И жили они долго и счастливо...

В этом году месяц разнотравья выдался душным, горячим, да сухим. Старики говорили, что раздражена голубоглазая царица вод Сера, да всех жрецов её перебили в недавней войне.

Некому Серу было задобрить, вот и злилась царица, не давая ни капли воды ссохшейся земле.

В такую погоду о ярмарке ежегодной и думать не хотелось, а отправляться надо было. Почти две недели по духоте да жаре, кого хочешь доконают. А что станет с тончайшими мехами, да мёдом и подумать страшно. Купцы убытки несли, а они кого хочешь доконать могут.

Купцы нанимали магов, чтобы сохранить товары, а это сказывалось на цене.

Люди были недовольны, но другого варианта не было совершенно ни у кого. А в прошлом месяце на перевале между двумя городами-побратимами: Тьямом да Хаяном начали ещё и разбойники лютовать. Вот как тут ехать на ярмарку? И отменить же невозможно было.

Зато можно было подождать немного и для большей безопасности объединиться с ежегодным караваном, отправляющимся в Тьям под охраной не только наёмников, но ещё и городских стражников.

Все, кто желал присоединиться к этому каравану, естественно, за отдельную плату, собирались на огромном постоялом дворе «Дрожь земли» у самых крепостных стен.

Там был большой ангар, в котором загодя можно было оставить верховых и тягловых ящериц. Там же рядом была и изумительная кузня, где можно было заказать себе и обмундирование, и доспехи.

За день перед отправлением, начальник каравана буквально сбился с ног от обилия опоздавших желающих присоединиться к ним - ведь всех надо было выслушать, договориться и принять деньги... похоже не обойтись без усиления охраны - народу набиралось слишком много.

В конце концов, поток посетителей спал и перед собеседованием с дополнительными наёмниками, у Ратека выдалось немного свободного времени. Опрокинув в горло кружку эля, орк с хрустом размялся. Он водил караваны почти всю жизнь и всегда был очень придирчив в выборе охраны. Опытный караванщик знал, что поскупившись на охране, он караван уже не доведет. Лучше уж стерпеть небольшое кровопускание кошельку, чем стать добычей разбойников.

Спустя полчаса раздался тихий стук в дверь, и симпатичная служаночка, даром что белая, вошла в комнату.

- Пан Ратек, там двоё наёмников пришли. Говорят, что их отправила к вам панни Гаранна. У них свой отряд воинов и лучников.

- Зови. - Устало пробормотал орк. - и элю еще принеси, а то с этими наемниками глотка сохнет быстро...

- Будет сделано, пан, - низко поклонившись, служаночка выскочила за дверь.

Раздался тихий шёпоток, и в дверь вошли двое.

Если бы Ратек не знал, что это - наёмники, он бы

за таковых их не принял бы. Первой была

Гордый народ орков высоко ценил своих женщин и не выпускал их за пределы укрепленных поселений. А перед ним стояла орчанка. Высокая, скуластая, с раскосыми янтарными глазами. Смуглая оливковая кожа была чуть более загорелой, чем привык видеть Ратек в сородичей. Распущенные чёрные волосы пестрили разноцветными прядками - ритуальная краска, показывающая сколько и кого орчанка убила.

Чуть сбоку от неё был представитель народа фей. Вот уж кого точно не смог бы назвать наемником пан. Он висел у плеча орчанки, лениво помахивая темно-серыми, словно изрезанными крылышками, сложив на груди руки.

- Ноче добрэ, - орчанка откинула от виска тонкие косички, на концах которых были небольшие узлы с тяжёлыми шариками. Орчанка оказалась изгнанницей народа орков...

- И вам, пане... - Орк сделал приглашающий жест за стол. Изгнанница, это все объясняло. Но что с ней делает ФЕЯ!?

- Мы прибыли в Тьям с пришедшим караваном. Собирались немного отдохнуть со своим отрядом прежде чем отправляться назад, но нам передали, что вы ищете наёмников, - орчанка первая опустилась на стул.

- Мы решили предложить свои услуги. - Фей приземлился ей на макушку.

- Будем считать, что вы меня заинтересовали...

- Думаю, одного интереса маловато, - возразила орчанка. - К тому же... город у вас неласковый. И прежде чем решить, насколько мы необходимы друг другу, не расскажете, что вы везете в Хаян?

- Разное... ярмарку, в основном.

- Насколько груз интересен разбойникам?

- Думаю, очень интересен. Караван подбирается большой, товара много. - Пожал плечами орк.

- Что со стандартной охраной, пан?

- Ее маловато будет.

- Сколько всего тягловых ящеров в охране?

- Семьдесят.

- Так много? - изумилась орчанка.

- Я же сказал - большой караван.

Фей, сидевший все это время на голове напарницы, наконец подал голос.

- Маги?

- Есть несколько. В основном маги обеспечения.

- Ясно... - Фей помолчал. - Вам нужна еще охрана?

- Да. Много вас?

- Наш отряд состоит из сорока лучников. Шестьдесят воинов и шесть боевых магов. Этого достаточно для охраны каравана чуть больше среднего. Но такой большой...

- Вкупе с охраной города останется добрать еще один небольшой отряд и все.

Орчанка молчала. Данные вопросы в их связке всегда решал фей.

Помолчав, он кивнул.

- Беремся. Новый опыт всегда полезен.

- Что ж, - орчанка перевела взгляд на Ратека. - Теперь можно и представиться. Я Иярра. Из рода восточных орков. Моё племя отказалось от меня, а потом племени не стало.

Лицо орка как-то посерело... Он узнал это имя, орчанка, нанявшая людей и вырезавшая свое поселение, сохранив жизнь только детям, которых отдала в другие поселения...

- А я Сиф, из Туманного Двора. - Все так же равнодушно подал голос фей.

Караванщик вторично задумался о том, стоило ли соглашаться. Туманный Двор был более чем...туманным. И выходцы из него, как правило, по разным причинам покинувшие другие Дворы, тоже были странными личностями. Но всегда опасными. К тому же имя фея-некроманта караванщику было известно. Этот малыш запросто мог за час поднять на свою сторону огромную армию - уж трупов в окрестных землях хватало.

- Итак, - Иярра легонько прокатила в пальцах маленькие черепа. - Теперь, пан Ратек, вы знаете наши имена. И судя по всему, вы узнали их. И поэтому вы можете отказаться от нашего наёма.

- Да... я знаю их. И все же я не настолько труслив, чтобы из-за глупых сплетен отказываться от профессиональных бойцов, не проваливающих своих контрактов.

- Безусловно, своих контрактов мы не проваливаем, - согласилась Иярра. - Остались три вопроса, пан. Нам найти ещё один отряд? Или вы поручите это другим. Когда выезд. И оплата.

- Если у вас есть кто-то на примете - можете сами. Выезд через два дня. Оплата как обычно - задаток треть, остальное на месте.

- Что скажешь, Сиф?

- Репутация у нанимателя нормальная, так что я за. - Фей дернул крылышками.

- Значит, мы договорились, - согласилась Иярра. - А за это время наши ребята как раз успеют отдохнуть.

- Отлично, тогда буду вас ждать через два дня. - Орк поднял кружку эля.

Иярра поднялась, склонила голову.

И спустя несколько секунд за ними мягко закрылась дверь.

Впрочем, день ещё не был закончен.

И когда Ратек уже собирался закругляться и идти ужинать, к нему вновь пришёл посетитель. Белый.

И знакомый всем жителям Тьяма. Довольно желчный и ехидный пан Аллан.

- Доброй ночи, пан Ратек. Рад, что удалось застать вас. Уделите пару минут вашего внимания?

- Садитесь, пан Аллан. - Орк мысленно помянул крепким словцом неурочных гостей.

- Я постою, не хочу надолго задерживаться в этом... месте. Я слышал вы отправляетесь с караваном в Хаян?

- Собственно я его и веду. - Кивнул орк.

- Отвратительно, - пробормотал пан, рухнув на стул. - А задержать отправление хотя бы на день невозможно?

- Торговцы не дадут. Ярмарку-то не перенесешь. - Покачал головой караванщик. - А зачем?

- Что у вас с охраной? - ушёл от ответа гость.

- Полный комплект. Более чем достаточно для любого нападения.

- Да причём здесь нападения, пан! - Аллан потёр лоб. Иногда его работа заставляла мага ненавидеть самого себя. Он был - частным магом при градоправителе. И в его задачи много чего входило. В частности ловить порождения зла, как патетично называл хозяин города разнообразных тварей, зарвавшихся магов и сошедших с ума представителей других рас, находящихся на территории Тьяма. В определённом роде, были абсолютно правы те, кто называл его цепным псом. Сказали "фас", и пёс отправляться рвать глотку. - Про убийства слышали? - решился Аллан.

- Да. - Помрачнел Ратек.

- Убийца... неизвестно кто. До сих пор неизвестно. Но гадалка... знаете же, что панни Гаррана не ошибается. Она утверждает, что вместе с ближайшим караваном, который уходит из города, уйдёт и убийца.

- Вы полагаете, он нацелился на караван? Или на соседей?

- На соседей. Но в дороге скорее всего, не откажется закусить теми, кто будет в караване.

- Закусить????

- Да.

- в... каком смысле???

- В самом прямом. Убийства - это просто человеческое прикрытие. На самом деле, убитые - это еда для... кого-то. Аналитики уже готовы друг другу выдирать усы и волосы в надежде доказать, что их версия - самая правильная. Причём, от всех четырёх у меня волосы дыбом встают.

Бывалый орк поежился.

- Может еще усилить охрану...

- Да если бы помогло... Ладно, пан Ратек. Пойду я... Раз отменить никак нельзя, то надо собираться. Я войду в состав вашего кравана, заодно ещё своих ребят прихвачу. У меня два замечательных нюхача, может быть они что-то обнаружат.

- Надеюсь на ваш успех. - По задумчивому голосу орка сложно было понять, рад он новому члену каравана или нет.

"Я сам на него не надеюсь", - мрачно подумал Аллан, поднимаясь со стула.

- Доброй ночи, пан Ратек, - кивнул он у дверей.

Этот посетитель за собой в задумчивости дверь захлопнул так, что гул пошёл по всему этажу...

А в гостинице на другом конце города в своем номере на пол осел труп, от которого отделилось грязнова-то серое облачко, тут же втянутое неприметной тенью. Убийца издал довольное урчание, как сытый хищник и прикрыл глаза. Каждое новое убийство было словно долгожданный наркотик, это было неописуемое наслаждение, куда лучшее, чем от утех плоти. Сила разлилась по телу и в зеркале мелькнули серые глаза с вертикальным зрачком, светящиеся от избытка энергии. Позволив себе насладиться несколько мгновений добычей, убийца гибко склонился к трупу и перерезал горло, пусть стража найдет еще одного убитого ради денег. Срезав тугой кошель, убийца подбросил его на ладони. Пора было покинуть город, местные слишком старательно ищут убийцу "честных горожан". Шансов у них нет, но охотиться становилось все сложнее, а это портило все удовольствие.

Кстати, уже вот-вот отсюда уйдет караван... Почему бы и не присоединиться? И масса питательной пищи в пути, и безопасный вход в Хаян, где никто не ждет кошмарного хищника.

Еще раз мелькнули в зеркале глаза, и убийца покинул номер, мурлыкая под нос незатейливую мелодию.

Первые три дня путешествия не принесли к счастью ничего. Ни плохих новостей, ни хороших. Вот только Ратек был слишком хорошим каяром. И караваны он водил уже давно, поэтому орк отчётливо понимал - это затишье перед бурей.

Он не мог предположить что именно начнётся, но что что-то случится, это не вызывало у него никаких сомнений. Судя по всему, похожие мысли были и у пары наёмников.

Уже с утра и Сиф, и орчанка Иярра устроили своим отрядам голомовойку, накрутив всем хвосты. Своеобразный психологический ход. Желая доказать, что вздрючили их почём зря, наёмники в ближайшие пару дней будут бдить и день, и ночь, наплевав на все посты.

- Самое тихое и самое опасное время, - пробормотала Иярра, подогнав своего верхового ящера и чуть затормозив его подле ящера Ратека. - Доброго дня, пан.

- Доброго дня, панни. - Кивнул он. - Надеюсь, он, действительно, будет добрым...

- Вам ли не знать, что днём обычно ничего не происходит? И если жернова предков решат переломить ход истории, то всё случится ночью. Неважно хорошее или плохое.

- Да... эта ночь станет решающей, если не случится сегодня, то не случится уже весь путь.

Иярра склонила голову, затем взглянула вперёд. Губы женщины беззвучно шевелились. Она словно читала молитву, прося у духов защиты и покровительства.

Сложно было поверить, что эта женщина будет так религиозна... впрочем, орк не знал, за что от нее отреклись так, что она вернулась и вырезала всех. Наверное, была какая-то причина. Впрочем, спрашивать об этом было попросту невежливо, да и некогда.

Обычный шум каравана прорезал неожиданно спокойный и негромкий голос.

- Иярра, иди сюда. - Сиф, позвавший ее, находился довольно далеко, но фей всегда умудрялся говорить так, что его слышали те, кому адресована реплика.

Орчанка, склонив голову, потянула за поводья, заворачивая ящера в сторону. И только пыль от трёхлапых лап чуть заметным ветерком поднялась вверх.

Проводив ее взглядом, Ратек наткнулся на девчонку. Обычная девушка ехала на своем ящере с подобием паланкина, сама правила им, держа поводья в одной руке, затянутой в тонкую персатку, и насвистывала незатейливую мелодию. Обычная-то она обычная, но почему-то орк не сразу смог отвести взгляд.

Среднего роста, молодая, с точеной гибкой фигуркой и платиновыми, или седыми волосами. Из-за пыли и легкого серебристого платка - не определишь. А еще ее серые глаза смеялись. Она была одной из тех немногих, кто не выказывал нервозности, а беззаботно двигался вперед.

Ощутив его взгляд, девчонка встретилась с ним глазами и... подмигнула, затем рассмеялась, прикрыв губы узкой ладошкой.

Отчасти удивлённый такой реакцией, орк всё же повернулся вперед, вернувшись к работе...

Сиф ждал напарницу поодаль, верхом на своем ездовом питомце. Его небольшой в сравнении с грузовыми ящерами охотничий псевдодракон был куда быстрее и выносливее своих более массивных собратьев, но, главное, мог вытянуть своего наездника из когтей врага. Что уж говорить, в ближнем бою некромант участвовать не любил.

- Смерть рядом. - Спокойно произнес фей, выдыхая голубоватый дымок после затяжки своей тонкой и изящной трубкой.

Иярра довольно резко натянув поводья ящера, отчего её верховой недовольно взвизгнул, посмотрела на напарника.

- Предотвратить можно? Или хотя бы отсрочить?

- Нет. Мы можем защитить одного, но умрет другой. Одна жизнь оборвется этой ночью, так или иначе.

- Так или иначе, - пробормотала орчанка. - Подношение? Жертва? Еда?

- Еда. Душа не отправится в чертоги своего бога, она будет поглощена. - Некромант опять выдохнул голубой дым.

- Вот только пожирателя нам не хватало в караване...

- Увы... и он, или она, не новичок... я не чувствую пожирателя, Иярра.

- Это даже хуже, чем просто "плохо".

- Именно. Радует только то, что он заберет этой ночью только одну жизнь...

- От кого именно смертью пахнет показать можешь?

- От семерых. Он выбирает, ждет, кто из них будет наиболее удобен для охоты.

- Духи предков! - губы орчанки превратились в тонкую полоску.

- Вот их сюда не надо, сожрет и спасибо скажет. - Цинизм напарника орчанке был отлично известен.

Иярра склонила голову, потом вновь взглянула вперёд.

- Значит, еда минимум раз в три дня, так получается? - пробормотала она больше себе под нос.

- Если повезет - да. Если он не захочет поиграть, или не ослабнет по какой-то причине.

- Ратек знал?

- Не когда нанимал нас, тут он чист.

- Ещё кто-то связан с этим запахом смерти среди каравана?

- Да. Человеческий маг. Вон тот. - Фей указал трубкой на того, о ком говорил.

Иярра удивилась. Никто другой не прочитал бы в холоде ее лица изменений, но для Сифа это было совершенно очевидно.

- Я его знаю.

- Откуда же? - пришла очередь фея удивляться.

- Давняя история, - отозвалась Иярра задумчиво. - Очень давняя. Не уверена, что он помнит меня. Но я его хорошо запомнила. В некотором роде, он часть той истории, о которой я не хочу вспоминать. Он был в составе того наряда, который пришёл судить меня, вооруженные человеческой моралью. Обратно ушёл он один.

- Ты его отпустила? Не похоже на тебя. - Большую часть истории Сиф знал. Что-то от самой напарницы, а что-то от мертвых.

- Он был из них самым молоденьким и безобидным. А мне нужен был гонец, который передал бы... послание... "судьям".

- От него пахнет смертью. Убивал он много. И он тоже отмечен. Он связан с этой смертью...

- Ну что, выяснять сразу? Или подождём посмотрим? - немного флегматично спросила Иярра. К смерти она относилась философски, как к чему-то неизбежному, а после некоторых событий в своей жизни вообще не видела ничего особенного. Смерть не была для ее народа новым началом, но и окончательным концом тоже не становилась.

- Подождем. Спросишь его - он начнет задавать вопросы. Начнет задавать вопросы - узнает о ночи. Узнает о ночи - начнет суетиться. Начнет суетиться - рассердит хищника. А что будет тогда - объяснять тебе не надо. - Фей равнодушно затянулся трубкой.

- Тогда подождём, - согласилась орчанка. - Пойду проверю наших стрелков, что-то они вели себя с утра странно. Глаза прятали. Как бы не случилось чего.

- Проверь. - А когда она уже почти уехала, Сиф добавил негромко: - Завтра им придется работать...

Иярра не повернулась, но фей точно знал, что напарница всё услышала и повторять ей уже не нужно.

В караване, особенно долгом, надёжной и постоянной спутницей практически всех становилась скука. Это было правилом, редкие исключения из которого только подтверждали общую тенденцию.

Аллан, цепной пёс градоправителя Тьяма, был в числе тех самых исключений.

Маг воды, он в любой момент времени мог призвать духа своей стихии и приказать рассказывать или показывать истории из разных концов света. Это было заклинание из высшей школы мастерства, своеобразный шик. Маги хвастались своими духами, форсили друг перед другом и придумывали, как подать себя и своих "красавцев-напарников" в лучшем свете.

Аллан о таком бреде никогда не задумывался. С помощью духа он работал.

В этот раз с помощью водного зеркала он рассматривал караван. Прошёл взглядом мимо красотки в обтягивающем платье, мимо пары наёмников, мимо старушки с ребёнком, мимо испуганной женщины, мимо группы хохочущих мужчин, мимо трясущейся словно в ознобе фигуры в тёмном балахоне, мимо дворфа, развалившегося в одной из повозок с запыленной бутылкой вина. И дальше, дальше. По одному кругу, второму.

Аллан знал, ощущал чутьем, что сегодня ночью произойдёт убийство. И пытался отыскать, кто именно может стать жертвой. Список получался внушительным...

Вот в зеркале мелькнула девушка, которая лежа в пАлланкине болтала ногами и одной рукой держала поводья, даже не глядя на дорогу. Она лежала и лениво тонким карандашом делала набросок в тетради, мурлыкая под нос незатейливую, но ужасно прилипчивую мелодию.

Взгляд мага ненадолго прикипел к этой картине. В девушке было что-то знакомое. Или показалось?

Раздражённо дёрнув плечом, маг смахнул изображение с зеркала.

- Подсматривать за девушками - не хорошо. - Мелодия прервалась и девичий голосок раздался справа. Девчонка даже головы не подняла от своего наброска.

Маг перевёл взгляд вбок, с внутренним недовольством обнаружив девушку из зеркала - в полуметре от себя.

- Подглядывать за чужой работой тоже не хорошо.

- Если бы господин маг не хотел быть замечен, он бы не дал скромной художнице застать себя за делом. К тому же, исходя из вашего упрека, вы виновны дважды - подсматривание за девушкой и за ее работой. - Девушка мило улыбнулась, сверкнув серыми глазами, и тут же вернула взгляд к наброску.

Аллан поднял руки.

- Простите, пани. Вы побили меня моей же логикой. Если бы я был в городе, то однозначно предложил бы вам загладить свою вину бутылочкой вина. В дороге же, к сожалению, хорошее вино найти невозможно.

- Ну, почему же, я не далее чем этим утром купила у наших попутчиков-купцов отличное вино, а вот приличной компании - не купишь нигде. - Чуть сокрушенно вздохнула девушка. - Окажете мне честь, пан? - Улыбнулась несколько смущенной улыбкой девушка.

- Отказать столь прекрасной леди я был бы не в силах. Но увы, обязан. Я на работе, видите ли, - взгляд Аллана стал на мгновение профессиональным, скользнул по расслабленной девушке и снова на лицо мужчины вернулось спокойствие.

- Я тоже. Но вы будете на работе весь путь, не так ли? Не думаю, что от измученного долгой концентрацией разума будет большой прок. Даже самому сильному разуму нужна передышка. Охрана следит, вы осмотрели уже весь караван, за полчасика, часик перерыва не случится ничего, пан.

- Вы так уверены, что я осмотрел весь караван, пани?

- Художник обязан подмечать детали. И знать, когда глазам и разуму пора отдохнуть. Ваши глаза устали, пан. Они уже не видят мелочей, которые должны подмечать.

- Я не мог вас встречать ранее, пани?

- Не знаю, видели ли вы меня, но представлены мы не были точно. Я редко забываю лица...

- Меня не оставляет ощущение, что я где-то видел вас пани. И при ... не самых лучших обстоятельствах.

- Едва ли, пан, я просто тихая художница. Может вам критиковали мою картину?.. - Недоуменно посмотрела на мага девушка, доводя штрихи на листе.

- Возможно такие обстоятельства и трагедия для художника, - Аллан чуть заметно улыбнулся. - Но я не отношусь к интеллигенции, пани. Я простой рубака.

- Да нет, мне все равно, что думают о моих картинах, я рисую для себя и мне приятно, что кому-то нравится мое творчество.

- Тогда, увы. Попробуем ещё раз? Может быть, у вас был любовник из числа военных?

Девушка мелодично рассмеялась, прикрыв губы ладошкой.

- Пан мой, вам не кажется, что такие вопросы можно задавать только когда уже половина бутылки покинет свое вместилище?

Аллан развёл руками, выпустив поводья.

- Вы не поверите, пани, иногда заданные в лоб вопросы дают потрясающие результаты.

- Иногда да. А иногда они могут стать причиной проблем... Кому, как не вам знать?

- Я простой рубака, какие у нас могут проблемы, пани?

- Кажется, за некоторые вопросы, а иногда и просто намеки, в вашей среде... как это говорится... бьют морду? - Девушка достала откуда-то бутыль без маркировок, зато с сургучной печатью.

- Ну так, - Аллан усмехнулся. - Пани, бьют. Но иногда, если пытаются бить не того, получают сами. Знаете ли, иногда очень приятная картина...

- Знаю, у меня есть полотно на эту тему. - Девушка опять засмеялась. но теперь была вынуждена прикрыться бутылочкой.

- Вы не просто художница?

- Кто знает, пан... кто знает. - Девушка неожиданно уронила бутылку и добавила несколько штрихов на лист. - Но вы очень ловко уходите от темы, задавая интересные вопросы... вы не просто рубака, пан.

- Что поделать... - Аллан подобрал поводья. - Всё же, позвольте, я покину вас, пани. Есть дело... Которое смотрит на меня болотными глазами, на дне которых страшные убийства.

- Жаль-жаль... надеюсь, я все же дождусь вашей компании?.. Ведь вы задолжали мне извинения. - Улыбнулась лукаво девушка... и бросила Аллану сложенный лист бумаги.

Поймав его, мужчина коротко кивнул и тронул поводьями. Ящер рыкнул и потрусил вперёд. Туда, куда вела воина его интуиция.

Девушка, так и не назвавшая своего имени проводила его взглядом и, тихо хихикнув, вновь улеглась, начиная новый набросок.

Вечером караван остановился на ночлег. Все знали, что если кто-то и нападет, то это будет вечером или ночью, так что всей охране начальники накрутили хвосты.

Впрочем, Сиф и Иярра своих не накручивали. Орчанке было достаточно равнодушной фразы напарника, что этой ночью будет лишь одна смерть, и лучше не мешать ей, а потому своим людям они негласно разрешили спать на постах. Не словами, лишь жестом, интонацией.

Ужин напарники, как обычно, разыграли в кости, и готовить выпало ей.

- Иярра, у тебя опять пригорает. - Произнес фей, сидящий на голове своего зверя и курящий теперь что-то с зеленым дымом и пахнущее свежескошенной травой.

- Что я могу сделать, если в плане готовке я могу отравить даже непритязательных орков?

- Пора уже научиться. Я тебе три раза дарил книги на эту тему.

- Да, да, и они все были такими большими, что за тебя их несли каждый раз пышные дамы, очарованные "таким малюткой". А я потом месяца два выслушивала всё, что ты думаешь по поводу такого к тебе отношения.

- Угу. Вот на такие жертвы шел ради тебя, а ты не ценишь.

- Совсем не ценю.

- Вот и зря, потому что в кости тебе не везет, а мне надоело шаманить над твоими извращениями.

- Сиф, - Иярра покосилась на напарника, погрозив ему половником. - Я тебе честно говорю, что однажды откручу тебе голову.

- Открути, если так хочется. Будешь терпеть фею-лича, оно тебе-таки надо!? - Наставительно погрозил напарнице трубкой маленький фей.

- Личи молчаливые. И это главный плюс!

- Я не буду молчаливым. И личи не устают. Смекаешь?

- Это будет кошмар в ещё большем размере. Я поняла, хорошо.

- Ты мне всегда нравилась развитым логическим мышлением, что у женщин, а тем более орков, встречается не часто. - Фей улыбнулся.

Иярра ответила ему клыкастой усмешкой.

- Опять сожжешь ужин, зубастик. - Фей кисло покосился на котелок. Судя по запаху, опять придется пыльцой поработать...

- А там не наше варится, - отозвалась орчанка со смешком. - Это для ящеров. А наша рыба запекается пониже.

- Душок от их похлебки...сомнительный.

- А что ты хотел, с учётом того, что туда добавлено! Тухлое мясо - оно только для них хорошо.

- Я давно предлагал заменить их нежитью. И не устает и жрать не просит.

- Ты представь как будут при этом "рады" наниматели!

- А им знать не обязательно. - Хмыкнул. - высокоуровневая нежить не воняет трупом.

- Только магическая сигнализация на них воёт. Вспомни, чем закончился наш первый и последний опыт с нежитью.

- Ага, вот и таскаем теперь мешки костей на случай заварушки...

- Зато никто не знает, кто в мешках. И поэтому не возникает, не орёт, не хватается за сердце. И главное, не требует потом деньги через магический суд за моральный ущерб!

- Да-да... зануда. Где еда там?

- Через пару минут будет готова. Достань пока лепёшки.

- Лепешки это хорошо! - Фей полез в сумку... весь. Затем оттуда стали вылетать лепешки. - Это правильные лепешки, лепешки должны быть такими, чтобы их было много, даже если на самом деле их мало.

- Сиф! - укоризненно покачала головой орчанка, вытаскивая ароматно благоухающую рыбу и сноровисто разбивая глинянные оболчки вокруг них.

- Что Сиф? Ну что всегда Сиф? Ты еще скажи, что я не прав!

- Я скажу, что ты не прав. Но я не против такой неправоты.

- Иярра, кончай умничать, а то тебя заподозрят в том, что ты не орк.

- Ты заставляешь меня своими словами отчаянно рыдать! К тому же, какой из меня орк, если от меня отказались? Так, человек с зелёной шкурой, - подмигнула орчанка напарнику.

- Уверена? - Фей завис перед ее носом. - Точно не хомячок? Я все-е-е-е вижу...

- Да, да, - протянула ему Иярра рыбу. - Держи.

Забрав свою пайку, Сиф приземлился на свое место, и неожиданноо застыл.

- Все, можно есть спокойно. Свершилось. - Хмыкнул некромант и принялся отпиливать себе лепешку.

- Кого убили?

- Третья метка.

- Тот мужичок с бутылкой?

- Ага, он самый. - Фей не стал отвлекться от еды.

- Ну что я могу сказать, - Иярра задумчиво коснулась фляжки на своём боку. - Пить вредно. Жить - тоже.

- Ага. Элю дай. - Согласился некромант.

- Держи, - протянула ему орчанка фляжку.

- Спасибо. Ты есть будешь, или планируешь пополнить мою коллекцию? - Сиф отпил ядреного эля и вернул фляжку. - Вот эль ты варишь отменно

- Не планирую я пополнять твою коллекцию, - передёрнулась Иярра. - А эль, ну, - лукаво прищурилась она. - Должно же у меня быть хоть что-то хорошее?

- Не спорю, эль у тебя бесподобен

- Конечно! - Иярра взглянула на некроманта и махнула рукой, так и не закончив фразу. Предпочла заняться своей порцией рыбы. О том, что где-то неподалеку есть пожиратель душ, уже отведавший свою первую жертву её интересовало мало.

Зато стоящий над трупом Аллан досадливо ругнулся. Ибо опоздал он всего на пару мгновений.

И неожиданно появилось неприятное ощущение, что с ним - играют.

Ратек вновь ехал в арьергарде каравана, хмуро глядя вперед. Он догадывался, кто совершил вчерашнее убийство. Не разбойники, а тот, за кем охотится этот пан Аллан... и это пугало больше всего. А еще караванщик не понимал, почему бездействовали наемники, почему не спасли беднягу. Был ли вообще смысл их нанимать? С другой стороны, он нанимал их для защиты каравана от разойников, а не от Пожирателя Душ. И он отчасти виноват перед ними, что не предупредил об этом обстоятельстве, когда узнал. Почему? Замотался, забыл, боялся, что передумают... и, похоже придется отвечать за это.

Возмущённый клекот ящера раздался из-за спины, и рядом с орком поравнялась Иярра.

- Доброго утра, пан Ратек.

- Доброго утра, панни Иярра... если его можно назвать добрым... - Вздохнул орк, переведя взгляд на нее.

- О, страдаете угрызениями совести, пан?

- Отчасти. - Не стал отпираться он.

- Вы знаете, кто ещё едет попутчиком с караваном?

- Увы.

- И давно знаете, пан?

- с момента, когда пан Аллан сообщил. - Хмуро отозвался орк, услышав приближение быстрого зверя Сифа.

- А пан Аллан когда это сделал?

- Перед отбытием.

Иярра чуть раздраженно дёрнула головой, но промолчала, предоставляя слово Сифу.

Сиф, перелетев на ее плечо, задумчиво посмотрел на орка.

- Конечно, вы должны были сообщить нам об этом... - Медленно начал он. - Но, так, как узнали вы об угрозе после заключения контракта, то мы готовы поверить, что лишь хлопоты заставили вас забыть поделиться информацией. Или клятва молчания, что, в принципе, одно и тоже. - Фей еще помолчал, изучая Ратека, который чуть расслабился от слов некроманта. - Думаю, вы недоумеваете, почему наши люди не помешали охотнику насладиться дичью... все просто - этой ночью должна была оборваться жизнь. Одна, но она бы оборвалась. И, так как мы ничего не можем изменить, то не было смысла вмешиваться и рисковать разозлить хищника. - Он говорил, как всегда, ровно, словно погоду обсуждал, а не жизни попутчиков.

Ратек чуть посерел от лекции фея, и хотел уже ответить, когда в их разговор вмешалось ещё одно действующее лицо.

- То, что вы сказали, правда? - требовательно сказал Аллан, подогнав своего ящера к компании.

- Кажется, вам, пан Аллан, неведомо негласное правило вежливости - не подслушивать разговор наемника и его нанимателя... - Фей легко перелетел на своих "изрезанных" крыльях на свое место и принялся обстоятельно набивать трубку.

- В данном случае дело слишком важно, чтобы вспоминать о правилах вежливости. К тому же, вы обсуждали совсем другое. То, что касается и меня.

- Правила вежливости едины для всех и любых ситуаций, и это то немногое, что отличает большинство разумных существ от животных. - Резонно заметил Сиф. Спесь людей облеченных хоть толикой власти всегда вызывала в нем приступы ужасной вредности.

Иярра молчала.

Аллан приподнял бровь в немом изумлении.

- Вы, пан, я так понимаю, отказываетесь говорить и соответственно, полны желания самостоятельно разобраться с пожирателем душ?

- Я? Кажется, я уже дал понять, что это не моя проблема, пан. - Равнодушно пожал плечами Сиф. - мой отряд нанят защищать нас от разбойников... которые нападут этим вечером. А дергать за усы тигра я не подряжался.

- Тогда будьте любезны, поделитесь той информацией что у вас есть, поскольку это моя проблема, к моему неописуемому сожалению.

Раскуривая трубку, Сиф скосил взгляд на орчанку, ожидая ее реакции. Не смотря на то, что информацией располагал лишь он, они были партнерами, а значит принимать решение о дележе этой информацией - обоим.

Иярра смотрела куда-то в сторону. Взгляд ее был отсутствующим. Почувствовав взгляд некроманта, она чуть опустила ресницы. Разбираться ещё и с пожирателем воительнице не хотелось. А он был весьма неприятным фактором, который мог привести к панике, а соответственно к большим проблемам с безопасностью в подотчётном им караване.

Приняв одобрение напарницы, фей выдохнул красноватый на этот раз дым, и спокойно вопросил:

- И что же вас интересует, пан?

- Всё, что вы можете рассказать не переступая вашего контракта и профессиональной этики.

- Моего контракта и этики это все не касается. - Фей поводил трубкой в воздухе, словно размышляя. - Могу точно сказать, что этой ночью от Пожирателя будет польза.

- Я уже усвоил, что сегодня мы ждём в гости разбойников. Но не слишком ли рано, пан Ратек?

- Их кто-то натравил на караван, - неожиданно вступила Иярра.

Сиф прикрыл глаза, передавая слово ей.

- Натравил?? - Караванщик сжал в руках поводья

- Да, - Иярра склонила голову. Взгляд орчанки был всё также отсутствующим. - Натравил. Кто-то приплатил крупную сумму в полновесных золотых, чтобы караван не дошёл до Хаяна.

- Кто?..

- Откуда же я знаю? - сбросила оцепенение женщина.

- Но откуда то же вы знаете, что кто-то заказал караван, - осторожно намекнул Аллан.

- Я? - Иярра покачала головой. - Понятия не имела. А что, кто-то заказал караван?

- Опять голоса... - Сиф выдохнул дым. - Ты впала в транс и сообщила, что разбойникам хорошо заплатили, за нападение.

- Ааа... Сочувствую вам, паны, но я этого не знаю, - орчанка устало потёрла виски. - Этого знают мёртвые, которые иногда говорят моими устами.

- Да, в сущности, не важно. - Сиф пожал плечами. - Допросим труп и все.

Иярра на напарника покосилась со смешком и добавила:

- Если он будет.

- Будет... их будет много.

- Тебе виднее, - взглянула на напарника орчанка. Потом тряхнула поводья ящера. - Я вас пока оставлю, паны. У меня появилось небольшое дело.

- Давай. - Кивнул фей, затем взмахнул рукой и из сумки на боку его ящера вылетела фляга. - Три глотка.

- Спасибо, - слабо улыбнулась орчанка, поймав плетеную словно из травы фляжку. У этого варева, которое делал сам Сиф, было одно достоинство - запах. Запах свежескошенной травы, смешанной с тонким ароматом корицы. Вкус же... С трудом сделав три глотка, Иярра вернула фляжку, вежливо улыбнулась мужчинам и двинулась на своем ящере куда-то в сердце каравана.

- Итак, - Аллан, проводив её взглядом, посмотрел на Сифа. - Продолжим?

- Продолжим. - Сиф окутался клубами алого дымка, развеял его легким движением крыльев.

- Как я понимаю, вы не знаете, кто именно пожиратель?

- Он не новичок, умеет скрывать свою суть... даже в момент поглощения.

Аллан кивнул.

- Зацепки дать можете?

- Смотря что для вас - зацепка. - Пожал плечами фей. - Я лично не понимаю смысла охоты на это создание. Пользы от них больше чем вреда.

От изумления и даже, пожалуй, возмущения кощунственными словами споткнулся не сам Аллан, споткнулся его ящер.

- Вы смеётесь надо мной, пан? Какая польза может быть от пожирателей?

- Вы, люди, не способны слышать... - Вздохнул Сиф. - Я лишь несколько минут назад сказал, что этой ночью Пожиратель поможет нам. Более того, они не отличаются от вас... вы, люди, убиваете животных, в их глазах - вы не лучше Пожирателей. Разница лишь в точке зрения. Как некромант, я многое могу об этом поведать... но уже вижу, что вам не интересно. Когда Пожиратель наметит жертвы - я могу указать на них. Но мешать ему - не буду. Он убьет так или иначе, а ваше вмешательство может только раззадорить хищника. Вы тоже отмечены его вниманием, пан. Не он дичь, а вы.

- Я отмечен вниманием? - мгновенно выцепил Аллан в речи фея самое полезное с практической точки зрения.

- Да. Хищник будет играть, пока ему не надоест, а потом - нанесет удар... И ваш тайник не спасет, если вы не будете знать врага в лицо.

