И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 6. Сила веры


База искателей


У Искателей с отдыхом были определённые сложности… вернее нет. Не так. Каму Барс сослал на принудительный отдых, Ёжику тоже хватало времени на отдых, а вот сам Барс… Он уже забыл, когда реально отдыхал.

Вот и сегодня, хоть и для неискушённого зрителя казалось, что он валяется и ничего не делает, мужчина был при деле. Утром Дима отдал ему первую версию заказанной складской программы. Нужно было потыкать всё, что там было, помоделировать ситуации, попробовать всё, что можно, чтобы выкатить программисту замечания, если они будут, или дать добро на наведение красоты.

Впрочем, работа двигалась достаточно вяло. Никак не удавалось сконцентрироваться, было сильнейшее желание забросить ноутбук подальше и заснуть, обнимая подушку. Увы, и об этом едва ли кто-то догадывался, Барс не очень хорошо спал. И хорошо знал, что даже будучи настолько уставшим, он скорее всего не сможет уснуть. Ночью - да, но не днём.

Однако именно сегодня звезды сошлись так, что вынужденное бодрствование оказалось кстати. Взорвался сигналом тревоги планшет мужчины и, стоило тому открыть яркое оповещение, как вся лень и дремота мгновенно слетели.

Во-первых, сработала тревога от того, что пропуск, переведённый в режим маячка, подал сигнал из зоны, куда его обладатель не имел доступа.

А, во-вторых, система в тревожном порядке сообщила о несанкционированном открытии шлюза… и открыла его Рыбка.

- Твою ж мать! - рявкнул Барс, прыжком подрываясь с дивана в гостиной, где лежал, и выбегая из квартиры. Шестопёр мужчина подхватил машинально, просто чтобы не быть безоружным. Броню одевать времени не было, вооружаться - тоже.

Уже несясь на своём квадроцикле к лифту, Барс выбрал на планшете перечень контактов: Ева, Юля, Кама, Ёж. Послав всем четверым вызов, мужчина заговорил сразу, как все отозвались. То есть спустя один гудок.

- Срочно все к главному шлюзу! Ёж, Кама - оружие. Юля - каталку и набор оказания первой помощи… Ева, прихвати свою последнюю разработку.

Не дожидаясь ответов, мужчина оборвал связь. В лифте она все равно работала чёрте как. Он знал, что будет на месте намного раньше всех остальных. Но ему нужно будет прикрытие. Кто знает, как далеко они успели уже уйти?

Камеры говорили, что транспорт беглецы не взяли… но даже пешком…

Это был главный вход базы. Главный вход! Тот самый, где недавно была такая активность, что искажённые в пределах пятидесяти километров, а то и больше - услышали и пришли. Камеры, размещённые под «колпаками», для безопасности от любой акции вандализма, исправно передавали на базу картинку: картинку голодных тварей. Только вот беглецы заранее не могли этого знать, ведь они не заходили в рубку наблюдения.

Да, сейчас был день, искажённые были достаточно вялые, но того количества, что собралось у выхода…

Выстраданный опыт и интуиция подсказывали Барсу, что пройти сквозь это количество без транспорта или приманки - невозможно. И сразу пришло понимание - именно для этого Лексу понадобилась Рыбка. Жертва, которую можно бросить искажённым, чтобы пройти самому.

У Барса приманки не было, зато был транспорт.

Так уж сложилось, что базу проектировали явно с расчётом на эксплуатацию электротранспорта. Коридоры были достаточно широкими, чтобы могли разъехаться два электромобиля, да ещё по человеку с каждой стороны пройти. А ещё в офицерских блоках были ниши у каждой «квартиры», где можно было оставить свой транспорт, поставив его на зарядку, если это требуется. Из такой ниши и забрал свой квадроцикл Барс.

У беглецов транспорта не было. У Сашки в принципе не было доступа к складам, а Рыбка как-то не подумала, что ей нужен личный транспорт. Не так много она перемещалась по базе.

Вот только… Барс не мог понять, почему его электрический конь не развивает положенной скорости. Да, он двигался несколько быстрее бегущего человека, но не слишком. По ТТХ же его транспорт должен развивать скорость до шестидесяти км/ч!

Барс злился, понимая, что отстаёт. Тревога сработала, когда беглецы только начали открывать внутренние ворота. но им было достаточно щёлочки, чтобы протиснуться и бежать дальше, а ему пришлось ждать, пока ворота откроются хотя бы на метр. Учитывая толщину и размер створок - открывались и закрывались бронированные ворота очень не быстро. Теоретически, у Рыбки и Лекса было порядка десяти минут форы…

Ёжик, едва они с Камой на армейском мотоцикле вылетели к внешним воротам, спрыгнул и вскинул винтовку. То, что снайпер увидел в прицел, заставило его похолодеть и выдавить:

- Гони!

На его глазах отлетала отброшенная Лексом Рыбка. Девушка, похоже, даже не поняла, что он сделал. Её просто толкнули, со всей силы, к группе искажённых.

А, спустя меньше минуты, в кучу зомби на всей скорости врезался на квадроцикле Барс. Кого-то он снёс таранным ударом, кого-то - достал шестопёром. Развернувшись в управляемом заносе, босс на излёте зацепил шестопёром ногу Сашки, явно превратив тому колено в муку, и рванул с пробуксовкой колёс назад, буквально выхватывая из лап искажённых раненную девушку.

Кама среагировала не столько на ситуацию, сколько на интонации Ёжика. Если его голос так исказился, значит впереди что-то страшное. Уже вблизи она увидела Барса без брони, Рыбку у него в руках, и искажённых, преследующих его… и даже некоторых вцепившихся в квадроцикл.

Зло рявкнул дробовик, отбрасывая тех, кто бежал следом. Дважды огрызнулась винтовка снайпера, сшибая тех, кто мешал боссу увозить Рыбку. С пробуксовкой развернулся мотоцикл Камы.

И почти тут же ожила гарнитура на ухе женщины.

