И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Невеста дракона

Глава 2. Правила игры

Лежу в своей комнате на кровати. Тело мало-помалу начинает двигаться, голова соображать. Нервная горячка, которая свалила меня на долгих две недели, предпочла отступить, решив не продолжать испытания на моей шкуре очередных безумных эликсиров местного придворного алхимика.

Местного и придворного – потому что вокруг меня огромнейший остров, здоровенный до такой степени, что при его описании хочется перейти на русский матерный. Остров искусственный, летает комфортно себе в небе. Называется Воздушный дворец.

Найти во всем происходящем логику я отчаялась сразу же после того, как встретивший меня человек рассказал, куда меня занесло, какая буча творится вокруг, и, самое главное, какое место в происходящем занимаю я.

После рассказа, честно, у меня было острое желание пойти и... прыгнуть с края острова вниз. Только чтобы оказаться подальше отсюда много, много дальше.

Итак… Даже теряюсь с чего лучше начать. Думаю, лучше всё же с окружения. Вокруг был Воздушный дворец. Дворец при этом здесь был один – тот самый, куда поселили меня. Все остальное было целым городом, который обеспечивал всем необходимым университет телохранителей и гильдию их же...

Откуда взялось вот это всё? Оно было создано в Воздушном дворце. С какой целью? Я тоже задала этот вопрос.

Собственно… Наверное, начну по порядку. После того, как я пришла в себя, я доползла до ванны, она здесь была совершенно сибаритская и роскошная. Мне предоставили несколько комплектов одежды, причём помимо шикарных платьев и платьев простых был нормальный комплект удобной одежды – мягкие брюки, рубашка, жилет. Именно их я и выбрала.

После того как я оделась, мне принесли еду. В комнату. Тогда я снова увидела человека, закутанного полностью в паранджу. Они здесь вообще нормально ходят?

Это было самым первым, что я спросила, когда ко мне вернулся снова человек, с которым можно было разговаривать.

Причём, самое интересное во всём этом было то, что чем больше времени со мной проводил этот человек, тем лучше он разговаривал.

- Простите, за всё, что случилось, невеста. То, что случилось, когда вы только появились на Реханте, не должно было произойти.

- Извините, если вы думаете, что я что-то сейчас поняла, вы ошибаетесь. Могу я узнать, как вас зовут? Мне очень неудобно общаться с человеком… чьего имени я не знаю.

- Я не человек, - засмеялся тот, кто со мной общался. – Но, впрочем, я понял, о чём вы говорите, прекрасная лэри. Меня зовут Квилл. Именно так вы можете ко мне обращаться.

- Меня зовут…

- Нет-нет-нет!!! – Квилл даже подскочил. – Пожалуйста, не надо!

- Почему?

- Потому что вы – невеста дракона. Вы можете назвать своё имя только человеку, который станет вашим мужем. Ваше истинное имя – это ваше главное сокровище здесь. На Реханте.

- Ничего не понимаю! – призналась я.

- Хорошо. Давайте я сейчас попробую вам что-то объяснить… Хотя не уверен, Таба, что у меня это получится.

- Таба?

- Так на нашем языке звучит «невеста».

- Мне не нравится, как звучит, - честно сказала я.

- Хорошо, ещё какие варианты? Например, одно имя нам дают при рождении, знают его только несколько человек… или наших близких. Близкие выбирают нам второе имя, которым мы представляемся, когда маленькие. В четырнадцать лет мы выбираем себе «внешнее» имя, самое общественное, которое мы называем всем подряд.

- Квилл – это и есть «общественное» имя?

Мой собеседник кивнул, словно обрадованный моей догадливостью.

- Значит, я тоже могу назвать что-то вроде «общественного» имени?

- Оно есть?

- Да. У нас есть имя, которое дают родители. А ещё у нас есть имя, которое дают… друзья. За качество характера, за какие-то поступки, за оплошности, за созвучие фамилии, за что-то ещё. Одним словом, у меня тоже такое есть.

