И жили они долго и счастливо...

Фэндом Детектив Конан || Ради тебя

Персонажи: Эдогава Конан, Кудо Шиничи/Мори Ран - основные, Кайто Кид/Аоко Накамори, есть Агаса-сенсей, юные детективы, Хаттори Хейджи/Казуха, отметятся полицейские, и безусловно, Черная организация

Рейтинг: PG-13

Жанры: Гет, Романтика, Детектив, Экшн (action)

Размер: макси, 79 листов

Статус: завершен

Жить не своей жизнью.

Не под своим именем. Не со своей семьей, хотя она практически никогда не была дома. Не в своем классе. Не со своими друзьями.

Для Шиничи Кудо весь мир затрещал по швам, когда неожиданная прогулка с подругой детства оборачивается страшным происшествием, после которого Шиничи исчезает, а на его месте появляется Эдогава Конан.



1. Ночной гость.

Сон не шел. Шиничи перепробовал десяток различных способов, чтобы уснуть.

Считал белых овечек, прыгающих через забор. Перебирал всех известных детективов, чьи имена начинались на одну и ту же букву. Представлял себе огромную школьную доску, въедливо писал на ней свои мысли, а потом стирал… Ложился на бок, положив под щеку ладонь. Насвистывал себе колыбельную. Выходил на кухню, чтобы выпить молока, хотя терпеть его не мог…

Не помогало. Сон не шел.

И, в конце концов, Шиничи сдался.

Встав с футона, юный детектив… как ни посмотри в зеркало, действительно – юный, подхватил халат, натянул его на пижаму и двинулся вниз, в гостиную. Из соседней комнаты доносился храп Мори Когоро, «великого» детектива, за которого все детективные задачи решал сам Шиничи.

А вот дверь в комнату Ран была приоткрыта, и едва-едва поскрипывала на сквозняке.

Удивленно взглянув на дверь, Шиничи двинулся вниз. Легкое детское тело не производило никакого шума, в отличие, например, от тяжелых шагов Когоро, да и сам детектив держался в тени.

Ни в кухне, ни в гостиной девушки не было. Зато была приоткрыта дверь на улицу.

«Ран…»

Осторожно проскользнув в гостиную, Шиничи забрался на подоконник и осторожно выглянул на улицу.

Чутье детектива не подвело. Девушка была именно там. В тени, довольно далеко от фонаря, освещающего улицу. Стояла, зябко кутаясь в теплую куртку. Длинные темные волосы трепал прохладный ветер. То и дело поднося часы к глазам, Ран кого-то ждала. Чтобы понять это, совсем не надо было быть детективом. Достаточно было простого человеческого внимания.

Чутье Шиничи потянуло его на улицу, вслед за девушкой.

Выбраться из дома, чтобы не привлечь внимание подруги, было легко, достаточно было выскользнуть через черный ход, а затем обежать дом.

Спрятавшись в тени соседнего дома, за машиной, Шиничи внимательно оглядывался по сторонам, пытаясь понять, кого именно ждет девушка.

Но улица оставалась пуста…

Пригибаясь, чтобы оставаться в тени, осторожными перебежками, мальчик подкрался поближе к Ран. Девушка уже перестала оглядываться. Только в какой-то момент губы обиженно шевельнулись:

- Шиничи…

«Шиничи? Она ждала меня?» - удивленно подытожил детектив. – «Но ведь я не назначал ей встречи, да и как бы я мог в таком виде?!»

Шум мотора раздался неожиданно, резко повернувшись, Ран вся подалась в ту сторону, откуда выезжала темная машина с тонированными стеклами.

Слишком темная машина. Темная ночь. Девушка, обманом выманенная на улицу…

Чутье Шиничи сработало быстрее, чем разум. Метнувшись с места к двум пивным банкам, валяющимся у урны, Шиничи сделал два коротких удара.

Ран, испуганная темной тенью, метнувшейся из-за ее спины, отшатнулась в сторону. И дальнейшее слилось воедино…

Разбилось лобовое стекло машины, в которое попала банка. На Шиничи не было его универсальных ударных ботинок, но здоровой злости и испуга за любимую девушку хватило, чтобы разбить стекло.

Жалобно хрустнула, осыпаясь на осколки, витрина маленького магазинчика, который был за спиной Ран.

Взревела сигнализация соседской спортивной машины, по которой прилетела вторая банка.

Завизжали шины, когда темная машина рванула назад.

И захлопали окна…

2. Ночной вызов.

…- Ран-нэчан! Ран-нэчан!

Девушка пришла в себя, когда ее затрясли за плечи. С недетской силой, но как-то уж очень странно. Словно тот, кто тряс, был такого маленького размера.

«Маленького?»

Голова кружилась, словно на ринге Ран пропустила хороший удар слева от противницы. Впрочем, память вернулась и ехидно подсказала, что никакого чемпионата, даже самого маленького – не было. Зато была ночь, был странный звонок о том, что Шиничи – мертв, и Ран пора с этим смириться.

«Шиничи!»

Резко открыв глаза, девушка с удивлением посмотрела на встревоженное лицо над собой.

- Конан-кун… - вывели непослушные губы, словно сами по себе.

- Ран-нэчан, наконец-то, - мальчик, как был в домашней пижаме и халате, так и сел на асфальт. – Я думал, ты не придешь в себя. Ты не реагировала ни на что! Мы уже и не знали, что думать!

- А… а … что случилось? – огляделась девушка по сторонам. Она помнила, как выходила на улицу. Помнила, как стояла около магазина, но совсем не помнила, как падала. И вообще, за те несколько минут, что у нее выпали из памяти, многое успело измениться.

Около дома мигала сиреной машина стражей порядка. Двое полицейских осматривали улицу. И инспектор Мегуре что-то говорил бледнеющему на глазах Мори Когоро.

А вокруг столпился народ.

- Ну… как бы… - Конан поправил дужку очков. – В тебя стреляли.

- В меня? Да кому я нужна! – отмахнулась от мальчика и его слов Ран.

- Не знаю, кому, - подошел инспектор Мегуре. – Но Ран-кун, в тебя действительно стреляли.

- Неправда, - улыбнулась девушка. – Ну, смотрите, я целая, здоровая и в полном порядке.

Заставив себя подняться, Ран неожиданно пошатнулась и вздрогнула, глядя на разбитые коленки, на которых и стояла. Вокруг было все в стекле. И на содранных коленках запеклась кровь.

«В меня действительно стреляли? Значит, значит… Шиничи действительно мертв?!»

- Ран-нэчан! Ран-нэчан! – голос Конана был последним, что слышала девушка перед тем, как сознание ее милостиво оставило…

… В гостиной было тихо. Инспектор Мегуре стоял около окна, заложив руки за спину. Мори сидел за столом, против обыкновения не с банкой пива или саке, а с чашкой кофе и с сигаретой. Впрочем, нетронутое кофе остывало. А мужчина курил, жадно затягиваясь, а затем тут же тушил сигарету и прикуривал новую. Пепельница уже была полна окурков.

Конан сидел в углу дивана, надувшись, как мышь на крупу.

На мальчика не смотрел ни инспектор, ни Мори. Мужчины молчали.

- Ран-кун сегодня чуть не погибла, - Мегуре взглянул на Конана. – Если бы не ты, то…

- Я ничего не делал, - отмахнулся мальчик, сжимая кулаки, - я просто выбежал на улицу, когда сработала сигнализация. И увидел, что она падает.

Инспектор Мегуре и Мори переглянулись.

- Мори-кун, - полицейский поправил шляпу. – Тебе не кажется, что здесь что-то не складывается? Кто-то не дал убить Ран… Но кто-то же собирался ее убить. Может быть, стоит ей некоторое время побыть дома?

- Одной?

- Я могу остаться, - предложил Конан.

- Да что ты можешь, мелкий… - начал Когоро и замолчал.

- Мори-кун, - положил на плечо детектива ладонь инспектор. – Конан-кун прав. Многого он не сможет, но сможет присмотреть, чтобы Ран не пропала. К тому же, он уже не раз защищал девочку. Вспомни даже тот случай в Акве, когда она не вынырнула из затопленного зала! Он же первым нырнул за ней, догадавшись что случилось! К тому же, он хоть и юный детектив, но все же… с его командой они помогли раскрыть немало дел. Да и Ран одной будет не скучно и не страшно. – Полицейский выглянул в окно, около входа в дом стояли двое полицейских. – К тому же, на эту ночь рядом с ней останется наряд, но утром его придется снять. А рядом с Конаном, если он будет неотлучно, никто не сможет убить девушку! Мори-кун!

Когоро молчал. Молчал и Конан. Мысли обоих шли в одном направлении, но по разным кругам… Конана больше волновало, что кто-то явно воспользовался его именем, чтобы выманить Ран на улицу. И неважно – позвонил ли он от его лица или что-то сказал про Шиничи. Необходимость скрывать, что Шиничи уменьшился, в этот раз сыграло против самого Кудо, поставив его любимую девушку на край смертельной опасности. А Когоро волновал вопрос безопасности дочери.

- Может быть, стоит уехать из города? – предложил детектив.

- Плохая идея, Мори-кун, - покачал головой полицейский. – Здесь ты сам начнешь расследовать это покушение. Да и Конан.

- Да? – наклонил мальчик голову.

- Ты запомнил номера машины?

- Нет, - отозвался Конан тут же, но прежде чем взрослые успели что-то спросить, спокойно добавил: - Их просто не было.

- Машина без номеров?! – удивленно переспросил инспектор Мегуре. – А марка?

- Черная тойота avensis, т25, кажется, - буркнул мальчик. Потом под удивленными взглядами спохватился. – Гента рассказывал, что его отец хочет новую машину купить. Они попали на выставку, где была презентация как раз этой модели. Отцу машина не понравилась, а Гента нам все уши про нее прожужжал.

Взрослые переглянулись и кивнули друг другу, успокаиваясь на глазах, получив понятное объяснение. К тому же, мальчикам свойственно любить машинки. Это нормально.

Конан же поднялся.

- Я пойду, позвоню одноклассникам. Скажу, что заболел. И побуду дома в ближайшую неделю.

- Иди, Конан-кун, - согласился инспектор.

Мальчик спрыгнул с дивана и послушно двинулся к выходу из комнаты. Предстояло сделать одно, но очень важное дело. А для этого нужно было заглянуть вначале в свою комнату, а затем в комнату к спящей Ран…

Врач со скорой помощи сделал девушке укол успокоительного, и до утра она должна была проспать…

И Конан надеялся, что без сновидений.

3. Змея.

Шиничи сам не знал, что заставило его свернуть в комнату к Ран до того, как он зашел к себе. Значок юных детективов и маленький сотовый – все это лежало в комнате самого Кудо, и нужно было, чтобы связаться с Агасой-сенсеем и Ай.

Но все же, все же…

Тихо приоткрыв дверь, мальчик скользнул внутрь. Ран лежала на кровати. Рука девушки бессильно обмякла и сползла с кровати.

Покачав головой, Шиничи подошел ближе. Поднял тонкую руку, в который раз задумавшись, что у такой сильной девушки, как его Ран, такие тонкие и хрупкие запястья. Такие бледные…

Подняв ладонь Ран, детектив прикоснулся губами к костяшкам длинных пальцев. Все, что он мог себе позволить. Украсть лишь частичку ее тепла, когда она спит и точно не узнает, что в ее комнате побывал мальчишка, которого она считала своим почти младшим братом.

- Ран… - прошептал Шиничи. – Твои руки такие холодные…

«Холодные?»

Озарение всегда приходит неожиданно, но обычно для него нужна хоть какая-то основа. Ледяные руки девушки, качающаяся занавеска… Вскочив, Шиничи бросился к выключателю, а затем, пока включались лампы дневного света, снова к девушке.

Подняв ее ладонь, он резко повернул ее к себе тыльной стороной запястья… На котором уже набухали две маленьких дырочки, словно от укуса.

«Ксо!!!»

…- Оджисан! – крик Конана всполошил уже немного успокоившихся мужчин. – Скорую! Быстро вызывайте скорую!

Привыкнув за последнее время к тому, что слова Конана в вопросах необходимости скорой и полиции всегда сбываются, инспектор Мегуре бросился к телефону, а Когоро – наверх.

- Что случилось? – ворвался детектив в комнату.

- Ран, Ран укусила змея! – отозвался мальчишка, перетянув своим платком руку девушки чуть повыше запястья и отсасывая яд.

- Откуда змея в комнате?!

- Было открыто окно, - быстро сказал Конан, сплевывая. – И оттуда метнулась тень. Наверное, змею преступник забрал с собой.

Когоро бледнел на глазах.

- Подозреваю, - поднялся тем временем вверх инспектор Мегуре, - что кто-то взялся за Ран-кун всерьез и не успокоится, пока ее не убьет. Мы заберем ее с собой, в полицейский госпиталь. Мори-кун, ты отправляешься с нами. Конан-кун, ты останешься дома.

- А как же…

- В больнице мы позаботимся о ее безопасности сами, - сказал полицейский, затем взглянул в окно. – Нам повезло, что карета нашей скорой помощи была совсем неподалеку. Их вызвали вместе с полицейскими, но было уже поздно. Теперь она должна подъехать через пару минут. Конан, тебе надо…

- Выпить чай с высоким содержанием танина, - отмахнулся мальчик. - Я в курсе.

Инспектор только и кивнул.

- Я приеду завтра, - решительно сказал Конан. – Сегодня я… свяжусь с нашим сенсеем в школе. И сам буду дежурить у Ран-нэчан.

- Конан-кун, - вздохнул полицейский. – Мы сами позаботимся…

- У входа стояли двое ваших людей, - нехорошо прищурился мальчишка. – И тем не менее, они не только не видели никого, но они и ничего не слышали! Под вашим носом Ран чуть не убили! Тоже самое может произойти и в госпитале.

- Неправда! – вскинулся инспектор Мегуре. – Мори-кун, скажи хоть ты ему.

- Не буду ничего говорить, - в обычно время детективу и в голову бы не пришло пользоваться помощью мальчишки, но когда опасность, реальная опасность, грозила его девочке, Когоро выбирать средства не собирался. – Мы будем дежурить по очереди. Я днем буду заниматься расследованием и дежурить ночью… Конан, ты будешь неотлучно дежурить около Ран днем.

- Понял, - кивнул мальчик. – Я все понял.

Дальнейший разговор прервала карета скорой помощи, подъехавшая к дому.

А еще через пару минут Ран увезли…

4. Разговор.

В комнате было тихо. Окно было открыто нараспашку, и Шиничи мог легко контролировать все, что происходит внизу.

О том, что на этом окне он отличная мишень для возможного убийцы, детектив даже не думал. Он был уверен практически на все 100% в том, что целью убийцы была именно Ран.

«Ран…»

За те три дня, во время которых Кудо не было дома, что-то здесь случилось. И именно с Ран.

Самым неприятным было то, что собрать мысли в одно целое никак не получалось, хотя он действительно старался. Мысли разлетались из-под пальцев шустрыми бабочками.

То, Шиничи пытался понять, когда именно он стал считать дом Ран еще и своим домом, то пытался решить, где и когда Ран стала свидетельницей чего-то опасного для ее жизни – а это единственный вариант, который оправдывал повторяющиеся попытки ее убить… То, детектив пытался понять, что теперь делать и как именно защищать свою девушку.

Сотовый телефон подал голос неожиданно.

Вытащив клипсу, Шиничи ответил:

- Да.

- Шиничи-кун, - голос Ай на том конце звучал устало.

- Ай.

- Да. Я. Я слышала, что случилось с Ран. Ты сейчас с ней?

- Нет.

- Нет? – удивилась девочка, на другом конце разговора, отталкиваясь от стола и потирая красные воспаленные глаза. Исследования шли ни шатко, ни валко, но наконец, впервые, у нее получилось что-то похожее на необходимое. Естественно, нужно было проводить эксперименты, но на них не было времени. Все оставалось на грани теоретических выкладок и серии частной проверки на мышах. Белого цвета…

- Нет. Дядя… - Шиничи устало закрыл глаза, - Когоро отправился с Ран в больницу. Ее увезли в полицейский госпиталь. Я остался дома. Надо позвонить классной и сказать ей, что я… заболел, наверное. Или родители временно забрали. Не знаю, надо что-то придумать, - растерянно потер мальчишка затылок.

- Я придумаю. Шиничи-кун.

- Что-то случилось?

- У нас получилось, - прошептала девочка. – Это еще конечно далеко не конечный результат. Более того, это опасно… Но…

- Ай, - перебил ее Шиничи. – Что у вас получилось?

- Найти комбинацию, которая возвращает тело… во взрослую форму. Ненадолго. Одна капсула – всего десять минут времени. И в сутки можно принять не более трех капсул. Более того, форма, которую организм принимает, будет более взрослой, чем твоя исходная. Первая капсула добавит год, максимум два. А уже третья состарит тебя на десять лет. К тому же, организм будет терять неимоверное количество полезных веществ, витаминов и прочего.

- К чему это приведет? – догадался о чем речь Шиничи.

- Твой вид… Оба, - подчеркнула отдельно Ай. – Они будут… В общем, очень изможденными, больными на вид. К тому же, пошатнется твой иммунитет. Отсюда возрастет количество болезней… Агаса-сенсей уже подбирает комплекс поливитаминов, которые придется употреблять. И мы будем продолжать испытания.

- Ай. – В голосе Шиничи зазвучал лед.

И девочка кивнула, хотя и знала, что детектив увидеть ее не может.

- Да. Я знаю. Тебе нужен этот препарат, несмотря на все его последствия и несмотря на все сопряженные с этим опасности.

- Верно. Эдогава Конан не сможет защитить Ран. Это должен сделать Кудо Шиничи.

- Шиничи-кун, ты понимаешь, насколько это опасно? Если черная организация узнает, что ты жив…

- Я буду пользоваться гримом, - практически тут же отозвался детектив. – Ай, я понимаю, что это опасно и что опасности я подвергну и тебя. Но Ран…

- Агаса-сенсей сказал, что так и будет. Он уже готовит для тебя парочку новинок из своего «репертуара». Ты знаешь, у него стало лучше получаться… - Ай вздохнула. – Ладно, кого я обманываю. Не особо и лучше у него получаются все эти штучки. Но по крайней мере, иногда я успеваю предотвратить взрыв. С вами не соскучишься, - вырвалось у девочки. Потом она явно махнула рукой. – Шиничи-кун. Я предупрежу нашего сенсея. И предупрежу юных детективов. Более того, думаю, им придется подкинуть какую-то задачку, чтобы ненароком не путались под ногами.

- Буду благодарен, Ай.

- Не благодари. – Взглянув на часы, которые показывали почти четыре утра, девочка вздохнула. – Лучше приезжай. Заберешь все… и попробуешь первый раз принять препарат под нашим с Агаса-сенсеем присмотром.

- Ай.

- Что?

- Первый раз… эти препараты попробовала ты сама? – спросил Шиничи, спрыгивая с подоконника и закрывая окно.

Девочка помолчала. Потом неохотно ответила:

- Какая разница?

- Помнишь, что ты мне обещала? Что как бы тебе не хотелось, ты будешь осторожна. Нас двое… и все-таки детективный «гений», здесь именно я.

- Я помню.

- Будь осторожна. Я скоро приеду.

Ай положила трубку первой. Посмотрела на ученого, суетящегося около коробки непонятного назначения, и тяжело вздохнула, переведя взгляд на баночку с сине-белыми капсулами, зажатой в детской, такой чужой для нее и все же ее собственной руке.

5. Сон.

Кружила метель.

Ран, изумленно оглядываясь по сторонам, пыталась понять, где она очутилась в этот раз. Она точно помнила, как упала на улице. Как исказилось лицо испуганного Конана…

Но ведь на улице было хоть и прохладно, но точно не зима! О какой зиме могла идти речь с учетом поздней весны, которая пришла в город.

Зябко поежившись, Ран подула на холодные ладони. Странное место оставалось странным, но девушка мерзла по-настоящему.

- Ран…

Тихий голос раздался откуда-то позади.

- Ран…

- Шиничи? – неуверенно спросила девушка, обнимая себя за плечи. – Шиничи, это ты?!

- Ран… - в голосе прозвучала тоска. – Ран…

- Шиничи, где ты?! Шиничи!

Метель усилилась. Метель окутывала своим ледяным покрывалом, кололась по обнаженной коже льдинками, сухо хрустела ветвями то появляющихся, то исчезающих деревьев.

Страшно не было. В какой-то момент Ран поняла, что это сон, а во сне же ничего плохого случиться не может. Просто немного холодно и просто она никак не могла увидеть Шиничи. А этого так хотелось.

Шиничи так давно не звонил, занятый каким-то сложным расследованием, что когда раздался звонок о том, что он мертв, Ран подумала, что это правда. Короткий миг, когда она решила, что это может быть действительно так, оставило в душе кровоточащий шрам.

- Ран…

Голос зазвучал еще ближе.

Но все вокруг заметал снег, кружил ветер и откуда-то взялся туман.

Сон становился мало-помалу похож на фильмы ужасов. Те самые, которые приволакивали друзья Конана и устраивали просмотр в гостиной.

В особо страшных моментах Аюми с тихим визгом прятала лицо на плече Конана, что заставляло улыбаться вторую девочку в их компании – Хайбару Ай, появившуюся совсем недавно, но которая уже успела произвести своей рассудительностью положительное впечатление на саму Ран.

Дети…

Пропавший Шиничи… Появившийся Конан…

Ран думала, честно думала о том, что Конан это и есть Шиничи, она готова была поверить в что угодно, но … алиби и доказательства.

Будучи дочерью детектива и той, которая детектива любит, легко нахвататься от них таких ненужных вещей… Если бы не звонки Шиничи, когда рядом находился Конан, если бы не…

Но видения, когда Ран в полубреду, полуяви видела Шиничи, а потом появлялся Конан… И то, что они никогда-никогда не были вместе.

- Ран…

Тихий голос раздался совсем рядом. Девушка даже не успела ничего сказать, как внезапно ее обняли за плечи, потянули назад, прижимая к широкой груди. Отчего стало тепло-тепло и… внутри словно зазвенела натянутая страна. Так щемяще и так страшно.

- Ран… - голос был знаком. Голос был самым важным в мире, как и эти руки…

Но девушка вздрогнула.

- Шиничи? – в голосе Ран прозвучало больше испуга, чем радости, когда она попыталась обернуться.

Но ей не удалось. Детектив не дал.

- Стой спокойно, Ран.

- Шиничи, это действительно, ты? Правда-правда?

Тихий смех был ей ответом.

И Ран распахнула глаза…

Над головой был белый-белый потолок. А рядом, на тумбочке вибрировал мобильный телефон, который оказывается ее и разбудил.

Удивляясь тому, как тяжело поднять руку, Ран потянулась к телефону и удивленно проследила за тонкой пластиковой трубочкой, от ее локтя – к капельнице.

«Больница?» - ничего не понимая, подумала девушка, дотянувшись до телефона, сдвинула слайдер вверх и почувствовала, как по щекам потекли слезы.

В сообщении были всего три слова:

«Я дома. Шиничи».

6. Больница.

Ран проснулась с ощущением того, что вчера случилось что-то очень, очень хорошее.

Правда, в следующий момент она уже так не думала, потому что осознала, что вокруг – больница. Белый больничный потолок, а рядом капельница.

В какой-то момент ночью Ран не могла понять, что именно ей приснилось, а что нет. Но судя по тому, что было вокруг выходило, что капельница ей не приснилась, а вот все остальное…

Смертельно побледнев, девушка потянулась за телефон. Она сама не знала, чего именно ей хотелось, чтобы там было сообщение, или чтобы его не было.

Даже если оно там есть, даже если Шиничи вернулся и ее обманули, сообщив о его смерти, значит неугомонный детектив в очередной раз вмешается в опасное дело. На этот раз, дело самой Ран. Шиничи и раньше то не любил, когда Ран отправлялась куда-то одна или когда ей что-то грозило… А теперь, ему есть где развернуться.

А с другой стороны…

Отодвинув большим пальцем слайдер вверх, девушка вывела на экран последние сообщения. Последним… было сообщение от Конан-куна, о том, что он задерживается. Сообщения от Шиничи не было.

«Сон? Это все было сном?!» - тихо застонав, Ран откинулась на подушку, закрывая глаза.

Белый потолок угнетал. Собственное имя на стене в специальном желобе тоже угнетало. А еще девушка совершенно не помнила, как она умудрилась оказаться в больнице… В конце концов, она просто упала в обморок. Или нет?

Хлопнувшую дверь, Ран встретила с облегчением. Это был способ узнать хоть что-то. Впрочем, симпатичная медсестра в белом халате вряд ли была источником знаний. Зато вошедшего вслед за ней инспектора Мегуре вполне можно было таковым считать.

- Доброе утро, Ран-кун.

- Доброе утро, инспектор Мегуре, - ответила девушка, приподнимаясь и облакачиваясь спиной на поднятную подушку.

Медсестра тем временем под пристальным взглядом инспектора поменяла капельницу. Положила на столик около кровати девушки пластинку с таблетками.

- Здесь шесть таблеток. По две таблетки три раза в день, вместе с приемами пищи, - пояснила медсестра, улыбаясь. Затем вышла из палаты.

Удивленный взгляд Ран остановился на полицейском. Тот немного помолчал, потом спросил:

- Ран-кун, что последнее ты помнишь?

- Улицу… И Конан-куна… Когда я падала, он меня подхватил за плечи, кажется…

- И все?

- Да… - отозвалась осторожно девушка. – А случилось что-то еще?

- Тебе сделали укол снотворного и перенесли наверх. А там на тебя… вновь напали. Неизвестный проник в комнату с крыши, вырезал аккуратно отверстие, открыл щеколду. Натравил на тебя змею…

- Какую змею, инспектор Мегуре, о чем вы говорите? – засмеялась Ран. – Я же… - глаза девушке остекленели. – Точно… Змея… Вначале окно хлопнуло, - заторможено сказала она, - потом ко мне темная тень наклонилась. И что-то ужалило, вот сюда… - показала девушка на скрытую под повязкой руку. – А потом было холодно, очень-очень.

- Тебя нашел Конан-кун. Он зашел в твою комнату, обнаружил вначале, что у тебя очень холодные руки, потом увидел укус. Пока мы вызвали скорую, он отсосал яд. А потом, пока тебя везли в больницу, он нашел мертвую змею. Только благодаря этому тебе успели вовремя ввести противоядие, - пояснил инспектор. – Ран-кун, почему тебя так хотят убить?

- Я не знаю, - развела руками девушка. – Правда, не знаю…

- В общем, так. Около твоих дверей стоит полицейский. Медсестры и врачи должны входить в твою палату только под его присмотром. Кормить тебя… будет моя жена.

- Зачем такие предосторожности? – удивленно спросила Ран, зябко поежившись.

- Потому что, люди… они такие люди, - туманно ответил инспектор.

- Потому что, за тебя взялись так плотно, что вполне возможно, что попробуют добраться и пока ты в больнице. Несмотря на то, что это полицейский госпиталь, и подкупить кого-то вряд ли удастся, но все же у всех есть родственники, которыми можно шантажировать, и у любого человека есть то, чем можно испугать. Вы же именно это хотели сказать, инспектор Мегуре?

- Конан-кун! - укоряюще воскликнул полицейский. – Зачем ты пугаешь Ран?

- Я ее не пугаю. Я просто сказал то, что сказал бы на моем месте Шиничи-ничан, - отозвался мальчик. На его лице была разлита странная мертвенная бледность, которую отметила Ран.

- Конан-кун, ты в порядке?

- Да, Ран-нэчан! – согласился мальчик. – Все в порядке. Я буду с тобой весь день, а ночью на дежурство заступит оджисан.

Ран взглянула на инспектора.

- Разве нужны такие предосторожности?

- Пока сохраняется угроза для твоей жизни – это необходимо, - кивнул мужчина, затем поднялся. – Конан-кун, полагаюсь на тебя.

Конан кивнул. Когда Мегуре вышел в коридор, мальчик закрыл палату, затем подошел и сел на стул около Ран.

Девушка, откинувшись на подушки, смотрела в потолок.

- Конан-кун…

- Что, Ран-нэчан?

- Почему ты заговорил о Шиничи?

- Потому что я с ним разговаривал, - отозвался мальчик с продолжительным зевком.

- Разговаривал? Когда? Он тебе звонил? – подскочила нервно Ран.

Но маленькая ладошка легла на ее плечо, не давая подняться.

- Ран-нэчан, зачем так дергаться? Он мне звонил. Сказал, что вернулся из-за тебя, что слышал, что тебя попытались убить. И он займется этим делом. И он надеется, что ты будешь умничкой и будешь вести себя осторожно.

Кулак девушки сжался, кажется, на одним рефлексах.

- Шиничи, - прорычала она.

Конан вжал голову в плечи, зажмурившись.

«Страшно!»

- Шиничи… правда, вернулся? – спросила неожиданно тихо Ран, разжимая кулак.

Мальчик перевел взгляд на нее и кивнул.

…Кому как не Шиничи было знать, что его сообщение исчезнет через пару минут после того, как его закроют? И сомнения Ран он отлично понимал, но и признаться не мог. Девушка была в опасности, и добавлять к ее проблемам еще и проблемы самого Шиничи было верхом безрассудства…

7. Нападение.

Ран уснула практически сразу же после того, как позавтракала. Еду ей принесла Сато-сан, женщина-оперативник из первого отдела, которой восхищались молодые детективы.

Шиничи ее не только уважал, но и немного… побаивался. На эту замечательную женщину не действовали его уловки. Она очень быстро поняла, что он «очень умный и надежный». Именно такие слова юный детектив случайно услышал во время очередного расследования, когда он строил из себя ребенка и подсказывал «взрослым» и «умным» полицейским, ведущим дело.