- Да, - Аллан кивнул. - Я понял. И ещё, пан, скажите мне только одно, и я вас покину со своими докучливыми вопросами. Жертва была намечена только одна этой ночью?

- Семь. - Покачал головой Сиф. - Пожиратель умен. Он делает выбор в последний момент.

- Что ж, благодарю за помощь, пан. Вы дали мне даже больше, чем я мог надеяться. Не смею больше вас отвлекать.

Сиф долгую минуту задумчиво смотрел на мужчину.

- Я дам вам совет...не дергайте тигра за усы, даже когда он в клетке. Пожиратель может не только поглощать души...

- Спасибо, пан. Я приму ваш совет к сведению.

- Но не последуете ему... Запомните - душа, поглощенная им, не имеет будущего.

- Поэтому у этих созданий нет права на существование, имею честь.

Аллан по-военному коротко махнул рукой, дёрнул поводья и порысил на ящере в ту же сторону, куда несколькими минутами раньше уехала Иярра.

- А имеют ли право на существование другие хищники, в таком случае? Люди не способны слышать... - Сиф сокрушенно покачал головой, затем кивнул Ратеку и направил своего скакуна обратно, ему предстояло подготовиться...

Ратек, предпочитавший все это время молчать и не мешать господам защитникам каравана обсуждать его защиту. Было дико слышать слова некроманта... но был в них некий резон. Кому, как не некроманту разбираться в таких вещах? Пан Ратек от чего-то уверился, что Пожиратель насытится этой ночью разбойниками, и не будет больше угрозой. Да, такая вера была нужна старому караванщику, чтобы спокойно двигатся вперед.

Караван останавливался дважды. Естественно, на ночь. И в самое пекло, около двух часов, когда идти было невозможно, под сенью магических шатров устраивался привал.

В этот раз место для привала было неплохим. Несколько глубоких колодцев, ровная площадка с утоптанной землей. Всадники спешивались с ящеров, отправляли их поить и разминали ноги.

Аллан устроился чуть в стороне от колодцев. Его ящер, с привязанной к морде торбой, хрумкнул мелкими птичьими косточками. Ведро с ледяной водой стояло рядом.

Сам мужчина то и дело прикладывался к бурдюку с ледяной чистой водой. От желания этой водой обдаться с головы до ног останавливало только то, что легче не станет. Скорее только - хуже.

- Доброго дня, пан... кажется сама судьба сводит нас. - Раздался вновь беззаботно-веселый девичий голос, и из знакомого паланкина на землю выпрыгнула художница. Она сноровисто потащила ведро к колодцу, чтобы набрать воды. Похоже девушка совсем не уставала от изматывающей жары.

- Давно не верю в эту даму, пани, - отозвался Аллан. - И скорее не судьба нас сводит, а ограниченность пространства.

- Ну, почему же. Ох... - Девушка подала ведро своему ящеру, затем, дав напиться, подвесила торбу и стала наполнять свои фляги и бурдюки. - Вы слишком пессимистичны, пан. Что вас гложет?..

- Я пессимист по жизни, пани. Так жить проще.

- Напротив, лучше быть оптимистом. Вы ведь не возражаете против моей компании? Признаться, в этом караване чертовски скучно... даже вдохновение черпать не из чего, а вас с вашей магией рядом нет..

- С чего вдруг вам понадобилась моя магия, пани?

- Вода, пан. - Улыбнулась девушка открыто. - Она так переменчива и изящна, так загадочна и притягательна, что она - вдохновляет.

- Удивительно, пани... - Аллан покачал головой. - Раз уж вы говорите, что нас сводит судьба, может быть, вы наконец-то представитесь?

- Ой... простите мои манеры, пан, я немного рассеяна... - Повинилась девушка. - Я Абигейл. А вы, пан?

- Аллан, пани. Приятно с вами познакомиться.

- И мне, пан. - Абигейл склонила голову на бок, изучая мужчину.

Аллан взглянул на небо из-под установленного "зонтика".

- Вы любите песчаные бури, пани?

- Увы, нет. А что, думаете, она будет?

- Не думаю, что скоро, - уклончиво ответил маг. – Но до конца путешествия буйство этой стихии вы ещё увидите.

- Ну... если захотите укрыться от нее - в моем паланкине достаточно места для двоих. - Без подтекста предложила художница.

…Они напали ночью, как их и ждали. Вот только никто не ждал, что их будет ТАК много. Разбойники неслись вперед, под шквал магии и стрел, теряя своих десятками… и не останавливаясь. Этой ночью даже мирные члены каравана ждали врага с оружием в руках, а Аллан словно бы искал кого-то. Он ходил и всматривался в лица, недобро косясь на безмятежного фея-некроманта, который неторопливо что-то колдовал.

А Абигейл, художница, которая не унывала даже от этих скучных дней, и не тревожилась из-за вчерашней смерти, звонко смеясь, играла в карты с полуорком из купеческой охраны.

Если он сидел иногда касаясь массивного двуручника, то она была вообще безоружна, если не считать кинжала.

- Оружие художника – его тАллант. – Туманно ответила она ему, когда полуорк решил спросить.

Для них атака началась, когда метко брошенный дротик вошел бедняге в затылок, и пригвоздил его к каменному кольцу вокруг костра.

И тут, оставшись одна, художница не стала верещать или паниковать. Ее стоянка была под охраной, но все же несколько на отшибе. Девушка грустно посмотрела на тело собеседника.

- Жаль, с тобой было весело… - отложив карты, Аби встала и отряхнула штанишки, к ней уже несся разбойник с массивной секирой.

Каково же было его изумление, когда хрупкая девушка, почти девочка, легко поймала одной рукой его оружие за древко. Столкнувшись со взглядом ее серых глаз, он в ужасе увидел улыбку… и, как зрачки вытягиваются в вертикальные.

Закричать он уже не успел.

Оттолкнув целёхонький труп, чтобы он не вздумал упасть в костер, художница подбросила в руке тяжеленную секиру, словно камешек, и с силой метнула в несущегося к стоянке купцов-виноделов огра. Она не смотрела, куда попала, просто уже знала, что он труп.

Никто не обратил внимание, когда целая группа разбойников вдруг…упала замертво, без единого повреждения. Их выпили.

А через несколько секунд еще группа налетела на хрупкую девушку, довольно поглаживавшую свой животик.

Налетела, чтобы развалиться изрубленным мясом, а так же открыть товарищам вид на ту, кто их убил.

Абигейл была одета в обычную походную одежду – рубашка, штаны, сапожки, перчатки, разве что платок с волос на ночь она сняла… вот только сейчас в ее правой руке, опертая древком на чью-то спину, была коса. Причудливо искривленное древко имело два лезвия: внизу, короткое, просто шип, и наверху – нормальное. Вот только оба лезвия были выполнены из чего-то густо-фиолетового, и по ним скользили… лица?!

Девушка посмотрела на несущихся к ней разбойников, как хищник на дичь и – атаковала. Коса из поглощенных душ резала их броню и оружие, словно воздух, рассекала тела и поглощала их души, становясь сильнее, делая сильнее хозяйку.

Хищница вышла на охоту…

Когда напали разбойники, Ратек сидел у своего костра, вяло жуя вяленое мясо. Под рукой орка лежал отрез кожи, в который был завернут его двуручник. Ратек не всегда водил караваны, был он и наемником, так что пользоваться этим оружием умел.

Больше всего изматывало всех напряжение - люди знали, что на них нападут, но вот откуда и когда...

Так что, когда он услышал крики разбойников, а потом и увидел их, несущихся к стоянке, то не испугался. Он испытал облегчение. Медленно покинул ножны тяжелый грубый клинок, способный развалить наездника вместе со скакуном, и орк зарычал, готовый сражаться за свою шкуру.

В первый момент показалось, что разбойников совсем немного. Атаковали три отряда. С западной стороны, с восточной и с южной.

Ратек был как раз на западной стороне. В напавшем отряде было человек двадцать, не больше.

Учитывая наемников - ерунда, отбиться не составит труда... эти три отряда даже не добежали - бойцы Сифа и Иярры знали свое дело. Но вот потом из-за камней показались остальные...

Кто его знает, что это было в первой атаке. Разведка боем, проверка на что-то или способ усыпить бдительность охранников каравана, важным было то, что во второй и основной волне разбойников было около двух сотен...

Сжав покрепче рукоять меча, словно это могло развеять наваждение, орк поднял оружие, нанося первый удар, разваливший пополам одного ретивого, и отпугнувший еще троих.

Вслух не прозвучало от разбойников ни одного слова, но ближайшая к Ратеку группа неожиданно перестроилась. Несколько оборванцев отпрянули в разные стороны, выбрав более достойную жертву. А к Ратеку выдвинулись сразу два отлично вооружённых бойца. Леворучник и праворучник идеально дополняющие друг друга.

У двуручного меча всегда есть один огромный минус - скорость. Им можно наносить чудовищные удары, которые не заблокируешь почти ничем, а никакой доспех не выдержит их... но вот убить воина, пока он этот удар наносит - не сложно. А потому орк приготовился к обороне. Как у бывалого наемника, у него было второе оружие - орочий фальшион, тяжеленный для человека. Вот только чтобы перевооружиться нужно как-то парочку отогнать.

Мимо свистнуло что-то, и один из двух нападающих отпрянул в сторону, зажимая распоротую щеку, а следом рядом с Ратеком появилась Иярра. Простоволосая. Без какого-либо оружия, только в руках духовая трубка. В воздухе снова свистнул дротик, и уже второй боец прянул в сторону.

Воткнув в землю двуручник, караванщик вытащил из ножен фальшион, атакуя ближайшего противника уже быстрым оружием.

Орчанка на удивление осталась рядом. Она была по-прежнему расслаблено-задумчива, только почему-то ещё двое из разбойников остались на земле хладными трупами...

Ратеку было любопытно, что творится, но отвлекаться было некогда - враги не давали толком дух перевести.

Да ещё и меньше их не становилось.

Упадут двое, а появятся - трое.

Неожиданно вокруг стало ... чисто. На одно мгновение все заволокло пылью, или пеплом, и тут же вокруг орков образовалось свободное пространство метров десять диаметром.

Иярра усмехнулась, вытерев руку о цветастую юбку.

- Сиф, ну наконец-то. У нас есть около двадцати секунд передышки, пан Ратек. Потом будет полегче.

- Он начал охоту. - Туманно-равнодушно ответил Сиф. - Сейчас всем будет намного легче.

- Он?.. - Посмотрел на Иярру пан.

Орчанка чуть заметно улыбнулась и повторила:

- Он.

- Понятно... - посерел слегка орк.

- Надеюсь этот человеческий болван не полезет мешаться... разбойников тут очень много. - Подал голос Сиф, все еще не спеша показываться.

- "Этот человеческий болван" мешаться не полезет, - Аллан вынырнул из земли, окутанный водным коконом. Кокон выпустил мага на волю и сотней водных стрел полетел в ту сторону, где ещё оставались разбойники. - Самонаводящиеся, - пояснил Аллан, как само собой разумещееся. - Я уже вычерпан почти до дна, так что с первой попытки убивать уже у них не получается...

- Бой только начался, а резерв на нуле. - Хмыкнул неодобрительно Сиф. - Вам бы научиться соизмерять... и проставьте Пожирателю ужин, он уже угробил сотню. Да где ж они столько насобирали... и ведь не поднимешь их, грамотно перестраховались. - Из темноты вышел...вылетел...выполз... в общем, фигура из какой-то смеси дыма и праха, на которой сидел фей, обозревая окрестности. -

Маг посмотрел на фея, пожал плечами. Чужие странности были ему до одного места. Не нравился он некроманту, и тьма с тем. Он не нанимался всем подряд нравиться, также как и объяснять магические законы.

Перебравшись на голову напарнице, Сиф махнул рукой и его "транспорт" разлетелся десятком дымных жгутов и бросился во тьму.

- Ну что, - Иярра скрестила руки на груди. Духовая трубка исчезла где-то в складках её юбки. - Это была только вторая атака. Сиф, что насчёт третьей? Пахнет от нас ещё смертью?

Сиф прислушался к чему-то, покачал головой.

- Нет. уходят.

- Значит, на сегодня у нас перерыв, но нападение повторится.

- Да. Не сейчас, позже...

- Ну, - Иярра потянулась. - Значит, нам нужно оказать помощь раненым. Посмотреть что у нас с транспортом, проверить запасы. И двигаться дальше.

- Ну, так приступайте. - Фей пожал плечами. - Я пока турпы уберу.

Иярра только хмыкнула.

- Пан Аллан, пройдётесь со мной? Я слышала маги воды изумительные лекари.

- Не сказал бы, что в университете я уделял этому предмету очень много внимания, но обработать боевые раны смогу. Так что почту за честь, панна.

- Замечательно. Сиф?

Сиф фыркнул и стремительно полетел куда-то вверх. Мотаться по лагерю он как-то не планировал...

Иярра рассмеялась, приняла предложенную Алланом руку, и маг с орчанкой растаяли в темноте.

Покачав головой, Ратек пошел к своему двуручнику, на ходу протирая фальшион. Такие новости ему определенно не нравились!

…Когда нападающие начали отступать, Абигейл сменила удобную и смертоносную, но очень заметную косу на быстрый и вполне себе обычный скимитар. Коса могла ее выдать, а вот это, пусть и зачарованное, оружие - нет. Все же честно купленное ,с клеймом кузнеца, им же и зачарованное.

Однако девушка захотела пройтись, размяться. энергия бурлила, смешиваясь с адреналином, что было просто гремучей смесью.

Темень не была преградой для ее глаз, хотя они и стали уже обычными, а чуткий слух улавливал неподалеку плеск воды.

"Как интересно..."

Обойдя несколько валунов, художница залезла на еще один, более удобный для этого, и оттуда ей открылась картина, которую тут же захотелось написать.

В темноте парила белая-белая туча. Из тучи, судя по клубам пара, валящим во все стороны, лилась горячая вода. И смешивась с потоками крови стекала на землю.

Принимал такой своеобразный душ мужчина. Влажные волосы облепили голову и шею, щекотали влажными кончиками распаренную кожу.

Ботинки стояли чуть в стороне, там же валялась рубашка, ни на что уже не годная. мужчина был почему-то в брюках, хотя логичнее было бы быть без них.

А ещё на спине была совершенно завораживающая татуировка. Вот только, странность, невозможно было понять, что же именно изображено. Да, это было красиво, напоминало чем-то водную стихию, готовую в любой момент прорвать плотину и обрушиться на людей, но оформить всё это в слова - было сложно. Легче было нарисовать.

Не задумываясь, она начала делать набросок, изучая мужчину, фиксируя каждую черточку... и все же задаваясь вопросом, почему он в штанах? Приклеены они чтоль?

- Ещё немного и вы, пани художница, протрёте во мне дырку, - негромко сообщил Аллан, поворачиваясь. Глаза его едва заметно светились в темноте голубым.

- Пан, вы разве не знаете, что натурщик не должен шевелиться? - Улыбнулась ему весело девушка, ничуть несмутившись.

- Так то натурщик, а я пани вроде бы и не позировал. Что вы делаете вне охраняемого периметра, пани?

- решила проветриться. Адреналин. Позировали, хоть и негласно.

- Понимаю. Адреналин это тяжёлое испытание для юных пани. Это был ваш первый бой?

- Нет. - Девушка покачала головой. - Хотя такой массовый - первый.

- Что ж, в жизни всё надо попробовать, - философски заметил мужчина. - Но без некоторых вещей я лично бы обошёлся.

- Например без кровавого душа? - Аби склонила голвоу на бок.

- О, без него тоже.

- А без чего же еще?

- Без таких массовых нападений, пани. А ещё без их последствий.

- Последствий? Каких, например? - Девушка чуть сдвинула перевязсь со скимитаром, чтобы было удобнее сидетью

- Например, самое прямое, пани. Раненые.

А ещё бьющиеся в истерике люди.

- Истерика хуже. Раненного можно обработать и все, а вот истерика... лучше всего лечится тяжелой пивной кружкой по макушке.

- Знаете ли, к моему огромному огорчению, после такого лечения они совершенно не в состоянии двигаться дальше. Такая вот... досада.

- поперек седла и все. - Довольно цинично отозвалась художница. - Все знали, что может случиться.

- Но это не спасает от истерик, пани.

- Спасает воск в уши. - Девушка улыбнулась, продемонстрировав затычки.

Аллан усмехнулся, ещё держа мину, потом расхохотался. Но не счел нужным что-то добавить.

Костёр почти погорел. Самых ярых истериков удалось заткнуть. Маг воды и присоединившиеся пара магов из отряда наёмников помогли вылечить тех, у кого были серьёзные раны. На мелочи вроде ушибов, небольших порезов и прочего решено было внимания не обращать. Запас магии был важнее.

- Итак, - Иярра, помешав угли, подкинула в котелок пару травок и посмотрела на напарника. - Когда снова нападут?

- Ты отлично знаешь сама, что они пару дней еще будут зализывать раны.

- Я точно это знаю? - скептически уточнила орчанка.

- Иярра, не придуривайся. - Сиф зевнул.

- Иярра не придуривается, Иярра говорит о том, что вечерлм будет новое нападение.

- Мелкое. - Пожал плечами Сиф.

- Но будет. И это нехорошо.

- Нехорошо. Надо вдарить так, чтоб никто не ушел.

Орчанка кивнула.

Дело было не в том, что нападут, дело было в том, что нападут снова. Слишком тревожный признак.

- Кому-то очень надо, чтобы караван не дошёл до города. Но почему?!

- Не знаю... Этот кто-то знал, что в караване некромант - тела обработаны так, что я не могу их допросить.

- А мы предупреждали, - сообщило эхо устами Иярры.

- Да-да... от этого не легче.

- Так ты же нам не поверил!

- Мы хотим извинений.

- Ну или хотя бы признания, что ли!

По мановению руки некроманта рот орчанки заткнул кусок мяса.

- Я поверил, потому и подготовился.

Иярра довольно улыбнулась и прикрыла глаза. Голоса раздались вокруг, но были теперь совершенно не слышны...

***

Ратек приложился к бурдюку с травяным настоем и поморщился. После ночного боя настроение было так себе. Благодаря наемникам и... о ужас, Пожирателю - почти не было пострадавших... Разве что те, кто попал под удар по глупости.

- Что это вы отличаетесь сегодня таким дурным взглядом на мир, пан Ратек? - насмешливый голос Иярры стал для орка сюрпризом. Приятным.

- Не нравится мне все это, пани. А у вас, я смотрю, хорошее настроение?

- О, у меня всегда хорошее настроение, пан, когда выдаётся возможность подраться и немного... - Иярра усмехнулась. - Заткнуть те голоса, которые портят настроение в обычное время дня и ночи.

- Голоса?

- Да, - орчанка кивнула, затем взглянула куда-то в сторону. - Голоса. Духи предков, пан.

- О... - Ратек все понял. - Нелегкое бремя...

- Ужасно... Но впрочем, причину моего хорошего настроения я вам уже озвучила. Не озвучите ли, пан, причину своего плохого настроения?

- Слишком много нападавших... и ведь они не успокоятся.

- Безусловно, нет. Уже сегодня ночью будет повторное нападение.

- Мы готовы?.. - Напрягся орк.

- О, не стоит волноваться, пан. Это нападение будет коротким и очень быстрым. Его даже не заметят в караване.

- вы уверены?

- Да, гостей встретим только мы с напарником. Никого больше не понадобится. Это... будет война не живых, пан.

Караванщик поежился. Таких вещей он не любил.

- Ясно... ну, вы меня успокоили, пани...

- Скорее ввела в ещё большее недовольство, - засмеялась Иярра.

- Ну... отчасти-отчасти. - НЕ стал отпираться Ратек.

- Духи говорят, что живые тоже нападут. Но позднее.

- когда?.. Много?!

- Спокойнее, пан. Что же вы такой то... нетерпеливый. Это ещё пока неизвестно, всё будет зависеть от другого. От того, кто нападёт сегодня ночью и от их результатов.

Орк нахмурился еще больше и пробормотал что-то не очень приличное.

- кто ж их нтравил...

Иярра отвечать не стала. Это был вопрос, который её не касался.

Художница задумчиво прикусила карандаш. Эскиз получился бесподобным, вообще картина была готова, осталось чуть подтереть вот там и тут, и - готово. Вот только оставить себе или подарить этому забавному магу, как первый его портрет? Нет, эту жалко, такая красота.

- Мое-мое-мое... - Промурлыкала она едва слышно и подтерла последние штрихи. - Готово. - По своей давней традиции, девушка расписалась на уголке картины... вином. тончайшая спица, сделанная на заказ у нее была припасена как раз для этого.

Убрав шедевр, художница сладко потянулась и высунулась из пАлланкина, осматриваясь. На предмет источника вкусного запаха еды или на предмет нового натурщика? Или просто женское любопытство?

Вначале она ничего интересного не увидела. Не было рядом и пана Аллана, который был относительно неплохим развеивателем скуки. А затем в глаза художнице бросилась весьма занимательная сценка.

Хрупкое дрожащее создание в черном балахоне пыталось обойти огромного орка. Орк с радостным гыганькаем дорогу закрывал, шагая в ту же сторону, куда пыталось деться зашуганное оно.

Интересным было то, что даже острый взгляд художницы никак не мог определить кто скрывается под балахоном: мужчина или женщина. Создание было настолько зашуганным, а движения рваными, что совершенно не удавалось вычленить характерные особенности мужчин или женщин.

С одной стороны, такими дрожаще-зашуганными были как женщины, так и мужчины. Все зависело от того какой расы было создание, а также где именно воспитывалось. Художница, тащившая к себе в натурщики совершенно уникальные экземпляры, знала мужчин, которые прятались под шкаф при упоминании тараканов, и знала женщин, которые бы с одного удара уложить слишком много о себе возомнившего орка.

Бедное зашуганное оно в конце концов остановилось, не в силах сдвинуться с места. Орк сделал козу и со словами:

- Идет коза рогатая, за малыми ребятами, - полез к капюшону.

Художница даже успела подумать, а не стоит ли вмешаться, как защитник сирых и угнетенных все же нашелся.

У злого пана Аллана была очень тяжелая рука, а уж дополненная до ледяного кулака... Орку оставалось только посочувствовать.

Художница покачала головой, покосившись на валяющегося орка. Что-то ей подсказывало, что в ближайшее время он едва ли поднимется сам.

- А милый пан скор на расправу... - Тихонько хихикнула девушка в кулачок.

Аллан что-то сообщил негромко дрожащему созданию, в ответ последовала новая волна дрожь, а затем мужчина повернул своего ящера в сторону.

- М-да... утешатель из вас аховый, милый пан... - Негромко промурлыкала художница, ни к кому конкретно не обращаясь. Дождавшись, пока Аллан немного приблизится, девушка кинула ему сверточек.

- Герою и награда. - Открыто улыбнулась она.

- Вы ещё и готовить умеете, пани? - уточнил мужчина, покосившись на завернутое в лепестки лаваша мясо.

- Только некоторые любимые блюда. Хобби. Съедобно и смею надеяться вкусно.

- Интересное у вас хобби.

- Если мне что-то нравится, я душу из повара вытрясу, а научусь готовить то блюдо. Автор этого блюда сдался на десятой минуте уговоров.

- И сколько же пани вам потребовалось времени, чтобы уговорить поделиться повара рецептом вашего самого коронного блюда?

- Сорок три часа. - Недолго подумав сказала девушка. - Очень упрямился, но оно того стоит.

Аллан усмехнулся.

- Очаровательно. Кого же вы столько трясли, пани?

- Саймона Бернуэли... Думаю, он зарекся со мной пересекаться...

- Гениальный полуорк, работающий у пана Карча? - Аллан едва заметно прищурился.

- Ага, он самый. - Легко подтвердила девушка.

- И как вы пересеклись с начальником дворцовой стражи, пани?

- Хотела сделать зарисовки, его подчиненный...некорректно себя повел, скажем так, за что получил кистью в глаз, а карандашом... по другой части тела, я склонна полагать, что там расположен его мозг. На его вопли прибежал начальник - в качестве извинений пригласил на ужин. - Пожала она плечами. - Может, кстати, потому вы обо мне и слышали.

- Это вряд ли, - Аллан даже отрицательно махнул рукой. - С Карчем мы... не в очень хороших отношениях, и уж тем более о таком он не стал бы мне рассказывать.

- Он не стал бы, явно. Но замять ту историю у него все равно до конца не вышло. - Художница тихо засмеялась. - Не самый он приятный тип... и охранник явно с него пример брал, хотя пану хватило ума остаться в рамках. А вот повара я его довела уже до истерики.

- Вы страшная женщина.

- Ну спасибо, пан... - Притворно обиделась Абигейл.

- Всегда к вашим услугам, пани.

Фыркнув, она отпила из бурдюка воды.

- Хоть изобразите раскаяние, пан Аллан...

- Что вы пани, раскаяние таким солдафонам как я не полагается.

- Полагается... и вы напрасно прикидываетесь, с маскировкой у вас еще хуже чем с совестью.

- Пани, вы разбиваете мне сердце, вы знаете об этом?

- Считайте это маленькой местью "страшной женщины", пан. - Абигейл лукаво сверкнула глазами.

- Какая боль, - пробормотал Аллан, вглядываясь во что-то впереди. - Пани, позвольте вас покинуть. Спасибо за "награду", а теперь...

Не дожидаясь ответа, мужчина щёлкнул поводьями. Ящер потрусил вперёд.

- Мужчины... - Абигейль вздохнула и забралась поглубже в паланкин, намереваясь задремать.

А Аллана сейчас больше всего интересовала странная аномалия, расползающаяся по краю горизонта...

Она надвигалась на караван медленно, но неотвратимо. И в конце концов, стало понятно, что аномалия эта перекрывает дорогу и обойти её невозможно. Место было выбрано исключительно «удачно», по краям дороги были зыбучие пески, обещающие неосторожному путнику страшную смерть.

Тряхнув поводьями своего ящера, Аллан догнал Ратека и поехал рядом.

Потом вздохнул.

- Я могу проверить, что это такое, - сообщил он с неохотой. – Но каравану придётся остановиться.

- Надолго? - Нахмурился орк.

- Об этом вам могут сказать только те, кто устроил подобную засаду.

- Ясно... ладно, мы будем вас ждать. – Караванщик кивнул.

- Надеюсь, ожидание будет не напрасным, - отозвался с едва слышной прохладцей в голосе маг. Ящер порысил в сторону аномалии.

- Паааааан, вы куда? - Донесся до него чуть смеющийся голос.

Повернув голову, Аллан взглянул на очаровательную художницу.

- Пани, я на разведку. И вам не стоит со мной двигаться. Там может быть опасно. А если наш караван потеряет такую дивную красоту, как вы, то он потеряет ещё и силы двигаться дальше.

- Я польщена комплиментом, пан, но любопытство художницы сильнее благоразумия. - Девушка нагнала мага.

- Вы желаете прогуляться в эту аномалию, пани?

- Именно, вы, как обычно, прозорливы, пан...

- Там опасно, - ещё раз попробовал отговорить девушку от безумного предприятия маг.

- Тут тоже. - Пожала плечами девушка.

- Здесь вы не одна, пани. И в случае нападения вас смогут защитить наёмники.

- Кхм... в прошлый раз я как-то не искала ничьей защиты, пан.

- Вам виднее, пани. Надеюсь, только осмотрительность в вас будет более весомым гласом, нежели любопытство художницы.

- Надейтесь, пан, надейтесь. - Аби лукаво сверкнула глазами.

Аллан вздохнул, взглянул на девушку, оценив возможность запечатывания её в кокон воды, мысленно махнул рукой и первым пересёк пределы аномалии.

Любопытная худоница прошла следом, с интересом осматриаясь...

- Класс... - Девушка присвистнула. - мне нравится.

Она видела вокруг себя Долину Водопадов, где бывала совсем недавно. Красивейшее место... и такая желанная прохлада.

- Стесняюсь спросить, пани, что вы видите? - донёсся прохладный голос Аллана.

- Долину Водопадов. А вы, пан?

- А я ничего. Пусто, пани.

- Висите в темноте, или просто все осталось по-прежнему?

- Всё по-прежнему, хмарь и ничего кроме хмари.

- Ну, что я могу сказать, не быть вам художником, пан...

- Даже не претендовал.

- Зря. Маги воды иногда творят шедевры... Что делать будем-то? - Девушка запрыгнула на камешек.

- Кто знает, - Аллан спешился. - Если вы видите красивое место, можете осмотреться.

- Вы разве не бывали в Долине? - Удивилась Аби, спрыгивая на землю и подходя к водопаду. - Опа... класс, забавнейшая метаморфоза. Коснулась воды, она стала кровью... Надо будет нарисовать это!

- Пани, отойдите от воды. Очень вас прошу, - в голосе мага звякнул лёд.

- Пан, вы уж определитесь, мне осматриваться, или отойти от воды. - Девушка все же отошла.

- Не подходите к воде. Ничего не касайтесь.

- Что так?

- Опасно. Кажется, я знаю, что это такое. И чем оно может... грозить каравану.

- Поделитесь? - Абигейл повернулась на голос.

Я бы поделился, но... вы хорошо знакомы с теоремами магофизики, пани? И главное, с их исключениями?

- Поверхностно. Скажем так, один мой натурщик пытался загружать мою светлую головку этим, но я не слишком слушала...

- Тогда вам ни о чём не скажут ни выкладки, ни исходные данные. Ни чем это всё может обернуться. Если же говорить простым языком, то это хаотичное проявление. Может повезти и ничего не произойдёт. А может не повезти и на голову свалится что-то очень тяжёлое, весомое и дурно пахнущее.

- Кстати, над тем местом, где стоите вы, судя по голосу, летает розовый свин.

- Вы меня обрадовали, пани. Исключительно.

- Так для вас-то этого глюка нет... Так, а вот эту галлюцинацию я вам рассказывать не буду.

- Знаете ли, - Аллан провёл пальцами по плечу, смахивая с него длинную нить чего-то серого и вязкого. - То что для меня этих глюков нет, не значит, что они не могут на меня воздействовать. Вы по-прежнему видите водопады, пани?

- Ага. Один так и остался кровавым.

- Замечательно. Можете меня к нему подвести?

- Не вопрос. - Художница неожиданно легко поймала руку мага и подвела его к водопаду. - В шаге от вас.

- Вниз? Вверх?

- Прямо, пан. - Хмыкнула девушка. - Кровь падает прямо перед вами, затем по земле обегает вокруг и идет... Хмм... как интересно... скажите, вы меня-то видите?

- Вас? - Аллан скосил глаза вбок, усмехнулся. - Вы не хотите знать ответ на этот вопрос, пани.

- Понятно. Ну, вам же хуже. Я бы могла нарисовать вам схему. И я по голосу слышу, что видите вы... неподобающее. Как не стыдно...

- Ничего в костях неподобающего не вижу, пани, - мужчина присел на корточки, опустил руку. - Моя ладони опустилась в кровь в вашем видении?

- Ага. Кхм... Забавно видеть руку сквозь кровь, но не видеть тела.

- Ничего, бывает. Хорошо, что видите просто руку. Ощущения, конечно... Отойдите немного в сторону, пани, чтобы всё видеть, но эта кровь на вас не попала.

Пожав плечами, Аби отошла и запрыгнула на камешек.

- Вы в курсе что из крови на вас смотрит ваше же лицо... только искаженное?

- Сильно искажено?

- Ммм... Если проводить параллели, то вы-вы это дичь, а вы-отражение - хищник.

"Отражение того, кто пожрет тебя, маг..." - Но этого девушка не добавила. - "Отражение твоего кошмара... ты боишься нас, маг... Нет, не нас... ты боишься судьбый, уготованной душе, которую пожрали..."

- Ага, - наклонил голову Аллан тем временем. - Третье исключение, с коэффициентом преломления. Не очень хорошо. Пани, чего вы боитесь больше всего на свете?

- Песчанных слизней. - Солгала Абигейл, подумав. - Мой страх вам не поможет, пан...

Но она не договорила, хотя явно хотела продолжить.

"ТЫ не можешь побороть свой страх, потому что не знаешь, как это можно сделать. Мой же страх... он иного рода."

- Что-то не слышно страха в вашем голосе. Мои страхи, пани, слишком жуткие, чтобы их пробуждать к жизни. Может быть, мышек? Пауков?

- Нет. Ваш главный страх сейчас смотрит на вас сквозь текущую кровь водопада. Но не проще ли пробудить страх одного из скакунов?

- Вам хочется познакомиться с огромной плотоядной улиткой, пани? Или вам хочется узнать, что такое за странная клякса, которая пожирает всё на своём пути?

- Улиточку, пожалуйста. Я бы перекусила...

- Где мои юные годы, когда девушки были слабыми и воздушными созданиями? - озадачился Аллан, с удивительно хищным видом разминая пальцы.

- Я художница, к тому же одинокая. Быть слабой - непозволительная роскошь.

Маг комментировать заявление Абигейл не стал, даже не посмотрел в его сторону. Сейчас ему предстояло провести каскадом несколько сложных заклинаний, каждое из которых по отдельности было достаточно сильное, чтобы уничтожить всех людей в караване за спиной мага.

Поэтому отвлекаться на красивых пани, особенно в если в них ощущалась некая чертовоточинка, было некогда.

Раз. Перед глазами мелькнул кровавый водопад, и изменил своё течение в обратную сторону.

Два. Серая хмарь вокруг окрасилась вся в алый цвет и запульсировала словно гигантское сердце.

Три. Биение этого сердца резко прекратилось, словно чья-то не менее огромная рука сжала сердце в своём кулаке, а потом - раздавила. С неба падали тягучие капли крови.

Четыре. Падая на землю, капли стремились друг к другу, формируя гигантскую плотоядную улитку...

Девушка посмотрела на улитку.

- Я уже говорила, что художник из вас не выйдет? - Вытянув клинок из ножен, Абигейл уверенно прыгнула, использовав плечо мага, как опору для ноги, и приземлилась верхом на панцирь уродца. - Глаз улитки, одна штука. - Возвестила она, пока срезанный клинком глаз падал на землю.

Аллан, осевший на землю, пытался отдышаться. Художница верхом на улитке ему была не видна, весь мир вокруг тонул в кровавом тумане...

- Пан, если вы изволите умирать, то будьте добры, залезть на ящера. Я вас не подниму. - Убедившись, что он не в состоянии ничего увидеть или ощутить, девушка положила ладонь на панцирь, выпуская силу потоком, уничтожая ловушку. Приземлившись на нормальную землю, она подошла к мужчине и поднесла к его губам флягу, заставля мага сделать хоть глоток. - Пейте, пан...

"Пей маг, ты ведь хочешь продолжить охоту..."

Глаза Аллан распахнул быстро, поднял руку, поймав Абигейл за запястье и внимательно глядя на неё. Потом так и не добавив ни слова, отпустил девичью руку и поднялся.

- Хмарь рассеется минут через пятнадцать. Если хотите, можете вернуться со мной в караван, пани. А можете остаться. В эти пятнадцать минут, картины будут сменять одна другую, и насмотреться можно на десятки лет вперёд.

- Поехали, а то кто-нибудь сочтет вас халтурно поднятым мертвяком. Буду доказывать, что пока вы живы.

Мужчина пожал плечами. В седло своего ящера он забрался с третьей попытки. И хотя выглядел бледно, поводья держал крепко.

В сторону художницы он не смотрел, его больше интересовало, в какой из общих повозок он сможет найти свободное место и немного поспать.

Дав ему все обдумать и осознать, что поспать в повозках не выйдет, девушка подала голос.

- Залезайте в пАлланкин и поспите, побуду вашей возницей.

- Благодарю, пани. Мы люди военные ко всему привычные, можем спать где угодно, хоть в седле. Поэтому хоть ваше предложение и лестно мне, но я вынужден отказаться.

- Это благородное упрямство сейчас выглядит скорее глупо, чем достойно. Много вы навоюете в таком состоянии? Залезайте и спите, хватит геройствовать. - В голосе художницы звякнул металл.

"Неужели почуял?"

- Красивые девушки, знаете ли отвлекают, а мне действительно необходимо поспать. Поэтому я откажусь. Ещё немного терпения, пани. И впереди покажется караван, после чего, я откланяюсь.

- От этой беды, я про девушек, лечиться не сложно - повернуться к девушке спиной и сладко спать. А вы просто ищете отмазки, чтобы избежать возможности комфортно поспать.

- Не буду спорить с вашим мнением, пани. Мы, служаки, знаете ли, странные люди.

- Ага... выбивание здравого смысла, увы, для вас норма... может мне вас просто убаюкать колыбельной и силой затащить на спальное место?

- Боюсь, это будет воспринято не адекватно, - Аллан чуть заметно улыбнулся. - А вот и караван. Теперь я откланиваюсь, пани. Увидимся с вами немного позднее. Доброго дня.

Не дожидаясь ответа, маг ударил каблуками ящера и рыкнув, чешуйчатое создание порысило в сторону Ратека. У Аллана было что сказать хозяину каравана и что спросить.

Абигейл проводила его задумчивым взглядом. Стоило ли так рисковать? Может стоило позволить магу умереть в этой аномалии?

Впрочем, так и не придя к какому-то выводу, художница заняла свое место в караване, перебралась вглубь пАлланкина и улеглась на подушках, намереваясь подремать.

Караван ещё немного постоял, пока погонщики поднимали ящеров и тронулся с места.

Аномальная хмарь быстро таяла под ярким светом солнца.

И мало кто понимал, какой опасности удалось избежать...

