И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 9. Паноптикум психических отклонений


Русь


Чем больше времени проводили Искатели и ко на базе, тем очевиднее всем и каждому из тех, кто был наделён соответствующими доступами, становилась одна простая истина. База если и строилась военными, то в качестве её целевой аудитории планировались точно не простые ребята.

Нет, для них, конечно же, предполагалось некое место. Базу же должен кто-то обслуживать! Но впечатляющая продумка всего и вся в какой-то момент позволила предположить - базу строили для куда более впечатляющего уровня. И чем больше проходило времени, тем больше подтверждений своей невысказанной гипотезы находил каждый.

Конструкторский блок при гаражах был из как раз из этой категории. Примыкал он к танковому ангару, и туда просто ещё никто не добрался. И не добрался бы, пока не освободилась бы масса свободного времени или не потребовалась бы какая-то редкая деталь (вполне возможно, что даже не в это десятилетие), но команде повезло, или не повезло, смотря с какой стороны об этом подумать. Конструкторский зал нашёл Дима.

Компьютерщик заливал урезанные версии карты базы с соответствующими доступами на планшеты тех, кому не полагалось видеть всё, когда на глаза ему попался отсек, чьи габариты показались ему откровенно неправильными. Ну, нельзя же предположить, что абсолютно рядом друг с другом соседствует двухэтажное открытое пространство, монолитный блок и одноэтажное помещение на уровне потолка этого самого открытого пространства?!

О своей находке Дима сообщил и забыл, а Кама это место посетила, когда в качестве теста электротранспорта с разблокированным движком каталась по пустым и закрытым коридорам для простых жителей базы.

Место оказалось высший класс.

Конструкторский зал был действительно конструкторским. Только не для голых теоретиков, а теоретиков-практиков.

В центре был вращающийся подиум с подъёмным механизмом. Поднять на нём можно было поднять не только танк, Мамонта или машину сопутствующих габаритов, но и даже самолёт!

Из зала было два выезда. В одну сторону была ангарная зона. Во вторую - дорожка к одному из выездов с базы.

Но самым потрясающим было то, что зал действительно был двухэтажным! Стоя на этом самом подъёмнике, чуть запрокинув голову, Кама увидела блик на чем-то тёмном. Тёмное оказалось стеклом. А стеклом огромный зал в виде буквы Г, из каждой точки которого хорошо был виден зал и то, что стояло на вращающейся платформе.

Застеклённый зал оказался чертёжной зоной: здесь стояли чертёжные мольберты, были рабочие столы с компьютерами, была отдельная кухонная зона, была переговорка, была зона отдыха. Все зоны были отгорожены друг от друга стеклянными стенками. В случае если кому-то нужен был не только отдых, но и скрыться от посторонних глаз, опускались звукоизоляционные щиты.

Продуманность места поистине впечатляла.

Подарочек для «царя всей базы» был выставлен именно в конструкционном зале.

Там же были и техники, которым не терпелось добраться до машины. Искатели с примкнувшим к ним Димкой и Евой были в зоне отдыха над залом.

Если встать и дойти до смотровой стены, можно было и понаблюдать за процессом внизу. Но самое главное, можно было в любой момент времени пообщаться с теми, кто работал внизу. Или, наоборот, вывести весь процесс на огромную видеостену в переговорке!

Поскольку процесс переделки подарка предстояло ещё согласовывать с Барсом, он сам освоил комнату отдыха. И собрал всех сразу в одном месте, ну, не бегать же? Не с руки, чай не мальчик, чай царь! Если же без шуток, обсудить предстояло очень-очень-очень многое.

Даже было не очень понятно с чего начинать.

Ева, бузящая, что её сорвали с очередного опыта, демонстративно отсела на противоположное кресло от Барса, поближе к Каме. Которая, в свою очередь, отсела подальше от Ёжика, чтобы не сбиваться от разбора бумаг.

Присоединился к компании и отец Николай, опять несколько не понимающий, зачем его позвали.

- Так… Пока внизу наши технари пускают слюни и придумывают, чего бы ещё такого навертеть, давайте обсудим кое-что другое. Пора уже выпускать из аквариумов наших карантинных… Но одно дело проанкетировать десять человек, и совсем другое - восемьдесят. Мы похоронимся с каждым всё проговаривать. Соответственно и процесс, и анкеты нужно дорабатывать. Идеи есть? - обвёл компанию взглядом Барс.

Димка, присутствующий здесь уже в качестве главного админа Руси, только не в документах и на словах, как Кама, а на деле, тоскливо буркнул:

- Сделать одну автоматизированную форму, залить её на планшет, чтобы всё ответы сливались на сервер. Не скажу, что это плёвое дело, потребуется заблокировать открытие чего-либо ещё помимо тестирования, но это вполне возможно. Заодно будет и абсолютно читабельно.

- А это возможно? - нешуточно обрадовалась Кама, которая хорошо помнила процесс расшифровки результатов анкеты беженцев и то, какой нешуточной проблемой в итоге это стало и сколько времени отняло.

Димка задумчиво кивнул. Он понимал, что только что этим увеличил себе количество работы, но нисколько не жалел. Ни об этом, ни о том, что пару дней назад аккуратно уничтожил записи прибытия начальника базы в состоянии, которое иначе чем началом заражения было не назвать.

Но вот он - начальник сидит здесь, щурится довольно на свою команду.

А сам Димка неожиданно стал главным админом, как оправдавший доверие. Чем оправдал?! Компьютерщик просто понять этого не мог. Как и не мог не восхищаться главой базы. Мало того, что он вникал в происходящее на базе, так ещё и думал о том, чтобы защитить своих людей. И от внешней угрозы, и от внутренней.

Это же надо было подумать о том, что Дима будет крайне беспокоиться за жену, если его назовут во всеуслышание главным админом! И предложить, чтобы этим самым админом в глазах обитателей базы оставалась Кама, которая, возникни какая проблема, мгновенно пристрелит любого идиота, кто к ней сунется. Ёжику даже ничего делать не придётся.

- Хорошо… Тогда делай… - резюмировал босс. - Но вопрос тогда в том, что мы будем спрашивать?

- Так, предлагаю в обязательном порядке заставить их прочитать Кодекс и быть готовыми ответить на любой вопрос по нему… - подал голос Ёжик. - Вот только вопрос, устно или подготовить билеты?

- Электронное же тестирование, - промурлыкала Ева, устроившись с ногами в кресле и уложив свой планшет на коленку. - Можно часть вопросов с ответами А, Б, В, Г, а часть вопросов с ответами открытыми, но однозначными, чтобы можно было проверить.

- Дима? - вопросительно посмотрел на админа Барс.