Сато-сан быстрее всех понимала, что именно хочет сказать Конан-кун и совершенно не пыталась избавиться от него, чем зачастую страдал спящий Когоро.

Закрыв за девушкой дверь на ключ, Кудо опустил жалюзи на окне, и устроился на маленьком диванчике с карманным компьютером. Профессор Агаса позаботился о том, что даже не находясь в центре расследования – Шиничи мог в любой момент времени узнать, что и где происходит.

Один из жучков прослушки стоял на бумажнике Когоро, с которым тот никогда не расставался. Второй – на шляпе инспектора Мегуре. Сато-сан получила жучок на пистолет. С ним она тоже не расставалась.

Еще партия умных жучков, была у юных детективов. Несмотря на то, что Шиничи не хотел привлекать их к такому опасному расследованию, ему пришлось придумать им задания. Ай напомнила, что если не озадачить эту «малышню» делом, то проблемы будут уже у самого Шиничи и у самой Ай.

Правоту девушки Шиничи признал неохотно, но все же – признал.

Судя по времени, все четверо должны были быть сейчас в школе, и это радовало детектива.

Тихий скрип двери заставил Шиничи насторожиться. Судя по времени никакого обхода не планировалось. И уж тем более открывать дверь с той стороны, было запрещено даже полицейскому. Впустить кого-то мог только сам Шиничи – днем и ночью Когоро.

Цепочка на двери, установленная всего за пару минут, стала для кого-то очень неприятным сюрпризом. Пару раз дернув дверь, некто убедился в том, что открыть ее невозможно… и по коридору послышались удаляющиеся шаги.

А открыв дверь, Шиничи обнаружил отсутствие на посту полицейского. Офицер вернулся через пять минут, злой и взбудораженный.

Детективу не составило много труда, чтобы узнать, что случилось.

Офицеру передали, что звонил инспектор Мегуре. Преступник найден, пост может быть снят. Хорошо еще, что полицейскому пришло в голову позвонить непосредственно инспектору и уточнить этот вопрос. Говорить о том, что в дверь кто-то пытался войти, Шиничи не стал.

Видел, что офицер и без того чувствует себя виноватым и великодушно не стал отягощать совесть полицейского угрызениями совести.

Вернувшись в палату, Шиничи успокоиться не смог. Просто бродил из угла в угол, задумчиво рассматривая все, что попадалось ему на глаза. И никак не мог избавиться от ощущения грядущей если не беды, то неприятностей точно.

Но о каких неприятностях могло идти речь?

Палата Ран располагалась на четвертом этаже. Стена была гладкой и отвесной, на крыше не было ничего подходящего, за что можно было бы зацепить кошку, чтобы спуститься по стене. Сама стена не имела ни малейшей подходящей выбоины, чтобы забить в нее альпинистские скобы и крюки.

К тому же на окне были пластины жалюзи, не офисные, а с добавлением какого-то материала. Эти жалюзи могли выдержать пулю. И они были опущены.

А со стороны двери дежурил полицейский…

Заглушить голос интуиции голосом разума Шиничи не удалось. И злясь сам на себя, он пододвинул поближе к себе мяч, с которым пришел в больницу. В конце концов, он же ребенок, ему положено…

Скейтборд стоял у дверей. Именно на нем детектив прибыл в больницу, не став брать такси.

В тишине и относительном спокойствии прошло, наверное, часа два, прежде чем в коридоре раздался какой-то шум, а затем смягченный грохот падения тела.

На этот раз преступник подготовился гораздо лучше. Цепочка была перекушена кусачками, а в комнату вошел молодой врач. С трясущимися руками.

Впрочем, внимание Шиничи привлекли не трясущиеся руки, не бледный и загнанный вид, а пистолет в руках.

«Во что же ты вляпалась, Ран?!» - мрачно подумал детектив, поворачивая рычажок на ботинках. – «Во что?»

… Грохот падающего тела уже из палаты девушки не привлек ничьего внимания. По всему этажу сработала пожарная сигнализация. Сразу из трех мест – туалета, регистратуры и из одной палаты потянуло неприятным запахом, вырвался клуб дыма.

Началась паника.

8. Побег.

- Ран. Ран-нэчан… - встревоженный голос над головой.

Ощущение дежа-вю, однажды виденного, однажды слышанного.

Ран открыла глаза, чувствуя себя значительно лучше, хотя все же не до конца. Кружилась голова, и было полное ощущение того, что мир действительно круглый и вращается именно в этот самый момент.

По крайней мере, девушка ощущала себя так, словно ее перевернули и заставили смотреть на мир сверху вниз.

А еще, из коридора доносились крики, испуганные, злые, встревоженные.

- Ран-нэчан! – голос Конана напротив был спокоен. И Ран зацепилась почему-то за этот островок спокойствия. Перевела взгляд на мальчика.

- Конан-кун?

- Нам надо уходить отсюда.

- Но… зачем? – не поняла девушка, привставая на кровати. Лучше бы она этого не делала. Во-первых, взгляд Ран упал на лежащего на полу доктора, под рукой которого валялся пистолет. А, во-вторых, мир закружился еще быстрее.

- Кошмар, я далеко не уйду, - простонала девушка.

- Нам надо уходить, Ран-нэчан. И как можно быстрее. Те, кто хотят тебя убить, уже скорее всего знают, что попытка провалилась. Так что, чем быстрее, мы отсюда уйдем, тем будет лучше.

- Но Конан-кун… Я не…

Мальчик забрался на кровать, взял ладонь девушки в свои руки.

- Все будет хорошо. Шиничи-ничан позаботится о нас. Пойдем.

- Но одежда… Я же не могу выйти в больничной пижаме, - довольно разумно возразила Ран. – Мне нужно что-то, чтобы можно было переодеться.

- Я уже позаботился об этом, - мальчик показал девушке на тот диванчик, где сидел сам совсем недавно. Там лежали спортивные широкие брюки и такая же кофта с капюшоном. Около диванчика стояла пара серых кроссовок. Такого же немаркого и непримечательного цвета был и сам костюм.

Пока Ран переодевалась, то и дело замирая, чтобы справиться с головокружением, в коридоре паника из разыгранной и вызванной намеренно, переросла уже в настоящую, вместе с тем, как из маленького костерка в ведре, разыгрался настоящий пожар.

Когда Ран была готова, девушка уже едва дышала.

Организм, ослабленный свалившимся на него стрессом, плохо переносил все тяготы происходящего.

…Шиничи взглянул на часы. Принимать препарат в переполненной больнице было нельзя, ни в коем случае. Оставаться здесь было также невозможно.

Взяв два платка, Шиничи намочил их в воде, использовав для этого бутылку и горшок с цветком. Заставив подругу наклониться, один платок он завязал у нее на лице, закрыв нос и рот. Второй платок использовал для себя.

Следом детектив закинул на плечо рюкзак, предварительно закинув в него пистолет невольного преступника, на что девушка внимания не обратила. Глаза Ран были закрыты, и она достаточно тяжело дышала.

Взяв скейтборд, Шиничи коснулся руки девушки и потянул ее за собой.

В коридоре к этому моменту уже было очень дымно, и похвалив себя за предусмотрительность, детектив двинулся не направо, к лифтам и лестницам, а налево, к запасному выходу.

Согласно плану, которым Шиничи обеспечил Агаса-сенсей, выход на улицу должен был быть закрыт, но прибыв в больницу, сам детектив первым делом осмотрел все выходы и входы на этаж.

Выход на запасную лестницу был действительно закрыт – цепь с замком надежно отгораживала выход на шаткую лестницу. Добровольно идти по ней, Шиничи не решился бы ни за какие деньги. Но сейчас не было другого выбора.

Надо было уходить и очень быстро.

Под шумок и возникшую панику убить Ран было проще простого. А допустить этого Кудо не мог. В конце концов, он же не сказал ей еще о самом главном!

И все-таки он гениальный детектив. И добраться до его девушки можно только через его труп. А Шиничи умирать не планировал.

…Выстрел из пистолета, неприятно ударил отдачей в плечо, практически развернув худое тельце мальчика, но тому уже было все равно. Опять взяв Ран за руку, Конан вывел ее на лестницу. Затем заблокировал дверь, и осторожно, шаг за шагом двинулся вниз, поддерживая девушку.

На спуск вниз ушло драгоценных пять минут, но Конан-кун не торопил девушку. Видел, как тяжело ей дается этот движение, видел, как она болезненно морщится, и как периодически закрываются ее глаза.

Уже внизу Ран пошатнулась, и Конан еле успел придержать ее, не давая упасть.

- Ран-нэчан, - синие глаза мальчишки смотрели на девушку снизу вверх, испуганные, встревоженные. – Ран-нэчан, потерпи еще немножко.

- Хорошо, Конан-кун, - улыбнулась девушка через силу, не желая пугать мальчика, которого на свой лад успела полюбить за последние недели. – Я потерплю.

- Все будет хорошо! Вот увидишь! Я знаю, где мы спрячемся. Там нас никто не найдет.

- Там? – уточнила Ран, снимая платок с лица и с наслаждением вдыхая чистый воздух.

Свежий ветерок налетел откуда-то сбоку, скользнул по лицу и чуть не сдернул капюшон с головы девушки. Хорошо еще она успела придержать его рукой.

Чужой злой взгляд скользнул по ней и метнулся мимо.

Кто-то… Кто-то опасный…

По спине побежали мурашки.

- Конан-кун, - Ран сама не понимала, почему ее голос охрип, почему стал неожиданно таким испуганным. – Идем?

- Мы не пойдем, - улыбнулся мальчик, ставя скейтборд на землю и вставая сверху. Протянув руку, он улыбнулся. Так заразительно и так нежно… Как Шиничи. Сердце Ран дало сбой. Короткий, едва уловимый.

«Этого не может быть. Это мы уже проходили», - сделала себе строгое внушение девушка, принимая маленькую ладошку.

- Держись крепче, - велел Конан.

- Крепче? – удивленно спросила Ран, не понимая, что вообще происходит.

Мальчик кивнул.

Неуверенно положив руки на плечи Конана, Ран спросила:

- Так?

- Нет, свалишься, - фыркнул тот, затем коснулся рук девушки.

- Тогда так? – обняла девушка его за плечи.

Немного зардевшись, мальчик кивнул.

А затем… скейтборд сорвался с места…

9. Чужие планы.

Окна были раскрыты нараспашку. Самое большое окно, интересно только кому помешавшее, покосившееся, висело на петле, покачиваясь из стороны в сторону, с мерзким скрипом.

За столом в гостиничном, а оттого безликом и стандартном номере, были включены все источники света – мощные люстры, лампа у стола, четыре ночника по стенам. Кажется, у временного хозяина комнаты была боязнь темноты. А может быть, он считал, что темные делишки, если они конечно темные, лучше проворачивать при ярком свете.

Кто знает? У хозяина номера явно была очень темная душа…

А за окном шел дождь, крупные капли барабанили по подоконнику, выстукивая дивную мелодию. Похожую мелодию, только от страха, выбивали зубы высокого парня, сидящего на маленькой табуреточке перед столом начальника.

Парень был одет во все черное: черные плотные брюки, черная франтовая рубашка, черные лаковые ботинки, черный плащ, который было бы логично увидеть, пожалуй, в фильмах, но точно не в жизни. Черная шляпа и солнечные очки лежали под левой рукой парня.

- Итак, - спросил сидящий за столом хозяин кабинета, также одетый во все черное. Закинув ноги на столешницу, мужчина мерно покачивал в воздухе ногой, сверля подчиненного рыбьими прозрачными глазами. – Значит, девка до сих пор жива?

- Да, - прошептал подчиненный, пытаясь стать еще меньше ростом и в который раз при встрече с начальником проклиная свой модельный вид и отдельно свой модельный рост.

Начальник о мыслях подчиненного не знал или только делал вид. Тонкие губы, причем верхняя была пересечена тонким шрамиком в виде полумесяца, презрительно скривились.

- Вы уже сделали… сколько попыток вы сделали?

- Шесть, шеф…

- И все не удались?

- Так точно.

Хозяин кабинета помолчал.

- Ну и? – лениво спросил он, наконец, вытаскивая из верхнего ящика стола сигару и откусывая специальными ножничками ее кончик. – Какие попытки вы делали?

- Первая попытка была шесть дней назад. Девушка переходила с младшим братом дорогу, на положенный цвет. Когда появилась машина, она не должна была отреагировать никоим образом. Но ее успел вытолкнуть из-под колес мальчишка. Водитель в этот момент был уже мертв, поэтому наш человек направил машину в столб. Был взрыв… расследование продолжается до сих пор, но найти наши следы невозможно.

- Дальше.

- Вторая попытка была в тот же день. На нее напали в парке. Должны были имитировать ограбление и попытку изнасилования, когда в попытке освободиться девушка была бы «нечаянно» убита. Задушена. Если точнее.

- Что пошло не так? – пропустил неприятные подробности начальник.

- Девчонка… Девчонка оказалась с секретом. У нас не было времени все узнать о ней, шеф, поэтому сюрприз, который она преподнесла, оказался очень неприятным.

- И каким же он был?

- Она размазала подставного человека тонким слоем… Оказалась, каратисткой… - парень отвернулся, буркнув себе под нос что-то нелицеприятное.

- Вот как, - ничуть не удивился начальник. – Этого следовало ожидать. Узнали ее имя?

- Да. После того. Мори. Ран.

- Дочь Мори Когоро?

- Да.

- И девушка Шиничи. Кудо. Который умер… дай памяти, пожалуй, уже месяца три назад.

- Информация о смерти парня мне была неизвестна…

- Ничего не удивительного, - хмыкнул начальник, делая затяжку сигары и выдыхая в лицо подчиненному едкий вонючий дым. Впрочем, тот даже не поморщился. Своя жизнь была куда как дороже свежести чужого дыхания. – Дальше.

- Затем была третья попытка. Девушка провожала младшего брата куда-то, но стрелок промазал и выстрел, который предназначался ей, стал частью бетонного ограждения. Девушка даже ничего не заметила.

- Дальше, - приказал на глазах мрачнеющий начальник.

- Попытка номер 4. Воспользовавшись именем важного для девушки человека, мы выманили ее на улицу и попытались пристрелить. Но опять-таки не преуспели. По вине все того же мальчишки… Наши наблюдатели видели, как он выскочив на улицу, пнул две пивных банки… Одна разбила лобовое стекло машины. Вторая банка прилетела по дорогой тачке… Сработала сигнализация, начался переполох, а стрелок опять промахнулся.

- Великолепно, - съехидничал начальник, на лице которого сложно было прочитать хоть какие-то эмоции. – У нас что все стрелки косорукие стали? Или глаза подводили? Или убивать девку не хотели? Чего ты молчишь, Мускат? Язык проглотил?

- Никак нет, - буркнул парень. – Стрелок хороший. Лучший можно сказать!

- Верится с трудом. Ладно. Пятая попытка?

- Глинтвейн прихватив одну из своих ручных змей, забралась по стене дома через окно в комнату девчонки и натравила на нее змею. Собиралась сделать, как обычно, три укуса, но не успела. В комнате появился мальчишка, и Глинтвейн пришлось убегать. Змею она выбросила на крыше. Дальше обстоятельства сложились не в нашу пользу… Рядом оказался фургон скорой помощи из полицейского госпиталя. Мальчишка не только отсосал яд, но еще и нашел змею… В общем… Девка опять осталась жива, Бароло .

- Ясно, - хмыкнул начальник. – Шестая попытка?

- Мы украли дочку одного из врачей клиники. Велели ему взять пистолет и пристрелить девку, затем начать пожар, чтобы она якобы сгорела в огне.

- И дай угадаю, - подался вперед Бароло. – Опять вмешался этот паренек?

- Да. Он вывел девку из клиники и исчез с ней в неизвестном направлении. Нам известно его имя. Эдогава Конан. Но на мальчишку ничего не зарегистрировано. Мы не смогли найти официальных документов и родственников. Опрашивать соседей мы не можем, там пасутся полицейские… В общем…

- В общем, провал за провалом, - подытожил начальник, задумчиво постукивая ногтями, окрашенными в черный цвет, по полям своей черной шляпы. – Ладно, Мускат. Если мальчишка появится, убейте сначала его, чтобы не мешался. А затем – девку. Понял?

- Так точно!

- Ну, тогда, - на глазах начал добреть Бароло. – Выметайся из кабинета…

Дважды повторять не пришлось. Муската словно ветром из окна сдуло.

Мужчина в черном остался один, задумчиво глядя за окно. Девку надо было устранить, в этом не было никаких сомнений. Слишком многое стояло на кону и слишком опасна была Мори Ран. Но пока удача была на ее стороне… И это было также опасно.

Черная организация не прощала неудач. И за эту операцию Бароло отвечал головой.

Примечание википедии:

Бароло – итальянское вино из провинции Пьемонт, имеет категорию DOCG.

10. Куда исчезла Ран?

Пожар удалось погасить нескоро. Потребовалось шесть машин пожарной службы, чтобы призвать стихию к порядку.

Количество потерпевших зашкаливало, но погибших не было вообще. Сказывалось то, что в полицейском госпитале лежали в основном полицейские, пострадавшие при исполнении. И когда возникла кем-то спровоцированная паника, опытным офицерам легко удалось взять ситуацию под контроль.

Те, кто чувствовал себя гораздо лучше, помогали выносить из больницы лежачих больных. Ожоги, синяки, ушибы, переломы – все это было практически у каждого второго, а то и первого. Потребовалось привлечение самых разнообразных служб, чтобы быстро отправить по другим больницам пострадавших, но мало-помалу удалось справиться и с этим.

Четвертый этаж больницы выгорел полностью. Остались только стены… От огня, который распространился по всем этажам, меньше всего пострадал первый этаж. На третьем и втором от жара полопались стекла. Кое-где взорвалась черепица на крыше, куда по декоративным лианам поднялся огонь.

Еще пострадала машина одного из врачей. На нее упала пожарная лестница, которая располагалась по торцу зданию.

Инспектор Мегуре, прибыл к зданию одним из первых, также, как и Мори Когоро. Но оба появились недостаточно быстро. Попасть на четвертый этаж уже было невозможно.

Поэтому полицейский и детектив вначале помогали эвакуировать людей, а затем опрашивали тех, кто был в сознании. Но найти того, кто последним видел Мори Ран… не удалось никому.

Не удалось найти Конана и юным детективам, которые пришли в больницу, чтобы навестить Ран… и увидеть самого Конана.

И взрослые и дети были озадачены одним и тем же вопросом: «Куда делась Ран?»

Полицейского еще интересовало, что именно послужило причиной пожара, но ответ на этот вопрос вполне мог подождать.

… Через пару часов, эксперты еще продолжали поиск улик в здании. Но кроме того, что поджог был направленным, выяснить ничего не удалось.

Сато-сан и Такаги-кун, полицейские из отдела инспектора Мегуре, опрашивали свидетелей по второму, а то и третьему кругу, только теперь спрашивая не только о девушке с длинными каштановыми волосами, но и о мальчике в очках, и о всех странностях.

Помогало мало. Никто ничего не видел.

Никто ничего не слышал.

Никто ничего не знал…

Ай, идя вслед за юными детективами, встревоженно переглядывающимися, волновалась о том, удалось ли Шиничи не только спастись самому, но и забрать из опасной зоны Ран.

Звонок мобильного телефона, девочка встретила облегченной улыбкой.

- Ай.

- Да.

- Слушай меня внимательно.

- Да, - коротко отозвалась Ай, не желая привлекать внимание юных детективов к себе и разговору.

- Все гораздо хуже, чем мы могли подумать. Эти попытки убийства… Я больше не могу никому доверить Ран. Позабочусь о ней сам. Медикаменты есть, продукты есть. Также это место связать со мной невозможно. Жучков на мне нет, на ней не будет, поскольку я озаботился сменой ее одежды. На связь буду выходить два раза в сутки. Днем, в 13 часов и вечером в 21. Поскольку все гораздо хуже, чем можно было подумать, держи юных детективов подальше от этого дела. Я не хочу, чтобы мне пришлось выбирать, кто мне дороже.

- Что сказать Агаса-сенсею?

- Ты имеешь в виду им? Скажи, что появился Шиничи-ничан. И забрал Ран. А меня он отправил к родителям, потому что мне грозит опасность.

- Он не поверит.

- Ай. Постарайся, чтобы поверили. У меня сейчас просто нет времени, чтобы озаботиться еще и безопасностью детей… Послушай.

- Да?

- Агаса-сенсей. Попроси, чтобы он вас четверых вывез из города. Если кто-то узнает, что именно я помешал убить Ран все эти три раза, вполне возможно, что постараются устранить меня. А лучший для этого способ – выманить меня оттуда, где я есть, это взять в заложники кого-то из вас. Ясно?

- Я поняла.

- Тогда, удачи, Ай.

Девочка отключилась, не отвечая. Юные детективы успели уйти уже далеко, и Ай бросилась их догонять, думая о том, что в словах Шиничи есть доля правды. Но это значит то, что сама Хайбара-сан должна остаться здесь, в городе. И продолжать исследования.

Если все действительно так плохо, тридцать минут – это очень мало. Нужно более сильные препараты, более надежные и менее опасные для организма.

…Девочка настолько погрузилась в свои мысли, что не увидела, как на нее показал один мужчина – другому. Не увидела она и того, как по следам за ними четверыми двинулись двое мужчин в черных костюмах.

11. Свидетель.

На третьем этаже здания полиции был включен свет.

Инспектора Мегуре не было. Когоро заставили вначале поесть, а затем подремать Такаги-кун и Сато-сан. Оба оперативника особо настаивали на том, что если детектив хоть немного не поспит, то толку от него не будет.

Он не только ничем не сможет помочь Ран, но и сам может в любой момент стать жертвой тех самых убийц, которые напали на девушку. В конце концов, что еще может ее выманить, как не угроза ее родным и близким.

Когоро разумным словам внял. Более того, перед тем как все-таки лечь спать, он позвонил жене, чтобы предупредить ее о грозящей опасности и попросить или быть осторожнее, или покинуть пределы города.

Впрочем, ответ Эри легко было предугадать. Женщина сказала, что она отлично сможет позаботиться о себе сама, и покидать город не собирается. Зато вполне может помочь Когоро искать их девочку…

Детектив открестился, напомнив, что в отличие от Эри он мужчина и может защитить себя и сосредоточиться на поисках. А если его жена хочет помочь, то ее задача не попасть ни в чьи руки и не добавлять проблем ни себе, ни Когоро, ни Ран.

Естественно… Эри возмутилась, слово за слово и между бывшими супругами возникла ссора…

В огромном офисе уже никого не было. Офицеры разошлись по домам.

Сато-сан сидела на подоконнике в комнате, прикрыв глаза и вытянув ноги. Девушка пользовалась тем, что некому ее увидеть. И тем, что в данный момент эта комната была единственным местом, где можно было провести немного времени, чтобы отдохнуть. Черные туфли на низком каблуке были сброшены, чтобы дать отдых и уставшим ногам. Револьвер, с которым Сато-сан редко расставалась, был убран в кобуру.

Растрепавшаяся челка в беспорядке падала на лицо молодой женщины.

Прикосновение чего-то теплого к плечу, заставило ее открыть глаза. Такаги-кун протянул с улыбкой ей баночку с кофе.

- Вы на ногах уже так давно, Сато-сан, что вам кофе, кажется, уже жизненно необходим.

На лице оперативника был едва-едва заметный румянец смущение, молодая женщина не смогла сдержать улыбки, но кофе приняла с благодарностью.

Сил действительно практически не осталось. Не было ни малейших зацепок. Вообще было непонятно, куда и почему делась Ран. Особенно если учесть, что рядом с ней был маленький детектив…

Сато-сан нахмурилась. В голове вертелась какая-то мысль, но тотальная усталость не давала ее подцепить даже за самый краешек.

Хлопнувшую дверь она встретила мучительным стоном и такой же вымученной улыбкой. А потом улыбка ушла, уступая место искреннему удивление, когда полицейская поняла, что на пороге стоит врач… Один из тех, кто работал на этаже, где лежала Ран.

- Доброй ночи… - пробормотал бледный мужчина. – Могу я… могу я увидеть инспектора Мегуре?

- Его нет, - сказал Такаги-кун. – Проходите. Присаживайтесь.

- Да… Спасибо…

- Что вас привело так поздно к нам? – спросила Сато-сан, ощущая, как по венам быстрее побежала кровь. Охотничий инстинкт, тот самый, который заставлял ее иногда немного «увлекаться», подсказывал, что врач – может сказать очень многое.

- Я… Я… - врач послушно опустился на стул. – Я должен был убить Мори Ран.

Такаги-кун отступил к дверям, выглянул в коридор, убедился, что никого нет и только потом закрыл дверь.

- Поясните, пожалуйста, - попросила Сато-сан тем временем. – И начните, пожалуйста, с того, кто вы.

- Да, да, простите. Я токсиколог. Мамия Мицуко. В больнице… Именно я был тем врачом, кто…

- Спас Ран, верно? – догадалась Сато-сан, вытаскивая свой блокнотик.

- Да, - согласился мужчина. – Утром мы поменяли ей капельницу. Все было хорошо. Можно было твердо утверждать, что опасность для жизни девушки миновала. А потом… раздался звонок.

- Чем вам угрожали? – спросил Такаги-кун, первым поняв, о чем никак не может сказать их посетителей.

- Жизнь моей дочери… Ей всего четыре годика. Жена должна была отвезти ее в садик, но они туда не доехали. Вначале мне позвонили коллеги из больницы… Моя жена в реанимации. И до сих пор никто не может сказать, выживет ли она… Или нет. На перекрёстке в ее машину въехала черная машина, со снятыми номерами… Машину моей жены отшвырнуло в столб. Девочку из машины забрали, а машину жены машиной сбили с эстакады… Она осталась жива чудом. А девочка…

- Девочка у похитителей, - проявилась «чудеса» дедукции Сато-сан. – И вам позвонили. И потребовали в обмен на ее жизнь, убить Мори Ран?

- Да.

- Что было дальше? – вступил в беседу Такаги-кун, давая напарнице время на то, чтобы уточнить показания Мамии-сана.

Молодая женщина отошла в сторону, созваниваясь с больницей, в которую отвезли жену врача.

- Я взял пистолет… Мне сказали, что его положили в стол главного врача. Я подошел… и действительно, взял оттуда пистолет. Он действительно там лежал. Я… проходил, как и все врачи в госпитале, полицейскую общую подготовку. Взвел курок… Полицейского в этот момент около двери не было. Мне сказали, что позаботятся о нем… Я попытался открыть дверь, но она была закрыта изнутри на цепочку.

- На цепочку? – удивилась Сато-сан, возвращаясь к столу и кивком подтверждая показания Мамии-сана.

- Да, - ответил Такаги. – Эксперты были очень удивлены, когда в том районе, где была палата Ран, нашли остатки перекушенной цепочки. Судя по всему, Конан… смонтировал ее, обезопасив девушку от убийц.

Молодая женщина, ничуть не удивленная, кивнула.

- От Конана этого стоило ожидать. Что было дальше? – перехватила нить допроса уже она.

- Я вернулся в свой кабинет. И мне тут же перезвонили. Я сказал, что не смог попасть в палату. Тогда …

- Тогда?

- Мне передали кусачки. Мужчина.

- Сможете его опознать? – подвахтился Такаги-кун.

Врач кивнул.

- Дальше, - поторопила Сато-сан.

- Дальше я опять подошел к палате. Полицейский был рядом, он даже поднял голову, чтобы спросить, что я здесь делаю, но в него выстрелили каким-то транквилизатором. Я подошел к нему, проверил пульс. Он был… Нитеивидный. Но был. После этого я перекусил кусачками цепочку и вошел в комнату. Последнее, что я помню, был футбольный мяч, летящий мне в лицо.

- Значит, Конан увел Ран, - подытожила молодая женщина. – Мамия-сан, почему вы решили признаться? Вы понимаете, что вам грозит срок за это деяние?

- Да. Но мне уже все равно… Мне перезвонили сразу же после того, как я покинул горящую больницу… Мне помог полицейский. Он быстрее очнулся от транквилизатора, чем я от меткого удара… Мальчишки…

- Вам перезвонили, - с нажимом повторил Такаги-кун.

- И сказали, что раз я не выполнил приказа, то чтобы я ждал по почте детский гробик. Они спеицально его закажут для того, чтобы я смог порадоваться, - тихо сказал мужчина. Его плечи затряслись. Железная воля, которая удерживала его на «плаву», заставляла выталкивать из себя жуткие слова, ослабла. По щекам мужчины текли слезы. – Я подумал, что раз моя малышка… все равно… мертва… то я хотя бы расскажу, о том, что жива та девушка. У нее тоже есть семья…

- Вы… - Сато-сан положила ладонь поверх руки врача. – Вы не собирались ее убивать?

- Нет, - покачал головой мужчина. – Собирался выстрелить в подушку. Потом сказать, что убил, а тем временем вывести девушку из здания через черный ход. Но у меня ничего не получилось.

Сато-сан и Такаги-кун переглянулись

- Такаги-кун, - начала офицер, но не договорила. В дверь раздался деликатный стук.

12. Люди в черном.

Их было двое. Людей в черном, следящие за четырьмя юными детективами, неторопливо двигающимися по улице.

Первыми их увидела Ай. Просто краем глаза поймала в витрине черное пятно, и в следующий раз остановилась около зеркального щита уже вполне осознанно, чтобы понять, привиделось ей это или нет.

Как оказалось, не привиделось.

Сердце пропустило удар, а потом забилось где-то в горле. Все врут, что сердце при испуге уходят в пятки, сердце стремится вырваться на свободу.

Ноги неожиданно стали ватными, и по спине потек ледяной пот. Нашарив баночку с капсулами в кармане элегантного пальтишка, Ай подумала о том, что это – за ней. Скорее всего, именно за ней… За Хаибарой Ай.

А следом постучала другая разумная мысль.

