И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Принцесса для деликатных поручений

Глава 5. Светлые, светлые, тёмные

Каким-то образом получилось, что прежде, чем я опомнилась, что вообще такое происходит – я уже сидела верхом на лошади, мой пёс Солар, вывалив язык, лежал на крыше грузовой кареты. Только не спрашивайте, как эта огромная туша, за три года вымахавшая мне почти по грудь, туда забралась. Не видела. К счастью.

Мне нашли двойника, исключительно – магического. И я даже видела, как так получилось, что из «него» получаюсь «я». Передёрнуло меня начисто, ибо до жути это выглядело страшно. Он как бы (да-да, именно что он – мужчина!), натягивал на себя мою кожу. По спине строем промаршировали мурашки, захотелось схватиться за голову и куда-нибудь деть этого двойника и больше никогда не прибегать к его услугам.

Кто бы меня ещё спросил!

Сопровождающий меня отряд вогнал меня в чувство тихого ступора. Проняло даже Лиса, явившегося дать наставления своим людям – моим телохранителям. Признаться, я даже разрываюсь от того, с кого начать описывать.

С Лиса. Он когда увидел отряд из тридцати рыцарей, причём восемь из которых были как минимум двухстихийными магами, чуть не схватился за голову. И я его понимала, пройти тихо-незаметно с такой вот толпой было попросту невозможно. Хотя с другой стороны, зато теперь ни один дурак не нападёт, если у него инстинкт самосохранения работает. Об такую толпу можно убиться даже случайно, снесут и затопчут количеством.

Дальше, телохранителей у меня было четверо! И это не считая моей магессы-брюнетки с призрачным мечом, с которой ещё предстояло поговорить и понять, что она за человек и из какого теста сделана. Хотя, наверное, я не отказалась бы проверить её ещё и на съедобность. В том смысле, мои Кира, Рея и Лада девчонками были более чем адекватными. Она была пока под вопросом. И хотя мои фрейлины уже занялись её проверкой и обработкой, чем-то меня брюнетка Вента смущала. И если я не пойму что в ней не так, доверия этой девчонке не видать.

Кстати, не напрасно я подозревала, что эпопея с телохранителями хорошо не закончится. Чтобы Лис, их назначавший, да не поиздевался?! Быть такого не может. Они наличествовали. Телохранители в смысле.

Глядя на четырёх этих суровых мужиков, я чуть не начала заикаться!!! Нет, правда, я понимаю. То, сё, уважительные причины, в детстве хорошо кушали кашу, пили много молока или местную растишку. И нет, я не желаю знать, из чего она сделана! Мне по ночам кошмары не нужны. До сих пор невольно дрожь по телу пробирает, когда я находила взглядом эти четыре суровые глыбы мышц. Собственно, охраняли эти ребята – моего двойника и моих фрейлин. Не знаю, есть ли идиоты, которые согласились бы добровольно напасть вот на этих, но… Если есть, я заранее им сочувствую. Ой, хотя какое сочувствую?! Я должна кинуться им наперерез и помочь снять суицидальный синдром! Так…

«Эт тебя, мать, куда-то не в те степи понесло», – заметил ошарашено внутренний голос, и я с ним склонна была согласиться.

Впрочем, дело было в том, что я скучала. И злилась. И обижалась. И старалась не думать. Про Ника.

Как он мне сказал? «Я дам тебе возможность меня найти». Опознавательный знак оказался ложным. Он оставлял не один-единственный вариант, а их было куда больше – все принцы, Рауль, старшие привидения…

Ник всегда узнавал заранее, что я, где я. Всегда приходил перед важными делами, чтобы поддержать, чему-то научить, дать какие-то наставления. А сегодня – не пришёл. Неужели я ошиблась. И Ник ¬¬¬– это Рауль? Или просто игра, по его мнению, закончилась? Он научил меня чему-то, и этого достаточно?

Не знаю, не хочу знать! Я просто по нему скучаю. Мне хочется снова его увидеть, немного с ним поговорить. С ним я могла обсудить многое… Как и с Дайре.

