похвалила за то, что смогла не расплакаться.

"Пациент идет на поправку".

 

Выходя из спортивного зала, девушка остановилась на крыльце, с удивлением разглядывая суетливого парня с того же потока, что и она.

- Мори-сан! - выкрикнул он, согнувшись пополам. - Я вас люблю! Вы будете со мной встречаться!

Долгое мгновение девушка думала о том, что может быть - это её шанс? Начать всё сначала, заставить себя забыть о Шиничи и о Конане? Перестать постоянно влипать в неприятности и расследования. Быть обычной? Как все?

Может быть...

"Это не выход", - Ран вздохнула.

- Это моя девушка, - ревнивый голос ударил по нервам.

Недовольный Конан появился откуда-то сбоку, словно чертенок выпрыгнул из тени.

Поклонник был однозначно его и выше, и шире в плечах. Только сверху вниз на него смотрел сам Конан.

- Ты кто? - спросил парень. - Мори-сан, это?

Девушка взглянула на Конана, положила ладонь на его плечо. Но ничего не сказала.

Повторил Конан:

- Она моя девушка. И вас, молодой человек, я попрошу удалиться.

Парень дернулся, взглянул на Ран, на Конана, сплюнул и повернулся. Сгорбился и вскоре растаял за стеной.

- Ну, слухи завтра пойдут самые глупые и невероятные, - вздохнула Ран, потом махнула рукой. - Ну и ладно. Не первый раз.

- Ран-нэчан?

Девушка улыбнулась Конану, сняв руку с его плеча.

- Спасибо, что встретил.

- Теперь буду встречать каждый день, - мальчишка странно взглянул в темноту за оградой, потом взял Ран за руку. Не за ладонь, как когда инициатором выступала она, а за запястье. Как Шиничи... Словно желая слышать её пульс, словно только это могло выступить заверением того, что она - настоящая.

 

Слухи не пошли. Более того, несостоявшийся возлюбленный на следующее утро подошёл извиняться. И это было удивительно!

Но душу скручивало все сильнее и сильнее предчувствием беды. И это ощущение заставило Ран сбежать с пар, забыв свою куртку и сумку. Не переобуваясь, не взяв куртку, она бежала по улицам, спеша изо всех сил.

Мысли метались отчаянно, испуганными птицами.

И больше всего девушка боялась опоздать.

Темный переулок у школы Конана встретил её злыми голосами. Девушка остановившись за углом, осторожно выглянула и спряталась обратно, переводя дыхание.

Сердце колотилось. Быстро-быстро. Отчаянно, заходясь в рваном испуганном ритме.

Там был Конан. Не один. Мальчишка стоял в окружении высоченных лоботрясов. У одного в руке была бита. У второго - нож.

"Я должна успокоиться. Только так я смогу помочь. Но шестеро на одного - перебор!"

 

Конан, вышедший из школы, никуда не спешил. Возвращаться после школы домой ему теперь не хотелось. Ран возвращалась поздно, поэтому он обычно тянул время.

Вот и в этот раз, юные детективы ушли одни, он задержался вначале в кабинете, потом в спортзале, и потом вышел на улицу.

Он прошел всего пару десятков метров, когда его обступили шестеро парней. Высоких, плечистых. Пожалуй, немного опасных.

Найдя среди них взглядом несостоявшегося ухажёра Ран, Конан только усмехнулся, потом ерничая спросил:

- Сам побоялся не справиться, поэтому привёл друзей?

- Заткнись, сопляк!

Самый низенький и самый по виду брезгливый, заткнул своего дружка весьма своеобразным образом. Как следует врезав ему под дых. Потом взглянул на мальчишку.

- Ты говорят, с Мори Ран какие-то дела имеешь.

- Я живу рядом с ней, - отозвался Конан с удовольствием. - В том же доме. Даже сплю за стенкой.

- Тьфу ты! Босс, да не слушайте его!

- И кто ты для неё?

- Я временно у них живу, - пояснил мальчишка. - Но вот вырасту и женюсь на ней.

- Так она за тебя и пойдет! Ты же мелкий!

- Ну и что? - с непоколебимым спокойствием возразил Конан. - Зато я её люблю. А вы этим вряд ли можете похвастаться.

- Не зарывайся, гадёныш! - снова взвыл пострадавший.

Мальчишка пожал плечами.

- Вначале разнообразь свой словарный запас, а затем наезжай на кого-то, а то, - синие глаза насмешливо сверкнули, - как бы дело для тебя бедой не закончилось.

От дружного гогота могла бы облупиться стена, Конан, засунув руки в карманы, стоял и ждал.

- Ты что? Думаешь, тебе кто-то на помощь придет? - прорыдал от смеха несостоявшийся поклонник. - Или тебя эта каратистка с фигуркой защитит? Которая сегодня на парах и однозначно не появится?

Мальчишка пожал плечами.

- Помощник? На шестерых? Сам справлюсь.

