И жили они долго и счастливо...

фэндом Гарри Поттер || Гарри Поттер и магия философского камня

Глава 21. Ночная прогулка

Убрав чёрную рабочую мантию в шкаф, профессор Северус Снейп вытащил из шкафа ещё одну мантию, точно такого же чёрного цвета. Такого ж покроя, только не рабочую, а выходную.

Профессор собирался прогуляться в Хогсмид. В небольшую лавочку, филиал крупного магазина «Всё для зельеварения», постоянно доставлялись его заказы. Сегодня не было ничего особенного. Даже то, что до рождества оставались считанные часы – это не было поводом отказываться от своей работы.

В конце концов, профессор Снейп никогда не любил всех этих сборищ.

Проходя мимо общего зала своих змеек, на мгновение остановился. Из слизеринцев разъехались почти все. В лазарете остался шестикурсник, умудрившийся подхватить лихорадку. Парень не нашёл ничего умнее, как свалиться в Чёрное озеро. Хорошо ещё рядом были близнецы Уизли, успели вытащить, до того, как появилась стража тритонов.

Второй змейкой, оставшейся на каникулы в Хогвартсе, был Гарри Блэк. Снейп хорошо понимал, почему мальчик никуда не отправился. А для всех Гарри успел рассказать технически правильную историю. Бабушка плохо себя чувствует, лежит в больнице. Дома одному быть не хочется, поэтому он решил остаться.

Драко сердился, если бы узнал раньше – с удовольствием бы пригласил одногруппника к себе. Но Гарри вежливо отказался и на этом всё закончилось.

Прикрыв дверь, мужчина спокойно продолжил свой путь. Гриффиндорцы разъехались. Шумные близнецы, крикливые первокурсники – не осталось никого. Только Перси Уизли, староста пятого курса, занимающийся по усложненной программе и решивший остаться, чтобы в спокойствии и тишине подготовиться к межсеместровым зачётам.

Из воронят осталось куда больше, порядка десяти человек. Эти любители позаниматься в тишине обожали хогвартскую библиотеку и моменты, когда она принадлежит им одним.

Студенты Пуффендуя разъехались в полном составе. Профессор Спраут даже расстроилась, что никто не остался, чтобы побыть в теплицах.

Набросив на плечи тёплый плащ, профессор Снейп поприветствовал директора, как было десятки раз уточнил, не нужно ли профессору Дамблдору что-то прихватить из Хогсмида и телепортировался быстрее, чем профессор Макгонагалл успела его привлечь к общественно-полезной работе.

Зная неуёмный энтузиазм Минервы, а также её потрясающее умение строить даже директора, профессор Снейп не сомневался, что выбраться Альбусу удастся в Хогсмид ещё очень, очень нескоро.

Заплатив за свой заказ, профессор Северус Снейп под пристальными взглядами заинтересованных прохожих дошёл до «Трёх метел», в который раз приобрёл у мадам Розметты сливочное пиво для профессора Дамблдора и телепортировался обратно в Хогвартс.

Всё было обыденно настолько, что никто не обратил внимания, что пропала иллюзия, в то время как настоящий профессор двинулся по улице вниз. Из деревушки, потом по узкой тропинке к реке, и вверх по её течению, туда, где была небольшая пещера.

У самого входа сидел линялый исхудавший чёрный пёс – кожа, да кости. Завидев Северуса, пёс качнул хвостом и скрылся в тёмном зеве пещеры.

Когда же профессор Снейп вошёл внутрь, деликатно, подстраиваясь под его зрение, вспыхнули магические огоньки, выхватив из темноты вначале аккуратную старушку в простеньком платьице, а потом и самого Сириуса Блэка – исхудавшего, отощавшего, но в отличие от Блэка в воспоминаниях Гарри, у этого мужчины глаза уже были не мертвы.

- Снейп.

- Блэк.

- Как в старые добрые времена, - старушка, создав из камня кресло, возложила на него подушку, устроилась сверху сама с вязанием. – Да вы, милки, не стойте как истуканы, чай вам о многом поговорить надо.

- Тонкс!