- Вообще без проблем, - начал было компьютерщик, но Кама его перебила:

- Биг босс, оставь человека в покое, у него есть действительно серьёзные задачи, чем возиться с такой чепухой. Её и я могу сделать.

- Лады. Главное, что не я, - усмехнулся босс. - Хорошо… Тогда давайте прикинем, какие вопросы в анкете должны быть.

- Классика, - тут же начала Кама. - Фамилия, имя, отчество, возраст и … семейное положение.

- Фотка, - поднял руку Ёжик. - На планшетах есть камеры для видео связи, функции фото тоже есть. Включить в анкету кнопочку фотографии и все. А то мы забодаемся разбираться, где кто…

- И кто есть кто, - кивнула Кама. - Их будет слишком много, нам не помешает хотя бы приблизительно знать людей в лицо…

- Хорошо, - протянул Барс задумчиво и продолжил: - предлагаю добавить профессию, хобби, профессиональные и не очень навыки, боевые навыки, умение водить и когда оно получено… Есть ли желаемая область и какая, и наоборот, чем не хочется заниматься категорически.

- Вероисповедание, - мягко вступил отец Николай. - И то, как люди относятся к религии. Это будет… нелишним. Как и, если есть такая возможность, спросить, нужно ли кому-то связаться с близкими… родными.

- Хитрый ход, - на губах Евы мелькнула задумчивая улыбка. - А я позволю себе циничное, пусть напишут, есть ли у них информация о полезных для выживания людях или местах. Тоже хорррошо.

- В целом, согласен, - кивнул Барс, делая у себя пометки.

- Нарушение законодательства до конца света, - опять подал голос снайпер.

- Ой-ой, - обрадовалась Ева, - и кнопочку «отказ от сотрудничества», и тех, кто не желает представлять о себе информацию, сразу мне на опыты!

- Ева, - закатила Кама глаза. - Ну, нельзя же так! Это же… а если откажутся много? На опыты тебе всех? И остальные пускай бунтуют?

- Эй, я не буду стены отмывать! - возопил Ёж.

- Да я аккуратно всех устраню, - удивлённо пожала плечами Ева, - никто ничего и не заметит!

- Посмотрим по поведению отказников. В конце концов, отказаться можно корректно, а можно так, что у нас рука не повернётся живым оставить, - подвёл итог Барс. - Нужно какое-то пустое поле, для любой информации, которую хотят сообщить, вопросов… да объяснения причин отказа, кстати.

- Итого, - Кама провела пальцем по собственному планшету. - ФИО, возраст, семейное положение, профессия, хобби, навыки, как мирные, так и боевые, умение водить, область желаемая и та, к которой душа не лежит, нарушения законодательства тогда, когда законы требовалось соблюдать, фотография, вероисповедание, отношение к религии, предоставление полезной информации, желание с кем-то встретиться и, наконец, пустое поле для текста. Всё?

- Нет, - задумалась Ева. - Нужна ещё медицинская информация. Там, хронические болезни, венерические, аллергия пищевая, бытовая, медицинская. Короче, всё, что они могут сказать о своём здоровье. А тех, кто обманет, мне на опыты!

- У меня складывается впечатление, что на любой проступок наказание - на опыты, - пробурчал Ёжик.

- А почему нет? - расплылась в счастливой улыбке Ева. - Опыты - это награда для плохих детишек и поломанных игрушек.

- Посмотрим… Ладно, с анкетой предварительно разобрались. Давайте сначала вы всё это прикрутите, а потом посмотрим. И действительно все поля делайте обязательными. И прочтение кодекса с росписью в этом - тоже обязательно. Кроме тех, кто отказывается от сотрудничества. Отказ прочтения кодекса приравниваем к отказу от сотрудничества.

- Жестоко, - вздохнула Кама, - но у нас нет сейчас ни времени, ни возможности миндальничать. Мы ничего не знаем о тех, кто в карантине.

- Ага, - поддакнула Ева. - Ничего не знаете. Ни о них, ни о том, как они могут себя повести. А вдруг начнут на людей кидаться? А тут такие красивые девочки… и девушки, и мальчики. И деточки. М? М?

- Кстати, да. Дима, тревожная кнопка, которую ты для Кэт сделал, её можно реализовать на кучу браслетов разом? И раздать всем? - вдруг спросил Ёжик, который кнопку и заказывал.

Когда было принято решение, что Кэт не будет сидеть в карантине со всеми, а отправится в радиорубку (а чуть позже и просто в комнату главного связиста), Ёжик сообразил, что девушка может попасть в беду, да просто плохо себя почувствовать, и ей нужно будет позвать на помощь. И заказал Диме кнопку на браслет, позволяющую позвать на помощь. Тогда программист даже не задумался, кивнул и за пару дней уже подготовил реализацию.

В этот раз он серьёзно задумался. С наскока такие вещи было не сделать. Помолчал, что-то прикинул на планшете, потом медленно кивнул.

- Тоже можно.

- Вот. Сделать так. В кодексе у нас уже прописано, что попытка изнасилования - это высшая мера, так что по тревожной кнопке придёт помощь и всё. По макушке и на трибунал.

- С нашим Димой можно всё, - промурлыкала Ева, - если что-то нельзя, то надо корректнее сформулировать, какого рожна от него надо. Но колючий глава бояр,… надо тебя сократить как-то… а кто будет получать эти тревожные вызовы?

- Кто-то, - мило улыбнулся Ёжик.

Ева нахмурилась:

- Колючий боярин, я вообще-то абсолютно серьёзно. Вы на базе не двадцать четыре на семь, а кому-то реагировать надо. Когда же вы сами на базе, вам надо отдохнуть, а не бегать разбираться на всякого рода ЧП.

- Вопрос… У нас бойцов-то нет… Разве что Ванька с Бергом?

- Берг загружен работой по самые уши, совсем по самые уши, - взглянула в свой планшет Кама. - Иван – вариант, но как по мне в животноводческом комплексе он полезнее.

- Есть варианты получше? - вздохнул Ёжик. - У меня из идей разве что отец Николай остался.

Священник только смиренно улыбнулся.

- Я православный батюшка всё же.

- Ага, и в табло оформить можете, а не только на путь истинный наставлять. Но все же использовать вас так… как-то это…

- Глупо, - ухмыльнулась Ева. - Это драгоценным микроскопом червей пугать.

- Тогда кого? - усмехнулся в ответ Ёжик.

Бесёнок равнодушно пожала плечами:

- Единственный вариант, который я вижу, мгновенно включать потоковую передачу звука с браслета или планшета на сервер. А в качестве группы мобильного реагирования собрать кого-то из тех, кто сидит в карантине. Там людей много, выделить кого-то на «патрулирование» в качестве отдыха, да и всё.

