И жили они долго и счастливо...

фэндом Гарри Поттер || Гарри Поттер и магия философского камня

Глава 36. Старая флейта

На следующее утро Хогвартс бурлил, кипел и чуть ли не плевался азартом юных волшебников. Ночью-то! Ночью та-а-акое было! Не иначе сам Гарри Поттер пытался проникнуть в школу магии волшебства, но у него не получилось, потому что остановили стражи Запретного леса!

Да как остановили! Магическое зарево в ночи, сложившееся в гигантскую молнию (нет, это была не банальная указующая стрелка, а молния и никак иначе!), видели почти все курсы, за исключением Слизерина, чьи студенты всю ночь проспали в своём подземелье, чего и желали остальным досужим сплетникам.

Драко, морщась от головной боли, потирал синяк, появившийся утром. Юный лорд умудрился упасть с кровати и пребольно приложиться о тяжёлую массивную ножку. Не спасла ни знатная реакция, ни магия. Хорошо хоть единственным, кто это увидел, был Гарри, сонно таращивший на него свои зелёные-зелёные глаза. Драко даже в голову не пришло просить друга сохранить всё в тайне. Скорее, он просто был полностью уверен в его молчании.

Сногсшибательную новость ребята услышали от Дафны. Девочка недоумевала, почему однокурсники и старшекурсники верят в такую очевидную ложь?!

Драко, решив услышать мнение Гарри, обнаружил, что однокурсника уже и след простыл. Словно и не было его рядом, с самого утра уже не было. В столовой Малфой Блэка тоже не нашёл, а потом тратить на это время стало уже некогда.

Приближались неотвратимо годовые экзамены, и кроме о – отвратительно – Крэббу и Гойлу ничего не светило и по трансфигурации, и по чарам, и по зельям сразу.

С тремя о – гарантированно можно было только остаться на второй год. И после второго провала мог встать вопрос не об отчислении, а о присвоении статуса сквиба.

И единственное, что пришло в голову Малфою, это поймать за руку «грязнокровку» и утащить в библиотеку заниматься со своими вассалами.

Грейнджер злилась, кипятилась, а потом сдалась…

Через пару часов Крэбб неожиданно сделал сам домашнее задание по трансфигурации, и ничего что то, которое другие сдали ещё несколько недель назад. Он сделал его сам! Самостоятельно… и не поверил получившемуся результату.

Ещё через пару часов у Гойла сами собой получились заковыристые чары.

Ещё через пару часов Гарри спросил задумчиво:

- Гермиона, ты никогда не думала о том, чтобы стать преподавательницей? В будущем?

- Если только для взрослых студентов, - пробормотала Гермиона, поднимая голову и схватилась за сердце. – Гарри! Напугал! Давно ты здесь?

- Часа три, - отозвался Гарри, перелистывая лежащий перед ним журнал. – Не уверен. Но восхититься твоему таланту объяснять и терпению уже успел.

Драко, как раз те самые три часа, провозившийся со своим домашним заданием, выглядел не менее удивлённым.

Но всё, на что его хватило, было:

- Всё в порядке?

И получив уверенный кивок, Малфой молча вернулся к своему заданию.

Вообще, Гарри немного исказил факты. В библиотеке рядом с друзьями он провёл не три часа, всего минут тридцать.

Хотя, безусловно, восхититься талантам Гермионы он действительно успел.

Позади был визит к Хагриду, оставивший крайне неоднозначные ощущения и мысли.

В качестве подарка-благодарности Гарри по совету Безголового Ника – привидения факультета Гриффиндора, заказал красочную книгу – историю погонщика драконов, не иллюстрационный яркий словарь, а просто будни обычного драконоведа, со смешными историями и не очень.

Гарри не удержался, прочитал книгу сам, и был просто очарован драконами.

Возможно, именно поэтому разговор с Хагридом прошёл так легко. А ещё, возможно, дело было в том, что Клык – огромная и трусоватая собака лесничего, улеглась у ног Гарри…

Не важно.

Важным было другое – результаты от посещения Хагрида были крайне положительные.

Между делом Гарри выяснил, что место ночного происшествия, там, где был он сам, найти и обыскать не смогли. Запретный лес был действительно Запретным, он перетасовывался и менялся, передвигался и шумел на захватчиков сердито.

Увозя профессора Квирелла, Хагрид оставил артефакт-маяк, но даже тень его потонула в объятиях узловатых деревьев.

Второй была не новость, а скорее – некое заключение. Хагрид знал о драконах не меньше, а то и побольше, чем автор книги! Соответственно, Нюрнберг – тот самый дракон, о котором лесничий рассказывал с такой тоской, вывел из себя совсем не рыжий мальчишка.

Была другая причина.