Надо будет вернувшись от эльфов, прихватить Ладу и отправиться к брату отдыхать. Хотя, скорее, если я возьму с собой фрейлину, то я буду общать их, чем общаться с ним сама. Вариант ничуть и ничем не хуже.

Им ещё полтора года друг на друга смотреть, не смея перейти границу дозволенного. Именно столько времени должно будет пройти, прежде чем Дайре получит возможность жениться на Ладе. Это своеобразный… «траур» что ли.

О том, что помолвка между Дайре фон Шлосс и бывшей графиней Шейлой дель Оро разорвана, уже знали все. Почему – опять же никто. Лис, Рауль и Дайре просто не выпустили информацию дальше. О причинах подобной немилости к Шейле достоверно знали только родители и её старший брат – они пришли к Лису (ситуация проходила через его департамент), чтобы просить за свою родственницу.

О последовавшем я узнала уже от Дайре. Белобрысая ехидна совершенно спокойно приказала брату показать все, чему они стали свидетелем, что рыжий и сделал. Сцена попытки убийства принцессы ввела старшее поколение в ступор. Младшее же – брат Шейлы, буквально впился в иллюзию глазами. По словам уже Кайзера через пару месяцев мне следовало ждать сватов со стороны дель Оро. На тот случай, если брак принцессы будет способствовать укреплению внутренних отношений, то семья Оро в этом плане один из самых лучших вариантов. Причём, действительно лучших.

Как вариант – свадьба принцессы могла состояться и с представителями других королевств. Орки и эльфы – вряд ли, по доброй воле представители правящих семей и самой могущественной аристократии к людям сватов не засылали. Зато три соседних королевства, у которых были принцы-сыновья, вполне могли устроить такую подставу. О возможных свадебных последствиях я думала с тихим ужасом, но старалась этого перед родственниками особо не светить.

Я ещё была «маленькая», до поры сватовства по местным меркам – ещё пара лет, как раз успею выучиться в университете магии. Осталось только решить, куда именно я иду: на политический факультет с дополнительным курсом по предсказанию или на какой-то магический факультет, взяв политику сугубо для изучения в свободное время.

Такими нехитрыми мыслями я развлекалась, пока мы двигались в сторону светлоэльфийского княжества. Согласно строгому ритуалу-церемониалу меня не могли принять сразу! Три-пять дней я должна буду провести в столице, в гостевом домике, ожидая назначения аудиенции. А чтобы это не выглядело неуважением со стороны правящей семьи, меня кто-то должен был встретить. Интересно, кто?

Лошадь подо мной шла хорошей рысью, не растрясала, окружающие пасторали радовали глаз, но всё равно я начала немного клевать носом. Если бы, как положено принцессе, я ехала в карете, можно было бы поспать. А ещё как вариант – можно было бы почитать, или поплести графические узоры для одноразовых рун.

Это была моя новая страсть – я выбирала заклинание, плела на него графический узор, а затем замыкала все это в руну. Руны были у меня с собой в нескольких потайных мешочках. Главное, что мне в этом способе нравилось, понять, кто создал руны, было невозможно! И это открывало простор для воображения, манипуляций и махинаций с реальностью.

В той части, где дело касалось осторожности, подставляться и показывать, что я владею не только той магией, которую мне приписывают, я не хотела.

– Леди?

Тихий голос Амелис (я сейчас была в стайке горничных под соответствующей иллюзией) вырвал меня из размышлений.

– Да?

– Простите, что говорю об этом, но я не знаю, предупредил ли вас кто-то об этом.

– Слушаю тебя внимательно. Ты же знаешь, от твоих советов я не отказывалась.

– В пансионате не всегда были моими, леди. Вы же знаете.

– Ты его глаза и уши, – кивнула я. Да-да. Это относилось к Нику. Он перевербовал мою Амелис, и теперь она работала на него. Сама могла ничего не говорить и не рассказывать. Ник узнавал сам – через её уши и её глаза. Даже если Амелис что-то пыталась от него скрыть – он всё равно узнавал. Самое же обидное, это была какая-то магия, которую я не видела, а потому и не могла помочь Амелис. Пока не могла.

– В этот раз он не приходил, леди.