- А старшим кого?

- Сударушку, очевидно, - обратились на него невинные и огромные алые глаза. - Она же глава СБ, ей этим и заниматься.

Барс спрятал улыбку в кулаке.

- Поздравляю, Кама, тебе присматривать себе команду.

- Ччч… По… - у женщины даже рот приоткрылся. - А почему я?!!!

- Окей, на пару с колючкой набирай, - пожал плечами босс. - Не царское это дело, в конце концов. И да, я мщу.

Кама только нахмурилась, зато за Ёжика неожиданно заступилась Ева.

- Колючему зелёному главе бояр не до того будет. Ты же не будешь, пушистый, абсолютно всем заниматься? Часть делегируешь своей правой руке. Или левой. А ты какой рукой будешь? - воззрилась она на Ёжика, и тут же, без перехода, мгновенно серьёзнея, - а вообще, ребята, знаете, вам нужны имена цивильные. Представляю я себе, идёт глава СБ по коридору со своим мужчиной, который отвечает за юридическую часть всей базы, а им вслед несётся двухметровый мужик, вереща во всю пасть: «Кама-а-а-а-а! Ё-ё-ё-ё-ёжик!»… в тумане. И тут же «Ну, погоди», да? Снимаем советские мультики на новый лад в декорациях зомби апокалипсиса и дурдома сразу.

Барс уже не выдержал… Заржал.

Отец Николай отвернулся, ибо не по статусу и не по сану было ему в голос хохотать, но плечи священника вздрагивали. Даже Димка, отвлёкшись от кода, которым всё это время занимался, засмеялся негромко.

Ёжик возмущённо рот открыл.

- Да-да? - приподняла совершенную бровь Ева. - Колючий, ты хочешь что-то сказать? Может быть, у тебя есть в голове более красочная картинка подобного мультика?

- И как босс тебя терпит… - выдохнул Ёжик.

- Пушистый, - Ева томно выгнулась в кресле, - расскажи потом своему помощнику, как ты меня терпишь. А сейчас, ребят, придумывайте имена.

Ёжик завис, пытаясь понять, как быть и что делать…

- Не хватает фантазии? - участливо спросила Бесёнок. - Совсем не хватает? Так я помочь могу, мне не трудно.

- Ты поможешь… опять застебёшь же…

- Я бы предложил свою помощь, - заговорил отец Николай, - но моя область знаний обширна в именах, которые не мирские, а имена старцев, святых и мучеников…

- Могу предложить рандомизатор, - предложил Димка. - У меня остались пара … таких, ещё со времён, когда одна знакомая увлекалась словесными ролевыми играми на форумах. У неё всегда была проблема с тем, чтобы выбрать для себя имя. Но Сосюсусусаэль там нормальное имя.

Барс, давящийся смехом, кивнул.

- А что, если кому-то из- них такое выпадет, точно лишний раз окликать не будут!

- Может всё же лучше прибегнуть к помощи Евы? - вздохнула Кама, найдя взглядом Ёжика. - Есть у меня подозрение, что результат получится человечнее, чем у этих двоих.

- Ну… На твой страх и риск!

- Можно без моего страха и риска? - тоскливо пробормотала Кама, взглянула на Еву. - Дерзай…

- Так-так-так, - оживилась та, - кого бы первым пристелить. О! - взглянула Бесёнок на Ёжика. - А фамилию вам одну? На двоих? Вы вот такую штуку у Барса уже заказали себе? Или не будете? - деловито приподняла она рукав тонкого свитерка, демонстрируя тусклый золотой обод, украшенный аккуратными узорами и рифлёной мордой Барса.

- Это что? - не сообразила Кама сразу.

- Браслет. Ну… обручальный. В смысле, чтобы сразу был виден статус. С кольцами мы намучаемся сами, да и … браслеты выглядят эпичнее, и гравировку на них удобнее делать.

Кама отпала сразу же.

Ёжик ухмыльнулся, сунул руку в поясную сумку и вытащил пару таких браслетов, подумал… и, быстро перебравшись к Каме, нацепил ей один браслет, себе второй.

- Одну!

- Нееее, - возмутилась Ева. - А шоу?! А спросить?! А вдруг она не согласна?!!!

- Вот именно поэтому - не спрашиваю. Моё, и точка. Святой отец, черканите-ка, пожалуйста, нам статус, пока она зависла!

Отец Николай склонил голову к своему планшету, уже смеясь в открытую:

- Благослови вас удача, дети.

- Дожил-таки.. - хохотнул Барс. - Проставляйтесь, дети мои!

- Что… А… - Кама взглянула на Ёжика, нахмурилась и … расплылась в слащавой улыбке… - Ева, - промурлыкала она, повернувшись к Бесёнку, - скажи мне, пожалуйста, душенька, а ты можешь мне сделать какую-нибудь очень-очень не смываемую зелёную или фиолетовую помаду?

- Могу!

- НЕТ!!! Ева, не вздумай! Подопытных не дам! - возопил Ёжик. - Это нечестно!!!

- Это женский сговор, - улыбнулась уже ему Бесёнок. - Вы же сговорились за нашей спиной, так что мы вполне можем ответить тем же. И не только зелёной и фиолетовой, я знаю, как добиться потрясающего ало-чёрного оттенка!

- Кто мы-то?! - возмущению Ёжика не было предела. - И вообще, милая, я что-то не понял… ты не согласна?! - прищурился он, внимательно глядя на Каму.

Кама задумалась:

- А меня разве спрашивали?!

- Ага, вспомни, утром… - лукаво протянул Ёжик.

Кама… трогательно смутилась…

Ева досадливо цокнула языком:

- Колючий, твою ж! Я без камеры!!!

- Тшш! - шикнул на неё Барс… снимающий видео на планшет.

Дима, отвернувшись уже от всех, спрятал лицо в ладони, глуша смех. Отец Николай извинился и почти выбежал из комнаты.

Дурдом креп и продолжался…

Впрочем, на серьёзный лад общение команды вернулось спустя уже несколько минут, когда священник вернулся с огромным подносом. На подносе были пара термосов с чаем и кофе, и целая горка аппетитно и дурманно пахнущих пирожков.

- Перекур закончен, - провозгласила Ева, - протягивая к принесённому богатству руки, - начинаем будни. Колючий, фамилия Ежовы вас устроит?

Ёжик вопросительно посмотрел на Каму.

- Устраивает?

- Вполне, - улыбнулась она. - Сразу понятно чья жена. Ежова.

- Ну и славно. Устраивает, - важно кивнул он Еве.

- Чудненько, - задумчивые алые глаза скользнули по Ёжику. - Хм… Егор сын Константина… Егор Константинович… Нет. Имя в ту степь, а вот отчество не твоё, не звучит. Отец Николай?