Двое шли следом за всеми юными детективами. А значит, вполне возможно…. Ну или пусть даже ей очень хочется верить в то, что это может быть правдой… Вполне возможно, что они не по ее душу. И даже не по душу … не совсем по душу Шиничи. Они пришли за Конаном. Вполне возможно, что что-то случилось. Именно поэтому Шиничи сказал, что Ай должна договориться с Агасой-сенсеем и вывезти «малышню» из города. И в таком случае, эти двое – они даже близко не понимают, что за девочка идет среди юных детективов.

Сердце перестало трепыхаться, замедлило свой сумасшедший бег.

Ай неторопливо подошла к юным детективам, которые остановились, обнаружив, что ее рядом нет.

- Аюми-чан, - спросила тихо Ай, - у тебя жучок с собой?

Девочка кивнула.

- Значит так, юные детективы, у нас есть способ помочь Конану, - сказала девочка. – Есть желающие?

- О да! – радостно загомонили детективы, почуяв след очередного приключения.

Ай поморщилась. Ей подобный энтузиазм не нравился никоим образом. Да и она подозревала, что Шиничи если узнает, что она подвергла опасности не только себя, но и детей, скажет много «ласкового». Но выбора не было. Надо было решаться и что-то делать.

- Замечательно, - подытожила Ай. – Аюми, ты должна включить жучок. Из всех троих, самый быстрый ты, Мицухико-кун.

- Да, - кивнул мальчик, оглянувшись через плечо. – Хайбара-сан, мы будем убегать вон от тех людей в черном?

- Да, - согласилась с ним Хайбара. – Аюми. Ты и Гента – вы должны будете убегать, но неудачно. Вас должны поймать. Убивать вас не будут, вы нужны им живыми. Мицухико-кун и я – разбегаемся в разные стороны. Мицухико отправится вслед за вами. А я побегу за взрослыми. Затем мы найдем вас по сигналу жучка. Аюми-чан, Гента-кун, вам все понятно?

Аюми, с настороженно сверкающими глазами, тут же кивнула. Она в отличие от немного трусливого Генты даже не задумалась, вдохновленная возможность помочь обожаемому Конану.

- Отлично. Гента-кун, если ты боишься, - добавила невинно девочка, - то ты можешь убежать вместе с Мицухико и оставить Аюми одну.

Шиничи, который оценил изящность задумки Ай не было, поэтому девочке пришлось гордиться собой молча, глядя как Гента наполняется осознанием своей значимости, словно воздушный шарик водой.

- Отлично, - подытожила Ай. – Если все согласны, значит, вон на том светофоре разбегаемся. Мицухико-кун, ты направо. Я налево. Вы двое – прямо.

«Если я ошиблась», - подумала девочка тем временем, - «то вы тем более ничем не рискуете. Оба двинутся за мной, по моим следам. А если я права, то Гента и Аюми, как более слабые и менее выносливые, станут их добычей. А тогда мы посмотрим, кто кого».

Ай нехорошо улыбнулась. Если под ее правой рукой лежала баночка с препаратом, который способен был ненадолго обратить действие Апотоксин 4869, наркотика, который сделал тело самой Хайбары и Шиничи такими мелкими. А вот под левый рукой был маленький дамский пистолет, пуля из которого вполне могла проделать аккуратную дырочку во лбу любого человека, который поведет себя некорректно по мнению Ай.

Впрочем, девочка тут же взяла себя в руки и согнала лишние эмоции с лица.

До перекрестка юные детективы добрались без приключений. А вот там удача была явно на стороне Ай.

Мицухико пересекать дорогу не должен был. Ему просто надо было бежать направо. Для Аюми и Генты должен был включиться зеленый цвет, а вот для самой Ай зеленый цвет уже мигал, готовясь вот-вот смениться красным…

- До встречи, - прошептала девочка. – На счет три побежали. Раз. Два. Три!

Все четверо рванулись в разные стороны…

План Ай оправдался на все сто процентов. Преследователи понятия не имели, что она – Шерри. Они бросились за более легкой добычей – Аюми и Гентой. И не только легко их поймали, но и оказалось, что у них рядом машина.

Забросив обоих детей в салон темной машины, люди в черном сели за руль, и машина быстро потерялась в транспортном потоке.

И первое, что сделала Ай, это связалась с Мицухико и приказала тому срочно отправляться к Агасе-сенсею. Что ему передать, Ай скажет. Мицухико должен запомнить это дословно и передать. А Ай, как и было условлено планом, двинется вслед за Аюми и Гентой…

Если бы разговор шел напрямую, мальчишка еще наверное мог бы посопротивляться. Но по внутренней радио-связи все было гораздо проще. Ай приказала, и Мицухико не осталось ничего, кроме как… согласиться.

И хотя он не понимал слов Ай, мальчик ощущал, что от него и от его слов зависит очень многое.

13. Вишневая леди.

Аюми и Генту возили по всему городу почти пять часов.

На город опустился душный вечер, стелился клочковатый злой туман, от которого некоторые слабонервные шарахались в сторону, боясь своей тени.

Конан-кун в это времени сидел в небольшом домике, прослушивая все, что успели разузнать Когоро и инспектор Мегуре.

Агаса-сенсей договаривался с родителями всех юных детективов, что он забирает всех троих в небольшое путешествие. Именно это подразумевалось в словах: «Шиничи в беде. Черная мгла опускается на голову. Требуется срочная эвакуация». Мицухико собирал вещи, пока ученый покупал билеты и паковал все приборы для исследований.

Ай же в это время двигалась по следу остановившегося жучка.

Если бы она не шла по четкому сигналу, то могла бы и пройти неприметный гараж в порту, с вмятиной в дверце. Но девочка знала, что именно там находятся ее … подопечные. Назвать эту ненормальную троицу друзьями Хайбара не могла.

Остановившись за углом гаража, девочка внимательно осмотрелась, пытаясь понять, куда могли спрятать заложников. Гараж совершенно не производил впечатление вместительного. А машина, в которой привезли Аюми и Генту, вылетела из гаража, визжа шинами.

За рулем был только один мужчина в черном. Второй, судя по всему, оставался в гараже. И это давало Ай возможность обойтись малой кровью и без убийства. Знать, что твой наркотик убивает сотни людей – это одно, но самостоятельно выстрелить в живого человека… Хайбара не была уверена, что у нее это получится.

К тому же, пока не было повода в применении таких тяжелы средств. У девочки были часы, похожие на часы Шиничи. С транквилизатором. Только Ай не строила из себя кого-то другого, ей надо было просто усыпить стражника.

Что она и сделала, просто подкатившись под гаражную дверку и стреляя прямо в перекате.

Мужчина в черном только всхлипнул, падая вниз. Поднявшись, девочка огляделась по сторонам. Гараж… был пуст. Не было ни машины, ни какой-либо дерюжки.

- Черт! – буркнула Ай, нашаривая в кармане значок юных детективов. – Аюми. Аюми, ты слышишь меня?

… В подвале было холодно. Но не страшно.

Аюми делала вид, что она до сих пор не пришла в себя от той сладковатой гадости, которой им брызнули в лицо, последний час катания по городу. И как только мужчины их опустили в этот подвал и поднялись наверх, девочка тут же включила фонарик в своих часах.

Подвал был маленьким, а еще… обитаемым. В углу, на куче каких-то старых плащей, спала маленькая девочка. Меньше чем сама Аюми.

Гента-кун еще не пришел в себя, когда девочка добралась до малышки и осмотрела ее, вспомнив, как это делал Конан-кун. На лице малышки не было ссадин и сама она выглядела вроде бы нормально, только губы были немного пересохшими.

И во сне она не то бредила, не то плакала, прося пить.

Обыскав подвал, девочка воды не нашла, как и еды. Но унывать она не собиралась, твердо зная, что скоро на помощь придут.

Через полчаса стало еще холоднее, откуда-то тянуло сильным ветром. В подвале посвежело и вместе с тем – посырело. На стенах начали скапливаться капельки влаги… Аюми уже раздумывала о том, что можно приспособить под сбор этой воды, когда наверху раздался шум колес…

Следом по люку, который открывался в этот подвал, что-то загремело…

А потом включился значок Аюми.

- Аюми, - раздался тихий голос.

- Ай-чан! – обрадовалась девочка. – Ты пришла?

- Да. Где вы?

- Мы в подвале.

- Так… Подвал…

- Ай-чан, я видела, как он открывается. Там должен быть такой декоративный рычажок… который сдвигали вниз, потом еще один рычаг, чтобы спустить вниз лестницу.

- Ясно, что ничего не ясно, - буркнула Хайбара себе под нос. – Еще что-нибудь можешь сказать?

- Да, там что-то загремело сейчас. Прямо по люку.

- Ясно.

Ай действительно было многое ясно.

Зная, в каком районе искать, девочка нашла и оба рычага, и задумчиво изучила тяжеленное тело, лежащее прямо на люке. Надо было спешить, Ай не знала, как быстро вернется тот второй похититель, на машине, но сдвинуть тело своими детскими силами она явно не смогла бы. Как не смогла бы отодвинуть рычаг.

- Аюми… - девочка растерянно растрепала свои волосы, затем вновь поднесла значок к губам. – Я… я не смогу открыть рычаг. Но и звать полицейских некогда… Здесь недалеко живет моя старшая сестра… Я позвоню ей.

- Ай-чан! Тут еще одна девочка.

- Еще одна?

- Да. Ей годика четыре, - обстоятельно ответила Аюми. – У нее светлые волосы, курносый нос, карие глаза. Платье темно-синие, с белым кружевом. Симпатичная. Но она просит пить… А пить здесь нечего.

- Ясно. Сейчас…

Мысли, мысли, мысли, мысли…

Если бы был другой вариант, Ай ни за что не пошла бы на прием препарата, но сейчас его не было. Надо было вытаскивать Аюми и Генту, надо было спасать эту девочку.

Первую пилюлю оказалось проглотить практически невозможно. Вторая пошла легче. Третью удалось проглотить практически без проблем.

А сил 18летней девушки вполне хватило на то, чтобы откатить в сторону мужское тело и отодвинуть рычаги. Спустившись вниз, Хайбара окинула быстрым взглядом Генту и Аюми, нашла маленькую девочку в углу и кивнула.

- Добрый вечер, - сказала Ай, двигаясь в угол, к ребенку. – Ты, Аюми-чан? – взглянула на Аюми Ай. Та кивнула, и Хайбара улыбнулась, погладила Аюми по голове. – Ты просто умница Аюми-чан. Сейчас мы заберем эту девочку и быстро-быстро покинем это место.

- А где Ай-чан? – спросила Аюми.

- Она поехала к Конану-куну, - отозвалась Хайбара, проверяя пульс у девочки. – Сказала, что будет ждать вас тоже там. Аюми-чан, разбуди своего большого друга.

Девочка послушно кивнула и попробовала растолкать Генту.

- Гента-кун, Гента-кун, - потеребила она его за плечо. – Гента-кун, просыпайся.

- Нет, мамочка, - пробормотал мальчик, переворачиваясь на бок. – Я больше не буду онигири. Я хочу жареного угря.

- Гента-кун, просыпайся, я тебе жареного угря принесла, - слукавила Аюми.

Гента подпрыгнул на полу, словно резиновый мячик.

- Жареный угорь! Жареный… А где это мы?

- Быстрее, - приказала Ай.

- Потом объясню, - прошептала Аюми, помогая Генте устоять на ногах. – Побежали быстрее.

- А что, уже все закончилось? – удивленно спросил мальчик. И Аюми закивала.

На улице Ай поймала такси. Сунув под нос таксисту деньги, она велела, показав на Аюми и Генту.

- Этих двоих отвезешь на Бэйка, второй район, блок 22. Все ясно?

- Да, мэм. Но сдача…

- Не надо. Это чаевые. Но надеюсь, ты доставишь детей не только в целости и сохранности, но и очень быстро.

Аюми и Гента не поняли, что там увидел водитель в глазах такой крутой старшей сестры Ай-чан, но закивал мужчина очень быстро.

А через пару минут, поймав второе такси, сама Ай двигалась в сторону полицейского участка. Возиться с маленьким ребенком, у нее не было времени. Если в деле замешана Черная организация, то тьма его знает, куда вляпалась Ран, но вляпалась она по-крупному…

… Когда всего через сорок минут, второй мужчина в черном вернулся в гараж, он нашел только вскрытый подвал и храпящего подельника.

В это время, Агаса-сенсей погрузив в машину троих детей, вез их по северном шоссе подальше от города. Сесть на самолет они должны были в другом городе.

Набегавшиеся дети сладко спали на заднем сидении, привалившись друг к другу.

Врач, Мамия Мицуко рыдал в полицейском участке, обнимая за плечи свою дочь, которую считал мертвой.

Такаги-кун пытался догнать красивую женщину, которая на руках принесла девочку в полицейский офис.

Сато-сан пыталась дозвониться до инспектора Мегуре, а в парке, недалеко от полицейского офиса, скрутившись клубочком, чтобы унять ужасную боль в груди, плакала Хайбара. Впрочем, слезы облегчения не приносили.

Ночь над городом мало-помалу вступала в свои права.

14. Ночь.

Она спала. Так сладко… так нежно, что в первый момент Шиничи даже не захотел ее будить. Подумал о том, что лучше пусть Ран спит. Но на ресницах девушки, завозившейся во сне, заметавшейся на кровати, появились капельки соленой влаги, и парень просто не смог уйти.

Тихие шаги не могли ее разбудить, как не могло разбудить девушку и то, как немного просела кровать, на которой она спала. Шиничи еще одну, драгоценную минуту смотрел на лицо любимой девушки, рядом с которой он был всегда, ее незримым ангелом-хранителем, готовым на все, только чтобы она не плакала… И вольно-невольно сам причиняющий ей боль.

Он даже не мог сказать ей о своих чувствах.

Он не мог коснуться ее по-настоящему, потому что Конан-кун не более чем маленький мальчик.

Но ночь… все можно было списать на сумасшедший дурман этой ночи.

Чувства накрыли молодого человека с головой, и он не стал им сопротивляться. Бережно-бережно, самыми кончиками пальцев отодвинул с лица влажные пряди челки.

А затем, когда Шиничи стер влажную дорожку с щеки своей девушки, ресницы Ран затрепетали. Едва-едва уловимо, словно крылья бабочки…

И девушка открыла глаза. Неуверенно посмотрела на Шиничи и улыбнулась. Так жалобно, что у парня защемило сердце.

- Ты мне снишься? – спросила Ран.

Шиничи задумался, потом отрицательно покачал головой, хотя в какой-то момент у него возник соблазн сказать, что да – она спит, но… Не в этот раз.

- Нет, - коснулся щеки Ран парень. – Я тебе не снюсь. Ран…

Тепло ладони, тепло пальцев, такая нежная улыбка…

Девушка блаженно прикрыла глаза.

Она забыла о том, что стоит на краю смерти и сама не знает почему. Она забыла о том, что за ней идет охота и сама она неизвестно где подвергает опасности маленького Конана, который ведет себя иногда как Шиничи. Она забыла о том, что сама болеет и не знает, где встретит завтра.

Весь мир собрался в этой ладони, которая обхватывала ее щеку. Весь мир и даже немного больше.

- Шиничи… - хриплый шепот, сорвавшийся с губ девушки, стал спусковым крючком для нее самой. Распахнув глаза, она привстала. И тут же сильные руки обхватили ее за талию, удерживая, поддерживая, оберегая.

- Шиничи… - еще до конца не веря себе, Ран прислонилась лбом к плечу парня. – Ты действительно здесь… ты действительно рядом со мной…

- Я всегда рядом, - губы парня коснулись щеки девушки, пощекотали теплым дыханием заалевшее ушко. – Даже когда ты меня не видишь, даже когда ты меня не слышишь. Даже когда я исчезаю, и тебе кажется, что я исчез навсегда. Я всегда рядом с тобой. Я никому… Я никогда. Тебя не отдам. Никому не позволю тебя обидеть.

- Шиничи… Я… - Ран вскинула голову, надеясь в темноте разглядеть его лицо, но парень покачал головой, придерживая девушку за плечи, первым отметив, как побледнело ее лицо в темноте, и как выступила испарина у нее на всиках. – Ты… Ты сейчас уйдешь?

- Да, - не стал скрывать очевидного парень. – Уйду. Надо сообщить Мори-сану, что ты жива, и инспектору Мегуре то, что я уже успел узнать. Может быть, это поможет хотя бы найти что-то, что позволит спасти тебя от опасности.

- Шиничи… - глаза девушки начали закрываться. Все-таки болезнь и последующий побег оставили Ран слишком слабой, и цепляясь за остатки сил, она еще пыталась не выпустить из вида своего любимого человека. Девушке казалось, что ей надо о многом рассказать или сказать хотя бы о самом важном… но все было напрасно. Силы ускользали, сон, словно теплое покрывало, обнимал, обматывал вокруг. И когда он победил, Ран еще ощутила нежное касание губ к своему виску и еще услышала нежные слова:

- Спи… Мы еще увидимся…

15. Подмена.

Утро было солнечным. Ветер скользил по ветвям высоких деревьев, скидывал вниз горсти листьев и тут же подхватывал их, вырывал газеты у прохожих, трепал куртки и пальто. Кружился вокруг бродячим псом, просительно заглядывал в глаза, чтобы в следующий момент бросить в лицо колючий порыв, заставив отвернуться, пряча лицо.

В парке Бейка, на перилах около воды, сидела девушка. Длинную юбку трепал ветер, напрасно пытаясь поднять ее вверх, чтобы обнажить хотя бы коленки. Девушка грела ладони в рукавах школьного пиджака.

И давно уже забросила бесплотные попытки привести к порядку каштановые волосы. И ветер забирался в них, ерошил, трепал.

Девушка ждала одноклассника, который назначил встречу в парке. Было странным место, которое Кайто выбрал для встречи, но Аоко уже успела привыкнуть к странностям этого молодого человека. И в конце концов, не считая тех редких моментов… Ну ладно-ладно, тех частых моментов, когда Кайто выводил ее из себя своими глупыми шуточками и не менее глупыми словами. Впрочем, это же Кайто… чего еще от этого разгильдия можно ожидать.

Поправив волосы, Аоко перевела взгляд на озеро.

Ветер гонял по темной глади небольшие волны.

Сорванные, падающие вниз зеленые листья, неожиданно напомнили девушке кораблики. Тряхнув головой, прагматичная Аоко никогда не думала о таких странных вещах, девушка спрыгнула с перил, решив, что пускай Кайто в следующий раз приходит вовремя.

- А-о-ко!

Ахнув, девушка шарахнулась назад.

- Кайто!

- Я, - согласился парень, ероша короткие волосы и умильно глядя на девушку. – Ты пришла?

- Тебе же разве откажешь, - буркнула недовольно та. – Ну? Во что ты опять вляпался?

- Почему сразу вляпался? – виртуозно сделал вид, что обиделся, Куроба.

- Потому что обо мне, - уперся в его грудь тонкий пальчик, - ты вспоминаешь всего в паре случаев. Это когда ты опять во что-то вляпался… Я еще не простила тебе того вечера, когда мне пришлось ехать почти через весь город, чтобы привезти тебе сменную одежду, ибо тебя угораздило свалиться в воду с корабля! А еще… - Аоко махнула рукой. – А, ладно. Так что опять случилось, Кайто?

- Ничего, - ответил парень, с улыбкой глядя на одноклассницу и подругу детства. – Совершенно ни-че-го.

- Так не бывает, - вполне закономерно не поверила девушка. – Чтобы ты и вдруг ничего? А, знаю, небо должно сегодня упасть?

- Нет.

- Тогда может быть, из берегов выйдет озеро?

- Нет, - улыбка Кайто из едва уловимой начала расползаться в пиратскую усмешку.

- Тогда может быть…

- Без «может быть», - отозвался парень. – Пойдем.

- Это еще куда? – нахмурилась Аоко.

Но Кайто как обычно не собирался отвечать на ее вопросы. Схватив подругу за руку, он повлек ее за собой…

… Из-за дерева выглянули двое.

Одна – девчонка в черном костюме царственно вынесла себя из-за дерева, словно она шла не на шпильках по дерну, в который шпильки проваливались по самые основания, а по драгоценному паркету.

Рядом с ней, гораздо осторожнее, выглянул молоденький парнишка. Про таких, как он говорят, молоко на губах не обсохло.

Оба провожали взглядом удаляющуюся парочку.

- Слушай, да не она это, - вполне по-человечески сказала девчонка, хотя по ее виду можно было ожидать чего угодно, вплоть до реверансов из эпохи на пару веков отстающих от современности.

- А я тебе говорю она! Взгляни – вот фотка.

- А я тебе говорю, что нет, - буркнула девчонка. – Ты только взгляни. Да фотка почти один в один. Разница в длине волос, но их действительно можно быстро отрезать. Но ты взгляни, нет в ее походке уверенности чемпиона по карате. А в сводке по этой беглянке написано, что она неоднократная чемпионка. К тому же… После яда моей змеюшки не встают даже через две недели. Хочешь сказать, она будет гулять по парку? Да еще с каким-то пацаном? В общем, зуб даю не она это!

- Ну так давай проверим.

- Как именно?

- Парень рядом с ней не навечно. Как только отойдет в стороночку, девочке мешок на голову и заберем с собой.

- Отлично. Эта идея мне нравится гораздо больше.

… Споткнувшись, Аоко резко остановилась.

Кайто еле успел развернуться, чтобы поймать девушку.

- Ты чего? – удивленно спросил он.

Подруга неуверенно пожала плечами, немного нервно оглядываясь по сторонам.

- Показалось, наверное…

- Что показалось? – легкомысленно спросил парень.

- Да так, - отозвалась девушка, все еще пытаясь понять, что именно заставило ее так дернуться. Чей взгляд отозвался россыпью ледяных мурашек вдоль позвоночника. Но сколько потом Аоко не оглядывалась, больше она никого не увидела. И мало-помалу девушка успокоилась.

По парку они с Кайто погуляли недолго.

Очередной звонок отвлек парня. И чтобы ему не мешать, Аоко улыбнувшись, отошла к выходу из парка, где продавались булочки с шоколадом.

А через пару минут, когда Кайто подбежал к выходу из парка, где должна была быть его подруга, все что он увидел – это то, как двое людей в черном запихивают в машину обмякшую Аоко…

Броситься вдогонку за ними Кайто не успел.

Что-то укололо шею, а потом весь мир завертелся… и исчез.

16. Утро.

Девушку разбудило солнце.

Оно нахально заглядывало в комнату, скользило лучиками по лицу, вынуждая прятаться под одеяло в напрасной попытке закрыть глаза от света, кололось и вообще напоминало о том, что жизнь продолжается. И если пора не подниматься и расставлять все по своим местам с помощью кулаков, то пора хотя бы открыть глаза и сказать что все хорошо…

«Кому?» - заинтересованно спросила сама себя Ран и открыла глаза. Над головой был потолок совершенно незнакомой комнаты. Высокой, со странной лепниной по краям, разукрашенный.

Переведя взгляд вбок, девушка со все возрастающим удивлением, увидела молодежные постеры на стенах. Популярные музыкальные группы, спортсмены… Причем из разных команд и из разных… областей профессионального спорта.

Футболисты соседствовали с бейсболистами, фигуристами и лыжниками.

Привстав на кровати, девушка взглянула в сторону окна, сквозь которое пробиралось солнце и улыбнулась, заметив, что шторы закрыты не до конца. Оставлена маленькая-маленькая щелочка. Конан всегда…

Повернув голову, Ран замерла. Конан был в ее комнате. Подтащив тяжелое кресло к ее кровати, спал, положив голову на скрещенные руки.

- Конан-кун, - девушка протянула ладонь, хотела потрясти за плечо, но передумала, положила ладонь на макушку и осторожно погладила. – Конан-кун, просыпайся.

- А? Ран-нэчан? – мальчик проснулся практически тут же. Словно и не спал.

А Ран с ужасом смотрела на бледное лицо, заострившиеся черты лица, темные круги под глазами.

- Конан-кун, ты в порядке?

- А? – удивленно захлопал мальчишка глазами, явно не понимая о чем речь, потом заразительно улыбнулся, словно что-то вспомнив. – Да, Ран-нэчан, я в порядке. А ты? Все в порядке? Ты хорошо себя чувствуешь?

- Я… Да. Относительно, - улыбнулась в ответ девушка, не в силах устоять. – Помоги мне подняться, я приготовлю что-нибудь поесть.

- Не надо, Ран-нэчан, я схожу в магазин.

- И купишь какой-нибудь сухомятки? – вздохнула Ран. – Знаю я вас, мальчиков…

- Тебе не стоит сейчас перенапрягаться! – возмутился Конан.

- Я и не буду, - согласилась с ним девушка. – К тому же ты мне поможешь?

«Кажется, моего мнения здесь никто спрашивать не будет».

- Конечно, Ран-нэчан, - послушно согласился Конан вслух.

Девушка благосклонно улыбнулась.

… Окно было закрыто. В маленькой кухне плавали аппетитные запахи.

На то, чтобы приготовить завтрак не ушло много времени, но зато было на удивление приятно, сидя на кухне, смотреть на Конана, уплетающего еду за обе щеки, на то, как возвращается на его лицо нормальный цвет…

И думать, правда, совсем о другом.

О Шиничи. С которым можно было бы тоже вот так сидеть. За одним столом. Деля завтрак. Обед. Ужин…

Спохватившись, что мысли вот-вот могут зайти не туда, Ран напомнила себе, что они с Шиничи просто друзья детства. И не более того, а вот все такие мысли, которые она говорила себе и имела глупость озвучить пару раз Конану, не более чем… блажь.

Да, да, именно…

Девушка не сразу поняла, что мальчик отложил в сторону палочки и теперь не сводит с нее внимательного синего взгляда.

- Ран-нэчан, что-то случилось?

Помотав головой, девушка улыбнулась.

- Нет. Все в порядке. Конан-кун, а где мы… сейчас?

- Соседний с Бейкой район, - отозвался мальчик, собирая посуду. – Ран-нэчан, я сам помою. Посиди немного… и таблетки. Слева от тебя. Выпей. Обязательно.

- Таблетки? Ты взял?

- Да. Позаимствовал блистер. С тумбочки в твоей палате, - кивнул мальчик. – А потом попросил Агасу-сенсея передать мне еще такое лекарство. Ты же знаешь, у него много связей в самых разных кругах.

Сноровисто сгрузив посуду в раковину, Конан включил воду.

- Конан-кун.

- Что, Ран-нэчан? – даже не повернулся мальчик. Стоя спиной к Ран можно было не держать лицо. Головокружение, зародившееся непонятно в какой момент, стало совершенно нестерпимым. И лицо Конана было искажено болью…

- Ты не ответил, где мы.

- А… Это дом… Его подарили. Шиничи-ничану. А он передал мне ключи. Привез продукты. Ну и естественно… - поставил первую чистую тарелку в сушилку мальчик. – Потом он, правда, уехал. Сказал, что предупредит и инспектора Мегуре и оджисана, что ты в порядке… Я видел газеты. Пожар бушевал там огромный. Мы очень вовремя ушли.

- Конан-кун. Кто мог подарить Шиничи такой дом?

- Клиент, - мальчик повернулся. В голове неожиданно появилась идея… нет, даже не так, в голове появилась Идея. – Шиничи-ничан исчез пару месяцев назад, потому что ему угрожали. Начали приходить письма. Посыпались звонки. Что если Шиничи-ничан не выполнит некое условие, то пострадают важные для него люди…

- Важные? – удивленно спросила Ран.

Конан кивнул, потом взглянул на часы на руке. Снова перевел взгляд вбок, затем на девушку. Но ответить ей он уже не успел. Случилось то, чего он ждал.

Агаса-сенсей говорил, что в таблетках, которые прописали Ран, есть немалая доля транквилизаторов. И после их приема девушка будет спать. Соответственно, ослабленный организм девушки долго сопротивляться действию этих таблеток не сможет. И верно, Ран медленно опускала голову на стол, засыпая на глазах Конана.

Перенеся девушку на кровати и укрыв ее, посуду домывал уже Шиничи. Он же и собирал вещи, которые собирался взять с собой в город.

Предстояло сделать несколько дел.

Отыскать Хаибару, со значка которой шел сигнал S.O.S. и выяснить, почему эта девчонка не покинула город вместе с ученым. А еще узнать, почему она вовлекла юных детективов в такое опасное мероприятие, как гонки-прятки с людьми в черном.

Сообщить Когоро, что Ран жива, но не называть ни в коем случае место, где она находится.

Сообщить инспектору Мегуре, что есть свидетели, с помощью которых можно опознать тех, кто покушался на жизнь Ран.

И посетить городской парк Бейки, в котором человеку, знающему как пользоваться парусом для доставки живых грузов, назначал встречу некий Дойто Кацуки …

*Отсылка к сериям 132-134, Magic Lover's Murder Case, «Дело об убийстве в Клубе любителей магии»

17. Просьба о помощи.

Странные места для встреч – вот и все, что объединяло редкие пересечения дорог Кайто Кида и Кудо Шиничи.

И, несмотря на то, что в этот раз встреча была далеко не случайной и никоим образом не затрагивала профессиональных интересов одного и второго, место для нее тоже было выбрано странное.

Часовая башня около одной из частных Академий Бейки.

Поднявшись наверх, Кудо посмотрел на Кайто Кида. В привычном белом плаще, со своим моноклем и шляпой он был той самой непредсказуемой фигурой, которая в его второе «детство» вносила парочку острых и интересных моментов. Вот только детектив не мог вспомнить, чтобы на лице уверенного в себе мошенника были написаны хоть раз такой испуг и такое смятение.

- Желать «доброго» дня не буду, - сказал Шиничи, прислонившись к стене и глядя на Кайто. – У тебя он точно не добрый.