– Ясно. Итак, совет, – напомнила я о том, с чего наш разговор начался.

– Светлые дни в столице княжества светлых эльфов, а вот ночи там – тёмные. Так же и эльфы, они могут сколь угодно казаться вам светлыми, но не забывайте, что они могут быть и тёмными. В каждом из них может быть тьма, того рода, которая может вам навредить.

– Спасибо, – кивнула я.

Пожелание не терять бдительности, да? Не то чтобы я этого не ожидала, но… Почему же Ник не пришёл даже к Амелис?!

Она его глаза и уши…

Его.

Минуточку, а это разве не описание из магии разума?!!

Боги, нет-нет-нет!!!

Я испугалась смертельно, до серого цвета лица, до полуобморочного состояния. Ник из числа принцев или призраков… Призраки не владеют магией разума. Значит – один из принцев. Принц с магией разума… Ничего не напоминает?! Это же одно из ключевых указаний на предателя!

Нет. Спокойный выдох и вдох.

Я могу думать, через силу, но могу – о том, что предателем окажется Дайре или Вайрис, хотя в это я не верю. Не верю!

Но чтобы Ник?! Нет. Нет, нет и ещё раз нет. Ник – это Ник, таинственная злокозненная злоязычная редиска, в точности, как кое-кто белобрысый. Сердце вдруг заколотилось где-то в горле. В висках болезненным пульсом загрохотала кровь.

Этого не может быть, потому что не может быть никогда!

Белоснежка – злобный гад, за подколки которого мне не раз хотелось ему заехать в самое болезненное место. Он вечно подкалывал меня, постоянно указывал на ошибки, оплошности, не церемонился и…

В точности как Ник. Разве что в исполнении моего призрачного учителя все это было куда мягче и не так… Вызывающе что ли? Но… Это.

Нет.

Лис никогда меня не стал бы защищать! Лис… Не признал меня! Он сам, сам сказал, что признает меня принцессой, но не сестрой. Стал бы он меня так охранять! Стал бы он обо мне заботиться?!

Я не верю.

Я не хочу в это верить!

Это не может быть правдой, не может такого быть, что дело именно в нем. Не…

Амелис. Она была перевербована с исключительным изяществом. Ник знал, что делает. Лис, безусловно, как глава департамента внутренней безопасности, это и умеет, и знает.

Ну не могла же я быть настолько слепой?! Если бы Ник – это и был Лис, в смысле, если между ними поставить знак равно, то я бы догадалась раньше!

…Нет… Не догадалась бы. Просто не смогла. Я даже думать не хотела о подобном варианте и подобном исходе.

Амелис кинула на меня встревоженный взгляд, и я очнулась. Улыбнулась ей мягко и кивнула. Я могу об этом подумать немного позже. Я могу подумать о том, как проверить свои подозрения! Сейчас у нас другие дела и другие мысли. Для начала эльфы, потом орки, вернуть им Железное дерево и уже из дома разобраться с Лисом-Ником. И если Белоснежка и есть мой призрачный учитель… Что же я буду делать?!

Вот, если я права, и если я его поймаю – тогда пойму, тогда и узнаю.

А для начала…

– А горничным наперегонки ездить можно? – спросила я у Амелис страшным шёпотом.

Стайка девчонок – горничных моих фрейлин рассмеялись, моя Мисси улыбнулась:

– Только если с рыцарями или с дозорными. Хотите, я узнаю?

– Нет, я спрошу сама – на привале.

Но на привале спрашивать рыцарей я ни о чем не стала – просто не получилось, потому что совершенно неожиданно оказалось, что нас уже ждут.

Наш отряд ещё только подъезжал к поляне, а нам навстречу уже поднималась… встречающая делегация.

Эльфы появились раньше времени, и во главе их делегации был тот эльф, о котором я немного побаивалась думать, потому что уважала его и ценила, и его реакция… Я не хотела обидеть лорда Аля – Лэя лэ'Аля, своего преподавателя и куратора из пансионата леди Раш. Теперь уже бывшего куратора.

Лорд Аль, взглянул на «принцессу», под охраной телохранителей, шагнувшую на поляну. Узнал мгновенно!