- Егор Станиславович?

- Станислав? - Ева задумалась. - Вполне. Итак, Ежов Егор Станиславович. Что скажете?

- Непривычно, но звучит интересно, - протянул Ёжик.

Кама насторожилась, когда взгляд Бесёнка обратился уже на неё.

- Кама - Карма - Кара - Катра… Были бы в другой эпохе и других условиях, я бы предложила варианты поинтереснее, а так… Екатерина. Пушистый, что думаешь? Тянет она на Екатерину Сергеевну?

Барс с интересом осмотрел Каму.

- Вполне… А чего ты на эпоху оглядываешься? У нас же апокалипсис.

- Люди всегда остаются людьми, - опередил Еву отец Николай. - Не поймут. Бояться будут.

Барс фыркнул.

Кама улыбнулась и кивнула:

- Если ты, биг босс, послушал Еву и сделал меня главой СБ, то лучше… не привлекать внимания излишествами имён. А «Карма» мне нравится. Хотя Екатерина… Кать у нас на базе много. Глядишь, среди них и затеряюсь.

- Карма ты ещё та, - фыркнул босс. - Где ж я так нагрешил-то…

- О! - воспрянула духом Ева, - тебе перечислить?!

- Нет. Я безгрешен.

- Как же тебя такого чистого с демоном связаться-то угораздило?!

- Ты Дева Яга.

- И что?!

- И не демон.

- И не повод!

- Повод!

Ева вздохнула и махнула рукой:

- Ну тебя, Пушистый! Давайте обратно к делам. Я пока понять не могу, зачем ты меня позвал-то? Ради наречения именем можно было и отца Николая попросить, а не заставлять меня по коридорам бегать.

- А, точно. Если кто-то укажет смежные с вами области, вы мне будете нужны на общение с такими вот специалистами. Соответственно, ты - с учёными, Дима - с компьютерщиками, Юля обещала проинспектировать медиков, Лизу попрошу пообщать поваров.

- Влада попросить пообщать тех, кто ляпнет о том, что хорошо знает животноводческую сферу… хотя, скорее, ветеринарию, а вот животноводство лучше Костю… На «механиков» бросить Василия, - подхватила Кама фразу Барса. - А что будем делать с теми, кто у нас самих не представлен?!

- А вот с ними у нас будет великий геморрой. Придумаем чего-нибудь, - пожал плечами Барс.

- Когда будет о чём думать, - пробормотал Димка. - На базе же ещё есть люди. Кстати, наверное… - помялся он, - было бы хорошо получить такую электронную анкету от всех, чтобы и по тем, кто уже работает на базе, иметь информацию на едином сервере. Я потом подключу к этому интерфейс, чтобы можно было быстро получить выборку, например, опытных водителей или тех, кто указал кулинарию в списке своих интересов или какой-то … ремесленный навык. Что скажете?

- Мудро, - кивнул Барс. - Тогда, как запилите анкету, выдадим её всем, чтоб всё было единообразно.

- Пушистенький, подскажи Электронику, чтобы он говорил всем ты, а то сейчас ещё начнёт по имени-отчеству… потерю времени жалко.

- Электроник, слышал? Дева Яга бузит и негодует.

Димка только смущённо головой покачал:

- Я так не могу… Извините… Вы всё же… глава базы.

- А ты главный админ, - ухмыльнулась Кама, - причём реально, а не фигурально.

- Как наедине, так он на «ты», а как на людях, опять выкает… Кама, одолжи Марине какую-нибудь свою едкую помаду и попроси его разукрасить, а?

- Ало-чёрную? - обрадовалась Ева. - Она почти готова, её просто протестировать не на ком.

- Не надо! - перепугался Дима. - Я лучше на «ты» перейду.

- И ты, Брут, туда же! - расстроилась Бесёнок. - А может всё же повыкаешь немного? Она не очень едкая… Хотя удалить её потом вообще ничем не получилось…

Ёжик передёрнулся.

- Лучше не выкай… Это капец…

Ева вздохнула, Димка помотал головой:

- Не буду! Не надо помады!

- Цыц, детишки… - хохотнул Барс. - Пошалили и хватит. Давайте, наверно, разбегаемся тогда по делам… Ёжик, Кама, Дима, вас потом жду заниматься машиной. Думаю, наши технари как раз придумают, что готовы установить в машину…

- А мне можно опыты проводить, да? И меня трогать не буду до часа Х, когда всё будет готово с анкетированием? - поднялась с места Ева. - Да-да? Мне можно бежать?

- Ну да, пирожки кончились, можешь бежать… пока следующую партию испекут, - хохотнул Барс.

- А я попрошу кого-нибудь мне пирожки доставить! - гордо задрала нос Ева и почти кинулась к дверям, увидев какое-то сообщение на собственном планшете. - Ой-ой-ой-ой! Ребятки, всем хорошего дня. В ближайшие четыре часа первому, кто посмеет меня беспокоить, скальпель … в неудобное место засуну.

- Беги уже, Бесёнок!

Подмигнув, Ева выскочила и почти тут же заурчал электромоторчик.

Кама, ошалело посмотрев на закрывшуюся дверь, растерянно покачала головой:

- И ведь не шутила… Биг босс, я тоже попрыгала по делам. Первую версию теста я вначале скину тебе на согласование вопросов… И, кстати, Ёжик… - взглянула она на мужчину, - давай я тест и по уставу сделаю, чтобы тебя разгрузить?

- Давай! - обрадовался Ёжик. - А я пока дальше возиться с кодексом…

- Давайте, разбегайтесь. Если что - на связи. А я пошёл портить жизнь остальным, - и Барс удалился следом за Евой. Дел действительно была гора.

Итоги дня каждый подвёл тем вечером для себя, а кто-то, кто не ложился спать до утра, не подводил вообще.


Утро следующего дня для обитателей карантина началось с красного сообщения на планшете. «Пожалуйста, не отключайтесь, идёт обновление прошивки».

Когда же процесс обновления был закончен, всех ждало чтение Кодекса Руси и анкетирование.

А уже ближе к обеду этого дня, когда на сервер были залиты готовые данные, а Димка доделал хотя бы в первом приближении программное обеспечение тревожных браслетов, забросив пока срабатывание тревожных вызовов на планшеты Искателей, команда собралась в переговорном блоке.

Здесь был коридор с уютными креслами, здесь были отдельные комнаты, в каждом из которых будущих респондентов личного опроса ждали трое Искателей.

Была здесь и четвёртая комната, где со всеми предстояло пообщаться отцу Николаю.

Отдельные комнаты были и для «приглашённых экспертов», которых Искатели договорились вызывать для интервью с респондентами по очереди, чтобы экспертов особенно от работы не отрывать.