- Мисс Тонкс, - укоризненно воззрился на неё Северус. – В таком виде вас тоже можно узнать. Хотя должен сказать, что бабушка из вас для моего студента получилась отменная. Итак. Могу я для начала спросить, что вообще здесь происходит?

Сириус взглянул на Тонкс, Нимфадора ответила ему длинным языком. Помогать она в любом случае не собиралась. В конце концов… Что ж, в конце концов, Северус Снейп был, возможно, и не на их стороне, но точно на стороне своего студента.

А значит, появлялся шанс, хотя бы отдалённый, разобраться с тем, что происходит в Хогвартсе…

…Гарри сам не знал, почему проснулся. За окном уже было темно-темно. Он заснул прямо в общей гостиной, на уютном диванчике прямо у камина. Только, когда засыпал, разморённый теплом и тишиной, он определённо сидел. А сейчас – лежал, даже прикрытый тонким пледом.

Сонную тишину замка почти ничто не нарушало. Уютно потрескивали поленья в камине. Под ёлкой, мерцающей разноцветными огоньками (наряжали сами студенты в последний день перед каникулами), была высокая стопка подарков. Хорошо зная, что подарок ему может прийти один, максимум два, Гарри даже не пошёл к ёлке, сонно таращился на камин, ощущая, как тёплая нега снова его охватывает, окружает, обнимает.

Сам Гарри подарки, конечно, сделал. Помогла Дафна. Увидела, когда Гарри сидел со школьными подарочными каталогами – теми самыми, с помощью которых можно было доставлять заказ через почтовых сов. И рассказала немного о своеобразном этикете подарков.

- Это гриффиндорцы могут позволить себе в этом отношении всё, что угодно, пуффендуйцы могут сделать подарок своими руками. У многих это очень хорошо получается. А вот когтевранцы и мы, слизеринцы, должны соблюдать определённую этику подарков.

Гарри смотрел на девочку с непониманием. Вроде бы одногруппники, вроде бы ровесники, а на неё посмотреть – как аристократичная кукла, идеальная пара для Драко.

Дафна, заметив взгляд мальчика, едва заметно улыбнулась:

- Наш род, довольно древний, происходит из Франции. Мы, конечно, не такие аристократы магического мира, как, например, Малфои, Блэки – английская ветвь или даже Поттеры. Думаю, эта фамилия мальчика-который-выжил не прошла мимо тебя в той истерии, что вокруг него и его исчезновения развели. Не важно. Но наш род достаточно древний для того, чтобы соблюдать уже, пожалуй, и аристократические законы. Например, подарок должен быть уместным. Нельзя дарить что-то очень дорогое, этим ты поставишь человека в неловкое положение. Например, знакомым стоит подарить магические открытки и сладости. Есть специальные даже наборы. Вот, смотри, - Дафна перелистала каталог, развернула его к Гарри, показывая страницу, просто пестрящую названиями и картинками. – Вот это, например, шоколадная лягушка. Самый популярный школьный сладкий сувенир. Если ты хочешь подарить что-то человеку, своему однокурснику, с которым не состоишь в дружеских отношениях, то это самый правильный подарок. Простым знакомым можно отправить просто волшебные открытки. Вот такие. Или вот такие.

Взглянув на Гарри, Дафна прыснула, прикрыв рот ладошкой:

- У тебя такой вид, Гарри! Как у маленького совёнка! И глаза, - завороженно пробормотала она, - такие зелёные! Как на витражах Слизерина… Ой, прости-прости! Так, о подарках. Друзьям, действительно друзьям, ты можешь подарить что-то не слишком дорогое, но ценное для них. Ориентируйся на их интересы. В школе, например, хороший вариант – книги или альбом.

- Что можно подарить девочке? – вздохнул Гарри. – Когда «книгу» не очень-то и подаришь.

- Ты говоришь про мисс Грейнджер? – удивилась Дафна. – Ей можно спокойно дарить книгу. Я видела, как она расстроилась, в очередной раз проиграв Драко, так что ей можно подарить книгу… как же она называлось то! «Шестнадцать этюдов, изменивших историю». Там рассматриваются очень интересные шахматные позиции.

- Н… нет, - мальчик покачал головой. – Просто девочке?