- В записи, - почти весело зазвучал голос Евы, - я видела двоих. Если там мальчик ещё живой, прихватите для меня, пожалуйста? Биг босс не будет возражать, я знаю. У тебя есть крюк, не поранишься, а его беречь уже не надо… Я слышу, как изменился ток крови в его венах…

Кама была слишком встревожена из-за Рыбки, чтобы подвергнуть слова Бесёнка остракизму или хотя бы их как следует обдумать. Но ей не надо было объяснять, что человеку благонадёжному и нормальному и в голову не придёт вот так срываться с безопасной базы и использовать абсолютно невинную девчонку в качестве заложника. А значит потенциально это опасный элемент, не помешает допросить.

Крюк у Камы действительно был, совместный подарок Иваныча и Ани. Арбалет на Гауссовой тяге и стрела-гарпун.

Беречь никого никто не собирался, один выстрел, и женщина рванула назад. Снова раздались выстрелы снайперской винтовки. Разрывая расстояние между искажёнными и мотоциклом, Кама притормозила у Ёжика, дождалась, пока он устроится в седле, и поспешила за Барсом обратно на базу. Они ещё не успели даже заехать во внутренний ангар, как ворота начали смыкаться, об этом позаботились другие.

В гараже их ждали Юля и Ева.

- Рана от ножа и укусы искажённых, - сообщил Барс, укладывая Рыбку на каталку из лазарета. - После укуса прошло примерно… - мужчина бросил взгляд на часы. - Минут восемь-десять. Как думаешь, сработает? - внимательно посмотрел он на Еву. Никакой паники, только максимальная концентрация на текущей ситуации. Позволять себе эмоции Барс сейчас просто не мог.

Бесёнок принюхалась к воздуху, к чему-то прислушалась и пожала плечами:

- Пушистенький, не могу сказать. Твоя девочка, чтобы чувствовала себя полезной, может потом прооперировать беглянку. Хотя порезы неглубокие, но, чтобы они быстрее и качественнее затянулись, пара швов не помешает. Но только после того, как поработаю я. На каталку. Обоих. И в мою лабораторию.

Немного удивлённый фразой про «обоих», Барс обернулся и увидел изрядно потрёпанного Сашку, волочащегося за мотоциклом Камы. За счёт разницы в скорости, женщина отстала от босса менее чем на минуту. Зло сверкнув глазами, мужчина кивнул.

- Хорошо. Кама, Ёж, доставьте щенка в лабораторию. Юль - двигай с Евой. А Рыбку я довезу, - бережно взяв Рыбку вновь на руки, мужчина прижал акселератор, срываясь с места. В том, что команда от него сильно не отстанет, мужчина не сомневался.

Хотя всё же и для него было несколько удивительно обнаружить, что каким-то невообразимым образом Бесёнок… его опередила!

Бокс, куда предстояло отнести Рыбку, был изолированным, таким же, как тот, в котором лежала женщина с укусом, привезённая от лесников.

Юли не было.

- Твоя жалостливая девочка, пушистенький, появится потом. Я решила, что не стоит ей видеть, что будет происходить… с этой хвостатой.

- Ну, хоть не чешуйчатой. Моя помощь требуется?

- На чешуйчатую она не тянет. Вся душа нараспашку. А хвостатая самое то. Твоя помощь… Ммм. Нет, пушистенький.

- Хорошо. Тогда оставляю её на тебя. Маякни, как будут новости, - кивнул Барс… и вышел. Спорить он не собирался.

Юля, стоящая перед дверью лаборатории, взглянула на него измученным тревожным взглядом:

- Она? …

- Ева работает, - устало отозвался Барс. Адреналин схлынул, на тело навалилась усталость. - Потом, как я понимаю, придёт твой черед. Рыбку надо будет подлатать.

- Миш, я понимаю, что сейчас не время и не место, но… подлатать?! Того, кто будет умирать долго и страшно?! Это… это… я видела раны на теле Наташи! Это не только раны от ножа. Это раны от тупых человеческих зубов, раны от искажённых! Она уже заражена! Ты это понимаешь?!

- Понимаю, - спокойно произнёс мужчина. - Поверь, понимаю, куда лучше, чем кто-либо… кроме, пожалуй, Евы. И знаю, что Ева - сможет спасти её. А после этого ранами должен будет заняться врач. Это мужчин шрамы украшают, а вот женщин… не особо.

- Спасти?! Спасти?! - голос Юльки повысился почти до крика и вдруг сломался. Девушка сжалась, обхватив себя за плечи. - Миш, это же невозможно. Лучшие учёные бились с этим и ничего не смогли сделать. А тут какая-то полубезумная девчонка на далеко не лучшем оборудовании смогла то, что не смогли другие? Тебе не кажется это… бредом?

- Нет. Благодаря Еве у нас есть маркер, определяющий заражение на самых ранних стадиях. И благодаря ей же, у нас есть вакцина. Не идеальная, но она есть, - мужчина обнял Юлю за плечи, привлёк к себе. - Так что не хорони Рыбку раньше времени, ухи из неё пока никто не отведает.

Юле очень-очень-очень хотелось поверить в слова Барса, но, если чему с сестрой этот новый мир уже и научил, так это тому, что в чудеса здесь верить не стоит.

Барс же не собирался пытаться переубедить девушку. Он мог бы рассказать ей свою историю, что без вакцин пережил уже два укуса… но он видел, что пока Юля к этому не готова. Мало того, что она в принципе не способна сейчас поверить во что-то такое, так она ещё может и сломаться от такого знания. Куда разумнее было просто дождаться результатов. И он сомневался, что ждать придётся слишком долго.

Ждать долго вообще не пришлось. Не прошло и пяти минут, как абсолютно довольная Ева появилась в коридоре.

- Твоя девочка, - как обычно несколько проигнорировала она Юльку. - Может идти заниматься пациенткой. А вот ты, дорогуша, идёшь греть кровать, ты, конечно, перенервничал, все такое… но я хорошо сделала свою работу, и хочу свою награду - тебя!

Самое смешное во всем этом было то, что Юля абсолютно не поняла, чему именно она стала свидетелем. Кивнула, как зомби, и двинулась в лабораторию. пока хихикающая Бесёнок придвинулась к Барсу:

- И аванс, - потребовала чертовка громко, когда сзади хлопнула дверь лаборатории. - Затяжной аванс.

