И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 16. Обратный отсчёт

Следующий день я встретила с отчётливым ощущением, что забыла что-то очень важное. Что что-то действительно серьёзное просто вымелось из моей памяти мокрым веником.

И хоть ничего серьёзного по умолчанию я забыть не могла, получалось, что что-то я всё-таки забыла. Вопрос: «Как, каким образом» я предпочла оставить на потом. Если уж вокруг меня такая гадость творилась, как постоянные покушения – свои и чужие, то уж гадость с ментальным влиянием могла пройти без особых проблем.

Ну… По логике вещей. Ага. Проблема была только одна, те люди… или тот человек, который меня зачаровал, не знал такого понятия как «бэкап». Его в этом мире вообще никто знать не мог, кроме тех, кто Альтану со своего рождения не принадлежал. Проще говоря – иномирцев.

Говоря ещё проще, когда я поняла, что быть наследной принцессой – это сущий кошмар и ад, стало понятно, что различные покушения – это только макушка того «пирога», который мне просто и банально опустили на голову. Я промаялась добрых несколько недель, прежде чем сообразила, что мне нужны информационные слепки. Что-то вроде сохранённой копии данных. Самые важные события, самые важные встречи были на верхнем слое, но на нижнем слое было вообще всё, что со мной случилось. Кристаллы были в ожерелье с рунами. Не зная, что это – можно было веками прочёсывать мою комнату и никогда не найти ничего действительно серьёзного.

Поскольку упустить я могла что-то из очень давнего периода, я начала с того, что занялась поиском… собственных подчищенных воспоминаний. Велела никого ко мне не пускать – вообще никого и закрылась в собственной спальне.

Амелис попробовала напомнить о том, что у меня сегодня вроде как с кем-то ужин, но я сказала, что позже отправлю карточку с извинениями. Проблема была в том, что вообще о том, что у меня сегодня с кем-то ужин – я не помнила в принципе!

Происходило что-то мерзкое. Но это я уже повторяюсь.

Удобно устроившись на кровати, я взяла в руки ожерелье, скользнула по рунам порезанным пальцем, пачкая их в крови. Совсем не магия крови, к счастью. Всего лишь «ключ на крови», один из подразделов рунной магии. Если быть точнее – то начало, из которого магия крови когда-то родилась.

Меня интересовало недавнее прошлое.

И первое же изменённое воспоминание, которое я обнаружила в своей памяти – было обещание встретиться с Лэ’Алем. Я добровольно согласилась пойти на ужин с этим эльфом, хотя и отдавала себе отчёт в том, что он может строить на мой счёт матримониальные планы.

Я.

Стоп. Минуточку, что-то было со мной. Внутри меня что-то было не так, что-то разладилось или раздвоилось? Кто я? Я…

«Ника!» – отчаянный крик ударил по ушам, но я уже падала в хмарь собственных воспоминаний, погружаясь в них всё глубже, утаскиваемая далеко, туда, когда я ещё не была принцессой. Туда, где я была всего лишь растерянной девчонкой, ничего не понимающей, не отдающей себе отчёт в том, куда она попала и что она здесь делает.

Я снова была у леса, где сломалась коляска. Снова слышала тихие слова: «Пока я не дам тебя убить». Следующее воспоминание, следующая структурированная страница – покушение на Дайре. Следующее – оговорки Хильды. Следующее…

Туман погладил меня по вискам, холодной лапой с капельками влаги оставил отпечатки на груди и плечах. Подол платья промок. Я снова стояла на заболоченной территории и снова слышала слова про две недели и про то, что обратный отсчёт уже пошёл.

Я передала слова Лису. Слово в слово. В точности, как мне было велено, и…

А почему я до сих пор про это помню, если в словах заговорщика был прямой приказ всё забыть?!

Воспоминание оборвалось, разломалось на цветные осколки, распалось прямо в моей памяти, я осталась сидеть на кровати в спальне, задыхаясь от приступа панической атаки. Что?! Как?! Почему?!