- Шоколад. На старших курсах мальчишки дарят цветы. Некоторые дарят украшения и смешные статуэтки. Но тут не угадаешь, что можно подарить… Это… целое искусство, - Дафна расстроенно оперлась на стол. – Иногда этот этикет подарков совершенно не спасает.

- Ты не знаешь, что можно подарить?

- Знаю. Только… Э-ти-кет. Такие подарки дарить невежливо, - девочка поднялась. – Ладно, Гарри. Извини. Меня девочки зовут…

- Дафна.

- Д… да? – одногруппница повернулась.

- Если не можешь подарить что-то настоящее, всегда можно придумать что-то похожее. Знаешь, не можешь подарить воздушный шар, на котором полёты вокруг света, подари воздушный шарик, раскрашенный соответствующим образом.

Дафна опешила, а потом расплылась в яркой улыбке:

- Спасибо!

Гарри кивнул и снова уткнулся в каталог. Значит, для Гермионы уже готовое решение есть, для Драко уже приготовлен альбом, причём не из этого каталога, для Невилла – шоколадные лягушки и книга по травологии, ему понравится. Для самой Дафны – шоколад...

А что подарить бабушке и дяде?!

Слишком сложно, слишком сложно.

И, кстати, дарят ли студенты подарки своим преподавателям?

Моргнув, Гарри вынырнул из своей дрёмы, озадаченно уставился на незваного и нежданного гостя.

- Барон? – сонно пробормотал он.

Привидение Слизерина чуть наклонило голову:

- Доброй ночи, мистер Блэк. Рождественские колокола только что пробили, вы проспали Рождество.

- С Рождеством тогда вас, барон.

- Вас также. Не хотите прогуляться со мной, мистер Блэк?

- Уже комендантский час… Его не отменили из-за каникул.

- Верно. … А, вижу, вижу. Вы ещё не открыли своих подарков? Откройте самый верхний пакет, мистер Блэк.

Мальчик, недоумевая о чём идёт речь, перешёл к ёлке. Горка пакетов под ёлкой только увеличилась. Самый верхний пакет был подписан странно. Непонятные буквы перестроились, под взглядом Гарри, поменяли свои очертания, соткав короткое:

«Мистеру Гарри Поттеру».

Первая мысль была испугом, кто-то его нашёл?! Вторая мысль – что нужно немедленно написать дяде. Третья мысль была слизеринской, холодной и отрезвляющей – нельзя делать глупостей. Кто-то может только этого ждать. Кто-то мог отправить этот подарок намеренно. Точно зная, что он будет доставлен. И теперь затаился, выжидая, что «Гарри Поттер» выдаст себя неосторожным поведением.

Что ж. Гарри не будет этого делать.

Обёртка была чистая, никаких странных следов.

- На пакете нет никаких заклинаний, мистер Блэк, - снова напомнил о себе Кровавый Барон.

Причин не верить привидению у Гарри не было, впрочем, как и причин особо ему доверять.

В некотором смысле, это было риском, что проверить слова Барона, показывая ему степень недоверия, что ему довериться, рискуя тем, что он обманул.

И всё же...

Разорвав обёртку, Гарри бросил её в камин, развернул на руках длиннющую и совсем невесомую мантию.

- Это?

- Накиньте, мистер Блэк. Укутайтесь ей с головой. А теперь подойдите к зеркалу.

Мальчик послушно выполнил указания, когда же он подошёл к огромному напольному зеркалу, в него с удовольствием смотрелись девчонки, то не нашёл там своего отражения.

- Остальные свои подарки рассмотрите потом. Теперь же, идёмте, мистер Блэк.

И Гарри послушно пошёл.

В тайный ход как раз за большим зеркалом. Затем по узкому проходу мимо других комнат, мимо комнаты старост, мимо ванной слизеринских старост, вдоль крытой галереи, куда-то на второй этаж, а потом выше, влево, вправо. В конце концов, Гарри уже настолько запутался, что не мог сориентироваться, куда они идут и что проходили. А потом путь закончился.

Тоже в тёплой комнате, где весело плясал камин. Здесь было очень чисто, ни пылинки. Как и … Гарри ощутил совершенно точно, что в этом месте очень давно никого не было.