Дела никуда не делись. Дел с появлением новых людей, очевидно, стало только больше.

Барс появился в коридоре, когда Кама крепила к последней двери невероятно стильную надпись: «Михаил Сергеевич Барсов».

- Нравится? - повернулась она, сверкая довольно глазами. - Марина сделала надпись, а Берг за пару минут буквально сделал рамочки. Красиво выглядит. Потом на твой кабинет можно будет приспособить. Ну, или на стол поставить, чтобы посетитель не запинался в твоём имени-отчестве. Биг босс, что-то случилось? Ты как… в воду опущенный.

- Я не опущенный, я злой, наш клоун Моралисти опять отмачивает, - пожал плечами Барс. - А вообще красиво выглядит… И солидно так…

- Очень солидно, - кивнула Кама, - а моё красиво и несколько воздушно. Что он натворил? Расскажешь? Или потом? - взглянула на планшет. - Первые трое опрашиваемых уже к нам идут.

- Да что рассказывать… - хмыкнул Барс, когда подошёл к ним и Ёжик. - Этот клоун вчера обманул Лизу, получив разовый курьерский доступ, типа он доставит еду технарям. И наехал на Иваныча, мол, почему технари все здесь, а его не позвали, и карточка не срабатывает?

- Быстро он от Иваныча бежал? - хохотнула Кама.

- Ну, судя по словам Иваныча, очень. И был в ярости, что его выгнали. Куда назначила его, помнишь?

- В животноводческий комплекс, - не задумалась ни на миг женщина. - Низкоквалифицированный труд у нас пока только там. Хотя какой низкоквалифицированный, там автоматизация потрясающая, а инструкции даже не в картинках, а в видео!

- Надо было на уборку. Он туда не явился ни вчера, ни сегодня.

- Совсем … он на голову больной?! - расстроилась Кама. - Выбрала работу полегче. Так нет же… дурак человек…

- Вот то-то и оно.

- Звездец… Офигел что-то он в край… - фыркнул Ёжик, обнимая жену.

- Ладно, давайте по комнатам… Если что - в чате потрындим, - кивнул ребятам на двери Барс.

- Чат - это хорошо, - Кама быстро поцеловала Ежа в щеку и торопливо двинулась к двери, напоследок буркнув что-то, что она просто надеется пережить этот день. Хотя бы без массовой миграции нервов.

Последнее, что услышали мужчины, было: «Надо поменьше общаться с Евой… а может, наоборот, побольше». Переглянувшись, они тоже разошлись по кабинетам. Работы предстояла тьма…


***


День в итоге выдался ещё тот. Каждому из Искателей хватило и интересных собеседований, и неприятных, и сложных, и конфликтных.

Всем троим приходилось помнить, что убивать всех, кто им не нравится - не правильно. Напротив, когда человек открыто выражает какое-то недовольство, это лучше, чем то, на что недавно попалась та же Рыбка.

Весь день и даже за полночь затянулся процесс.

Уже ушёл спать отец Николай, уже спали остальные обитатели базы. Все карантинные, кто прошёл анкетирование и тестирование, отправились обживать свои комнаты.

А замученные Искатели собрались перед сном подвести итоги… Тем более, что Ева пригласила всех в бассейн с гидромассажем.

Ну, как тут было устоять?

Когда же все собрались и погрузились в бурлящую ароматную воду, Барс, обнимающий Еву, вздохнул. Уложив на голову холодный компресс, он прикрыл глаза.

- Я их уже ненавижу… Голова раскалывается… Кто первый сказочку расскажет, что у нас там?

- Странные вы, - удивилась Ева, - столько людей полезных для базы, а вы, как один, козьи морды корчите.

- Ты не общалась с ними столько часов… - фыркнул Ёжик. - Мы тупо задолбались.

- Конечно-конечно. Я нисколечко не спорю. Вы великие герои.

- Язва.

- Кама, ты жива? - проигнорировал пикировку Барс, машинально играющий с волосами Евы пальцами.

- Сдохнуть бы, - устало ответила женщина. - У меня ни на что нет сил. Даже сдохнуть сил и то не хватает!

- Ну, вот, раз сил сдохнуть нет, то ты и начинай, отвлечёшься немного. А то от твоего пыхтельника уже прикуривать можно и яд сцеживать.

- Так ему столько девчонок досталось! Они не просто глазки строили, а почти сразу же в штаны лезть начали, - через силу улыбнулась Кама. - Ёжик, по-моему, почти все постельные грелочки у тебя в кабинете оказались в итоге?

- А кому ещё?

- Мне одна. Не знаю, как твои, а она оказалась совершенно адекватна. Глазки не строила, да и… полезна оказалась прям сразу, - протянул Барс, вспоминая. Чтобы было проще работать с карантинными, их поделили на три группы.

Первыми проработали тех, кого привезли из рыбоводческого хозяйства.

Именно здесь Барса ждал первый неприятный момент.

Из рыбоводства привезли пятерых. Двоих подростков, двух мужчин и одну женщину. Из них Барсу досталось самое тяжёлое: женщина, девочка-подросток и её отец, образовавшие совершенно невероятный треугольник. Никаких романтических чувств, просто одна маленькая трагедия.

Девочка указала в своих документах матерью эту женщину, а в графе «отец» поставила прочерк. Отец же поставил наоборот её дочерью, а вот женщину - никак не отметил. Ни жена, ни тётка - никто. Барсу пришлось разбираться.

На личном собеседовании девочка всё объяснила куда лучше, чем взрослые. Барс разговаривал с ней и до женщины, и до отца - так уж получилось.