Гогот только усилился. Конан подождал немного, в надежде, что к нему прислушаются, но чуда не произошло.

Ну, по логике вещей, что может сделать парнишка, не доросший даже до подростка, шестерым здоровым лбам? Которые его и толще, и выше! А ещё и неповоротливее, и тяжелее. А как красиво летят, поскользнувшись на стальных шариках!

И в общем-то, ситуация сложилась строго обратная на глазах у потрясенной Ран. Что могут сделать шестеро здоровых лбов юркому мальчишке с дьявольски-изобретательским умом? А ещё - непомерным запасом высокотехнологичных игрушек.

Один полетел на уже упомянутых шариках. Второй что-то промнямнякал и свалился с богатырским храпом на землю. Третий и четвертый улетели в стену с отпечатками футбольных мячей на лицах. Пятого проскользнув под ногами, Конан спеленал своими подтяжками, которые однажды уже спасли жизнь Ран.

Шестого, того самого «босса», оставшегося не иначе как на закуску, Конан раскатал по асфальту, используя что-то малопонятное Ран.

Что уж он сказал ведущему этой маленькой группки, Ран не знала - слишком далеко стояла, но зато ей хорошо был виден результат. Как побледнел парень и как быстро он закивал головой. А ещё как по-волчьи усмехнулся Конан, став старше и определённо опаснее.

Вместо того чтобы выйти в ту сторону, которая вела к дому, он пошел обратно. Остановился около угла и посмотрел на Ран.

Любопытство порок не только кошек, но и даже самых замечательных девушек. Не спрашивая, как он понял, что она здесь, Ран спросила:

- Что ты ему сказал?

Взяв Ран за запястье, мальчик потянул ее за собой. И она послушно пошла вслед за ним.

- Конан-кун!

- Я сказал, - размеренно отозвался Конан. - Что поскольку я еще ребенок, а они взрослые лбы, нападающие скопом, то я могу обратиться за помощью к старшим. Но вот какая беда, взрослые у меня в друзьях ходят спорные. И вряд ли кому-то из них понравится, что в их дом нагрянет полиция с обыском. Или их в качестве свидетелей по неприятному делу вызовут сразу в участок. А поскольку я член юных детективов, которые хорошо известны  на весь район, то в такой малости в правоохранительных органах мне никто не откажет.

О том, что он добавил ещё пару фактов, которые могли отрицательно сказаться на будущем "лбов", Конан говорить не стал.

- Конан-кун! Куда ты меня ведешь?

- В кофейню. Ты совершенно замерзла. А потом я один съезжу в университет и заберу твои вещи.

Короткий спор закончился безоговорочной победой Конана-куна.

После кафе, Конан потащил Ран за собой в кино. Развеяться. Потом в парк. Прогуляться. И домой они возвращались уже вечером.

И уже у дверей дома, Ран неожиданно пришло в голову, что это всё было очень похоже на свидание.

"Не может быть", - подумала она. - "Правда, не может быть... Я не должна даже думать о таком... Ведь! Ведь!"

- Ран-нэчан, - Конан отпустил запястье девушки, поднял голову к светлым окнам. Дома был Когоро-отчан, и там точно не получилось бы сказать то, что он собирался.

- Да, Конан-кун?

- В следующий раз на свидание пойдём в парк развлечений?

Сердце остановилось. Синие глаза смотрели серьезно. Улыбки на лице не было.

И понимание обрушилось подобно ведру ледяной воды.

Он не шутил.

Конан-кун был совершенно серьёзен.

И Ран поняла все мгновенно. Она сейчас ещё может отказаться. Может притвориться, что не поняла его. Может сказать, что он слишком маленький. И тогда ничего не случится. Он улыбнётся, как всегда. И отступит.

Но это была бы ложь. А ложь была не в правилах девушки.

- Только не в Тропикал Лэнд, - попросила она тихо. - Я не хочу потерять еще раз того, кого люблю...

Признание сорвалось с губ легко.

Мальчишка взъерошил волосы и улыбнулся.

- А я то гадал в кого ... - не договорив, Конан сменил тему. - Пойдем домой, Ран? Я постараюсь вырасти побыстрее, а до этого... Я всегда буду защищать ту, кого люблю... И никому тебя не отдам.

Ран кивнула и улыбнулась в ответ.

 

... Возможно ли никому не отдавать ту, что любишь, если между вами пропасть в несколько лет? И общество вряд ли примет такие отношения? А почему бы и нет, если в твоем сердце царит только она одна? Её улыбка, её взгляд, её духи. Касание её ладони и её тепло?

И влюблённая девушка, падающая в бездну отчаяния, может неожиданно обнаружить за спиной синие крылья, такие же как глаза озорного мальчишки. И вместе с ним взлететь в небеса.

А общество. Да кому какое дело до сплетен и пересудов, если за спиной крылья? И вместо земли живешь на седьмых небесах?

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018