- Это мой кабинет, мистер Блэк, - Барон прошёл вдоль стеллажей, разглядывая корешки стоящих там книг. – А поскольку он мой – он до сих пор хорошо защищён. И от прослушивания, и от подслушивания, и от артефактов. И даже от всевидящего ока директора Альбуса Дамблдора. Поэтому здесь можно говорить спокойно. Прежде чем вы испугаетесь, и припишите мне… неправильные побуждения, я скажу вам сразу, почему я захотел с вами поговорить. Присаживайтесь, мистер Блэк. К камину. Вы всегда стараетесь сесть там, где теплее.

Гарри кивнул, осторожно опустился в мягкое уютное кресло.

Ночной Барон занял стул за широким и массивным столом, внимательно посмотрел на мальчика.

- Вы знаете о Волан-де-Морте, мистер Блэк?

- Да, - Гарри вздрогнул всем телом.

- Хорошо. Тогда всё будет гораздо проще, мистер Поттер. И быстрее.

- Поттер?

- Мы, привидения, иногда знаем больше, чем живые люди. Для нас не стало тайной, кто именно поступил на факультет Слизерина под именем Гарри Блэк, мистер Поттер. А теперь позвольте, я скажу кое-что. Мы, привидения, так же хорошо знаем, что не всегда люди переходят порог смерти. Волан-де-Морт к своей смерти уже не был человеком. Поэтому … он ещё может вернуться. Он пропал на долгие одиннадцать лет. Но окончательно ли? Неизвестно. Когда … Волан-де-Морт учился в Хогвартсе. Он был на Слизерине, как и вы, он пытался найти поддержку у привидений. Мы не имеем дела с живыми. И тогда он поклялся, что убьёт нас. Всех. И каждого. Всех привидений, кто посмел не встать на его сторону. Мы живём очень долго, мистер Поттер. Но это значит, что мы ещё не хотим умирать. И если уж… делать выбор в пользу живых, то мы решили, что это будете – вы.

- Почему… именно я?

- Он уже однажды приходил вас убивать, мистер Поттер.

- Да… Я знаю об этом.

- Именно вас, - выделил голосом Барон. – Не кого-то ещё, а конкретно он хотел именно вашей смерти. И если он жив, если мы, привидения, правы, то он ещё покажет себя. Он ещё вернётся. И тогда… кто знает, что тогда случится. Именно поэтому мы хотим, чтобы из живых – вы были на нашей стороне. А мы будем – на вашей.

Это был союз. Вот что предлагал Ночной Барон.

Гарри молча смотрел на него, немного недоумевая, как же так, он же ещё … школьник, первокурсник. А вокруг… школа чародейства и волшебства… Хогвартс.

Место, где помощь мог найти любой, кто о ней просил.

Сейчас ни Гарри, ни сам Барон в этой помощи не нуждались, но это был выгодный пакт.

Это было выгодное соглашение.

И Гарри кивнул:

- Я буду на вашей стороне, Барон. А вы будете – на моей.

- С вами приятно иметь дело, мистер Поттер.

…- Мой мальчик, - уставший забитый человек с мёртвыми глазами, смотрит только на Гарри, пока ребёнок старается не шипеть от боли. Красивая девушка, чуть не плачущая сама вместе с ним, обрабатывает его раны и царапины. Это уже десятая процедура, а особых улучшений до сих пор не видно… - Гарри Поттер – может многое. В том числе заключать союзы и договорённости просто потому, что он Гарри Поттер. Возможно, я не прав, и этот человек оставит тебя в покое, поняв, что его планы, какими бы они ни были, провалились. Но лучше сразу готовиться к худшему. Так вот, вполне возможно, что тебе не придётся заключать никаких союзов. Вполне возможно, что ты сможешь прожить полную насыщенную жизнь. А может быть, что всё пойдёт по тому пути, о котором мы даже не думаем. Сложно сказать, очень сложно, но именно поэтому ты должен быть осмотрителен, принимая союзы или отвергая их. Не бывает действий без последствий. Не бывает действия без противодействия. И каждый раз, когда ты делаешь выбор в пользу кого-то, ты закрываешь себе другой путь, ему противоположный. Сейчас для тебя, наверное, слишком сложно, пока просто запомни. А потом – это обязательно тебе пригодится…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018