…Глава каравана был не в духе. Точнее, он сильно нервничал. Дело в том, что из-за магической аномалии его караван не успел добраться до безопасной площадки, а, значит, им придется двигаться ночью. А с учетом того, что кто-то очень старательно пытался караван уничтожить - это было еще более опасно, чем обычно. Прямо скажем - слишком опасно.

И вот теперь Ратек ехал на своем месте, курил трубку и всматривался в темноту, ожидая опасности, хотя охрана не расслаблялась.

- Вы всегда такой напряженный, пан Ратек? - негромкий голос Иярры раздался из-за спины.

- Когда оказываюсь в такой ситуации - да, панни. - Орк чуть повернулся, чтобы видеть наёмницу.

Иярра выглядела усталой и отчасти бледной. Впрочем, на губах орчанки бродила задумчивая улыбка.

- ВЫ словно много ночей не спали... - Задумчиво проговорил Ратек.

- О, у меня свои тайны, пан. Хотя по ощущениям схоже.

- Думаю, вам бы стоило отдохнуть, панни.

- Не этой ночью. У нас будут гости, пан, которых нужно встретить подальше от каравана.

- То есть караван останется без охраны в пути?.

- Нет, конечно, - по губам Иярры мелькнула слабая улыбка. - Мы уйдем только вдвоём, пан.

- Вдвоем?..

- Да. С напарником.

- А вы справитесь вдвоем?..

- А у нас разве есть другой выбор? - Иярра покачала головой. - В этом бою не будет живых, пан.

- Что ж... полагаю, мне лучше не задавать лишних вопросов...

- Некоторые знания приносят с собой печали, - степенно согласилась орчанка. А потом впервые на памяти Ратека рассмеялась. - Но некоторые знания достойны того, чтобы ими поделиться!

- И чем же вы готовы поделиться, пани? - Удивился Ратек.

- Например, о том, как интересно пройдёт сегодняшняя ночь в караване.

- Как же?

- Вы видели когда-нибудь, как шулера обувают сторонние люди?

- Ммм... нет, ни разу.

- Тогда, загляните сегодня. В середине каравана состоится изумительное представление. А я пока, пан, откланиваюсь. Наверное, мы вернёмся на рассвете. Если будет кому возвращаться. Доброй ночи.

- Доброй ночи, пани... удачи вам.

- Благодарю, - отозвалась Иярра.

Налетевшие кольца тьмы окутали её, поглотили, а когда распались, рядом с ведущим каравана естественно не осталось ни орчанки, ни её ящера.

…С удобством устроившись в паланкине, который потеряла своего возничего, Аллан дремал, надвинув на лицо капюшон своего фирменного плаща.

Возничий к счастью не погиб, всё было гораздо проще, он сбежал. Как только стало понятно, что ночь несёт проблемы, трусоватый парнишка взял ноги в руки и бросился бежать обратно к городу. Маг даже послал водяной пузырёк, чтобы проследить за парнишкой. Второе назначение этого посыльного было, отправить сообщение главе города о том, что случилось с караваном в дороге.

Но видимо кому-то очень нужно был, чтобы караван до города не дошёл, потому что магического вестника Аллана сбили ещё на подлете. И магу это очень не нравилось. Возможно, он бы повторил свою попытку, но пока следовало хоть немного отдохнуть.

Запах еды вырвал его из дремоты неожиданно.

- Совсем вы себя не бережете, пан... - Раздался голосок Абигейл, и запах еды усилился. - Так что я взяла на себя смелость озаботиться вашим ужином... вы ведь не побрезгуете?

Сдвинув капюшон плаща, Аллан вначале покрутил головой, потом воззрился на девушку.

- Пани.

- Она самая, за пол дня не изменилась. - Девушка дотянулась до него, протягивая поднос с аппетитно пахнущим ужином.

- Вы со мной разделите эту пищу, достойную поднесению богам, пани? - поинтересовался мужчина, принимая поднос, чтобы художница не потеряла равновесие.

- Если пригласите - охотно, пан. - Улыбнулась задорно девушка.

- Тогда, прошу, - протянул Аллан руку.

Охотно приняв руку, девушка перебралась к магу. За своего ящера она не тревожилась - никуда он не денется.

- Итак, - Аллан задумался. - Что-то, кажется... где-то... Точно. Это вам, пани.

В руке мага, протянутого к девушке, вначале из водной спирали проступила бутылка дорогого розового вина, одного из самых лучших, что можно было найти только в погребах главы Хаяна. Горлышко было увито живымплющом с белыми цветами.

- О... Пан, вы меня поразили в самое сердце... - Бережно взяла бутылку художница, пробежалась по ней тонкими пальцами.

- Кажется, я обещал. А вояки, хоть и странные иногда на голову, знали бы вы пани, сколько раз нам по этой голове прилетает, но всё же мы мужчины. А мужчины всегда держат свои обещания, если это не идёт в разрез с честью мундира.

- А сейчас не идет? - Улыбнулась Аби.

- Я пока не решил, пани.

- Почему же, пан?..

Аллан промолчал, только в глазах мелькнуло что-то.

- Красивые девушки, пани, иногда привносят в нашу размеренную жизнь столько проблем.

- Хм... всякое я о себе слышала, но такой характеристики еще не удостаивалась. Разве я вам принесла проблемы, пан? - Лукаво сверкнула глазами она.

- Они двигаются за вами, пани.

- В смысле, пан маг?..

- В прямом.

- Поясните уж скромной художнице ваши туманные слова...

- Скромная художница, да, - эхом повторил Аллан, установив на водяные ножки поднос. - Я вижу тёмную тучу, которая кружится за вашим плечом, пани. Очень тёмную.

- И что это значит? Каюсь, в таких туманных знаках я несведуща... - Вздохнула девушка.

- Ничего страшного не значит, пани. Просто опасность, не обязательно для вас, скорее для окружающих. Но не кажется вам, пани, что пока стынет еда разговаривать на такие темные темы нам не следует?

- Точно... а как вы посмотрите, если я предложу нам разделить это чудное вино?

- Увы, пани, отрицательно. Не в эту ночь.

- Что ж, придется отложить... - Аби вздохнула. - Тогда предлагаю все же воздать должное еде. пока она не остыла, что будет весьма прискорбно.

Аллан коротко хохотнул.

- Приятного аппетита, пани.

- И вам, пан... - Художница затихла, переключившись на еду.

И в общем-то до конца незапланированного для Аллана ужина молчали оба. А потом, вымыв всю посуду вызванной из небытия горячей водой и вернув её хозяйке уже чисто вымытой, мужчина спросил:

- Что подвигло отправиться вас в дорогу, пани?

- Ммм... кажется, в ваших кругах это называют "бабьей блажью". Мне захотелось попутешествовать, отдохнуть, набраться вдохновения...

Аллан кивнул.

- Замечательный способ провести время, - пробормотал он задумчиво, потом неожиданно повернулся, прислушиваясь к чему-то. - Вы слышите что-нибудь, пани?

- Слышу... кое-что, да. Но вам надо отдыхать, а не слушать всякое...

- Отдохнуть - это хорошо, - согласился Аллан.

- Если позволите, я бы сделала вам массаж. Думаю, это не повредит... да и поможет вам уснуть. - Аби чуть склонила голову на бок.

- Пани, ещё немного, и я решу, что вы питаете ко мне нежные чувства.

- Ну, ненависти к вам у меня нет, это очевидно. А это - элементарная забота. Разве это преступление?

- Что вы, пани. Это просто немного удивляет и не более того.

- Не удивляйтесь, вам надо экономить силы.

- У меня такое ощущение, - доверительно сказал Аллан, протягивая руку и касаясь щеки художницы. - Что я лежу при смерти. И вот-вот умру.

- Ммм... нет, вы, вроде бы, живы, пан... насколько я могу судить. - Аби улыбнулась, доверчиво прижавшись щекой к руке мужчины.

- Что ж, посчитаю, что вы, безусловно, правы. И я жив. Но в этом случае, мне совершенно не нужно столько отдыхать, пани.

- Необходимо, иначе вы рискуете оказаться в только что описанном вами состоянии, пан. Это будет прискорбно... - Аби пробежалась пальцами по руке мага, от кисти до локтя, не убирая ладони от своей щеки.

Это с неохотой, но всё же сделал он сам. Потом кивнул.

- Хорошо, пани. Если это будет вам приятно, я лягу спать.

- Будет, пан, будет... - Девушка ласково ему улыбнулась. - Вам просто необходим здоровый сон, как и любому здоровому мужчине... - Впрочем, что-то в ее голосе выдало легкий подтекст.

Аллан усмехнулся, но промолчал, просто не сводя внимательного взгляда с Абигейл.

Девушка подалась вперед, словно хотела что-то поднять или подправить, но вместо этого прильнула губами к губам Аллана, скользнув тонкими пальчиками по его щеке.

Мужские руки сомкнулись на тонкой талии. А в следующий миг Абигейл оказалась на спине, а маг нависал над художницей, разорвав поцелуй.

Аби посмотрела в глаза мужчине, обвивая его шею руками, но не торопя. Мужчина должен ощущать себя мужчиной. Хозяином ситуации.

- Просто дорожное приключение, пани? - поинтересовался Аллан негромко, щелчком пальцев закрыв паланкин от любопытных взглядов. В воздухе тут же зазвенели разноцветные капли-светлячки. Разбрасывая в воцарившейся интимной темноте неяркие блики.

- Как вам будет угодно, пан... - Так же негромко ответила девушка, пробежавшись кончиком языка по губам, словно дразня Аллана.

Маг ещё миг смотрел на неё, потом притянул Абигейл к себе.

Желание девушки закон, а уж когда оно выражено столь недвусмысленно...

***

Караван двигался неспешно. Из-за ночного передвижения скорость упала почти в три, а то и четыре раза. Наёмники были настороже, и в воздухе буквально клубами осязаемого дыма перекатывалась напряжённость.

Правда, в одном месте у этого напряжения была другая природа.

На широкой повозке сидела красивейшая человеческая девушка. В исключительно фривольном виде, прикрывающие алые губы веером карт, она смотрела поверх рубашек на своего очередного соперника. Играли на раздевание. Впрочем, по желанию можно было откупиться деньгами и ничего не снимать. Банк срывал тот, кто довёл противника до полного проигрыша.

Против красотки вышел уже третий противник.

И картина повторялась уже третий раз. Вначале девушка проигрывала. К тому моменту, как в первый раз на ней остались только тонкие чулки, полупрозрачная рубашка и коротенькие шорты, вокруг собралась толпа, подбадривающая противника красотки возгласами. Всем хотелось посмотреть на эту жаркую малышку без одежды.

Впрочем, уже дважды когда до раздевания оставалось совсем чуть-чуть, красотке начинало фортить. И в какой-то момент, её противники сдавались и стараясь не потерять собственного достоинства, закрываясь ладошками исчезали в темноте. Одежда поверженных соперников и нехилый банк оставались девчонке.

Потом следовало яркое шоу по обратному одеванию, которое вызывало у окружающих мужчин практически волчий вой. И всё повторялось.

Ратек увидел эту картину в тот момент, когда девушка разгромила в пух и прах своего противника, оставшегося в этот момент в одних трусах.

Орк усмехнулся. Ему, опытному караванщику, было очевидно, что девчонка мухлюет, но остальные, похоже, этого не понимали и упрямо надеялись обыграть красотку. Это было забавно, вдруг действительно кто-то и справится?

Последний противник швырнул карты, что-то пробормотал и тихой сапой скрылся в темноте. Девушка забросила руки за голову, подумывая о том, чтобы на сегодня игру закончить.

Свою цель, да даже не одну, она уже успела достигнуть.

Во-первых, она привлекла к себе внимание.

Во-вторых, она окупила только что свой проезд.

В-третьих, её запомнили.

В-четвёртых...

Взгляд красотки скользнул по собравшейся толпе. Народ жаждал зрелищ.

Натолкнувшись взглядом на ведущего каравана, человеческая девушка улыбнулась, жестом предложив сыграть. Но орк покачал головой, вежливо отказавшись. Становиться еще одной ее жертвой ему не хотелось, хотя это было бы забавно - мухлевать умел и он.

Девушка поджала губки, задумчиво огляделась, прикидывая с кем бы сыграть. И на беду на глаза красотке попалось ОНО, нечто в струящемся балахоне, дрожащее в углу соседней повозки.

- Я сыграю с этим! - царственно сообщила шулерша, указав пальчиком на дрожащее чудо.

Нечто с этим было категорически не согласно, но возразить не успело. Радостная толпа (шоу продолжается) подхватило это что-то под руки и спустя пару секунд, оноё оказалось напротив шулерши с картами в руках.

Ратек усмехнулся, ему стало интересно, что же сейчас будет. Так или иначе, шоу обещало быть занятным... и развеять гнетущую атмосферу пути.

- Итак, - красотка снова поправила волосы. Грудь волнующе качнулась, вызвав стон у парочки несдержанных любителей шоу. - Я - Сора! А ты?

Дрожащее нечто шевельнулось, качнулось и отвечать не стало.

- Ну и ладно, - сообщила Сора. - Я буду называть тебя "Оно". Возражения?

Возражений не последовало.

Шулерша поджала губки, раздражённая молчанием Оно, затем подкинула карты вверх, поймала их прямо в воздухе и не касаясь руками начала быстро тасовать.

Ратек задумчиво прищурился. Оно вело себя как-то уж очень странно. Ладно - не хочет показывать лицо, но молчать... странно. К тому же он не мог вспомнить, когда принимал такого попутчика в караван. Ну и на закуску - магия карт, которой пользовалась красотка, была крайне редким фокусом... Это интриговало караванщика все больше. Он уже даже подумывал, не сыграть ли потом с этой дамочкой...

Сора тряхнула головой, снова махнула рукой и карты разделились на ровные кучки.

- Выбирай и твой ход! Играем в "Короля, королеву и туза".

Среди толпы раздались звонкие смешки. Игра была известна всем и везде, не имела деления на расы, и встретить играющих в неё можно было кого угодно и где угодно. Игра была замечательная в том плане, что можно было выстраивать стратегию на уме, на удаче, на шулерстве и на... глупости.

Коньком Соры было шулерство.

Задача в игре была проста. Набрать семь карт. Выстроить "домик" для королевы, отправить короля на войну, а туза - в домик к королеве. При этом карты домика были определены по масти, королеву надо было получить от противника, короля из колоды, а туза из отбоя.

Кто-то в толпе свистнул, и игра началась.

Игру для неизвестного противника девчонка точно выбрала верно. Как бы не повернулась ситуация, были пути к ее изменению, да и возможность оценить противника. Вот только поможет ли Соре ее искусство в этот раз? Ратек даже подобрался поближе, так ему стало интересно.

Оно тем временем взглянуло на карты. Дрожь усилилась.

Сора усмехнулась, быстрым движением облизнула губы.

- Ну, ходи уж, - велела она.

И Оно походило. Первой картой оказался туз. Самый глупый ход, который вообще был в игре.

Но Сора вопреки всему нахмурилась. Ратек же усмехнулся. Самые крутые игроки сбрасывали первым как раз туза. Неужели шулерша нарвалась?

Сора поменяла позицию, и следом... тоже сбросила туза.

Смешки в толпе как отрезало.

Похоже Сора решила играть всерьез, отбросив шалости и притворство.

Противник действительно был слишком хорош. Сора ощущала это всеми своими фибрами. Но самое главное, она ощутила азарт. Это было на самом деле чертовски интересно, обыграть. Обыграть того, о ком она не имела ни малейшего понятия.

Больше не было сказано ни слова. Карты мелькали с одной и другой стороны стремительно, порхали разноцветными картинками. Бонусы, ограничения, всё слилось воедино.

А следом раздался протяжный стон, когда Сора... проиграла партию.

Ратек легко уловил, что в этот раз проигрыш не был намеренным, Сора действительно продула.

Впрочем, красотка качнув головой, потянулась пальчиками к правому чулку, приспустила кромку, затем скатала до коленки и сдёрнула. Снова быстро облизнулась.

- Ещё раз?

На этот раз всё так же дрожащее Оно кивнуло.

Вторая партия закончилась быстрее первой новым проигрышем Соры.

Левый чулок с ноги она сдёрнула быстрее первого. И кажется уже и забыла про зрителей, забыла и о том, что на неё рубашка и только трусики. Сейчас она горела желанием взять реванш.

Но... не сложилось.

И нечто дрожащее, успевшее познакомиться с ходом мыслей шулерши, вначале в третий ход лишило её рубашки, а на четвёртом... всего остального.

Шикарное тело красотки оставшееся без всего вызвало бурю среди собравшейся толпы. Даже Ратек

невольно залюбовался, всерьез задумавшись над тем, чтобы познакомиться с дамочкой поближе... хотя, конечно, мысли раз за разом возвращались к орчанке-наемнице... и вот сейчас мысли были далеки от приличествующих степенному орку.

Дрожащее нечто тем временем хмыкнуло, выпустило карты из рук, повернулось и степенно шагнуло с повозки. Банк остался красотке.

Сора же тем временем подняла в воздух карты, скрылась под их разноцветным ворохом. А когда они опали бессильными лепестками, красотки в повозке уже не оказалось.

Сиф долетел до их с напарницей повозки и рухнул на свое место, дернув крыльями.

- Это было нечто... - Устало пробормотал некромант, не поднимаясь от подушек.

Иярра, не столько сидящая в седле, сколько полулежащая на шее ящера, что-то согласно буркнула.

- Подними себе веки, женщина, дотянись до бурдюка и выпей, твоя орочья морда сразу станет не такая замученная... - проскрипел фей, подняв все же голову. Знающего это состояние напарников напугало бы до икоты. Если уж они двое в таком состоянии, что же ждало бы других?!

- Вообще-то бурдюк пуст, - ничуть не обиделась Иярра.

- Дотянись ногой до второго, этот полный, мы его не брали...

- Нога не дрыгается.

- Дрыгни другой, не ленись - растолстеешь... - И куда только девался весь высокопарный вид некроманта!?

- Другая до него не дотягивается, а падать не хочется.

- Ленивая женщина... - Фей грустно вздохнул, дернул крылом и кинул в бурдюк какую-то пыльцу. Бурдюк честно взлетел и плюхнулся на живот орчанке.

- Я бы сказала тебе спасибо, - отозвалась Иярра. - Но это такая гадость, что на "спасибо" у меня не хватит моральных сил.

- Пей, знаешь же, что полегчает...

- Знаю. Пью... Точнее уговариваю себя это сделать...

- Пей-пей.

- Давай на брудершафт, Сиф. Мне одной эту "радость" пить не хочется...

- Я до тебя не долечу...

- Хочешь я возьму тебя на ручки?

- Не хочу, но так и быть, соглашусь, только для этого надо дотянуться до меня.

- Ага. А потом обвинишь меня в том, что я тебя домогаюсь, - рассмеялась орчанка, всё-таки влившая в себя дозу травяно-некротического кошмара.

- Обвиню. И буду прав!

- Ну вот видишь. В таком случае есть ли смысл рыпаться в твою сторону?

- Ммм... есть, это будет забавно. Особенно рожи окружающих.

- Тебе опять хочется прикольнуться?

- Нет, сейчас я хочу поймать ту гадину, которая не дает спокойно ехать, и вынуть этому существу скелет через...кхм... задние ворота.

- Сиф!

- Что, Иярра? Так и быть, потроха отдам тебе, шамань.

Орчанка вздохнула и благоразумно промолчала.

- Иярра... - Позвал напарницу некромант задумчиво.

- Чем ещё ты решил осчастливить меня?

- Заботой. Полегчало тебе?

- Угу, я почти могу соображать.

- Тогда слушай сюда, Иярра, я тебе мудрую вещь скажу, а ты прислушаешься, потому что я редко балую тебя мудростями...

- Сиф, поменьше пафоса. А то воспользуюсь тем, что я более-менее оклемалась и запихну тебя в ведро с ледяной водой.

- О, раз ты настолько оклемалась, тогда точно скажу. Мужика б тебе хорошего, Ияррка... Так что топай ты к нашему орку-нанимателю и поправляй свои расшатанные нервы.

Иярра усмехнулась.

- А почему бы и нет, - легкомысленно отозвалась она, усевшись в седле нормально и тряхнув поводьями.

- Вот, внимай мудрому совету... - Усмехнулся Сиф поведению напарницы. То что орки друг другу понравились он заметил сразу.

Покосившись на него, Иярра фыркнула и спустя некоторое время от неё не осталось и следа.

Сиф же посерьезнел, поднимаясь с бесчисленных подушек. Иярре не стоит наблюдать то, что он будет тут делать, чтобы восстановиться поскорее, пусть приятно проведёт время.

Пусть и с сильным опозданием, но караван добрался до, пусть и не очень удобной, но все же площадки пригодной для остановки. Ящерам нужен был отдых, плюс их надо было напоить и накормить. Да и люди за этот переход вымотались.

Уставший не столько физически, сколько морально, Ратек разместился в своем шатре, раскурил крепкую трубку и готовил еду, перед тем, как отойти ко сну. Ящеры были обихожены, все проверено - теперь он мог подумать и о своем комфорте.

Тихо шевельнулись тяжёлые портьеры, закрывающие вход. И следом раздался голос:

- К вам можно, пан?

- Да, пани, заходите, конечно. - Удивленно ответил орк.

- О, я не вовремя, - немного расстроилась Иярра. - Тогда лучше загляну позже.

- Заходите, пани, разделите со мной трапезу?

- Нет, благодарю. После одного жутко противного варева, которое позволяет остаться на ногах есть не то что не хочется, просто невозможно.

- Ну, тогда просто составите компанию?

- Это я могу, - согласилась Иярра с улыбкой.

- Тогда присаживайтесь, пани!

Оглядевшись по сторонам, орчанка выбрала для себя несколько подушек покрупнее и устроилась на них.

- Пить, я так понимаю, вы тоже откажетесь?..

- Угу. Откажусь. Вот как есть, так и откажусь.

- Жаль... - Орк все же занялся своим пропущенным со вчерашнего вечера ужином, потому как проголодался ужасно. - Как ваше...приключение?

- Ну, мы живы. Это радует. Если бы нас с караваном не было, живых бы не осталось.

- Что ж, благодарение богам и духам, что вы были...

- Может быть и не совсем благодарение.

- Почему, пани?

- Кто знает, что именно в следующий раз выдвинут враги, узнав о том, кто именно защищает ваш караван, пан.

- А они уже могут знать?

- Пока ещё нет. Мы позаботились ещё и о тех двух, кто должен был передать информацию заказчикам. К тому же, у нас есть ещё две линии защиты.

- Две, пани?.. - Ратек склонил голову набок.

- Да. Те, кто слышали о наёмниках Сифе и Иярре, не догадываются о том, что в нашей компании опасен не только Сиф. Так что я одна линия защиты. А вторая... Со стороны никто не знает о том, что в караване путешествует ещё и Пожиратель душ.

- Думаете, он будет защищать караван? Зачем?

- Затем, что даже пожиратель душ хочет путешествовать с удобством и в безопасности, - пожала плечами орчанка. - К тому же, он же принимал участие в той ночной драке. И защищал... не столько караван, сколько себя. Но и этого достаточно, чтобы приписать пожирателя к линии защиты. К тому же, должна быть какая-то весомая причина, из-за которой на караван так упорно нападают.

- Должна. но я ее упорно не могу найти... а вы, пани?

- Я полагаю, дело в том, что кто-то едет с караваном, кто доехать не должен. И ради этого все ухищрения.

- Но кто? Никого. ради кого можно было бы начинать практически военные действия - тут нет.

- Ну, например, вы сами.

- Я всего лишь скромный караванщик, пани.

- Не буду говорить вам комплименты, пан Ратек, вы и без того знаете, что вы далеко не "скромный" караванщик.

- Ну... допустим. Но все равно - не повод...

- Кто знает, что придёт в голову психу, пан.

- Вы знаете, кто на нас ополчился?... - Прищурился Ратек.

- Если бы знала, пан, уже сдала бы напарнику.

- Жаль-жаль... одни загадки в этом пути, а он еще долог. Надеюсь, хоть завтра мы сможем пройти спокойно?

- Завтра? - Иярра задумалась. - А сегодняшний день мы что не отправимся в дорогу?

- Ну, и сегодня тоже. - поправился мужчина.

- Сегодня нас ждет тихий день и не менее тихая ночь. Кстати, пан Ратек. Этим вечером мы часом не остановимся около оазиса?

- Да, пани. - Улыбнулся караванщик, рассматривая Иярру.

- Замечательно, я соскучилась по воде.

- О, не вы одна, милая моя пани... - Вздохнул мечтательно он.

Орчанка удивлённо покосилась на Ратека.

- Пан, у вас такой вид...

- Какой?

- Как будто кто-то разбил вас сердце, и вы хотите увидеть эту "кого-то" в отчасти фривольном виде.

Орк значала удивленно посмотрел на гостью... а потом рассмеялся.

- ВЫ весьма проницательны, пани... и формулировки у вас - очаровательны..

- Что умеем, того не отнять, - пробормотала Иярра, потерев правый висок. - Сколько мы ещё будем стоять, пан?

- Людям и животным нужно отдохнуть, пани... впрочем, в первую очередь - животным.

- Значит ещё часа три-четыре-пять.

- Скорее последнее. А к чему этот вопрос, пани?

- Не знаю, не знаю, - орчанка смущенно улыбнулась. - Признаться, я шла сюда с какой-то целью, но её забыла.

- Как же так, пани? - Вздохнул Ратек. - Может можно как-то ее вам напомнить?..

- Думаю, эта цель в этом не нуждается, пан.

- почему же?..

- По ряду причин, - уклончиво отозвалась Иярра. - В любом случае, вы устали во время перехода, поэтому я вас покину.

- Не думаю, что я устал больше вас, а ваше общество - просто бальзам на мое сердце, пани.

- Раненое той красоткой шулершей? - предположила с улыбкой орчанка.

- Причем тут она? - Усмехнулся орк. - Не спорю, шулерша эффектна, но... нет, не ей, пани. Не ей.

- Ну как же при чём, вы столько времени наблюдали за их сражением на картой. Красиво её умыли?

- Красиво. - Не стал он отрицать, как и удивляться осведомленности девушки. - Но все же, шулерша лишь заставила больше задуматься кое о ком другом, да...

- Бывает, - кивнула Иярра. - Кстати говоря, с кем она играла?

- Над этой загадкой сейчас бьются все в этом караване... пусть загадка пока будет без отгадки. Как думаете? - Лукаво сверкнул глазами Ратек, перебравшись все же на подушки около наемницы.

- Да, наверное, пусть пока будет без отгадки, так будет интереснее.

- Вот-вот. - Похоже, упоминание о шулерше заставило орка вернуться к недавним мыслям, так задумчиво он смотрел на собеседницу.

- Пан? - чуть удивлённо спросила орчанка.

- Да-да. пани?

- С вами всё в порядке?

- Думаю да, пани... а что?..

- Вы немного странный.

- О чем вы, милая пани?

- Вот именно об этом.

- о чем? - Склонил он голову на бок?

Иярра засмеялась.

- Ещё немного и вы запутаете меня, пан.

- А вы уже запутали меня... - Усмехнулся Ратек.

- Какая жалость.

- И вам же распутывать, милая пани...

- Думаете стоит? - прозвучал скепсис в словах Иярры.

- Думаю да... - прищурился Ратек, всматриваясь в глаза орчанки.

- А может так и оставить в запутанном состоянии? В таком случае, пан, знаете ли, это будет безопаснее.

- Безопасность скучна, пани...

- И это говорите мне вы? Ещё недавно спрашивали о том, пройдёт ли безопасно сегодняшний день и ночь.

- Да, это говорю я...

- Тогда с прискорбием вынуждена сообщить, что я вас не понимаю.

- Похоже мы оба слишком устали и потому запутались...

- Наверное, - согласилась Иярра. - И наверное же, я пойду в наш шатёр, пан.

Задумчиво посмотрев на орчанку, караванщик нехотя кивнул.

- Приятного вам отдыха, милая пани...

- Приятного отдыха, пан, - поднявшись с подушек, Иярра скользнула к выходу из шатра и растаяла в жаре по ту сторону.

Проснувшись, Абигейл с задумчивой улыбкой окинула взглядом спящего рядом мага. Она не могла решить… все начиналось просто, как игра в дичь и хищника. Он считал хищником себя, а она – себя, но она знала, кто он, а он о ней не знал. Аби была далеко не новичком и умела скрывать свою суть, а потому игра становилась все веселее. Но теперь она задумалась. Несомненно, маг попал под ее чары, и на этом можно было бы поставить точку, расслабившись, но долг этого конкретного человека был слишком силен. Чувство долга не давало ему забыться в ее объятиях. С одной стороны это восхищало, с другой - раздражало. И пока что девушка не решила, как ей поступать – убить его, обезопасив себя, или сохранить ему жизнь. Если сохранить, то как? Одни вопросы…

Сладко потянувшись, художница выбралась из весьма уютных объятий мужчины, не разбудив его при этом.

«Отдыхай, мой сладкий маг…все только начинается...» - Лукаво улыбнулась она, касаясь его губ своими, но опять же не нарушая покоя. Пока что она не выбрала его судьбу.

Бесшумно одевшись, оставив впрочем некоторые вещи, чтобы дать понять, что это не конец, Абигейл выскользнула из их ночного убежища. В караване была еще одна личность, которую хотелось на

писать настолько, что пальцы зудели. Странное чучело в куче тряпок. Чучело, никому не показавшее истинного лица, но бесклонечно интересное и притягательное для нее. Загадкой, ароматом души, самим своим существованием.

- Где же ты, милая игрушка… - пропела художница, двигаясь к колодцу за водой. Жутко хотелось окатить себя ведром холодной колодезной воды, восторженно вскрикнув, когда ее струи понесутся по горячему телу. Собственно, там, у колодца, они и столкнулись...

Чучелко в ворохе своих тряпок стояло с ведром ледяной воды, ледяной - в самом прямом смысле, потому что в ярких лучах полуденного солнца звенели хрустальные кубики льда.

- Добренького утречка. - Пропела Абигейл, склонив голову на бок, созерцая это нечто. Лед в ее планы не входил, лед она не любила.

Тряпки пришли в движение одновременно. Спугнутое чучелко шарахнулось в одну сторону, ведро с ледяной водой покатилось в другую.

- Добренького утречка. - Пропела Абигейл, склонив голову на бок, созерцая это нечто. Лед в ее планы не входил, лед она не любила.

Тряпки пришли в движение одновременно. Спугнутое чучелко шарахнулось в одну сторону, ведро с ледяной водой покатилось в другую.

Аби со вздохом подняла ведро и протянула чучелу.

- Не шугайся.

Графитово-серые тряпки пришли в движение. Ведро из рук художницы чучелко принимать не собиралось, наоборот подалось подальше, разглядывая с диким испугом.

Девушка минуту посмотрела на молчаливое создание, пожала плечами, зачерпнула воды и совершила то, о чем мечтала - вылила на себя полное ведро с восторженным писком, хотя сначала напилась. Поставив ведро на колодец, Аби отошла на пару шагов, словно уступая. На губах художницы мелькнула улыбка.

- Можешь не бояться... - промурлыкала она.

Чучелко дёрнулось раз, второй, словно пытаясь убежать и застыло.

Голос, который зазвучал в воздухе спустя мгновение, было очень трудно идентифицировать. Мужчина или женщина, по этому голосу совершенно было непонятно - кто именно под плащом.

- За... за... за... зачем я .... зачем ты... здесь?

- Освежиться... - Неопределенно повертела рукой художница. - Хотя, встреча с тобой - приятная неожиданность... не в том плане, о котором ты думаешь.

- О котором... думаю? - человеческая речь чучелку давалась с явным трудом.

- Не бойся. - Абигейл уселась на какой-то камень, всматриваясь. Создание ей нравилось... хотелось убрать эти тряпки и написать...

- Не ... бо... ю... сссс....

- Тогда позволишь написать твой портрет? - Художница склонила голову на бок. - Хотя для этого все это тряпье надо будет убрать...

- Н... н... нет... Я не могу... снимать... сво... сво... Тряпки эти снимать не могу, - раздался чёткий голос.

- Под солнцем да. Это я и сама знаю.

- Знаешь?

- Не только ты умеешь чувствовать то, что не видят глаза. - Пожала плечами Абигейл.

- Как инте... инте... ре... сно... - ещё мгновение назад бывшая в голосе чёткость исчезла, чучелко задрожало, затряслось и попыталось спрятаться. За ведром.

- Эк тебя корежит-то... тебя полить?

- Не ... не надо... там... там...

- Бывает... - Девушка грустно вздохнула. - Ну, пусть лезет, заправка для салата, охрана бдит, пускай отрабатывают еду...

Чучелко кивнуло, тряпки всколыхнулись, обрисовали вокруг неё небольшой ореол, и мелкое создание куда-то делось.

Художница грустно вздохнула, слушая, как из колодца лезет... оно. Собственно в колодце оказалось довольно неприглядное создание - тролль. По большому счету не столько опасное, сколько противное... если знать, как с ним воевать. Но вот беда заключалась в том, что Аби оружие оставила рядом со спящим магом. Воевать-то она пока не планировала.

Покинув колодец, мерзкое создание шлепнулось на камень, заворчало, двинувшись к девушке.

"Ах да...надо испугаться... да ну его. Я в печали, он мне порисовать не дал!" - Вместо положенного по сценарию визга, Аби высказала монстру все что о нем думает, в связи с тем, что он обломал такую возможность для интереснейшей работы!

Судя по всему, от столь нетипичной реакции тролль опешил. Потом рассердился и зарычал, двинувшись к столь близкой добыче.

Добыча близкой только казалась. Перед лицом художницы из-под земли ударили фонтаны воды. Мелкая водная завесь принесла с собой прохладу и полное ухудшение видимости.

Когда же фонтаны впитались туда, откуда были вызваны, тролля не было. Была только серо-зелёная грязная лужа, которой не то что касаться, на которую смотреть было противно.

- Всё в порядке? - уточнил Аллан.

- Ммм... - Девушка посмотрела на него, улыбнувшись. - Конечно. Ты выспался? Или эта гадость тебя разбудила? - Грациозно встав, Аби подошла вплотную к магу, заглядывая в глаза и закинув изящные руки ему на плечи.

- Можно сказать и так, - уклончиво отозвался мужчина, провел пальцами по нежной щеке. - Но всё же не следовало тебе уходить, меня не разбудив.

- Будить тебя было бы жестоко... я думала, что успею вернуться.

- Но не успела, - озвучил Аллан. - Ты закончила с водными процедурами?

- Ммм... да. - Девушка погладила щеку Аллана пальчиками. - А ты хочешь сказать, что нас ждет завтрак?

- Ждёт, как ни странно. Хотя и не очень пышный. Готовить что-то горячее на огне я посчитал лишним.

- Это правильно. По такой жаре на горячее смотреть не хочется. И не хмурься.

- Я не хмурюсь, - маг едва заметно пожал плечами, подхватил художницу на руки и размеренно двинулся к своему шатру.

Девушка негромко рассмеялась. Таким этот мужчина ей нравился заметно больше... и совершенно не хотелось обрывать его жизнь, лишая себя всего этого.

***

Сиф устроился на подушке с большим комфортом, чем минуту назад, и закурил свеженабитую трубку. Стоянка еще не закончилась, все могли отдохнуть, набраться сил и привести себя в приличный вид... более-менее. А такие, как он - могли подумать, как дальше выполнять свою работу.

Фей выдохнул дымок, покрутил в руках трубку и продолжил курить, расслабляясь и почти задремывая...

- Не спи, - пробормотала Иярра, вваливаясь в шатёр, - уснешь, тебе приснится наше северное дело, колыбельная ледяных кристаллов, ты замерзнешь и всё!

- Умеешь же ты плюнуть в душу, пакостливая дикарка... - Глаз, впрочем, он не открыл.

- Да, - захохотала орчанка. - Я дикарка, я очень голодная дикарка. И сейчас, мой напарник, я откушу у тебя крылышко.

- у тебя будут большие проблемы с желудком, несовместимые с нахождением в приличном обществе. Обжора!

- Значит, бедрышко.

- Лучше сунь нос в котелок, понюхай, сглотни слюнки, но не смей есть!

- Ну уж нет! Если там все готово, то половина моя! Можно даже все. Главное не съесть с котелком вместе. Слушай, Сиф. У нас проблемы.

- У нас вечно проблемы. Только это вечно не наши проблемы, а проблемы наших проблем.

- Ну знаешь, - оскорбилась Иярра. - Чья эта вообще была идея стать наемниками? Правильно, твоя! Вот теперь и страдай, раз не умеешь как я получать удовольствие.

- Я и получаю. А ты - немедленно поешь, так и быть, одну ложечку позволю, а то ты слишком ворчливая...

- Да, да! Приятного мне аппетита. А остальное расскажу потом. Или не расскажу. Или... Или. Кстати, Сиф, а ты знаешь, в чем мы провинились? Из-за чего на отряд нападают?

- Если бы я знал, то мирно спал бы, а не слушал бурчание твоего бездонного брюха, ехиднейшая из дикарок... - Сиф лег на бок. - Нет, однозначно надо гаремом обзаводиться.

- Где ты возьмешь феечек, воздушных и прекрасных, которые согласятся стать частью твоего гарема? - занялась едой орчанка, не обращая внимания на грубость напарника.

- Ты найдешь, у тебя талант находить совершенно безумных существ... один я чего стою!

