И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 28. Он, она и его обстоятельства

Открывая глаза, я уже понимала, что случилось, что я действительно не дома, и что вполне возможно меня будут убивать. Я понимала, что утратила бдительность, понимала, что сама дура…

Но, боги Альтана, этого человека я не подозревала! Ни разу!!! За все три года, что я мучилась вопросом, кто заговорщик – его имя в моей голове не всплыло никогда! Ведь… ведь…

Закусив губу, я решительно села и ойкнула от боли. На правой руке была тонкая цепочка. Я была прикована. Нет, к счастью, не к алтарю. Всего лишь рядом с ним. Я полулежала в мягком и огромном кресле, в своём прекрасном платье. Вокруг был храмовой придел, передо мной – обычный алтарь, около которого обычно молились последователи того или иного бога.

Я это видела десятки раз.

А на краю алтаря, с очаровательной улыбкой, с этой замечательной ямочкой на щеке был Натан.

Единственный, на кого я не думала…

И уж тем более, мне бы в голову не пришло, что все три моих призрачных хранителя – будут стоять за спиной Натана, охраняя его самого. От остальных. И от меня в том числе. Это даже были не шах и мат, это куда хуже. И больнее…

– Ты проснулась? – сияя доброй улыбкой, Натан смотрел на меня с искренним удовольствием и уважением. – Ты прекрасна, Ника! Умудриться избавиться от уздечки, которую я на тебя повесил, столько всего разузнать! Ты даже в КАМ вломилась и избавила преподавателей от моего контроля! Не могу передать, как я тобой восхищаюсь. Нет-нет, не пытайся найти оружие. Извини, от него я тебя уже избавил. Только не пугайся, тебе ничего не грозит. Я не буду пока тебя убивать. Помнишь, я тебе говорил про это? Ещё пока слишком рано, я никому пока не дам тебя убить.

– Когда я ехала к Дайре, – мгновенно припомнила я. – У кареты сломалось колесо, а я ещё потом недоумевала, как так получилось, что об этом эпизоде помню я одна.

– Верно, ты исключительно быстро соображаешь. Просто восхитительно, что удалось тебя обмануть. Хочешь что-то спросить?

– Почему именно ты?! Как… как так получилось?! Я ведь тебя не подозревала! Ни единой минуты!

– За это отвечали они, – Натан кивнул через плечо на призраков. – Конечно, то, что ты училась в пансионате мадам Раш, подпортило мне планы. Кто ж знал, что ты вдруг решишь, что не хочешь представляться «принцессой», пока не получишь хоть какие-то знания об этом мире.

Диссонанс ударил по нервам. Это была не моя идея. Это была идея Кайзера! Точнее, даже не идея. В тот момент сумеречного состояния я восприняла его слова как приказ! И выполнила… Что здесь происходит?! Кто тут на чей стороне?!

– Я когда здесь появилась, была настолько растеряна, что сама мысль о том, чтобы не только стать принцессой, но даже представиться ей, была мне противна.

– Истинная наследница духа Таирсского дома. Знаешь, я был бы рад, если бы ничего этого не было. Если бы я просто стал наследником, а потом королём. А ты – прибывшая, моей женой. И ничего бы не потребовалось, ни убийств, ни смертей, ни этих планов.

– Ты же не старший сын.

– Да. Старший сын – Оэрлис, который никогда не смог бы стать королём из-за своего дара. Я родился вторым, Ника. Если бы… и если бы король признал меня сразу после моего рождения, всё было бы куда легче и проще.

Я смотрела на Натана и недоумевала. Как же так, почему получилось именно так? Он же не рвался к власти? Он же… Я же…

Я настолько растерялась, что никак не могла собрать воедино мысли. Мне казалось происходящее болезненным фарсом. И поэтому, не понимая сама, я просто спросила:

– Почему дядя тебя не признал?!

– Всё дело в моей семье, Ника, – Натан взял в руки тонкий кинжал, задумчиво поиграл им, покачивая между пальцев. – Видишь ли, барон Шутгардский – это моё новое имя. По матери я герцог дель Раньярд. Проклятая линия магов крови. Видишь, ты побледнела, даже ты знаешь про неё.