Даже в лице изменился.

Хладнокровный эльф, ага! Какой же он ещё мальчишка! Я не смогла удержаться от того, чтобы не улыбнуться.

Не удивительно, что в прямом столкновении с Лисом он проиграл. Лис жесток, а эльфик – во многом ещё ребёнок.

Впрочем, оглядевшись по сторонам, Лэ'Аль вздохнул и шагнул прямиком ко мне, миновав и свою свиту, и моих застывших рыцарей.

С каждым его новым шагом, иллюзия вокруг меня таяла.

Я была в охотничьей амазонке. Той самой – вариант с разрезами. Волосы были убраны наверх, и в отличие от двойника в платье выглядела я далеко не так роскошно.

Но взгляды свиты эльфа стали куда уважительнее и заинтересованнее, Лэй же склонился к моим пальцам, поцеловал самые кончики и выпрямился.

– Я должен быть обижен, – сообщил он тихо. – Но признаться, я даже не знаю, чего во мне сейчас больше: удивления или восхищения?

– Думаю, желания меня прибить? – предложила я со смехом. – Доброго вам дня, лорд Аль. Рада, что сегодня во встречающей делегации именно вы. Видеть знакомое лицо… И снова в необычном амплуа – немного странно?

Аль засмеялся, предлагая мне руку, и я её приняла.

Он был первым эльфом, которого я встретила… Точнее, он был в составе того пограничного отряда, который в пустыне пытался поймать Дайре. Именно он сообщил, что с «тварями» эльфы не разговаривают. Чумазая девица в потёках крови, в обгорелой одежде с дырками для эльфов-эстетов была чем-то жутким. Мысль о том, что мне элементарно может быть нужна помощь, ему тогда и в голову не пришла. Второй раз мы увиделись уже в пансионате. Маркиза де Лили стала для куратора первого курса головной болью. Побольше, чем статуи, сила которых на него не действовала. А теперь новая встреча, как аристократов «высшей пробы».

– Как удивительна жизнь. Сколько сюрпризов она нам преподносит, – пробормотал Аль. – Значит, принцесса – живое свидетельство снятого проклятия, немного не то, о чем все думают. Или проклятье сняли?

– На самом деле сняли, – сообщила я.

– Как?!

– Хватило одной иномирянки, которая появилась посреди пустыни, ничего не понимая в этом мире. Влетела в эту историю, как муха в паутину, и оказалась для паука совершенно несъедобной.

– А такое бывает?!

– Как ты можешь меня видеть – да.

– Несъедобная муха, нет, не похожа, – Аль покачал головой, кивнул эльфам-магам: – Открывайте тропы.

Ого, а вот это уже серьёзная заявка. Сквозь тропы вели только тех, в ком по той или иной причине эльфы были заинтересованы. Тропами проводили действующего короля, по тропам же вели прибывшего с дипломатической миссией Лиса и вот теперь меня. Почему? Всё-таки у кого-то появилась мысль о новом браке?

В принципе, некоторые эльфийские семьи, потерявшие дочерей за годы проклятья в Таирсском доме, могли подумать и о том, чтобы восстановить немного свою численность за счёт принцессы.

Умная мысль, если подумать.

Но есть и ещё один вариант.

– Итак, – взглянула я на Лэ'Аля, – значит, принцессу в княжество ведут потайными тропами, потому что боятся, что её попробуют убить со стороны светлых эльфов.

В свите переглянулись. Аль, точно знающий, что мне лучше не врать – все равно могу просчитать, кивнул:

– Именно. За что сама догадаешься?

– Вполне. Месть Таирсскому дому. Кто-то из тех семей, кто за годы проклятья потерял дочерей, пусть даже они были неугодны общему курсу светлоэльфийского правления, подумал о том, что принцесса Таирсского дома и её смерть – это хороший способ отомстить за перенесённые страдания и обиды.

– Умная принцесса, – удивился кто-то среди эльфов. – А как же воспитание и «леди не положено»?

Мы с Алем переглянулись, лорд, лично принимавший у меня экзамен, хмыкнул и взглянул на своего подчинённого:

– Предмет усвоен и сдан на «отлично», но не всегда используется по назначению.