Кайто кивнул, отвернулся, вновь выглядывая из окна. Взгляд обаятельного вора скользил по окружающим кварталам, словно он надеялся кого-то разглядеть с высоты.

- Так, зачем ты меня вызвал? – уточнил детектив.

- Эдогава Конан… - Кайто рассеяно снял шляпу, задумчиво провел рукой по встрепанным волосам. – Юный детектив, который серым кардиналом стоит за расследованиями спящего Когоро. Лучше тебя только двое. Хаттори Хейджи. И Кудо Шиничи.

«Ой, ой», - с трудом удержался Кудо от того, чтобы не скривиться. – «С Хаттори еще более-менее нас сравнивать можно, но сравнивать меня со мной же это верх наглости!»

- Чего же тогда ты не обратился к кому-нибудь из них? – уточнил Конан, старательно удерживая на лицо маску равнодушного спокойствия.

- Понимание того, что Хаттори Хейджи далеко и быстро прибыть не сможет. А Кудо Шиничи считается мертвым…

- Считается? – уточнил Шиничи, засовывая руки в карманы шорт.

- Да. У некоторых есть подозрения. Впрочем, весьма безосновательные. В любом случае, я попросил о встрече не для этого. Мне нужна помощь.

Гениальный детектив удивленно воззрился на гениального вора.

- Прости? Что тебе?

- Мне нужна помощь… - повторил спокойно Кайто. В том, чтобы ее просить он не видел ничего зазорного. По-другому он помочь Аоко не мог… Да он вообще сейчас ничего не мог! И понимание этого изнутри выжигало парня.

- В чем? – уточнил Шиничи, не понимая, что могло случиться, чтобы вору понадобилась его помощь. В конце концов, не думал же Кайто, что детектив Эдогава Конан примет участие в его какой-нибудь сомнительно-воровской авантюре.

- Несколько недель назад, симпатичная девушка… с длинными волосами и синими глазами, перепутала меня со своим другом. Девушку звали Мори Ран. А парня, с которым она меня спутала – Кудо Шиничи.

Шиничи хмыкнул. Под всем белым маскарадом видеть нормальный обыденной облик Кайто, он естественно не мог. Но и предположить, что кто-то будет настолько похож на него самого, что Ран спутала Шиничи… Поверить в это было слишком сложно.

- Ты когда-нибудь видел этого детектива-старшеклассника? – уточнил тем временем Кайто. – Он часто мелькал в газетах. А ты раз детектив, должен был видеть статьи о конкуренте.

- Видел, - хмыкнул Шиничи, не став уточнять, что видел он «детектива-старшеклассника» чаще в зеркале, чем в газетах.

- Значит, поймешь, - Кайто стянул свой моноколь, отбросил в сторону свой белый плащ. Затем поправил школьную форму и взглянул в упор на Шиничи.

А у того возникло слабое подозрение в том, что препараты Хаибары вызывают галлюцинации. Парень, который стоял напротив, был похож. Чертовски похож. Если бы не прическа… Если бы не улыбка, как он улыбался… Ран действительно могла перепутать этого парня с самим Шиничи.

- Понимаю, - буркнул Шиничи, с трудом сдерживая и слова, и эмоции. – Но при чем здесь помощь? Ты хочешь выдать себя за Кудо Шиничи, и тебе нужна моя помощь в расследовании?

- Нет. Это присказка. Дело будет впереди. Ту самую девушку лично я мог бы спутать со своей подругой детства. Аоко Накамори. У моей только волосы покороче будут. Да двигается она немного не так.

- Ран – чемпионка по карате, - сказал Шиничи, начиная понимать. – Аоко… Ее похитили?

- Да, - тихо сказал Кайто. – Да. Люди в черном. Двое. Закинули ее в машину… и увезли. – Сжав кулаки, вор вновь выглянул в окно. – Я не знаю куда! Я даже номеров машины не видел, в меня чем-то… чем-то выстрелили. Типа твоего транквилизатора, которым ты усыпляешь своих марионеток.

Шиничи кивнул. Мысли же его перелистывались очень быстро, нанизываясь на ниточку как бусинки.

- Черная машина… Люди в черном… У нас есть пара часов, - буркнул детектив. – До того, как поймут что твоя Аоко не сбежавшая Ран. И после этого… ее убьют.

Кайто вздрогнул.

- Ксо… - бессильно сказал он.

- Ты же великий мошенник, - подначил Шиничи, вытаскивая из кармана свой карманный компьютер. – Почему ты не позаботился о том, чтобы была возможность в любой момент времени найти свою девушку?

- Даешь такие советы, можно подумать сам им следуешь! – фыркнул Кайто.

- Следую, - не стал отрицать очевидного детектив. – В ее амулете на мобильном телефоне висит маячок. И если она исчезнет из моего вида, я всегда могу ее найти.

Кайто удивленно посмотрел на юного детектива. Потом хмыкнул, вспомнив пару встреч и то, что вместо того, чтобы заботиться о делах, первый вопрос детектива всегда был: «Куда ты дел Ран?»

- Та девушка. Ран. Верно? Ты любишь именно ее. Хотя она любит другого.

- Мы кажется, сейчас не о ней, - нахмурился Шиничи, не желая рассказывать свою историю и о своих проблемах. – В любом случае. Есть три места, в которых мы уже побывали… и в которых вполне может оказаться твоя Аоко. Проверим вначале известные места... Может быть, удастся найти какую-то зацепку. В любом случае, начнем мы со старого гаража, левее отсюда.

- Почему именно оттуда? – уточнил Кайто, складывая свой плащ и пряча его в недрах обычного школьного костюма.

- Во-первых, там уже держали заложницу… как раз эти люди в черном. Во-вторых, оттуда доносится сигнал sos. Кто-то… кого я знаю и у кого есть значок юного детектива, нуждается в помощи. Может быть, этот кто-то видел что-то интересное или хотя бы то, что нам поможет, - Шиничи хмыкнул. – Объясняю путано, но в общем-то разберешься по ходу. Пошли.

Кайто вздохнул и коротко кивнул. На какое-то короткое мгновение гениальному вору вдруг пришла в голову мысль, что связавшись с Эдогавой Конаном, он вмешался во что-то если не опасное, то странное точно…

18. S.O.S.

Кайто долго не продержался. Деятельная натура вора в отличие от спокойствия Конана требовала немедленных действий. Любых. Самых глупых, самых нелепых.

Просто хоть каких-то действий.

Кайто хватило всего на пятнадцать минут, а потом он решительно сказал, что сил его больше не хватает на такое неторопливое хождение и он попробует поискать Аоко, просто оглядывая город сверху.

Несмотря на то, что больше всего Конану хотелось усомниться в трезвомыслии Кайто, детектив его все же понимал. Единственный раз, когда пропала сама Ран, уже у Конана не было сил находиться на одном месте. Мальчик терпеть не мог выпускать свою девушку из вида.

Именно поэтому он ничего не сказал Кайто. И именно поэтому он протянул ему значок юных детективов.

- По нему я найду тебя. Или ты меня. В зависимости от того, у кого первого появятся результаты, - рассудительно сказал мальчик.

И Кайто кивнул.

Через пару минут в маленьком закоулке у одного из банков, Конан остался один. Наложив показания жучка с символом SOS на электронную карту Бейки, мальчишка очень скоро понял, откуда сигнал доносится.

От старого гаража, куда были заброшены Аюми и Гента, решившие побегать от людей в черном. Когда Конан узнал от Агасы-сенсея, как близко были его друзья к смерти, он готов был лично приехать в дом к ученому и настучать упрямцам по голове. Но… Было нельзя.

Когда Агаса-сенсей грузил спящих юных детективов в машину, сам Конан присаживался на край кровати Ран, ожидая ее пробуждения. Агаса волновался за пропавшую Ай, но искать ее у него самого не было времени. Надо было срочно увозить невинных и ничего не знающих детей из Бейки.

Сама же Ай разгуливала где-то по городу в образе девочки.

… Осмотревшись по сторонам, Шиничи ненадолго присел около покореженной двери гаража, разглядывая потеки маслянистой темной жидкости, кое-где оставшиеся около черного сгоревшего остова.

Кто бы ни вступил в игру, слабым попыткам выполнения угроз на смену пришли решительные действия. В Бейку прибыл кто-то еще. Более опасный. И, пожалуй, злой.

Потерев слезящиеся от едкого дыма глаза, гараж взорвался хорошо если всего пару часов назад, Шиничи огляделся по сторонам.

- Эй, пацан, там опасно! - полицейский, явно отходивший по своим надобностям, подошел к гаражу.

- А что здесь было? – профессионально изобразил невинность пополам с наивностью Шиничи. В последнее время у него получалось это все лучше и лучше…

- Пожар, пацан. Разве не видишь? Два трупа нашли… Ох, - спохватился полицейский. – Ты иди, иди отсюда. Здесь не детская площадка.

Шиничи спорить не стал, кивнул и двинулся прочь от гаража. Ответ на интересующий его вопрос он уже получил.

«Минус два. Вопрос только в том, кто именно погиб в этом гараже. Те, кто схватили Аюми и Генту? И от которых смогли убежать Ай и Мицухико? Или те, кто охотились на Ран? Или те, кто похитили Аоко? В любом случае, слишком много вопросов, на которые я пока не знаю ни одного ответа».

Сигнал SOS уводил детектива все дальше и дальше от гаража…

…Когда Кудо увидел место, куда его привел сигнал, он в первый момент не поверил своим глазам. Огромный торговый центр явно был не тем местом, где можно было прятаться. Особенно если учесть, что Аюми и Генту закинули в машину прямо на глазах у людей, собравшихся у остановки в конце рабочего дня… Вряд ли люди вокруг смогли бы помочь в центре. Но раз Ай выбрала этот центр, значит у нее был для этого какой-то резон.

Вот только чем больше Шиничи искал в центре маленькую девочку, тем меньше он понимал. Хаибары не было нигде. Настолько нигде, что, в конце концов, Шиничи сдался и вызвал значок девочки.

Гудок прошел, а вот ответа не последовало.

Либо Ай была слишком увлечена чем-то, либо все гораздо было хуже – она была просто не в силах ответить на звонок.

Шиничи успел обыскать центр сверху донизу и дважды убедиться в тщетности всех попыток, прежде чем ему пришло в голову проверить крышу.

… Дверь на крышу распахнулась от хорошего удара ботинком. Сразу же в лицо ударил порыв ветра, словно намеревающийся скинуть наглого посетителя со своей территории, где только он был полновластным хозяином.

Взъерошенный мальчик, выскочивший на улицу, наглым себя не считал, да и к посетителям в полной мере себя не относил. Ему повезло в том плане, что Ай нашлась. Но совершенно не повезло в том плане, что девочка была без сознания.

Сигнал SOS – был последним, что она смогла сделать, перед тем как отключилась…

Сноровисто проверив пульс и убедившись, что он есть, Шиничи вытащил из кармана свою баночку и проглотил еще одну пилюлю.

Жар, ломящий кости, ощущение того, что его выламывают изнутри, накатило и стихло. С крыши центра поднимался уже высокий молодой мужчина. Которому совсем не стоило труда поднять на руки тело ребенка. Хотя в первый момент справиться со своим повзрослевшим телом было не просто.

Когда охрана, которой поступил тревожный вызов, поднялась на крышу, та уже была пуста…

19. Звонок в полицейский участок.

Решение все же позвонить инспектору Мегуре и Мори Когоро далось Шиничи нелегко. Он больше всего не хотел говорить им, кто именно умыкнул девушку из-под «защиты» полицейских и самого Мори. И уж тем более не собирался говорить, где именно он сейчас прячет Ран.

О том, что девушку надо прятать, детектив больше не сомневался.

Одно то, что Аоко не убили, а только похитили было чудом. Но чудом опасным. Жизнь девушки, незнакомой Шиничи, висела на волоске, а он ничего не мог сделать, кроме самого очевидного.

Все места, которые были связаны с Черной организацией – были взорваны. Выйти на кого-то из них можно было только чудом.

И основная часть всех ожиданий была связана именно с Хайбарой.

То, что она пряталась в центре… Вместо того, чтобы вернуться в дом Агасы-сенсея могло говорить о чем угодно, но Шиничи надеялся (а что еще ему оставалось), что она или увидела что-то… или хотя бы услышала. Детективу нужна была хоть какая-то зацепка…

Но до зацепок, оставив Ай вместе с Ран в доме, Шиничи вернулся на улицу, к автоматам. Привычно подкрутил колки на свой истинный голос, в который раз поморщившись от осознания того, что он не может нормально даже поговорить своим голосом. И затем набрал номер полицейского участка.

Можно было предположить, что в авральных событиях, Когоро будет там же где и инспектор Мегуре.

…Дедукция Шиничи не подвела его и на этот раз. Когоро был в кабинете инспектора. Помимо него в кабинете были еще двое – Такаги-кун и Сато-сан. Полицейские, приведшие ценного свидетеля, тоскливо сверяли фоторобот, составленный со слов врача-«убийцы», с фотографиями с места взрыва в центральном отеле. Идентично…

- Как бы то ни было, Мори-кун, - взглянул инспектор на детектива, - кто-то взялся за дело с большим размахом. Судя по всему, первые попытки были достаточно дилетанскими. А теперь появился мастер, который… - полицейский замолчал, пытаясь осторожно подобрать слова. Несмотря на то, что Когоро был бывшим полицейским и детективом, сейчас, в первую очередь, он был отцом, над дочерью которого нависла смертельная опасность.

- Можешь не миндальничать, - грубовато сказал детектив. – Шансы Ран выжить стремсятся к нулю. А мы даже не знаем, куда она делась! Да мы даже не знаем, есть ли у Конана хотя бы деньги!

Звонок телефона все четверо встретились с калейдоскопом эмоций, в которых превалировал страх. Что если сейчас дежурный офицер сообщит, что найдено тело мертвой Мори Ран?

- Инспектор Мегуре. Слушаю вас.

- А, инспектор Мегуре, - голос на том конце заставил полицейского просиять.

- Кудо-кун! – обрадованно пробасил инспектор, включая громкую связь и призывая всех присутствующих соблюдать тишину.

- Да. Это я, - согласился насмешливо детектив. Потом посерьезнел. – Инспектор Мегуре. Я все знаю. Я сейчас… В Японии. Вернулся, когда узнал о случившемся.

- Кудо-кун, Ран… Ран…

- Спит, - перебил Шиничи инспектора. – Инспектор Мегуре, отчан рядом?

- Да, - отозвался сам Когоро. – Кудо, моя дочь?

- Со мной. Если быть точнее, она в безопасном месте, а я ищу тех, кому она так сильно наступила на хвост, - детектив помолчал, потом заметил. – Инспектор Мегуре. Я многого не могу сказать. Более того, по этому делу я вам вообще ничего не скажу, пока вы не убедитесь в том, что ваша линия не прослушивается и безопасна. Это слишком… Слишком опасное дело. Отзывайте офицеров. Прекращайте расследование. Те, кто виновны во всем происходящем, будут очень жестко отсекать хвосты.

- Это уже происходит, Кудо-кун, - тут же добавил инспектор Мегуре. – Взрывы. Нам удалось проследить связь. Уже четыре смерти…

- Четыре? – нахмурился Шиничи. – Мало. Ищите еще. Инспектор. Я перезвоню завтра. Постараюсь в это же время. А пока постарайтесь не погибнуть сами. О Ран я позабочусь.

Не дожидаясь ответов взрослых, детектив положил трубку. Затем взглянул на молчащий значок юных детективов. У Кайто Кида не было результатов. И со своим страхом он предпочитал сражаться в одиночестве…

20. Озарение.

Дождь пошел ближе к вечеру.

Хаибара так и не проснулась. На лице девочки была написана мука. Конан несколько раз менял влажный компресс на лбу девочки, и на некоторое время она затихала.

Когда в очередной раз проснулась Ран, миновал кризис у Хаибары, и девочка тихо спала. Именно такую невинную картину увидела сама Ран, заглянувшая в еще одну комнату в доме. Больше комнат не было.

Был выключен везде свет. Опущены жалюзи на окнах. В доме царила тишина, и идя по коридору, девушка задумчиво вслушивалась с тихие звуки своих босых ног…

- Ран? – тихий голос заставил девушку круто повернуться, одновременно по ногам скользнул порыв ветра. В лицо от дверей ветер бросил горсть дождя и впустил гостя.

Свет не зажегся.

Но его и не надо было. Ран не нужен был свет, чтобы понять, кто именно вошел в дом. Чья усталая фигура остановилась на пороге.

- Шиничи… - прошептала девушка.

- Ран... Иди на кухню, иначе простудишься, - нежно сказал парень. – Я сейчас приду. Только свет не включай.

- Почему? С тобой что-то случилось?

- Не стоит привлекать внимания. Этот дом практически не жилой. Чем меньше от него будет странностей, тем лучше для тебя и для Хаибары.

- Кстати говоря, - Ран сжала кулаки, заставляя, изо всех сил заставляя себя делать вид, что ничего не случилось. Что перед ней стоит Шиничи, который всегда был рядом, а не Шиничи, который пропал на несколько месяцев, а теперь смеет делать вид, что ничего, совсем ничего не случилось.

На стороне Ран была воля и упрямство, а против нее играла общая ослабленность организма. Болезнь сделала девушку чуть-чуть более капризной, чуть-чуть более требовательной. Ей хотелось если не слов, то по крайней мере, хотя бы объятия. Чтобы этот ледяной высокомерный детектив хотя бы коснулся ее. Хотя бы сказал, что ему жаль, что его так долго не было.

С губ девушки сорвался жалобный стон. Горький-горький. И в следующий момент она оказалась прижата к стенке. Шиничи почти не касался ее, только оперся рукой о стену, внимательно глядя на девушку. Света не хватало, но Ран почему-то показалось, что его взгляд ищущий, жадный.

- Ран, - тихий шепот и нежное скольжение пальцев по щеке. Едва-едва касаясь. Едва-едва уловимо. - Ран…

Сознание не выдержало. Слишком много всего навалилось, и с тихим всхлипом Ран качнулась вперед, закрывая глаза. Сознание уплыло как-то мягко, оставив только прохладные ладони, обхватившие ее за плечи.

Оставив только бережное касание губ к виску и тихий шепот.

- Глупая…

… Вернув Ран в ее комнату, Шиничи вернулся на кухню. Поставил чайник, затем повернулся к Ай. Девочка, зябко дергающая за обшлаги слишком большую для нее рубашку.

- Это твоя, Кудо? – хрипло спросила девочка.

Шиничи взглянул на нее, оценил вид растрепанный и больной и покачал головой.

- Нет. Не переживай. Чистая и новая.

Хаибара вздрогнула. Словно услышала немного не то, что хотела. Потом улыбнулась.

- Тебе идет.

- Что именно? – удивился Шиничи, ловя в темном стекле с потеками дождя свое взрослое отражение. Мужчине там, в дождливой ночи, было лет 26-28, почти на десяток лет больше чем самому Шиничи.

- Такой взрослый вид, - пройдя в кухню, пошатываясь и придерживаясь за стены, девочка села на стул и посмотрела на детектива. – Кудо. Я видела девочку. Похожую на Ран-сан. Более того, я была уверена, что это она и есть.

- Подробно, - приказал Шиничи, закрывая глаза. Изнутри зародилась горячая волна боли. Еще пока слабая, она была только отблеском того, что скоро предстоит. Просто загорелись ступни, намекающие, что скоро волна боли поднимется и затопит его с головой.

- После того, как я отправила Аюми и Генту к Агасе-сенсею, - покорно начала отчитываться Хаибара. – Я выпила две пилюли. Этого должно было хватить, чтобы доставить до полицейского участка девочку, которая была в заложницах у людей в черном. Когда мы уходили, тому, кто должен был караулить пленников, я поставила маленький жучок. Доставив малышку инспектору, я вернулась к гаражу, услышав одно-единственное имя. Водка.

Шиничи открыл глаза, взглянул на Ай. Девочка зябко дрожала, обхватив себя за плечи.

- Эмиссары Черной организации прибыли сюда. И я решила, да, это было самонадеянно с моей стороны, но я решила, что будет лучше, если я узнаю, зачем он прибыл. Я приехала к гаражу. Я видела Водку… Он не видел меня. Не думай. А там я увидела… Ран. В первый момент, я подумала, что все. Мы проиграли. Ты проиграл. И Ран поймана. Потом… я увидела, что у нее волосы более короткие. А следом Водка процедил, что это не та. А в Черной организации за такие промашки бывает только одно наказание – смерть. Он застрелил обоих. Забрал девчонку, закинул ее просто на плечо, а потом швырнул в машину. Я не знаю, почему он не убил ее на месте. Может быть, решил использовать в качестве приманки… Правда, не знаю! Я подумала, что смогу проследить за ним, но вместо этого чуть не попала в руки тех, кто начал обшаривать квартал в поисках свидетелей. Мне пришлось трижды пить пилюли. А потом начался шок. Я забралась в тот центр, туда они почему-то не последовали. Словно боялись попасть в объективы видеонаблюдения. И это дало мне шанс. Последнее, что я помню, это как нажала кнопку SOS и упала. Дальше только ветер, холод и боль.

Шиничи с трудом кивнул.

- Ясно. Значит, Аоко действительно у людей в Черном. Ладно, - парень поднялся, тяжело оперся ладонью на стол. – Хватит сидеть. Пора начинать действовать.

- Нет. Кудо! Подожди! – девочка схватила Шиничи за рукав. – Стой! В таком виде… Да еще и полчаса в день, это будет с самого начала безнадежно!

- К чему ты клонишь?

- Я знаю способ… Точнее, я думаю, - поправилась Хаибара. – Я думаю, что знаю, как обратить действие наркотика. И если это озарение… если оно правдиво, есть два способа это сделать. С побочными эффектами, когда ты можешь превратиться в Конана… в любой момент времени. Но зато обратное превращение пройдет мгновенно. И медленно. Процессу потребуется недели две. Но после этого, все будет изумительно.

- У нас нет времени. Раз нет промежуточного решения, значит придется довольствоваться первым вариантом.

- Тогда, - девочка взглянула за окно. На погоду. Снова на Ку… уже на Конана. Уставшего, с синяками под глазами, заострившимися чертами лица. – Тогда тебе придется посетить дом Агасы-сенсея. Мне нужен ноутбук. И мне нужен кейс с передвижной лабораторией.

Несколько минут мальчик сверлил Хаибару тяжелым взглядом. Потом кивнул.

- Хорошо. Я принесу то, что тебе нужно.

Ай виновато улыбнулась. В словах Конана читался подтекст: «И эта история с тобой и наркотиком наконец-то канет в небытие…»

21. Столкновение.

Проникать в свой собственный дом перед рассветом… Насмешки судьбы уже давно стали для Шиничи привычными. Но такого кошмара он не мог вообразить даже в самом страшном сне. Дом был его. Имя было его. А вот он сам… себе не принадлежал.

И детектива все это злило. Злило настолько, что иногда он терял контроль над собой и своими поступками. И начинал совершать ошибки. Мелкие, досадные или порой очень крупные, когда от них могли пострадать другие.

Забрав то, что нужно было Ай, Шиничи отнес все это, упакованным в корзину с цветами в службу доставки и снова вернулся к дому профессора. Детектив сам не знал, что именно ему не понравилось в его доме. Что показалось странным.

Своеобразное ощущение какой-то неправильности. Чего-то недоброго заставляло Шиничи недоуменно щуриться, изучая собственный дом.

Темных теней он увидел первым, нырнул за угол, прижимаясь к стене, надеясь слиться с ней и застыл.

- С ума сошел? – цедил сквозь зубы незнакомый голос. – Пацана надо убить. Любой ценой. Иначе последуем вслед за теми, кто уже мертв. Водка не прощает таких ошибок.

- Но, Болеро! – возмущенный девичий голос буквально дрожал. – Мы же… Мы же не допустили ошибок.

- Шесть неудачных попыток. Шесть. В Черной организации убивают после первой же. Нам еще повезло, что в организации не знают, почему мы так стараемся убить эту девчонку. Если нам не повезет… - презрение из голоса Болеро исчезло. Теперь там зазвучал животный ужас. – Нам не жить Глинтвейн. Поэтому шевели своими прекрасными ножками и двигайся к дому. Этот профессор какой-то дальний родственник этого пацана, вполне возможно, что он может прийти сюда и привести эту девчонку.

«Ой, ой», - Шиничи огляделся по сторонам. – «Они же сейчас свернут сюда! И куда деться?!»

Длинный проулок между двумя домами был пуст. Нигде не было ни одного места, где можно было спрятаться. О том, чтобы перепрыгнуть через стену, детектив даже не думал. В своем настоящем теле – еще может быть, но будучи в теле Конана… для него это было нереально.

Осторожно попятившись, Шиничи что-то задел… Еще до того, как по проулку звонко загрохотала какая-то жестяная банка, детектив уже знал. Полоса удач для него – закончена.

Он уже бежал по проулку, когда две тени в черном, выскочившие из-за угла, открыли по нему стрельбу.

Петлять по этому отлично простреливаемому коридору было настоящим самоубийством, и Шиничи делал только то, что мог – бежал. Бежал со всей скоростью на которую был способен.

Он успел завернуть за угол, но за мгновение до этого пуля все-таки ужалила предплечье детектива.

А уже в следующий момент раздался голос:

- Ну ты проблемный, парень.

Мягкая подушка «приземления» оказалась живой. Кайто подхватил временного напарника, оттолкнулся вверх и взлетел.

Заметив странную белую птицу, представители людей Черной организации открыли стрельбу уже по ней. Но не попали.

… Конан тихо шипел что-то сквозь зубы, и не успел еще проулок скрыться из вида, как мальчишка потребовал.

- Поворачивай.

- С ума сошел? – прошипел Кайто, ощущая как по его рукам, пачкая и белоснежные перчатки и белоснежный плащ, течет кровь. – Пацан, ты ранен.

- Плевать. Поворачивай! Поставим на них маячок.

Кайто вздохнул, осторожно опустился в ближайшем дворе, выбрав тот, где не было собак. Оторвал от плаща полосу белой ткани и туго затянул жгутом предплечье Конана.

- Давай.

- Что именно? – взглянул детектив на мошенника.

- В отличие от тебя, - нахмурился тот. – Я отлично могу маскироваться. Поставлю твой маячок и…

- Будешь мертв, - перебил Конан, шаря по карманам. – Жди здесь. Я ребенок, мне легче пройти…

- Ты ранен, - перебил уже Кайто детектива. – Понимаешь, чокнутый ребенок?

- С каждым часом, - голос мальчика зазвучал словно вибрирующая струна – натянуто, зло, - с каждым часом вероятность того, что твоя девушка будет жива – уменьшается. Сейчас единственный вариант – поставить маячки на эту парочку и следить.

- За ними? В ожидании того, что они приведут к Аоко?

Конан взглянул на вора снисходительно. От потери крови, постоянных «смен» тела – кружилась голова. Хотелось лечь и просто поспать, но детектив заставил себя наставительно сказать.

- Мы будем ждать того момента, как их придут убивать.

- Ты с ума сошел? Ты понимаешь, что это…

- Они враги, - равнодушно уронил Конан, заставляя себя стоять, заставляя себя думать. – И успели натворить очень много зла. Так что мне их совершенно не жалко. Думай лучше сейчас о Аоко. Если мы не успеем. Если преступники передумают использовать ее похожесть на Мори Ран, то уже ничто ее не спасет.

- Ты что-то знаешь о преступниках? – нахмурился Кайто.

- Я знаю даже больше, чем ты можешь себе представить, - уронил Конан, затем вновь взглянул на Кайто. – Жди здесь. Я скоро вернусь, и мы отправимся в одно место.

- Куда ты! Тебя же…

- Не один ты умеешь менять формы, - отозвался тихо Конан, растворяясь в темноте.

Мысли детектива были просты. Если он сам и Кайто так похожи. Если так похожи Ран и Аоко значит, временный союз можно обратить на пользу, и воспользоваться этим с большим размахом.

Вот только Конан не успел поставить маячок. Потому что все, что он успел увидеть, выглянув из-за угла длинного проулка, это широкую спину, черный плащ подметающий тротуар и светлые волосы.

«Джин!»

22. Благосклонность удачи.

Удача капризная леди. Она может осенять своим крылом любого – и преступника, и детектива, идущего по ее следу. Но иногда ее благосклонность проявляется в очень странных формах.

И Болеро, и Глинтвейн были оба мертвы. Шиничи даже не надо было наклоняться, чтобы в этом убедиться. Аккуратные дырочки над переносицей говорили сами за себя. С огнестрельным в голову не выживают.

Чуть левее стояла машина этих двоих, и едва-едва видно светились в предрассветных сумерках цифры на часовом табло бомбы. Взрыв должен был раздаться всего через несколько секунд. А Джин удалялся. Медленно. Неторопливо.

Нырнув за угол, Шиничи бросился в обход, по старой «кошачьей» тропинке, по которой ребенком убегал на поиски приключений. В первый раз он был искренне благодарен своему детскому телу. Безусловно, не уменьши представители организации тело детектива, ему бы и в голову не пришло за ними охотиться.

Но теперь, торопливо следуя по тонкой веревочной навесной тропе, прежняя давно прогнила и была обновлена Агасой-сенсеем ради юных детективов, Шиничи понимал, что и в детском теле есть свои преимущества. А еще преимущества есть и в тайниках, и даже в том, что этим летом во время одного из пикников, дети «играли» в индейцев. Агаса-сенсей учил их всех стрелять из лука.

И у «Конана» единственного получалось и верно натянуть тетиву, и прицельно спустить стрелу. Хотя как позднее и признался Хайбаре Шиничи, стрелять из пистолета гораздо проще. На что девочка с превосходством истинного ученого сказала: «Ну, конечно же!».