Да среди магов не было вообще никого, кто не знал бы про проклятую линию! Эти люди… эти люди раз за разом пытались стать тёмными властелинами всего мира. Магия крови была в жилах этих людей, достаточно было быть даже дальним родственником, чтобы эта ядовитая сила впиталась в твои вены и стала вести тебя по жизни.

– Как?! – прошептала я. – Как дядя умудрился…

– А он и не связывался. Мать очень хотела стать королевой. Она опоила короля, зачала ребёнка. Только она не догадывалась, что король Хильденбарий чертовски сильный ментальный маг сам по себе. Она не смогла с ним справиться. И тогда она решила, что быть матерью короля тоже неплохо.

– Рождение ребёнка Таирсского дома – всегда смерть для матери! – дёрнулась я.

Натан пожал плечами:

– Знаешь, Ника, всё это такая давняя история… Она считала, что магия крови поможет обмануть Привратника. Ошиблась и сдохла. Ну, туда ей и дорога. Проблема только одна. Моя двинутая на голову матушка наложила на меня проклятье. Ты наверняка знаешь, что материнское слово – самое сильное. Она решила, что я стану королём и вытащу её из-за порога смерти. Ну, делать это я не собирался… вытаскивать её из-за порога. А вот идея стать сначала королём Таирсского королевства, а потом единоличным хозяином всего материка, мне нравилась. Хотя, знаешь, я даже не уверен, что это моё желание. Что оно моё настоящее, а не просто впаяно в мою голову.

– Не изображай из себя жертву, – процедила я сквозь зубы, дёрнула рукой, но цепь держала крепко.

– Да что ты, я ведь и есть жертва. Жертва обстоятельств, жертва рождения. Я не просил, чтобы меня вот так… делали заложником чужого желания. Я, может, мечтал всегда просто спокойно жить в своих землях…

– Рисовать акварелью, – поддакнула я.

Натан засмеялся:

– Какая умница. Неудивительно, что Шейла не смогла с тобой справиться. Я ведь верил ей, очень долго верил, что у тебя только сила предвидения. Я знал, что герцог Оэрлис поставил тебя охранять толпу своих людей. И считал, что мои убийцы просто теряются где-то по дороге. Но сейчас я рад, что они тебя не убили.

– Потому что это можешь сделать ты?

– Я уже говорил, Ника, ты не умрёшь сегодня. Не делай меня таким уж злодеем. Я хороший.

– Ты?

– Я, – кивнул мужчина, потом посмотрел на меня с нежной улыбкой. – Как ты прекрасна. Я ведь влюбился в тебя практически с первого взгляда. Я видел тебя. Там, на дороге. Когда Дайре и Рауль уже везли тебя во дворец рыжего.

– Именно ты преследовал коляску.

– Да. Я ещё не знал тогда, что ты из другого мира. Я ещё не знал, что ты та самая, кто может стать ведьмой. Я даже не знал, кто и зачем тебя привёл. Но растерянность и стальной стержень, то, какой ты была, как ты себя вела, как ты выглядела – всё это… оставило в моём сердце глубокий каньон. Ты была прекрасна, ты – сейчас прекрасна. Но сейчас ты испугана, а я так не хочу, чтобы ты смотрела на меня со страхом в глазах, – протянув руку, Натан погладил меня тыльной стороной по щеке. Мягко, невесомо, а меня ужасом пробрало до самого основания. – Не бойся, Ника. Алтарь здесь не для того, чтобы принести тебя в жертву. Хотя жертву тебе придётся принести. Нож чистый, никаких посторонних примесей. Я возьму у тебя немного крови.

– Брак на крови? – смертельно побледнела я.

Натан рассмеялся:

– Ты не устаёшь меня сегодня удивлять и восхищать. Даже те, кто занимается магией крови, не всегда об этом знают, а ведь это действительно возможность снять все негативные «эффекты» от нашей магии. Таким браком можно смыть проклятье этой вредной старухи… Ника, сейчас у тебя всего два пути. Первый – ты станешь моей женой добровольно.

– В этом случае лишусь своего дара, своей души и своего разума.

– Именно. И убьёшь всех принцев до одного, расчищая мне дорогу к трону. Твои братья в любом случае не смогут ничего тебе противопоставить. Как же, прекрасная принцесса. Даже твои призраки безропотно примут смерть из твоих нежных рук.

– Как ты их переманил?