Что это было? Откуда это взялось???

Стерев с лица мокрый пот, я поднялась, шагнула к окну и распахнула его во всю ширь, ещё трясясь от пережитого ужаса. Я никогда не делала бэкапы. Я просто не знала, что можно каким-то образом записывать информацию из поля на какие-либо материальные носители. Мне бы и в голову не пришло пользоваться ключами крови на рунах, потому что это приводило к разрушению стихий ведьмы!!!

Но этот сон.

«Ника», – тихий голос донёсся до меня сквозь десятки километров. Никто другой не мог его услышать, только я – я одна. Меня звала Алланэй, душа, хранительница и суть Железного дерева.

«Нэй?»

«Только что… ты ощутила это?»

«Мне приснился сон».

«Это не было сном».

Прижавшись щекой к стеклу, я ощутила, как дрожит где-то далеко-далеко ствол моей подруги-ведьмы. Нэй была не просто испугана – она, как и я, была в ужасе.

«Чем это было?»

«Мороком. Наведённым на тебя. Чем-то, что должно было подтолкнуть тебя к тому, чтобы ты натворила глупостей. Чем-то, что должно было вывести тебя из себя. Я не знаю. Я не увидела ничего, ни один образ. Мне остались только чувства и страх».

«Прости, Нэй».

«Ничего», – Железное дерево улыбнулось, качнув кроной. Вокруг неё ходили орки, готовя всё для обряда пробуждения. Сила бурлила пока только у подножия Нэй, но она была уже куда более родной и приятной. Это было только первым шагом к тому, чтобы вновь вернуться к тому, что Железное дерево должно делать, но то, что его уже удалось сделать – было победой. – «Иногда такие сильные чувства не так уж и плохо. Я хотела сказать тебе только одно. Ника, не делай глупостей. Тебе нужно поговорить с кем-то, кому ты можешь доверять».

«Дайре нет во дворце. Девчонки пока мало что знают. Есть Аль… Лэ’Аль. Но я к нему не пойду посреди ночи».

«Как насчёт герцога Оэрлиса? Или короля Вайриса?»

«Вайрис был ранен, взваливать на него ещё и мои проблемы…» – я грустно покачала головой. – «Это не выход. А если я заявлюсь ночью к Лису…»

«У тебя разве есть выбор?»

«Есть!» – запальчиво согласилась я, вздохнула, замолчала. Не было.

Если бы сон увидела только я, то ничего страшного бы не случилось. Подумаешь, какие мелочи, кошмар увидела, пусть даже и не объяснимый с позиции логики. Но я уже не раз говорила и ещё не раз повторю, что логика и ведьмы – две параллельные прямые.

Проблема была в том, что этот сон увидела и Нэй, а это было уже серьёзно. Это могло быть связано с заговором. А значит, внутренняя безопасность, а значит – все дороги ведут к Лису.

Нет. Нет-нет-нет. Мне нужно убираться отсюда. Мне нужно бежать из дворца, потому что здесь я ощущаю себя пойманной в ловушку. Она действительно вокруг меня – паутина, которую я ничем не могу объяснить.

Я сделала то, что хотел … приведший меня сюда. Я сняла проклятье с Таирсского дома. И вроде бы всё закончилось, я могу… жить спокойно, но почему же не получается?! Почему мне не дают спокойно проводить свои дни? Почему вокруг меня опять что-то вертится? В прошлый раз всё дело было в том, что я иномирянка. Как носитель частицы иного мира, я смогла стать ведьмой.

Ключом к спасению Таирсского дома.

Тот, кто так отчаянно пытался меня убить, просто старался не допустить спасения династии. А теперь-то почему?

Как говорят… бомба дважды в одну воронку не падает. А если упала? Если опять всё дело в том, что я – иномирная кровь?