- То есть ты хочешь сказать, - Иярра застыла, так и не донеся до губ ложку с аппетитным рагу. - Что я буду подбирать для тебя гарем?!

- Заметь, милая моя орчаночка, ты сама это сказала! - Фей сладко улыбнулся, затягиваясь трубкой.

- Ну, и ладно. По дороге будет один интересный рынок. Парочку тебе подберем уже через пару дней. Да, и нам надо будет договориться с начальником нашего каравана, чтобы туда заехать, хотя он и всегда объезжает такие места. В это нам надо попасть.

- Заодно тебе подберем игрушку по вкусу... На кой нам туда?

- Не знаю. Духи как обычно, отделываются общими фразами. Их любимая "тебя ведет путеводная нить судьбы".

- М-да... толку...

- Как обычно, работаем без информации.

- Ага... Есть идеи?

- Есть. Но на мои идеи у нас нет времени.

- А на чьи есть? - зевнул фей. - и где моя еда?

- Ммм... Самообслуживание не в чести? Сейчас сделаю. И, дух, один дух, - губы орчанки неожиданно горестно скривились. - Он сказал, что нам надо с кем-то объединиться, но не только с магом, который сейчас придёт. И не только с пожирателем. Кто-то еще.

- Кто же?

- Сиф. Не надо.

- Понял. - Сиф хмуро кивнул. - Но с объединением у нас есть небольшая проблема - маг, который сейчас придет, слишком боится Пожирателя.

- Боится ли? - Иярра как-то странно дернулась, потом повернулась на встречу входящему без стука Аллану. - Уважаемый маг, решите наше затруднение, вы боитесь пожирателей?

Маг хладнокровно посмотрел на орчанку, потом перевел взгляд на Сифа и чуть снисходительно пожал плечами.

- Когда мне выгодно, - сообщил он спокойно, проходя и усаживаясь на подушку около очага, - да. Когда не выгодно, я их просто немного ненавижу. Но не всех. До желания убить - только одного конкретного. А вас с чего вдруг заинтересовал этот вопрос, уважаемые?

- Да вот пришли к выводу, что Пожиратель зверушка полезная и в хозяйстве нужная... и было бы неплохо с ним договориться, а то нас тут всех немножко убьют... мне-то все равно, а вот ваша Сила не слишком хорошо служит немертвым. - Пояснил любезный некромант.

Маг едва заметно поморщился.

- Вы знаете, почему на караван так активно нападают?

- Понятия не имеем. - Раздраженно буркнул фей.

- Ясно. Та же беда. Надо будет у пожирателя спросить, может... знает. Хотя я бы на это не рассчитывал. Но должен же кто-то знать! О, - Аллан отвлёкся от создания между ладоней бабочки с водяными хрустальными крыльями. - Скажите, а вы в курсе, кто пожиратель?

Сиф пожал плечами.

- Все может быть... мертвые знают много, но мало трепятся.

- Как обычно, - пробормотал маг. - Ладно, сейчас поговорим с вашим пугающим и страшным Пожирателем. Милая и красивая, - заговорил он спустя пару мгновений, когда его бабочка раскрыла свои крылья перед той, к кому была послана. - У нас тут небольшой сбор по решению, что делать дальше. Ты к нам присоединишься? Очень нужно поговорить и решить, что делать дальше.

Полог шатра качнулся, и хрупкая девушка со смеющимися серыми глазами зашла к компании, всмотрелась в каждого и принюхалась.

- Пригорает чей-то обед... И я совершенно точно знаю, что не мой.

Иярра охнула. Аллан вздохнул, повел рукой, и костер погас, а котелок снизу окутало водной прослойкой, мгновенно остудившей рагу.

- Садись, - предложил он художнице, сдвигаясь на соседнюю подушку.

Грациозно опустившись на подушки... девушка неожиданно улеглась, разместив голову у него на коленях. Мужчина легко погладил ее по волосам и начал легонько массировать голову самой главной страшилки всего каравана - ужасной Пожирательнице.

- Итак, - Аллан взглянул на Иярру и Сифа. - Что дальше?

- Пусть сытая злыдня рассказывает, а я буду слушать. - Выкрутился Сиф, налетая на свою порцию... и лишь усмехнувшись легкому мурлыканию сероглазого "ужасающего кошмара".

- Нам надо найти еще троих. Кто-то, что-то, - орчанка нервно прищелкнула пальцами. - В конце пути, когда мы уже будем в безопасности, что-то случится. На весь караван накинут что-то, да я знаю, что путано и ничего не понятно, но чтобы что-то прояснить, нужны недели, которых у нас нет. Так вот, нам нужен весь набор, чтобы сделать что-то с этим "что-то".

- Набор? - Художница чуть скосила полуприкрытые глаза.

- Да, нет, не знаю. Мы должны найти до конца путешествия троих. Но дело добровольное, можно не участвовать, а потом просто умереть. Духи будут рады новому пополнению психованных немертвых.

- Мне лично слишком нравится жить, Медиум. - В голосе Пожирательницы звякнуло что-то нехорошее.

- А мне ты гарем обещала. - Сиф флегматично выдохнул дымок.

- Гарем будет "до", по крайней мере, его начало. А у вас, Пожирательница, - прищурилась Иярра, отвечая в том же тоне, - единственной возможность выжить безо всяких последствий. Почти, без последствий.

- Мрррр? - Девушка чуть повернула голову. - Можно подробнее?

- Пока нет. Нужен кто-то еще, - Иярра откинулась, вытаскивая из сумки крупные алые яблоки. - Будете?

- Охотно, - девушка протянула руку.

Вложив крупное яблоко в ее ладонь, орчанка взглянула вначале на мага, тот отрицательно покачал головой, потом на Сифа.

Сиф кивнул, яблоки он любил.

Самая странная компания, которую только можно было себе вообразить, замолчала, то и дело поглядывая друг на друга.

Похрустев яблоком, Абигейл задумчиво произнесла:

- Не первый день копчу небо, но такой забавной компании еще не видела... и предлагаю, раз уж мы еще не поубивали друг друга, перестать так коситься.

Сунув свободную от яблока руку в притащенную с собой заплечную сумку, художница достала глиняную бутыль в оплетке из прутиков... и с сургучной печатью на горлышке, в виде волчьей лапы. Не глядя перебросила орчанке. - Думаю, стоит выпить за наш союз.

- Это будет, - Иярра взглянула Абигейл и в глаза и улыбнулась. - Веселые дни.

- Веселье это хорошо. - Аби улыбнулась в ответ, и опять вгрызлась в яблоко. - Наливайте быстрее, пока наш дорогой пан не затянул свою любимую песню о том, что вояки, видите ли, резко перестали пить на службе... - Подняв узкую ладошку, девушка погладила щеку мага пальчиками.

Поймав девичье запястье, Аллан прикоснулся легким поцелуем к кончикам пальцев и усмехнулся.

- Все свои, моя прекрасная пани. И я не вояка на службе. Так что, разливайте, пани Иярра. За одно и за новую встречу выпьем.

Орчанка вздрогнула и усмехнулась, на мгновение позволив отразиться в глазах провалу бесконечных голодных душ.

Да, компания подобралась удивительная. Интересно только, кто войдет в нее еще...

…Очередная жертва ловких ручек шулерши покинула ее шатер, пополонив золотой запас красотки на пару полновесных золотых. Теперь на пару дней можно было немного успокоиться.

Покачав в руках колоду карт, девушка начала неторопливо перемешивать карты. Хотелось поиграть ещё раз, в полную силу, забывая обо всём и вся, с тем чучелком в плаще, но увы. Как она не искала это непонятное создание, найти не получилось.

Расстраиваться Сора долго не умела, но всё-таки... На душе было тускло и как-то неприятно. Дорога манила вернуться назад, пусть пешком, в одиночестве, но не идти дальше. Карты в руках, раскладываемые в древний расклад предвидения шептали, что впереди беда, а те, кто могли бы его изменить, рассыпаются на глазах как карточный домик. Ни плюсов, ни минусов. Только тьма, да беда.

И сыграть не с кем!

В небольшую бляшку у входа кто-то постучал специальным молоточком, привлекая внимание.

- Войдите, - пропела Сора.

- Доброго вечера, пани... - Караванщик Ратек зашел в шатер. - Вижу, вы опять развлекаетесь?

- О, пан... - девушка смахнула воедино карты, смешивая расклад, пряча карты от пытливого взгляда орка. - Совсем немного.

- Немного ли? - Он чуть усмехнулся. - А по словам вашего последнего партнера - отнюдь не немного...

- Он был уверен, что сможет меня обыграть. И безумно хотел лишить меня хотя бы чулка. Я же не виновата, что он косорукий идиот, без грамма мозгов в голове?

- Логично... - Негромко хохотнул орк. - Судя по вашему взгляду, вы не наигрались...

- Увы. Поискала бы то создание, которое меня обыграло. Но прячется же. И не понять, то ли от меня, то ли вообще. А вы, пан, по делу?

- Да нет.... подумал принять ваше приглашение... если не передумали.

- О, сыграть. Вам тоже скучно, пока стоит караван?

- Увы, да... скука такая скука...

- Прошу. Даже обещаю не мухлевать в первой партии. Во второй... ну, вы, пан, и сами умеете. А играть шулеру против шулера еще интереснее.

- Ну, какой же я шулер... - Орк усмехнулся, подходя к столу.

- Невозможно водить караваны, не знать их игры и не иметь умений при возможности поставить на место любого, - серьезно ответила Сора. - Кого силой, кого разумом, а кого - игрой.

- Вы умны, пани... - Караванщик сверкнул глазами. - Сдавайте...

- Хорошо, - карты скользнули в воздухе, складываясь в разноцветную радугу и перемешиваясь. - Только бы нам еще третьего...

- Третий... третий сам придет, вам ли не знать.

- Откуда бы мне знать что-то?

- Пани... как говорил один мой знакомец - не придуривайтесь, это не подходит к цвету вашей обуви.

Глаза Соры округлились.

- А?

- Б! - Хохотнул Ратек.

От полнейшего морального разгрома Сору спас очередной гость. Точнее - гостья. В шатре появилась Иярра.

- Добрый день, пани Сора, - взглянула она на шулершу, затем перевела взгляд на Ратека, чуть заметно улыбнулась. - И вам доброго дня, пан Ратек.

- Доброго дня, пани... - Улыбнулся караванщик в ответ. - Я же говорил, третий сам придет.

- Вообще-то, я как раз по поводу игр. К нам пришел человек, который пожаловался на вас, пани. Что вы в игре... мухлюете.

Сора вспыхнула.

- Вот еще чего не хватало! Чтобы дураков обыграть, - запальчиво крикнула она. - Никакого шулерства не надо!

- Пани, а вы сыграйте и убедитесь. - Ратек прищурился. Его забавляли подобные эксцессы.

Иярра взглянула на стол, на карты, которые человеческая красотка нервно тасовала, и молча пожав плечами, села на стул.

Ратек чуть склонил голову, следя за обеими.

- Я раздаю? - Сора взглянула на Иярру.

Орчанка, сложив на груди руки, кивнула.

Кивнул и караванщик, следя.

Карты поднялись в воздух, разделились на аккуратные группки, перетасовались и разложились перед игроками.

Первым ходить выпало Ратеку.

Ратек окинул беглым взглядом карты и - сделал свой ход, больше не глядя в "руку".

Иярра, прикрыв от усталости глаза, карту вытащила не глядя. На Сору она тоже не смотрела.

И красотка, с искренним изумлением поглядывая то на нее саму, то на Ратека, продолжила ход.

Игра оказалась замечательной. Противники подобрались такие, что Сора забыла и о своем легком страхе перед орчанкой, и о том, что ее могут выбросить из каравана, и сдать в тюрьму за шулерство, и... и... и...

Мысли исчезли, осталась только игра, без желания победить, но с возможностью насладиться каждым ходом.

Даже пани Иярра, холодная, так ни разу и не открывшая глаз, как она видела карты?!, иногда меняла игру одним ходом кардинально.

И в результате, партия осталась за Ратеком...

- Ну как, убедились, пани? - Ратек с легкой улыбкой посмотрел на Иярру.

- Шулерствовать плохо, - пробормотала орчанка, поднявшись с места, затем взглянула на Сору.

Хозяину каравана было не видно, что именно увидела человеческая красотка в глазах Иярры, но Сора побледнела, почти посерела до испуганного цвета.

- Спасибо за игру. Она была замечательной, - серьезно сказала орчанка, двинувшись на улицу. - И да, вы не мухлюете. А дураки были, есть и будут.

- Увы, дураки не кончаются никогда... - Проводил взглядом орчанку караванщик.

- Пожалуй, я вас тоже покину, пани... - Поднявшись, Ратек тоже вышел.

Проводив обоих незваных гостей, развлекших и перепугавших одновременно, Сора сползла со своего стула на пол и выдохнула.

До конца поездки было лучше не мухлевать, а играть честно. А значит пора было подавать знак напарнику, что нужна его помощь.

Тем временем Ратек нагнал Иярру.

- А вы любите появляться и исчезать, пани...

- Почему вы не остались еще на партию игры, пан, - отозвалась орчанка вопросом.

- Потому что я приходил на одну игру, пани.

- Ах, да. Каравану скоро пора выходить.

- Да. Стоять вечно мы не можем. У вас усталый вид, пани. Вы совсем не отдыхали?

- Увы. Пришлось заключить небольшой пакт о сотрудничестве.

- Пакт?..

- Договор. О том, что никаких разборок между ними и нами. И их помощь, когда... придет время.

- Вы любите туманные высказывания.

- К сожалению.

- А если более простым языком?..

- Впереди опасность, - буднично сказала Иярра. - Чтобы справиться с которой, нам понадобится дополнительная помощь. И мы постарались позаботиться о том, чтобы нам ее оказали. И кстати говоря, пан Ратек, я забыла о главном! Вы можете не корректировать в этот раз маршрут и пройти через деревеньку рабовладельцев?

- Ммм... думаю да. - Прикинув в уме что-то, отозвался орк. - а что?

- Все уже знают, что вы раз за разом корректируете маршруты, чтобы... чтобы обойти такие места. Поэтому засада будет ждать именно в стороне. Поэтому, во-первых, мы избежим стычки. А во-вторых, надо будет там кое-кого купить.

- Ладно, как скажете. - Пожал он плечами. - Надо, так надо...

- Благодарю вас, пан.

- Еще что-то мне стоит знать?...

- Пока все спокойно, - Иярра неожиданно остановилась.

- Пани?.. - Чуть нахмурился Ратек.

- Простите. Боюсь мне надо зайти в одно место до отправления. И в очередной раз вас покинуть.

- Ну что ж, видимо судьба такая... заходите как-нибудь, пани... - Ратек кивнул и направился заниматься делами, которые неожиданно свалила на него эта орчанка.

Взглянув ему вслед, Иярра потерла переносицу и двинулась туда, куда велели пойти духи.

В караване снова случилась беда.

Всё же к трупу, лежащему между двух служебных сараев, раскрытых стационарным техническим артефактом, первым успел Сиф.

Иярра подошла уже когда он сидел на плече трупа, что-то разглядывая.

- Что скажешь? - спросила орчанка, проходя мимо двоих стражей.

- Очевидное - он мертв. - Сухо отозвался некромант. - И убит он крайне грамотно - я не могу допросить ни душу ни тело... а от меня заблокировать это еще надо постараться.

- Почерк? - Иярра, присев на корточки, около трупа, вытащила из карманов набор спиц. - Похож на чей-нибудь? Знаком? Сила? Плетения? Блокировка? Хоть что-нибудь?

- Я могу тебе точно сказать, кто учил этой блокировке, но вот кто блокировал... без понятия. Не сталкивался. Но узор я запомнил, увижу - скажу.

- Хотя бы остановимся на том, кто учил.

- Это тебе ничего не даст. Этот учитель потерял силу лет семь назад, с моей подачи. Двор послал меня наказать его - я отнял его силу, навсегда разорвав все его каналы силы.

- Остался жив?

- Конечно. Где ты видела, чтобы Туманный Двор был милосерден? А для мага такого ранга лишиться дара - хуже смерти.

- Мой хороший напарник. Иногда я сама начинаю тебя бояться.

- Тебе-то с чего? Двор благоволит тебе, даже метку дал.

- Действительно, - пробормотала орчанка. - Мне с чего... Слушай, Сиф. Мертвые говорят, что ночь и следующие сутки пройдут спокойно. Но вот этот труп... Каким боком он к нашей истории?

- У меня версия есть. Похоже виновник нашей потехи - в караване. И этот дурень узнал лишнее. Просто так тела не обрабатывают защитой от допроса некромантом. - Сиф хмуро пнул ухо трупа.

- Интересно, а что сделали с его душой? - намазав кончики спиц чем-то из темного пузырька, Иярра начала вгонять их в тело мертвого. - Догадались спрятать от допроса тех, кто тоже мертв?

- Без понятия. Я добраться своими методами не смог.

- Ну, я быстро не обещаю. Спицам надо будет расстаиваться до ночи. Сейчас загоню. Труп в колыбель и на нашу повозку.

- Давай. Будем смотреть, что из этого выйдет...

Не вышло ничего хорошего.

Душа на зов мертвых не отозвалась, тело вселению мертвых также не поддавалась. И получить из трупа источник информации не получилось.

Что только подтвердило мнение Сифа о том, что главный заказчик всей катавасии, происходящей с караваном, тоже находится здесь.

***

Единого мнения на территории объединенных государств насчет рабства не было. Официально оно порицалось, все граждане должны быть свободны! А вот из-под полы рабами торговали чуть ли не все государства скопом. Естественно, не в больших городах - а вот так, в пустынях или в малых аулах, или на территории горных поселений - рабовладельческие рынки и были, и ценились, и процветали.

Обычно караваны под предводительством орка Ратека проходили мимо таких мест. А если хозяин работорговли ещё успел когда-то перейти Ратеку дорогу, то можно было неожиданно и получить от него "подарок" в виде разгрома рынка.

Местный владелец был в нейтральных отношениях с Ратеком. Но даже в этом случае на орка, его вооруженную охрану и спутников поглядывали испуганно. И самый ценный товар хоть и не убрали с подмостков, но все же на гостей посматривали недобро.

Во всем остальном смотреть на рынке было больше не на что.

Небольшие подмостки, сидящие на них люди и нелюди, прикованные за ноги и за руки, чтобы не сбежали, разноцветные шатры разных размеров, продавцы в струящихся одеждах. И на этом - всё.

- Ну и что мы тут забыли? - Вздохнул Сиф. С момента, как они подошли к рынку, фей к чему-то не то прислушивался, не то принюхивался. А на любые вопросы только морщился, давая понять, чтобы от него отстали.

- Разное забыли, - отозвалась Иярра. - Во-первых, это ты горел желанием немедленно обзавестись гаремом, а тут сегодня будут продавать трёх очаровательных феечек. Во-вторых, один из наших осведомителей выехал нам навстречу одновременно с нами, везёт важную информацию. В-третьих, - глаза орчанки лукаво сверкнули. - Я себе тоже раба хочу.

- С каких пор тебя потянуло стать рабовладелицей? - Сиф сел на плечо напарнице, опять прислушался-принюхался. - Хм... я имею тебе сказать, что мы-таки оч-чень удачно попали...

- На кого-то или на чего-то? - уточнила Иярра.

не отвечая на подколку фея.

- И то и другое, дорогая. - Как-то даже перестал язвить фей. - Так с чего ты решила вдруг раба завести?

- Да вот, есть один должок, который не все оплатили, знаешь ли. А тут такое совпадение... - воцарившаяся на губах клыкастая усмешка, мгновенно сделали из симпатичной в общем-то орчанки тёмную богнию войны и крови.

Сиф полюбовался, кивнул... и дернул ее за ухо.

- Лицо попроще сделай, барыг распугаешь.

- Да, да, а теперь говори, кого ты чувствуешь?

- Осведомителя - чувствую, он метку включил. Страх - чувствую. Смерть - просто зашкаливает. А еще я чувствую тех феечек, кстати, одна на пороге смерти, что надо исправлять... и за такой клад не жалко даже больших денег, чем за них хотят.

- У тебя с собой нужная сумма есть? До осведомителя нам бы сейчас доходить не надо. Есть ещё одна необходимость...

- Есть, конечно. - Пожал равнодушно плечами фей. - Но, кто тебе сказал, что я собираюсь платить?)

- Действительно, - пробормотала орчанка. - В этом случае случится конец света, а нам он пока не нужен. Невовремя...

- Вот и я о том же. - Хмыкнул Сиф. - Какая необходимость?

- А вот не знаю. Погулять по этому рынку, посмотреть на что-то или кого-то...

- Ну, пошли.

- А ты не хочешь вначале феями заняться?

- Одно другому не мешает. Ты же не уточняла, с какой точки мы начнем гулять.

- Как насчет с этой?

- А чем она хуже других?

- Ничем. Поэтому я и предлагаю, гулять отсюда, но по раздельности.

- Решила уединиться?

- Нет.

Ты этого хочешь, - с нажимом в голосе сообщила Иярра.

- Ты - злобная дикарка... - Вздохнул Сиф, опять дернув за ухо напарницу.

Она отозвалась коротким смешком.

- Скажи спасибо, что я надеваю свое ожерелье из черепов только по большим праздникам и остальные об этом догадываются очень редко.

- Ты удивишься, но даже мои попытки сделать из тебя цивилизованную злыдню, не помогли скрыть твои дикарские замашки. И оставь мясо в покое!

- Я сделаю это как-нибудь в другой раз, - пообещала Иярра. - Топай за своими феечками, а то придёшь в тот момент, когда там будут только трупы.

- Цыц. - Сиф перелетел на своего ящера и тот рванул в нужную сторону, распугивая окружающих... и совершенно не стесняясь пускать в ход жуткие зубы, дабы в процессе прихватить живого мясца.

Проследив его задумчивым взглядом, Иярра усмехнулась, набросила на голову капюшон плаща и двинулась в сторону человеческих помостков, где продавали строптивых рабов.

Сиф вихрем пронесся по рынку к шатру, где продавали экзотический товар. В шатер он въехал, скрыв крылья и лицо плащом с капюшоном. Фей ненавидел эти тряпки, но сейчас они были нужны. Его словно изрезанные крылья были достаточно неплохо известны, да и в лицо его могли узнать… раньше времени. Некромант уже чувствовал аромат смерти, феечка была на самом пороге, и целитель уже не смог бы ее вернуть назад – боги и духи смерти уже опаляли крылья ее души своим дыханием. А вот он – мог.

В шатре курились благовония, против которых обычно некромант не возражал, но в столь мерзком сочетании, что желание заплатить торгашу пропало совсем.

- Доброго дня, пан гость! Проходите, проходите, у меня вы сможете найти раба или рабыню на любой вкус. Есть как укрощенные, так и еще не объезженные! – К нему вышел приторно улыбающийся мужчина в феске. Он был не сказать чтоб толстый, скорее пухлый и широкий в кости… но пивное брюшко очень сильно выделялось. – Какой товар вам нужен? Носильщик, или наложницы? Может охрана? Или..?

- Меня интересуют феи. – Негромко ответил Сиф, изменив голос. Торговца этого он узнал… к несчастью для торговца.

- Феи… да, у меня есть парочка. Еще не обученные, но они смирные.

- Мне говорили о трех…

- Да-да. – Похоже торговец решил втюхать глупому покупателю и умирающую. Он принес клетку с тремя феями, прячущимися в «домике» висящем внутри, и поставил на прилавок. – Вот. С вас тысяча цехинов. Можно в другой валюте – пересчитаем. Клетка в комплекте, они из нее не вырвутся, она зачарованная.

- Отопри. – Если бы торговец увидел глаза гостя, благовония не отбили бы совсем другой «аромат»…

- Сначала деньги. – Уперся торговец, боясь, что товар улетит. Две так точно.

- А кто тебе сказал о деньгах? – Холодно отозвался гость.

- Нет денег, нет сделки! – Заявил торговец, потянувшись к клетке. В следующий миг весь мир для него сузился до двух сияющих темно-зеленых точек… а следом на его руку, схватившую кольцо в вершине клетки, приземлился этот странный гость.

- Я предлагаю тебе сделку получше… - Зашипел Сиф. – Я тебя отпущу, а ты забудешь, что когда-то у тебя был такой товар…

- Скорее я тебя прихлопну! – Торговец уже хотел нанести удар… как вдруг его руку, на которой стоял гость, пронзила жуткая боль. Мужчина с ужасом наблюдал, как высыхает, чернея, его пухлая кисть, и это распространяется дальше.

Вбежавшие на крик охранники застыли, схватившись за клинк

и, им путь преградил зверь Сифа.

- Один раз я тебя отпустил… - Плащ скользнул сквозь прутья клетки на домик, изрезанные крылья дернулись, освободившись. – В этот раз… пожалуй, я готов подумать об этом, если ты предложишь мне достойную цену…

- Сиф… - прохрипел торговец, сжимая омертвевшую уже по локоть руку. – Прекрати…

- Итак? – Фей остановил распространение заклятия.

- Убить его!

Амбалы кинулись было к Сифу… но тот, даже не обернувшись, махнул в их сторону рукой, и оба опустились на колени, пробасив «мы с тобой, хозяин». А в их глазах медленно таяла зелень черного колдовства…

- Держите этого борова. Он может пригодиться. – Распорядился фей. – И отоприте клетку… ключ у него на шее.

Когда клетка открылась, он без страха влетел туда. Будь у него желание, он бы смог разрушить этот артефакт с любой стороны, но зачем портить такую вещь? Пусть будет… гарему же надо где-то жить?

Без труда взлетев к домику, некромант обнаружил там трех очаровательных юных фей. По меркам своей расы они только недавно достигли совершеннолетия.

На него уставились две пары одинаковых голубых глаз. Все три феи были сестрами-близнецами, что у фей было редкостью. Хотя третья была совсем плоха – даже е

два дышала…

Золотые волосы девушек струились до талии, все трое были в легких, полупрозрачных золотых туниках… просто драгоценный товар, не более.

- Как вас зовут? – Окинув их взглядом, спросил Сиф.

- Азиль, Асима, Атийя… - прошептала та из них, что была ближе. Сиф безошибочно определил, что это Азиль. А Атийя умирала... – Кто ты?.. тоже товар?..

- Нет. Покупатель. – Некромант направился к умирающей на подушках девушке.

- Покупатель?.. – Асима застыла.

- Да. Не мешайте.

- Атийя умирает… зачем ее покупать?..

- Не ее, а вас всех. А теперь заткнитесь и не мешайте. Лучше вообще отойдите. – Огрызнулся некромант. Его крылышки затрепетали, и он опустился на колени рядом с феей.

«Ладно, ради такого брильянта стоит и напрячься…»

Положив одну руку на живот феи, другую – на сердце, он тихо, но быстро зашептал слова древнего заклинания. Хотя он и колдовал обычно просто волевым усилием, чары такого рода требовали вербального компонента. А еще они требовали жертвы…

Некромант ничего не сказал, а два подчиненных им амбала уже подтащили упирающегося торгаша к клетке… а затем – перерезали горло. Кровь хлынула на клетку потоком, но…

Вместо того, чтобы залить все, она разделилась на три

струи и – вонзилась в тела трех фей. Сиф же продолжал нашептывать заклятие, крылья и глаза его уже нестерпимо сияли.

А затем все прекратилось. Он устало выдохнул и – вылетел из клетки, умыться и добраться до сумки на звере. Курить хотелось зверски.

- Выкиньте это… куда-нибудь.

Амбалы выбросили тело бывшего хозяина под прилавок. Точнее, от толстяка осталась иссушенная мумия.

Немного придя в себя, некромант вздохнул, выбил трубку.

- Ну что, зверюга, носить тебе теперь на себе шатер…. – Хмыкнул фей, со вздохом посылая бесполезных амбалов порыться в запасах покойника и найти подходящее сооружение. Было у него и свое, но оно осталось в повозке.

Влетев в домик фей, Сиф обнаружил плоды своих трудов. Все три феи были живы. Миг назад они обнимались, счастливые, что сестра спасена, но увидев его – немедленно опустились на колени перед некромантом, признавая себя его собственностью. В принципе, так оно теперь и было – он выкупил их у смерти.

А Сиф стоял, прислонившись плечом ко входу, и созерцал их. Теперь они были действительно бесценны. Не считая дурацких туник, которые он собирался приказать сменить, сестрички здорово преобразились. Их темно-синие крылышки получили алый отлив и п

ричудливые узоры, изменилась даже форма, став более хищной и изящной одновременно, золотые волосы стали платиновыми с кроваво-алыми кончиками. На изящных шеях красовались причудливые татуировки-ошейники, стремительно выцветающие.

Но приятнее всего были ауры этих девиц… немного труда, и они будут совершенны!

Сиф усмехнулся, он не зря трудился…

На огромной площади, где выставлялся не эксклюзивный, а обычный, "бросовый" товар царила всеобщая истерия. Работорговцы, стражники, присутствующие гости - все метались вокруг огромной туши, оседающей на горячий песок.

Крики собирались в воздухе в непереносимую какафонию. Звали врача, целителя, лекаря, некроманта, но было уже поздно.

Один из влиятельнейших рабовладельцев уже был мертв.

Ратек только головой покачал. Он от скуки прогуливался по рынку, раз уж забрел, так что увидел все от начала и до конца... особенно, удаляющуюся знакомую орчанку.

- Пани позволит нарушить свое уединение?

- Ааа, пан Ратек, - Иярра, скинув с головы капюшон, едва заметно улыбнулась. - Присоединяйтесь. У нас ещё есть время до того момента, как караван пополнит свои запасы необходимого.

- Угу... Какие у вас планы, пани? - Ратек усмехнулся.

- Немного погулять. Потом встретиться со знакомым, обещающим такую информацию, что у нас ноги откажут. Затем вернуться в караван и двинуться навстречу к неприятностям.

- Неприятностям?..

- А как же, то что мы зашли сюда, только отодвинуло проблемы во времени.

- Зачем, в таком случае? Вы так и не знаете, кто нас так упорно хочет упокоить?

- Я надеюсь на сегодняшнюю встречу, пан. Возможно в ее силах будет пролить свет на эту тайну.

- Позволите проводить вас?

- Не уверена, что наш осведомитель оценит постороннего на встрече. Уж простите, пан.

- Я и не претендовал на присутствие, пани. - Пожал плечами караванщик.

- Ну если только проводить, - кивнула Иярра. - Спасибо, пан.

- За что?

- За алиби.

Пан хмыкнул.

- Не за что, пани, не за что.

Иярра скосила на него взгляд, тихонько засмеялась.

- И вы даже не спросите "как" или "за что"?

- Зачем? Если вы захотите, вы сами расскажете, ибо эти вопросы очевидны. - Хохотнул Ратек.

- Тогда не расскажу, - торжественно сказала орчанка.

- Ну, тогда от любопытства я скончаюсь. - Постарался добавить трагизма в голос орк.

Получилось плохо, Иярра только звонке рассмеялась.

- Ну вот... - Вздохнув, орк рассмеялся.

- Увы, пан, увы.

- Печально... Ладно, тогда расскажите что-нибудь еще.

- Что-нибудь ещё, - задумалась Иярра. - Я даже не знаю...

- Подумайте, пани...

- Решительно, не знаю.

- Бывает и такое, пани, увы... - Вздохнул Ратек.

- Увы.

Ратек замолк, не докучая вопросами спутнице, хотя и ожидая.. чего-то

- Скажите, пан, - неожиданно спросила Иярра. - Вон та женщина, что смотрит на нас от угла... Вы не знакомы?

- Женщина?.. Вроде нет... - Прищурился орк.

- Ну, а убить вас последний раз давно пытались?

- Ммм... да, что-то давненько.

- Ну значит, - подняв руку, словно перехватив что-то, Иярра серьезно взглянула на Ратека. - Зовите охрану.

Орк прищурился... затем сделал сложный жест рукой, вызывая свою охрану.

Протянув ладонь, орчанка продемонстрировала ему узкий дротик, лежащий в складках чёрного платка.

- Сами разбираться пойдете?

- Конечно, пани... - Вздохнул Ратек. - Придется заниматься делом...

- Тогда увидимся с вами уже в караване. Будьте осторожны. Такие дамы стреляют как минимум - трижды.

- Спасибо... вы тоже будьте осторожны. - кивнул Орк, оставляя Иярру одну.

Немного постояв, орчанка прислушалась к шепоту амулета на груди, круто повернулась и двинулась в ту же сторону, откуда пришла.

Сиф и их осведомитель были именно там.

Дрянной бар, провонявший всем чем только можно и нельзя, был лучшим местом для таких встреч. Несмотря на омерзительную выпивку, сомнительный контингент и более чем сомнительную, в плане качества, мебель, он был местом, где отсутствовали лишние глаза и уши.

- Ты опаздываешь. - Возвестил недовольный голос, едва Иярра переступила порог.

- В нашей жизни ничего не меняется, - наставительно ответила орчанка, запрокидывая голову к напарнику. - И это, к твоему сведению, тоже.

- Надо научить тебя пунктуальности. - Сиф приземлился на голову напарнице.

- Сразу после того, как мы отучим тебя хотя бы от капли ехидности.

- Тогда мир рухнет.

- Значит, нам придется остаться при своих.

- Капуша... пошли.

- Роло уже здесь?

- Конечно. Ждет нас.

- Тогда, так уж и быть, идём.

- Язва... - Вздохнул Сиф. - Пошли уж...

Иярра, пользуясь своим преимуществом в росте, уже к этому моменту двигалась к столу, за которым их ждал осведомитель.

Сиф так и остался сидеть на голове напарницы и наслаждаться отдыхом...

А осведомитель сообщил такое, отчего обратно в караван напарники двигались немного как пришибленные и даже не стали обсуждать узнанное между собой.

За такую ценность немудрено было вырезать не только один караван, но и пару городов!

…Уже вечером Ратек решил проведать наемников, чтобы узнать, как строить завтрашний маршрут, чтобы избежать лишних неприятностей. Мало ли, что они удумали?!

Однако каково же было его изумление, когда, откинув полог шатра, он увидел совсем не начальников охраны всего каравана. В шатре было более многолюдно, чем обычно. И судя по виду, обсуждали или только начали обсуждать они что-то совсем не веселое.

Иярра, устроившись на подушках, задумчиво перебирала в пальцах маленькие черепушки. На ее левом плече сидел, скрестив ноги, Сиф.

Напротив - был маг воды, Аллан, которого в последнее время Ратек как-то упустил из виду. Рядом с магом была девушка-художница, Абигейл.

Что могло собрать такую компанию вместе, Ратек не мог себе даже представить. Поэтому и предпочел спросить.

- Странное настроение для пирушки у вас...или странная компания для совещания?..

- Ну почему, вполне будничная... - Сиф зевнул.

- Ну... не сказал бы... или вы хором уговариваете пани Абигейл написать ваш групповой портрет?

- Если бы... - Художница, использующая колени мага, как подушку, даже глаз не открыла. - Дождешься тут от кого-нибудь, чтобы оценил, как же...

- Я ценю, - сообщил ей Аллан негромко. - Обещаю даже цветы, охапки две, три, сама выберешь, какие захочешь. Только вот повод, если вы не обманули, - остро глянул он на орчанку с феем, - такой, что потом хоть иди сразу в петлю.

Девушка неожиданно распахнула серые глаза с вертикальными зрачками, чуть светящиеся в полумраке. Рука обвила шею мага, вынуждая его наклониться.

- Я тебе дам петлю...

- Мы, пани, - отозвался Аллан, упершись ладонью в пол для устойчивости, - из бывших военных, трусоватые. Вот нам всегда перед проблемами знаете ли, сбежать хочется.

- Зря. "Проблемы" пока что были довольно питательными... - Девушка не отводила взгляда. - Так что отставить панику, выкрутимся.

Аллан хмыкнул.

- Докатился, меня пани успокаивает! - сообщил он сам себе, потом накрыл поцелуем губы Абигейл и почти тут же отстранился. - Вначале работа, пани. А потом все остальное.

- Ну, раз работа, то приводите в чувство нашего караванщика. Кажется, до него дошло, и он малость в ступоре. - Хохотнула девушка, облизнув губы.

Ратек действительно был немного в шоке. Он как-то даже не предполагал, что эта юная смешливая художница - то самое чудовище, которого все так боялись... А уж видеть, как она целуется с магом, посланным ее убить...

- Да вы не удивляйтесь, пан, - заговорила Иярра. - Лучше, присаживайтесь где-нибудь, раз уж заглянули так не вовремя-вовремя.

Все еще ничего не соображающий орк послушно плюхнулся на подушку у очага.

- Слушай, поцелуй его, может очухается? - Посоветовал ехидный фей.

Иярра, скосив на Сифа взгляд, молча продемонстрировала клыки. Демонстрация угрозы и обещание прибить на невербальном языке общения орков.

- Не боюсь. - Спокойно отозвался фей. - Я-лич для тебя куда страшнее, чем я-живой. И вообще, тоже мне хозяйка, дай гостю жратвы и элю, на вашего брата это действует лучше поцелуев, я тебе как крупный специалист по общению с тобой говорю.

- Вот это уже дело, - согласилась орчанка, пересадив напарника на подушку и вручив Ратеку литровую кружку с элем.

Эль помог... когда весь литр оказался в брюхе орка.

- Так... расскажете все же, что происходит?.. - пришел в себя Ратек.

- Ну, ты или я? - посмотрела Иярра на напарника.