– Я их не переманивал, милая моя принцесса! Они были моими с самого начала, считали, что смогут меня перевоспитать. Представляешь? Меня! – Натан даже рассмеялся от удовольствия, тем самым, лицемерно-фальшивым смехом. Здесь полагалось смеяться, а смеяться ему давно уже не хотелось.

Не искалеченная душа. У него души как таковой уже практически не осталось!!!

– Не жалей меня, Ника.

– Не пришло бы и в голову. Сколько из-за тебя погибло?!

– Очень много. На тебе счёт, во втором случае, увы, только вырастет. Ты же добровольно не отдашь мне свою руку и сердце?

– Не отдам.

– А ведь я знаю, кого ты любишь, Ни-ка, – моё имя Натан почти пропел, бархатно, нараспев, но в его голосе я услышала пугающие меня соблазняющие ноты Лиса. – Ты ведь тоже не устояла перед нашим некромантом, верно? Всё это так грустно. Я оставил ему достаточно намёков, чтобы он нашёл тебя. Здесь. У алтаря, мёртвую.

– Ты говорил, что я не умру, – напомнила я.

– Так это только «пока», мне ещё нужно приготовить для ритуала всё необходимое. У тебя есть ещё немного времени. Как насчёт последнего желания?

– А я даже не знаю, – я облизнула нервно губы, устроилась поудобнее. Если уж умирать, так хоть информацию попробовать получить, чтобы всё подытожить. – Зачем ты пытался убить Вайриса, дядю?

– Ты же сама догадалась. Мне призраки хвастались, какая ты умница. Магия крови. Да-да. Мага крови не примет Таирсский дом. Чтобы подчинить всех призраков себе, чтобы подчинить братьев – мне нужно больше силы. Мне нужно быть фактически «старшим» в роду. Чтобы этого добиться, я собирался провести ритуал. Ну, а когда ты вернулась золотой ведьмой, я сказал себе: «Нат, смотри, вот твоя удача, сама пришла к тебе в руки». Ты стала золотой ведьмой, чтобы избавиться от моего влияния. Но на самом деле ты стала для меня лекарством от моей занозы. Не печалься, Ника. Я не хочу видеть грусть в твоих прекрасных глазах. Привратник склонен сочувствовать красивым девушкам. Он подарит тебе красивую вторую жизнь.

Я сердито промолчала. Привратник не такой! Он… Он?! Минуточку, а в честь какого рожна меня это так сильно сейчас задело?!

Вроде как…

– Слушай, Натан, а что ты будешь делать, когда станешь королём?

– Убью всех конкурентов.

– А потом?

– Потом сформирую кабинет министров.

– А потом?

– Сделаю так, чтобы маги не вмешивались в мою жизнь.

– То есть снова набросишь на них ментальную уздечку? – уточнила я.

– Конечно, – Натан кивнул, подошёл ко мне, взял за руку. Его холодные губы коснулись моего запястья. – Ничего не бойся. Это не будет больно.

Лезвие скользнуло по моей руке, оставляя не поперечный – продольный порез. Горячая кровь потекла по коже, в который раз пачкая чудесное платье. Я грустно смотрела на набрякающую алым ткань.

Вот почему так? Вот заговорщик, убийца, вот тот, кто доставил всем гору неприятностей, проблем и боли, а я больше переживаю о том, что у меня опять запачкается платье, чем о том, что я сейчас умру.

– Натан, а у тебя получится справиться с Лисом?

– С некромантом-то? Да не буду я с ним справляться, Ника. Ты ещё не поняла? Некроманта убьёшь ты.

– Если у меня не будет сил, я совсем ничего не смогу ему противопоставить.

– Так они же у тебя исчезнут не сразу. Ты ещё не поняла, да?

А вот тут мне стало совсем плохо.

Брак на крови бывает разным. Он бывает «прямым» и «отложенным», там ещё добрый десяток разделений, в которых разбираются только собственно маги этой специализации. Но для общего развития мне и моим фрейлинам ещё Лэ’Аль как-то рассказывал.

Прямой брак подразумевает немедленную передачу сил. Грубо говоря, как только брак завершится, я теряю мгновенно все силы, и они переходят к моему мужу по крови.