И это тоже требовало своего осмысления…

В-третьих, Хагрид рассказал, что некоторые создания имеют свою слабость, которую используют впоследствии в дрессировке.

Вот, например, церберы легко успокаиваются музыкой!

Наконец, смутившийся Хагрид, решивший, что сказал излишне много, подарил Гарри флейту. Сказав, что она старая, да давно уже валяется у лесничего без дела.

Гарри подарок принял, даже не подумав, а уже по дороге к библиотеке обнаружил, что флейта, ему врученная, не старая, а старинная. А ещё на флейте были какие-то чары.

Наверное, можно было бы спросить у кого-то из старших, мол, есть такое и такое, как мне узнать, что за чары на этой штуке? Но доверенных старшекурсников у Гарри не было, спрашивать у однокурсников было бесполезно, а идти к профессору Снейпу из-за такой мелочи было откровенно глупо.

Вот и медитировал юный слизеринец над учебником по чарам. Ведь если чары накладывают и от них защищаются, значит, есть способ каким-то образом определить, что за чары на предмете?

Сложные чары Гарри не расшифровал бы, а вот простые…

Его интересовало сейчас только одно, он не умел играть на флейте, но когда попробовал – флейта заиграла. А почему?

Чем больше времени мальчик проводил за энциклопедией, углубляясь в возможности магии, тем более удивление испытывал.

Магия была… ну, обширнее что ли, куда обширнее, чем всё то, чему их сейчас учили. Или это просто из-за того, что в магии – они сейчас были теми малышами, которые учат по букварю буквы? И потом уже из букв будут учить складывать слова?

Или магия такая и есть? Заученный набор всего и вся?

Гарри решительно не понимал.

К этому моменту в библиотеке остались только он, Гермиона и Драко. Крэбба и Гойла ждали дополнительные занятия, поэтому они уже успели уйти, а Гарри даже не заметил, погруженный в свои мысли.

- Почему? – спросил неожиданно для оставшихся Гарри.

Гермиона, отложив в сторону недописанное эссе, взглянула на мальчика недоуменно. Отвлёкся от домашнего задания и Драко.

- Что именно почему? – спросил он серьёзно.

- Почему то, чему нас учат… оно такое странное?

Драко удивлённо взглянул на друга, явно не понимая, о чём речь.

Зато Гермиона кивнула:

- Могу понять, о чём ты говоришь, Гарри. Когда я … - на щеках девочки на мгновение вспыхнул румянец, - … мечтала о том, как буду учиться в Хогвартсе, я думала, что учить здесь будут другому. … Ну, может, не другому, но иному. По-иному. Я думала, что, может быть, дело в том, что мы маленькие, поэтому у нас такая… программа. Но я посмотрела на старшекурсников, и они такие же. То, чему их учат, и то, что они изучают потом сами в библиотеках… очень отличается.

Драко недоуменно посмотрел на первокурсников, потом на своё домашнее задание.

Ему, выросшему среди магии, особняка, полного волшебства и аристократии, было невдомёк то, что видели Гарри и Гермиона, выросшие среди магглов.

- Сходим к профессору Снейпу? – предложил он неуверенно. – Он и сам учился в Хогвартсе… Может быть, он быстрее ответит на ваш вопрос…

Гермиона отрицательно покачала головой:

- Я слышала, что профессора сегодня нет. И директора нет. Все старшие профессора улетели во французскую школу Шармбатон. У них какая-то хитрая конференция по обмену опытом. Из старших профессоров осталась профессор Спраут… - девочка задумалась, - и профессор Квирелл. Его я видела лично, когда он поднимался к запретному для нас коридору. Правда, потом почти тут же, я ещё даже не дождалась лестницы, он вернулся обратно. Может быть, даже несмотря на то, что его ещё не выписали от мадам Помфри, ему надо ходить на дежурство?

- На дежурство, - эхом откликнулся Гарри, поднимаясь.

- Куда?! – возмутительно единодушно воскликнули Драко и Гермиона, хватая его за руки.

- Блэк, - сердито добавил Драко, - если ты и в этот раз встрянешь в приключения без меня – я никогда тебе этого не прощу.

- И вообще, - подхватила Гермиона. – Ты первый протянул мне руку дружбы. И пусть я не понимаю того, о чём иногда ты говоришь и почему ты… - она осеклась и сердито договорила: Ты явно знаешь больше, чем нам рассказываешь. И если ты считаешь то, что нужно сделать важным – я иду с тобой!

- Я не планировал никуда идти, - неуверенно буркнул Гарри и вздохнул. То, с каким насмешливым недоверием на него посмотрели друзья, было достойно быть воспетым в легендах.

- Конечно, - кивнула Гермиона. – Сейчас ты не планировал никуда идти.