Спорить мужчина не стал, подхватил чертовку под бёдра и прижал к стене… так явно будет удобнее!

- Хорошо, когда твой парень - не совсем человек, - промурлыкала зараза. - Ты же не будешь возражать, против выплаты моей награды?

- Да не планировал. В конце концов, мне тоже полагается награда.

- Тебе, мой пушистый, полагается награда сразу в двойном экземпляре…


…Влад, пришедший к лаборатории час спустя, увидел, как уставшая Юля выходит из изолированной палаты.

- Юлек? Все в порядке?..

Внутренне спокойная девушка, за время работы в лаборатории сумевшая найти точку внутреннего равновесия, взглянула на него в равной степени удивлённо и обрадованно:

- А что ты здесь делаешь?

- Кама сказала, где тебя искать.

- Надо будет сказать ей «спасибо», мне очень тебя не хватало.

- Что случилось-то?.. - приобнял Влад Юлю, ненавязчиво давая на себя опереться.

- Я бы сказала, что ЧП, - несколько недоуменно сказала Юля. - А они говорят, что ничего страшного и всё можно исправить. А я в толк не могу взять, как, ведь это же не исправляется!

- Я может тебя разочарую, дорогая, но я не понял ничего, кроме того, что я чего-то не понял… Смилуйся и поясни, а?..

- Наташу, девочку из столовой, если помнишь, она с Мишей была в его команде, вот её укусили.

Влад опешил.

- То есть как? На базе искажённый??? И… вы её…?

- Она в карантине. В лаборатории. Алоглазой и пугающей. И Миша… и она - они говорят, что всё, скорей всего, будет в порядке. Понимаешь?!

- То есть как?!

- Говорят, что есть какой-то экспериментальный образец вакцины от искажения. Но этого же просто не может быть!

- Может где-то нашли?

- Нет… разработка хозяйки лаборатории…

- Верится с трудом… но может быть… это шанс?

- Мне очень хочется в это тоже поверить… но мне страшно.

- Мне тоже, - вздохнул Влад, обнимая Юлю крепче. - Но почему бы не попытаться?

Юля кивнула. Раз, второй.

- У меня ощущение, что я забыла что-то… такое… Не то чтобы важное, но забыла.

- О чём ты? - с некоторой тревогой спросил Влад. Мало ли что забыла Юля… Может, пообедать?!

- Что-то…что-то… ЧТО!?

- Ты о чём!? - теперь уже Влад перепугался.

- У Миши, - почти со священным ужасом прошептала Юля. - Есть девушка!?


…В полутьме спальни, удобно устроившись на груди Барса, та самая «девушка» водила пальчиком по его груди, довольно мурлыкая:

- Это есть, это есть, это есть и вот это тоже… Не спи, пушистый, ты ещё не хочешь спать.

- Я не сплю, - фыркнул мужчина. - Я любуюсь. Что там у тебя есть?

- Рёбрышки есть! - просияла Ева, легонько пощекотав Барса, - и пульс есть. И много чего интересного есть, вот даже кубики! Настоящее натуральное пособие для классической греческой скульптуры.

- Не, я столько в одной позе стоять устану… А вот с тебя бы я картину написал, если бы умел… ты так сияешь, что глаз не отвести…

- Сияю? - немного удивилась Ева.

- Ага, - мужчина провёл пальцем по её ключице. - Сияешь.

- Не как человек? - прищурилась Бесёнок. - Видишь меня так же, как и других? … Других таких же, как те, что ещё недавно занимали вакантные места в карантине?

- Нет. Да. Нет. В смысле… - Барс задумался. - Они чуть светились, Кира и Кари светятся чуть иначе, я свечусь сильнее, чем собаки, а ты… слабее чем я, но… иначе. Цвет, фактура…

- Как интересно, свечение имеет разные характеристики в зависимости… от разного. Ты очень глазастый, пушистый.

- Ну, глазастый-то глазастый… но того, что Рыбка готова сломаться, я не углядел. Интересно, на что он её поймал?

- Для того, чтобы смотреть в чужую душу, нужны другие глаза. Такие глаза, как у священника.

Ева поелозила, выбирая более удобное положение, а потом спросила:

- Жалеешь ли ты, что защищал хвостатую?

- Нет.

- Жалеешь ли ты, что не таскал её по местам, где она очень быстро бы превратилась в кусок консервы?

- Нет. Да в общем-то ни о чём не жалею.

- Вообще ни о чём? Даже если это и стало причиной … происшествия?

- Ты о чём?

- Пока я работала с хвостатенькой, она открыла глазки. Знаешь, что пробулькала? «Мне так жаль, я не понимала, я не знала». Делаем вывод. Вывод какой? Пока вы все шарахались от одноногого мальчика, она вообще не ощутила от него угрозы. Как и что он ей наговорил - вопрос другой. Поговори с крестоносцем. Тот может объяснить.

- Для этого придётся вводить его в курс дела. Он не так глуп, чтоб не догадаться.

- В чем проблема ввести его в дело? - в глазах Евы мелькнули колдовские огни. - Пушистенький, - прижала она пальцы к губам мужчины, когда он попытался что-то возразить, - ты не смотрел на него так, как смотришь на меня и на своих собак, не правда ли?

- Кхм… что-то мне подсказывает, что осмотреть мне стоит вообще всех. Ты в анализах нашла что-то, или как?

- Или как. Анализы тех, кто выжил после укуса, почти ничем не отличаются от анализов нормальных людей, пушистый. Он по всем параметрам нормальный. Как и та женщина, что сейчас в карантине. Пройдёт ещё сорок восемь часов, у неё период лихорадочного перерождения затянулся немного сверх норм, и её анализы уже будут абсолютно нормальными. Понимаешь? Те, кто выжил, отличаются от нормальных только в том спектре, которые нормальные никогда не уловят. Ты присмотришься - ты увидишь свечение. А я слышу отклонения, его кровь бежит по венам неправильно, с трудом. Он получил какое-то отклонение, какое-то нарушение. Не как ты - «плюшку», а весомую оплеушку. Но я не гематолог, а там нужен именно он. Хотя если ты дашь разрешение… и поговоришь с крестоносцем на тему того, что мне просто он нужен для анализов, а не для препарирования, я посмотрю, что с ним более… подробно…

- Так и скажи, что тебя любопытство мучает, Бесенок…

- Очень! Очень-очень-очень!