- Он просто меня замучил, затиранил. Решил, что я кукла. Своих детей быть не может. Когда на матери женился, тут же начал меня под себя ломать. Мол, я не могу быть такой, какой я хочу быть, я могу быть только девочкой-принцессой. Выкинул мои джинсы и футболки, кепки и мой скейтборд, мои колечки для фальшивого пирсинга и переводные татуировки. Я уехала на пару недель к тётке, а когда вернулась, меня чуть ли не наизнанку вывернуло. Моя комната больше на мою похожа не была. Мне нравится тяжёлая мебель из массива, там стояли кукольные вещички. Белый шкаф, розовая кровать. Розовое постельное. Розовые подушки. Розовая одежда в шкафу, розовая обувь в обувнице, - Ксанка - Оксана рассказывала, только пальчики тоненькие от недокорма тряслись. - Он выбросил всё, что было мне дорого. Все мои книги, все мои энциклопедии… Появились комиксы, жвачки, пеналы… Какая-то ещё чушь. Он запретил мне общаться с Валерой. Мы друзья детства, выросли вместе, вместе в футбол гоняли, он на воротах, я атакующий защитник. Нам хорошо было вместе. А этот… - почти выплюнула она, - запретил. Орал, что мальчики только об одном думают. Конечно, он не возражает, чтобы я стала мамой в таком маленьком … возрасте, девочки и раньше так рано рожали. Будет больше розового, только ещё и белое кружево добавится с белыми рюшечками… Мы с Валеркой общались по нитяному телефону, протянули его, болтали тихо, урывками. Обсуждали что-то… Потом он нашёл, орал… Валерку не избил только потому, что тот спрятался. А потом конец света грянул. В тот день Валерка с отцом на производство уехал… Этот начал снова подозревать, что я с другом общаюсь, ну и помчался туда… с ружьём, пьяный. Орал, что убьёт его. Я на велосипед ржавый, да объездной дорогой… Сказать, чтобы Валерка спрятался. Он уговорил, чтобы я спряталась с ним. Спрятались мы на этом хозяйстве. Слышали, как этот орал… потом отец Валерки его… вырубил. С одного удара. И с мамой… Ирой … закрыли его в кладовой. Потом по радио передали, что введён режим чрезвычайного положения. Надо заблокироваться изнутри там, где застал приказ. Взрослые не знали, что мы на объекте. Мы знали, что они там. Мы в вентиляционной шахте прятались. Вот так всё и получилось. А этот, когда понял, что я рядом, вообще с ума сошёл. Ни на шаг от себя не отпускал, за один взгляд на Валерку орал. Так мы азбукой Морзе перестукивались… на меня руку этот пытался понять… но мама Ира заступилась. Я знать его не хочу! Он не отец мне. И не отчим! Всю жизнь искалечил, что была. Я с ума только из-за мамы Иры не сошла и Валерки…

Барс дослушал девочку, что-то ей сказал, и подтвердил данные из анкеты, оставив пометку для себя и ребят.

И следом ворвался, именно ворвался, «этот». «Отец» Оксаны начал с потока возмущений и обвинений. И дочь от него отселили, и соответствующих условий им с его принцессой не обеспечили, и общаться не давали, а с «мерзким мальчишкой» рядом посадили, и вообще столько продержали взаперти, ничего не сообщая и с начальством поговорить удалось только кратко и пару раз, и вообще, когда им с дочкой выделят обещанные начальством убежища апартаменты!?

От этого спича Барс даже в осадок выпал. Он как-то не предполагал, что тут ещё какое-то начальство затесалось… а потому решил проверить. Показал мужчине фотографию Стаса. Тот кивнул и заявил, что, если этот фарс немедленно не прекратят, «служаке» не поздоровится.

«Служака» фыркнул и не стал разубеждать скандалиста. Только сообщил, что в связи с порядком определения родства дочери у этого человека нет. Но, если он настаивает, то можно провести тест ДНК на установления отцовства. Вот только за лжесведетельствование наказание сурово…

Возмущённый отец заявил, что не желает больше тратить времени, и немедленно забирает дочь и идёт к руководству, а дни «служаки» сочтены! Он попытался выбежать из кабинета, но, дёрнув дверь, крайне удивился. Она оказалась заблокирована.

А спустя десять минут вырубленного мужчину забрала довольная, как слон Ева. Не сумев открыть дверь, тип попытался полезть в драку с Барсом, за что и получил один единственный удар. Дальнейшие препирательства царь посчитал излишними.

- А женщина, Ирина, кстати, оказалась абсолютно адекватной. Она была заместителем главного бухгалтера. Сделал её главбухом и отправил возглавлять склад, - подытожил Барс.

- Ну и ну, - пробормотала Кама. - Бедная девочка… Даже… как-то горестно слышать и понимать, что ты - взрослый человек, и в этот момент был слишком далеко, чтобы малышке помочь. Я общалась с отцом как раз этого Валеры. Зовут его Константин Павлович, и он технолог по комбикорму. Выдала ему урезанную версию комбикорма и приблизительные прикидки того животного и рыбного сектора, что у нас есть. На подумать. Чтобы он сказал, что, где, как и так далее. Если покажет себя адекватным, то вполне можно будет сделать его главным конкретно по снабжению животноводческого и рыболовного сектора. А сам Валера тогда… Ёж, у тебя?

- Угу, - кивнул Ёж. - Парень адекватен абсолютно. Переживает за девчонку… причём у него не только дружеские чувства явно. Защищал девчонку, прятал, как мог. Версию полностью подтвердил, просил не оставлять её с отчимом. Сам указал у себя Ирину, как мачеху. Именно так, «Ирина-мачеха», пояснил, что она заменила маму, но мама у него была одна, так что Ирина - добрая мачеха. Отец его был не против общения сына с Оксаной и Ириной, так что хочет жить с отцом, очень отца уважает и любит. Просил, если можно, при распределении на работу или учёбу, дать ему возможность остаться с девочкой. По сути, мне кажется, что парень не сломался и не замкнулся только из-за того, что был сосредоточен на ней.

Ева, прильнув к Барсу, млела от его рук и мурчала от удовольствия, почти не вслушиваясь в разговор. Случай с этими пятерыми принёс для неё живого подопытного, а впереди маячил ещё один.

Стасу не прилетело только по одной причине. Всем было не до него! Но как только станет со временем получше…

- Пушистый, - чуть тронула она Барса, – но ты вообще-то начал с другой сказки! С адекватной постельной девочки.

Барс кивнул.

Второй группой, которой занялись искатели, были лесники, а уже затем перешли к тем, кого спасли из рук налётчиков на заимку. Но и там, как выяснилось, нужно было делить всех людей на три разных группы. С одной из них опять же пришлось общаться куда как дольше чем с двумя другими.

Среди пленников был «товар» - крайне полезные люди, особенно для базы, особенно для выживания, особенно в такое время. Были «рабы» - низкоквалифицированные рабочие, которых били, держали в чёрном теле, использовали и в хвост, и в гриву, но не привлекали для сексуальных утех. Хотя и тут была парочка интереснейших случаев.

Наконец, та группа, о которой упомянула с самого начала Кама и о которой заговорил Барс - наложницы. Из всей группы спасённых в тридцать восемь человек, восемь были постельными игрушками.

- Да, точно… Карина оказалась удивительно адекватной. Более того, положительное впечатление о ней начало складываться ещё когда она только открыла дверь, - кивнул Барс. - Даром, что в первый момент я увидел девчонку… ребёнка, по сути.

Карина была одной из немногих, кто, войдя в кабинет незнакомого мужчины, не начала жаться, а открыто улыбнулась.