- Ты. У тебя клыки больше, звучать будет солиднее и страшнее.

- Ну, хорошо, - орчанка, наполнив по второму кругу элем кружку Ратека, затем налила себе, Сифу, Аллану и Абигейл. - Итак. Думаю, всех нас интересовал вопрос, чего же кому-то так не неймется уничтожить весь караван разом? Сегодня нам стал известен ответ на этот вопрос.

- О... неужели... и чем же мы так приглянулись? - Абигейл заглянула в кружку, словно ответ был там.

- Да не мы, - орчанка поморщилась, прищелкнув пальцами. Два черепа, которые она так и не убрала, столкнулись и защелкали в воздухе, словно желая в кого-то вцепиться. - На территории русалок недавно дрязга приключилась, три королевства, что прежде жили мирно, сцепились, да так, что сухопутные черви забыты были.

- Ну и что? - Подал голос Ратек.

- Русалки никогда не спорят, - Аллан, как маг воды отлично понимающий о чем идет речь, создал в воздухе морок красавицы-русалки. Оглядевшись по сторонам, создание приняло кокетливую позу, разве что волосы перекинуло вперед, закрываясь. - У них там сложные порядки, правила и законы с уложениями. Они не могли сцепиться просто так.

- А они и не просто так... Не тяни. - Сиф фыркнул.

- Да не тяну. Я просто думаю о том, как бы подать эту информацию... помягче. Одним словом, на территоррии русалок оказался артефакт. Сплав орочьего шаманства и человеческой некромагии. Печально известная корона греха. Сиф, у тебя лучше получится рассказать, что это такое и почему так страшно.

- Милая и довольно остроумная игрушка... если не знать, как ее обуздать - можно устроить массовую резню хоть по всему миру. А чем больше будет литься крови, тем эта игрушка будет сильнее. И тем больше видов существ она сможет подчинить... даже богов, кстати. - Буднично так изложил фей, чем вызвал смешок Пожирательницы.

- Соответственно, - подхватила Иярра, - тут такая загвоздка. Артефакт переносит его хозяйка или хозяин. Обитатель подводного мира, отданный на заклание. Вот если он довезет артефакт до места назначения - честь ему и хвала. Отобрать у него нельзя, взять артефакт, не по доброй воле отдающего, можно только его убив. Обязательно в полночь, обязательно отрубив голову. Еще один вариант - выпустить всю кровь в огромный чан и искупать артефакт в ней. После этого он перейдет к новому хозяину.

- Делать этого убедительно не советую. - Неожиданно серьезно сказала художница. - При смене хозяина артефакт ненадолго переходит в активное состояние, так что вы-то просто передеретесь, а потом угомонитесь, а я могу сходу поглотить весь караван одним глотком. На Пожирателей Душ эта гадость действует не слишком благотворно - мы становимся намного сильнее, но все тормоза срывает начисто. - Покосившись на мага, она пожала плечами. - Не смотри так. Я не маг, но отлично знаю, что и как действует на меня. Залог выживания.

- Пани, - Аллан усмехнулся, подняв голову на Иярру. - Это и есть та самая причина, по которой мы вместе держаться должны? Чтобы не допустить смены артефакта?

- И да, - орчанка кивнула. - И нет.

- И нет?... - Ратек нахмурился.

Иярра, подняв на него темный взгляд, кивнула.

- Во-первых, только наших усилий будет мало. Нужны еще двое, которые помогут. И артефакт с хранителем нельзя будет выпускать из виду ни на один час. Во-вторых, по мнению Сифа, заказчик, желающий этот артефакт, где-то в караване. В-третьих, мертвые сказали, что заказчику вы, пан Ратек, как кость в горле застрявшая. Жутко уничтожить хочется. Наконец, это не самое страшное. Что-то на том конце путешествия будет, что никому из нас не понравится.

- Что же?.. - Совсем помрачнел орк.

- А вот, сек-рет!

- секрет????

- Ага, - Иярра качнула кружкой в воздухе, разглядывая темный сидр. - Для меня тоже.

- Так бы и сказала. - Сиф кинул косточкой в орчанку.

- А кто еще двое?.. - Спросила Абигейл.

- А вот это, - взглянула на пожирательницу Иярра, - нам и предстоит выяснить.

- Надо, значит выясним, - мирно согласился Аллан. - Только для начала, давайте, что ли хранителя артефакта найдем. Или вы знаете?

- В караване только одна русалка... - Зевнула Аби, устраиваясь поудобнее.

- И это? - уточнила Иярра. - То самое чучелко, которое раздело шулершу?

- Ну да. - Пожала плечами Пожирательница. - Ей очень тяжело говорить на суше, но мы мило потрындели. Целую минуту.

- Что случилось потом?

- Она ушла. Она боится меня, потому что безошибочно угадала, кто я такая. Ой не простая это рыбка.

- Значит, нам нужно это проверить, - Иярра взглянула на пожирательницу. - Но раз она боится тебя, значит на контакт не пойдет. От меня она шарахнулась еще только когда пришла на свое место в караване. Значит, пан Аллан. Разговаривать вам.

Маг тяжело вздохнул.

- Пани, вы толкаете меня на преступление.

- Учти, я ревнивая. Будешь строить ей глазки - откушу хвост. Ей, конечно же. - Улыбнулась Аби. - К тому же если ты планируешь лишить меня такой уютной подушки, придется очень постараться убедить меня эту подушку отдать!

- Это будет очень непростое дело, - кивнул Аллан, - но я постараюсь, - неожиданно поднявшись с места и удерживая Абигейл на руках, маг взглянул на орчанку. - Для начала я приставлю к ней водную охрану. А потом подойду поговорить. Так подойдет?

- Безусловно, - Иярра взгляну на пана Ратека. - А мы с вами, пан, попробуем найти оставшихся двоих. Сиф займётся непосредственно охраной каравана. А пани Абигейл...

- Буду спать и не буду вам мешаться. И да, я уже поняла, что завтра мне грозит смерть от обжорства.

- Какой умный монстрик. - Сиф важно кивнул. - Но совсем объедаться необязательно.

- Обязательно. Иначе мне придется есть попутчиков. Позволять себе голодать я не могу. - Абигейл весело болтала ножками.

- Тоже логично. Ну, тогда заранее - приятного аппетита. - Усмехнулся некромант.

- И вам бурной ночки, господин хозяин гарема. - Ехидно отозвалась девушка, пинком заставляя рухнуть за спиной мага полог шатра.

- Вот стервоза... - Восхищенно отозвался Сиф. - Ладно, зубастые, я к своему гарему, а вы не буяньте сильно по пьяне! - Взлетев, он поспешил покинуть орков.

- Вот же привычка оставлять последнее слово за ним, - пробормотала Иярра, не спеша вставать со своего места.

- Ну, привычка не самая плохая. - Заметил Ратек, тоже не спеша уходить.

- Иногда заставляет жалеть о том, что его нельзя прибить, пан.

- Ну почему, достаточно прихлопнуть. - Улыбнулся орк.

- Сифа то? Нереально, - Иярра отставив кружку, рухнула навзничь, закрыв глаза.

- Почему? - Ратек допил эль.

- По разным причинам.

- Например?

- Если не вдаваться в подробности, которые все же я оставила бы за кадром, то... нас связывает долг жизни. Я - ему, он - мне. Такой, своеобразный обмен. Если бы мы были одного рода, то были бы кровными братом и сестрой, а так просто связали свои жизни на радость ехидству Сифа. Ибо когда окружающие пытаются понять, что нас связывает и выдвигают догадки - это его развлекает.

- Да уж, юморок у него под стать его Двору...

- Что вы хотите, пан, от фей. Да еще и двора некромантов.

- феи такие феи... - орк задумчиво созерцал собеседницу.

- Судя по вашему взгляду, пан, вы хотели сказать не только это.

- возможно, пани... вполне возможно, что вы правы.

- Пан, вам не идет такая мнительность. Что вы хотите сказать?

- И долго вы собирались отмалчиваться?..

- Это вы об Абигейл, пан?

- это я обо всем.

- Обо всем... О грядущем нападении сообщила бы сразу перед тем, как каравану надо останавливаться будет на привал. Об Абигейл немного позднее, - Иярра чуть заметно улыбнулась. - Об остальном не было смысла говорить в любом случае.

- Почему?

- Потому что не имеет практической ценности, пан. А у вас и без того много забот с караваном. Зачем добавлять лишнее?

- я могу помочь.

- Безусловно. Но пока помогать не с чем, пан.

- это плохо... не похоже, что пан Алан собирается выполнять свой заказ...

- О, - с губ орчанки сорвался гулкий смешок. - Он его выполнит, не печальтесь, пан.

- Не похоже, пани... - хмыкнул орк.

- Ну как же. Как звучал его заказ?

- Убить пожирателя.

- Ну вот, теперь скажите мой драгоценный пан, где в этом задании сказано, что у пожирателя будет внешность красивой женщины, улыбка обольстительницы, профессия художницы и имя Абигейл?

- Нигде... но нигде не указано и обратного!

- Верно. Но, хотите, пан, открою вам страшную тайну?

- Конечно! - Ратек усмехнулся.

- В караване сейчас ДВА пожирателя. И один из них - ручная тварька вашего врага.

- ДВА!?

- Да, пан. И Абигейл, не жрущая что попало и редко доводящая свою жертву до смерти, не тот пожиратель за головой которого отправлен Аллан.

- Ничего себе... и она знает??

- Знает, что он есть. Но не думаю, что она в курсе, кто именно этот пожиратель.

- жаль... было бы проще... но прирученный пожиратель...

Орчанка молча пожала плечами.

Лично она в происходящем не видела ничего сверхъестественного. Да, пожиратель, прирученный, почти карманный. Ну и что в этом такого?

В караване могли быть смерти, много смертей, но хозяину пожирателю пришлось приструнить свою живую тварьку, чтобы себя не выдать. Все просто.

И даже отчасти интересно.

Караванщик только вздохнул.

- А они о ней знают?

- Э нет. Сиф клянется, что талантливая художница талантлива во многом. В том числе и в скрывательстве.

- Но вы-то ее как-то вычислили... - Прищурился Ратек.

- У нас свои способности, пан.

- Да я разве спорю... Просто пытаюсь понять.

- Не стоит, - посоветовала Иярра. - Некоторые секреты и тайны должны оставаться скрыты пологом мрака, так - безопаснее.

- Может вы и правы, пани... - Вхдохнул орк.

- Я рада, что мы нашли общий язык, пан.

- А уж я-то как этому рад, пани... думаю, пришло время и мне покинуть вас и дать набраться сил...

- Думаю, набраться сил - это не лишнее для всех. Но все же, спасибо пан. Немного подремать я не откажусь. Ночь будет длинной.

- Сладких вам снов... - С этими словами Ратек поднялся и покинул шатер, погружаясь в мрачные мысли.

…Поймать русалку не удалось. Водная охрана послушно соткалась, послушно добралась до места назначения, а затем Аллан потерял над ней контроль. И очень быстро потерял даже возможность определить, где именно находится второй водный защитный комплекс, включающий в себя щиты, защитные поля, големов и водное же оружие.

- Зеро, - пробормотал маг, останавливая своего ящера около паланкина, в котором ехала Абигейл. - Как сквозь землю этот хранитель провалился. И чего спрашивается бегает?

- Прекрасно понимает, чем аукнется любая ошибка. - Пожала плечами художница, даже не открыв глаз. Как лежала, закинув руки за голову, так и осталась. - Чему ты удивлен? Русалка подчинила себе воду, ты бы еще цвету неба удивлялся... - Вздохнув, Аби чуть поерзала, устраиваясь удобнее.

Аллан промолчал, потом чуть свесился с седла и на грудь хозяйки паланкина свалилась белоснежная роза.

Девушка открыла глаза, улыбнулась и понюхала цветок.

- Спасибо... - Все раздражение как рукой сняло.

- Не за что, - едва заметно улыбнулся Аллан. - Скоро будет привал. Иярра звала всех на ужин в свой шатер. Пойдешь?

- Ну раз звала, как не пойти? - Абигейл потерлась щекой о нежные лепестки.

- Можем остаться здесь. Поужинать вдвоем.

- Ммм... заманчиво... как пожелает кавалер. - Лукаво улыбнулась художница.

- Мы, люди военные, соблюдать политес не умеем. Чай, пани, не обидится, если кавалер не захочет перед ночным происшествие делить прекрасную даму с кем-то ещё, - Аллан прищурился.

- Не обидится, так и быть. - Журчаще рассмеялась девушка.

- Тогда, мясо или рыба? Или что-то овощное, пани?

- Ммм... мясо.

- Хм. Будем готовить сами или прогуляемся до шатра?

- Самим. Не хочу никуда топать.

- Ну тогда, пани, - Аллан сделал вид, что задумался, перебирая в воздухе пальцами, словно играя на невидимых струнах. - Что будем готовить?

- Ну откуда же скромной художнице знать ответ на столь сложный вопос, сравнимый с дилеммой о судьбах вселенной!? - притворно округлила глаза девушка.

- Пани, - укоризненно покачал головой мужчина. - Ещё немного, и я решу, что питаться вы желаете исключительно возвышенной материей.

- Скорее язвительными остротами, мой милый пан... - хлопнула длинными ресницами Абигейл.

- Мы пани, люди военные, не привычны к такому. Нам мясо подавай, побольше, поострее. Можно даже без приправа в виде зрелищ. И без особых изысков в виде тушений, солений и томлений. Отбивную будем делать пани? Или пожарим мясо без затей на углях?

- Второе. - Девушка облизнула губы. - Но, чур, готовите вы, а я хочу сделать набросок этого вашего подвига!

- Желание прекрасной пани - закон для меня. Сейчас только предупрежу хозяйку ужина, что мы на нём не появимся. И займусь мясом. А вы, пани, своим творчеством.

- Договорились! Надеюсь, хозяйка нас не попытается съесть... или вас покусать. Я, поверите ли, ужасно ревнива и считаю что жевать моего храброго воина могу только я. - Доверительно произнесла художница.

- Военные люди жилистые и несъедобные, пани. И лучше будет, если вы не будете это уточнять.

- Пан, вы с голода ударились в ворчливость, поверьте, она вам совершенно не идет... - Абигейл перевернулась и стала рыться в одном из углов паланкина.

Аллан усмехнулся, что-то пробормотал себе под нос, но вслух озвучивать не стал. Занялся вплотную жаровней, добиваясь нужного цвета и температуры углей.

Доносящиеся же от девушки ругательства сделали бы честь любому завсегдатаю портовых кабаков.

- Ага... вот оно... - Усевшись с максимальным комфортом, она занялась наброском, уверенно и легко перенося то, что видит, на бумагу.

А вот другим с подобной уверенностью и легкостью не повезло.

Пока Аллан занимался готовкой, Абигейл рисованием, шулерша развлекалась с благодарной публикой. До того момента, пока... против нее не вышел дворф.

Совершенно колоритная личность, при виде которой зрители вначале заржали, а потом... засвистели.

Дворф степенно огладил роскошную бороду заплетенную в три косы. Такая реакция была крайне забавна - люди искренне верили, что у "коротышки" шансов нет вообще. Дворф же повел плечами, поправляя кожаную куртку на них и останавливаясь у места соперника прекрасной шулерши.

- Ну что, малышка, сыграешь со стариком? - Добродушно усмехнулся он в усы, блестя удивительно живыми и лукавыми глазами.

Сора едва заметно встревожилась, словно в поисках спасения огляделась по сторонам.

- Говорят, ваш народ карты не любит, пан. Не боитесь свою честь посрамить?

- Чем же я ее посрамлю, если сыграю со столь милой юной пани? - Дворф хмыкнул. - Или... у вас иные предложения?

- Я боюсь. Говорят, сыграешь с дворфом удачи не будет.

- Ну, вы можете проверить свою... удачу. - Усмехнулся дворф. - Или... предпочтете, как вы выразились... ах, посрамить свою репутацию непобедимого игрока?

- Непобедимым игроком, пан, я себя не называла. Меня недавно разгромили в пух и прах, знаете ли. Но я не отказываюсь от карточных вызовов!

- Ну так сдавайте, пани, сдавайте!

Сора вздохнула, поцеловала на удачу карты и начала раздавать.

В числе зрителей в этот раз была Иярра, которая решила, что раз осталась на ужине одна, можно и самой не готовить. Сиф отправился к гарему, Аллан и Абигейл отказались, а Ратек изначально говорил, что ужин слишком горячая пора, чтобы отвлекаться.

Засунув руки в петельки пояса с метательными ножами, она задумчиво рассматривала Сору и дворфа напротив неё, пытаясь вспомнить, где и когда видела вот этого низенького, коренастого, плотного...

Дворф же... играл. И полностью оправдывал предсказание Соры, кон за коном раздевая шулершу и ничуть по этому поводу не волнуясь. Зрители, изначально встретившие его шуточками, теперь заткнулись и смотрели за игрой молча, пожирая Сору взглядами.

От окончательного разгрома, а соответственно и раздевания, девушку отделала теперь только полупрозрачная сорочка с искрами и непонятными узорами, закрывающими тело в нужных местах. Вроде бы и почти раздета, а вроде и нет.

Иярра, хмыкнув, наконец, вспомнила, где видела дворфа и поднялась к помосту.

- Достаточно, - раскатился ее гулкий голос.

- Что-то не так, пани? - поднял на орчанку насмешливый взгляд дворф. И не понять, узнал или нет. Внешне - увлекшийся победитель и все...

Иярра тронула кончиками пальцев амулет, висящий на шее, являющийся подтверждением ее положения в караване.

- Вы нарушаете общественный порядок, пан. И вы пани, - бросила она на Сору равнодушный взгляд. - Тоже. Потрудитесь одеться. Всё, - повернулась орчанка круто к зрителям, - шоу закончено, расходимся, пока я не придала вам ускорение в нужную сторону насильственными действиями.

Толпа ворча и ругаясь стала рассасываться, а едва зрители удалились, дворф хлопнул ладонями по коленям и хохотнул. Затем лукаво посмотрел на наемницу, неспешно набивая трубку.

- Все так же бежишь впереди заряда, малышка, а?

- Иногда не помешает. Двигайтесь по своим местам. И рекомендую сегодня далеко не убирать оружие.

- Все свое всегда с собой. - Дворф раскурил трубку. - Ты бы все же заканчивала со своей таинственной лаконичностью... мы ребята простые, без ваших перекосов.

- Вот, рекомендую, простым ребятам без перекосов, - Иярра прищурилась, отчего вид у нее, парадокс!, стал немного сонный и расслабленный. - Залечь в свои шатры и не отсвечивать.

- Спать бы шли, пани. А то, того и гляди, уснете на месте. - Посоветовал дворф.

- Сейчас чего-нибудь съедобного перехвачу и упаду, - согласилась орчанка.

- Поужинаешь с нами?

- Спасибо, Рикард, но уже нет сил, в другой раз как-нибудь. Когда пани Сора не будет на меня таращиться с таким испугом в глазах.

- Она на тебя всегда будет так таращиться. Ты очень постаралась запугать эту малышку. Иди отдыхай тогда уж...

- Я ее не запугивала, - отмахнулась Иярра. - Она какая-то сама по себе очень пугливая.

Сора, тараща то на дворфа, то на орчанку перепуганные глаза, предпочла промолчать.

- А ты у нас милая добрая овечка? - Рикард хохотнул, выдохнув дым.

- А я орчанка. Мне другой быть не положено. Ладно, пан Рикард, ночи светлых предков.

- И вам, пани Иярра... не забудьте о приглашении на ужин. - Чуть поклонился орчанке дворф.

Иярра, ответив таким же поклоном, пообещала:

- Не забуду.

И растворилась в набегающих сумеречных тенях.

…Вокруг простиралась серая полоса земли, растресканной, покрытой изломанный трещинами. Небо уже темнело, опуская вниз душное покрывало грядущей ночной бурю.

Ящер Иярры волновался, дергал хвостом, то и дело пытаясь сбежать, и орчанке приходилось прикладывать усилия, чтобы удержать его на одном месте.

- Вот скажи мне, - спросила она негромко, зная, что Сиф её услышит. - Мы отлично знаем, что это ловушка. Тогда зачем мы здесь, вместо того, чтобы помогать пану Ратеку укрывать караван перед грядущей бурей?

- Простая арифметика - не придем сами, они психанут, решат, что мы умные, и пойдут резать караван. Логично подыграть и прикинуться такими же интеллектуалами, как враг.

- Ты знаешь, ты только что опустил нашего врага ниже болота в твоем поместье.

- Не я его опустил, любовь моя, а он сам. Я просто это озвучил, а то ты была слишком высокого о нем мнения. - Любезно пояснил Сиф, и от обращения веяло таким ехидством...

Иярра хмыкнула, остановила ящера, осматриваясь по сторонам.

- И? Что мы будем изображать? Кто-то оступился? Мы поссорились? Тут место удобное, если придётся много драться. И вместе с тем...

- Можем разыграть сцену "признание в любви" или еще что-то глупое. Двуликие боги, Иярра, включи актриссу и сыграй круглую дуру. Я уже эти минут несколько занимаюсь и пока толку ноль. Не хотят меня бить... прям обидно даже.

- Я не умею играть дуру, - серьезно откинулась орчанка. - Этого мне не простят духи племени. Зато я могу сделать вот так.

Томагавк незамеченным скользнул к ладони, легкий укол, и ящер обиженно закурлыкав, встал на дыбы и скинул напарников на землю. Сифу это было совершенно не страшно, а Иярра естественно успела перекатиться, гася инерцию падения, но главное они было сделано.

Они остались "беззащитны", на совершенно ровном, хорошо простреливаемом пространстве.

- А говорила, что не умеешь играть дуру... - Буркнул недовольный фей, дернув плечом.

Иярра усмехнулась.

- Защита есть? Или томогавк далеко не убирать?

- Обижаешь. - Сиф осмотрелся.

- Значит, ждём гостей. Кто покажется им менее опасным?

- Муха или дикарка... откуда мне знать психологию идиотов?

- Ну, раз идиоты... - Иярра оскалилась, одним движением стянув с шеи шарф, обнажая низку черепов. - Теперь я страшнее!

- М-да... актрисса.

- Не шипи на меня, а взлетай, меня сейчас убивать будут. Они решили, что я монстр, значит страшнее. Где логика?!

- Не нуди, дикарка. - Сиф взлетел, и даже привычая напарница не заметила, как подернулись "пылью" его изрезанные крылья, а на внутренней поверхности ладоней проступили цепочки узоров.

Иярра промолчала, подсчитывая количество противников.

Сиф же не считал, он отчетливо понимал, что времени у него нет. Они спровоцировали атаку, теперь он должен был сделать так, чтобы они выжили, а те, кто может об этом рассказать - нет.

Впрочем, в числе нападающих в этот раз, и это стало сюрпризом для напарников, были только люди.

- Сиф, где подвох?!

- У них кончились отборные силы. Или нас ждет серьезная оплеуха дальше в пути.

- Я даже не знаю, - Иярра вытащила томогавки. И через несколько секунд, когда опустел ее пояс, в трещины растрескавшейся земли начала затекать драгоценная влага. Только не обычная дождевая, а кровь. Шесть томогавков - шесть трупов. - Какой вариант меня пугает больше.

- Твой. - Сиф спустил наконец с кончиков пальцев свои чары, сразу устремившиеся ко всем живым, кроме Иярры.

- Мой? - глаза орчанки полыхнули белым, когда она сорвалась вслед за напарником, вытащив из-за пояса огромный боевой топор, поющий торжественно о крови, которой он желает. - Тогда я скажу тебе, что это пыль в глаза. Нас хотели завалить трупами бросовых людишек, потому что все самое главное происходит сейчас там, откуда мы ушли.

- Это итак очевидно. Мы неудачники, вечно пропускаем все веселье.

- Думаю, мы в этот раз в качестве волнорезов, Сиф. Потому что если бы не вышли, эти твари пришли бы в караван, - круто повернувшись, Иярра снесла голову ближайшему наемнику, отшвырнув в сторону его труп.

- От этого мне лично ни горячо ни холодно. Эта тварь начинает утомлять. Все было бы даже забавно, если бы не два Пожирателя и Корона от которой ОБА могут полететь с катушек. И вражеский меня волнует на порядок меньше.

- Мы его поймаем.

- Не-а, пусть водник занимается, у него для этого есть напарница. Мы на что подряжались? Защищать караван, а не ловить Пожирателей. За эту охоту нам не платят.

- Безумно циничный и практичный фей. Что будешь делать с девочками из своего гарема?

- А что делают с девочками в гареме? Учить, конечно. Да, я практичный, я же наемник.

- Домой съездить с ними не хочешь?

- Рано. - Хмыкнул Сиф, садясь на голову орчанке. - Их к тому времени еще выдрессировать надо.

- А получится? - скептически уточнила Иярра, оглядываясь вокруг. Живых, кажется, не осталось. Но как-то бросовые наемники очень уж быстро закончились...

- Получится. Ты же мне помогать будешь. - Сообщил он, словно это было очевидно. И словно ему не интересно, что творится здесь и сейчас.

Орчанка вздохнула, махнула рукой. С закосами напарниками она смирилась уже давно. А уж тем, кто его попытается перевоспитать и вовсе искренне сочувствовала.

Пронзительный свист зазвучал над землей.

Напарники возвращались в караван...

…Она сидела на краю повозки, разглядывая собственные карты. Играть сейчас Соре вообще не хотелось, ни с кем и ни каких условиях. Но, кажется, в этот раз спрашивать ее никто не собирался.

По крайней мере, мужчина, который опустился напротив нее на заботливо подставленный стул, относился к той категории людей, которые считают, что весь мир – у их ног.

Двое рабов с ошейниками поставили между Сорой и этим незваным незнакомцем стол, положили нерапечатанную колоду карт, поставили мешочек с золотом.

- Пан желает сыграть? – уточнила девушка, прикинув на вид, на сколько может завесить все золото в мешке. Голос предательски сел. Если выиграть эти деньги, можно будет бросить работу карточной мошенницы. Можно будет бросить эти караваны, осесть дома, открыть свое дело и помочь младшим. Это шанс для неё, картежницы Соры, шанс, которой выпадает лишь один раз в жизни.

- Очевидно, да... слухи о вашем таланте уж больно разбередили мое любопытство... - Незваный гость растягивал слова, еще больше подчеркивая привычку повелевать, а исполнение своих желаний видеть еще до того, как озвучит их.

- Боюсь, я не настолько достойна вашего любопытства, пан. Я просто ... картежница. Меня любит дорога и немного сопутствует удача.

- Это мы сейчас и проверим... - Какой-то нехороший блеск появился в глазах мужчины. Такой блеск появляется у человека, увидевшего новую игрушку, которую он желает получить... любой ценой.

Сора, чуть зябко качнув плечами, протянула ладонь к колоде, коснулась её, проверяя не столько пальцами, сколько своим даром - чистая она или крапленая. Крапленая. Ничего удивительного, знатные паны другими не играют.

- Что вы желаете поставить на кон? - флегматично уточнила она, запоминая крап, пока ее пальцы словно сами по себе тасовали карты.

- Думаю, для начала сойдет и обычная ставка... для разминки. А потом - поднимем... - Голос стал на полтона ниже, а холеная рука распустила тесьму мешочка, позволяя блеснуть монетам. Он завлекал свою дичь.

- Одежда против одежды, пан? Или ваше золото - моя одежда?

- Второе пожалуй. - Помолчав, произнес незнакомец. Он прекрасно видел, что одежды на картежнице меньше, чем монет в его мешке... к тому же он был уверен, что, лишив девушку всей одежды, сможет предложить ей последнюю ставку, за которую она, конечно же, ухватится и... это ему и было нужно.

- Хорошо, - карты поднялись в воздух, покружились по спирали и опустились на тонкую ладонь с аккуратно подстриженными ногтями. - Сдвигайте, пан.

Небрежным движением он чуть толкнул карты, сдвигая чуть больше половины колоды. На лице его так и застыло выражение легкого интереса, пополам с насмешкой и приправой из азарта хишника. Плохого азарта, а не того веселого, что бывает у готового к любому исходу хищника, получающего удовольствие от охоты, а не жаждущего лишь добычи, любой ценой и раздраженного самим фактом того, что приходится прилагать усилия.

Карты разошлись по рукам, первая взятка была у так и не представившегося мужчины. Вторая у него, третья тоже, четвертая, пятая. Сора проигрывала с рассеянно-задумчивым видом, и в самом конце, когда до конца хода оставался лишь один ход - выложила козырную комбинация, которая заканчивала ход в ее пользу.

Незванный гость... любезно улыбнулся, продемонстрировав даже вежливое удивление поражением. Но это была маска. Он покорно отсыпал проигрыш, рассудив, что может даже еще пару раз поддаться, чтобы девка расслабилась, сочла противника легкой добычей... и окончательно увязла в его сетях.

- Меня зовут, Сора, - девушка, тасуя колоду, подняла взгляд на мужчину, по спине пробежал холодок. С этим человеком было что-то не так! - Как мне вас называть?

- Ранс... - Небрежно бросил мужчина... и все отточенные чувства мошенницы буквально взвыли, что ей лгут. Причем лгут так естественно, без малейших усилий, что стоило задуматься - что в этом мужчине настоящее?

- Хорошо, Ранс, приятно с вами познакомиться, - карты вновь были подвинуты к мужчине. - Сдвините?

- Взаимно, Сора...Конечно. - Еще одно властное движение, в этот раз он сместил меньше трети. И опять ощущения картежницы взвыли от дурных предчувствий.

Прикусив губу, она коснулась нервно медальона на шее, потеребила его и сдала карты.

Вторую игру картежница снова выиграла, причем даже не прибегая к своим привычным уловкам. И от этого стало только страшнее на душе. С ней играли. Она играла в карты, а этот человек Ранс хотел сыграть ей самой.

А он со все той же любезной маской и наигранной озадаченностью расплатился... и проиграл вновь. Наблюдай за ними кто - у него не возникло бы сомнений, что мужчина просто стал ее новой жертвой, но всего лишь умеет достойно проигрывать. Однако и этот проигрыш, и еще один - лишь разжигали в глубине его глаз что-то... нехорошее.

А затем он выйграл.

Сора развела руки, с натянутой улыбкой глядя в холодные глаза.

- Итак, поскольку это ваш первый выигрыш, вы получаете право выбрать, какую же именно деталь моего туалета вы хотите с меня снять!

- Как любит говорить одно племя за закат отсюда - пожалуй мы начнем с конца... - негромко хохотнул мужчина, словно приглашая и ее посмеяться. Вот только глаза его даже не улыбнулись. - Мало кто из ваших противников получал шанс снять с вас хотя бы рубаху... а я с вашего позволения сорву самую сладкую их мечту, лишив вас исподнего.

- Простите? - голос Соры мгновенно сел, а она сама - практически посерела. - Вы хотите сказать, чтобы я сняла... белье?!

- Кажется, только что именно это я и сказал... - Все тем же любезным тоном произнес мужчина... подарив ей покровительственную мягкую улыбку, насмешку в которой не увидел бы разве что слепой.

- Но это же... бессмысленно! Какая разница... - девушка замолчала, словно кто ей закрыл рот, потом встала. - Верхнее или нижнее, пан? - спросила она негромко.

Мужчина чуть-чуть повернул голову, чтобы лучше видеть ее.

- Начнем сверху... - Сейчас в его взгляде можно было уловить что-то от рабовладельца, оценивающего возможную покупку. Все - ее пластику, красоту...ее покорность.

Девушка сжала зубы и кивнула, поманила пальцем карты, и они выстроились вокруг девушки своеобразной ширмой, тонкой, закрывающей ее только от взгляда этого самого Ранса.

А затем поверх тонкой карточной преграды лег тонкий кружевной бюстгальтер алого цвета. Девушка появилась у стола, завязывая верхнюю рубашку узлом на животе, села на свой стул и натянуто улыбнулась:

- Мы продолжим, пан, в том же духе? Ваше золото - моя одежда? Или вы не побоитесь поставить на кон теперь и свою одежду?

Мужчина приподнял уголок губ, показывая, что оценил ловушку, но покачал головой.

- Пожалуй, продолжим в том же... но мы можем поднять ставку. Скажем... вдвое?

- Сразу два предмета одежды? Вы не мелочитесь... Ну что ж, тогда продолжим.

И снова по кругу. Выигрыш Соры, выигрыш Соры, горка золота около ее края стола росла, заставляя девушку нервно закусывать губу и удваивать бдительность с каждым движением Ранса. Третий выигрыш Соры - и ее проигрыш.

Мужчина совершенно не ценил проигранное золото. Словно он заранее собрался его оставить за этим столом. Выиграв вновь, Ранс изучающе смотрел на картежницу, заставляя нервничать из-за этой заминки. Два предмета одежды были на кону, и он мог распорядиться ими по-разному. Он словно решал, как поступить... и решил опять нанести удар.

- С вашего позволения, не будем ломать традицию... - Он говорил медленно, перекатывая на языке каждое слово, наслаждаясь этой мимолетной властью. Он играл с ней, как ящер с мышью. - Думаю, блузка с майкой не так уж нужны вам в такую дивную погоду...

- Действительно, - отозвалась с улыбкой Сора, только внутри все словно застыло. - Зачем они нужны?

Тонкие пальцы скользнули по узлу блузки, чуть крутанули его, и легкая ткань скользнула по округлым плечам. Картежница даже не потрудилась поднять свою блузку с земли, следом она стянула майку, оставшись наполовину обнаженной.

Мужчина окинул ее опять этим пугающе-оценивающим взглядом... и, что еще хуже, он остался доволен. Это была первая настоящая эмоция за всю игру. И он показал ее намеренно!

- Не хотите еще поднять ставки? - Неизменно любезно спросил Ранс, ничем не показав, что такое соблазнительное тело как-то его привлекает.

- Еще? - насторожилась Сора. Интуиция завопила, что дело почти подошло к тому, ради чего все было задумано.

- Да... пятикратно, против изначальной ставки...

- Вот как... Пятикратная золотая ставка... А что вы хотите с моей стороны, пан?

- Три предмета... на мой выбор... - Медленно, еще чуть понизив голос отозвался мужчина.

Сора нервно облизнула губы.

Этот мужчина... Что он от нее хочет?!

Он же даже не мухлевал. Словно ему плевать на деньги, словно...

- Что ж, - девушка кивнула, - хорошо. Третий раунд. Посмотрим, на чьей стороне будет удача, не так ли, пан?

- Конечно... - Он опять приподнял ловушку, уже почти слыша, как захлопывается клетка. Это был банальный, но коварный ход - много побед и сокрушительные поражения, иллюзия того, что можно отыграться - и еще более сильный удар. Он уже был близок к цели...

- Что ж... Начнем...

Несмотря на свое высокомерие, мужчина не сомневался, что картежница достаточно умна, чтобы понять, что три раза он ей искусно поддается, усыпляя бдительность. А потому он поддался лишь раз, но так, чтобы до самого конца держать ее в напряжении, словно вот-вот он победит... и заставить облегченно выдохнуть, когда она "вырвала у него победу". Пятикратная ставка опять перекочевала к ней, но мужчина лишь пожал плечами... и выиграл следующую же партию, до самого конца проигрывая, как она в самом начале.

Спина Соры покрылась ледяными мурашками, но на лице осталось почти спокойное выражение.

- Итак, пан, что же мне снять теперь? - спросила она, плавно положив ногу на ногу.

Мужчина откинулся на спинку стула, изучающе глядя на нее. Он опять медлил, дразня, заставляя нервничать.

- Думаю, вы согласитесь, Сора, грех скрывать такую красоту под грубой тканью... почему бы вам не дать телу отдохнуть от нее? - Взгляд скользнул по ногам проигравшей. Не сальный, не предвкушающий. Он просто указывал, что имеет в виду.

- Вот как...

Первым на растрескавшуюся от палящего зноя землю упал пояс, усыпанный драгоценными камнями.

- Раз.

Вторыми туда по ногам скользнули шаровары.

- Два.

Коснувшись резинки алых трусиков, Сора упрямо вздернула голову и развязала тонкие бантики на бедрах. Кружевная тряпочка спланировала вниз, оставив хозяйку полностью обнаженной. На ней остались только несколько украшений - браслет на ноге, браслет на предплечье, медальон и сережка на ухе.

- Три, - сообщила Сора, опускаясь на стул и словно не замечая алчного взгляда противника.

Ранс окинул ее взглядом, опять оценивая дорогую игрушку...

- Продолжим?

- Вы видите, что можно снять с меня ещё? - удивилась Сора. - Кажется, игра закончена, пан. Мне больше нечего поставить на кон.

- Ну почему же... вам есть что поставить на кон... - Голос опустился еще на полтона.

- Увы, если только мои карты, с которыми я не расстаюсь никогда и нигде, но их я не ставлю на кон, - Сора поднялась с места, лениво махнула рукой, расправляя ленту из карт. Одежда осталась разноцветными тряпочками на земле. - Поэтому, увы, пан, я проиграла, признаю это, а теперь позвольте...

- Я и не говорил о картах... - Мужчина продолжал оценивающе смотреть на девушку. - Вы можете пойти ва-банк. Все или ничего... - Он чуть звякнул золотом, что осталось в мешке. А осталось там не мало.

- Вы говорите обо мне? Вы хотите, чтобы я ... поставила на кон себя, пан?

- В сообразительности вам не откажешь.

- Я не ставлю на кон себя, пан. Это ставка, которую я не могу себе позволить.