Отложенный брак – штука куда более энергозатратная и мерзкая. Потому что такой брак подразумевал передачу сил через общего ребёнка. И естественно гибель не только матери, но и дитя. Жутко? А никто и не говорил, что магия крови мягкая специализация. Это грязь, грязь и ещё раз редкостная грязь.

– Ты хочешь, чтобы я…

– Конечно, ты не умрёшь так быстро, моя прекрасная ведьма. Ты станешь моей женой. Я представлю тебя во дворе. Я буду защищать тебя, ведь ты будешь моей самой главной драгоценностью!

Очень смешно.

Ярость затопила меня с ног до головы, бултыхалась где-то в горле, переполняя меня до основания.

Простите, что? Вот этот червь собирается меня, ведьму, сделать не более чем дойной коровой, потому что не тянуть из золотой ведьмы силы, когда она так близко – это не просто нонсенс, это глупость. Он собирается сделать из меня камеру для выращивания своего генетического материала, а потом ещё убить и меня, и ребёнка?!

Интересно, если ему сказать, куда идти с такими замашками, он поймёт и пойдёт?

Ярость достигла предела, вместе с кровью выплеснулась вокруг обжигающим огненным валом. И вал стих, так ничего и не достигнув. Натан ухмыльнулся, поднял цепь, которой я была прикована.

– Там артефакт, Ника. Артефакт. Не сказать, чтобы самого хорошего бога. Кровавого Радиса, бога войны. Главное его назначение – не дать ведьме воспользоваться силами. В своё время с помощью таких игрушек подобных тебе убивали! Заманивали в ловушки и убивали. Правда, смерть у них не всегда была такая спокойная. Обычно они страдали, мучились, им было больно!

– Говоришь так, как будто принимал в этом участие.

– Кровавые маги всегда развлекались с ведьмочками, Ника. Если я не ошибаюсь, заварушку со всем этим как раз кровавые маги и замутили. Они хотели единолично владеть всей магией.

– Закончилось всё это плохо.

– Ну, и что? Зато сколько теперь простора для комбинаций умному человеку!

– Ты умный? – уточнила я, взглянув на оковы.

– Не совсем. Поскольку, ты останешься в живых. Кто знает, сможешь ли ты… – Натан вздохнул и замолчал, добавил в мою кровь свою, развёл посреди божественного алтаря огонь и поставил кубок туда. Сыпанул щедро несколько щепотей чего-то дурманного и вонючего, и перешёл ко мне. Сел рядом, не касаясь, правда. – Ника, я оставлю тебя в живых. Надолго. Кто знает, может быть ты… Если ты меня полюбишь, я сделаю всё, чтобы ты меня полюбила, я не отдам тебя никому.

– Никогда?!

– Никому. Никогда. Ни за что. Ни в коем случае. Я даже смерти не отдам тебя! Ты станешь первой кровавой ведьмой, мы будем править этим миром.

Моя шизофрения проснулась быстрее, чем разум:

«Ага, вот такая вся из себя кровавая ведьма, правящая миром. А он нам тогда на фига?»

«А с миром мы что будем делать?»

«Захватим!»

«А потом?»

«Продадим!»

«А что с деньгами делать будем?» – усмехнулась я, глядя на Натана расфокусировано.

«Купим ещё один мир и снова продадим».

«Какие торговые наклонности!»

– Натан, а что ты будешь делать, если за мной придёт Привратник?

– Он ни за кем никогда не приходит.

– А если придёт за мной?

– Зачем ты ему? – Натан засмеялся.

Я пожала плечами. Действительно, что-то я странно себя веду. С чего это вдруг первый, о ком я вспомнила, не Лис – а Привратник?!

Да и призраки пропали.

– Итак, Ника, – мужчина притянул к себе горячую чашу, потом взглянул на меня. – Ты можешь не пить. Но ты должна знать, что в этом случае, я просто раздену тебя и вылью чашу на твою кожу. Или волью её горячей в твои вены. Тебе просто будет больно, немного. Чуть-чуть.

Я молчала, глядя на него с тоской.

О чём я ещё должна спросить? Как ещё я должна потянуть время?! Что, что, что я могу сделать?! Не могу колдовать. В физическом отношении он просто меня сломает и даже не заметит этого.

В мыслях билось набатом: «что мне делать, что мне делать, что же мне нужно делать?!»