Какой подходящий эвфемизм для сравнения-послания, где именно я видела эти самые правила.

– А в фрейлинах? – спросил Аль.

– Кира и Лада вам, лорд, уже знакомые. Что касается третьей – это Рея де Майгард, вам также известная. Последняя Вента де Шантаналь.

Алю последнее имя явно сказало больше, чем мне. Но не могла же я спросить у него, что он такого интересное знает про мою же фрейлину?!

Дальше начался процесс переброса через тропы. Поскольку я с ними уже была знакома, спасибо Даю, особого труда не составило пройти сквозь эту тонкую тропинку, вокруг которой всё вращалось, кружилось и летало.

Проблема была только одна.

Когда тропа вывела меня в место «где-то» в княжестве светлых эльфов, вокруг меня совершенно никого не было… Ни первой половины отряда рыцарей, ни фрейлин с двойником, ни телохранителей – никого.

Я стояла в узком переулке, оглядываясь по сторонам и понимала, что сейчас меня будут убивать. Очень весело, ха-ха просто!

Откуда хоть атака-то идти будет?

Прижавшись спиной к стене ближайшего дома (осмотреться можно будет и потом), я закрыла глаза, торопливо плетя узор Зова будущего.

Мимо взгляда метнулась Амелис, оглядывающаяся по сторонам, бледный Лэ'Аль, который не мог сказать, что на площади двойник – не позволял церемониал дипломатического корпуса. И два эльфа:

– Давай, что-нибудь убойное? – предложил высокий блондин. – С откатом в пару лет.

– А если она нас заметит быстрее, чем мы доплетём заклинания? – встревожился парень с серебряными волосами. Кого-то он мне напоминает!

– Не тушуйся, человеческие заклинания на нас не действуют. А она – чистокровный человек.

– Аля жалко, – вздохнул серебряный. – Опять ссылка.

– Какая ссылка? – хохотнул блондин. – У этой девчонки четыре старших брата и один младший. И если лорду Оэрлису по слухам на неё наплевать, то барончик Дайре явится нас убивать. А король так вообще – может войну объявить.

– Так может, Ордесса с ней, пусть живёт?

– Ну, нет. Лорд Оэрлис виноват в гибели нашей старшей сестры. Вся их династия просто смотрела, как она умирает! Мы не можем это так оставить!

– Что-то я сомневаюсь, что она бы оценила такой подход к жизни, – вздохнула я. – К тому же, эльфы сами отказались от леди Лайне… Ну и что мне с ними делать?! Я так понимаю, это родные дяди Лиса? Интересно, а огорчение принца королевского дома по какой статье проходит?! Приравнивается к измене или уже не очень?

Я не боялась. Да, безусловно, эти ребята были правы. Магия людей на эльфов не действует. На древний народ действует магия тех, в ком течёт древняя кровь или… иномирян, к которым я как раз и относилась. Более того, за кого бы я ни вышла замуж, кто бы ни стал отцом моих детей – даже если он будет чистокровным человеком, моя иномирная кровь станет для них тем самым фактором, которая позволит и моим детям спокойно разбираться с представителями древних народов.

Собственно, о детях мне пока задумываться рано. Тут надо вот этих двух ушастых воспитать. Или… не воспитывать? Какое мне до них дело-то? Мне надо их тихо-мирно уложить спать и вернуться на площадь, где меня ждёт Аль. Он же ждёт? Должен, по крайней мере. Или не должен?

Так, паранойя, заткнись! Сколько можно видеть врагов и неприятности в окружающем пространстве! Как будто никого рядом кроме врагов не осталось. А всё этот тип с магией разума. Я же тебя найду, гад. Сама убивать не буду – я тебя под Лиса подставлю. Он со своей манерой разбираться и вгонять окружающих в тихий ужас даст мне фору, такую, что не только не перегнать, догнать в этом не получится!

Ещё немного подумав, я пожала плечами и создала вокруг себя графический узор, которым однажды устроила неприятности ведьме Железного дерева – Хильде, наложившей на нашу семью проклятье. Банальное заклинание оглушения работало отлично, вне зависимости от того, кто пытался воспользоваться чарами или мешался под ногами. И на эльфов подействовало.