- Схожу пообщаюсь. Но остальных осмотрю… выходит, ты можешь контролировать свой слух? - внезапно переключился Барс.

- Пушистый, ты же можешь контролировать своё зрение? Можешь. Это ничем не отличается от той же руки, ноги, головы. Просто из-за узости человеческого мышления, большей части … бывшего населения Земли и в голову не приходило, что можно управлять не только тем, что они видят, но и тем, что скрыто за покровом тканей и клеток. Тем же слухом, тем же зрением, биением сердца… И многим другим.

- Далеко не сразу научился. Но это интересное наблюдение….

- Очень полезное, мурчистый, - Ева устала держать голову и прижалась лбом к плечу Барса, замурлыкала сама: - тёплый, мурчистый, тёплый.

Барс негромко хохотнул, перебирая волосы Евы.

- Бесёнок-святлячок.

- Та-а-ак, - зевнула та, - я только для тебя сверкаю, только тебя не пугаю, только тебя до Кондратия и до заикания не довожу, только я в тебе «необычное» лучшим нахожу…

- А ещё засыпаешь, пригревшись, да…

- Что я могу поделать, если ты тёплый, мурчистенький? С тобой тепло и уютно. Ты ровно дышишь, ты не потеешь, как ребёнок на первом свидании. Ты не обманываешь и действительно не боишься. Это редкость. А ещё, - Ева потёрлась носом о плечо и снова устроилась удобнее. - Мне нравится звук твоего пульса, он очень ровный, гулкий, ритмичный. Во всём этом грёбаном мире, он лучшее, что я когда-либо слышала…


Следующий день оказался много спокойнее, чем предыдущий. Порешав самые срочные вопросы утром, Барс наведался к Диме, предложив устроить программе стресс-тест. Он точно знал, что Юля и Лиза ведут строгий учёт своих действий, а потому уже могут наложить свои расходы на имеющуюся у базы данных информацию.

Более того, воспользовавшись оказией, он сообщил Юле радостную новость - Ева уточнила анализы, Рыбка будет жить. Возможны побочные эффекты, но искажённой она не станет. Юля же порадовала мужчину тем, что Диме осталось досидеть в лазарете сегодня, и можно выписываться. И вот сейчас Барс с Димой сидели над одним ноутбуком и смотрели, как реагирует база данных на действия двух подопытных.

Уже по ходу движения можно было сказать, что в базу нужно вносить определённые правки, как технического, так и логического характера.

И Барса порадовало, что Дима без лишних припадков самобичевания уточнял всё на ходу, вносил правки в «рабочую» версию, то есть ту, которая не была пока подключена к интерфейсу. Более того, командир Искателей отчётливо видел, что парню самому нравится то, что он делает… и в нем присутствовала разумная профессиональная гордость. Он хотел сделать достойную программу, а не халтуру, лишь бы отстали.

Подобный подход Барсу нравился.

Теперь оставалось только разграничить права доступа и можно было заниматься различными «украшениями». По мере того как глава базы и программист проговаривали, что конкретно хотелось бы получить в итоге от работающей версии, все чётче вырисовывалось, в какую сторону надо двигаться.

- Ну, вот теперь, - начал Димка. - Я могу сказать, что с этим справлюсь. Не за ближайшую пару дней, конечно же, но всё же к концу недели уже будут и первые результаты, и первые возможности, которые позволят прорабатывать массивы данных в полуавтоматическом режиме. Автоматику надо будет допиливать по ходу и уже понимая, что конкретно нужно получать на выходе. А это, как показывает практика, может родиться только в ходе опытной эксплуатации. Почему-то то, что нужно в теории, абсолютно не нужно на практике, и наоборот. Главный конфликт потребителя труда программистов и их самих.

- Да уж, знакомо… гладко было на бумаге, да забыли про овраги, как говорит Иваныч, - хмыкнул Барс. - Тут, кстати, сразу есть ещё одна задачка…

- Тоже для меня? - обрадовался Дима.

- Ну, а кого же мне ещё тиранить такими задачками? - чуть усмехнулся Михаил.

- С удовольствием! Чем могу…

- Ты в курсе, что у нас не маленькая база, и передвигаться приходится на электротранспорте?

- Да, жена говорила.

- Я полагаю, там кто-то покопался в настройках на админской стороне и порезал скорость. Вчера была нужна максимальная скорость от квадроцикла, но я еле-еле выжал из него треть от максимума. Сможешь глянуть, что там наманьячено?

- Я не профессионал, но всё, что смогу…

- Ну, если не сможешь ты, не сможет никто, - улыбнулся Барс. - Пойду я, посмотрю, как у Юли дела. Долечивайся!

Попрощавшись, мужчина пошёл к выходу из палаты… но у самой двери остановился, обернулся, окидывая Диму взглядом. На миг глаза защипало, зрение перестроилось. К радости Барса, программист не светился вообще. Заражения не было. Кивнув своим мыслям, он вышел… и напоролся на Юлю.

Причём, девушка явно его поджидала.

- Миш, - начала она несколько нервно. - Тут такое дело… в общем, с медицинскими запасами - проблема.

- О как… ну, давай поподробнее, красавица.

- Поскольку у меня не было полных данных, об обстоятельстве дел с позиции запасов, я и не могла сказать, насколько всё плохо, - Юля замялась.

- А тебя никто и не обвиняет, Юль. Скажи, что надо, мы поищем.

- Препараты, Миш, препараты. Как правило, из перечня тех, которые долго не хранятся.

- Составь список, займёмся. В идеале - с вариантами альтернатив. И… так чтобы даже хомячок понял.

Юля неуверенно засмеялась.