Натан ласково коснулся моих волос, погладил:

– Всё хорошо, Ника. Я понимаю, что ты ждёшь, что кто-то придёт и поможет тебе. И они действительно придут. Только вместо меня – их встретишь ты, и убьёшь всех. Но никто не успеет прийти действительно вовремя, настолько, чтобы спасти тебя. Ты станешь моей женой, ты будешь моей драгоценностью.

– Ты повторяешься, – сухо проронила я.

Натан рассмеялся:

– Ты ещё храбришься? Чудесная маленькая принцесса. Они ведь придут все. Придёт даже Рауль, за спиной которого я проворачивал все махинации.

– Перевёл на него подозрения.

– Конечно. Я не мог допустить, чтобы герцог Оэрлис заподозрил что-то ненужное. Только не он. Ты действительно дар неба, Ника. И ты будешь подарком для меня одного. А теперь – пей. И после этого ты закроешь глаза, а откроешь их уже моей женой.

«С психами не спорят», – посоветовал мне внутренний голос.

«Доверься родным», – словно наяву я снова услышала слова Привратника и решилась.

Если что, меня убьёт Лис, он сильный. Я знаю, он сможет. Он не даст мне остаться в памяти родных чудовищем.

Он сможет. Он обязательно сможет…

И не столько надеясь, сколько истово веря в своего некроманта, я поднесла чашу к губам.

На вкус дикое варево было даже почти приятным.

Бескрайняя сила прокатилась бурным потоком по моим венам. Боль поглотила меня с головы до ног, а когда схлынула – я оказалась… как это называют? Окольцована? Обраслетована?

Тройной завиток ошейника на шее, тройные завитки браслетов на запястьях и щиколотках.

С таким вот «украшением» не сбежишь.

Не сбежишь?! Минуточку, а что это я сама думаю?

«Кто б этой гадости дал сработать!» – обиделся на меня внутренний голос. – «Мы знаешь ли не пальцем деланные, мало того, что мы суть жизни – мы золотая ведьма, так ещё и … помнишь? Свет других звёзд».

Вот так… всё просто?

«Нет, не просто. У тебя хватит сил со всеми этими оковами на один-единственный удар. Времени, чтобы вызвать меч, тебе хватит, а вот чтобы пронзить гнилое сердце этого человека – нет. Так что не трать понапрасну силы. Сыграй в его игру. Получится?»

Что ж. Принцесса должна оставаться принцессой, даже когда она под чужим влиянием?

– Ника… – осторожные касания к моим щёкам дали мне знак, что пора просыпаться, и я распахнула глаза.

Натан отшатнулся, а потом обхватил моё лицо ладонями, причиняя боль:

– Что с твоими чудесными глазами?! Почему они такие алые?! Они не должны быть алыми! Никак… Это неправильно! Ника! Посмотри на меня! Ника, жена моя!

– Падать ниже уже просто некуда. Принцесса стала женой барона, Ника, вы теряете моё доверие на глазах, – двойные двери, ведущие в зал, где мы находились, распахнулись во всю ширь. Знакомый голос, очень знакомый голос…

Створки ударились о стены, но толпы людей не было.

Лис был один. И он пришёл явно куда быстрее, чем ожидал Натан, потому что от меня барон отшатнулся с немым изумлением и вопросом:

– Как?!

– Знаешь, некоторые принцессы оказываются не совсем дуры. И заводят вместо комнатных собачек комнатных вампиров или карманных убийц. Кстати, это была отличная идея подослать ей вампира.

– Всего лишь проклятое дитя. Я надеялся, что эта живая игрушка сойдёт с ума и откусит Нике голову! Но, увы, у принцессы было отвратительное умение находить себе друзей и защитников. И вы в их числе оказались, герцог. Давно?

– С самого начала. Пожалуй, совсем с самого начала.

– Приложили руку к её появлению здесь?

– Отчасти, – ухмыльнулся Лис, входя в помещение. Двери закрылись за ним… но больше он не сделал ни шагу. Смотрел оттуда, спокойно, равнодушно. И напрасно я пыталась поймать его взгляд. Пусто… в его глаза пусто, во мне – пусто. Сознание ещё было во мне, но я уже была немного не в своём теле.

Ощущение раздвоения становилось каким-то… отчётливым. Кровь во мне бурлила, кипела, каждая клеточка стонала и… не сдавалась. Я отторгала магию крови, не желая её пускать в себя. Но оковы на мне были куда хуже, чем можно было бы предположить или представить.