Я всё так же стояла в переулке, нет, ну, правда – они же хотят меня убить, не я их! Так чего я буду бегать в разные стороны, в их поисках?! Сами придут. У меня на такие тараканьи пробежки просто нет времени.

Они и пришли. Хорошо так пришли, красиво.

Стояло лето. Узкая дорожка между двумя сахарными домиками утопала в цветущей сирени. Тот домик, к которому я прижалась, был цвета топлёного молока. Красивая пасторальная картинка с мирными пейзажами и прочим.

Шумели ветви, в воздухе пахло сиренью.

Они вышли с двух сторон этой улочки – оба красивые, эльфы же! У обоих приготовленные заклинания, вот которым до спуска уже буквально одно мгновение. Так называемая «отложенная магия» – я знаю, но пока не умею.

Шипящие и плюющиеся искрами в разные стороны подарки, сорвались с рук и… оба эльфа красиво упали, как подрубленные берёзки.

– Во поле берёзка стояла, во поле кудрявая стояла, – пропела я, проходя мимо, – люли-люли стояла, выпила сто грамм и упала…

На подъёме душевных сил я уже было вознамерилась двинуться на центральную площадь, но…

Меня накрыло.

Темнота пришла отовсюду, она не ждала, не выбирала, не давала возможности увернуться или поменять направление движение. Она просто заявилась по-хозяйски. Обняла за плечи, подтолкнула в бок, словно говоря: «Ну, смотри, оцени меня. Взгляни же скорее, какая я красивая».

Красивой тьма не была. Она была чудовищной, жуткой – выламывающей. Самая, что ни на есть жуткая стихия Тьмы, в самом страшном её проявлении.

Вот уж не думала, что среди эльфов может быть вот такое – страшное, от которого очень хочется спрятаться, куда-то забиться, куда-то деться. Словно ребёнок, которому сказали, что под кроватью монстр, и невольно попали в точку. Он действительно был – в этой тьме. И ребёнок, и монстр.

Голос ребёнка я слышала:

– Пожалуйста, помогите мне… Кто-нибудь… Услышьте меня… Помогите… найдите меня… Услышьте… Пожалуйста…

В голосе звучала отчаянная мука и тоска. Голос звучал так, что я закусила губу, сползая бессильно по стене всё того же дома. Сделать шаг?! Я не могла. Голос звучал прямо под черепной коробкой. Резонировал в моей душе, сжимал ледяной рукой сердце.

А потом стих.

Меня тошнило, перед глазами всё вертелось, заворачивалось в цветные спирали, смазывая мягкой кистью сирень с узкими улочками. Мне хотелось оказаться как можно дальше, быть не здесь – быть в другом месте, в стороне.

Мне хотелось прилечь и закрыть глаза. Мне хотелось…

Мне не хотелось во всё это лезть! Что за дело, как будто я вечная крайняя. Что за мания лезть туда, где меня никто не ждёт, и где я никому не нужна?

Ну, правда…

«Куда?!» – возопил внутренний голос. – «Стой! Это не наше дело!»

«Это не наше дело», – согласилась я тоскливо, подходя к забору, от которого магией тьмы не просто фонило – несло чёрной пеленой. – «Но вот просто взять и оставить всё вот так я не могу».

Попробовав зацепиться за верх забора, я поняла – что нет, так у меня ничего не получится. Края поднимались выше и выше, не давая опоры. С гладкой прочной доски нога соскальзывала, а отчаянный голос снова начал звучать в моих ушах.

И понимая, что я делаю что-то не то, что-то, что делать бы не надо, я призвала магию и вшатала по забору со всей дури. А её у меня много, с такими братьями и занятиями-то!

Доски обиженно вздохнули, как старый человек, и в заборе появился просвет. Маленький – всего две штакетины удалось выбить, но мне было достаточно и этого. А стоило мне оказаться по ту сторону ограждения, как оно, словно живое, перестроилось, и … отгородило от улицы уже меня.

Что, неужели ловушка?!

<< Предыдущая глава

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2017