Поблагодарив искренне и от души хранительницу Железного дерева, я выбралась из пижамы. Натянула охотничий немаркий костюм. Сверху плащ с капюшоном. На пояс уже ставший привычным кинжал и полуторник. Тот самый меч, который я однажды видела во сне, я до сих пор ещё искала и не могла найти. Возможно, ещё не пришло время, возможно, я искала не там, но сдаваться пока я совершенно не собиралась.

Амелис, проскользнувшая в мою комнату серой тенью, остановилась на пороге:

– Миледи?

Ощущение того, что я стала огромным таймером, в котором неизвестный слишком раскручивает стрелку, усилилось. Не знаю, как это объяснить, но я точно знала, что моё время уходит, утекает напрасно. Я должна была быть в другом месте. Не здесь. Где-то очень, очень далеко.

– Ты сможешь меня подменить, Мисси?

– Только трое суток, миледи.

– В прошлый раз было две недели?! – я круто повернулась.

Моя горничная смотрела на меня… и её взгляд был расфокусированным. Она больна?!

– Только три дня, Миледи, – повторила Амелис тихо. – И то эти три дня вы проведёте для всех, болея в своей комнате.

– Почему?!

– Ваши силы… – горничная покачала головой. – Миледи, пресвятая богиня удачи, вы до сих пор не понимаете, какие силы в вашей крови. Вы до сих пор не осознали, чем уже владеете и чем ещё можете овладеть. Даже самый сильный копикатор… тот, кто владеет похожим даром, как и я. Даже самый сильный в моём роду не смог бы дать вам больше. Ваши стихии. Ваши дары. Вы ещё не пробудились до конца, миледи. Вы – настоящий алмаз для тех, кто умеет видеть.

– Умеет видеть? – насторожилась я.

Мисси промолчала, жалко улыбнулась:

– Поспешите, миледи. Вам сейчас нужно быть в другом месте. Но больше трёх суток я не смогу вам дать.

– Я вернусь на исходе этого времени, – пообещала я, шагнула, обняла свою горничную и подругу, а когда отстранилась, мне на руки уже заваливалась без сознания принцесса Таирсского дома.

Когда я убегала под покровом рассветных сумерек из королевского дворца, там уже начался переполох. Лекари и врачи были созваны к принцессе, а рядом с ней неотлучно дежурил Солар. Только моему огромному боевому псу я могла доверить защищать жизнь Мисси.

Лошадь я взяла напрокат в городе, у западных ворот, расплатилась серебром и медью, и погнала надёжную верховую лошадку в сторону дворца Лиса. Сейчас, к сожалению, мне был нужен именно он. Тот, кто покинул королевский дворец под покровом ночи за пару часов до меня.

Конь мчался вперёд. Не жалея, я накладывала на него заклинания, одно за другим. Одно за другим. Серый туман поднялся из-под копыт коня, скрывая его от окружающих взглядов. Холёный чёрный красавец ударил по воздуху, раз, второй и помчался вперёд, не касаясь земли. Истерически ржать ему не позволили руны, которые я на ходу вычерчивала на поводьях.

Быстрее. Быстрее. Ещё быстрее!

Воздух качнулся навстречу, лёг на плечи, пощекотал пряди.

«Чего ты хочешь, сестра?»

«Мне нужно быть в другом месте. Как можно быстрее».

«Я донесу тебя туда».

«Чем я могу отблагодарить тебя?» – спросила я, не задумываясь.

Воздух засмеялся.

Задрожали внизу вековые деревья, заволновалась гладь реки, зазвенели далеко от нас стёкла. Воздуху было смешно.

«Чудная ведьмочка. Посади розы. В своём дворце, в своём доме. Я люблю белые розы, я люблю красные розы. Я буду чаще к тебе заходить в гости. А пока держись крепче. Всегда любил ведьм!»

Последние слова были очень смазанными. Я не успела их осознать, а порыв штормового, чудовищного ветра уже подхватил коня и меня и швырнул вперёд, быстрее, быстрее и дальше.

И нет, я не хотела видеть, какое лицо будет у Лиса, когда к нему придут и скажут, что на крышу сторожевой башни его замка неожиданно приземлился конь.