- Сядь. - Хлестнул резко изменившийся голос не хуже плети погонщика рабов. - Не тебе выбирать. Один кон - одна ставка. Золото или ты. - Что-то в изменившемся голосе заставляло понять, если продолжить отпираться - он возьмет желаемое сам, и это будет много хуже, чем добровольно вручить ему себя, как дорогой приз, который стоит ценить.

Сора прикусила губу. По светлой коже, едва тронутой загаром, сбежала тонкая струйка крови.

Карты, которые уже вились вокруг нее, готовые закрыть от чужих взглядов, опали:

- Я могу вам верить, пан? Что будет порукой вашим словам?

- А вашим? Садясь играть в карты, мы верим в то, что проигравший не вонзит кинжал под ребра, не желая отдавать выигрыш. - Маска вернулась на лицо.

- Ну, что вы, - развела Сора руками, провела кончиками пальцев по собственным бокам, скользнула по груди ласкающим движением. - Мне даже негде спрятать кинжал. Тогда, последний кон, пан. Или все золото, или я ... на сколько?

- На... - Ранс оценивающе посмотрел на добычу, наметанным глазом словно вымеряя ей цену. Затем заговорил, уверенно-лениво, глядя ей в глаза давящим волю взглядом хозяина. - На три дня... дороже ты не стоишь.

Взгляд Соры полыхнул яростью, руки на мгновение сжались в кулаки, словно что-то пряча, а потом она улыбнулась, мягким, текучим движением поправила волосы.

- Хорошо, - согласилась она, скользнув пальцами по собственным губам. - Три дня обладания мной против увесистого мешка золота. Почему бы и нет. Сдавайте, пан, чтобы удача сама решила, кому она улыбнется.

- Разумеется. - Для мужчины было очевидно, что он повелевает еще и удачей...

- Что ж, - Сора усмехнулась. - Тогда начнём.

Спустя три минуты, не больше, Рансу оставалось только смотреть на комбинацию в своих руках и те карты, что выложила картежница. Она перестала скрывать свои способности или ей действительно улыбнулась удача - было непонятно, но выиграла раунд именно она... И сейчас девушка смотрела холодно и, пожалуй, даже немного хищно.

- Туше, пан? - спросила она.

- Туше. - Неожиданно спокойно ответил мужчина... а затем стремительно мелькула рука, распарывая бок мешочка у самого низа, демонстрируя что там лишь золото, а не песок или глина.

Ушел мужчина так же, как и пришел - молча, не интересуясь ее мнением. Вот только уносящие его вещи рабы успели заметить взгляд господина и... тряслись, опасаясь за свои жизни.

Сора, только когда осталась одна, тихо всхлипнула и сжалась на земле в комочек, трясясь всем телом.

Это было слишком страшно, слишком! И она отчаянно боялась того, что этот самый "Ранс" не оставит свой проигрыш без последствий...

***

Солнце палило так, словно решило выдать за один норму жары за неделю, а то и за месяц. Миражи проплывали прямо по каравану, и приходилось сдерживать себя, чтобы не начать отмахиваться от них или не краснеть, глядя на картинки, подкинутые чьим-то воспаленным жарой сознанием.

Впрочем, кое-кому жара совершенно не мешала - мешало другое.

- Ночь прошла спокойно?! - потрясенно пробормотала Иярра, сонно покачиваясь в седле ящера и прикладывая почти титанические усилия, чтобы с него вообще не свалиться. - Пан Ратек, вы надо мной смеетесь?!

- Нет, и даже не издеваюсь... - Ратек с хрустом размял шею.

- Как странно, - потерев лоб, орчанка коснулась виска, посылая напарнику, находящемуся сейчас в конце каравана четкую мысль: "Ты это слышал?"

"Слышал что? Я много чего слышу" - сварливо отозвался напарник.

"Пока мы с тобой строили из себя дураков и мясников, тут НИ-ЧЕ-ГО не случилось!!!"

"Обидно даже..."

"Да не просто обидно! Пугает. Что мы пропустили, пока "развлекали" кого-то в пустыне, Сиф?"

"Не знаю... но я чую что-то... кхм... Иярра, этой ночью мы крепко спим, даже если вокруг будут носиться стада архидемонов, смекаешь?"

"Вот, те самые архидемоны чтоб разодрали козлов, из-за которых мы будем "крепко спать". И вообще, Сиф, выставляй кого-нибудь на замену, создай мороки что ли, да пошли нормально поспим. Если я сейчас с ящера свалюсь под лапы ящера пана Ратека, такое поведение он не оценит".

"НУ почему, как любой добропорядочный орк он сцапает тебя и уволочет в свой шатер... но спать тебе тогда ночью не светит" - ехидно отозвался Сиф. - "Не буду я никого выставлять, я просто лягу спать. Делать мне нечего, ради какой-то швали напрягаться..."

"Добропорядочные орки караваны не водят, а добропорядочные орчанки не выступают в качестве наемниц. Тьфу, только присыпал соли на рану. Сиф, ты злыдень", - констатировала своим ровным голосом Иярра.

"Ага, за то и ценишь. Тебя долго ждать, зубастик ты мой зелененький?"

"Как нежно звучит! Растаять можно. Минут через пятнадцать приеду. Загляну еще к Соре, картежнице. Ее тут видели полностью раздетую в компании какого-то мужика. Что самое интересное видели ее в компании три человека, а мужиков мне потом описали все трое - разных. Вот я и думаю, это что, в караване еще один маг есть? Или ее вчера донага раздели три мужика?"

"Либо маг, либо просто умная сволочь и амулетом фальшивой морды. Вот только зачем было так напрягаться из-за игры в карты, да еще и победив?"

"Вот и мне интересно".

"Не нравится мне это... но я отчетливо чую что НЕ ХОЧУ в это лезть... сегодня. От Соры и фонит тем, из-за чего я буду крепко спать"

"Ясно, значит положусь на твою чуйку", - вздохнула Иярра, - "и к ней не пойду. И оставь мне хоть одну подушку, перинопуховый маньяк!"

"Милостиво позволю занять уголочек одной" - Рассмеялся некромант. - "А к Соре зайди, дай ей своего поила. Коротышка ее уже отпаивал, но ее опять накрыло."

"Хорошо. Сделаю".

Уронив руку на седло, Иярра улыбнулась Ратеку:

- Что ж, пан, дела зовут по делам дальше. А пока я вас покидаю.

- Жаль-жаль, а я только обрадовался вашей компании... - Не смог не вздохнуть караванщик, чуть улыбнувшись. - Отдохните лучше...

- Я постараюсь, спасибо, - орчанка придержала ящера, а затем, круто повернув его, погнала ящера против направления движения каравана. Следовало разобраться, что же там случилось с Сорой и предпринять какие-либо меры...

...К сожалению или к счастью, но в шатер наемников Иярра так и не вернулась. Картежницу трясло, колотило и душило страхом после знакомства с одним мужчиной. Зелье, довольно мерзкое, которым орчанку отпаивал Сиф, на Соре не подействовало. И в результате, чтобы заставить девушку хоть немного начать соображать и перестать трястись - Иярра влила в нее не меньше трех литра вина... Пить пришлось ей и самой, в результате чего уснула орчанка прямо в повозке картежницы, рядом с ней самой.

Ночь накатила на караван душным покрывалом. Звезды и три ночных светила были скрыты пеленой плотных туч. В пустыне не бывало дождей, за исключением разве что последствий действия магов. Но это не значило, что на небосвод никогда не заползало душное одеяло туч.

Сора, мечась по повозке, не могла ни проснуться, ни заснуть нормально.

Кошмары, изгнанные крепким вином и насмешливом взглядом орчанки, пришли за ней во сне.

Душащие когти сжались на горле, и с отчаянным криком Сора села в повозке. Иярра за ее спиной рыкнула во сне и перевернулась на другой бок, натягивая на себя плотную шкуру. А картежница не могла отойти от кошмара. Под ее рукой чуть светилась ее любимая колода, успокаивающая, но... все же оставляющая ее беззащитной перед пустыней... и перед темнотой...

"Здесь никого нет, никого нет", - Сора сжалась на краю повозки, прижав к груди колоду карт. - "Никого!"

Темнота ответила ей двумя вспыхнувшими огоньками. Карие вертикальные огни чужих глаз, светящиеся... голодом.

Из темноты донеслось шипение и волна душащего животного страха окатила девушку с новой силой.

Взвизгнув, она шарахнулась назад и... неожиданно взяла себя в руки.

Колода карт, взвившись в воздух, выстроилась вокруг Соры шипастым воротником, и с него в темноту полетели самые настоящие искры, довольно больно жалящие всякого, на кого ни попали бы.

И, похоже, это была не самая разумная идея. Из тьмы ударила волна... тьмы. Чего-то вроде черного дыма, в котором девушка с ужасом разглядела... лица. Это еще не был полноценный удар, ей лишь показали, что ее ждет...

Атака была вкрадчивой, но и...

- Не подходите! - звонко крикнула Сора, ударив каблуком в землю. Еще несколько колод карт вырвались из своих мешочков, закрывая ее уже настоящим щитом. Несколько картинок слились, и около девушки, стоя на одном колене, остался валет, в сверкающих доспехах.

- Приииди ко мне... - Неожиданно отозвалась тьма хором шепотов. Знакомых и нет, зовущих, пугающих и сводящих с ума врывающимся прямо в мозг, в душу, холодным шепотом. Черный дым кружил вокруг, не причиняя вреда. Враг хотел поиграть с добычей, насладиться ее страхом. Он намеренно давал ей возможность защищаться, чтобы страх стал глубже, пропитал ее, лишил воли... и отдал в его руки.

Сора вздрогнула, шарахнулась, шагнула к голосам, но бессильно опала в руках собственного карточного создания. Воплощения духов карт и дорог приходили только к достойным, и перебить их было невозможно ничьей магией.

Поэтому и зов, томительный, пугающий, лишь разбился о пустой каркас карточного валета, а девушка в его руках уже была без сознания. И только по ее левой руке бежала кровь...

В темноте пустынной ночи сверкнули серые глаза, когда гибкая фигурка взлетела по скалам вверх, покидая пределы каравана.

Абигейл покинула постель, когда убедилась, что утомленный маг крепко спит и совершенно точно не проснется до утра от ее поцелуя и ароматов завтрака. Зачем она сбежала? Девушка хотела побыть одна, подумать. А что может быть лучше мыслей о вечном темной ночью, когда ночное светило одаривает мир мистическим флером своего сияния?

Гибкая художница уселась на краешке скалы, укрытая от взоров тенями, подтянула к груди колено и обхватила ногу руками, глядя куда-то вдаль.

Дело было в разговоре, который вертелся на кончике языка у Аллана, и который он не решался начать – то много ушей вокруг, то не к месту, то девушка вовремя отвлекала.

Девушка помнила, что мага послали поймать Пожирателя… ее, или того второго – она не знала. Но это было не важно. Важно было то, что она не могла позволить этому магу выполнить его задание. Она… не хотела его терять. В случае с ней – она не собиралась терять свободу, а маниакальное желание нанимателя Аллана завести «собачку»-пожирателя душ не было для нее тайной. В случае же со вторым – маг бы не успел ничего сделать, как был бы сожран.

«Что ты знаешь о нас, маг?» - горько подумала художница. – «Что мы монстры, ошибки природы, шутка безумного хаоса? Ты ничего не знаешь… ты знаешь, что мы чудовища, недостойные жить, потому что пожранная нами душа уже не вернется к своему богу. Да, это так, мы чудовища. Мы хищники, которым нужно куда больше, чем жизнь и мясо дичи, и люди, как и многие другие расы, никогда не смогут понять нас… и признать, что мы почти не отличаемся от них. Люди едят скот, а мы – охотимся на людей. Мы просто еще одна ступенька в пищевой цепи. Но увы… Мы никогда не откроем никому, что мы можем и не убивать. Да, убийство путем полного поглощения души – несравненное удовольствие, но можно и не делать этого. Можно поглотить энергию души до безопасного уровня. Вот только обычно никто не утруждает себя этим… И уж тем более мы нечасто показываем, насколько можем быть опасны не тем, что пожрем дичь, а тем, что мы получаем, пожирая души… И это не только сила, мой милый маг… Однажды тебе придется увидеть это… и я буду без устали молить всех богов, чтобы я была рядом и смогла защитить тебя… Ты не зря боишься нас, Аллан… но, надеюсь, моих сил будет достаточно»

Она могла бы и дальше сидеть так, дыша чистым бла

годаря высоте воздухом, но внезапно интуиция хищницы взвыла. Девушка внимательно всмотрелась в лагерь каравана, пытаясь понять… увидеть. И она нашла, что ее отвлекло. Пожиратель вышел на охоту и был уже близок. А еще он применил часть своей силы, пугая дичь.

Сору.

Художница встала на краю скалы, думая меньше мгновения… а потом она сделала шаг в пропасть, камнем срываясь вниз.

Он был даже красив, пожалуй. Не избери уже Аби себе Аллана, она бы не возражала иметь подле себя этого мужчину, возможно она бы даже позволила ему стать ее парой...

Выше среднего роста, поджарый мужчина с короткими волосами, чьи руки и обнаженный торс канатами перевивали мышцы. Его правая рука несла на себе замысловатую татуировку, смысл которой не был тайной для пожирательницы, но едва ли что-то сказал бы людям. А еще на обеих руках были широкие браслеты, в которых девушка опознала… кандалы. Редкие, очень дорогие «Златая клетка господина», так назывался этот артефакт. А на шее мужчины она разглядела тончайший обруч ошейника. Такого же золотого. Из одежды на нем были лишь прочные темно-зеленые брюки, да замшевые сапоги. Никакого оружия.

Он уже собирался забрать свою добычу из рук странного создания ма

гии Соры, когда художница бросила сухих веток в костер. Взметнувшееся пламя выхватило их обоих из тьмы, глаза двух совершенных хищников встретились. Карий злой взгляд и спокойный серый.

- Уходи, я не хочу твоей крови, брат. – Негромко произнесла Аби, стоя на месте.

- Я заберу свою добычу. – Упрямо отозвался мужчина, черный дым собрался за его спиной. Это было жуткое зрелище – сильный, готовый атаковать мужчина… и хрупкая, безоружная девушка, без тени страха глядящая на него и не пытающаяся защищаться.

- Нет. Твой хозяин не получит ее. Эта девочка под моей защитой. Уходи. Беги, так далеко, как сможешь, погони не будет.

- Она моя. Я доставлю ее… - В глазах мужчины полыхнула злость. И… боль. – Господин не будет ждать.

- Что же он сотворил с тобой, брат мой… Чем сломал твой гордый дух, Пожравший Бездну? – Девушка с состраданием смотрела на мужчину перед собой. Он дернулся, словно от пощечины, когда она прочла его татуировку.

- Он умеет ломать… всех. – Неожиданно тихо произнес кареглазый Пожиратель. – Беги… сестра, пока он не увидел тебя… если он пожелает тебя – спасения не будет. Беги, пока свет твоих глаз не погас.

- Я не уйду. – Печально произнесла девушка, медленно приближаяс

ь. – Уходи. Уйди в ночь, беги… когда хозяин хватится тебя, сталь уже оборвет его жизнь…

- Нет. На рассвете я должен занять свое место… - Неожиданный проблеск разума сменился опять злостью цепного пса. – Отдай ее или умри!

- Нет. Ты не получишь ее. – Художница качнула головой… и тут же к ней метнулся поток черного дыма.

- Тогда ты умрешь здесь… - прошипел пожиратель душ, спуская свою атаку… и бледнея, когда та лишь взметнула длинные платиновые (Или седые!?) волосы девчонки, бессильно разлетевшись прочь от нее.

Абигейл вздохнула. Она не хотела убивать этого мужчину. Ей было жаль его… она видела, кем он был когда-то. Такие татуировки просто так не делались… что же за муки сломали его? Какой хитростью его смогли сковать?

Он был силен… очень силен, но Пожиратель, утративший ясность мышления не мог прочесть ее. Не мог применить действительно страшные силы своего вида.

Девушка разбила его атаку, а затем ее серые глаза с вертикальными зрачками полыхнули, поймав отблеск костра…

И мужчину отбросило к скале, торчащей из земли несколькими метрами позади него.

- Убирайся прочь, и не приближайся к тем, кого я защищаю. – Прошептала девушка, нанося еще один удар, когда мужчина стал подни

маться с камня. Ее удары не были видны невооруженным взглядом, однако тот, кто видел их – побледнел, как полотно. Даже любопытные духи мертвых спешили убраться прочь от боя двух Пожирателей Душ.

Мужчина с рычанием разъяренного зверя вскочил, вытер с губ кровь и бросился на нее, окутываясь черным дымом, готовясь раздавить, сломать девчонку…

И неожиданно, когда он уже нанес страшный удар, который должен был пробить живот девушки насквозь, насадив ее на его руку, ему в грудь уперлась узкая ладошка.

Не было никаких вспышек или еще чего-то в этом духе, мужчину просто словно выстрелили из требушета. Все к той же скале, брызнувшей во все стороны осколками… и кровью.

- Уходи. Я отпускаю тебя… - Произнесла Аби, и неожиданный ужас накатил на ее противника, парализуя его.

- что… Что ты… такое!? – Прохрипел он побелевшими губами.

- Чудовище. – Произнесла она… и скала с неприятным треском разрушилась, вот только мужчины там уже не было. Собрав свои силы он бежал прочь.

Художница же развернулась и пошла к валету, все еще держащему картежницу.

- Ты можешь отпустить ее, дух. Я позабочусь о ней. – Тихо произнесла она и валет, несколько мгновений изучавший девушку, вернулся туда, откуда приш

ел. Сора скользнула на песок, но Аби успела поймать ее за плечи и уложить на подстилку, подложить под голову снятые с повозки подушки.

Абигейл наскоро перевязала порезанную о меч валета руку картежницы и села у костра, подтянув колени к груди. Никто не заметил, как в ее серых глазах мелькнула боль, а потом Пожирательница подняла правую руку и провела тыльной стороной по губам. На руке остался алый след – из уголка губ хрупкой девушки текла кровь, а по щеке скатилась одинокая слеза…

Темная тень скользнула мимо, промчалась и стихла.

- Ты в порядке? - рычащий голос орчанки оказывается мог звучать и в такой доброжелательно-заботливой интонации. И склонилась она сейчас к Абигейл.

- Я лучше, чем должна быть... - тихо, чуть хрипло отозвалась художница, не обратив внимания, что с подбородка упала алая капля. - Давно проснулась?

- Почти сразу же как они прибыл, только под руку не стала соваться, - сняв с пояса фляжку, Иярра протянула ее Абигейл. - Держи. Поможет. Хотя, наверное, тебе лучше сейчас поесть.

- Лучше. Но сейчас я не уверена, что сдержусь. - Девушка благодарно приняла фляжку и сделала глоток, не чувствуя вкуса. - Спасибо... насмотрелась?..

- Я уже видела пожирателя в действии, Абигейл, - орчанка чуть заметно покачала головой. - Ты не уникальна. Среди своих - возможно, но для нас, простых ... жителей этого мира, вы все одинаковы, так же как для людей орки на одно лицо или феи. А насчет "не сдержусь", у нас есть с собой парочка бросового товара. Прихватили на всякий случай на рабском рынке. Не уверена, что они были хорошими людьми при жизни, но по крайней мере, могут восстановить тебе силы.

- Тогда понятно, почему ты так спокойна... Многие теряют рассудок, или надолго лишаются сна, увидев бой Пожирателя. - Художница перевела взгляд на Иярру. - Ты догадывалась, что могут понадобиться жертвы?..

- Я - нет, мне подсказали. Сама сможешь идти? Или взять тебя на руки?

- Смогу. - Она бы рассмеялась, если бы это не было так больно. - А вот от помощи встать - не откажусь...

Орчанка бережно придержала пожирательницу за плечи, пробежалась пальцами по ребрам и покачала головой.

- Знаешь, темно, никто ничего не увидит, - пробормотала она негромко, - а я все же не человек, да и так будет быстрее.

И в следующий момент, Абигейл была уже у нее на руках.

Художница вымученно улыбнулась, хотя в глазах отразилась благодарность.

- Орки ужасно упрямы...

- У нас это в крови, а ты напоминаешь ребёнка.

Размеренный шаг Иярры убаюкивал. Она не столько шла, сколько скользила в тенях, укрываясь ими, закутываясь в них как в полог.

- Чем? - Чтобы не уснуть девушка отвлекалась беседой. Она особо не потратила сил, но регенерировать такие тяжелые повреждения лучше всего было пищей.

- Не знаю. Своей мягкостью. Ты художница, вы по-другому смотрите на мир, не так как простые люди. Твоя некая наивность, открытость. Твое... пожирательство - не более чем маска.

- А ты не думала, что все может быть наоборот?.. - тихо, пораженная словами собеседницы, спросила Аби.

- Нет. Мертвые знают больше чем живые, а наполовину мертвым известно часть того, что известно им. Не переживай. Дальше меня эти слова не уйдут, а остальные смотрят на мир по-своему.

Художница чуть улыбнулась, сглотнула кровь и бережно погладила по щеке Иярру.

- Меня всегда поражал твой народ...

- Наш народ - древен, его кровавые обычаи, - нараспев заговорила орчанки, - не прячутся в сказках и не прикрываются легендами, это кровавые байки, которые рассказывают на привалах как страшилки.

- Да, скрывая под ними то, чего не могут понять или увидеть... Я многое успела повидать, Иярра, в том числе и истинное лицо твоего народа...

- Вот видишь, мы почти квиты, - Иярра улыбнулась, опуская Абигейл на длинную скамейку около клетки, в которой спали несколько человек. - Не буду тебе мешать. Если что-то понадобится, я буду рядом.

- Спасибо... - Абигейл вздохнула, дождалась пока Иярра отойдет и прикроет восприятие... и, встряхнув головой, меееедленно втянула воздух через чуть приоткрытые губы. А вместе с воздухом от троих человек отделились грязноватые облачка душ. Действительно, те еще людишки...

С губ художницы сорвался тихий стон, когда жуткие внутренние повреждения стали стремительно заживать. Не прошло и минуты, как она пружинисто встала и направилась к орчанке.

- Не хочешь выпить, раз уж все равно не спим?

- Пошли, - откликнулась Иярра, повернувшись к художнице с искренней улыбкой. - У нас есть отличная настойка.

- Веди. - Отразила улыбку Аби, теперь уже не вымучивая ее. - Настойка это хорошо... после таких новостей мне просто необходимо хорошенько выпить...

Тени распахнулись, поглотили две фигуры и все стихло...

Спала в своей повозке картежница, под охраной уже создание из крови и плоти. Сиф, убедившись, что с напарницей в порядке, уснул, готовясь к тяжелому дню.

Аллан стряхнул с пальцев водную линзу, перевернулся на другой бок и позволил себе уснуть.

Иярра и Абигейл покосившись на кружки, взяли сразу кувшины.

Некоторые события и поступки в таком месте и в такой час можно было только запивать...

Вечер 10.

Ветер крепчал. Первые крупные капли уже стучали по натянутому тенту, скапливались в провалах, отражая своими темными озерцами низко нависшее небо.

Раскаты молний на краю горизонта обещали неприятности, но тех, кто собрался в шатре Ратека, это уже не волновало.

Иярра, задумчиво глядя в потолок, что-то насвистывала себе под нос. Дождь был обычным, а значит ее работа как одной из охранниц каравана не требовалась. К тому же, караваны Ратека тем и отличались, что ведущий их орк отлично знал свою работу. Вот и идущую бурю он услышал заранее. И вся длинная живая лента уже была загнана меж двух острых скал и спрятана под укрытием тентов.

Люди бродили между повозками, обменивались информацией и просто болтали, а компания "охранников" собралась в шатре предводителя каравана.

Сиф лениво набивал трубку, покачивая крылышками.

Аллан прислушивался к небу. Его, как мага воды, исключительно радовало то, что караван покинул засушливые пустынные земли, в которых небо оставалось глухо к любым мольбам. Абигейл опять устроилась, используя его колени вместо подушки и не мешая своему магу наслаждаться маленькими радостями.

- И? - Иярра покосилась на Сифа. - Ради чего мы здесь собрались?

Недалеко от очага сидел, попыхивая трубкой и изредка прикладываясь к внушительной кружке, дворф-напарник Соры.

Сама Сора устроившись за его широкой спиной, отчаянно тряслась, боясь одновременно всех и каждого. Причем, не столько их в текущий момент времени, сколько их возможностей в ближайшем или грядущем будущем.

В какой-то момент, видимо устав от тряски за спиной, Рикард повернулся и чуть ли не силой заставил девушку хорошенько приложиться к содержимому его кружки.

Сора, сделав глоток содержимого, поперхнулась, закашлялась. Еще мгновение, и под заинтересованными взглядами окружающих из ушей несчастной шулерши повалил бы дым.

- Эль или самогон? - наклонилась к Сифу Иярра.

- Дворфийский самогон. - Наставительно ответил напарнице фей, щелкнув пальцами, словно ставку делает. - Легендарная штука... помнишь баечку про воскрешение павших этим поилом?

Орчанка хмыкнула.

- Надо иметь луженое горло, чтобы употреблять такое. Ну так, зачем мы здесь?

- И не менее прочные потроха. Но вон, смотри, как помогает. - Сиф указал трубкой на Сору. - А собрались... думаю, обсудить давешние приключения кое-кого из присутствующих.

- Кто-то тут слишком глазастый... Ну что, начинайте толкать речь...

"- Спасибо, Рикард, но уже нет сил, в другой раз как-нибудь. Когда пани Сора не будет на меня таращиться с таким испугом в глазах."

Иярра вздохнула:

- Что? Опять я крайняя? - грустно спросила она. - И вообще, что вы все как маленькие? На Сору напал пожиратель. Чуть не съел, вмешалась Абигейл. Удачно вмешалась, Сора - жива. Кстати, Сора, чего он от тебя вообще хотел?

- Мужчина, - картежница нервно сдула волосы со лба. - Со мной играл мужчина. Поставил все золото как ставку, если бы я проиграла - я бы стала его любовницей на трое суток.

- К исходу которых уже была бы вечной рабыней, однозначно... - Хмыкнул Сиф. - Чем он тебя так выбил из колеи-то? Можно подумать тебя редко так пытаются подловить.

- Он был страшный, очень, - девушка сжала кулаки, потом разжала. - Он как карта из моей колоды. Джокер. Прикидывается десяткой, а на деле... Я думаю, что это он натравил пожирателя.

- Он, гарантирую. - Буркнула Абигейл. При упоминании пожирателя она нахмурилась и как-то болезненно поморщилась.

Иярра, бросив на нее задумчивый взгляд, воззрилась уже на Сору.

- Дураком казался?

- Если только отчасти.

- Значит, попробует напасть второй раз. Пан Ратек, у вас задумчивый вид. На кого-то думаете?

- Ммммм... ну, столь падок на прекрасный пол только один мой знакомец в караване... но вот мне не хватает воображения, чтоб представить кого-то управляющего Пожирателем... кстати, как!?

- Златая клетка господина... - Глухо бросила Абигейл.

- А для тех, кто не очень понимает? - уточнила Сора.

Художница вздохнула

- "Златая клетка господина" - редкий и очень дорогой артефакт. Состоит из браслетов на руки и ноги и ошейника. Золотых. Одеваешь на раба и он не сможет ослушаться или убежать - хозяин может причинить ему страшную боль, парализовать, всегда найти или "рвануть" к себе. Все равно что незримые бесплотные цепи тянутся от пленника к господину, и разрушить их нельзя. Только убить одного или второго, или хозяин должен сам освободить раба. попытка снять артефакт "нелегально" - убьет пленника крайне мучительной смертью... - Девушка поежилась.

- Более важный вопрос, как на пожирателя вообще смогли такое надеть?! - изумилась Иярра.

- Я не знаю...не могу представить, учитывая, кто он... - Абигейл вздохнула, глаза ее потемнели. - но ничем другим ЕГО бы не удержали...

- Твой знакомый? - в спокойном голосе Аллана чуткое ухо легко могло услышать едва слышные нотки ревности.

- Нет. Я никогда его не встречала... - Девушка покачала головой, подняла руку и погладила тонкими пальчиками мага по щеке.

Маг, хоть и особо успокоенным после этого выглядеть не стал, все же кивнул.

- Итак, - подытожил он коротко. - Есть Сора, на которую косится хозяин Пожирателя. Есть Пожиратель, удерживаемый в рабстве насильно. Сиф, Иярра, его можно освободить?

- Нет. - Вместо них подала голос Абигейл. - Его сломали... - Сев, девушка обхватила колени руками. - Я не могу вообразить, что надо сделать, чтоб такое существо сломать... - Ощутив непонимание окружающих, девушка вздохнула. - Видели татуировку на правой руке?

Окружающие переглянулись.

- Не видела, - со вздохом призналась Иярра. - Мне ... вовремя глаза закрыли, сообщив, что лучше на такое не смотреть. Целее буду. Сора была в этот момент без сознания.

- Я видел, - признался Аллан.

- Знаешь ее значение? - Кивнув Иярре, посмотрела на мужчину художница.

- Нет. О вас известно слишком мало.

- Ох... тогда я поясню... Это знак Пожравшего Бездну. На эту татуировку имеет право только Пожиратель поглотивший душу высшего демона или архидемона. Хотя бы одного, или соизмеримое количество демонов среднего ранга. Узор татуировки рассказывает, сколько и каких. Он поглотил троих архидемонов и двести семьдесят двух "середнячков". - Девушка замолчала, давая окружающим переварить, отреагировать и задать вопросы, если есть.

- Демонов? - недоуменно уточнила Сора.

- Демонов. - Кивнула Абигейл.

- Это кто?! - еще большее изумление прорвалось в голосе картежницы.

- Ох... Как же это объяснить... Иярра, может, ты попробуешь?.. - С надеждой спросила художница.

- Я с ними не так уж и часто сталкивалась. Раза два, пожалуй. И знаю о них не больше, чем знают путешественники, любящие слушать страшилки у костра. Кстати, Сиф, это же по профилю вашего дома?

- Нашего-нашего. - Сиф тряхнул головой. Новости были погаными. - Демоны обитают в своем...мм... измерении, назовем так. иногда забредают в окружающие его миры на охоту... кого-то интересуют души - они ими торгуют или используют как источники энергии. Но большинство интересует кровь, плоть... и хаос. Они повергают все вокруг в него. Обожают заключать сделки... и дурить болванов, поведшихся на это. Сделка нужна им как пропуск, чтобы боги не устроили охоту за ними или не повыкидывали просто. Собственно вот так. Даже "середнячок", как выразилась Абигейл, весьма серьезные противники. А уж то, что такое Высшие демоны или Архидемоны лучше на ночь не говорить... Как пример прихода таких ребят... слухи о гибели Тиройма слышали? Вот там был прорыв двух Архидемонов и одного Высшего... шушеру я не учитываю. Спецы моего Двора осматривали это местечко...

Аллан промолчал, хотя и явно сделал свои, какие-то выводы. Была и серьезно-задумчива Иярра. Сора мало понимала в происходящем.

- Он очень силен... - Тихо продолжила Абигейл. - Но эта сила почти недоступна ему, потому что его сломали... он не может испытать наслаждения от пробуждения своего могущества, не может вызвать веселую ярость боя, ту, что присуща особенно демонам. Но он силен... смять воина или мага - он сможет. Духи Сил... тут не знаю. Не будь он в таком состоянии - мог бы. А так... кто знает...

Картежница прикусила косточку, о чем-то думая. Потом решительно встала, вытаскивая из мешочка на поясе свою колоду.

- Дайте место, - потребовала она.

Повторять дважды не пришлось, Рикард быстро освободил напарнице место.

Картежница смахнув со стола кувшин с элем, даже не обратила внимание, что его успели подхватить лишь в последний момент.

Карты в ее руках порхали и ложились на низкий стол в завораживающем порядке.

А потом вскрикнув девушка отдернула руку, засунув обожженные пальцы в рот. Ее самые любимые карты, которые ей рисовала лучшая подруга, горели...

- Это духи предвидения и дорог, - негромко сказала Сора. - Я не очень люблю их просить о помощи, они спрашивают дорогую цену. Но на ближайшие два-три дня у нас есть фора. Если карты сгорели - то противник очень силен, или его кто-то защищает. Но теперь на нем стоит клеймо, я могу найти его, в каком бы образе он не скрывался!

- Это, конечно, замечательно... Вот только, толку-то? - Поинтересовался Сиф. - Так он и будет сидеть на заднице, ожидая, пока ему голову открутят...

- Толк есть, - неожиданно мягко вступила Иярра. - Мои мертвые будут только рады такому подношению. Если мы его найдем - убьем, и одним махом решим все проблемы.

- А ничего, что у него ручной Пожиратель и еще предки знают какие ресурсы, не говоря уже о полном караване заложников? - Вдруг подал голос Ратек.

- Пожирателя можно ненадолго нейтрализовать. Абигейл, сможешь? А караван заложников... Пан Ратек, нас не зря называли лучшими. При необходимости мы с Сифом сможем сделать так, что наш таинственный недображелатель не найдет в караване вообще никого живого.

- Смогу... - Девушка задумчиво кивнула. - Главное, чтобы он не разошелся в полную силу... а то воевать будет не за кого.

- Вопрос только в том артефакте, из-за которого в общем счете разгорелся сыр-бор, - Аллан опустив руку скользнул пальцами по шее Абигейл, словно в задумчивости что-то нарисовал и руку убрал. - Если пан Экс поймет, что заложников нет, ручной Пожиратель надежно занят, не рискнет ли он пробудить артефакт, чтобы передрались уже мы сами?

- Значит, кто-то должен прикрывать хранителя. - Абигейл подняла на мага глаза.

- Для начала неплохо было бы узнать, насколько хранитель сам по себе умел, - поморщился маг.

- Можем пойти и посмотреть! - неожиданно предложила Иярра.

- В смысле?.. - Ратек с Рикардом синхронно повернулись к ней.

В глазах орчанки плавал белый дым.

- Ее должны были встретить, недалеко отсюда. Но вместо друзей придут предатели. Мы успеем ее предупредить и посмотреть на нее в действии.

- тогда, будем выдвигаться? - Сиф покосился на напарницу.

- Все? - с Иярры слетел транс. - Всем не надо, только перепугаем ее. Поеду я. Сиф, останешься. Пан Аллан сделаете водное зерцало, чтобы остальные могли понаблюдать за шоу? Сора тоже лучше здесь останься. Рикард, пан Ратек, как насчет вас?

Аллан кивнул, лениво махнул рукой, и на плечо Иярры опустилась водяная капелька.

- Я пожалуй понаблюдаю. - Кивнул орк.

- Да и мне не помешает разминка... - Рикард степенно поднялся, огладил бороду.

- Тогда идемте. Сиф, мы опаздываем, а туман так плотен... Организуешь?

- А ты изверг, зубастик. Всем сидеть, пока не разрешу выходить! - Сиф покачал головой и вылетел из шатра. Спустя несколько мгновений даже здесь присутствующих продрало ощущение влажности и тумана проникающего сквозь все барьеры и даже тепло очага.

Не прошло и пяти минут, как Сиф вернулся, отряхивая с крыльев... туман!?

- Все, топайте. Учить их будешь сама, я жду шоу! - Фей уселся на свою подушку и потянулся к еде.

- Жди, жди, - усмехнулась Иярра. - Пан Ратек, Рикард, идем?

Орчанка первой выскочила на улицу и оттуда тут же донесся ее смех.

Три мощных коня, сотканные из зеленоватого тумана, более плотного по всему телу, и струящегося в области гривы, хвоста и копыт. Кони смерили вышедших вглядом и кратко всхрапнули, издав жутковатый свистящий полувой, как в глубине туманных болот. Сквозь туман шкуры их просвечивали кости скелета, сотканные из еще более плотного тумана, глаза чуть светились недобрым зеленоватым свечением. Присутствовала и сбруя, вполне материальная, но от этого еще более чуждая в этой жутковатой картине.

- Это... что? - Ратек нахмурился, осматривая троих зверей. Рикард же лишь крякнул, перекатившись с носков на пятки и обратно, затем крякнул еще раз, раскуривая трубку.

- Это туманные кони, - Иярра, скармливая одному из коней кусок сырого мяса, чуть повернулась к появившимся мужчинам. - С ними успеем. Едете? Или вернетесь в шатер к зерцалу?

- Едем. - Хмыкнул орк. - Нас-то они не схарчат?

- Схарчат, если страх почуят... Слыхал я об этой шалости Туманного Двора, но вот не думал, что их просто так , для праздной прогулки табунами созывают... - Дворф фыркнул, осматривая зверей.

Иярра, сев в седло, подобрала поводья и неожиданно оскалилась:

- А кто сказал, что это будет просто прогулка?

Туманны конь, на котором сидела орчанка, встал на дыбы и сорвался с места в галоп.

Мужчины переглянулись и поспешили следом, пока она не унеслась далеко. И с каждым шагом туманный шлейф за скакунами становился все более жутким, аура страха этих зверей набирала силу, черпая ее из их охотничьего азарта.

Странное чучелко в плаще умудрилось на своем ящере ускакать довольно далеко. Компании "болельщиков" понадобилось почти двадцать пять минут галопа по бездорожью, чтобы догнать хранителя артефакта.

И то слишком близко подойти не удалось, Иярра отправила зов какими-то своими методами.