- Да у меня уже всё готово. Я просто не знала, как сказать, что дела обстоят именно вот так.

- Словами, Юлек, словами. Максимум за ушки оттаскаю, и то не факт, у тебя ж зелёнка есть… ты опасная.

- И нисколечко я не опасная… Но зелёнка у меня правда есть…

- Вот, уже угрожаешь. Ладно… скидывай список, посмотрим, покумекаем, прикинем, когда поедем. Заодно озадачу остальных, чтобы прикинули, что нужно искать.

- А… а… когда мы поедем? - как девушка не пыталась этого скрыть, но в её голосе отчётливо прозвучал страх.

- Вы – никуда не поедете, - покачал головой Барс. - Например, у тебя и без того работы по горло. А мотаться по городам - уже наша работа. Именно потому и нужен список.

- Но… Ведь… А кто тогда поедет? Список - это хорошо, но ведь нужен медик и на месте, кто сможет взглянуть на препараты!

- Ева. В фармацевтике она неплохо сечёт.

- Она?! - в голосе Юли зазвучало изумление, недоумение, а потом… понимание. - То есть она поедет с вами? Она… не боится?

- Нисколько.

- Но ведь это же очень страшно!

- Кому как… кому-то попросту уже всё равно. В сущности, в чем разница, между маньяком и искажённым? В том, что у последнего нет человеческой хитрости. Он просто кидается на добычу и всё.

- Ты не понимаешь, - голос Юли упал, - искажённые это не так страшно. Там… там есть люди…

- А люди тоже не бессмертны, - пожал плечами Барс. - И людей с оружием они боятся даже больше, чем искажённых.

Девушка отвела взгляд.

Как-то в её картине мира Барс и его команда угрозой для кого бы то ни было не выглядели…

- Юлек, не переживай, все опасности от одной нашей машины сами разбегутся.

- У вас красивая машина…

Барс тихо рассмеялся.

- Ты просто чудо.

- Это фамильное.

- Бедный Влад… Как же у него ещё от фатального умиления текстура тела не поехала… в состояние лужицы ка… кавая.

- Практика и опыт, опыт и практика, - засмеялась Юля.

- Ну, посмотрим, насколько он прокачался.

Ещё несколько минут они просто трепались ни о чём, затем Барс покинул лазарет.

Теперь его путь лежал к отцу Николаю, но… не по прямой. Перед тем, как зайти к священнику, мужчина решил проведать Иваныча. Старик утром сообщил, что закончил работу над их небольшой шалостью… и стоило прихватить результат, чтобы не идти к святому отцу с пустыми руками.

На подходе к часовне Барс давил предвкушающую усмешку, когда его взгляд падал на обувную коробку, в которую Иваныч положил их презент.

Припарковав квадроцикл у дверей, мужчина без стука зашёл в часовню. Всё же немного странно стучать перед входом в помещение таких размеров… не говоря уже о назначении этого места.

Искать батюшку Барс не стал, просто открыл планшет, нашёл в мессенджере отца Николая и отправил тому сообщение в чат с просьбой о встрече в часовне. Ответ пришёл спустя мгновение:

«Мои палаты подойдут, Михаил Сергеевич?»

«Вполне, если не побрезгуете впустить в свои хоромы», - Барс чуть усмехнулся, оценив лёгкую добрую иронию священника. И постарался в своём сообщении ответить тем же.

«Проходите, двери открыты. Я пока поставлю чайник. Мне девочки печенье принесли. Вкусное…»

Уговаривать гостя не потребовалось. Постучавшись для проформы… и в качестве демонстрации уважения к личному пространству, Барс зашёл в жилой блок священника.

Первое, что бросилось в глаза, несмотря на то, что здесь было не менее пусто, чем в других комнатах, гостиная отца Николая не производила ощущение заброшенности. Да, пустовато, но не бедновато, и уж тем более не было атмосферы нежилого помещения.

- Уютно у вас, отец Николай… - протянул Барс.

- Сказал бы я вам, Михаил Сергеевич…

- А я вот не с пустыми руками… Можно сказать, взятка за печеньки. Уж не побрезгуйте, - протянул с добродушной усмешкой Барс священнику коробку… перетянутую золотистой ленточкой. Это уже была самодеятельность Иваныча.

- Для праздников как-то не время…. Но отказываться не буду, - умные глаза священника лукаво поблёскивали, предвкушая содержимое коробки. Уже было не очень-то важно, что там. Это был неожиданный подарок… Насколько неожиданный отцу Николаю предстояло только выяснить.

Ленточка развязалась мягко и неслышно, крышка сдвинулась вбок, и взгляду мужчины предстало… кадило. Строгое, но красивое, совершенно точно не драгоценное, а стальное. Вполне нормальный предмет для служб, нужный и полезный… вот только… что-то с ним было не так!

- Это… - отец Николай взглянул на Барса. - Михаил Сергеевич. С ним же что-то не так. Но даже мой опыт не подсказывает, что именно … отличается.

- Этого мы и хотели добиться. Одно движение рукой, и инструмент для служб церковных станет оружием не менее грозным, чем ваш крест.

- Это… оружие? …

- Отчасти. Не будете же вы постоянно таскать с собой крест? А кадило, насколько я помню, атрибут для вас почти постоянный.

- Вы неимоверно удивили меня, Михаил Сергеевич. Но с бесконечной благодарностью принимаю ваш подарок.

- Я рад, - Барс чуть-чуть склонил голову… и переключил зрение, осматривая священника. - Но, простите, я к вам ещё и по делу…

- Внимательно слушаю вас. Только… пройдёмте к столу? Я слышу чайник свистит, подавая сигнал о том, что пора пить чай.

- Не откажусь, - улыбнулся Барс. Священник для него чуть светился, так что Ева была права. В целом Барсу было немного удивительно видеть заражённого и пережившего само осознание своего выживания священника. Да ещё и не сбрендившего на почве религии. И он ещё больше зауважал отца Николая.

Чашки у отца Николая были стандартными, как и блюдца. Но сам чай, определённо, был чем-то необычным. Ароматный парок поднимался от носика заварочного чайника, делая комнату уютной, какой-то домашней что ли…

Барс только головой покачал. Всё же создать из простых и ограниченных вещей уют - это надо постараться… и иметь талант. Сам он таким похвастаться не мог.