Сила рода, он меня убьёт за это!

А может сбежать, пока не поздно?!

Но штормовые порывы стихать и не думали, и пути назад не было.

Оставалось только вперёд.

К замку страшного герцога, почему-то покинувшего королевский дворец поздно ночью и вернувшегося в свой замок.

К человеку, про которого я думала, что он мне не враг, но и не друг.

К тому, к кому я добровольно обратилась бы в последнюю очередь. Я не была ещё загнана в угол, да и мне самой лично ничего не угрожало. Но времени не было, таймер продолжал вести обратный отсчёт.

И следовало успеть до того, как страшная стрелка укажет на ноль, и по старому дощатому полу покатится чужая голова, заливая всё кровью…

…Лис появился на сторожевой башне через семь минут после моего приземления. И мне достаточно было одного взгляда, чтобы понять, что случилось. Что обошли не только меня, но и его тоже.

А ему хватило одного взгляда, чтобы понять, кто именно очутился на его сторожевой башне таким оригинальным образом.

Рядом никого не было, только мы двое. Рядом не было даже стражи.

Он прогнал всех.

Стоял в лёгком мундире, на верху этой громады, продуваемой всеми ветрами, и смотрел на меня. И на дне чёрных глаз Белоснежки я читала сейчас усталую ненависть.

– Ты здесь не нужна. Убирайся. Садись на своего коня и возвращайся. Немедленно.

– Я… – откашлявшись, я схватилась за горло. То, как я летела, то, как я стремилась сюда… Ради того, чтобы услышать вот это? Что я здесь не нужна?

Как он может так говорить?! Как он смеет!

Да, я не принцесса по рождению, да я не приличная леди или кто там в топе привлекательности страшного герцога Оэрлиса, но куда важнее то, что я ведьма! И раз я здесь, то как я могу просто уйти?!

– Я не уйду, – похлопав измождённого коня по крупу, я отправила его обратно – туда, где и взяла, в конюшни.

Это в замок герцога Оэрлиса я не могла попасть никаким прямым способом. Когда я была здесь, а он ещё и стоял рядом, я могла переместить любой живой и неживой предмет в место его изначального нахождения. Коня – вернуть в конюшню, куда он был приписан, плащ на вешалку дома, оборонённый кинжал – в ножны того, кто его уронил, и так далее. Банальная лазейка в самых совершенных чарах. Правда, лазейка только во внешнем контуре заклинания, и которой воспользоваться могли только ведьмы.

– Ты не понимаешь! – ярость в глазах Лиса разгорелась ещё сильнее, стала ещё явственнее.

Я только грустно усмехнулась, проходя к нему, зябко кутаясь в плащ.

– Он его забрал, правда? Дядя Хиль, когда всё это началось, переехал в твой замок. Все знали, что вы с ним в паршивых отношениях. Даже оптимисту и романтику Дайре не пришло бы в голову искать дядю здесь. А он всё это время скрывался под носом у всех. Самое тёмное место! Когда я передала тебе то сообщение, ты отлично знал, что дядя здесь, в полной безопасности. А потом, сорвался ночью, из дворца – потому что его не стало. Более того, здесь не стало и его семьи. Нет ни Арчи, ни Нальвера, ни Мириам – жены дяди. Никого из них не осталось. И помимо ужасов, которые сейчас лезут тебе в голову, всё, о чём ты можешь думать, так это о том, что силой дядю было невозможно забрать. А значит – он вышел сам к похитителю. А теперь, блистательный герцог, скажи мне, в чём я ошиблась.

Глаза в глаза. Уступать и проигрывать этот бой я не собиралась. Мне нужен был доступ в замок с разрешения Лиса. Иначе я не смогу там колдовать, а колдовать было очень нужно. Многое я сказала по наитию, что-то шепнул ветер, но я не ошиблась в главном. Счётчик снова затикал, снова пошёл.