- Ещё рано, - согласился с ней мальчик неожиданно. – Вначале надо подготовиться. Вряд ли Квирелл куда-то пойдёт сегодня и сейчас, когда преподаватели ещё могут вернуться. Я попрошу кое-кого за ним присмотреть. А когда всё станет понятно… мы пойдём следом.

- Почему бы не позвать взрослых? – спросил тихо Драко.

- У нас нет доказательств, поэтому нам не поверят? – предложила девочка, взглянув на Гарри.

Тот же… отрицательно покачал головой:

- Дело не в том, что нам не поверят. Было бы желание, мы бы могли привести доказательства. Вот только… нам не помогут и не захотят помогать, не захотят верить. Чтобы поверили однозначно, придётся раскрыть… карты, которые раскрывать сейчас не стоит, - Гарри устало потёр лоб. Гермиона всё поняла и догадалась, это было очевидно и понятно. Она ничего до сих пор ему не сказала и не спросила, но тем не менее, объяснять было нужно.

Не сейчас, опять же, сейчас было не время и не место.

Но потом…

Потом.

- Гарри, пообещай, что ты никуда не пойдёшь без нас, - попросила Гермиона.

Мальчик ответил ей внимательным взглядом.

Он мог бы пообещать и, собственно, уйти один, но в то же время Гарри понимал (на своём опыте прочувствовал), как важно давать слово и держать его. Как важно делать именно то, что пообещал.

Гарри понимал и другое: легко не будет, будет и опасно, и, скорее всего, больно. Это ему надо разобраться с этим вопросом, потому что…

Потому что ему надо.

И друзьям, его друзьям – рисковать совершенно не надо, у него и так их очень мало!

Если же он пойдёт один, то друзей у него не станет.

Гарри не понимал простую истину, что лучше живые бывшие друзья, чем мёртвые. Но он был ещё юн, не беззаботен, на дне изумрудных глаз порой стояло такое стылое выражение, что взрослые невольно отводили взгляд, сами себе удивляясь.

Но возраст никуда не деть, Гарри Блэк был ребёнком.

Поэтому мрачно кивнув, он вздохнул и сказал:

- Обещаю. Я никуда без вас в этот раз не уйду.

«А в другой», - ещё более мрачно подумал мальчик, - «подумаю над тем, как сделать так, чтобы вы не узнали о том, что может вам навредить».

- Но вообще, - почти тут же добавил он, - на меня вы пытаетесь ругаться, а сами сейчас ужин пропустите.

- Так чего мы ждём?! – подскочила Гермиона и … обнаружила, что её книги мальчики уже забрали.

- Только вас, мисс Грейнджер? – беззлобно улыбнулся Драко.

Девочка возмущённо сморщила нос, засмеялась, не выдержав, и двинулась к конторке. На шее умной когтевранки покачивался артефакт.

Ввязавшись в шахматный спор с Драко, Гермиона не увидела, каким задумчивым взглядом её проводил кто-то из старшекурсников. Гарри увидел.

Словно в задумчивости поменял местоположение, двинувшись справа от девочки. Перестраховка никогда не бывала лишней. Это неоднократно помогало ему … тогда, в то время, которого не было и не существовало.

А как показывала практика и события почти уже года, почти всего первого курса, в Хогвартсе никакие действия, направленные на чью-либо безопасность – не могли быть излишними.

И, к сожалению, Гарри был прав.

Уже на входе в столовую Гермиону чуть не протаранил старшекурсник. Увы для него, рядом с симпатичной малышкой шёл очень быстрый ловец Слизерина, который успел гораздо быстрее аккуратно выдернуть подругу из толчеи.

И даже если всё это было случайностью, Гарри было спокойнее при мысли о том, что случайностью это и осталось, а не «ненамеренными» действиями, не несущими в себе вреда.

Старшекурсник же, выбравшись из свалки, которую сам и устроил, уже на следующее утро ничего о случившемся не помнил.

Возможно, присутствуй на завтраке кто-то из преподавателей, прошедших выжигающую войну в Волан-де-Мортом, они бы легко увидели в ауре молодого человека очень характерные ожоги от одного из непростительных заклинаний «Империо».

Но преподаватели, которые могли это увидеть, в Хогвартсе отсутствовали.

На тот день, когда было намечено их возвращение, за два дня до начала годовых экзаменов, так или иначе всё должно было закончиться.

Профессор Квирелл это знал точно, Гарри – пока ещё только подозревал.

И был ещё один человек, заинтересованный в том, чтобы происходящее вернулось в норму. Но и ему нужно было время.

Время, так или иначе, сжималось. Времени оставалось всё меньше и меньше, а значит впереди был бой. Война Гарри Поттера против Волан-де-Морта только начиналась, но уже вовлекала в себя силы, о которых ни мальчик, ни страшный лорд не имели ни малейшего понятия…

↯ Предыдущая глава || Следующая глава ↯

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019