- Догоняем ее, - попросила она, бросив взгляд на Ратека и Рикарда. - Успеем как раз, когда она справится с теми, кто нам не по зубам.

Оба кивнули.

- Это с кем же? - Поинтересовался орк.

- С ними, - серьезно ответила Иярра, вытянув ладонь и указывая на что-то впереди.

Два небольших огонька, танцевавшие около небольшой землянки, можно было принять за банальные огни. Ну, заблаговременно кто-то позаботился о том, чтобы посланнику было видно, куда ехать - что плохого?

Плохое было.

Это напоминало дождь, только огненный. Над огоньками вспыхнули огненные зонты, с которых вниз потекли реки лавы. А из лавы очень быстро сформировались... две огненные, человекоподобные фигуры.

- Мать моя мастерица... - Проговорил, прищурившись, Рикард. - Элементали!?

- Точно.

- Что-то мне сомнительно, что это создание с ними совладает... - Пробормотал дворф. - Огненные элементали твари опасные...

Отвечать ему никто не стал.

С рук элементалей сорвалась огненная струя, и упав со своего ящера, чучелко покатилась по земле.

Никто не смог бы сейчас помочь этому несчастному созданию. Впрочем, как выяснилось спустя всего несколько мгновений, в помощи чучелко не нуждалась.

Она поднялась на ноги, и плащ упал вниз, а следом в воздух взмыла русалка.

Вместо ног - огромный хвост, вокруг ореол воды, тонкая фигурка, короткие синие волосы и пробивающая насквозь сила.

Русалка парила в воздухе, словно в воде.

У огненных был шанс, если бы они атаковали сразу бы, самым мощным заклинание из всех, что у них было в запасе. Но они задержались всего на мгновение, и этого шанса у них не стало.

Вода оплела элементалей жгутами, а потом жгуты растянулись, обхватив противников полотном. Нематериальная ткань развевалась, танцуя на ветру, и оставалась глуха к попыткам огневиков прорвать его. Потом в небесах полыхнуло, где-то раскатился отзвук грядущего дождя, и полотно сжалось, тесно скрутив элементалей.

Когда же полотно пролилось на землю дождем, огненных элементалей уже не было.

Впрочем, атака дорого далась русалочке. Хвост исчез, и на землю опустилась уже человеческая девушка, дрожащая от ночного холодного ветра и прижимающая к груди что-то.

- А вот теперь, - коротко велела Иярра. - Наш выход, пане. Элементалей отправили не одних.

- Ага, вижу... - Орк усмехнулся, пришпоривая коня, а вот дворф напртив, придержал, поднимая массивную конструкцию, похожую на арбалет.

Из-за переплетения ветвей показались шестеро всадников. Не так уж и много, если учесть, что это были просто люди, но и немало - все они были в броне и их сопровождал маг.

Впрочем, собственно маг, напрасно выделившийся мантией и богатыми одеждами, первым покинул мир живых. Вместе со скакуном. Тяжелый болт, с гудящим хлопком выпущенный оружием дворфа, вошел в тело жертвы и взорвался, разметав ничего не сообразившего человека кровавым дождем... залившим как его подельников, так и морду коня Ратека. последний, кстати, был только за - впитав кровь, зверь издал довольный вой и кинулся со всадником к врагам.

Следом в строй ворвались Иярра и Ратек. На каждого было всего по два воина, и орки даже не запыхались. Орчанка одному перерезала горло, второму срубила голову, пока Рикард вынес своего второго противника.

Ратек же тем временем разобрался со своей двойкой. Одному человеку он

разрубил надвое голову и половину тела, обрушив фальшион на голову, второму выворотил ребра, обрадовав коня еще порцией горячей крови.

Однако дворфу кони были явно благодарны больше... в отличие от хозяев. Его жертвы взрывались, заливая все вокруг кровью и обрывками своих тел.

Иярра спешившись около русалки, торопливо наклонилась к ней, заливая в горло хрупкой малышки пару глотков зелья от Сифа.

- В порядке?

- Да, спасибо, а вы?

- Ради разнообразия друзья. Как тебя зовут?

- Наталь.

- Очень приятно, я Иярра, сбоку от меня пан Ратек и пан Рикард. Собравшись в небольшой и дружной компании мы узнали лишнее, но зато теперь можем тебе помочь, маленькая пани. Отправляться готова?

- Да... - немного опешила русалочка от напора орчанки.

- Отлично. Как насчет вас, паны? Мы выдвигаемся обратно?

- Ага. - Рикард не спеша убрал свое оружие. - ждут-с нас.

Иярра кивнула, возвращаясь в седло.

В добром десятке километров от них, Аллан свернул зерцало и ухмыльнулся:

- На этом кино закончилось. Я нас всех поздравляю с удачным прибавлением в нашей теплой компании, но предлагаю поиски того самого гада отложить на утро.

- Поддерживаю. - Абигейл сладко потянулась. - Утро вечера мудренее...

- Тогда, раз моя пани присоединяется, мы вас покидаем, - подняв Абигейл на руки, Аллан двинулся к выходу, не забыв пожелать: - Доброй ночи

- И вам бурной ночи. - Хмыкнул Сиф. - А я с вашего позволения поработаю. Днем же не дадут...

Сора улыбнулась:

- Я тогда мешать не буду. Доброй ночи, пан Сиф.

- Доброй ночи... Вам не помешает отдохнуть.

- Да, спасибо, - девушка поклонилась и вышла из шатра.

Оставшись один, Сиф прикрыл глаза и в шатер повалил туман, стягиваясь к его фигуре. Спустя пару минут из шатра вышел среднего роста, чуть бледноватый человек с белыми волосами и мутными, очень светлыми глазами без зрачков.

Мужчина стремительным шагом прошел по стоянке каравана, не смотря по сторонам, но заставляя нервно ежиться всех вокруг, затем покинул лагерь и устремился прочь, чтобы около неприметной расщелины рассыпаться клочьями тумана и застыть. Ловушка была готова, теперь Сиф мог быть спокоен на случай попытки побега их врага... или попытки подтянуть подкрепления с тыла.

***

Он ненавидел нелюдей. Ненавидел их до отвращения к миру и жизни в целом. Как вообще боги могли создать этих тварей? Орки с их зеленой кожей, выступающими вперед клыками, широким скуластым черепом.

Как творец мог создать русалок? Аномальных мерзких тварей, которых давным-давно надо было придушить всех, да ободрать на чешуиные декокты.

Он ненавидел магические порождения в руках бездарей.

Магия должна была оставаться навечно в закрытых домах великих панов. И женщины… как они смели взять магию в свои руки? Как эти дрожащие хныкающие тряпки, годные только для постельных утех и готовки смели подниматься на одну ступень с мужчинами?

Он ненавидел до дрожи во всем теле всех тех, кто смел перечить ему.

Он ненавидел тех, кто мешал его планам, и еще пуще потом преследовал тех, кто осмелился остаться в живых.

Этот караван был обречен на смерть с самого начала. Все, кто в нем ехал должны были стать кормом для его ручной зверюшки. Когда-то он потратил массу сил, чтобы сломать пожирателя, сделать его ручным и ласковым, но полученный результат того стоил.

Было только одно «но». Сора, девочка-картежница, мягкая, ласковая, такая трогательная. Она была слишком беззащитной, чтобы он мог пройти мимо не пожелав ее сломать.

Но ему помешали.

Смешно подумать, помешал пожиратель!

Тот самый, из-за которого к каравану прикрепили мага. Мага воды! Клятого мага, который легко обнаружил русалку в караване и повадился ее защищать. А там подключились к этому делу еще и те, кто по идее должен был держать свой нос подальше от чужих дел.

Впрочем, это ничего не меняло. Абсолютно ничего.

Просто планы требовалось немного пересмотреть.

И для начала, для начала ему нужен был второй ручной пожиратель.

Проведя сотни экспериментов, он успел узнать, что пожиратель очень чутки к тому, что называют своим. А пожиратель в караване – смешно подумать, девка! Своим назвала того самого мешающегося мага воды.

И он знал, что сделает сразу же, как караван останется на последний привал перед входом в город, перед последним перегоном, который заканчивался в безопасности стен Тьяма.

Его это не устраивало.

У него были свои планы.

Поэтому он ждал ночи, последней ночи для всех в караване, чтобы начать приводить его в исполнение.

А пока как драгоценные крупицы он перебирал свои воспоминания, лелея как ребенка в колыбели мысль о том, что караван принадлежит Ратеку.

Мерзкому Ратеку, который перестанет путаться под ногами. Мерзкому Ратеку, которому удастся разом вернуть все долги. На его глазах уничтожить самое дорогое, что было у орка – дело всей его жизни, а затем лишить его и ее.

Глухо расхохотавшись, он потер руки.

Да.

Вначале он похитит мага.

Потом сломает пожирательницу, когда она придет за своим. И неважно, что этот маг для нее – стратегический запас пищи, заложник или проходной билет в новую жизнь, она придет, у нее не будет другого выхода, потому что против своей натуры пожиратели пойти не могут.

Потом он найдет русалку. Под прикрытием двух пожирателей он заберет у нее артефакт и пробудит его.

После этого весь караван будет вырезан.

И последним он убьет Ратека.

И никто, никто, никогда его не найдет.

Главное подождать до вечера…

Охрана позволила себе немного расслабиться. В двух дня пути от Тьяма встречались разъезды стражей, поэтому здесь дорога была почти безопасна.

Позволили себе ненадолго выпустить из виду подчиненных Иярра и Сиф. Закрывшись в своей кибитке, они устроились над картой, пытаясь понять, как лучше организовать вечерний поиск того самого плохого парня, по вине которого на долю каравана выпало приключений столько, сколько не всегда выпадает на голову охотника за сокровищами или беглыми рабами.

Иярра, время от времени помешивала зелье в огромном котле. Оно нужно было, чтобы на одну ночь обменять всех живых на мертвых орков. Управлять таким воинством было почти невозможно, но управлять ими по сути и не надо было. Надо было просто убрать из-под удара возможных заложников.

- Не часто увидишь, чтобы ты добровольно кому-то помогала... - Пробормотал Сиф.

Иярра, заправив за ухо прядь волос, пожала плечами:

- Иногда надо делать поступки, которые выбиваются из наших привычек. Если бы я когда-то прошла мимо того переулка, ведь это не в моих привычках, то мы бы с тобой так и не познакомились. А здесь... ты же знаешь, что это наша работа. А я привыкла выполнять ее на отлично. К тому же, видеть множество трупов... это не самое приятное для психики женщины.

- Вот не скажи. Вспомни Лорреэль, эта бы от такого количества трупов экстаз получше чем от полусотни любовников за раз испытала бы. - Сиф даже не обернулся, продолжая возиться с картой.

- Не поминай всуе. С нее станется прискакать, чтобы посмотреть, а что это мы такое интересное тут делаем.

- Это да, эта - может! И вот ее как раз нам тут совсем не надо. Совершенно неуравновешенная особа. Но талант, каких поискать.

- В твоем домов других не бывает.

- Ну, Туманный Двор тем и страшен, что мы все слегка больные на голову, но нам простительно.

- Правильно, тех, кому приходит в голову "не простить", очень быстро хоронят, и не всегда на кладбище, - захохотала орчанка.

- И далеко не всегда вообще хоронят! - Сиф усмехнулся. - Поведай хоть, что ты там за супец варишь.

- А, это? Сонное земле по сути дела, ну, и куколка для подмены живых на мертвых.

- Аааа... а я-то думал.

- М? Только не говори мне пошлостей про любовные зелья.

- Да нет, я думал ты женщиной стала, готовить научилась.- Любезно пояснил фей.

Иярра хмыкнула:

- Не дождешься. Эту честь я лучше для тебя предоставлю, всяко у тебя лучше получится.

- Вот-вот, мое доказательство сумасшествия - я с тобой работаю...

- Действительно, и мало того, что работаешь, ты меня еще и защищаешь, это совсем ни в какие ворота...

- Ага, кошмар... как представлю себе масштаб моего сумасшествия, страшно становится.

- Остальных это тоже пугает. Но не будем отвлекаться, что у нас с границей вокруг каравана. Не сдернет этот тип в последний момент?

- Не, как сдернет, так и вернется. Я Поля Туманов раскинул, заблудится и вылетит в том же месте.

- Бедный, - посочувствовала орчанка от души тому, кому в эту ночь предстояло стать добычей. - Наверняка плетет свои планы, решает, что-то делать, а тут на него охота будет объявлена.

- Причем он ведь уверен, дурак, что он тут самый умный, сильный и вообще. Как Абигейл его собачку задержит, мы ему головенку-то и открутим.

- Открутим точно?

- Не. Сам открутит. Буду я еще напрягаться...

- Сиф, ну, посерьезней ты бы был что ли? У меня дурное предчувствие, если честно...

- У меня тоже, потому и острю. - Сознался Сиф.

- Ну, - почесала затылок Иярра. - Что мы упустили из виду?!

- Да вроде все учли... Пути отхода отрезали... Пожирателем займется равная... даже если не победит - отвлечет. Ну уж этого-то мы задавим втроем-то!?

- Втроем? - повторила орчанка.

- Ты, я, водяной. Твой зубастый кавалер пусть рыбку защищает вместе с шулерами.

- Знаешь... Отправь-ка за Алланом своего вестника, что-то...

Сиф нахмурился и послал сложившуюся из праха летучую мышь за магом.

- Да твою ж гвардейскую мать да всем полком без перерыва... - Выругался он. - Пожиратель начал действовать! И начал он с приманки для нашей сероглазки!

- Ну, вот тебе и то, что мы упустили из вида, - сказала размеренно Иярра, возвращаясь к котлу. - Сиф, мне нужны пять минут после остановки каравана. Обеспечишь?

- Да... Надо предупредить наших, что нас обошли на первых ходах...

- Займешься?

- Уже... - отмахнулся некромант.

Иярра кивнула и зашептала что-то над котлом.

Следовало поторопиться, поэтому всем, кто побывает во сне в царстве мертвых, предстояло на утро помаяться головной болью. Впрочем, не такая уж большая цена за жизнь, не правда ли?

Ловушка. В принципе, это было очевидно изначально. Собственно, не будь это все ловушкой на нее, зачем было забирать Аллана живым и сажать в печать, способную удержать Пожирателя? А грамотно сделано, сам он сидит в печати против магов, из которой не может выйти и даже не может колдовать, а вокруг – печать от Пожирателей. Войти-то она туда может, а вот выйти – никак. Примитивно и – действенно.

Вот только тот, кто готовил этот план, допустил несколько грубейших ошибок, которых допускать было нельзя вот совсем никак.

Во-первых, он заранее записал ее в свою собственность, даже не добившись успеха. Во-вторых, он посмел напасть на ее товарищей и, что многократно хуже – на ее избранника. В-третьих, ни он, ни его слуга так и не поняли, с кем связались.

Она не стала красться к его стоянке, она пришла открыто, совсем без оружия или защиты. Даже ни одного амулета.

А человечишка захохотал, восторженно хлопая в ладоши, счастливый, что она сама пришла в его руки. Он даже не понял, что пока у него еще есть возможность убежать… призрачная, конечно, потому что Пожиратель никогда не простит того, кто покусился на его избранника.

- О, сама пришла! – довольно заявил он. – Что, решила сдаться, чтоб собой выкупить любовника?

- Почти. Я дам вам шанс… сотри печати и беги, так быстро и далеко, как только можешь. Тогда я постараюсь забыть твой грех. – Казалось бы, все та же Абигейл, вот только нет этой заразительной улыбки и задорного смеха, блеска глаз и извечного карандаша над бумагой. Все те же серые глаза и хрупкое тело, но они уже не кажутся милыми.

- Что!? – Возмутился мужчина в кресле, затем стукнул кулаком по подлокотнику. – Проучи ее! – Он бы не признался и самому себе… но не смотря на сильнейшие артефакты, защищающие его, он… не ощущал себя в безопасности!

- Прости, я говорил тебе бежать… - тихо произнес Пожиратель в оковах, надвигаясь на девушку.

- Нет, это ты прости… я предлагала тебе шанс. Больше не буду. – Она не испугалась. Опять.

- Оковы! - приказал хозяин и его слуга, подхватив еще один комплект «клетки», стремительным движением защелкнул первый браслет на левой руке девушки. Она удивленно посмотрела на золото на руке, окинула презрительным взглядом мужчину и его раба… а потом под полным ужаса взглядом «хозяина», она голой рукой порвала полосу металла, отбросив искореженный артефакт! – Как!?

- Как я смогла порвать «клетку»? – Девушка иронично улыбнулась. Улыбкой хищника, а ее зрачки медленно вытягивались в две вертикальных щелочки. – Все просто. «Златая клетка господина» - отличный артефакт, сверхнадежный, способный удержать даже Пожирателя Душ… но у него, как и у любого артефакта высшего ранга есть лазейка, позволяющая хозяину не стать пленником своего же раба. Воля. Если воля раба хоть на йоту слабее воли хозяина – ему никогда не вырваться из оков, так что достаточно надломить жертву и – все. Но тебе, человечишка, не тягаться со мной в состязании воли. Для меня это лишь желтая железка, не более.

- Используй все! Выруби стерву!!! – Испугался мужчина, снимая все барьеры с сил слуги.

Удар Пожравшего Бездну был страшен. Любой, кто, как присутствующие, мог видеть истинным зрением, резко перехотел бы находиться даже близко от этого монстра.

Тем больше было изумление мужчин, даже уже мысленно простившегося с девушкой мага, когда за рассеявшейся пылью они увидели Абигейл, сжимающую узкой ладошкой кулак противника. Вот только девушка кардинально изменилась. Лицо, шея, обнаженная часть груди и живота, руки – все было покрыто затейливой вязью переливающейся татуировки. Мужчина-Пожиратель, сумевший прочесть эти знаки, не бледнел даже – серел, в ужасе отступая на пару шагов.

- ТЫ… - прошептал он непослушными губами.

- Да, брат мой… - печально произнесла художница, затем повернулась к своему магу. – Прости, что тебе придется увидеть это… я не хотела, чтобы до этого дошло. – На миг Аллану показалось ,что в глазах девушки мелькнула тоска и боль, но наваждение уже прошло.

- Испившая Вечность… - Выдохнул Пожиратель, сглатывая. – Сколько…?!

- Троих. – Произнесла Абигейл, раскрывая ладонь, и поток силы стал сплетаться в ней в ту самую косу, которой она рубила разбойников.

- Что ты стоишь!? – Окрикнул слугу хозяин.

- Она… - Начал было раб.

- Сдавайся, стерва, или я убью твоего любовничка! В границах руны он беззащитен!

- Убивай. – Равнодушно произнесла девушка. – Когда все кончится – я воскрешу его.

- Это невозможно! Даже некроманты не могут воскрешать! Это доступно лишь богам!

- Она – Испившая Вечность… - Прошептал раб. – Она испила душу бога… такие, как она – могут воскресить своего избранника, даже если его прах развеять по ветру…

- Так схвати ее! НУ!

Повинуясь воле хозяина, усиленной артефактом, мужчина атаковал, создав в руках чудовищные секиры. Он был силен, и мастерство его заслуживало уважения, но и девушка была совсем не невинной овечкой. Она умело держала его на приемлемой для ее оружия дистанции, уходя от магических атак. Девушка не хотела этого боя, не хотела отнимать жизнь собрата, не хотела, показывать избранному ей мужчине, что она за чудовище на самом деле. Она боялась этого, и у нее были причины для этого страха. Но позволить ему умереть из-за ее слабости – она не могла. А значит, умрут они!

Секиры в руках противника то соединялись в длинное оружие, то распадались на два, обрушивались на девушку и пытались вырвать у нее косу, парировали ее удары и отсекали маневры. Он сыпал магическими атаками, даже призвал воплощение демонических душ, чтобы задавить ее числом.

- Не стоит… - Только и сказала она, без особого труда разрывая фантомные сущности.

А еще, когда он попытался атаковать или сожрать ее мага – она безбоязненно закрыла его собой… а мужчина понял, что только что подписал себе не смертный приговор, а то, что много хуже.

Пожиратели не боятся смерти и не чтут богов… обычно. Они не дорожат своей душой, ведь в мешанине пожранных, ее уже и не найдешь… они дорожат лишь своей сущностью, тем, что делает их такими. Дает власть над душами, силу, разрушающую даже души богов. Вот чем они дорожат. Когда гибнет Пожиратель, его сущность переходит к тому зародышу в мире, чья душа способна выдержать такое изменение. И чем сильнее был погибший, тем сильнее на старте будет новый Пожиратель. И все знают, что лишь одна душа неприкосновенна для Пожирателей – душа сородича. Они не могут ее сожрать…

Но так ли это? Он знал ответ… слышал легенды, о Древних Пожирателях, что были способны поглощать души себе подобных. Исторгатели, так их именовали, в дополнение к званию, полученному за поглощенные души других видов.

И что-то во взгляде этой хрупкой девчонки, которую он недооценил, говорило – его не ждет новое рождение… она поглотит саму его суть, за то, что он нарушил неписанные правила этой дуэли, напав на ее избранного. Увы, он не смог найти в себе сил винить ее за это. Пожалуй, он бы поступил так же.

И он сражался, в надежде победить, справиться с ней, ведь он сильнее! Сильнее же! Он, Пожравший Бездну!

А она… Аби сражалась, но не нападала толком. Она ни разу не ответила магическим ударом, не пыталась развить атаку.

Даже пробудив свою силу, она ее не применяла. Девушка была вся в себе.

Скальный массив отсекал это место от окружающего мира. Две девушки, абсолютно идентичные, сидели друг напротив друга, разделенные потоком бурлящей в камнях воды. И лишь внимательный взгляд мог уловить, что в воде проносятся бесчисленные лица.

- Ну и? Чего ты добилась? – Чуть ехидно спросила одна.

- Ничего. Увы, без тебя я всего лишь бесполезная художница. – Вторая подтянула колено к груди, обняла его руками.

- Ну не надо так грустно. – Первая сбавила тон. – Ты хотела, как лучше. Хотела никогда больше не прибегать к моей помощи, обходиться малым… Я тебя понимаю. Мы устали, ты больше не хочешь видеть ужас в глазах тех, кто дорог тебе. Ты хочешь быть любима… к тому же, тебе пора…

- Да… пора. Вот только, боюсь, после сегодняшнего, Избранник от меня отвернется. – Тихо проронила вторая.

- Не отвернется. Поговори с ним, думаю, ему будет все равно. Впрочем, вам еще надо выжить. А такими темпами этот щенок нас убьет.

- Ты права. Ты опять права… Ладно. Сомнения – удел живых. Хватит уже придуриваться… - Вторая девушка встала и подошла к краю реки. Они одновременно протянули руки друг другу и, едва узкие ладошки встретились, как этот осколок сознания озарила ярчайшая вспышка, а вода в водопаде и ручье вскипела, окрашиваясь кровью…

Никто не понял, что произошло, просто в один момент мощный удар секиры разрубил древко косы, и оба топора сомкнулись на шее художницы, опустившей голову так, что водопад волос скрыл ее лицо.

- Вот ты и попалась… - прошипел «хозяин», успокоившись.

Девушка вздрогнула. Раз, другой… тихо хихикнула, а затем заразительно, в голос рассмеялась… вот только от смеха этого дрожь необъяснимого, безотчетного ужаса подрала всех, кто его слышал.

- Она… рехнулась? – прошептал мужчина, включив еще один защитный артефакт. Мало ли что.

И тут смех смолк, словно и не было его. Зато зазвучал тихий, неприятный шепот-шелест, пробирающийся прямо в душу, причем слушающим казалось, что говорят по очереди двое…

- Из долины, что сокрыта,

Реки быстрые текли.

Реки алые текли,

Кровью воды их полны…

- Кровь безвинная лилась,

С рек водицею сливаясь.

И в краю меж рек тех бурных

Ею дева напилась…

- Дева юною была,

Дева кровь себе взяла.

Кровь ее уста смочила,

Кровь ее и воскресила.

- И пошла она скитаться,

Душами врагов питаться.

Мстя за древние обиды,

Душами сбирала виру.

- Повергала она стены,

Испивала свет и темень.

Испила она и Вечность,

Души бога бесконечность.

- О грехах своих прознала,

И ее то испугало.

С разума тотчас упало

Алой крови покрывало.

- Обезумела девица,

Наша юная сестрица.

Отказалася от силы,

Стала девою бессильной.

- Но прошло без крови время,

И пора забыть сомненья.

Будем снова мы едины,

Мы для вас несем погибель…

Последнее четверостишье она прошипела словно двумя голосами сразу.

И девушка вскинула голову, заставив отшатнуться Пожравшего Бездну. Он в ужасе смотрел в эти голодные глаза, в которых отражались легионы испитых душ, среди которых он ощущал души демонов и богов, магов и воинов.

- Ты смел покуситься на нашего избранника, смертный. Ты еще успеешь осознать свою ошибку… пока же смотри, как твой раб вкушает наказание, за покушение на его душу… - Голос художницы проникал в самую душу, заставляя ее сжиматься, серые глаза с вертикальными зрачками чуть светились в сумраке, а вокруг точеной фигурки разгоралось потустороннее пламя.

Те, кто хоть раз видел бой настоящего Пожирателя Душ – никогда не забудут этого зрелища. Вот только то, что случилось следом – даже близко не было похоже на это…

Ленивым движением она ушла от секир, легко сместившись прямо к мужчине-Пожирателю.

- Тебе нет прощения, собрат. Но мы дадим тебе то, чего достоин Пожравший Бездну. Живи свободным… умри достойно! – с жутким хрустом она порвала кандалы, разорвав золото голыми руками… и тут же ускользая от опешившего врага. Девушка скользнула у самой границы печати, поймала взгляд Алана. – Не тревожься, мы не причиним тебе вреда. Нужно лишь подождать еще недолго.

Без усилия она взмыла над землей, уходя от сплетенной из хаоса плети стремительным сальто… а когда приземлилась, сделала казалось бы ленивый взмах рукой в сторону противника, сметая его незримой глазу атакой.

Он успел выставить барьер, поднялся из горы камней и ударил опять.

Человеческий глаз далеко не всегда видел удары Пожирателей, но вот истинным зрением зрители в ужасе и изумлении взирали на этот бой. Никто и не подозревал, что эта девушка, почти девочка, может быть… такой. Она разительно изменилась, стала словно совсем другим человеком.

Точнее, совсем не человеком.

Но кончается когда-нибудь все.

Бой окончился, когда девушка оказалась вплотную к Пожравшему Бездну, вонзив руку по локоть в его тело, найдя сердце и сжав его в пальцах.

- Прощай. – Она сделала глубокий медленный вдох… выпивая саму суть своего врага, а татуировки на теле изменились, вплетая в свой узор новое звание…

Потом она обернулась к боящемуся даже вдохнуть виновнику всего этого.

- Ты видел, как умирают достойные смерти. Теперь познай кару Испившей Вечность! – Произнесла Абигейл, и потустороннее пламя сонмом порождений кошмаров бросилось к врагу, проламывая все его щиты и вгрызаясь в душу, раздирая ее и плоть на куски, выпивая…

Девушка досмотрела расправу и, впитав в себя "палачей", развернулась и медленно двинулась к магу, еще запертому в печатях. По пути она подхватила с какого-то ящика тяжелый двуручник. Одной рукой.

Аллан, смерив ее задумчивым взглядом, откинулся затылком на столб, к которому был привязан и который был центром удерживающих его печатей.

- Я так понимаю, что можно было не стараться портить их пентаграмму.

- Нет, она бы пленила нас, стоило лишь ступить в нее. - Девушка качнула головой и нанесла крушащий удар мечом, разрубая и путы мага и узор печатей, мешающих ему.

- Во множественном числе? - спросил Аллан негромко, не спеша подниматься и просто растирая запястья, чтобы быстрее вернуть кровотоку нормальное течение.

Пожирательница кивнула, задумчиво глядя на него. Она словно обдумывала что-то, не решаясь... а затем девушка пошатнулась, истаяла жуткая аура и она начала оседать на землю.

Аллан распрямился словно сжатая пружина, подхватил Абигейл на руки и покачал головой, разглядывая ее ауру:

- Ну и что с тобой делать, пани?

Она как-то нерешительно посмотрела на мужчину и обычным, но очень тихим голосом ответила:

- Не знаю... тебе решать...

- И какие у тебя варианты? - поинтересовался маг воды, создавая вокруг себя водных вестников и отправляя их тем, кто обеспечивал сейчас безопасность всего каравана.

- Разные... Но все зависят от того, что ты решишь... - Художница вздохнула, с трудом встретилась с ним взглядом. - Теперь ты знаешь, что я такое...

- Не уверен насчет "что", - флегматично отозвался Аллан. - Но я знаю, КТО ты. Очень красивая пани, с потрясающим умением рисовать, с повышенной ехидностью и острым чувством юмора, еще самодостаточная и слишком умная.

Девушка вдруг как-то нервно хихикнула, вспомнив слова своего второго Я.

"Опять ты права оказалась..."

"Я всегда права" - С ехидным смешком отозвалось подсознание. - "Дерзай!"

- Ты... хочешь что-то сказать или спросить?.. - выжидательно закусила губу Аби.

- Сказать - возможно. Спросить, когда ты более-менее придешь в себя.

- Тогда говори... я уже почти в норме... физически, по крайней мере.

- А не по крайней мере, и морально не очень? - уточнил маг, двигаясь в сторону паланкина художницы.

- Я не хотела, чтобы ты видел меня такой. - Все же призналась девушка. - Так что ты хотел сказать?

- Почему не хотела?

- В глазах и душах всех, кто меня видел в сиянии полной силы, всегда читался только ужас... я не хотела увидеть такой взгляд у тебя.

Аллан промолчал, не стал кривить душой насчёт того, что это было отчасти даже красиво. Хотя, всё-таки и красиво тоже. В какой-то момент маг даже пожалел о том, что не умеет рисовать.

Девушка же ждала, затихнув. Она нервничала, и это было видно... а еще никуда не делось затаённое раздумье.

- Пани, ты о чем сейчас думаешь? Мы, военные люди, чрезвычайно консервативны, а еще однолюбы. Один раз отдав свое сердце, мы не передаем его другим и уж тем более не забираем обратно.

Это было очень в духе Аллана, признаться почти что в любви, но только... окольными путями.

Смешок, вырвавшийся из девушки, теперь был куда более живым и... родным?

- Думаю... Ты уверен, что хочешь узнать это?

- Полагаю, узнать мне это действительно стоит, - согласился маг, осторожно опуская Абигейл на подушки в паланкине и устраиваясь рядом. - Или тебе вначале что-то принести?

- Нет... Пока нет. - Пожирательница повернулась, глядя в глаза магу. Отметины с ее тела никуда пока не делись. Подняв ладошку между собой и магом, она повела плечами, и над ней соткалось что-то вроде миниатюрного вихря, такого же потустороннего, как недавно ее аура. - Я... Скажи, что ты знаешь о Пожирателях?

- Мало... Кроме разве что, пожалуй, пары-тройки способов, как вас опознать с первого взгляда, с помощью магии воды. Пришлось узнать, чтобы снова не оказаться в постели с пожирательницей в качестве ее запаса пищи.

- Тогда, думаю, говорить, что я тобой не питалась - не стоит, ты и сам это знаешь. - Негромко заговорила она. - А что происходит, когда мы умираем, ты знаешь?

- Об этом мне сообщили. Умираете, а сущность передается подходящему человеку. И чем сильнее был пожиратель при жизни, тем сильнее будет тот молоденький, что рождается на свет.

- Да... и, не знаю, слышал или нет, но мы не можем поглощать себеподобных... в нашей среде ходят легенды о древних временах, когда существовали те, кто мог... редчайший дар, как говорится в легендах. Но я думала, это миф. Пока не выпила душу того мужчины. - Абигейл посмотрела в глаза Алану. - А еще, теперь я знаю, что могу дать тебе ту часть сущности, что делает нас - нами... Если ты захочешь этого.

Аллан молча смотрел на пожирательницу, что-то по его взгляду прочесть было просто невозможно.

А она ждала, ждала, не отводя глаз. Ей и так стоило больших сил просто предложить ему это... но она не считала нужным его уговаривать. Если ему это хоть сколько-то интересно - он спросит то, что захочет знать для раздумий, если нет - зачем уговоры? Решение не было нужно сейчас, просто сейчас она набралась храбрости это предложить. Но, вне зависимости от его решения, она верила, что на этот раз не ошиблась в выборе избранника...

Маг покачал головой, взял руку Абигейл в свои ладони, поднес к губам, согревая тонкие пальцы дыханием.

- Насколько мне известно, ваша... сущность и сила магов несовместимы.

- Не совсем так... ребенок, обретая в утробе матери эту сущность, должен чем-то питаться, чтобы его душу не поглотил дар. И он приносит в жертву сущности пожирателя дар мага. У тебя же такой проблемы не возникнет - в жертву дару пойдет душа того, кто попортил нам столько крови.

- Зачем это тебе, пани?

Девушка пожала плечами.

- Я многое могу... собрат не шутил, говоря что своего избранника я могу воскресить, даже если его прах развеять по ветру... Но я хочу быть с тобой, и не потому, что заставляю тебя жить, а потому что ты сам хочешь этого.

- Многие умения порой многие печали, - Аллан перехвати Абигейл за запястье и окутав водой, чтобы не было резкого рывка, поднял к себе. Вгляделся в ее глаза и посетовал: - Что вы делаете со старым воякой, пани? На какие только не приходится подвиги идти, чтобы быть с тобой. Я приму эту сущность, но после этого не отпущу тебя, даже если ты захочешь уйти.

- Ну, ты будешь в своем праве... Пожиратели никогда не отдают того, что назвали своим... или кого. - Прошептала она, просияв улыбкой.

- Значит, эта идея мне нравится, - согласился маг. - Даже очень!

Убедившись, что больше тут делать нечего и эта парочка разберется сама, Сиф свернул слежку, бурча под нос себе что-то о "долбаных легендах, сваливающихся на его многострадальную голову, под видом хрупких художниц" и гадая, стоит доводить до разрыва сердца собственное начальство, или лучше повременить?!

Иярра, оторвавшись с зевком от связки черепов, воззрилась на напарника:

- Что такое ты увидел, что у тебя сейчас вид, что ты вот-вот кого-то пойдешь убивать?

- Тебе с какого момента, золотце мое зеленое и клыкастое? - Прошипел фей, закуривая.

- Ого, - присвистнула орчанка, - как тебя зацепило. Давай с начала, точнее нет, с самого главного - того самого типа, который ставил нам палки в колеса?

- Да нет его. В смысле совсем нет, с концами. Он, мать его, шлюху портовую, на избранного нашей милой художницы покусился.

- А художница наша...

- А художница наша... кхм... нет, выражаться не буду, жить охота... художница наша - только что мне спектакль на тему "не стоит злить скромных хрупких пани, они могут оказаться ожившей легендой из разряда страшилок для Пожирателей" устроила!

- Да? - Иярра тихо засмеялась. - И? Какой у нее в результате оказался ранг?

- Сейчас? Исторгательница, Испившая Вечность!!! - Фей нервно затянулся. Тут было от чего занервничать.

- И чего ты так нервничаешь, мой крылатый напарник? Завтра ночью мы прибудем в Тьям и на этом наша встреча закончится. Или Исторгательницы имеют какое-то дело к нашему дому?

- Испившая Вечность - если ты не в курсе, это значит что она богов жрала. И на закуску - Исторгателем зовут того, кто может выпить душу Пожирателя душ, что вообще считается невозможным. Это тебе раз. И два, она только что своего мага сделала первым в известной мне истории магом-Пожирателем! Еще будешь спрашивать, чего я нервничаю?

- Буду, какое это имеет отношение к нам, Сиф?

- Большое. Это меня пугает... и заставляет думать, не стоит ли перестраховаться на будущее.

- Каким образом? - заинтересовалась Иярра.

- Связаться с правителями...

- Послушай старую мудрую орчанку, это будет последнее, что мы сделаем. Потом нас убьют.

- Думаешь? С чего бы?

- Потому что правители скажут, как, такая редкость, такая боевая мощь и не у нас? Приведите немедленно. Мы сунемся к Абигейл, и это будет последнее, что мы сделаем.

- Ну... если так - да. А если предложить им дружбу с Двором - нет.

- Сиф, говоря откровенно, дружба с двором фей, особенно НАШИМ - это последнее, что я лично бы хотела сделать для нравившихся мне людей. Хотя, - орчанка неожиданно потерла руки. - Я хочу посмотреть, как ты будешь это предлагать! Дружбу в смысле.

- Ты - злыдень! Ну и ладно... а я хотел нашим деятелям здоровье общени5м с Аби испортить...

- Ну, почему бы и нет. Только ты помни, что у тебя еще гарем есть, - усмехнулась Иярра. - И хоть они еще слабы, чтобы даже толком ходить, не говоря уже о "летать", ты обзавелся троекратной головной болью.

- Я потому и хочу устроить такую же окружающим. У тебя еще идеи есть?

- Только одна - лечь спать. Завтра длинный перегон, и я хочу приехать в Тьям в состоянии хотя бы близком к нормальном. В противном случае, хозяина города, который точно нас будет встречать у въезда в город, я убью. Еще завтра надо будет решить, что мы будем делать с нашей русалочкой и ее артефактом... Кстати, может ее тоже заберем себе?

- А она пойдет!?

- Думаю, да, - кивнула Иярра.

- Если я правильно помню, то русалка, ступившая однажды на землю людей, вернуться в море больше никогда не сможет. Она считается отверженной, проклятой, с гнилой кровью. И так далее.