- Как пара мелочей может изменить картину мира? - умиротворённо спросил священник, пододвинув к Барсу вазочку с печеньем. - Что вы хотели, Михаил Сергеевич?

- Вы ведь уже знаете о вчерашнем происшествии? - благодарно кивнув, Барс устроился за столом и взял печенье.

- Я уже успел побеседовать с девушкой. Алоглазая хозяйка лабораторий пригласила меня по просьбе Наташи.

- И что можете сказать?

- Что девушка потеряла дорогу, потеряла смысл жизни и себя, а образовавшуюся пустоту заполнил первый, кто подвернулся.

- Странно, что она всё в себе держала… не типично для неё. Как думаете, не мог этот самый первый подвернувшийся действовать с конкретным расчётом?

Отец Николай задумался, потом степенно кивнул:

- Тайна исповеди многое скрывает за собой, многие горести и печали. Но есть то, что нельзя оставлять несказанным. Да, Михаил Сергеевич. Если я правильно понял душу Наташи, её метания, её горечи – со стороны… мужчины это был конкретный расчёт.

- Ну, на тайну исповеди я и не претендую… О чем-то подобном я и думал. У Наташи был доступ к гаражу и воротам. Мы же незадолго до вашего прибытия сюда перебрались, все руки были нужны. А вот у него доступа не было… И он намеренно ударил её ножом, чтобы искажённые пошли на запах крови. Тогда картина сходится. Как полагаете, духовно она поправится? Сможет взять себя в руки и опять начать жить?

- Сложный вопрос. У неё есть все шансы оправиться. Но есть шансы на то, чтобы потеряться.

- Мы можем только поддерживать, но выжить или сгинуть - может решить только сам человек, - проговорил негромко Барс. - У неё есть шанс… Еве удалось спасти её от участи, что хуже смерти. Она не станет искажённой. Но светиться будет, - Барс ненадолго замолчал. - Как и вы. И как я.

Взгляд отца Николая стал очень острым, очень глубоким.

- Вы? …

- Я, - не стал юлить Барс, усмехнулся уголком губ, откусил кусочек печенья. - Я вижу тех, кто отмечен вирусом.

- Не убит им? Но отмечен?

- И то, и то. Искажённых видеть проще, но просто заражённые или пережившие вирус - их я вижу тоже.

- Какой удивительный дар… - отец Николай отвернулся, чтобы подлить кипятка в кружку Барса.

- Ваша отметина, полагаю, не столь… положительна, - обронил негромко Михаил.

Добавив в кружку заварки, священник через силу улыбнулся:

- Стигматы, Михаил Сергеевич.

- Стигматы?..

- Это не слишком распространённое явление, но оно было описано в литературе ранее. Язвы. Незаживающие, не рубцующиеся. Постоянно кровоточащие. Вы же знаете, что Христа распяли на кресте? Стигматы появляются обычно в тех местах, где прибивали Христа к кресту. Эти раны не заживают, не поддаются лечению… У меня незаживающая рана, периодически кровоточащая, на боку. И кровь… почти чёрная.

Барс удивлённо посмотрел на священника. Пусть сам Михаил и был носителем сразу двух способностей, о подобных «оплеухах» он не думал.

- Однако… ммм… Отец Николай, надеюсь, вы меня правильно поймёте. Неволить никто не станет, но, если хотите - Ева может посмотреть вашу рану, взять анализы. Не факт, что у неё получится что-то сделать именно с этой бедой, хотя мне сложно представить что-то в её области, с чем бы Ева не справилась. Но, возможно, это поможет ей продвинуться в изготовлении лекарства ещё немного. Запирать или рассказывать о вашем секрете, разумеется, никто не станет. Я же брожу, - чуть улыбнулся Барс. - Но это на ваше усмотрение, повторюсь.

- Эта девушка… - Николай помялся. - Она… её душа - спокойна, а разум - мятежный, иногда она … пугает. И каждый раз… мне многие открывают свои мысли… Я посмею выразить, если позволите, общее удивление на всех: почему вы так в неё верите, Михаил Сергеевич?

- Она многих пугает. Но не меня… Пожалуй, потому, что её слова не расходятся с делом. Она гений в своём деле. Я бы сказал, что её талант - божий дар, хоть и немного странно звучит это от такого, как я. Она единственная смогла сделать маркер, выявляющий вирус в первые минуты, после заражения. Она уже сделала вакцину, которая спасла Наташу. Она живёт своей работой. И я верю в неё. Никого не призываю следовать за мной в этой вере… но пока она ни разу не обманула моих ожиданий.

Отец Николай кивнул:

- Вы не призываете никого… и тем ваша вера выглядит пронзительнее и вдохновляюще.

Барс чуть улыбнулся.

- Каждый верит во что-то своё.

- Кто-то в бога, - согласился священник, - потому что в него верить проще, легче, а ещё - не так обременительно для психики, ведь он где-то там, перед ним не надо отчитываться, на него не надо равняться, для него ничего не надо делать. Так, как вы, верить в других людей, могут очень немногие.

- Мне проще верить в конкретного человека… в противном случае к богу у меня будет только ненависть. Простите, - покачал головой Барс. Изливать душу он не собирался. Его боль останется с ним.

Священник вздохнул, но вот то, как мудро смотрели его глаза…

- К сожалению, вам помочь, Михаил Сергеевич, я не смогу, вы не позволите, в первую очередь. Но если примете … совет, не приходите пока к Наташе. Пока она себя корит и ест поедом. Дайте ей время пережить внутри себя то, что она предала свои чувства к вам. Она от них излечилась, но у неё всё горит… Ваша… Ева, - почему-то отец Николай споткнулся на имени Бесёнка, - сказала, что без последствий не обойдётся. Это последствие позволит Наташе примириться с действительностью. После этого вы сможете начать процесс излечения её души. И если Наташа захочет исцелиться, то она выправится. А любимое дело ей поможет.