– Это теперь, – герцог вздохнул, вытаскивая меч, – мне придётся три года траура ждать, прежде чем сделать ей предложение. Натан, что ж тебе не сиделось то спокойно? Зачем же ты полез во всё это? Рауля подставил, манипулировал им, призраками манипулировал, отца чуть не убил, Вайриса чуть не убил. Можно подумать тебе самому хотелось этим заниматься!

– Предложение?! – Натан посмотрел на герцога, потом на меня, снова на Лиса и расхохотался от души. Впервые, искренне, без фальши и прикрас, но так, что мне стало ещё страшнее и холоднее, чем было. – Ника, да это даже не просто «чувство» с твоей стороны, это всё взаимно? Я…

– Убери от неё руки, – Лис даже не шевельнулся, но барон застыл на середине движения, а потом встряхнулся и взглянул на герцога с усмешкой.

– Оэрлис, ты так ничего и не понял, да? Я же сейчас могу сделать с ней всё, что угодно! И ты ничего не сможешь мне противопоставить. Брак на крови уже заключён, и… она полностью в моей власти. Видишь, – на моем подбородке сжались пальцы, причиняя боль. – Прости, Ника, – в голосе Натана было куда больше сожаления, чем мне хотелось бы слышать. Явление Лиса спутало барону все планы. Я ещё не могла двигаться, он уже видел, что что-то пошло не так, что какие-то ненормальные последствия у брака на крови появились, поэтому… я подлежала устранению. Просто потому, что Лису это доставило бы куда больше боли, чем считал Натан прежде. – Я уверен, из тебя получилась бы прекрасная королева и не менее прекрасная ведьма. Но…

– Ты же тоже умрёшь, – шепнула я пересохшими губами.

– Увы, малышка, увы, – Натан наклонился ниже. – Я бы с удовольствием поговорил с тобой, рассказал, как познакомился с железной ведьмой, как заключал с ней контракт, как обманывал отца. Как опаивал преподавателей академии, как готовил всё к ритуалам, и как пытался раз за разом тебя убить, и как смеялся над тобой, когда Шейла, лёжа в моей постели, рассказывала о тебе так много и так мало. Я бы многое мог тебе рассказать! Но не тогда, когда у меня есть возможность показать герцогу, где его место. К тому же, я ведь кровный маг, маги линии крови так просто не умирают. Нужно или очень исключительное оружие, божественного происхождения. Или нужно самому не быть человеком. Например, моего деда убил лично Привратник, прошлый, а уже Привратника – моя мать. Это случилось ещё до моего рождения, а эти стражи порядочно попортили нам крови. Так что… Прости. Правда, прости.

Коротким кинжалом ещё несколько минут назад Натан порезал мою руку. И этот же самый кинжал должен был вонзиться в моё сердце.

Я не была воином. Совсем. Но… Я мгновенно поняла, какие цели преследует барон. Слишком подлый. Слишком лицемерный. Себе на уме.

Он не понимает человеческих слабостей. Он не разделяет их.

Он ими пользуется. И в тот момент, когда меня закроет Лис – а он успеет, Натан просто вонзит этот кинжал уже в спину старшему принцу.

И тогда всё будет совсем по-другому.

И удачно пройдёт ритуал на крови «старшего в роду», и марионетка «золотая ведьма» под рукой будет. Идеальный расклад для захвата власти.

Я совсем не воин, но я сделала то единственное, что могла. Я подалась вперёд, став живыми ножнами для кинжала. А потом мир поблёк, но не потому, что я снова умерла, а потому, что в обычный мир явилась сила, которой здесь явно было не место.

За спиной Натана, полыхая яростью, стояло воплощение тьмы. Привратник. Страж мёртвых, а заодно тип, который в очередной раз сделал меня, как первоклашку! Потому что сутью Привратника оказался… Лис!

И посмотрев в чёрную бездну тьмы в его глазах, я поняла, что у меня нет сил удивляться, нет сил пугаться и нет сил восхищаться. Вопреки всему, вопреки его лжи и умолчанию, вопреки себе самой, вопреки кому-то ещё…

Я просто его люблю. Вот и всё…

<< Предыдущая глава || Следующая глава >>

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018