- Какое?

- Ласточка, - улыбнулась я. – Ола.

- Ола? – Квилл кивнул. – Да, вам подходит.

- Как говорят в таких случаях в моем мире, «двоится в глазах?» Я тут одна, не выкайте мне, пожалуйста.

- Хорошо. Ола, тебе подходит. Но почему Ласточка?

- Летала. На дельтапланах и аэропланах. Поднималась на высокие утёсы, разгонялась и прыгала. А потом летела. Первые мои самодельные поделки были такие, что я чаще пикировала и взлетала только у самой земли. Вот за это пикирование меня назвали Ласточкой, а от неё появилась Ола.

- Хорошо, Ола. С чего начать?

- Почему ты называешь меня «невестой»?!

- Потому что это то, ради чего ты призвана в этот мир – выйти замуж.

Если бы я не сидела – я бы упала, а так у меня просто низко-низко отвалилась челюсть. Очень весело и очень смешно.

- Ты … пошутил?

- Я совершенно серьёзен. Нет, не подумай, - спохватился Квилл. – Твоим мужем станет умный, богатый, красивый молодой человек, который сможет тебя защитить, чтобы ни случилось! Он сможет тебя обеспечить, ты будешь счастлива.

Когда первый шок прошёл, и я снова смогла соображать, я спросила:

- Отвечай, пожалуйста, пока только «да» или «нет». Хорошо?

- Да.

- Меня призвали из другого мира, чтобы я стала чьей-то женой?!

- Да.

- Из-за этого мне грозит опасность?

- … Да.

- Я не первая невеста на Реханте.

- Да.

- Я ценна сама по себе?

- Нет.

Совсем хорошо. Раз ценна не я, что там у нас наука на этот счёт говорит? Человек – это набор генов. Как сказал Квилл – умный, богатый, красивый и дальше по списку? Очень напоминает аристократию на местный лад. Делаем допущение, что так дело и обстоит. Вспоминаем родную историю, а там у нас значится, что аристократия вырождалась из-за смешения крови и близкородственных браков. Раз не я сама, значит…

- Моя кровь и мои дети?

- Да.

Заминка, которая была перед ответом, была едва-едва уловима, но я её ощутила.

- Что-то ещё?

- Да.

Поскольку на этом моя фантазия себя исчерпала, я вздохнула и сдалась.

- Хорошо. Теперь, Квилл, пожалуйста, ответь, что ещё во мне ценно, если я сама не ценна.

- Твоё приданое.

- Я пришла из другого мира, откуда может быть приданое?!

- Именно потому, что ты пришла из другого мира, в этом мире ты получишь совершенно особенное приданое от богини нашего мира. Она всемогуща, она… считает, что те, кто появился здесь… вырванный из своего собственного мира, должны получить взамен хоть какую-то компенсацию.

- Ага, - кивнула я.

Квилл молча на меня смотрел.

Я молча смотрела на него.

Ждёт, что я закачу истерику? А… ну, раз я не первая невеста, а он так легко учится другим языкам, могу предположить, что даже если это не магия (а она явно здесь есть), то это некие способности. Соответственно, уже даже на его памяти я не первая невеста.

- И как часто? Призывают невест?

- Раз в три года.

- Значит, это должно было стать уже определённым образом рутиной? – пробормотала я, потом нахмурилась. Нет. Минуточку… Что-то здесь не складывается при таком раскладе воедино. Призывают. Полагаю, в контексте «пробуют».

- И сколько удач среди них?

Мужчина молчал долго, так долго, что я начала уже беспокоиться.

- Ола, - наконец, мягко заговорил он. О, узнаю тон заправского психиатра или священника, что есть одна сущность двух разных древних профессий. – Это…

- Пожалуйста, не надо решать за меня, что я должна знать, а что нет. Как удачно проходит призыв?