А теперь, вытащив лук, колчан со стрелами и три жучка, Кудо подумал о том, что в этот раз милость удачи на его стороне. И пусть она приняла такую извращенную форму, это тоже неплохо. В какой-то мере. Самое главное, чтобы Аоко была жива.

Пусть даже Шиничи ее не знал, но натягивая тетиву он искренне надеялся, что незнакомая девушка, похожая на ЕГО Ран, действительно жива, и у него с Кайто будет время на то, чтобы ее забрать.

Первая стрела ушла в «молоко». От взрыва задрожало все вокруг, а дошедшая взрывная волна, сколько же было там взрывчатки для такого эффекта?!, чуть не сошвырнула с веревочной лестницы Шиничи.

Вторая стрела простелилась у асфальта, чиркнув по плащу Джина и оставляя на подбое жучок. Этого было достаточно, чтобы проследить за Джином и не попасться ему на глаза. Третья стрела осталась в колчане детектива, с тройкой обычных стрел.

Отпустив бандита чуть подальше, чтобы не привлечь к себе внимание, Шиничи вызвал по значку Кайто.

«Лучше не давать возможности бандитам навредить девушке», - твердо решил Шиничи, пока шли гудки вызова. – «А значит, значит, моей ране придется подождать. Как и мне с отдыхом. Отправляемся в погоню».

… Звонок значка Кайто встретил удивленно. Он и представить не мог, что такая игрушечная вещичка действительно будет работать.

Первый же вопрос детектива поверг призрачного вора в ступор.

- У тебя оружие есть? – каким-то незнакомым, более взрослым и решительным голосом заговорил младшеклассник. – С боевыми патронами.

- Я вор, - оскорбился Кайто.

- Плохо. В этот раз я бы не отказался… - Конан хмыкнул, потом явно махнул рукой. – Ладно. Справимся с тем, что есть. Раскрывай свой плащ. Нас ждет тихое преследование за одним из организации. И если нам повезет, то мы уже сегодня заберем твою девушку.

- Сегодня? Я ценю… я бесконечно ценю твою помощь, детектив, но ты ранен. С этим не шутят.

- Я в курсе, - отмахнулся Конан. – Но судя по тому, что тех двоих за которыми мы собирались проследить, уже убили, то следующая на очереди твоя Аоко. Некогда думать о ранах и об отдыхе, Кайто Кид. Если не хочешь хоронить свою подругу детства, то нам нужно бежать. И очень быстро.

- Ты ненормальный, - изумленно констатировал Кайто.

- Нет, - тихий голос детектива был едва слышен, и пока вор бежал по улицам, он слышал горькие слова. – Просто, однажды, я чуть не потерял свою девушку. И отлично знаю, как это страшно.

Кайто промолчал. Терять Аоко он не собирался. В конце концов, он же призрачный вор. Если он не сможет украсть жизнь той, что ему дорога, то какая из него легенда?

23. Незваные гости.

Джин сидел за столом, задумчиво разглядывая фотографии, рассыпанные по столу. Отдельно лежали фотографии нескольких человек.

Перед мужчиной стояли двое – парень и девушка – похожие друг на друга как две капли воды. Черные шелковые брючные костюмы, черные волосы, черные водолазки, черные брюки, черные шляпы… Эти двое олицетворяли собой тень Черной организации и занимали довольно высокое положение.

Снайпер Ром. И рядом с ним его напарница, специалист по взрывам и вместе с тем естественным убийствам, красотка Шнапс.

- Ее зовут Мори Ран, - первая фотография покатилась по гладкой поверхности стола. – Задача доставить ее ко мне живой и максимально не пострадавшей. В памяти этой девочки хранится код. И у нее должен быть ключ.

- От сейфа, в котором обеспечение под сделку века? – уточнил Ром, немного смещаясь. Постоянно торчать навытяжку парень не любил, но перед Джином панибратство лучше было не демонстрировать. Опасно для жизни и для продвижения по карьерной лестнице.

- Вас это не касается, - хладнокровно отрезал Джин. От его взгляда, что одному близнецу, что второму захотелось быстренько куда-нибудь спрятаться. Желательно быстро, надежно и так, чтобы не нашли.

По столу покатилась вторая фотография.

- Это Эдогава Конан. Мальчишка, который срывал все операции по попыткам устранить девушку. За это ему необходимо возместить награду. Две пули – в сердце и контрольный в голову подойдут.

Третья фотография проскользила по столу.

- Это Кайто Кид. Легендарный призрачный вор, который ненавидит чужаков на своей территории. Предложить ему наживку, да пожирнее и повесомее. И убить. Вопросы?

- Никак нет, - отчитались в один голос близнецы.

- Тогда, убирайтесь отсюда. Мне еще надо заняться нашей очаровательной гостьей, которая прибыла к нам по ошибке. Но впрочем, этой ошибкой можно воспользоваться… - Взгляд Джина потяжелел еще больше. – Вы еще здесь?

Убийца не успел договорить, а близнецов и след пропал.

Взглянув на часы, Джин потянулся к телефону. Прежде чем заняться гостьей, следовало заняться более неотложными делами. Убедиться, что еще есть желающие заплатить за товар. А обеспечение под него… Даже если девчонка не найдется, то вполне можно будет заменить проверенную партию на новую, экспериментальную, разрабатываемую в небольшой горной деревушке.

Какая разница, какой наркотик будет убивать людей пачками? Что на один, что на второй давала гарантию Черная организация. А у них осечек не бывало. Практически. Хотя и не практически тоже.

Тени скользили вдоль края крыши.

Тихий шепот Конана направлял Кайто все дальше и дальше от главного входа, в сторону небольшого и явно заброшенного флигеля.

- Ты с ума сошел? – наконец, не выдержал Кайто. – Зачем мы туда идем?

- За девушкой, - отозвался, едва уловимо поморщившись, детектив. Рука опять начала кровоточить, и по белой ткани пока еще не очень быстро, но уже расплывалось алое пятно.

- С чего ты взял что она там?!

- Следы. Внизу. Примятая трава. Вон в той глубокой луже они явно буксовали. К тому же, раньше дверь флигеля была забита. Видишь, чуть левее валяется доска. А еще оттуда кто-то пытался позвать на помощь. Единственное целое стекло разбито изнутри. Соединяем все воедино, получаем что девушка именно там.

- Даже если так… - замерев на краю крыши, Кайто подхватил Конана, оттолкнулся от крыши и тяжело взлетел. Его «крылья» в полете рыскали и плохо слушались управления.

И, в конце концов, на крышу флигеля, он буквально свалился.

Конан выпущенный из рук временного напарника, первым приземлился на сколькую черепицу и задумчиво начал осматриваться, периодически опасно наклоняясь над краем крыши, пока Кайто пытался отдышаться.

- Вот сюда, - буркнул мальчишка, потом повернулся. – Кайто, идем вниз. Подсадишь меня и я открою тебе дверь.

- Откроешь мне дверь? – удивился вор, переводя дыхание. – Ты издеваешься, детектив? Я во…

- Ты легенда. Но не думаю, что ты умудришься открыть дверь, которая закрыта с ТОЙ стороны. Твоя подруга не промах, она забаррикодировалась с той стороны.

Кайто только удивленно посмотрел на Конана, потом хмыкнул.

- Да нет. Не могла.

- Убедишься сам, - пожал плечами детектив, не желая доказывать очевидное.

Спрыгнув вниз, Кайто помог слезть с крыши Конану, а затем подсадил его в маленькое окошечко.

24. Знакомство.

Аоко, сидя в углу флигеля, поджала коленки к груди. Длинная юбка, порванная в двух местах, никак не закрывала ноги целиком. Пиджак не грел. Было холодно…

А еще девушка никак не могла взять в толк, что вообще случилось.

Вначале странный звонок Кайто, потом это глупое приглашение в парк. А потом… только темная пелена перед глазами.

Машина…

И вот этот флигель, в котором Аоко пришла в себя. То, что она не дома, девушка поняла сразу. В конце концов, паутины, разбитые окна и горы хлама не были тем, что девушка привыкла видеть в своем доме. Хотя горы хлама были в комнате Кайто… Но естественно, даже ради розыгрыша, которые порой у этого типчика были жестокими, он бы не пошел на такое.

Более того, что-то, возможно пресловутая женская интуиция, подсказывало Аоко, что Кайто сейчас ищет ее.

Подал голос жалобно желудок, и девушка вскинула голову, пытаясь сориентироваться по тому, что было за окном.

Где-то вдалеке светлела полоска горизонта, а значит – скоро встанет солнце. И значит… скоро будут почти сутки, как Аоко попала туда, не знаю куда.

Девушка хотела знать даже не то, почему она оказалась здесь. Аоко интересовало больше, как отсюда выбираться…

Грохот по черепице над головой заставил ее вздернуть голову, торопливо нашаривая железный прут под правой рукой, заблаговременно приготовленный.

Впрочем, когда в окне появился ребенок… мальчишка… прут из руки девушки выпал.

- Кайто?! – удивленно округлились губы Аоко.

- Прошу простить, Эдогава Конан. Детектив, - отозвался Конан, прыгая вниз и двигаясь к дверям. – Ага, вот сюда… а еще вот сюда… и вот сюда.

Под растерянным взглядом Аоко, мальчишка открыл дверь, и в флигель ворвался бледнющий Кайто. В помятой форме, немного помятый сам.

- Аоко! – выдохнул он. – Ты в порядке.

Девушка поднялась с места, взглянула на парня, не зная, чего ей хочется больше, то ли обнять его, то ли как следует треснуть (хотя попасть по нему она практически ни разу не смогла). Решить сложную морально-философскую дилемму Аоко не успела.

Иголочка транквилизатора вошла чуть пониже уха. И девушка начала заваливаться вперед. Кайто, рванувшийся с места, еле успел ее подхватить. Повернулся к Конану, требуя объяснений, и наткнулся взглядом на взрослого парня, поднимающегося с места.

Парня, похожего на него как две капли воды. Парня… которого он скорее бы увидел в зеркале, чем в флигеле непонятно где.

Парня, по имени… Кудо Шиничи.

И первым, что сказал этот нахал, было короткое:

- Убирайся отсюда!

Взгляды … такие одинаковые, пересеклись.

Шиничи, отряхивая брюки от плесени, в которой испачкался, пролезая в окно, взглянул на Кайто и повторил.

- Убирайся. Бери свою девушку, раскрывай дельтаплан и улетай отсюда.

- С ума сошел, детектив-кун?! – возмутился Кайто. Слабые подозрения, которые у него были после пары встреч с этим мальчишкой, переросли в уверенность. А теперь эта уверенность получила вдобавок ко всему почти документальное подтверждение. Эдогавы Конана никогда не существовало. Был Шиничи. Гениальный детектив, который почему-то стал похож на ребенка.

Другого объяснения происходящему не было.

Просто потому, что в сырой грязной комнате мальчишки не было. Уйти из этого флигеля было невозможно. Дотянуться самостоятельно до окна, Конан бы не смог в виду своего мелкого роста. А около дверей стоял сам Кайто. А теперь вместо Конана стоит этот детектив. Бледный… и раненный.

Взгляд Кайто зацепился за окровавленную повязку на предплечье.

- Я не могу тебя здесь оставить одного, - с тяжелым вздохом сказал гениальный вор. Аоко в первую очередь не простила бы ему предательства. Не говоря уже о том, что сам Кид ненавидел поступать несправедливо. – Если…

- Если ты не уйдешь, то те четверо, что сейчас идут к флигелю, - Шиничи вытащил из-за пояса пистолет весьма странного вида, с тонким дулом и весьма необычным барабаном, - убьют и Аоко. И тебя.

- Про себя забываешь? – уточнил Кайто.

- Нет. Мне умирать рановато. Помнишь, ты говорил, что перепутал бы двух девушек? Они - перепутали.

Вор дураком не был. До гениальности детектива ему было далеко, хотя он и был гениален в другой сфере. Другое дело, что он очень быстро схватывал ситуацию. И эта ситуация исключением не стала.

Кайто все понял мгновенно.

- Охотятся именно на Ран?

- Верно, - подтвердил Кудо, загоняя в игольник набор с транквилизаторами. Боевого оружия у него не было. А это оружие создал Агаса-сенсей специально для Шиничи. Именно оно было в той коробке странного назначения, которую потрошил ученый, когда Хайбара разбиралась с последней формулой наркотика.

- И … Аоко попала им в руки… именно из-за этой схожести, - подытожил очевидное Кайто.

Детектив молча кивнул.

- Ясно, - буркнул Кайто. Затем, придерживая Аоко на руках, протянул Шиничи ладонь. – Кайто Куроба. Гениальный призрачный вор. Люпен настоящего. Кайто Кид. Приятно познакомиться.

Шиничи хмыкнул, протягивая в ответ свою ладонь.

- Кудо Шиничи. Эдогава Конан. Холмс настоящего. И… гениальный юный детектив. Взаимно приятно познакомиться.

Кайто наклонил голову, перехватил поудобнее начинающую сползать Аоко и двинулся на улицу. В руке вора осталась зажата карточка с адресом. А на грани слышимости уже раздавались тихие шаги…

… Когда спустя каких-то пару минут, во флигель вошли двое людей в черном, тот был пуст. Еще двое, оставшиеся на улицы, утверждали, что ничего… никого… нигде и никак. Не было. Не слышали. Не видели.

Но тем не менее, во флигеле не было девчонки, которая накаченная снотворным не должна была прийти в себя, по меньшей мере, еще часа четыре. Зато был разгром. Зато было разбитое маленькое окошечко. И были проблемы, которые сулил побег девчонки всем четверым «охранникам».

25. Гости.

Маленький домик однозначно не мог вместить в этот поздний вечер, а ближе к реальности – в это раннее утро, всех желающих. Глядя на тех, кто собрался в маленькой кухне, Шиничи начинал понимать отца, который купил для своей семьи такой огромный особняк.

Дома… У себя дома Шиничи действительно мог бы не только всех принять, но и разместить с комфортом. А так, маленькая кухонька всех вместила, но было ощущение, что вот-вот коснешься плеча кого-то другого.

Аоко и Ран в изумлении смотрели друг на друга, потом переводили одновременно взгляд на Кайто, вздрагивали и снова смотрели друг на друга. То ли искали отличия, то ли просто пытались что-то для себя понять.

Потом по губам девушек, все это время просидевших в полном молчании, расцвела одинаковая улыбка, и они сели рядышком, глядя на Кайто.

Парень, под двумя оценивающе-задумчивыми взглядами, побледнел. Если от Аоко ему удавалось увернуться с легкостью, то была у него слабая уверенность, что с Ран такой номер не пройдет.

К тому же, час назад, когда со спящей Аоко на руках в дверь вошел Кайто Кид… Девочка, явно ждущая Шиничи, не удивилась. Удивилась Ран, опознавшая в Кайто Куробе – Кайто Кида. А потом удивилась Аоко, опознавшая в Кайто Киде – Куроба Кайто. В общем, Кайто предчувствовал грандиозные неприятности.

Отговориться от обеих ему удалось тем, что он ответит на все вопросы, вот прямо все-все-все, но только после того, как вернется Конан-кун. Который и помог Кайто спасти Аоко.

Ран этот факт явно не понравился. Глаза девушки сузились, а потом она тут же расслабилась.

Девочка, представившаяся Хаибарой Ай приготовила поздне-ранний завтрокоужин и предложила перебраться в гостиную.

Парень и обе девушки единогласно отказались. Маленькое окно кухни выходило в сад, и было прикрыто ветвями раскидистого дерева. Поэтому можно было смело включить свет, не боясь привлечь чужого внимания. А в гостиной пришлось бы сидеть без света.

Хлопнувшую дверь гости дома встретили неоднозначно.

Ран гадала, кто придет – Шиничи или Конан…

Хайбара думала о том, что надо будет сразу же отдать Конану новый вариант лекарства. Который… который точно сможет дать ему гораздо больше времени. И на расследование. И на то, чтобы побыть рядом с Ран.

Кайто размышлял о том, чего стоит Шиничи находиться рядом с любимой девушкой, пребывая в теле ребенка. Еще вору было очень интересно, как именно мальчишке удалось добиться такого эффекта. Точнее, в какие проблемы ему надо было вляпаться, чтобы появился такой эффект.

Ну а Аоко было очень интересно увидеть того, кто помог ее спасти.

Ожидания всех присутствующих оправдались где-то наполовину.

Тихие шаги раздались вначале мимо кухни, в сторону ванной. Затем раздался шум льющейся воды, и в кухню вошел Конан. С мокрых волос мальчишки капала вода. Оценив взглядом расстановку на кухне, детектив только вздохнул.

Ран нарушала постельный режим. Хаибара еще толком не отошедшая от передозировки своего же лекарства, явно спать не ложилась. Покрасневшие глаза, пальцы в чернилах. В очередной раз забыв о компьютерах, девочка что-то чертила на листах. Судя по всему, ту самую формулу…

Аоко, сидящая рядом с Ран, косилась на похожую на себя девушку и выглядела из всех троих самой здоровой и спокойной. Хотя то и дело терла покрасневшие глаза и зевала. Действие снотворного до конца не прошло.

- Аоко-чан, - начал распоряжаться Конан, поняв, что Кайто под взглядами Аоко и Ран ничего предпринять не решится, - после снотворного надо выпить крепкий чай или кофе. Банка вон там наверху. Хайбара, иди спать, на тебя взглянуть нельзя без слез.

- Но! – девочка попыталась взглядом намекнуть, что у нее есть результаты, но Конан остался непреклонен.

- Иди спать, - повторил он спокойно.

И под взглядом синих глаз девочка стушевалась. Молча кивнула и двинулась в комнату, пытаясь понять, то ли ей показалось, то ли Конан выглядит как-то взрослее… и жестче, чем обычно.

Спать Ай не собиралась.

Глядя на Конана, ей вдруг пришла в голову еще одна идея. Математические формулы, химические последовательности, генетические модификации и вирусные комбинации – все слилось воедино, подсказывая о том, что можно получить результат. Гениальный результат! Достаточно вспомнить о химической формуле алкоголя, странной возможности APTX 4869, проявляющейся только в одной уникальной среде…

- Ран-нэчан, садись вот сюда, - показал Конан на стул в центре комнаты. – Кайто, поможешь?

- Что ты задумал, детектив-кун? – привычно спросил вор, опираясь спиной на стену.

- Ты же волшебник, - бледно улыбнулся мальчик. – Сможешь погрузить Ран в гипноз?

- Но зачем?! – в один голос спросили и сама Ран, и Кайто.

- Затем, что на тебя покушались шесть раз, - отозвался мальчик. Разговор Болеро и Глинтвейн всколыхнул память, о том, как Шиничи сам вытаскивал Ран из-под колес автомобиля. – Все это началось раньше, чем то покушение со змеей и попыткой тебя … застрелить. Так что, мы начнем с того, что вернемся мысленно назад и попробуем найти тот момент, где все это началось.

- Конан-кун, - Ран подалась вперед. – Это какая-то ошибка!

- Нет, - взгляд мальчика. Усталый синий взгляд снова напомнил девушке о Шиничи, и она отшатнулась, закрывая глаза. «Этого не может быть. Мы это уже проходили. Он – не Шиничи, а Шиничи – не он», - твердила она себе как мантру. – «Я столько раз видела их вместе. Столько раз… Столько…»

Конан что-то говорил, но девушка не слушала, не вслушивалась в его слова, занятая своими мыслями. Только автоматически кивнула, когда уже Кайто спросил, готова ли Ран начать сеанс гипноза прямо сейчас.

А потом, когда мысли пробили ту блокаду равнодушия, которой девушка себя окружила, и она поняла, на что согласилась, было уже поздно.

Перед глазами качался круглый медальон на цепочке. Влево. Вправо. Влево. Впра…

26. Память.

Фестиваль старшей школы Тейтан начался неудачно. Ряды, в которых старшеклассники ставили свои киоски, ночью кто-то испортил, подпилив распорки, на которых держались киоски. В результате, прибывшие рано с утра старшеклассники вместо того, чтобы наводить последние штрихи в срочном темпе изобретали способ хоть как-то спасти фестиваль.

О том, что за пару часов можно сделать еще одни киоски, в то время как на установку их потребовалось почти две недели, никто даже не думал.

Ран вместе с Соноко встречала гостей.

За пару часов был изменен маршрут всех прибывающих и вместо прекрасного сада, в который гости должны были попадать в конце, он был в самом начале.

Ряды были оцеплены старшеклассниками и их в спешке демонтировали.

- Обидно, - пробормотала рядом Соноко.

Ран взглянула на нее, заправив за ухо непослушную прядь волос.

- О чем ты?

- Сегодня в рядах должны были продавать хрустальные статуэтки. Такие красивые… - девушка вздохнула. – Они так здорово бы смотрелись в моей комнате.

Ран недолго изучала вдохновленное лицо подруги, потом улыбнулась.

- Ты о Изуми? Из класса D? Ее одноклассники уговорили сделать ее хрустальный салон в школе. Они будут на четвертом этаже. В своем классном кабинете.

- Правда?! – Соноко восхищенно сложила руки. – Ура!

Ран засмеялась. Подруга, богачка, почти аристократка, в некоторых вопросах была ну совершенно наивным ребенком. Не считая того, что ей совершенно не везло с парнями, Соноко временами творила самые странные вещи. Достаточно вспомнить ту самую поездку на пляж, где она решила попробовать себя в роли обычной девушки … И чем дело закончилось*.

Вспомнив об этом, девушка невольно поежилась. Хотелось хотя бы на этом фестивале обойтись без преступлений…

Преступления сопровождали Ран почти всегда. Стоило только…

Мысли девушки остановились. Стоило только им оказаться где-то вместе с … Конаном. Могло меняться все остальное. Отец. Мама… Соноко. Или только сама Ран. Неважно. Преступления словно… сами стекались на голову тех, кто окажется рядом с мальчишкой.

Прямо, как на Шиничи…

«Опять!!!» - Ран с трудом подавила желание отругать сама себя. – «Ну, сколько можно то?!»

- Ран, Ран!!!

Окрик Соноко вернул девушку на грешную землю.

- Ну ты, подруга, даешь, - покачала головой Соноко. – Так задуматься. Небось, опять о Шиничи думала?

- Неправда! – буркнула Ран. Затем посмотрела в сторону. «Шиничи…»

Соноко засмеялась.

- Да, да. О! Наши сменщики. Пошли-пошли! Пошли скорее! К Изуми-сан!

Ран даже не успела опомниться, как ее словно на буксире поволокли за собой. Но хрустальный салон того стоил.

Как и маленький хрустальный ключик, который девушка приобрела, не устояв перед игрой света на его хрустальных гранях. Словно маленькие солнечные зайчики заблудились в прозрачном лабиринте.

… Фестиваль уже подходил к концу, и скоро должен был начаться костер.

Соноко с кем-то уже успела познакомиться и флиртовала напропалую, впрочем, впервые не переступая определенных границ.

Ран же устроилась на небольшой лавочке. Танцевать она не хотела. Ни с кем. Кроме… Шиничи.

«Опять», - закрыв глаза, девушка откинула голову назад, опираясь на спинку скамейки.

Потом резко встала. Именно тогда и случилось это.

Она столкнулась с двумя людьми на дорожке. Высокой девушкой во всем черном и симпатичном парнем в темно-фиолетовом костюме. Девушкой была Изуми. Хозяйка хрустального салона, а парень был Ран незнаком.

Столкновение привело к тому, что сама Ран упала на землю… выронив и телефон, и купленный хрустальный ключик.

А спутник Изуми, потеряв равновесие, выронил дипломат, который был у него в руке. И оттуда на землю дождем посыпались хрустальные игрушки…

На то, чтобы разобраться ушло почти полчаса.

И когда Ран уходила со своим мобильником и хрустальным ключиком, у девушки немного побаливали глаза.

- Ран… - тихий голос Шиничи прорвался сквозь пелену воспоминаний. – Что говорили эти люди?

- Отель Бэйка. Номер 117. Пароль… - девушка резко распахнула глаза. – Именно в этот момент мы столкнулись, и… и…

- Все перепуталось, - подытожил Конан.

Аоко суетилась вокруг бледного Кайто. Ран хлопала глазами, пытаясь понять, что это было. Конан сводил воедино все ниточки.

Получалось… Получалось, что у Ран есть ключик. Ключик, который является либо подсказкой к паролю, либо ключом, который непосредственно откроет сейф. А вот в сейфе может быть что-то очень… очень интересное. Например, APTX, который нужен Хайбаре, чтобы создать полноценный антидот.

Если уже не для самого Шиничи, то для себя…

*Отсылка к эпизодам аниме 153-154.

27. Версия 2.0.

В кухне царила тишина.

Шиничи, прикусив изнутри щеку, чтобы не заснуть, пытался свести воедино все, что стало ему известно за последние часы.

Картинка воедино упорно не складывалась. Получалось, что как ни крути, а компании, стихийно образовавшейся, чего-то было неизвестно. А еще Шиничи осознавал, что ему нужен, во-первых, отдых. А во-вторых, нужно перебинтовать руку. Рукав пиджака набряк, и Шиничи пока спасало только то, что в комнате было притемно, пиджак – темный, а Ран, которая мгновенно бы обратила на это внимание, была еще слишком сонной после гипноза.

«Хватит», - подытожил детектив свои размышления. – «Еще чуть-чуть, и я свалюсь. Тогда от меня пользы не будет. Ибо такое уже было, и в тот раз мы с Кайто не смогли спасти человека…»

- Все, - озвучил Шиничи вслух. – Спать. Ран, для Аоко разложите диван, который рядом с твоей кровать.. Кайто, тебе лучше устроиться здесь, на кухне. Уберем стулья и разложим футон. Я же на чердак. Там хоть и хлама после прежних хозяев много, все же чисто.

Остальные переглянулись, и о чудо, с Шиничи никто не стал спорить.

Через полчаса, по мнению Шиничи, спали все. Он сам пытался одной рукой перебинтовать руку и одновременно вспомнить, где в доме лежит аптечка с таблетками. Детектива лихорадило.

Тихие шаги он услышал почти чудом. Резко повернулся и удивленно взглянул на Ай.

- Хаибара?

- Кудо-кун, тебя не учили, что в некоторых вещах лучше воспользоваться чужой помощью? – поднявшись на чердак, девочка поставила перед футоном, на котором сидел Шиничи аптечку, откинула крышку. – Рану надо промыть. Кровотечение остановить и как следует забинтовать. Но, - Ай вздохнула. – Все это сделаем немного позже.

Разжав ладошку, девочка показала капсулу.

- Единственная. Единственно возможная, Кудо-кун. Ты еще можешь отказаться. На разработку капсулы, которая плавно перестроит твое тело, уйдет около месяца… Мы можем…

- У нас нет столько времени, - перебил девочку Шиничи. – Сама подумай. Раз начался отстрел тех, кто провалил задание, раз огонь открывают даже по случайным… ну почти, случайным прохожим. У нас просто нет месяца, Хайбара. Зато есть возможность прищемить хвост черной организации.

- Именно это меня не радует… Ладно. Тебя не переспоришь, я в этом уже убедилась. Все равно поступаешь как тебе заблагорассудится… Не могу сказать, что все пройдет безболезненно. Но то, что твой организм сейчас лихорадит сыграет нам на руку. Держи.

В подставленную ладонь мальчика упала капсула. И Шиничи улыбнулся.

- Эдогава Конан, - прошептал он, ловя взгляд Хаибары и не давая ей отвернуться. – Приятно было познакомиться, Хаибара Ай.

- Взаимно, - тихо сказала девочка, а затем поддержала худенького мальчика, падающего вниз.

Устроив его на футне, Ай вытащила из рюкзака свой ноутбук, подключила к руке Шиничи пару миниатюрных датчиков, контролирующих давление и сердечный ритм, перетянула жгутом руку, останавливая кровотечение, и приготовилась ждать.

- Помочь? – тихий голос заставил Ай подпрыгнуть на месте и резко повернуться, расширенными глазами глядя на поднимающегося гостя. – Кайто?

- Не смог уснуть, - пояснил парень, садясь рядом с Ай, затем протянув руку и вытащив у нее из-за уха белую розочку. – Так тебе помочь? Ведь как я понимаю, сейчас Эдогава Конан навсегда исчезнет, оставив только Кудо Шиничи?

- Ты знаешь?

- Конечно. Точнее, подозревал давно. А точно узнал во флигеле, когда Конан стал Шиничи.

- Ясно. Тогда буду благодарна за помощь, - Ай прятала взгляд, не зная куда деть руки и цветок. – Кудо-кун нужно будет придержать, если он начнет метаться.

Кайто кивнул.

- Сколько времени?

- Еще час, может два есть… Так что можешь подремать.

- Тогда разбудишь, - согласился парень, закрыва глаза.

А Ай, не могла поверить в то, как быстро уснул гениальный вор. Не могла она поверить и в то, что парень уснул в месте, в котором его… враг?

До девочки неожиданно дошло, что вполне возможно она чего-то не понимает в мальчишеских играх… И эти двое – если и не друзья, то точно приятели. Ведь Кайто предложил искренне свою помощь. А Шиничи не отказался, когда нужно было искать Аоко, более того, он раскрыл свою тайну и готов был рисковать ради незнакомой девочки.

… Датчики частили. Сердце Шиничи работала на пределе, гоняя кровь по изменяющемуся организму.

Разбудив Кайто, Ай тихо сказала:

- Сейчас начнется.

И действительно началось. Но ни Ай, ни уж тем более Кайто, не могли даже представить того, как будет метаться Кудо. Он не кричал, в полном молчании метался по футону, пока с едва слышными щелчками ломалось и заново строилось все тело.

Для Кудо весь мир стал одновременно льдом и огнем. Каждый вздох обжигал легкие – то пожаром боли, то льдом полного бесчувствия. Пытка звуком – когда каждый миг звук становился огненно-громким, то мгновения полной неслышимости, когда вокруг все словно замирало, леденело в полном безмолвии.