Как там говорил заговорщик – две недели? Он просто-напросто выкрал дядю под конец этого срока. Мол, убьёт и всё, с него все взятки – гладки. Он же предупреждал!

Лис молчал. Я ему была не нужна. Он не хотел меня здесь видеть, и сейчас, стоя перед ним, я ощущала совершенно отчётливо его ненависть.

Кто бы там что ни говорил, кто бы что ни утверждал, герцог Оэрлис не нуждался в помощи пришлой принцессы. Не нуждался в её присутствии. Он просто хотел, чтобы… она куда-то пропала? Делась с концами? Совсем хорошо.

– Разрешение.

– Что?

– Дай мне разрешение. Я сделаю то, что мне нужно, и уйду. Сразу же. … Ай!

Резкий рывок, я опять забыла, как он силён, как он быстр! За моей спиной был зубец крепостной стены, немного левее или правее – и я бы улетела с этой крыши. И не уверена, что смогла бы призвать силу, чтобы спастись.

Расфокусированный взгляд Лиса смотрел на меня и в то же время сквозь меня. Сила некроманта бродила вокруг него, в его крови, в его душе.

Он ненавидел меня уже за то, что я ведьма.

– Герцог.

– Я тебя ненавижу, ведьмочка. Ненавижу так сильно, что порой хочется тебя придушить. А твой защитник, который клялся, что будет тебя оберегать, вцепился в свой шанс на счастье и ни на шаг не отойдёт от Шейлы.

Длинные узкие пальцы сжались на моей шее, ещё не причиняя боль, лишь намечая место. Взгляд Лиса стал чуть более осмысленным и ещё более злобным.

– Каждый раз. Каждый раз, когда я на тебя смотрю, я понимаю, что если бы не ты, не твоё явление – ничего бы этого не было. Но ты пришла, и покатилось. Всё с горы. Знаешь, ведьмочка. Я бы предпочёл, чтобы ты умерла. Чтобы мои люди однажды опоздали, и я нашёл тебя уже мёртвой. Это было бы совершенно чудесно… – голос Лиса звучал прямо над моим ухом. Нежный, почти успокаивающий, спокойный даже, а ненависть разливалась в его словах сладкой патокой.

Надо же…

Моё первое впечатление было куда более верным, чем мне же и казалось. Он меня ненавидел с самого начала!

А остальное…

– Аристократы умеют хорошо притворяться, да? – спросила я, глядя поверх плеча мужчины. Захочет убить, пускай попробует. Я не буду стоять и смотреть. Ник… Ник научил меня защищаться. И кинжал совсем под рукой. – Лживые, прогнившие. Вы ничем не лучше тех, кого сами называете отбросами. Хотя скорее те будут честнее. Чего ты так злишься, Лис? Неужели, потому, что кто-то сумел сделать то, на что ты никогда бы не решился? Ведь это ты в мечтах брал трон силой. В твоих мечтах это именно ты входил на престол, когда никого уже не оставалось. Что тебя злит, Белоснежный? Что кто-то сделал то, на что у тебя кишка тонка, или что кто-то просто проник прямо тебе в голову и считал план прямо оттуда?

Последние слова попали неожиданно в точку. Пальцы на моём горле разжались. Я смотрела на Белоснежку и понимала, что сказка закончилась. Сказка о принцессе и её прекрасных братьях. Дайре был далеко. Вайрис под охраной. Аэрис с женой. Арчи и Нальвер пропали в неизвестном направлении вместе с дядей. С Лисом каши не свяжешь. Оставались Рауль и Натан. К первому я, уязвлённая до глубины души, не могла пойти. Последний…

Натан. Барон де Шутгардский.

Он был моим последним шансом найти союзника. Вот только доверять я больше не могла никому. Дядю нужно было спасать. Незримый счётчик стучал в моей груди, отсчитывая последние часы его жизни. Его и его семьи.

– Впусти, – приказала я, глядя Лису в глаза. – Я получу то, что мне нужно, и уйду. В твоей помощи не нуждаюсь.