- И чувства, и доверие в её глазах, - криво усмехнулся мужчина. - Спасибо за совет. Действительно мне сейчас лучше её не трогать… Отец Николай… у меня к вам есть одна просьба, - внезапно сменил он тему.

- Всё, чем могу.

- Сами видите, что я часто покидаю базу… пока нас было мало, это было не критично, но сейчас нас с учётом карантина сотня… в общем, нужен человек, который сможет в моё отсутствие поддерживать спокойствие здесь. Вас люди послушают, и я сомневаюсь, что смогут натворить бед под вашим надзором. Потом ещё подберу людей, чтобы вам было попроще, но пока мне больше не к кому обратиться.

То, что священник удивился, было хорошо заметно. И, кажется, он хотел, очень хотел что-то возразить, но чем больше проходило времени, тем явственнее становилась печаль понимания в его глазах. А потом отец Николай склонил голову:

- Почту за честь, Михаил Сергеевич.

- Спасибо…

Ещё немного посидев за обычной беседой с отцом Николаем, Барс пошёл дальше по делам, напоследок сообщив что главный админ в лице Камы выдаст священнику всё необходимое.


Искатели


Кама с чрезвычайно мечтательным видом смотрела на широкий планшет, который лежал у неё на коленях.

Карта, на которую она залипала, то увеличивая куски дороги, то снова отдаляя масштаб, одновременно транслировалась и на бортовую систему Мамонта. Сами Искатели запустить в полной мере бортовую систему не смогли, а вот Аня, подключившаяся к Иванычу, и Димка, выбравшийся из лазарета к своему счастью, в ночь перед отъездом активно что-то делали, ругались и переругивались с настоящим счастьем и азартом энтузиастов.

Любого, пытавшегося подойти ближе, посылали. Далеко.

Но результат был налицо - бортовая система была сопряжена с планшетом, теперь карту настраивала Кама, устроившись с комфортом на своём месте, а всё отражалось на навигации, которая была крайне удобно расположена для Барса.

Можно было заранее продумать маршрут, даже если он отклонялся от дорог, и разметить его. Можно было поставить точки, куда хотелось бы заехать, просчитать количество времени, которое нужно, чтобы добраться от одной контрольной точки до другой, и это совсем не были точки старта и финиша. Был внутренний таймер, были привязки к восходу и заходу солнца.

В общем, комфорт для водителя и штурмана повысился значительно.

Путь Искателей лежал в город на двести километров севернее их базы, плюс минус десяток километров. Смысл туда ехать был по одной просто причине - Кудымкар лежал в стороне от всех путей эвакуации, поэтому можно было не думать о том, что он подвергся массовому разграблению теми, кто отправился в эвакуацию. Ранее за ненадобностью Искатели туда не ездили, поэтому какая там обстановка, не представляли.

Впрочем, уже сейчас, согласно длинному списку того, что нужно привезти, было очевидно, что ездить сюда придётся не один раз.

А по здравому размышлению, Искатели так вообще решили, что проще всего разделить весь список на три больших части, сделать три захода, затем передохнуть, заехать в другое место, чтобы не примелькаться в Кудымкаре, мало ли кто оставил здесь свои наблюдательные точки? И мало ли кто мог обустроить здесь своё гнездо?

Первый день под общим названием «медицинским» подразумевал поездку в медицинский городок.

Во-первых, чтобы пополнить запасы лекарств и учебной литературы, если таковая найдётся. Во-вторых, чтобы записать какое конкретно оборудование здесь стоит. Если будет что-то из того, что записала серьёзная и старательная Юля - это требовалось перевезти в первую очередь. Наконец, хозчасть медицинского городка тоже предстояло «навестить». На базе медицинское оборудование, скорее всего, тоже было, но пока только расконсервировали малый лазарет, а там ничего серьёзного быть попросту не могло.

Второй день планировалось сделать аптечно-супермаркетным. В аптеках могли также быть нужные препараты (хотя их, по мурлыканью Евы, вполне можно было бы вывезти и целиком, не так уж и много там препаратов хранится, это же не склады). В супермаркетах Искатели планировали забирать то, на что не зарились мародёры - подушки, пледы, шторы, тюль, постельное бельё, предметы быта и обихода. В общем то, что не имело ценности как в глазах тех, кто убегал прочь из родного города, так и в глазах тех, кто активно наживался на ужасах происходящего.

Третий день был целиком растениеводческим. Предстояло заглянуть в садоводческие теплицы и посмотреть, выжило ли там что-нибудь за прошедшее время.

Ева, скрутившись клубком под курткой Барса («отдай, пушистенький, тебе и без того тепло, а я маленькая, мне холодно»), посапывала всю дорогу. Ёжик маялся дурью, параллельно глядя включённые Камой по просьбе Барса фильмы. Барс просто вёл машину, благо двести километров это не так уж чтоб очень много для их машины.

Более того, если нигде не задерживаться, Искатели смели надеяться обернуться туда-обратно в пределах одних суток.

В целом, первая поездка оказалась вполне удачной. Искажённых было не сказать, чтобы много, и проблемы они не составляли. Запасы больничного городка тоже порадовали, они оказались почти не пострадавшими. Скорее всего город эвакуировался так быстро и внезапно, что погромов удалось избежать, а расположение делало его неудобным для мародёров или беженцев.

Тяжелогружённый Мамонт въехал в ангар, и намаявшиеся Искатели буквально попадали - горячий ужин, горячая ванна и сразу же спать. На следующий день им предстояло снова в дорогу.


…Утро выдалось сонным. Искатели, залив в себя кофе, прыгнул в разгруженную машину и стартовали от базы.

Упорядочивать то, что они добыли, предстояло другим,

Кама, изучавшая то, что выдавала их метеостанция на базе, встревоженно покачала головой:

- Будет тяжело, но всё же нам придётся сделать три захода подряд, как и планировали. Грядёт понижение температур, вполне возможно, что даже выпадет снег…

- Ну… трафик на дорогах нынче не так чтоб плотный, - усмехнулся в ответ на это Барс.