Невероятно симпатичная девочка той внешности, которую называют кукольной, действительно кукольной. Золотые волнистые кудряшки, курносый носик, хрустально-серые глаза, длиннющие чёрные ресницы, аккуратненький овал лица и ямочка на правой щёчке.

Девочка была ладненькой, хрупкой, симпатичной и вся в синяках и кровоподтёках. Они уже начали подживать, но тех дней, что все заложники провели в карантине, было недостаточно. Самый страшный уже даже не синяк, а рана - была на шее, сейчас закрытая слоем бинтов.

В личном деле было прописано, что Юле пришлось наложить несколько швов, вычищая абсцессы и нарывы. По собственному почину младшая близняшка прописывала в некоторые личные дела карантинных ту информацию, которую сочла необходимой. Карина была одной из них.

- Здесь был ошейник, - сообщила девочка-девушка, усаживаясь перед столом Барса, - ну, вот тут, - показала она на собственную шею. - Он таскал меня за собой, как комнатную собачку. Если не успевала шустро перебирать ногами, протягивал по камням, стеклу, ямам, проволоке - чему приходилось. Единственное, что он не трогал - это моё лицо. Говорил, что моё лицо безумно напоминает ему лицо его матери. Как-то так. А, да, в личном деле всё правильно указано, мне шестнадцать. И то, что я написала в анкете - правда. Тот, кто выбрал меня в качестве своей личной игрушки, был с впечатляющим набором сексуальных расстройств. Педофил, лоликонщик, с комплексом… кого-то там, потому что вставало на похожую на его мать молодую девочку, и при всём при этом в некотором роде… ну, не импотент, но близко. У него вставало, но разрядку он мог получить только… собственными руками. Как-то так.

В глазах Карины мелькнула боль и тут же пропала, она по-прежнему легко улыбалась, заставляя себя не думать, не вспоминать, забыть обо всём.

- Тот, кто выбрал меня, был главой волчьих наёмников, они - одна из групп профессиональных работорговцев Нового времени. И у него была карта, на которой была отмечена та безопасная точка, куда мы должны были пойти. И я знаю точно, что сейчас там никого нет и быть не может, потому что дата связи ещё не наступила. Чтобы не спугнуть тех, на кого волчьи наёмники напали, был введён режим длинного радиомолчания. Я могу показать точку на карте, а ещё я знаю код для входа в убежище. Этот мудак использовал в качестве этого кода имя своей матери… которым он заставлял представляться меня. Как-то так.

Барс только головой покачал, слушая девушку и видя её состояние. С одной стороны, ей повезло. С другой нет. Её не насиловали физически. Её мучили психологически.

- Слушал её и понимал… Что будь жива моя дочь, вполне могла бы оказаться в такой же ситуации, - негромко протянул Барс. - Так что я задумался, как бы ей помочь. Учитывая её прежнюю… Роль, кто-то может захотеть получить девчонку в свои игрушки. Думал взять её своим секретарём, но ведь решат, что она моя любовница. Только хуже будет.

- М-да… Да и с точки зрения прагматизма спокойную жизнь она себе оплатила сведениями… Может мне её секретарём взять? - спросил Ёжик. - А… Точно… Такая же фигня же…

- Пушистенький, - ласково промурлыкала Ева, - пункт первый, с учётом того, кто ты, что ты и какой ты, твоя дочка выросла бы маленьким воином. И в подобной ситуации не то, что не оказалась бы, могла бы, третьего укуса в естественном состоянии ты бы не перенёс, скорее всего. Просто своего самого главного мучителя твоя дочь убила бы сразу же. А потом, пока её ловили бы, чтобы обеспечить смерть очень долгую и мучительную, успела бы прихватить с собой ещё не одного. Во-вторых, раз ты повадился меня с экспериментов сдёргивать, я тебе как главе базы официально заявляю: мне нужен персональный ассистент. Наконец, кто-то же должен следить за тем, как я питаюсь? Если девочка будет толковая, оставлю себе. Если нет - через пару лет, когда на неё смотреть искоса побоятся, найдёт дело себе по душе. И все в шоколаде.

И не давая никому толком осознать сказанное Ева тоскливо добавила:

- А шоколада хочется, белого, пористого, с клубникой свежей…

- Ева, - застонала Кама, - за что так жестоко? Вначале этот бассейн, хоть просись к тебе в гости, теперь…

- Проситься не надо, Сударушка, пропиши себе доступ и скажи Диме, чтобы настроил переключатель «свободно - занято», да и всё. Пушистый, - запрокинула Ева голову к Барсу, - ты не возражаешь?

- Не возражаю…- усмехнулся Барс, чмокнув Еву в нос. - Кто следующий?

- Давайте я что ли, - предложила Кама, - мне среди «рабов» попался неожиданный и очень качественный улов.

- Это какой? - заинтересовался Ёж.

- Как раз тот, от которого вы отказались, - не выдержала и хихикнула женщина.

Парень, который оказался настоящей находкой для базы, на обсуждении, кто кого берёт, вызвал у Барса и Ежа одинаковую информацию: «Держите ЭТО от меня подальше».

На фотке был абсолютно, стопроцентно, слащавый ненатурал. Губки бантиком, бровки домиком, глазки томные, волосы голубо-розовые…

Анкета у парня была заполнена крайне уклончиво, а в поле «дополнительная информация» было записано, что мальчишка считает себя настоящим талантом, он вообще находка и будет сладким-сладким мальчиком.

В общем… на разговор с ним отправилась Кама, сообщив, что в отличие от мужчин будет хотя бы не так предвзята.

Барс и Ёж выдохнули с облегчением, когда она это заявила. Оба закономерно опасались за свою психику.

Кама, кстати, тоже опасалась, примерно первые минуты две. Когда это самое не попахивающее, а кричащее о своей особенности, заявилось к ней в кабинет и долго-долго устраивалось, поглядывая по сторонам, а потом церемонно провозгласило:

- Меня зовут Жан-Жан Поль Жемьен… - и вдруг парень по-человечески улыбнулся. – Но вы похожи на нормальную женщину, к тому же обременённую и мужем, и рассудком. Меня зовут Женя.

- А я Екатерина Сергеевна, - не могла не улыбнуться в ответ Кама. – Твоя анкета вызвала у нас кривотолки и сомнения.

- Специально, - вздохнул Женя, проводя по растрёпанным вихрам ладонью. На ногтях кое-где ещё был заметен лак. – У вас не найдётся жидкости для удаления лака?

- Найдётся. Не при себе, конечно, но я для тебя передам, если с нами останешься.

- Останусь, если возьмёте, - Женя тоскливо улыбнулся, - я полезным буду.