Но когда рассвет обагрил своим светом чердак, на футоне мирно спал Шиничи…

- Все, - Ай уронила голову на колени. – Теперь нам всем нужен отдых. Это было все слишком тяжело и если бы не… если бы не происходящее, я бы никогда на это не согласилась.

Кайто кивнул.

Он отлично понимал и девочку, и необходимость отдыха, и необходимость выяснить, что вообще происходит… И откуда у происходящего растут «ноги».

28. Деревня страха.

Сель, сошедший с гор, привел к тому, что разрушило мост. И покинуть территорию префектуры Токио, Агаса-сенсею с юными детективами не удалось.

Возвращаться было далеко, да и опасно, поэтому единственное, что оставалось компании беглецов, это свернуть с основной дороги вбок. К маленькой деревне, которая согласно карте профессора располагалась рядом с огромным лесным озером.

Карта не обманула. Извилистая, хотя и хорошая дорога привела к маленькой замечательной деревеньке. Зеленые луга так и манили побегать по ним босиком с сачком, в поисках бабочек. В глади озера, край которого едва-едва виднелся с дороги, отражал свет луны и звезд, словно небо и земля на какой-то момент поменялись местами.

Маленькие живописные домики стояли друг от друга на приличном удалении.

Агаса-сенсей направил машину к маленькому домику. Дело было перед рассветом, поэтому дети спали.

Обращаться конкретно к этому знакомому за помощью, ученому не хотелось. Но в деревне вокруг что-то было не так. То ли дело было в том, что не слышалось лая собак. То ли в том, что красивые домики, почти кукольные, кое-где выглядели так, словно их бросали в страшной спешке.

Деревня производила впечатление обычной, но все же что-то было не так.

Пройдя к крыльцу, ученый постучал в дверь, но ответа не получил. Более того, в гараже не было машины Котоко-сенсей. Ученой-профессора, которая всегда спорила с Агасой-сенсеем, доказывая тому невозможность определенных процессов и изобретений, которые спокойно на практике воплощал ученый, не имея при этом возможности кому-либо их предъявить.

Оглядевшись по сторонам, мужчина наклонился и поднял огромный кактус, под горшком лежал маленький ключ с огромной дужкой, который отлично подошел к дверному замку. Раскрывать ставни в доме Агаса-сенсей не стал.

Слишком много времени в дороге, больше двух суток, вымотают кого угодно. К тому же Агаса-сенсей все же был уже не молод, и ему хотелось отдохнуть.

Поэтому вначале он загнал в гараж машину, затем разбудил детей и вместе с ними перебрался в дом.

Заняв приглянувшиеся места в опустевшем доме, профессор и дети быстро уснули. А около полудня еще и зарядил сильный дождь, скрадывая все следы незваных гостей...

… Первой ближе к вечеру проснулась Аюми. За окном стрекотали цикады. Где-то слышался гул машин, но не было слышно голосов людей, возвращающихся с работы. Не было никого и видно.

Выглянув на улицу, Аюми убедилась, что на улицах действительного никого нет.

Мимолетно задумавшись о странностях места, где они остановились, девочка вернулась в дом. Первым делом умылась, а затем заглянула в холодильник. Хозяина дома не было, иначе Агаса-сенсей обязательно бы днем разбудил юных детективов, чтобы их познакомить.

А раз он этого не сделал, значит, дом или брошен, или принадлежит какому-то его знакомому.

Свет в доме Аюми включать не стала, как не стала открывать и ставни. В комнате было темновато, поэтому Аюми решила просто сделать бутерброды и выпить молоко.

Девочка посидела за телевизором в кухне, немного почитала, а потом, когда ни через час, ни через два друзья не проснулись, неуемное любопытство девочки потянуло ее на улицу – погулять по деревне.

Сказано, сделано…

Прихватив курточку и значок юных детективов, Аюми скользнула на улицу, вниз с крыльца к забору. Игру в детективов, которым грозит опасность, девочка приняла с удовольствием. Воздух пах свежестью. А улицы были вымершими.

Ни в одном доме из тех, что девочка видела, не было света.

Деревня была пуста.

Аюми, где по обочине, разглядывая забор и дома, где по середине дороги, двигалась к лесному озеру, манящему ее и думала о том, какие выводы мог бы сделать Конан-кун, наблюдая за тем, что вокруг.

Дедуктивных способностей самой Аюми хватило, чтобы понять, что что-то не так. Но почему именно не так, что происходит и откуда может грозить опасность. Девочка понять уже не могла.

А решив все же вернуться в дом, девочка неожиданно увидела крупную бабочку. Присев на длинную травинку, она помахивала своими черно-фиолетовыми крыльями. Красивое насекомое вспорхнуло с травинки и перелетело на соседнее в тот самый момент, когда Аюми уже почти наклонилась, чтобы ее поймать.

Соседний цветок был совсем рядом, и девочка крадучись двинулась вперед, за бабочкой.

Черно-фиолетовые крылья словно заворожили ее.

И по тропинке, забираясь все дальше и дальше в лес, Аюми отдалялась от дороги. Через небольшую поляну, через поваленные деревья, вдоль старой, местами заросшей тропинки, по которой явно давно никто не ходил.

Тропинка закончилась неожиданно. Бабочка вспорхнула с куста, метнулась вперед и растаяла в обрыве. А Аюми осталась на его краю, испуганно глядя на огромный, ярко-освещенный завод. Люди в черном камуфляже перемещались по территории, перетаскивая какие-то ящики.

Завод и его территория были огорожены колючей проволокой, и Аюми поняла, что не пойдет туда. Ни за что, ни за что, даже Конан-кун бы не пошел. Хотя он и с обрыва смог бы увидеть и понять, что именно грузят в машины люди в черном.

Вспомнив о Конане, Аюми вспомнила и о том, что он должен приехать! А она тут – сидит над обрывом и пытается разобраться в том, чего не понимаем и что ее не касается. Решительно кивну сама себе, девочка двинулась по своим следам обратно.

Но к этому моменту успело потемнеть настолько, что Аюми, поскользнувшись на непросохшей после дождя траве, оказалась в ручье, его не заметив.

Выбрать на берег в месте падения из-за крутизны склона было невозможно, поэтому некоторое время Аюми двигалась вдоль берега по ручью, в поисках места, где можно будет выбрать на дорогу.

В результате, найдя единственно подходящее место, Аюми выпачкалась в какой-то пахучей гадости, и к дому вернулась не только мокрая, но еще и в липком травяном соке.

… После полуночи, когда Аюми рассказала Агаса-сенсею, Генте и Мицухико то, что она видела, переоделась и легла спать, в доме воцарилась тишина.

Агаса-сенсей, подключив спутниковую антенну, отправил сообщение Шиничи, написав ему обо всем, что с ними случилось, а также отправив координаты места, где они застряли.

А ночью, когда начался ежечасный ночной обход, собака взяла след чужака, который был потерян в ручье…

29. Раскрытая тайна.

Сигнал пришедшего сообщения разбудил Шиничи почти против его желания. Просыпаться ему не хотелось, совсем не хотелось, но пришлось. Голова не просто болела, она раскалывалась. Даже мысль о том, что надо о чем-то думать и что-то решать, вызывала приступ паники. Мысли ворочались неохотно, и от них головная боль только усиливалась.

Снизу пахло чем-то очень вкусным, и не осталось ничего другого, кроме как вставать. Проходя мимо зеркала Шиничи пошатнулся, оперся на стену и замер, глядя на сове нормальное отражение.

Эдогавы Конана больше не было…

- Конан-кун! – голос Ран заставил Шиничи вздрогнуть, резко повернуться, в надежде найти способ сбежать, и снова без сил остановиться.

Девушка поднялась наверх, убрала с лица длинные пряди челки и вздрогнула, не веря себе, своим глазам, расширенным взглядом глядя на детектива.

- Шиничи?! – в голосе девушки зазвучал скорее испуг, чем что-то еще. – Шиничи, это правда ты?!

Парень молча кивнул, придерживая повязку на предплечье, по которой расплывалось алое пятно. Резкое движение, когда он оперся ладонью об стену привело к тому, что рана опять начала кровоточить.

- Доброе утро, Ран, - хрипло сказал Шиничи, пытаясь понять, будут его сейчас убивать или вначале позволят хотя бы умыться.

- Ты забыл добавить «нэчан», - хмуро ответила девушка, упирая руки в бока.

- Ты еще не проснулась? – спросил удивленно детектив, только зрачки расширились.

- Наоборот, - возразила уязвленная Ран. – Судя по твоему виду, я проснулась слишком рано, и у тебя не сталось времени на то, чтобы подготовить и воплотить в жизнь какой-то очередной трюк.

Пройдя в комнату, Ран показала Шиничи на футон.

- Садись обратно, будем тебя перебинтовывать.

- Ран… - в голосе детектива прозвучало искреннее удивление.

- Я все понимаю, - низко опустив голову, чтобы волосы скрыли предательские слезы, девушка начала сматывать повязку с плеча Шиничи. – Ты молчал. Но ты… не всегда помнил о том, что должен играть ребенка. Твои рассуждения. Твои слова. Твои безоглядные попытки меня защитить… Раз это было для тебя так важно, я молчала. Я играла по твоим правилам. Делала вид, что верю в то, что ты – Конан-кун и никто другой, почти мой младший брат. Если забыть о том, как часто ты делал все, чтобы меня защитить. Я не против, правда, но…

- Ран… - левой рукой Шиничи поднял лицо девушки, не давая ей отвести взгляда.

- Почему ты молчал? – жалобно спросила она. – Я хочу просто знать, почему?

- Потому что мои слова грозили тебе смертельной опасностью, - не стал отрицать очевидного Шиничи. – Если бы кто-то узнал, что я жив, то убили бы не только меня, но и тех, кто со мной связан. Родителей. Агаса-сенсея. Дядю. И самое главное, тебя. Я не мог подвергать тебя такой опасности.

- Тогда почему ты решил рассказать сейчас?

- Потому что теперь молчать стало еще опаснее, чем рассказать, - Шиничи притянул девушку к себе. Коснулся губами ее виска, а затем осторожно губами снял слезинки с ее дрожащих ресниц. – Ты умудрилась вляпаться в ту же историю, что и я, только с другой стороны.

- Это плохо?

- Очень, - кивнул Шиничи. – Но это значит только то, что теперь я смогу позаботиться о тебе, не скрывая того, кто я.

- Ясно… - девушка закрыла глаза, позволила себе на миг обмякнуть в руках своего… своего любимого человека, а затем улыбнулась. – Давай, я закончу перевязку и пойдем вниз. Я приготовила завтрак.

… Через час после этого Кайто и Шиничи закрылись в комнате Ран, сама Ран и Аоко убирались на кухне, а Хаибара спала в своей комнате.

- Между прочим, - Шиничи с интересом изучал задумчивого Кайто, - тебе совсем не обязательно участвовать в этом деле.

Кайто смерил детектива в ответ оскорбленно-презрительным взглядом.

- Ты забываешь, что во-первых, они покушались на Аоко. Во-вторых, они играют без всяких правил. В-третьих, я гениальный вор. Соответственно, у меня есть в этом деле свой интерес.

- Думаю, ты недооцениваешь размер происходящего и его размах. Залог сделки – оружие. Соответственно средств там будет не просто много, а очень много. Точно так же, как и охраны.

- Неужели, ты не будешь читать мне нотации, детектив-кун, о том, что воровать плохо? – усмехнулся Кайто, играя с картами.

Такая же циничная усмешка вернулась ему обратно от Шиничи.

- В этом вопросе я тебе готов еще и помочь.

- Даже так? – действительно удивился Кайто.

- Даже, - согласился с ним Шиничи. – Осталось только решить в каком порядке действовать.

- В каком порядке?

- Сделка обеспечивается деньгами, оружием и полагаю, наркотиками, в обмен на что-то. Деньги в сейфе, а у нас есть или хрустальный ключик от этого сейфа, либо подсказка пароля от него. Второй пункт – оружие. Оно сейчас упаковывается сейчас к отправке в небольшой деревне недалеко от префектуры Токио. И, наконец, наркотик. Скорее всего, это прототип Aptx, «благодаря» которому и появился Эдогава Конан.

- Так, - Кайто мимолетно улыбнулся. – Значит, я позаимствую залог сделки с противоположной стороны, на завод натравим полицию. Сейфом займешься ты сам. А вот что делать с наркотиками?

- К ним лучше даже не приближаться. Просто сорвем первые три пункта. И этого будет достаточно.

Кайто подпер щеку рукой, изучая лицо Шиничи.

- Соответственно, предполагается, что великие детектив и вор будут работаться вместе против…

- Могущественной черной организации, - хмыкнул Шиничи, и не поверил своим глазам, наблюдая как из спокойного парня напротив проглядывает хищная суть.

- А вот с этого места – поподробнее.

30. Совещание.

История заняла несколько часов. За это время было выпито пару чашек чая, к Кайто и Шиничи присоединилась Хайбара, когда дополняя, когда рассказывая то, что Шиничи не знал. Из мелочей складывалась гладкая картина.

- Вся сфера Черной организации делится на 11 крупнейших зон и несколько маленьких. Как это ни странно прозвучит, но охвачена пока еще не вся территория Земли. Есть места, в которых их власть еще только-только начинается укрепляться или места, где они закрепиться так и не смогли. Например, Россия. Все попытки Черной организации укрепиться там, превращаются в фарс. Во время взрывов, который должен стать запугивающим фактором, пожар не вспыхнул, потому что электрики некачественно выполнили свою работу, и провода не стали проводниками огня. В другом месте, во время взрыва никто не пострадал из-за ошибки строителей, во время укладывания перекрытий. Пол одного этажа провалился, и завалил путь огню… - Ай задумчиво посмотрела на удивленных парней.

- Это ты сейчас к чему? – уточнил Шиничи.

- Японская территория – это территория, на которой власть Черной Организации еще толком не установилась. И если конкретно вставить им в палки в колеса, то вполне может быть, что они решат временно отступиться от этой территории, - тихо сказала девочка. – Но против всего японского отделения двух гениев, пусть даже один гениальный вор, а другой гениальный детектив, будет мало. Слишком мало! Даже если у вас получится загаданное, и вы сможете забрать деньги… и угадав, что именно залог сделки, заберете это, то все равно. Завод с оружием… Вы собирались обратиться в полицию? Забудьте. Сил одного отделения не хватит для этого дела.

- Зачем одного? - спросил Кайто.

- Мы привлечем всех, - поддакнул Шиничи.

Переглянувшись, парни улыбнулись друг другу.

Ай попятилась.

Черная организация – это пугает, но когда на твоих глазах раздолбай и мошенник и очаровашка детектив становятся похожими на акул – это уже не шутки. Это уже страшно.

- Тогда с чего начнем?

- С поисков того, что может выступать предметом сделки с другой стороны, - сказал Шиничи. – Просмотрим газеты… Я сейчас схожу куплю за последние две недели выпуски информационных газет и журналов. Затем, здесь есть интернет. Кид, займешься этим.

- Не называй меня Кидом, - передернулся Кайто.

Шиничи замер.

«Дежа Вю?»

- Тогда как?

- Куроба будет нормально, - усмехнулся парень. – В конце концов, мы уже столько раз встречались, портя окружающим нервы, что все остальное, по меньшей мере, будет отдавать фарсом.

Шиничи усмехнулся.

- Ну хорошо, Куроба. Тогда идем дальше. Ай. Свяжешься с профессором. Скажи, чтобы ни он, ни юные детективы не высовывались. Ты умная, и у тебя всегда лучше получается обращаться со словами и этими детьми. Если они попадутся на заводе, то станут заложниками. А значит, провалятся все наши планы.

- Поняла.

- Ран займется приглашениями. Вызовем Хаттори.

- Хаттори? – уточнил Кайто, пересаживаясь за компьютер и подключая интернет.

Шиничи, уже двинувшийся к дверям и на ходу натягивающий пиджак, повернулся и кивнул.

- Детектив-старшеклассник с Запада. И мой друг.

Кайто задумчиво кивнул, и дверь за Шиничи закрылась.

- Отдых накрылся, - немного жалобно подытожила Хайбара, поднимаясь со своего кресла и двигаясь тоже к дверям. – У этого детектива в одном месте не шило, а что-то покрупнее…

Куроба засмеялся ей вслед, затем опустил голову.

«Собираем друзей, значит… Тогда, мне тоже есть кого попросить о помощи в грядущем деле… Старик Джи не откажется прикрыть нас, если мы задумаем что-то особо интересное…»

… Вернувшись с кипой газет, Шиничи устроился вместе с ними в том же кабинете, где сидел Кайто, и припряг для помощи всех.

- Искать что-то очень индивидуальное и дорогое. То, что в ближайшее время будет продано или передано в дар, - приказал он девушкам.

И Ран, и Аоко только кивнули и разобрали стопку с газетами на четыре части. Комната надолго заполнилась щелканьем клавиш и шелестом газетных страниц. Из всех девушек в поисках полегче всего было Ай, она примерно представляла, что надо искать. Ран обычно сопутствовала удача, но нашла искомое – Аоко.

- А… Аоко нашла, - тихо сказала девушка, и к ней повернулись все остальные.

- Аоко?

- Вот, - Аоко подняла газету и развернула ее, показывая небольшую статью в левом углу. – Это выставка драгоценных камней Пандоры. Она будет передана в частные руки. Сумма сделки не уточняется…

Кайто закаменел. Шиничи бросил взгляд на него, затем на девушек.

- Ну что ж, судя по тому, что мне удалось узнать ранее о так называемых камнях Пандоры, можно даже не сомневаться, что это и будет залогом сделки. Тогда… Накамори-сан, где они выставляются?

- Аоко лучше, - попросила девушка, затем взглянула на Кайто. – Я не знаю. Здесь этого нет.

- Теперь найдем… Кудо, куда отправимся вначале?

- Сейф. Там нас будут ждать. А значит, мы как вежливые гости, должны обязательно показаться хозяевам.

- До того, как их ограбить? – засмеялся Кайто.

Шиничи сделал страшные глаза.

- Ты что! Перед тем как восстановить мировую справедливость! В любом случае, Ран…

- Я иду с тобой.

- Что? – удивленно взглянул на нее детектив.

- Я иду с тобой, - повторила девушка. – Я…

Шиничи не дал договорить, протянул ладонь, стирая со щеки девушки черную полосу, оставшуюся от газетной краски.

- Раз хочешь – пойдешь, - на удивление не стал он спорить. – Твоя помощь в этом деле лишней не будет.

Кайто изучал спокойное лицо детектива и пытался угадать, что именно задумал детектив, и почему в этой задумке должна участвовать его девушка, которая только недавно оправилась от яда змеи…

Аоко о том, чтобы куда-то идти даже не помышляла. Понимала, что будет только обузой, и не хотела ей становиться. Ведь, Кайто… Кайто…

Куроба повернулся к ней и улыбнулся, подмигнул.

- Покажем черной организации самое красивое магическое шоу?

31. Сейф.

Отель Бэйка не относился к классу самых элитных, не был он и самым плохим. Просто обычный отель, с обычными номерами.

На первом и втором этаже располагались рестораны, магазины, услуги отеля для посетителей. Номера начинались с третьего этажа. А искомый 117 номер был на девятом этаже. На всем этаже было только два элитных пентхауса.

Белый голубь, севший на подоконник, заглянул в окна и спланировал вниз.

С маленькой камеры, закрепленной на лапке птицы, информация передавалась на компьютер в фургоне внизу.

- Итак, - Шиничи бросил вязаную маску для лица Ран. – Если бы перед Кудо Шиничи стояла задача сделать так, чтобы хозяева сейфа, вместе с охраной временно куда-то делись, то он предпочел бы отвлечь внимание от сейфа происшествием сразу в нескольких комнатах, а затем проверил бы сейф.

- Если бы перед Кайто Кидом, - подхватил Кайто игру, - стояла бы задача, обокрасть этот сейф, то он предпочел бы запустить сонный газ, усыпить всех, затем забрать сейф целиком.

- Но в этот раз, нас двое, - после некой задумчивости добавил Куроба.

- И у нас совершенно нет времени на честную игру, - кивнул Шиничи. – Ран. Мы сейчас будем делать следующим образом. Кайто на дельтаплане поднимется на соседнее здание и из арбалета разобьет все окна, во всех комнатах. Мы с тобой тем временем поднимемся по пожарной лестнице. На девятом этаже, в коридоре, только одна-единственная камера, и ее надо будет разбить с первой попытки. Этим займусь я, - покосился детектив на пистолет с картами, любезно одолженный Кайто.

- Следующим номером нашей общей программы, - подхватил Кайто, - будет явление полицейского, с сообщением о том, что в номере ниже произошло убийство, и вопросом – не произошло ли в этот момент чего-то странного?

- Обитателям придется разделиться. Двое из них, на имя которых зарегистрирован номер, явно будут отвлекать внимание полицейского, не пуская его в номер. Мы с тобой, Ран, тем временем по вентиляционной шахте пролезем из соседнего пентхауза в комнату с сейфом. Усыпим всех там присутствующих. Твоей задачей будет позаботиться о тех, кто попытается войти в комнату, пока я буду разбираться с сейфом. Задача ясна?

Девушка коротко кивнула.

- Отлично, - Шиничи бросил Кайто блокнот и удостоверение полицейского. – Держи. В свое время отец озаботился тем, чтобы у меня были корочки. Лицо такое сделаешь?

Изучая высокого мужчину, с темной кожей и узким разрезом глаз, Кайто усмехнулся.

- А то как же!

- Отлично. Тогда, по местам.

…Каждый должен командовать там, где у него это получается лучше всего. Кайто был гениальным вором. Шиничи – гениальным детективом. Но в этот раз, была та сфера, в которой ни один, ни второй гениями не являлись.

- Знал бы, что так получится, - прошептал Шиничи, проползая по вентиляционной шахте, - пошел бы в грабители.

- Знать где упасть, соломки бы подстелил, - тихо добавила позади Ран.

Детектив кивнул, затем замер.

- Начинаем. Ран. Задержи дыхание.

- Хорошо.

Маленький белый шарик приземлился на пол комнаты с сейфом одновременно с тем, как разлетелись на осколки окна.

Белый дым заполнил комнату, и тут же зазвонили в дверь гостиничного номера.

- Это Кайто. Значит, пора и нам, - подтянувшись, детектив спрыгнул вниз и тут же повернулся, протягивая руки.

- Ран.

Девушка змейкой спрыгнула на пол, на миг задержалась в руках Шиничи и тут же двинулась к дверям. Щелкнул закрываемый замок, и она повернулась, кинув Шиничи хрустальный ключик.

- Держи.

- Спасибо, - Шиничи улыбнулся, затем подошел к огромной картине на стене, сдвинул ее в сторону, обнажая колесико с делениями и цифровой замок. – Сейф. Значит, хрустальный ключик пароль. Ключ. Ключ к разрешению какого-либо дела… Значит, это будет каги. Два знака хираганы. ??. Если разбить на отдельные знаки. Ка... Комар или же аромат… Аромат. Кажется, - детектив вскинул голову. Около вентиляционной шахты, покачиваясь на тонких цепочках висела маленькая ладанка, от которой едва уловимо пахло чем-то сладковатым. – Ран, сможешь определить, что за запах?

- Апельсин, - не задумалась ни на секунду девушка. – У Соноко духи с похожим ароматом.

- Отлично. Апельсин пишется четырьмя знаками катаканы... На четыре знака налево, затем на четыре направо, на четыре налево и еще раз четыре налево.

- Почему?! – удивленно спросила Ран, пока Шиничи крутил бегунок на сейфе.

- Направление знаков катаканы и их общее количество, - пояснил детектив.

- Да не может быть, чтобы все было так… - девушка не договорила. Сейф тихо щелкнул.

- Первая часть задачи решена. Теперь вторая. Из ключа. Ги – это и честь, и дружба, и обсуждение, и подделка. В данном случае, нам нужна подделка… Ран. В том салоне, та девушка продавала хрустальные подделки по одной и той же цене?

- Да, причем сумма такая странная… 272,28 йен.

- Вот как… - Шиничи усмехнулся. – А они в этот раз решили не заморачиваться с нагромождением сложностей в шифре.

- Ты что! Ши…

Парень повернулся рывком, поймал Ран и прижал к шкафу, ладонью закрывая рот девушки.

- Тихо…

Сейф открылся с едва слышным щелчком. Пустым он не был. Внутри лежали четыре чековых книжки, с чеками на предъявителя. Отправив книжки в карман брюк, Шиничи вложил в сейф белый прямоугольный конверт.

То, что должно было пустить Черную организацию по ложному следу, и дать самому Шиничи время на то, чтобы подготовиться ко второй части «магического представления».

Тихие шаги за дверью стали только прелюдией к последующим действиям хозяев номера. Дверь, под ударами топора, затрещала…

- Черт! – только и вырвалось у Шиничи. – Куроба, где ты?

- Этажом ниже.

- Отлично, лови Ран.

- Что?! – двойной окрик слился в один, а детектив уже сталкивал девушку из окна, заботливо перенеся на руках через осколки.

Он успел еще краем глаза заметить, как белый дельтаплан сорвался от седьмого этажа в сторону, а затем торопливо нырнул в вентиляционную шахту.

То, что в соседнем пентхаузе никого не будет, Шиничи сомневался. В Черной организации дураков, как правило, не держали. Они быстро погибали. И если охранники пропустили их внутрь номера, то это совершенно не значило, что они выпустят грабителя.

И в то же время, это совершенно не значило, что он и Кайто к этому были не готовы…

32. Бедлам с последствиями.

Отель мирно дремал. Обслуживающий персонал мирно занимался своим делом. В ресторанах на плите готовился завтрак, в прачечных тихо шумели стиральные и сушильные машины, коридорные дежурили на своих местах.

Горничные убирались в пустых номерах.

Обычное утро, обычного отеля «Бэйки».

Ничего, ну почти ничего не предвещало, что в этот день случится что-то необычное и даже немного страшное… Ну, по крайней мере, для тех, кто не относился к числу грандиозных любителей змеиных и чешуйчатых.

В 10 часов утра, одновременно с разлетевшимися на осколки стеклами на верхнем этаже, воздух заполнился дикими криками ужаса.

В холле отеля открылся чемодан с цифровым замком, и по всему отелю начали расползаться змеи…

Одна громадная змея нашла себе пристанище на люстре, и на все попытки кого-то пройти мимо, воодушевленно шипела, помахивая кончиком хвоста с погремушкой.

Наверное, гадюке слишком больших размеров казалось, что там будет теплее. Еще пара змей устроились на перилах лестницы. Почти с десяток расползлись по лифтам и лестницам. Если бы вместо змей были люди, легко было бы решить, что они перекрывают все самые важные точки входа и выхода. Впрочем, это было только началом.

Когда в комнату с ограбленным сейфом начали ломиться хозяева номера, начался второй акт прикрывающего бедлама. На всех этажах отеля стояли огромные вазы с цветами.

Никто не мог себе даже предположить, что ночью, в отеле появились гости, и приготовили весьма неприятные сюрпризы.

Вазы начали взрываться сверху. Одна ваза в семнадцать секунд, ровно столько времени нужно было Шиничи, чтобы проскочить на роликовых коньках по перилам лестницы.

… - На скейтборде будет не лучше ли? – уточнил Кайто, монтируя на третьем этаже растяжку с взрывчаткой, слепящей шашкой и дымом.

- Нет, - Шиничи, вскрывая отверткой контрольную панель лифтовой шахты, помотал головой. – На скейте я привык к другому весу, росту и балансу. Будет попросту слишком сложно справиться одновременно и с моторной памятью, которая привыкла к другому распределению веса и роста, и одновременно следить за направлением движения.

- Кудо, тебе не говорили, что ты слишком умный? – возмутился Кайто, поднимаясь.

Шиничи, заинтересованно взглянув на вора, кивнул.

- Точно так же, как наверняка, тебе говорили, что ты слишком не предсказуемый.

- Все то ты знаешь!

- Ну а как же, я же детектив, - синие глаза Шиничи смеялись.

Кайто возмущенно фыркнул, и двинулся на четвертый этаж. Ставить растяжку там…

Спрыгнув на первый этаж, Шиничи проскочил между двумя змеями, вылетел на улицу и резко затормозил перед дорогой, отсчитывая секунды.

Здесь все должно было быть рассчитано очень точно.

- Три. Два. Один, - мерно считал он в уме, а затем резко прыгнул вперед. Ровно в тот самый момент, когда выскочившие из отеля преследователи, успели увидеть только черный грузовик… с черными номерами.

В доме было тихо. Хайбара должна была спать. Она ночью координировала действия Шиничи и Кайто по компьютеру.

Ран должна была вернуться вместе с Кайто сюда, но обоих пока не было.

Зато на кухне нашлась Аоко, суетящаяся около разделочной доски и плиты.

- Я вернулся, - пройдя в кухню, Шиничи устало потер лицо.

Аоко, вздрогнув, резко повернулась и улыбнулась.

- Никак не могу привыкнуть, Кудо-сан.

- К тому что мы похожи? – ничуть не удивился Шиничи.

- И это тоже, - согласилась девушка, отворачиваясь. – А они… где?

- Скорее всего, - отозвался парень, - где-то кружат, чтобы не привести к дому «хвост». Боишься?

Аоко помотала головой.

- Нет. Ран-сан похожа на Аоко. А Аоко и Кайто…

Шиничи заинтересованно посмотрел на девушку.

- Мы не… не… - запинаясь, Аоко даже немного порозовела и так и не смогла сказать «возлюбленные».

Шиничи, впрочем, понял.

- Я бы не стал утверждать это так твердо, - заметил он.

- С чего ты взял! – возмутилась девушка. – Аоко. Аоко знает!

Парень хмыкнул, прислушался.

- Да, да. О, судя по хлопнувшей двери, вернулись наши боевые товарищи. Ран, Куроба, все хорошо?