- Ага, это я помню. - Сиф уселся перед носом напарницы. - Ну, так что делать будем с нашими попутчиками? всеми.

- А что мы можем сделать? - удивилась орчанка. - Доведем их в Тьям, получим деньги за хорошо выполненную работу и отправимся в Туманный двор вместе с твоим гаремом и русалочкой. Там глядишь в гости Абигейл с Алланом подтянутся. Что еще?

- А ты злюка, я посмотрю... - Сиф вдруг... свалился с "насеста", лишь у самой земли сумев взлететь, тряхнув головой, он сел на плечо орчанки. - Кажется, я знаю, кто такая наша милая Абигейл... И, если она явится в гости, Глордиз сожрет свои сапоги.

- О, на это я хочу посмотреть, чтобы серый кардинал нашего двора вдруг сожрал свои сапоги? Это принесет мне моральное удовлетворение за все дни, когда я пострадала от его планов!

- О, поверь, сапоги он в лучшем случае сожрет! скорее всего самого себя следом...

- Плохо себя представляю, как это так надо извернуться, - пробормотала Иярра.

- Ну, вот и полюбуемся... Явление Безумной Девы того стоит. - Ехидно так усмехнулся некромант. Похоже этот поход его вымотал окончательно, если Сиф начал думать как довести до истерики одно из первых лиц Двора.

Иярра зевнула, продемонстрировав впечатляющий набор клыков:

- Какое жутко долгое и выматывающее путешествие в этот раз получилось. Пошли спать, Сиф. Все остальное будем решать завтра. Если найдутся психи, которые нападут ночью на лагерь, то пара сотен мертвых быстро отобьют у них все желание жить.

- Пошли. Вези меня, зеленая злыдня. - Улегся на плече орчанки фей. - И да, внеси Ратека в наш список "чистых" нанимателей... но с пометкой "много головной боли в неположенных местах".

- Как скажешь, напарник, как скажешь...

Повозка опустела.

Курился дым над пустеющим котлом.

Спали живые в своих шатрах, бродили по каравану мертвые.

Оставался последний день путь...

***

Караван не стоял - двигался. Воины уже немного расслабились, зная, что здесь на расстоянии одного дневного перехода от Тьяма каравану почти гарантирована безопасность.

Были те, кто так не думал, но эти предпочитали не коситься по сторонам, а осматриваться осторожно и исподволь. И к тому же, должен же был хотя бы здесь сработать закон справедливости? В конце концов, лимит неприятностей уже должен был быть исчерпан. Мера выпавших злоключений и без того была сильно завышена.

Иярра, устроившись на ящере, пожалуй, даже что с ехидной усмешкой наблюдала за людьми, кривящимися от головной боли. В отличие от них, недоумевающих о причинах подобной повальной эпидемии, орчанка не считала это проблемой. Все остались живы, и этого достаточно.

Сиф так вообще не уставал ехидничать, стоило кому-то при нем пожаловаться на головную боль. Больше всего доставалось тем, кто и ранее был замечен за злоупотреблением алкоголем. А что - воспитательный эффект на лицо!

Очередную отповедь о вреде пьянства завершил взрыв заразительного хохота из паланкина, подъехавшего к наемникам.

Высунувшаяся оттуда Абигейл со смехом протянула Иярре лист плотной бумаги, сложенной в четверо.

Взглянув на рисунок, орчанка присоединилась к смеху. Эпическая картина "орк и фея наставляют алкашей на путь истинный" другой реакции у людей и НЕлюдей с чувством юмора вызвать просто не могла.

- Куда вы теперь? - поинтересовалась Иярра негромко, передавая листок напарнику.

Сиф тоже захохотал, тут же зачаровывая листик на сохранность.

- Передохнем в Тьяме, а там видно будет. - Улыбнулась художница. - А вы?

- Ну, обратный караван Ратеку уже придется вести без нас. Отправимся ко двору, давно не были, пора отметиться

- Думаю, обратный путь будет на порядок проще. Мы по пути так все трупами удобрили, что разбойники пару лет точно не вылезут.

- А если еще добавить, - показался Аллан, - что усилениями некоторых, - обратился его взгляд вначале на Абигейл, потом на Иярру и Сифа, - наш путь успел обрасти страшилками, которыми и вояк напугать не стыдно, то на ближайшие лет пять на этом пути чисто будет.

Абигейл в ответ на взгляд мага постаралась придать себе самый невинный вид, какой только могла. Получилось не очень, эффект испортили лукавые огоньки в глазах, но Аллан предпочел сделать вид, что поверил прекрасной пани.

Сиф же задумчиво уселся на плечо напарницы.

- Судя по вашему "а дальше посмотрим", в Хаям вы возвращаться в обозримом будущем не планируете...

- Вот уж чего нет, того нет, - ухмыльнулся Аллан.

- а куда же?

Маг пожал плечами, взглянул на Абигейл, предлагая ей решать. Абигейл тоже пожала плечами.

- Видно будет. Возьмем карту да посмотрим, куда можно отправиться в поисках чего-нибудь интересного. А вы что, хотите составить компанию?.. Не многовато охраны скромным нам? - Поддела она наемников.

- А с нами не хотите ко Двору съездить? - Сиф шутку оценил, но все же решил попробовать разработанный план доведения Двора до истерики.

Аби пожала плечами, повернулась к магу.

- Вы кого-то очень сильно ненавидите при дворе, пан?

- Я там многих ненавижу, пан. - Усмехнулся некромант. - Другое дело, что я их достаточно редко вижу, чтобы не переходить к открытой вражде.

- И кому-то очень хотите отомстить? - с долей, пожалуй, что еще и интереса уточнил Аллан.

- Ммм... Да, пожалуй.

- Ваш двор такое закрытое место, всегда хотел там побывать, искренне ухмыльнулся маг, потом взглянул на художницу. - Но что скажет моя пани?

- Ну, почему бы и нет? – с на удивлением мстительным предвкушением улыбнулась Абигейл. - Помнится, кто-то там обещал съесть свои сапоги, если я однажды заявлюсь к вашему порогу... я просто мечтаю написать эту картину! Она будет иметь невероятный успех... - промурлыкала девушка.

- Что ж, тогда... и нам, и вам надо немного отдохнуть, - вступила Иярра в разговор. - Как насчет того, чтобы провести в Тьяме пару дней, мы знаем отличный постоялый двор. А уже потом оттуда вместе двинемся в Туманный Двор.

Абигейл что-то прикинула.

- Ммм... надеюсь, за пару дней собраться мы успеем. - С легким намеком в голосе произнесла она.

- Если не успеете, я знаю пару хороших рабовладельческих рынков. Ну и, - усмехнулась с намеком Иярра, - знаю, как пройти в тюрьму. Что тоже неплохо.

- И все-то ты знаешь... - вздохнула притворно художница.

- Мертвые знают все, - усмехнулась Иярра. - Им по статусу положено, а мне по натуре.

- Оркам знать все не положено, оркам положено устраивать пляски вокруг костра до утра... - с какой-то мечтательной интонацией протянула художница.

- Это живым. Так что с таким запросом загляни к Ратеку. Он после таких путей обычно домой ездит, чтобы вознести благодарность духам предков, которые присмотрели и защитили.

- Не. Я лучше к оркам Горы Ледяного Огня заеду. С ними весело. Да и Долина Водопадов недалеко.

- Давай уже после Двора тогда, м? - Сиф склонил голову на бок.

- Ну да. Он как раз по пути...

- У нас насыщенная культурная программа, моя пани? - поинтересовался Аллан.

- Да нет. - Аби улыбнулась, обнимая мужчину. - Просто прикидываю, куда можно тебя свозить, милый пан... Кстати, Долина тебе, как воднику, особенно должна понравиться. Если уж даже я оценила...

- Это будет познавательно, как минимум, - согласился он.

Сиф переглянулся с Ияррой.

- Ставлю золотой рог Призыва, что эта парочка доведет Двор до икоты... - С уморительной серьезностью предложил он.

- Ну, на такой "приз", - задумалась Иярра, - я поставлю связку ритуальных черепов, давно никого не убивала, - махнув рукой Аллану и Абигейл, орчанка на ящере двинулась к концу каравана. Следовала повторить приглашение в гости, но уже для другого ... путешественника.

- Какая проза. - Сиф тоже махнул парочке и тут же схватил напарницу за ухо, чтоб не свалиться.

- Да ладно, я же еще тебе не озвучила на что я ставлю!

- На что же?

- На то, что они доведут может и не весь двор до икоты, но половина точно покинет главную резиденцию!

- Халявщица! - возмутился некромант.

- Да ладно.

- Ага. Ты речь приготовила?

- На тему чего?

- Пригласительную. Твоя очередь распинаться!

- Ах, это... - Иярра поморщилась. - Что-то я не видела, чтобы ты особо распинался, Сиф.

- А это тебе не понять высокое искусство.

- Вот раз мне его не понять, то предоставлю сложное филигранное плетение словесных кружев именно тебе, мой крылатый ехидный друг.

- Не-не-не, я и так двоих агитировал а тебе надо учиться. К тому же ты с ней больше общалась.

- Когда бы я успела, - съехидничала орчанка, а потом кивнула. - Впрочем, ты прав.

- А я всегда прав. - Гордо кивнул некромант.

- Будешь так высоко закидывать голову, свалится корона.

- Не свалится, не бойся.

- Ты уверен? Я же о тебе забочусь! Представляешь, упадешь, ее искать придется. Долго!

- Вот в кого ты такая язва, а? - Сиф фыркнул.

- Как в кого?! - изумилась Иярра. - В тебя же, разве это не очевидно?!

- Да нет... ты мне фору дашь...

- Я хорошая ученица, а ты - отличный учитель.

- Вот тут не спорю.

На этот счет Иярра зубоскалить не стала.

Просто чуть поторопила ящера. Личные дела - делами, а профилактический втык за расслабление на рабочем месте охране дать стоило. Поэтому следовало побыстрее разобраться с русалочкой.

В паланкине ее не было.

- Ну что, разделимся? - предложила орчанка. - Или же ты ее найдешь?

- Да чего ее искать, фонит на весь караван... тридцать метров прямо и налево.

- Отлично, значит нам туда.

- Ну так чего стоим, кого ждем? - Сиф подергал ухо Иярры.

- Оставь мое ухо в покое, - рыкнула орчанка. - Ждем мы подходящего момента.

- Не оставлю. Я за него держусь.

- Может подержишься за что-то более нормальное? Сползи пониже, подержись за плечо! Или за низку на шее.

- Ты еще за бюст предложи подержаться или клыки. Не болтайся в седле и все будет нормально.

- Можешь сползти в декольте, - флегматично отозвалась орчанка, - не возражаю. Или лети на своих крыльях, пичуга.

- Хамка. А в декольте я не полезу, ты меня там мышцами раздавишь. Терпи.

- Сиф, ты мне так дорог, так дорог! Прям от порыва собственной жадности до твоей дорогушности порвать хочется.

- Иярра, ты долго будешь изображать изваяние? Рыбка уплывет.

- Куда? По воздуху? Плыть ей некуда. И вообще, знаешь, что... Лети-ка ты по своим делам. В девичьих разговорах тебе лучше не участвовать. А результат я тебе гарантирую.

- Ну и ладно... - Дернув еще раз за ухо, Сиф полетел гонять подчиненных.

Проводив его насмешливым взглядом, орчанка подъехала к той повозке, на которой сидела русалка. Она действительно знала, спасибо мертвым, что такое ей нужно сказать...

Сора, проводив взглядом удаляющуюся вдоль каравана Иярру с Сифом, вздохнула и взглянула на колоду карт в руке. Рикард сидел на ее повозке. И они уже не изображали незнакомцев и не развлекали окружающих, просто играли, коротая время.

- Ты чего загрустила, малышка? – взглянул дворф в ее сторону добродушно.

- Денечки выдались не из простых...

- Это да. Но все же не повод киснуть. Такой красавице сидеть с такой кислой миной просто пошло.

- Рикард, пошлость ты уже где выкопал? - с трудом заставила себя Сора улыбнуться.

- Вон там, за кустами. - Рикард усмехнулся в усы.

- Я уже думала, что где похуже. Мне просто... тяжело. Эта поездка... Десятки раз пожалела, что вообще решилась на этот переезд. Лучше бы со следующим караваном ушла. Навар был бы поменьше, безусловно, но...

- Крепись, малышка. Доедем - отдохнешь.

- С тем учетом, сколько у нас золота, можно будет отдохнуть год, два, три... А если удачно вложить деньги - то купить маленький домик и завязать с карточными играми.

- Ты сама-то в это веришь?

- Да. Думаю, - Сора едва заметно сплела пальцы. - Что мне нужен перерыв. Хотя бы на год

- Ну, отдохнем немного, а там будем смотреть, как думаешь?

- Так и думаю, что посмотреть, да еще пристально не помешает. Кстати, а где ты познакомился с начальниками охраны?

- Давно было. Я их в кости обыграл, а потом до драки дошло.

- Э... С кем?! - от ошеломления Сора даже из своей меланхолии вынырнула.

- С Ияррой. Она тогда буйная была

- Тогда? Была?! А сейчас она какая?! И кстати, ты дрался с женщиной?!

- А ты бы предпочла, чтоб мне черепушку столом раскроили?

Рот девушки приоткрылся. Карты, которые она тасовала, чтобы чем-то занять руки, выпали.

- Что?!

- Что? Орки они такие. Особенно в подпитии.

- Да? - вот теперь в голосе Соры невольно зазвучал скепсис.

- А ты как-нибудь посмотри. Забавнейший народ...

Девушка промолчала, потом улыбнулась:

- Думаю, все же я предпочту избежать такого знакомства.

- Вот и правильно... - Достав фляжку, дворф отпил и протянул напарнице.

Она отрицательно покачала головой, повернула голову к маленьким темным пятнышкам на горизонте. На душе у Соры было пасмурно.

- Рикард... Что нас ждет?

- Понятия не имею. Но не думаю, что что-то хуже чем этот путь...

- У меня почему-то дурные предчувствия. Словно что-то нехорошее ждет нас... там, куда мы направляемся.

- Посмотрим... Если что - собираем манатки и уезжаем.

- А может... - Сора чуть нервно вздрогнула и обхватила себя за плечи. - Рикард, давай не поедем туда? Свернем на боковой тропинке, когда будем ящеров поить, а?

- Что, так чуйка сбоит?..

- Я не знаю. Но... Пожалуйста... Можешь даже ехать туда один, но будет лучше, если я сверну.

- Нет уж. Вместе свернем.

- Спасибо. Я... Скажешь сам начальникам охраны? И Ратеку? Я... все-таки их немного боюсь...

- Ладно, не волнуйся... - Вздохнул Рикард.

- Спасибо, - еще раз повторила Сора. Была бы котенком, самое время было бы взять пушистый клубок на руки и приласкать.

Дворф поднялся и погладил ее, затем отправился к Ратеку, покачав головой.

Свернувшись клубком в повозке и накрывшись с головой плащом, Сора пыталась согреться. Но холод, ее обуревающий, поднимался откуда-то из души...

Ратек задумчиво жевал кусочек вяленного мяса, глядя вперед. Это был долгий переход... и, пожалуй, самый опасный за долгие-долгие гады. Или вообще самый жуткий? Да, определенно надо после этого похода наведаться домой и отблагодарить духов предков за такую удачу...

Кивнув сам-себе, орк чуть придержал разошедшегося ящера и потянулся за элем.

Тихий шелест песка под лапами ящера от этого дела его не отвлек, Иярра подъехавшая поближе, взглянула на начальника каравана с легкой улыбкой:

- Наше путешествие подходит к концу, не так ли, пан?

- Да, осталось немного... - Кивнул караванщик.

- Грустите? Или радуетесь, что все это подходит к концу?

- Еще не понял. Староват я пожалуй для таких приключений. - Усмехнулся орк, протянув ей бурдюк эля в поддержание шутки.

- Да ладно, - сделала вид Иярра, что простодушно на это купилась, принимая эль. - Вы, пан, еще в самом расцвете сил. Вот знаете, домой вернетесь, вас попробуют женить. Наследники там надо, опять же. О какой старости речь идет?

- О душевной, конечно же. А женить меня пытаются раз по десять за каждый приезд.

- Что, одновременно по десять жен подсовывают?!

- Нет, с перерывом часа в два.

- Тогда не интересно и совсем даже не страшно!

- Ну, это смотря каких подсовывают...

- Да? - заинтересовалась Иярра. - Страшных подсовывали?

- Было и такое.

- Совсем страшных? Или мал-мал-мало страшных?

- И то было и то...

- А как же красивые, умные, хозяйственные?!

- И такое бывает. Реже. - Усмехнулся Ратек. - Пани, я ведь могу и сейчас прийти к коварному весьма выводу.

- К коварному выводу? О чем вы, пан?

- О том, как раз и навсегда прекратить эту головную боль

- Э? - захлопала ресницами орчанка. - На какую такую мысль я вас натолкнула?

- На весьма разумную...

- Я вас не понимаю, пан.

- Привести в дом жену... - Внимательно посмотрел на орчанку Ратек, чтобы искоренить все сомнения в личности предполагаемой жены. - Спорить с которой окружающие просто не рискнут.

Иярра открыла рот, закрыла. Открыла рот - закрыла. Видимо, слов у достопочтенной орчанки, цензурных слов, просто не находилось. Орк же достал еще кусочек вяленого мяса.

- Вы издеваетесь, пан?

- Ни на миг.

- Но... Но... Но... - Иярра вздохнула, усилием воли взяла себя в руки и взглянула на него в упор. - Я изганница, пан. Вы отлично знаете, что случилось с теми, кто меня изгнал. Мои руки запятнаны в крови по плечи. Какая жена?!

Ратек пожал плечами.

- Духи предков от вас не отвернулись, пани. Зато отвернулись от тех, кто изгнал вас. Уж на что я не шаман, но даже мне очевиден их выбор.

- Их выбор, пан, обусловлен тем, что я наполовину мертвая, вот и вся тайна.

- Не важно. Важен факт, пани. - Ничуть не впечатлился караванщик.

- Факт того, что меня не примут ни в одном ... месте, где наш народ живет по древним заветам и традициям. К тому же, я принадлежу Туманному Двору. И мужчина, который пожелает взять меня... - Иярра фыркнула и коротко хохотнула. - В жены, войдет также в Туманный Двор, покинув свой род.

Ратек сначала замер, пораженный новостью. Еще бы, орчанка - в ФЕЙСКОМ Дворе! Да еще в этом... А потом хмыкнул и как-то... снисходительно, с некоторыми нотками застарелой печали, как на малое дитя посмотрел на Иярру. Отпустив поводья, орк сунул руку за пазуху, достал оттуда маленький кожанный мешочек с кожаным же шнурком, скрепленным костяной бляшкой и привязанным к ней беличьим хвостом, и бросил наемнице. Затем так же молча достал бурдюк и отпил эля, бросив в рот еще кусочек вяленного мяса.

В мешочке оказались косточки, немного серого праха и прядь волос.

Не нужны были мертвые, чтобы подсказать Иярре, она поняла все сама.

Род Ратека прервался... Более того, старшего сына он убил сам... Все, что осталось Ратеку - или жениться на той, кому ему укажут, или ждать своей смерти. Но уж тем более не выбирать самому.

- Почему? - спросила Иярра тихо. - Почему?

Ратек ответил далеко не сразу, какое-то время он задумчиво жевал, и лишь затем, передернув плечами, словно стряхивая паутину, негромко отозвался:

- Некоторые преступления могут быть искуплены лишь смертью. И некоторые воины выбирают честную смерть, а не бесчестную жизнь с вечной ложью себе и другим. Он выбрал смерть воина, а другие воины рода превратили бы это в казнь презренного пса... вот и все.

Иярра промолчала, потом покачала головой:

- Смерть воина... Что ж, не такой и плохой выбор... после проступка несовместимого с жизнью. Но все-таки, пан, почему же тогда вам так активно подсовывают женщин? Неужели, кому-то очень хочется сделать одну из орчанок вдовой?

- Да нет. Просто в память о заслугах и в надежде, что предки укажут одну из них, и не придется тогда шаману жечь еще и знак моего рода.

- Вот как...

- Вот так. - Эхом отозвался караванщик, глядя вдаль... и видя там совсем не дорогу, по которой вел караван.

Иярра вздохнула, подъехала чуть ближе, возвращая ему мешочек:

- Неужели все орчанки, что вам предлагали, пан, были такими уж страшными и плохими?

Ратек убрал мешочек, пожал плечами.

- Нет. Просто они - не подходили.

- С чего же вы решили, пан, что тогда подойду я?

- А я ничего не решал. Просто я умею слушать и смотреть. - Опять пожал плечами мужчина. - Вы можете слышать - послушайте, вот и поймете куда точнее.

Орчанка невольно улыбнулась.

- В любом случае, пан, знаете... у предлагаемых вам девушек есть родители, а за меня отвечает Сиф. Так что, звучит, наверное, странно. Но мою руку вы вначале должны спросить с него...

На фразу Иярры Ратек, словно плохо смазанная кукла повернул голову рывками и посмотрел на нее такими большими и квадратными глазами, что девушка невольно усомнилась, как такое вообще допустимо с точки зрения орочьей анатомии.

Но и Ратека можно было понять! Мало того, что орчанка в Туманном Дворе, так еще и фактически отцом называет фея-некроманта!!! Тут ни о каких напарниках не могло идти и речи. Насколько караванщик знал структуру Дворов, а знал он ее относительно неплохо (насколько это может знать чужак), это значило, что Сиф принял ее в свою семью, связав кровными узами, со всеми вытекающими отсюда последствиями... Что делало их парочку еще более странной!

А еще заставляло задуматься, ведь в фейском Дворе руки дочери просят у главы семьи или Дома, потому как лишь он или она властны над жизнями и судьбами "младших" родичей.

Орчанка развела руками и засмеялась.

- Видите, пан, я большая заноза. И этот разговор... Давайте сделаем вид, что его не было? Это самый простой вариант в нашем случае

Тряхнув головой, Ратек вдруг как-то... вызывающе, что ли, усмехнулся.

- Вы не хуже меня знаете, что права делать выбор я лишен... А отправлять дедовский меч на переплавку - не пристало воину.

- Сказано красиво... - Раздался откровенно скучающий голос и на голову Иярры приземлился Сиф. Следующую фразу он произнес на наречии принятом в Туманном Дворе, да еще и очень тихим шепотом, чтобы Ратек даже не понял, что он говорит. - Глухня зубастая, если уж суешь нос в мешочек с останками, изволь немножко думать своей лохматой головой. И если уж не видишь сама, спроси своих советчиков, чего он так усмехается и говорит о переплавке меча. Короче, королева отмазок, давай так - если тебе предложение этого зубастого нравится, но ты еще сомневаешься - я даю добро, но с условием прохождения им испытания. Если не нравится - шли его уже и кончай демагогию, у нас времени в обрез.

- Сиф, - на том же языке отозвалась Иярра, - я тебе сегодня не говорила, что хочу тебя прибить?! Нет? Скажу. Очень хочу. Тебя. Прибить. Ну, вот скажи, зачем тебе второй орк, а? Коллекцию собирать будешь?

- Ага. Я соберу в своем Доме коллекцию забавных невменяемых зверушек и буду смотреть, как вы всем скопом доводите всех до истерики и паломничеств ко мне с мольбами увести вас куда-нибудь. Чем не замечательный повод пореже бывать дома?

- Вот! Вот! Вот твоя главная цель! Я тебе отомщу, Сиф, серьезно отомщу! О! Я знаю, станешь вторым отцом моих детей, они будут маленькие, будут тянуть к тебе ручки, таскать тебя за крылья и целовать перепачканными в сладком губами.

- Раздавят и получишь ты родича-лича. Оно тебе надо?! Я буду втрое ворчливее, на порядок ехиднее и не буду уставать и нуждаться во сне! Так что в твоих интересах меня всячески оберегать.

- Ах! Разбиваешь мне сердце! - притворно раскаялась Иярра и засмеялась. - Духи Предков, и почему я тебя так люблю, Сиф? Пускай проходит испытание, он мне по душе, этот орк с таким замечательным характером.

- Ну вот и отлично... - Усмехнувшись, некромант взлетел с головы напарницы и, заложив вираж, завис перед Ратеком, бросив тому небольшой (относительно) мешочек, затем заговорил, перейдя на понятный тому язык. - Завершай свои дела, и врата Туманного Двора откроются перед тобой. Дом Сумеречной Лилии будет ждать тебя, если ты, пройдя испытание, покажешь, что достоин руки нашей дочери... - Пока фей говорил, его голос наливался силой, ни следа от его недавних шуточек не осталось. И тут же весь образ владыки Дома рухнул, когда он закончил фразу будничным тоном, словно погоду обсуждал. - Не облажайся, а то я ее так и не женю, а проспорить было бы обидно.

Закат освещал бойницы и крепостные стены торгового города Тьяма. Это не было столицей торговли, но это был город на пересечении одного из самых важных торговых путей. А еще - это был единственный безопасный город для тех, кто желал запретных и кровавых драгоценностей Хаяна. Там были и дорогие драгоценные камни, и паутинные шелка, тонкие как паутинки, но прочные настолько, что выдерживали попадание стали. Хаян был сосредоточием уникального наркотика и хранителем редкостной технологии закаливания стали и резьбе по слоновой кости и хрусталю. Но все богатства этого города давались или потом, или кровью. Или добывались смертью.

Тьям был единственный городом, из которого можно было добраться относительно безопасно до его города-побратима, но при этом сам не раз подвергался нападениям. Так появилось ожерелье темных крепостных стен и оскалившиеся бойницы, так появились лучшие выдрессированные бойцы, так появились маги огня.

Войти в город означало войти в безопасность, но так было только при свете дня. Ночью город уступал свое право тем, кто отсыпался днем, а потом выходил на свой промысел.

Разбойников, убийц, насильников - их всех ловили, но словно запретные сокровища манили их сюда, и перебить эту братию окончательно еще никому и никогда не удавалось.

Именно поэтому работа караванщика была не закончена. Под охраной стандартного наряда стражи все, кто пришел в город, должны были перейти в карантинный сектор. Где люди получили бы возможность отдохнуть, товары были досмотрены, выявленные преступники переправлены в тюрьму.

Частная охрана, сопровождающая караваны, в таких случаях отправлялась в другой сектор. При хорошей работе, сдав свое оружие в склады при вратах, они отправлялись в таверны, праздновать завершение дела. При возникновении проблем - всех ждали допросы полицейских магов и служак.

В этот раз допросы никого не ждали. Все, что случилось в дороге, было забыто. Магия, которую призвали Иярра с Сифом, стерла случившееся из памяти всех путешественников. Не осталось никого, кроме их семерых, помнящих о том, что же случилось в пути. И это было хорошо для всех. И для стражников, которых ждало меньше работы. И для охраны каравана, и для тех, кто в нем ехал.

Путешественников ждал привычный досмотр, Ратека горы бумажной работы и оформления.

Иярра, уже не в доспехах, а неожиданно в платье, стояла у ворот, придерживая за поводья своего ящера. Она не собиралась входить в город. На седле ее ящера были две переметных сумки. Внутри было что-то... Но стражники осмотрительно не подходили ближе, словно знали то ли Иярру, то ли уже сталкивались с явлением "орчанка в человеческом платье".

Ратек с таким тоже сталкивался, только не мог представить себе в этом Иярру. И сейчас смотрел на нее и поражался перемене в ней. Он старался поскорее закончить первую волну рутины, чтобы поймать пару минут перед расставанием до следующей встречи.

Затишье наступило неожиданно, как раз тогда, когда Иярра, царственно взглянув на кого-то стражника, человека буквально смело ветром с ее пути, шагнула к вратам из города.

Поймав момент, Ратек все же успел подойти к ней, пока орчанка не ушла.

Караванщик коснулся руки наемницы, с удивлением ощутив слишком холодную кожу. Иярра повернула только голову, а куда увидела, кто именно стоит от нее сбоку и немного в стороне, повернулась сама. Тихо зашуршал материал плотной юбки.

Она была безоружна. Наемница уезжала на ночь глядя куда-то из безопасного относительного города без единого оружия.

- Куда ты? - Сумел правильно сформулировать первый вопрос Ратек, хотя холод занимал его больше.

- В степь, - взгляд Иярры был страшным, взглядом орка, который уже был за гранью царства мертвого, но вернулся оттуда, ведомый чьим-то зовом или чьим-то приказом. Следующие ее слова были еще страшнее, чем ее же взгляд. - Танцевать с мертвыми. До утра.

Ратек передернул плечами, сбрасывая оцепенение, а ведь его не просто было напугать.

- Ты уже там... отчасти.

- Конечно, - тихий голос зазвучал не один, ему вторили другие голоса, торопившие, куда-то манившие, что-то звавшие. С орчанки спадала маска, обнажая ее настоящую - дикую, смертельно опасную и полумертвую. Она действительно уже не могла называться чистокровной орчанкой, она была дочерью Туманного двора и сейчас, Ратек отчетливо это понимал. Он пока не мог сказать, как относится к этому. Орк не врал себе - его пугала такая Иярра, но не настолько, чтобы терять голову. Его пугало понимание, скорее. А вот что будет дальше... там будет видно.

Орчанка улыбнулась, легко отступила, потянув к себе руку, желая ее освободить.

- Мне пора, Ратек.

- До скорой встречи... Иярра. - Отметив перемену в общении, отозвался в том же ключе орк, отпуская ее. Не ему спорить с духами предков.

Женщина скользнула к вратам, ведя за собой ящера в поводу. Там, за крепостными стенами подул резкий порыв ветра. Вскрикнул стражник, когда со стены соскользнула огромная каменная плита и разбилась на куски у самого входа.

Орчанки с ящером уже не было, словно ветром сдуло... или мертвые утащили.

Свидетелем того, что случилось были еще два внимательных взгляда. Аллан, воспользовавшись своим служебным положением, успел уже довести до родимчика местную стражу и поэтому вместе с Абигейл мог отправляться на постоялый двор, адрес которого Сиф уже успел им сообщить.

- Вот уж не подумал бы, - пробормотал Аллан, - что такое возможно. Чем она воспользовалась? Я разглядел только черную волну чего-то... страшного, но не разгадал значение этого.

- Духи мертвых. Духи предков. - Абигейл ответила негромко. Она всего два раза за свою богатую на события жизнь видела таких... полу-ушедших. - Наполовину она принадлежит им, на другую - миру живых. Когда приходит ее время идти к ним, чтобы разделить с ними шепот ночного мира - они забирают ее, нужно лишь позвать. Это сложно понять... орки говорят, умирающий шаман, в последний свой закат может понять, что чувствует тот, кто наполовину уже за гранью, с духами предков. А еще это состояние иногда можем понять мы. - Подумав, добавила она.

- Это знание, доступное многим, моя пани? Или ты знаешь это откуда-то... из своей жизни?

- И то и то. Не спеши, милый пан, знания должны приходить тогда, когда разум готов принять их, иначе они могут его разрушить. Я долго прожила среди орков, когда мой разум смог сбросить пелену безумия, там я многое узнала об этом народе... И о таких, как Иярра. Это редкость, очень большая редкость...

Маг промолчал, просто на миг поднес ладонь художницы к губам, легко коснулся самой сердцевины и отпустил.

- А еще, милая пани, та группа людей, слева от нас. Они кого-то высматривают или глаза в очередной раз подвели старого вояку?

- Старого вояку они может и подвели, но не тебя... - Девушка погладила щеку мага, кинув взгляд на группу, которую имел в виду Аллан. - Да, они ищут кого-то... и у меня только два варианта, которые мне не нравятся.

- Поделись, моя пани?

Девушка хотела что-то сказать, но, всмотревшись в него - проглотила фразу. Время еще не пришло, значит пусть идет все своим чередом. Главное, что он добавлет "моя", а то что избегает имени... это его право. Однажды он объяснит, а пока - не время для вопроса.

- Они могут ждать того, кто нам нервы трепал, а могут ждать указанную им цель.

- Для нас лично, - Аллан на мгновение нахмурился и прижал Абигейл к себе, закрывая ее от ищущих взглядов группы мужчин. - Это не имеет никакого значения.

- Конечно. - Улыбнулась девушка, спрятав лицо на шее своего мужчины, греясь в тепле его рук и обнимая за талию. - Даже ищи они нас - они не стоят того, чтобы волноваться.

- Мне это нравится, моя пани, гораздо больше, чем чужие взгляды, которые обращены на тебя.

- Не обращай на них внимания. - Отозвалась Абигейл, обжигая дыханием ему шею. - Пойдем на постоялый двор? Голодный мужчина - злой мужчина...

- Моя пани слишком заботится о старом вояке, - отозвался Аллан, а затем крутанувшись, прижал девушку к стене, около которой они проходили. Подхватил руки, удерживая их наверху легким захватом, не больно, но и не высвободиться.

- Не о каком-то вояке, а о своем!

Девушка чуть склонила голову набок, глядя мужчине в глаза и не пытаясь вырваться.

Почти тут же Аллан отпустил ее запястье, вручив ледяную тонкую розу.

- Прости, моя пани. Есть люди, которым нельзя демонстрировать, как я отношусь к тебе. Не хочу, чтобы тебе ненароком причинили боль.

- Мне не так просто причинить боль, милый пан... - тихо произнесла художница, не сумев, не захотев скрыть, как приятна ей эта забота. Стоило девушке коснуться розы, ледяные лепестки распустились, обнажив то, что скрывалось в центре совершенного бутона.

- Я знаю, моя пани, но это не дает мне забыть о том, как ты выглядишь и что глядя на тебя, легко решить, что тебе можно причинить боль, - Аллан чуть отступил.

На ледяной раскрывшийся бутон упал луч света от настенного фонаря осветив змейку. В самой сердцевинке ледяного цветка дремала свернувшаяся кольцом змеиная малышка. Радужные переливы на ее чешуе шли от симпатичной мордочки с тонкими рожками до кончика хвоста, от ярко-алого до густо-фиолетового.

Самая редкая и самая могущественная сфера "овеществления" из магии воды. Придание вещественной формы своему дару. Так маги создавали фамильяров, так маги создавали защитников и ключи для своих сокровищниц и так маги воды клялись в верности. Кольцо, если его Абигейл согласилась бы его принять, значило бы, что она принимает и клятву мага. Клятву беречь и защищать ее, до последнего вздоха, до последней капли крови и магии. Пред лицом любого врага, в любую погоду и время дня и ночи. Защищать - потому что никого важнее нет и быть не может.

Художница закусила губу, пораженно глядя то на змейку, то на мага, сглотнула. Девушка моргнула, прогоняя предательское ощущение в глазах, сглотнула ком в горле и, пробежавшись тонкими пальчиками по кольцу, чуть повернула руку, позволяя неожиданно ожившей змейке самой занять свое законное место и провожая ее взглядом. Слова застряли в горле, отказываясь звучать. Впрочем, нужны ли они были?..

…Она скользила над городом в потоках воздуха, танцевала в воздушных течениях, раскинув руки. Длинные волосы цвета воды стелились вокруг ее тонкого тела, мощный хвост помогал ей то взлетать выше, рассекая толщу небесной воды, то почти парить, удерживая ее на одном месте.

Она больше не была дочерью своего народа. Ступив на берег, чтобы вынести из царства своего народа артефакт раздора, она стала отверженной, проклятой.

Ей больше не было куда идти, ей больше не было чего искать. Она должна была только держать этот артефакт при себе и никому его не отдавать. Ей не нравилась эта идея, но она больше была не одна.

Их было шестеро: людей и не людей, которые защищали ее ценой своих жизней и душ. И это ей нравилось. Она знала, что ей осталось жить недолго. Артефакт хранился в ее теле, артефакт был настроен на биение ее сердца, и когда она умрет - навсегда прекратит свое существование этот мерзкий артефакт. Но после у нее будет короткое мгновение на предсмертное желание, и она разделит его между этими шестерыми.

Между орком Ратеком, ведущим караван, сейчас погрязшим в бумагах и отчетности. Он еще не осознал, кто именно был предателем, кто именно так отчаянно хотел его уничтожить, растоптать, это было только впереди.

Была орчанка Иярра, сейчас танцующая на горящих углях в степи. Вились волосы, звенели кастаньетами огромные черепа и кружились вокруг в нее в танце страшном и древнем как сам мир - мертвые.

Был фей Сиф, ее по сути приемный отец и глава одного из домов в Туманном дворе. Ему предстояло разбираться с собственным гаремом. И Фей пока не знал, какие чудеса он самолично закрыл своей силой от смерти.

Была смеющаяся девушка Сора, любимица духов дороги и карт. Она вместе со своим напарником-дворфом уходила все дальше и дальше от Тьяма, даже не догадываясь, что чудом избежала не только собственной смерти, но и участи гораздо страшнее её.

А из города по следам каравана в обратную сторону уже мчалась кавалькада молчаливых спутников. Кто? Зачем? Русалка не знала, но ощущала, что Соре и Рикарду придется постараться, чтобы спастись от этого неумолимого преследования.

Был маг Аллан, притворяющийся сухим воякой, но при этом способный на удивительно чистые чувства.

Была "страшная" пожирательница с душой невинной девчонки.

Русалка взлетела повыше и рассмеялась.

Серебристый смех раскатился над городом, застучал по подоконникам, крышам и стеклам домов некрупными градинами. История только начиналась...

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018