История оказалась проста и в то же время хитра и избирательна. В руки работорговцев Женька попал по глупости. Выбрался, чтобы найти еды и лекарств для младшей сестры, а попал к ним. Работорговцы представились военными, разгуливали в военной форме. И Женька поверил. Сообразил, что что-то не так, когда прибывшие советовались над его сестрой. Стоит ли её лечить и найдётся ли покупатель на такую симпатичную мордашку, или лучше пристрелить и не переводить драгоценные лекарства.

К отчаянию Жени решили, что да, найдётся. И лекарства были применены.

К ещё большому его отчаянию, лекарства, что были у Волчьих голов, не подействовали. Так что через пару дней сестру пристрелили на глазах у Женьки.

Когда он увидел, что происходит с симпатичными девочками в лагере, парень понял: это было к счастью. То, что случилось с его сестрой. Потому что здесь в лагере ни товару, ни рабам жизни не было. Но у рабов хотя бы был шанс… не у всех, но был.

Когда на него начали смотреть искоса, оценивая и прицениваясь к отъевшемуся похорошевшему пареньку, Женька решился на авантюру. Его записали в ряды рабов сразу же, без промедлений, брали с собой в город, таскать всё и вся. Иногда рабам разрешали взять что-то для себя. И Женька взял краску. Голубую и розовую. Покрасился чуть ли не ночью в туалете, когда они остановились в квартирах.

А потом пришёл к главе группы.

И начал говорить, что он больше не может скрывать. Что к нему так хорошо отнеслись… Что это просто… нельзя так, не по-человечески это.

- Короче, - Кама улыбнулась, - этот пацан знаете, что придумал? Мало было того, что он начал томной походкой ходить и волосы покрасил в этот дурдом, родной цвет светло-русый, поэтому и краска хороша легла. Он главарю притащил ксерокопию своего паспорта и … справку из вендиспансера о том, что у него СПИД.

- Как? – удивилась Ева.

- Ещё до апокалипсиса, когда всех студентов обязали сдать, он сдавал. А одновременно с его институтом сдавали ещё несколько. И получилось, что среди них тоже был Иванов Евгений Иванович, такого же года рождения и даже такого же месяца! Разница была только в цифре. У Жени правильного семнадцатого, а у неправильного шестнадцатого. Им перепутали справки. Потом разобрались, конечно, но Женя эту справку с собой как амулет на удачу таскать повадился. И вот сработал амулет… спустя пару лет. А парню я уже и место выделила под кабинет, и табличку Марине заказала. И рада вам сообщить, что, когда увидите на схеме базы слово «швейное ателье», не удивляйтесь. У нас появился мастер-портной. Подшить, подстрочить, отремонтировать, переделать замки, кнопки, молнии и прочее-прочее-прочее – для него без проблем. Точно так же, как что-то сшить. В результате он сбегал уже на склад, посмотрел, что там есть, и честно сказал, что из того сукна сшить что-то можно, но приличным в описании этого не будут даже предлоги. Но если мы привезём ему тканей, то он может сшить всё, что угодно. Хоть дамское бельё с кружавчиками, хоть бальное платье, хоть зимнее пальто. Вот такой вот мальчик.

- Вот хитрозадый… И я так понимаю, ещё и классической ориентации? - усмехнулся Ёжик. - А ещё и внимательный…

- Абсолютно классической, - засмеялась Кама. - Успел оценить не только тех, кто в карантине, но кто и расхаживал по карантину и вообще в карантине был. Например, очень расстроился, что наша леди-доктор уже занята. Как и её помощница быстроногая, это он так Ласточку назвал, тоже кого-то хранит в сердце, правда, не взаимно. Вот такие дела.

- Да уж… Шустрый малый. Но сообразительный. А ткани привезём, - кивнул Барс.

Ева что-то пробормотала сонно, потом потёрла глаза и воззрилась на Ёжика:

- Твоя очередь, колючий.

- Помните, как мы переживали, что пасеку - то вывезли, но пасечник лесников погиб?

Кама кивнула. На пасеку они рассчитывали. А как показал опрос Лесников, из тех, кто остался жив после нападения Мародёров, ни один не знал, с какой стороны к пасеке подойти…

- У нас три пасечника. Ту троицу семейную помните? Мама, папа и дочка? - продолжал Ёжик.

- Ого. Лихо. Троицу помню… А к чему ты? - подал голос Барс.

- Они не просто пасечники, они на этом повёрнуты все трое. Родители всю жизнь возятся с этим делом, эксперименты ставят. Труды научные пишут. А как поняли, что у дочки свои мысли есть, отвели ей пару ульев на отдалении, она там свои опыты ставить начала. Мать и дочь сначала рассматривали как постельных игрушек, но решили, что продать выгоднее. Все трое вполне адекватны, я их отправил изучать имеющуюся пасеку и воскрешать её.

- Ясно всё с вами… Ладно, валите-ка спать, у вас моей выносливости нету. Что ещё интересного, потом текстом напишете. Всё, кыш-кыш спать! - вспомнил Барс.

Кама начала подниматься из воды первой. Грядущая письменная работа её не пугала, а в кроватку хотелось уже невероятно.

Пошатнулась, и была поймана Ёжиком.

- Эй, отставить падения, незабвенная!

- Сударушка слишком устала, - покивала Ева, потом завозилась, удобнее устраиваясь на плече Барса. - Значит, и правда, уноси её, Колючий. А разобраться с дамочкой в карантине, которая снова напомнила о себе, может и Пушистый. Правда, тоже завтра.

- А, точно… Забыл про неё совсем… - пожал плечами Барс. - Пообщаемся… Потом. Топайте.

Ёжик кивнул и унёс Каму. Он тоже хотел спать.

Ева, словно и не была только что сонно-томной принцессой, мгновенно извернулась, устраиваясь лицом к лицу Барса.

- Не только эта дамочка. Разберёшься с ней, дойди до меня, Пушистый. Возьму у тебя ещё парочку колбочек с кровью, хорошо? А теперь можешь брать на ручки меня, вытирать и уносить спать. Я, так и быть, даже не буду сопротивляться.

- Договорились, - хмыкнул мужчина, поднимаясь вместе с Евой из воды.

Отвечать ему уже было некому, тихо и довольно посапывая, Бесёнок уже спала…

Уже и Барс спал, когда в бассейне включилась вначале система вентиляции, а затем система водослива и водоочистки. Этой воде предстояло после очистки быть повторно использованной в канализационной системе для слива. В жизнь базы включился целый этаж и напрасно расходовать такой объём воды внутренние установки водоснабжения не допускали.

Искателям ещё предстояло разобраться с этим и с многим другим, о чём они ещё не знали и не догадывались.

База мало-помалу оживала и готовила для тех, кто назвал её гордой «Русью», всё новые и новые сюрпризы…


↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2020