- Ага, и с твоей машиной, пушистенький, - донеслось с заднего сидения от зевающей Евы, - даже если он и плотный, парить потеря управления может только кого-то, но точно не тебя. Спа-а-а-ать!

- Ну, это тоже. Спи.

- Я и сплю, - донёсся абсолютно «логичный» ответ.

- Ты что, никогда во сне не разговаривал, босс? - усмехнулся Ёж.

- Нет, я во сне сплю.

- Так это когда бывает! - снова подала голос Ева, а потом смачно зевнула и показалась впереди, потирая глаза. - Народ, нельзя ли нам ненадолго остановиться, а?

- Что-то услышала? - удивился Барс, аккуратно тормозя.

- Не поняла, Пушистенький, - отозвалась серьёзная Ева. - Это было похоже… на что-то, но на что именно я даже понять не могу. Слишком далеко. Не один десяток километров… Ощущение… Да. Останови! Вот снова!

Барс заглушил двигатель, прислушавшись.

- Вы о чем!? - взвыл Ёж. - На приборах пусто. На камеры ты не смотрела, о чём речь!?

Хихикнув весьма пакостно, в полной мере оправдывая собственное «наименование», Ева двинулась наружу, предоставив отдуваться Барсу и Каме.

Кама, впрочем, тоже была не особо в материале. Кажется, Ева говорила что-то странное, когда просила забрать Сашку… И да, женщине было просто морально спокойнее думать, что это была именно просьба. В горячке происходящего тогда Кама только отметила некую странность и всё.

А сейчас… бросив взгляд в зеркало заднего вида, Кама уже не обнаружила Еву.

- А где?! - опешила она.

- На дереве, - хмыкнул Барс, высунувшийся в приоткрытую дверь. Пояснять про секрет Евы он ничего не стал.

Бесёнок, что-то мурлыкая себе под нос, действительно забиралась на очень высокое дерево, опираясь на такие веточки, на которые человек в здравом уме даже наступать бы побоялся, а она наступала и лезла, лезла, а потом наверху, обнимая тоненькую макушку, вообще встала в полный рост.

Кама, высунувшись из машины, нашла Еву и… только бессильно выругалась:

- Она нормальная?!

- Ты правда хочешь услышать ответ?..

Со стороны Ёжика раздалось пыхтение… и звук удара головой о подушку.

- Что она там увидит!?

- А кто сказал, что она смотрит? - удивился Барс. Ёж завис.

- Босс! - укоризненно сказала Кама. - Ты нормально объяснить можешь?! Что происходит?!

- Не шуми. Ева пытается услышать что-то…

Взгляд женщины стал укоризненным. В нём так и читалось: «не хочешь отвечать - так и скажи, зачем обманывать-то?»

Барс вздохнул.

- То, что я вижу лишнее, тебя не удивляет, а то что Ева слышит - удивляет? - устало спросил он. Ну, правда, сколько можно так зашорено смотреть на мир?

- Ты - это ты! Ты выжил после укуса, - начала Кама и прикусила язык.

Слух. То, как Ева ориентируется в темноте. То, как с её подачи нашли у лесников людей в заблокированном убежище. То, как она спокойно относится к искажению и заражённым. То, что она говорит, как действует…

Сложить два и два можно было и раньше, но у Камы было оправдание: она побаивалась эту алоглазую и никак не могла поверить в то, что у одного человека, могло получиться то, что не получилось у целой команды элитных учёных! Да ещё и знакомство с этой девчонкой подливало масло в огонь.

А тут вдруг выясняется, что Ева пережила укус…

Она не просто иная, в плане человеческой морали, пожалуй. Она иная даже в генетическом отношении! Уже не человек, как сама Кама или всё ещё молчавший Ёж…

- Ой я дебииииил… - простонал Ёж, хлопнув себя по лицу ладонью. - И как не допёр, что она ориентируется, как мышь летучая!? Она ж по базе в первый наш приход шла и без карты ориентировалась! Камчик, это явно твоя токсичная помада, давай мы её выкинем, а?..

- Хватит зариться на мою помаду! - поджала Кама губы. - Она не токсичная! Это просто тебе так хочется от неё избавиться, что ты готов напраслину на неё возводить и… и… и!

- Отличная точка, - раздались сухие аплодисменты с улицы, и Ева запрыгнула в машину. - Самолёт. Отстреливался самолёт, и его активно пытались сбить с земли. По-моему, разошлись они ни с чем. Пушистенький, может, вернёмся? Это случилось километров двадцать, может, тридцать в сторону от нас.

- Ммм… да приехали уже почти. Может успеем дела сделать, пока им не до нас? Ребят?

- Если там перестрелка была, им должно быть не до нас пока, - заговорил Ёжик.

Ева, уже спокойная как танк, снова начала устраиваться спать.

- Как хотите. Можем и потаскать разные разности.

- Мы не планировали сегодня особо задерживаться, пара аптек и крупный супермаркет. Это не очень долго, а на базе основной костяк весь в восторге и в надежде, что, возможно, сегодня мы привезём хоть что-то… И, кстати, предлагаю ещё прихватить мягкие игрушки. Их никто не заказывал, но они как-то скрашивают обстановку.

- Ладно, - кивнул Барс, вновь заводя двигатель. - Мягкие игрушки не повредят…

- И не мягкие тоже, - пробормотала Ева.

- Хорошо, за ними тоже заглянем, - абсолютно серьёзно кивнул Барс.

Ёжик хрюкнул, недоумевая, шутят они или нет…

Но поскольку машина уже набирала ход, а эту тему остальные благополучно закрыли, снайперу оставалось только гадать… А потом таскать эти самые игрушки! В мешках, в коробках и просто в охапке.

Да, не шутили, но легче Ёжику от этого не было.

До того самого момента, как на обратном пути, в загруженном доверху Мамонте, Ева и Кама не поменялись местами. Бесёнок отправилась штурманить, а Кама уснула на сидении сзади, трогательно-трогательно обнимая мягкого пушистого медведя.

Ёжику оставалось только умилиться и накрыть женщину тёплым мягким пледом. За окном набирала силу метель, но в кабине Мамонта им ничего не было страшно…


↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020