– А, девочка возомнила себя вершительницей мира? – голос Лиса снова зазвучал ранящими иглами. – Ты решила, что тебе все по плечу, только потому, что ты ведьма? Знаешь ли ты, деточка, что это и есть причина, почему ведьм вырезали? Потому что они мнили себя пупом мира. Вмешивались в дела, которые их совершенно не касались. Именно из-за ведьмы в Таирсскому роду появилась сила некроманта. Именно из-за этого я не стал королём, хотя старший сын. Именно из-за этой силы отец мог выйти на улицу из моего замка. Именно эта сила привела тебя сюда, на Альтан. И знаешь, ведьмочка, я предпочту, чтобы ты в мой дом никогда не вхо…

Если сейчас фраза прозвучит до конца, он запретит мне входить в свой дом. Я не войду в замок Лиса, не смогу считать информационные следы, последнее, что случилось с дядей, что именно или кто именно выманил его на улицу. И дело было не в том, что ведьмы, как вампиры далёкой и моей родной Земли нуждались в разрешении! Дело сугубо было в том, что вся магия в замке была замкнута на Лиса.

Глава внутренней безопасности Таира был самым настоящим параноиком. В его замке колдовать можно было только в двух случаях – когда хозяин замка находился рядом, а колдующий вне стен замка, о чём я уже упоминала. И когда колдующий попадал в замок строго по приглашению Лиса.

Некромантия, чтоб её! Сугубо специализированная ветвь, которую знают в совершенстве лишь несколько магов во всём королевстве, если не на всём континенте. Мне до такого умения – не добраться никогда. Именно из-за того, что у меня шестнадцать стихий и три способа колдовства…

Мне нужно было сделать хоть что-то, самую малость. Но не дать Лису договорить.

Закрыть его рот ладонью я не могла.

Зато расстояние, которое между нами было, давало мне шанс на одно-единственное решение.

С ума сойти, я боюсь его, как воина и как начальника департамента внутренней безопасности. Я испытываю каждый раз животный ужас, когда он призывает свою силу некроманта.

Я ненавижу его подколки, его ехидство, его язвительность. Ещё больше я ненавижу его жалость и снисходительное изображение заботы.

Я смертельно боюсь в те моменты, когда он не изображает, а действительно заботится. Едва уловимо, совсем чуть-чуть.

Я готова умереть на месте, сбежать куда-то, как можно дальше, в тот момент, когда он меня не пугает. Потому что боюсь сама себя.

Я не знала, что он так меня ненавидит. Бессильно. И за то, что я принадлежу ведьмам, за то, что я воплощение ведьминской силы. За то, что я пришла из другого мира. За то, что вмешалась во всё вот это… За то, что стала принцессой.

Если бы не то, что у него только одна сила – только некромантия, если бы не то, что я успела узнать его язвительность, его ум… Если бы не то, что Белоснежка такой Белоснежка, я бы подумала о том, что Лис – предатель! Что это именно из-за него всё началось. Что он просто захотел стать королём и пошёл по трупам. Ведь из всей семьи, единственный, с кем он ладит – это Дайре, а рыжий не особо любит политику. И даже мог бы написать отречение в пользу Лиса.

Если бы не то, что я испытывала к Лису столько эмоций… я бы посчитала, что он заговорщик!

Проблема была только одна – мы не замечаем недостатков и зла в тех, кого любим. Кого мы ненавидим или боимся – изучаем досконально. А Лис сделал всё, чтобы мои эмоции к нему были сложно трактуемыми, неоднозначными и… познавательными.

То, что предатель не он, я раскусила мгновенно и, кажется, спутала кому-то планы.

Снова. В очередной раз.

Я и боюсь, и ненавижу этого человека. Мне он не союзник и не друг.

Пусть он меня ненавидит. Но если я хочу двигаться дальше – у меня нет выбора.

А потому… я потянулась Лису навстречу и поцеловала, не давая закончить фразу…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018