Первым вошел, на ходу отряхиваясь от мелких капель влаги, Кайто.

- Чтобы я, еще раз!!! – бурчал он себе под нос.

- Кайто?! – удивленный голос Аоко остановил парня на пороге.

- О, Кудо, ты уже здесь. Я думал, мы думали, - поправился он, что ты придешь позже нас.

- Я быстро катаюсь, - усмехнулся детектив. – Ран где?

- Ушла наверх, отцу она позвонила из телефонной будки.

- Умница, - кивнул Шиничи и вышел, оставив Аоко и Кайто одних.

- Аоко, - Кайто шагнул к девушке, сбросив пиджак на стул. – А ты помнишь свидание в Тропикал Лэнде?

- Аоко помнит, - немного испуганно согласилась девушка. – А почему ты про него вспомнил.

- Потому что я приглашаю тебя на свидание. Двойное. Ты и я. И Кудо с его девушкой. Ты пойдешь?

Потемневший взгляд Куробы, заставил Аоко немного отступить. Таким его она не видела еще ни разу. Азартный взгляд, вместе с тем полный… полный…

- Аоко, - протянув ладонь, Кайто вытащил из-за уха девушки белую незабудку. – Не молчи.

- Аоко не расслышала, да? – уточнила девушка.

- Мне повторить? – усмехнулся Куроба.

И Аоко, словно завороженная кивнула.

- Аоко. Ты. Пойдешь. Со. Мной. На. Свидание.

- Кажется, это уже был не вопрос, - улыбнулась девушка.

- Конечно, - кивнул Кайто. – Ты же пойдешь? – уточнил он, заразительно улыбаясь.

И Аоко кивнула.

33. Двойное свидание со взломом.

День выдался ветреным.

- Не самое лучшее начало для свидания, - озадаченно сказал Кайто, пряча кончик носа в шарфе на шее Аоко.

Девушка ежилась, не понимая, что вообще происходит и почему Кайто неожиданно ведет себя как… как… Как… Даже в своих мыслях Аоко не решалась на то, чтобы назвать Кайто возлюбленным или своим бойфрендом.

Потому что, Кайто это же Кайто!

Ран и Шиничи было легче и одновременно – сложнее.

Вместе они уже были в этом парке. Причем, и в своем нормальном виде, и когда Шиничи был Конаном.

- Итак, - Шиничи бросил лукавый взгляд на Ран. Девушка стояла рядом с ним, совсем рядом. Как на обычном свидании или на обычной дружеской встрече. Ну, почти. Если не считать того, как были переплетены их пальцы. Единственное, что позволил себе Шиничи… И с чем согласилась Ран.

Ведь это ни к чему не обязывает, правда?

- Куда идем? – подхватил Кайто.

- На горки, - предложила Аоко. – Аоко любит высоту.

Ран побледнела.

- Только не на…

- Почему нет, - перебил Шиничи, не дав ей договорить. – Таинственные горки на острове Страха и ужаса.

Ран побледнела.

Именно оттуда исчез Шиничи.

Затем, что цвет лица девушки сменился, детектив всего на миг прижал ее к себе, словно закрывая собой от особо сильного порыва ветра, взметнувшего ее кашатновые волосы.

Коснулся губами уха, щекоча чувствительную кожу дыханием и прошептал.

- Я никуда не уйду. Не сегодня.

Кайто, взглянув на них, улыбнулся и повлек Аоко вперед.

- Идем!

Впереди сели Кайто и Аоко, сзади Ран и Шиничи.

При проезде через тоннель, Ран зажмурилась, и глаз больше не открывала, пока горки не остановились.

Затем была комната ужасов. Кайто и Аоко уехали первыми, а Шиничи и Ран задержались.

- А может не надо? – жалобно спросила Ран, ненавидящая страшилки и пугающаяся их.

Шиничи прищурился.

- Как это не надо? – удивился он, потянув девушку за собой к вагончику на двоих. – Идем-идем.

- Шиничи, это страшно!

- Ну я же с тобой, - улыбнулся детектив, - а они, между прочим, не настоящие!

- От этого не становится менее страшно! – возмутилась Ран.

Парень улыбнулся, потянул девушку к себе.

- Ты всегда можешь спрятать лицо у меня на плече, - шепнул он мгновенно заалевшей Ран, - тогда ты ничего не будешь видеть. И тебе не будет страшно, не так ли? А я, - добавил он, - получу возможность обнимать тебя.

Ран зарделась еще сильнее.

- Шиничи… - прошептала она растерянно, не зная, как себя вести с таким парнем.

- Знаешь, как было обидно, когда ты меня обнимала, - прижав Ран к себе одной рукой, другой Шиничи перебирал пряди ее волос, - а я не мог даже обнять тебя в ответ?

- Не знаю, - отказалась девушка. – И, пожалуй, даже не хочу узнавать.

Шиничи тихо рассмеялся.

… После комнаты страха был Ледяной лабиринт, затем гонки на машинках, когда Кайто и Шиничи устроили заезд на время, а в результате победила Ран, поскольку мальчишки, не рассчитав со скоростью, не вошли в поворот.

Последним был Остров приключений, вчетвером они плыли по лавовой реке, мимо динозавров. Аоко дремала на плече Кайто, вымотавшись за день. Ран, вскинув голову, разглядывала все вокруг.

- Ран-сан, что-то знакомое? – уточнил Кайто тихо.

Ран кивнула.

- Здесь… мы уже были здесь, - бросила она взгляд на Шиничи. – Когда… Когда…

- Когда Ран угораздило стать свидетельницей почти удачного покушения на преднамеренное убийство, а убийца потом решил от этой свидетельницы избавиться , - пояснил Шиничи, показывая вверх. – Вот с этого уступа мы прыгали вниз.

Ран зарделась. В то время она подозревала, что Конан и Шиничи один и тот же человек, но ведь тогда… тогда…

Глаза девушки расширились. После того, как они вернулись домой, Конан сказал, что его слова были попыткой подтолкнуть память Ран. Но… но… Если он говорил серьезно?!

Взгляд девушки метнулся к Шиничи. Склонившись к Кайто, он что-то тихо говорил… И так и не выпустил ладони Ран.

Когда шлюпка причалила, Кайто улыбнулся Ран.

- Итак, Ран-сан. Теперь немного работы, которую придется смешать с удовольствием, и мы отправимся…

- В ресторан, - ненавязчиво предложил Шиничи, улыбнувшись.

Кайто кивнул.

- Поэтому, пока прошу позаботиться о Аоко. Аоко, - легко тряхнул он девушку за плечи. – Посидите немного в кафе. Хорошо?

Аоко, еще сонная, только кивнула. Кивнула и Ран, понимающая, что Шиничи и Кайто что-то задумали.

Через пять минут за девушками закрылась дверь маленького уютного кафе на территории острова Сказок, а у детектива и гениального вора началась работа.

…Маленький звездный зал, в котором выставлялась коллекция камней Пандоры, которую скоро должны были продать, редко заполнялся полностью.

Вот и сейчас, в зале было всего два посетителя. Высокий блондин в черном, с глазами болотного цвета. Второй был тоже весь в черном, массивный мужчина, обращавшийся к блондину не иначе, как «Аники». Его глаза разглядеть из-за стекол массивных черных очков было невозможно.

Странные посетители прошли к главному стенду, где лежали камни, наклонились их разглядывая.

- Аники, это они?

- Да. Никаких сомнений, - кивнул блондин, вытаскивая из-за отворота плаща пистолет с глушителем. – Работаем.

Первая пуля ушла на первый взгляд в «молоко», на самом деле – разлетелась на осколки камера видеонаблюдения. Такая же участь постигла вторую камеру и третью. Напарник блондина тем временем бил витрины.

Когда спустя минуту и сорок секунд в зал ворвалась охрана, было уже слишком поздно. От беспринципно наглых воров не осталось не то, что улики, не осталось даже следа, что они здесь были. Не считая, конечно, видеозаписи…

34. Ночной сговор.

Ночь уже успела вступить в свои права.

Аоко отправили спать.

Хаттори прибыл один. Шиничи сказал ему, что дело намечается очень опасное, и осакский детектив «слинял» от девушки в тайне. Правда, без ее напоминаний прихватив с собой оберег.

В результате, в кухне после полуночи собрались пятеро.

Кайто оккупировал плиту, пообещав сюрприз. В результате, уже через полчаса его заставили готовить пятую по счету порцию бодрящего, замечательного кофе.

Хаттори устроился на подоконнике, вместе с электронной картой.

Деревенька, в которой располагался завод, находилась ближе к Осаке, чем к Токио, недалеко от Нагои.

Шиничи устроился во главе стола. По левую руку от него сидела Ран.

Хайбара устроилась в углу на маленьком диванчике.

- Маленький сабантуй заговорщиков объявляю открытым! – торжественно сказал Шиничи, получив давно ожидаемую смс-ку от профессора Агасы. – Профессор Агаса получил мое сообщение. Юные детективы и он днем прогулялись вокруг завода, расставляя в ключевых местах маячки. Естественно, предварительно использовав и красный перец, и уксус, и что-то там еще профессор взял, чтобы отбить нюх у собак. Их слышала Аюми ночью. Затем, они ушли к лодочной небольшой станции, которую ребята с завода не использовали. На их взгляд, она разрушена и не годится для рационального пользования… Профессор и дети переплыли ночью озеро и устроились там со всеми удобствами на чердаке. Кто-то использовал это место до них. Поскольку сейчас довольно тепло, чердак за день успел прогреться, и ночью никто не замерз. К тому же, юные детективы позаботились об одеялах и спальниках.

- Судя вот по этому, - протянув ладонь, Ран ткнула пальцем в тревожную складочку между бровей Шиничи. – Случилось что-то еще, о чем ты не хочешь нам рассказывать.

- Кудо! – возмущенный рык Хаттори, заставил детектива удивленно взглянуть на него.

- Ты чего, Хаттори?

- Мы же договорились! Что ты больше ничего не скрываешь!

- Бесполезно, бесполезно! – отмахнулась Ай. – Он считает, что в этом мире все должно вращаться вокруг него самого. Он самый сильный, он самый умный. И вообще никого другого он не должен подвергать опасности! Атлант. Все на своих плечах. Черт!

Ран переводила взгляд с девочки на осакского детектива, снова на девочку.

«Они знали?» - метнулся ее растерянный взгляд на Шиничи.

Парень внимательно смотрел на нее. Не отводя синего-синего взгляда. И в который раз Ран потерялась в нем. Шиничи улыбнулся. Едва-едва дрогнули уголки губ. Но это было так знакомо, что девушка расслабилась.

«Расскажешь?»

И вновь та же улыбка, и едва заметный кивок.

- Итак, - откашлялся Кайто, неожиданно ощутив, как натянулись невидимые нити между этими двоими. – Кудо, что там ты от нас утаил?

- Профессор и детективы не смогут выбраться из деревни, - мерно ответил Шиничи. – Хозяева завода нашли и взорвали его машину. А профессор не нашел ничего лучше, как найти… могилы. Совсем свежие. Тех, кто раньше жил в этой деревне. Могил там не очень много, многие, думаю, смогли оттуда исчезнуть. Но все же… Если их найдут, церемониться не станут. Поэтому профессор обещал, что и он, и дети проведут на чердаке все время. До того момента, как оттуда заберу их уже я.

Хайбара побледнела.

- Хайбара? – удивленно воззрился на нее Шиничи. – Ты в порядке?

- Д…да… - кивнула девочка, опуская голову.

- Отлично. Тогда продолжим. Подобраться к ним незамеченными невозможно. Со стороны заметить тоже. Так что, - детектив едва заметно улыбнулся, затем продолжил. – Так что со стороны хозяев завода им опасность не грозит.

«По крайней мере, пока», - подумал парень уже про себя. И отблеск этой мысли уловили и Хаттори, и Кайто.

- Давай дальше. Где располагается деревня?

- Недалеко от Нагои. И соответственно ближе к Осаке, чем к Токио. Мы отправим туда всю полицию, которую только сможем, но нам нужно, чтобы кто-то знал истинную цель того, зачем там будет собрана полиция. Но я не знаю, право слово, кому можно доверить руководство операцией.

- Почему не инспектор Мегуре? – уточнила Ран.

- Не смогу ему объяснить все… - отозвался тут же Шиничи. – По той же причине не получится использовать твоего отца, Хаттори.

- Это точно, - хмыкнул Хейджи. – У отца дурная привычка решать все силой и быстро, используя при этом наживку. Достаточно вспомнить тот памятный захват…

Кудо бросил на него взгляд и кивнул.

- Тогда как насчет инспектора Ширатори? – поинтересовался Кайто. – Офицера Накамори не предлагаю. В таких операциях у него совершенно нет опыта. Он только и делает, что охотится за мной.

- Ширатори не подойдет, - отмахнулся уже Шиничи. – Я на него насмотрелся в деле. Это… безнадежно. Чтобы донести до него истину приходится повторить ее раз десять. Лучше всего… да. Офицера Сато.

- Сато-сан? – уточнила Ран. – Но она…

- В полном порядке, - улыбнулся ей детектив. – И она единственная из всех, кто соображает быстро. Можно было бы сообщить офицеру Такаги… Но, ему не хватает уверенности в собственных силах, обаяния и умения командовать. Но тем не менее, нам нужен будет кто-то на месте, кто быстро прижмет всех к ногтю.

Под пристальными взглядами, Хаттори занервничал.

- Вы чего?! Я?!

- Вот для этого ты нам и нужен, - кивнул Шиничи.

- С кем я связался?! – возмутился Хейджи вслух.

- С гениальным детективом!

- С гениальным вором!

- И это был твой личный выбор, - добавил Кудо с усмешкой.

Посмотрев на друга, который успел давно перейти в категорию не только лучших друзей, но и стал почти, как брат, Хаттори только махнул рукой. Он и Кудо то Шиничи называл по привычке, понимая, что попали он Конана именем Шиничи, то Ран мгновенно сложит два и два вместе.

- Рассказывайте, что надо делать.

35. Кукловоды.

Первым был звонок в 110. Плачущий детский голос сказал, что плохие дяди с пистолетами только что убили папу, маму. И сейчас ищут ее.

На фоне одиночных выстрелов, дежурное отделение полиции вняло.

- Хайбара, - голос Шиничи прорвался сквозь телефонные помехи. Вместе с Кайто они были сейчас на верху Токийской башни, отслеживая ситуацию в городе. Хаттори уже был у деревни, где должны были произойти основные события. Задачей Кайто было контролировать диспетчерскую, от которой шли все послания отделениям полицейских. Чтобы диспетчерская не передала ничего лишнего, что могло встревожить полицейских.

Ну а Шиничи в свою очередь должен был контролировать происходящее, вовремя отдавая приказания об анонимных звонках.

- Да.

- Отмечай. Три машины от четвертого отделения. Плюс, еще две машины от шестого отделения, которые занимаются делами с незаконным оружием.

- Отметила. Дальше?

- Через пять минут звонок в седьмой отдел по работе с наркотиками. Сообщение, наверное, все же седьмое. О нелегальной сделке с наркотиками. Наркодилеры вооружены.

- Поняла.

- Кудо.

Шиничи повернул голову, взглянув на Кайто.

- Что?

- Ты собираешься туда сволочь всю полицию?

- Нет, конечно. Первый, второй, четвертый, шестой и седьмой отделы Токио. Два отдела Осаки. Думаю, для одного маленького завода этого будет вполне достаточно…

- Кудо, ты параноик! – возмутился Кайто.

- Нет, конечно, - отмахнулся насмешливо детектив, разглядывая электронную карту в смартфоне и отмечая крестиками те места, куда должны будут прибыть машины четвертого и шестого отделения. Одновременно с его отметками, парные отметки появлялись на смартфоне Хаттори. – Ты мне лучше скажи, второе отделение в буквальном смысле уже на колесах. Но, Куроба, что ты там собрался красть?!

- Завод, - довольно ответил Кайто.

- И они поверили?!

- Ага.

- С ума сойти, - пробормотал Шиничи. – Я все больше и больше теряю веру в нашу полицию. Хотя если подумать, то… - смерив взглядом вора, детектив улыбнулся. – Ты все же гений, что ни говори.

- Знаешь, Кудо, - Кайто вновь вернулся к своей карте. – Если бы ты был вором или мошенником, то… я бы еще подумал, кто из нас более гениален.

- Ну, уж нет, - отмахнулся Шиничи. – Мне и на своем месте хорошо…

- И не скучно? - уточнил удивленно Кайто.

- Нет, - Шиничи задумчиво качнул головой. - Помнишь, ты Когоро назвал ангелом смерти?

- Ну, - кивнул Кайто, в очередной раз отчаявшись понять какими путями идет мысль детектива.

- В общем, ты был прав. А вот в частностях ошибся. Ангелом смерти скорее можно назвать именно меня. Поэтому скучно мне не бывает. Если уж даже свидание с любимой девушкой оборачивается расследованием кровавого преступления, что уж говорить о простых днях простого детектива?

Немного против воли, но все же впечатленный, Кайто хмыкнул:

- При таком раскладе не соскучишься.

- Кудо-кун, - прервал занимательный разговор голос Хайбары, - запускаю седьмое отделение.

- Отлично, - кивнул детектив, - Куроба, готовься.

...Еще через десять минут в игру было введено второе отделение.

И Шиничи набрал номер офицера Сато.

- Алло. Сато на проводе.

- Добрый день. Меня зовут Кудо Шиничи. И я обратился к вам по совету Эдогавы Конана, - представился Кудо с усмешкой.

Кайто с трудом сдерживал смех. Грандиозная ирония ситуации была ему знакома, как никому другому.

- Конана? - в голосе молодой женщины прозвучало искреннее беспокойство. - С ним все в порядке?

- Да, конечно. Офицер Сато, Конан охарактеризовал вас очень высоко...

- Рада этому. Я также наслышана о вас, Кудо-сан. Поэтому прошу вас без длительных экивоков. Просто переходите к делу.

- Хорошо, - не стал спорить Шиничи, времени действительно много не было. - Итак. Есть некая деревня. Я назову ее К. В этой деревне есть небольшой заводик, на котором производится оружие. Оружие готовится к нелегальной отправке.

- Кудо-сан, вы уверены в том, что говорите?!

- Вполне, - кивнул Шиничи.

- Тогда, надо готовить операцию… - начала Сато.

- Нет времени. Нет времени, Сато-кейджи. Есть всего полчаса. И если вы согласны принять участие в этом, то вы должны решиться прямо сейчас.

- На что решиться?!

- На принятие управления всем происходящим. Там будет много полицейский Сато-сан. К тому же, будет тот, кто знает о происходящим. Но нам нужен полицейский, который сможет взять на себя управление всем происходящим.

- Нам? Кудо-сан, ты о чем-то умалчиваешь?

- Нет, - усмехнулся Шиничи. «Не о чем-то. О многом я просто не говорю. Ибо это лишнее».

- Хорошо. Когда и куда надо отправляться?

- Прямо сейчас. Инспектор Мегуре уже выехал на место «преступления». Его там встретит наш общий знакомый. На ваш телефон сейчас придет карта, на которой отмечено все, что мы знаем. А также все, что касается этого дела. Вы согласны?

Сато не задумывалась.

- Да, - ответила она.

И Шиничи показал Кайто большой палец.

Гениальный мошенник кивнул и нажал на маленькую красную кнопку, приводя в действие последний этап плана.

Теперь им оставалось только ждать.

36. Большой бум.

Звонок раздался в офисе в 12 часов.

Джин, вернувшийся под утро, нашарил трубку мобильного телефона.

- Да.

- Аники, - срывающийся голос Водки заставил блондина поморщиться.

- Что случилось?

- На наш завод напали.

- Напали? – удивился Джин, нашаривая на тумбочке сигареты и зажигалку. – Как напали? Кто?

- Полиция. Там сейчас чертовски много полиции. Половину людей уже арестовали, а еще половину отлавливают по всему лесу. Завод оцепили… И проводят обыск. Нашли уже почти треть всего оружия. И судя по отчету который мне пришел незадолго до того, как связь оборвалась, полиция подбиралась ко второму складу. Что делать то, аники?!

- Зачистить деревню. Чтобы никаких следов нашего присутствия там даже не осталось. Найти, кто предатель. И убить. Наши там были?

- Да. Двое. Новенькая, которая еще не получила имя. И Коньяк.

- Ясно. Коньяк знает слишком много. Убить ее до того, как она начнет говорить. И даже, - Джин рывком поднялся с кровати. – Даже я сам займусь этим. А ты прикажи взорвать завод. И деревню вокруг. Чем больше погибнет при этом полицейских, тем хуже. Но у нас нет времени ждать, пока они оттуда уберутся.

… У завода кипела работа.

Хаттори, потирая алое ухо, задумчиво смотрел на снующих полицейских. Но под ноги им предусмотрительно больше не совался.

- Кудо! – рыкнул он, - а ты мог предусмотреть что-нибудь подходящее, чтобы отвлечь моего отца?

- Прости, прости, - фыркнул на том конце Шиничи. – Ну? Ты нашел?

- Да. Семь зарядов. Именно в тех местах, о которых ты говорил. Их уже обезвреживают. Но собаки, которых с собой привезло отделение против террора, очень волнуются. Похоже здесь есть еще бомбы. Но мы не можем их найти.

- Под землей смотрели?

- Где? – озадачился Хейджи.

- Под землей, Хаттори. Эта деревня имеет тоннели для ирригации посевов. Они у тебя отмечены на карте.

- А… Те тоннели. Их должны были проверить… Слушай. Пойду сам посмотрю.

- Будь осторожен.

- Кстати, Кудо. Почему мне не стоит забрать тот груз, о котором мы говорили?

- Подозреваю, что рядом крысы бегают…

Хаттори застыл на месте.

- Серьезно?!

- Как никогда.

- Тогда пускай груз лежит лучше, - задумчиво сказал детектив, подныривая под длинную ленту, закрывающую проход на территорию завода. – Кудо, слушай.

- М?

- А если обезвредить бомбы не возможно в принципе?

Шиничи замер.

- Пришли мэйл, - резко осипшим голосом попросил он.

На другом конце Хаттори, стерев со лба предательскую испарину, сделал одну-единственную фотографию и отправил ее другу.

- Хаттори. Убирайтесь оттуда. Немедленно.

- Ясно. А как же…

- О грузе я позабочусь сам.

- Удачи, Кудо.

- Тебе тоже.

- Эй, что случилось? – уточнил Кайто, глядя как бледнеет на глазах Шиничи.

- Слушай, Куроба. Тебе не приходилось угонять вертолеты?

- Нет, вот чего-чего, а птичек я еще не крал.

- Есть желание попробовать?

… На чердаке было душно.

До старой лодочной станции доносились голоса, взбудораженный лай собак, отдаленная перестрелка, крики.

Аюми дремала, скрутившись в спальном мешке. Гента и Мицухико играли на двух телефонах в «Яйбу в маске».

Профессор Агаса, единственный осознающий, что происходит на самом деле, старался вести себя естественно. Пугать детей ему не хотелось. Но и не волноваться он тоже не мог. Происходило что-то нехорошее. Что-то пугающее.

Что-то пошло не так. Шиничи где-то просчитался. А может быть, полиция в очередной раз недооценила опасность того противника, с которым столкнулась.

Профессор Агаса не знал, что делать. Первым вариантом было сидеть в лодочной станции и даже не думать о том, чтобы ее покинуть…

О втором варианте профессор даже не успел подумать.

Отдаленный взрыв докатился до лодочной станции отдаленным гулом и мелкой дрожью. А вслед за этим взрывы уже начались одни за другим, непрерывно. И всего через пять минут все вокруг озера было охвачено огнем.

37. Угон по-крупному.

Площадка для спасательных вертолетов недалеко от Токийского аэропорта была хорошо освещена. Уже два вертолета были подняты в воздух. Еще два должны были прибыть со стороны Нагои и Осаки. Взрывы в небольшой деревушки привели к тому, что загорелся лес.

Машины пожарной службы мчались к деревни и по самым скромным прикидкам их было уже не менее десятка.

- Кудо, - Кайто завис на краю двенадцатиэтажки, разглядывая маленькую отсюда спасательную взлетную полосу. – Я говорил, что ты гений? Забудь. Ты псих.

- В курсе, - отозвался детектив коротко. – Но самое страшное при лесном пожаре не только огонь. Но еще и дым. Если быстро не забрать оттуда детей, то они могут запаниковать. Попытаться сбежать… и задохнутся. Отчасти по моей вине они попали туда. Поэтому мне их оттуда и забирать.

- Кудо, черт! Ты себе представляешь, что это такое управлять вертолетом?

- Вполне.

- И небось по симуляторам?

- Отнюдь. Отец помог по своим связям. Прошлым летом я прошел курс обучения спасателей. Спасательные вертолеты маленькие и хороши тем, что их можно даже приводнить.

- Чего?! Приводнить?!

- А куда еще приземляться предлагаешь в горящем лесу?

- Я вообще ничего не предлагаю, - растерянно растрепал свои волосы Кайто. – Кудо, как ты предлагаешь украсть вертолет? Почему не честно?

- Потому что не позволят. А времени нет. Так что…

- Но как ты собираешься это провернуть?! Я гениальный вор! Но как украсть вертолет, я не представляю! Я его даже не представляю, как поднять!

- Предоставь это мне.

- Что?!

- Ведь мы похожи, - Шиничи позволил себе улыбнуться. Хотя внутри все дрожало, как натянутые струны, отсчитывая обратное время. – И вполне сможем угнать вертолет. Если.

- Если?

- Если Кайто Кид будет в двойном экземпляре. Ты отвлечешь внимание, я угоню вертолет и заберу тебя. Но ты можешь отказаться. В любой момент.

- Кудо… - Кайто сжал кулаки.

- Прости, - искренне повинился Шиничи. – Я боюсь, что мы не успеем.

- Тогда поговорим как-нибудь в другой раз!

- Отлично, - ухмыльнулся детектив. – Это обещание, Куроба.

- Точно, Кудо.

… Три вертолета стояли чуть в стороне от основной площадки. Все три были из последней новой партии, еще практически даже не обкатанные. На каждом было совершено один-два вылета.

Вдоль высокого забора кралась одинокая тень, мимо чужого человеческого взгляда, практически «сквозь» видеообзор камер наблюдения.

Всего три минуты назад на другом конце взлетной площадки начался переполох, когда в поле зрения часовых на вышках появился Кайто Кид, сидящий на краю забора. Ток и колючки ему, кажется, нисколько не мешали.

- Доброй ночи! – радостно помахал он рукой. – Вы не возражаете, если я у вас вертолет одолжу, девушку покатать?

Ответом Кайто стал рев сигнализации, и охранники, горохом посыпавшиеся из ворот.

Получив своеобразный карт-бланш, Кайто Кид развлекался по полной программе. Взрывы хлопушек, цветные мини-салюты, вырывающиеся из автоматов цветы и сосульки… Операция по захвату нарушителя превратилась в цирковое представление, во время которого второй Кайто Кид незамеченным прокрался к вертолету.

- Кайто 2 вызывает Кайто 1. К взлету готов.

- Где ты меня заберешь? – уточнил Кайто, прислонившись спиной к шпилю вышки.

- Ты уверен, что не хочешь остаться?

- Естественно.

- Тогда прямо оттуда, где ты есть. Прыгай на счет семь.

Кайто буркнул под нос что-то нелицеприятное и замер.

- 1, 2, 3, 4, 5, 6, - мирно отсчитывал Шиничи, запуская винт и поднимая вертолет вверх, и затем на бреющем бросая его вправо. – 7.

Кайто запрыгнул прямо в кабину, закрыл за собой дверь.

Сигнализация взвыла с новой силой.

- У нас есть фора в несколько секунд, прежде чем они поднимут в воздух полицейские вертолеты, - пробормотал Шиничи, переключая тумблеры. – И эту фору надо использовать с умом.

- С умом?!

- Хайбара. Все готово?

- Да, - голос девочки прозвучал едва-едва слышно.

- Включай.

… Вертолет, похищенный Кайто Кидом, ненадолго завис над взлетной полосой. А затем… просто исчез со всех радаров…

Профессор Агаса успел сделать многое. Влажные белые повязки облегчали дыхание. Но дикий кашель то и дело сотрясал детей.

Сам сенсей пока еще держался. Хотя и он тоже уже начинал покашливать.

От едкого дыма слезились глаза, и было уже непонятно, что происходит, где они и что будет дальше.

Когда в потолок что-то ударило, никто уже даже не поднял головы.

Потом раздался условный стук.

Два удара. Один. Два удара. И еще один.

- Шиничи? – профессор Агаса поднял голову. – Шиничи, это ты?

Кусок черепицы отлетел в сторону, и вниз спрыгнул Кайто Кид.

- Увы, профессор. Всего лишь я. Прошу, - потянул он вниз веревочную лестницу, торопливо закрепляя ее четырьмя «скобами» к полу чердака. – Карета подана.

- Аюми-чан, поднимайся первой, - велел профессор.

- Вначале вы, Агаса-сенсей, - покачала головой девочка.

- Быстрее, быстрее, - подгонял Кайто. – Кудо сказал, что это не последние взрывы и нас ждет еще одна взрывная волна, во время которой нам лучше быть подальше.

- Кудо? – Профессор поднял голову.

И Кайто кивнул.

- Да. Быстрее. Быстрее.

Первым наверх все же полез ученый, сразу за ним Гента и Мицухико. А Аюми… потеряла сознание.

И Кайто, подхватив девочку на руки, полез следом.

Вертолет уже был на безопасном расстоянии от лодочной станции, когда еще один взрыв разнес на куски мост, ведущий к деревне, и похоронил в озере лодочную станцию…

38. Друзья.

В доме Кудо впервые за почти год был включен свет.

Убирались в несколько рук. Соноко, недовольно бурчащая, недовольно косящаяся в сторону Шиничи, тем не менее помогала прибираться. Правда, времени от времени, девушка зависала на месте, спешно отвечая на пришедший мэйл.

Ран и Аоко убирались в кухне. В гостиной завалы разбирали Шиничи и Кайто. Казуха и Хаттори разбирались с лестницей и гостевыми спальнями, в которых надо было только стереть немного пыль и помыть полы. Все вещи были предусмотрительно затянуты пленкой.

Юные детективы были возвращены по домам, а Агаса-сенсей оказался в больнице. На нем отрицательно сказалось купание в холодной воде озера… Рядом с ним неотступно дежурила Хайбара.

- Все, на сегодня хватит, - Шиничи уселся прямо на ступенях лестницы. – Куроба, спасибо!

Кайто, свесившись вниз со второго этажа, легко спрыгнул вниз и заразительно улыбнулся.

- Мне понравилось.

Сев на нижних ступенях рядом с Шиничи, он наклонил голову, наблюдая за Ран и Аоко, выходящими из кухни.

- Ау, народ, мы приготовили ужин! – весело крикнула Ран.

- Отлично, я голоден! – Шиничи поднялся с лестницы, протянул Кайто руку и когда тот принял ее, легко поднял товарища? Друга? Вверх.

- Я тоже, - согласился Куроба, спускаясь вниз.

- Хаттори, ты идешь? – крикнул Кудо. – Или мы без вас все съедим!

- Казуха-тян! Идите ужинать! – поддержала его Ран.

Усталая, но довольная парочка появилась сверху спустя пару минут.

- Отлично! – довольно сказал Шиничи. – В кои-то веки я могу поужинать со своими друзьями, не боясь оговориться. Да, Ран-нэча-а-ан? – наклонившись к уху девушки, прошептал он так, чтобы слышала только она.

Ран весело засмеялась.

Ужин затянулся за полночь.

- Впервые, - Кайто улыбнулся, глядя на Аоко, задремавшую на диване, - можно позволить себе такую роскошь, как разговаривать о деле, не скрывая кто есть кто. Кудо.

Детектив молча поднял голову, заинтересованно глядя на Кайто.

- Что мы будем делать, когда в следующий раз встретимся на поле игры?

- Конечно же, играть. А потом будем отмечать очередную нашу победу, - усмехнулся детектив.

Кайто махнул рукой и рассмеялся.

Хаттори заинтересованно смерил взглядом его, потом Шиничи.

- Кудо, слушай. А как насчет той сделки, которая пройдет? Для которой предназначались оружие, те деньги и те камни?

- Инспектор Мегуре сказал, оставить все взрослым. Во время операции на заводе удалось захватить несколько высокопоставленных лиц, подключилось ФБР. В общем, там сейчас все так завертелось, что, - Шиничи развел руками. – Право слово, пусть даже гениальным, но подросткам там не место. На наш век подобной политической грязи еще хватит.

- Значит, наша война закончена? – уточнил Хаттори.

Шиничи задумался, потом неохотно покачал головой.

- Пока за решеткой не будут Водка и Джин, особенно Джин – нет. Эти двое курируют японское отделение, так что все будет зависеть от того, кто успеет первым. Полиция достать до них. Или они достать самых важных ключевых свидетелей, которые могут заговорить и рассказать слишком многое.

- В чем главная проблема?

- В том, что один из таких свидетелей – я сам, - хмыкнул Шиничи. – С тем учетом, что тех, от кого зависела жизнь Ран, больше нет, ей ничего не угрожает. А вот я личный враг Джина. И с тем учетом, что все равно я засветился, то он узнает в ближайшее время, что я до сих пор жив.

- Это плохо? – потянулась к детективу Ран.

- Ничего страшного, - покачал он головой. Потом улыбнулся. – Разберемся, как-нибудь.

- Разберемся, конечно, - поддакнул Хаттори, затем легко толкнул Кудо в плечо. – Ведь ты не один.

Ненадолго повисла тишина, потом Шиничи искренне улыбнулся.

- Спасибо.

…Все уже давно разошлись по комнатам, а Шиничи все не мог уснуть.

В первый раз в своем доме, в нормальном виде, он сидел на подоконнике и никак не мог заставить себя лечь спать.

Все казалось на удивление нереальным. Далеким…

Слова. Сказанные, не сказанные, не понятные, обманутые.

Действия. Которые говорили лучше всяких слов: «Люблю».

Закрывая собой Ран, Шиничи никогда ни о чем не думал. Только, пожалуй, о том, что она должна жить. Ради нее…

Тихий шорох прервал мысли, не дал довести до конца какую-то тонкую нить, которая словно опутала собой сердце.

- Шиничи?

На пороге стояла Ран. Длинные пижамные брюки, затянутые на поясе белой лентой мгновенно отбили все разумные мысли детектива. Длинные ноги… У Ран были длинные ноги, но только сейчас, глядя на девушку, Шиничи осознал насколько это может быть привлекательно.

Взгляд скользнул выше, к короткой маечке на тонких бретельках. Высокой линии груди, ровным плечам, тонким косточкам ключиц.

Еще выше, к встревоженному лицу.

- Не спится? – нарушил хриплый голос Шиничи тишину.

Ран отрицательно покачала головой.

- Все похоже на сон. Я боюсь, что сейчас лягу, а потом проснусь. И тебя снова нет. И очередной фокус, который снова заставит меня считать, что Конан-кун и ты – разные люди. Что завтрашнее утро снова отберет у меня слабую надежду на то, что ты – рядом. Защищаешь меня. Оберегаешь. Шиничи…

Девушка не договорила, парень спрыгнул с подоконника и подошел к ней. Коснулся щеки, убирая в сторону пряди волос, погладил по щеке и спустился вниз. Как на театральной премьере, обнимая, крепко-крепко прижимая к себе.

- Шиничи…

- Все будет хорошо, - прошептал детектив тихо. – Вот увидишь.

- Я боюсь. Я всегда боялась… Ты исчезал. Даже Конаном ты не оставался рядом. Только… - спрятав лицо на плече Шиничи, Ран больше всего боялась, что опять расплачется. – Рядом со мной все время была только иллюзия. Только почему-то получалось так, что когда мне грозила беда, ты был рядом. Каждый раз… Каждый раз… Я боялась темноты, брала тебя за руку, понимая, что это отчасти нечестно, но мне становилось не так страшно. Не так больно. Привидения… Взрывы. Рядом с тобой все это становилось далеким. Чужим. И словно бы происходило не со мной. Не для меня. Не ради меня. Глядя на то, как смотрит на тебя Аюми-чан… Ай-чан… Я понимала отчасти, что мои чувства… они неправильные. Что раз ты молчишь, то, наверное, я должна тебя отпустить. Но раз за разом, ты бросался за мной в огонь и в воду. Шиничи, почему?! Почему… Ради чего…

Кудо улыбнулся, отстранил девушку от себя, заглянул в ее глаза.

- Я детектив, я не поэт и не писатель. Я не умею красиво говорить. Могу повторить только то, что уже однажды тебе сказал. Совершенно серьезно, между прочим. Я тебя люблю. Как никто другой в этом мире не любит.

Ран закрыла глаза.

- Шиничи…

- А теперь, - детектив обнял ее одной рукой. – Мы идем спать.

Девушка залилась алой краской.

- В… в… вместе?!

- Какие-то возражения? – лукаво взглянул на нее Шиничи, затем подхватил на руки и понес в сторону своей кровати. – Мы вместе уже спали… Потому что кое-кому было страшно-о-о-о.

- Шиничи! – негодующе восклинкула Ран, и тихо ахнула, когда ее опустили на кровать.

Перейдя на другой конец, Шиничи сбросил рубашку и устроился в кровати, затем подтянул девушку ближе к себе, обнял и зарылся носом в ее волосы.

- Вот так и будем спать. Я буду рядом… И сегодня ни один кошмар не тронет твой покой. А завтрашнее утро ты встретишь с улыбкой. Обещаю.

39. Хороший свидетель, мертвый свидетель.

В отеле был включен свет.

Медленно, неторопливо, уделяя внимание каждой мелочи, Джин собирал винтовку.

Операция провалилась. Провалилась с грандиозным треском и практически фейерверком неудач.

Начало сделки было омрачено мгновенно, стоило только передав часть оружия, деньги и наркотики партнерам, услышать от них:

«Ну камни вы уже забрали, так что мы пойдем».

Джин, слушавший происходящее через жучки, расставленные по всему ресторану, даже не успел передать Водке, что надо уточнить и что сказать, как двери в ресторан распахнулись.

Сделку накрыла полиция…

Какой бред! Могущественную черную организацию накрыли в дорогом ресторане, как обычную уличную банду, не представляющую даже отдаленно, что такое «облава». А их накрыли… Взяли всех. Обвинения в незаконной торговле оружием, наркотиками, незаконные денежные сделки. Были даже обвинения в убийствах.

И что самое отвратное – взяли Водку.

Из всех, кто был на вечере, он был единственным, кто знал все.

Если бы среди всех, кто присутствовал в камере для допросов, не было бы лишних, все бы обошлось. Но Джин знал, там были те, кому деятельность Черной организации уже успела стать поперек горла. ФБР.

Оставалось только одно… Нет. По-хорошему, оставалось два выхода.

Можно было вытащить любой ценой Водку, положив всех полицейских и заодно всех, до одного свидетелей.

Можно было сдаться, и вернуться в центральное отделение Черной организации в Лос-Анджелес.

Джину не хотелось выбирать. Водка был для него близок и дорог настолько, насколько может быть дорога ручная и умная игрушка, временами местами умеющая думать самостоятельно. Можно сказать, апофеоз всех чувств, которые Джин мог испытывать к кому-то, помимо Хайбары Ай. Славной девушки, которая посмела исчезнуть.

Это был еще один минус того, что придется покинуть Японию. Если ее покинуть, то об Ай придется забыть. Как и о самой Японии на ближайшие пару десятков лет. А забывать о предательнице не хотелось. Ой как не хотелось.

…Джин просидел перед окном до утра. Всю ночь работали информаторы. Те, которые были с ним лично не связаны совершенно. Те, которых не накрыла полиция.

Собирая информацию по кусочкам изо всех мест, Джин складывал логичную картину, из которой следовало… мало чего приятного.

Повернувшись на стуле, он мрачно посмотрел на огромную доску. На доске улыбался белозубо высокий парень с темными волосами и синими глазами.

Кудо Шиничи.

- Значит, я должен благодарить именно тебя за то, что ты сорвал сделку. Значит, ты все-таки остался жив… Ненадолго. В этот раз, я лично уничтожу тебя, Кудо Шиничи. Чтобы не было никаких осечек. Ведь самый лучший свидетель на свете – это мертвый свидетель, а от простой пули еще никто не уворачивался. Но для начала, займемся Водкой. И приготовлениями к последней, великий детектив, в твоей жизни встрече.

… Голос диктора с экрана, разгонял предрассветную темноту в комнате:

- В пять часов ночи было совершено беспрецендентное нападение на полицейский участков. Множество раненых. Есть погибшие и пропавшие без вести. Таинственный напавший проник в следственный изолятор и расстрелял свидетелей по крупному делу о таинственном синдикате.

Число жертв и убытки пока еще подсчитываются.

Продолжается тушение пожара, вызванного взрывом в левом крыле здания.

Полиция отказалась давать какие-либо комментарии.

- Не спишь, Кудо? – Кайто войдя в комнату, растрепал влажные после душа волосы.

Шиничи повернул голову и отрицательно покачал головой.

- Планирую собственную смерть.

- Зачем?

- Затем, что Джин не оставит просто так меня в покое. Я нарушил слишком много его планов. Я хочу, чтобы этот кошмар закончился.

- Кошмар? – уточнил Кайто. – О, Хаттори. И ты здесь.

Хейджи, сидящий на кресле, кивнул, откладывая в сторону карту.

- Где же еще я буду?

- И? Идеи есть? Помощь нужна?

И Хаттори, и Кудо переглянувшись, посмотрели на Кайто.

- Куроба, - Шиничи улыбнулся. – Твоя помощь – всегда к месту. Так что, спасибо.

… Письмо пришло после обеда. В белом конверте, с золотистым тиснением.

А внутри наклеенные из газеты буквы.

«В парке Бэйка. В 20-00. Если не придешь, взорвутся сразу шесть зданий по всему городу.

Пострадают близкие тебе люди…»

- Как пошло, - скривился Кайто.

- Зато действенно, - пожал плечами Шиничи. – Шесть зданий… Это мой дом. Дом Агасы-сенсея. Офис дяди. А дальше…

- Если бы Джин знал, что ты и Конан одно лицо, то скорее всего это были бы дома детей, - предложил Кайто.

- Он не знает, - покачал головой Кудо. – Значит, еще три места остаются под знаками вопроса. Ладно. Хотя, если допустить, что он узнал о тебе… и об Аоко…

- Легко проверить, - тут же сказал Кайто. – Могу позвонить старику Джи и уточнить, не лазил ли вокруг нас какой-нибудь подозрительный тип.

- Кудо, стой! – Хаттори поймал за руку Кайто, глядя на Шиничи. – Это все же дети! Ты подставился, когда на вертолете забирал их. Просто так ты не стал бы рисковать ради них. Вот и…

- Может быть, - согласился Шиничи неохотно. – Ладно. Тогда начинаем приготовления.

- С Ран поговорить не хочешь?

- Позже, - покачал головой детектив. – Позже. Сейчас не хочу отвлекаться сам. И отвлекать ее.

40. Ради тебя.

Часы в гостиной отбили семь часов.

Дом опустел. Разъехались все, кроме Ран и Шиничи. Девушка уже догадалась, что происходит что-то нехорошее. Но не знала, что именно. Всех девушек «осчастливили» мелкими заданиями, не разъясняя их сути.

В очередной раз берегли своих подруг. В том числе и от знания.

Спускаясь вниз по лестнице, Ран гадала увидит ли она Шиничи. Или он опять исчезнет. В никуда… Без слов, без объяснений.

Шиничи не исчез

Сидел в гостиной, крутя в руках какую-то продолговатую темно-синюю коробочку.

- Шиничи? – тихо спросила Ран. – Что ты здесь делаешь?

- Жду тебя, - отозвался детектив, запрокинув голову на спинку кресла, затем протянул руку. – Иди сюда.

Девушка шагнула раз, другой. Неуверенно коснулась ладонью руки Шиничи и в следующий момент, сама не поняла как, оказалась на его коленях.

Шиничи прижал ее к себе.

- Это последний раз, - прошептал он тихо.

Ран вздрогнула.

- Последний раз?

- Сегодня, сегодня Кудо Шиничи умрет.

- Что?! – девушка рванулась раз, другой, но не смогла даже вырваться из крепких рук.

- Тихо, тихо. Ради тебя Кудо Шиничи должен умереть, Ран. Чтобы ты могла вырваться из кошмара, в который превратилась твоя жизнь по моей вине. Не станет Кудо Шиничи, не будет взрывов, постоянных убийств. Тебе больше не придется балансировать на краю между жизнью и смертью…

Прижав девушку к себе еще крепче, Шиничи тихо прошептал.

- Мне было страшно. Сколько раз мне было страшно, когда я боялся, что не успею. Что я уже опоздал. Сколько раз я пытался справиться с собой, и не кричать слишком громко, когда ты падала. Ран, ради тебя я могу совершить невозможное. А не просто умереть.

- Не хочу, не хочу! Не хочу! – Ран всхлипнула.

- Я больше не хочу видеть твоих слез. Я больше не хочу становиться их причиной. Больше не хочу, чтобы глядя на телефон, ты ждала звонка или письма. Ради тебя самой…

- Шиничи…

Отстранив девушку от себя, детектив улыбнулся.

- Ради тебя я согласен прыгать в воду и в огонь, в лаву и в пропасть. Ради тебя я согласен проходить сквозь медные трубы. Ради тебя я согласен совершать подвиги. Только…

- Ради меня? – губы Ран тряслись. – Ради меня?!

- Ради тебя.

- Тогда я тебя прошу! Ты должен жить, если уж ради меня! Шиничи…

Кудо покачал головой.

- Ради тебя…

Аккуратный укол девушка даже не почувствовала. Смотрела в синие-синие глаза, такие печальные, такие близкие.

- Шиничи…

- Ради тебя, - прошептал Шиничи поднимаясь и беря девушку на руки. – Только ради тебя.

Перенеся Ран в свою спальню, он вытащил из коробочки браслет, застегнул его на предплечье своей любимой девушки, порадовавшись, что угадал с размером. Стер с щеки одинокую слезинку.

И выпрямился.

- Ради тебя самой, Ран, - словно заклинание повторил он.

… В парке было темно. Фонари совсем не разгоняли тяжелую тревожную темноту. Отдаленные раскаты грома не намекали, прямо говорили, что совсем скоро над городом разразится гроза.

Шиничи сидел на скамейке, поставив ногу на край сидения и опираясь подбородком на коленку.

Появление Джина он встретил с заинтересованной улыбкой.

- О? Даже не снайперка?

- А если избежишь? – вполне логично возразил мужчина, засовывая руки в карманы. – По пути сюда я уже насчитал шестерых полицейских. Собираешься своей смертью подсунуть мне грандиозную свинью, великий детектив?

- Отнюдь, - усмехнулся Шиничи. – Они не тебя ловят, не переживай. Тут серийный убийца по парку бегает. Вот они и решили устроить ловлю на живца. Если бы ты был чуть внимательнее, то увидел бы вон там, - показал он пальцем за свою спину на соседнюю аллею. – Девушку видишь?

Джин повернул голову, смерил взглядом блондинку в белом-белом платье, выглядящую невинно и воздушно.

- Странный выбор у этого маньяка.

- Какой есть, - пожал плечами Шиничи. – Не тебе же убивать эту девочку.

- Не мне, - согласился Джин, вытаскивая пистолет и навинчивая глушитель. – Не хочешь спросить, где бомбы?

- Зачем? – удивился детектив. – Сам знаю. Ты забыл? Я великий детектив.

Джин хмыкнул, подошел ближе, приставил пистолет к виску Шиничи.

- Мне даже немного жаль переводить такой замечательный материал. Может, станешь частью Черной организации, великий детектив?

- Еще чего не хватало, - усмехнулся Кудо. – Лучше я умру детективом, чем буду жить тем, кого всегда презирал.

- Глупый… - презрительно сказал Джин, стреляя.

Убедившись, что клиент мертв, мужчина выбросил пистолет, поправил плащ и никем не замеченный двинулся к выходу из парка…

…А в утренних новостях, по всем каналам, и во всех утренних газетах появилось сообщение о смерти Кудо Шиничи…

41. Мертвый детектив.

Заплаканная Ран дремала в поезде, увозившем ее все дальше и дальше от Токио. Столько, сколько она проплакала за эти три дня, она, наверное, не плакала никогда. Сидящая рядом с Ран, Казуха тоже не выглядела спокойной. Как и Хаттори.

На похоронах Кудо собралось очень много людей. Те, кому в свое время детектив помог, приходили к его могиле, чтобы выразить свое почтение.

Родители Шиничи словно постарели на десяток лет… Юкико цеплялась за руку мужа, а потом потеряла сознание. В больницу ее увезла подруга детства Кисаки… Там, в больнице, и стало известно, что если бы Шиничи не умер, у него бы был брат или сестра. Юкико была беременна.

Юные детективы, присутствующие на похоронах вчетвером, отводили взгляд от Ран. Хайбара рассказала всем троим, что Эдогава Конан, которого они все отлично знали, и Шиничи Кудо – одно лицо. Аюми проплакала всю ночь, и на похоронах цеплялась за руку Генты.

Мицухико стоял рядом с Ай, держа девочку за руку. За одну ночь она решила, что будет взрослеть заново. Может быть, в этом случае, она научится тому, чему не научилась в своей настоящей жизни. К тому же, юные детективы много значили для Кудо-куна. И раз его самого больше нет, теперь она сама должна позаботиться об этой троице, которая с таким талантом находит проблемы на свою голову и головы окружающих.

Соноко увозили из страны… Отец решил, что высшее образование она должна получать в Париже. Раздавленная случившимся, Соноко даже не спорила. К Ран она даже не могла подойти. К ней вообще никто не смел подойти. Девушка в траурном платье была настолько полна отчаянием, что никто не решался сказать ей даже пары слов.

Но было и еще кое-что. На похоронах присутствовал незримо еще один человек.

Высокий мужчина в черном, куривший одну за другой сигареты. Болотные глаза из-за стекол черных очков смотрели холодно и пугающе на окружающее. Затем, когда на кладбище осталась только Ран, развернулся и исчез в неизвестном направлении.

… Через два дня тело этого мужчины найдут в небольшой рыбацкой деревушки. Рядом будет пистолет только с его отпечатками пальцев. Не будет других следов, не будет свидетелей… Дело будет закрыто, как самоубийство...

Казуха и Хаттори увозили Ран в Осаку. В Токио она отказалась оставаться. И Мори, скрепя сердцем, подписал разрешение на перевод.

Девушка должна была продолжить свое обучение в Осаке, в той же школе, где учились Казуха и Хаттори.

… Кайто Кид исчез. Аоко, расстраивающаяся из-за промахов отца, разрывалась на части от волнения из-за Куробы, и Кайто перестал выходить на «промысел». Спокойно учился, избегая излишнего внимания, и присматривал вместе с Аоко за юными детективами…

Иногда, в дом Агасs-сенсея или его дом приходили письма из Осаки, от Хаттори Хейджи или Казухи. А потом перестали приходить и они…

… Машина остановилась перед двухэтажным домом. Казуха вышла на улицу, помогла выйти Ран.

- Папа сказал, что ты останешься жить у меня. Теперь у меня будет сестра! – улыбаясь через силу сказала девушка.

Хаттори, вытащив чемоданы Ран, передал их подошедшему отцу Казухи, и через пару минут, попрощавшись с обеими девушками, уехал домой.

Весь вечер Ран просидела как мертвая. Казуха, пытающаяся ее растормошить, бросила гиблое дело на пятнадцатой или двадцатой попытке и просто говорила, говорила, говорила. Рассказывала о школе, об одноклассниках, с которыми Ран предстоит учиться.

Рассказывала о том, что все будет хорошо.

А уже вечером, когда Ран тихо плакала в своей кровати, а Казуха просто гладила ее по голове, девушка увидела браслет на предплечье Ран.

- Что это? – удивленно спросила Казуха.

Ран подняла голову, улыбнулась через силу:

- Браслет. Шиничи… Шиничи…

- Подарил? – догадалась Казуха.

И Ран кивнула, затем расстегнула замочек и стянула браслет, затем повернула, показывая гравировку на внутренней стороне:

«Р+Ш=¦»

- Это то, что я думаю? – спросила Казуха.

И Ран молча кивнула, но сказать ничего не смогла, горло опять перехватило спазмом. И Казуха не стала настаивать…

Эпилог.

Около мертвого тела стояли двое офицеров. Чуть в отдалении девушка судмедэксперт не могла отвести от них взгляда.

- Лучше даже не смотри, - насмешливо сказала стоящая рядом старшая напарница.

- Семпай… кто это?

- Наша гордость. И головная боль нашей полиции. Двое лучших полицейских. Причем, не только первого отдела, к которому они приписаны. А в любом отделе их назовут лучшими. Можно сказать, гениальными, - сказала женщина, выпрямляясь. – Братья Хаттори. Они выезжают на преступление, распутывают его в течение нескольких часов. Иногда им требуется час. Иногда два. Они находят улики, получают все доказательства, формируют пакет свидетельств. Со всем остальным для судебного пакета приходится заниматься их помощникам.

- Но… это же…

- Поэтому они и головная боль. Только очень странно, что они здесь делают…

- В каком смысле? – уточнила девушка, не сводя влюбленного взгляда с двух молодых людей.

- Да у них свадьба, уже через полтора часа.

…- Хейджи, если мы опоздаем на свою же свадьбу, - высокий офицер с черными длинными волосами, стянутыми в хвост, пронзительными синими глазами, прячущимися за стеклами черных очков, и загорелой-загорелой кожей, наклонился к земле, разглядывая неестественный жест левой руки жертвы. – Что с нами сделают наши будущие жены?

- Не знаю, что с тобой сделает Ран, - отозвался Хейджи, присев на корточки, - но меня Казуха обещала за еще одно опоздание отправить на необитаемый остров.

- Может, стоит отправиться именно туда?

- Ты всерьез считаешь, что поможет? – поднял голову смеющийся офицер. – Шиничи, ты когда стал таким наивным? Скажи «спасибо», что после этого дела у нас есть возможность обойтись малой кровью на свадьбе.

- Считаешь, что раз бомба дважды в одну воронку не падает, у нас есть возможность провести свадьбу без смертей?

- Я на это искренне надеюсь, - усмехнулся Хейджи. – Ну, сколько странностей?

- Три, - отозвался Шиничи.

- У меня тоже.

- Рука.

- Блокнот.

- И, наконец… - офицеры обменялись понимающими улыбками.

- Пошли что ли арестовывать убийцу? – предложил Шиничи, - да поедем в ЗАГС. Нам еще надо будет успеть переодеться. Не будем же мы расстраивать из-за таких мелочей своих любимых девушек.

- Кстати, ты мне еще обещал объяснить, как ты умудрился выбить из родителей согласие на такую тихую свадьбу, что лишних приглашенных вообще не будет!

- Раз обещал, то объясню, - подмигнул Шиничи. – А вообще все предельно просто. Достаточно было только намекнуть, что я знаю, где они прячут заначку. И главы семей быстро пошли мне на встречу.

Хейджи расхохотался. Использовать собственные дедуктивные способности для того, чтобы облегчить свою жизнь ему как-то не приходило в голову.

… Ран, поправив оборки платья, взглянула на нервничающую Казуху.

- Казуха?

Подруга, ставшая за последние четыре года ближе, чем сестра, повернула голову.

- Да?

- Ты чего нервничаешь?

- А если они опоздают?

Ран пожала плечами.

- Значит, подождем. Мы же знаем, кого выбрали, за кого выходим… В кого, наконец, влюбились.

- В двух великих детективов, - вздохнула Казуха, без сил садясь на стул. – Ран, как ты можешь быть такой спокойной?!

- Я привыкла, - пояснила девушка. – Еще в пору… тех дней. Впрочем, я надеюсь, что они все же вспомнят о том, какой сегодня день, и в поисках интересного дела не станут задерживаться в местах скопления людей, где может произойти убийство.

- Вряд ли, - пробормотала Казуха. – Кстати, почему ты не стала спорить? И не захотела никого приглашать?

- Папа помирился, наконец, с мамой. И сегодня они должны вылететь в Париж. Там их встретит Юкико-сан. И оттуда уже они переберутся на Лазурный берег, к крестнику и Юсаку-сану. У Макото важное соревнование, и Соноко отрывать от него я не стала… Кайто и Аоко в горах. Насколько мне известно, Кайто что-то там потребовалось неофициально посмотреть, а Аоко захотела покататься на лыжах. А Ай… У Ай ревность. Мицухико обхаживает переведенная новенькая, и Ай разрывается между своими чувствами и разумностью, которой от нее требует ее натура.

- Разумность и Ай? – Казуха засмеялась. – Это да. Но только пока она будет разумно думать, Мицухико уведут.

- Спорный вопрос, - улыбнулась Ран. – Он очарован ей. И это пока ни он сам, ни Ай-чан никуда не денутся.

Повернув голову, девушка нашла взглядом рабочий стол собственного ноутбука. На экране была виртуальная фоторамка, в которой менялись фотографии.

И сейчас там стояла фотография, сделанная в самом начале.

Фотография, которая вернула Ран назад, на четыре года.

В день, когда она должна была пойти в школу вместе с Казухой. А вместо этого Хаттори, забравший их на машине, привез их в свой дом.

И с торжественным видом сказал:

- Сначала, я хочу познакомить вас со своим братом. Шиничи Хаттори.

Хлопнула дверь. Казуха тихо охнула. И Ран только после этого подняла голову.

Он стоял в дверях, наклонив голову. Глядя тепло и вместе с тем извиняющееся. С темной кожей, почти как у Хаттори, светлее разве что на самую малость. В черном свитере, скрывающем горло. В черных джинсах. Черные волосы, почему-то длинные, были стянуты в хвост, а пара длинных прядей закрывала обожженный висок.

- Шиничи… - сорвалось с губ Ран.

Синие глаза потеплели еще сильнее, и Шиничи просто протянул руки.

… Потом Ран гонялась за ним по всему дому с деревянным боккэном. Потом, так и не догнав, ругалась, пока Шиничи сидел на шкафу и объяснял, почему он умер для всех и как остался на самом деле в живых, вернувшись в тело Эдогавы Конана. Потом Ран не разговаривала с ним почти две недели. Пока в школе не увидела, как откровенно клеятся к ЕЕ Шиничи какие-то девицы. Потом учила вместе с ним пройденный материал, готовясь к экзаменам…

Это все было потом. Сначала она просто рыдала в его руках, отпуская вместе со слезами свое горе…

… Слова свадебной клятвы отзвучали под сводами церкви. Молодые успели обменяться даже свадебными поцелуями, когда за дверями церкви вначале раздался сухой выстрел, а затем пронзительный женский крик.

Ран и Казуха еще успели переглянуться с тоскливым видом, как Шиничи метнулся в сторону, распахивая огромное окно церкви, ведущее в красивый сад на заднем дворе.

- Папа, - Хейджи махнул рукой. – Полагаемся в расследовании этого преступления на вас.

- А у нас, - добавил Шиничи. – Есть дела поважнее.

В следующий момент, Хейджи подхватил на руки свою жену, Шиничи – свою. И сумасшедшая парочка офицеров, со своими драгоценными ношами, выпрыгнули на улицу, через окно. Взревели моторы двух машин, и две стремительных гоночных полосы – алая и синяя, растаяли за горизонтом…

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018