- Примерно в пяти случаях из десяти невест доставляют к венчальному озеру. Они могут прожить год, поддерживаемые лучшими магами жизни, чтобы забеременеть и родить… Во время родов, несмотря на усилия лучших магов, они не выживают.

- Их дети? Какая судьба ждёт детей этих женщин?

- Первое поколение не доживает и до двадцати пяти лет. Второе – живёт до пятидесяти, но только четвёртое достигает самого минимума средней продолжительности в нашем мире – ста лет.

- Грязно, - пробормотала я.

Мужчина смотрел куда угодно, но точно не на меня. Что он мог мне сказать?! Возразить? Так я была права. Это действительно другим словом, кроме как «грязно» - описать было невозможно. Это была грязь в самом худшем её проявлении.

- И, конечно, детей такой пары с самого рождения воспитывают в духе «плодитесь и размножайтесь»? Или к тому моменту, как они входят в детородный возраст, они уже давным-давно замужем или женаты? – я даже не осуждала. Со своим уставом в чужой монастырь не ходят.

- Да.

После некоторого молчания, я вернулась к более шкурному вопросу.

- Хорошо. Оставим пока эту тему. Я – невеста.

- Невеста дракона, - подтвердил Квилл.

И я снова потеряла нить беседы и логики.

- Дракона почему?!

- Потому что изначально таким образом невесту пытались призвать дракону.

- А теперь не пытаются?

Мужчина пожал плечами:

- Да какая разница? Люди должны быть с людьми, это закон, заповедь. А дракон… дракон хорош на своём месте.

Звучало, как по мне, не слишком красиво, но смотреть выше – чужой монастырь, свои уставы.

- Ладно, - протянула я. – Давай дальше. Значит, пятеро гибнут?

- Да. Одна невеста на сотню сохраняет свой разум после горячки…

- Той самой, которая меня корёжила две недели? – уточнила я дотошно.

- Да.

- Соответственно, что происходит дальше?

- Она выбирает себе сама жениха. Живёт с ним счастливо… И в зависимости от того, насколько мир принимает её, потомки… легче вживаются в жизнь Реханта.

- Так… А я?

- Одна на тысячу. Точнее, такой, как ты, ещё не было ни разу. Чего таить, ты первая, кто после горячки не просто остался в своём уме, но идёт на поправку стремительными темпами. Я бы сказал, что ты такая… уникальная.

И себе под нос, чтобы я не слышала, Квилл добавил:

- И первая, кто не закатывает истерики на ровном месте по поводу и без повода.

- Истерики – это, конечно, хорошо, - равнодушно отозвалась я, всё равно расслышав. – Только бессмысленно. Моё мнение здесь никого не интересует.

- К сожалению, да.

- Так зачем дёргаться и пытаться что-то изменить, тратить свои нервы? Будем вживаться в окружающую действительность и разбираться с ней. Думаю, Квилл, правила игры… в «выбери жениха» здесь далеки от честных.

- Скорее это игра краплёными картами.

- Так расскажи мне о ней? И… почему все вокруг ходят в парандже?!

- Мужчины, которые не выбраны невестой дракона или вообще не могут участвовать в турнире, должны скрывать своё лицо, чтобы не ввести девушку в заблуждение.

- А могут?

- Ещё как… Да ты не переживай, Ола. До конкурса красоты обычно доходят только десять самых лучших…

Каким титаническим усилием я сдержалась от хохота – лучше не упоминать. Моё лицо покраснело, я опустила голову, понимая, что ещё немного и моя маска спокойствия и хладнокровия разломается на куски.

Конкурс красоты. Мужской конкурс красоты ради меня!

Ну, не сойти мне с этого места, большего бреда я не слышала.

- А… ага, - немного сдавленным голосом. – А можно по порядку?

- Ты… - вот теперь Квилла я удивила ещё больше, судя по тому неверию, которое в его голосе зазвучало. – Не спросишь, какая опасность тебе грозит и почему?!

Вот что за наивный человек? Или те, кто сюда прибывал… А. Ну, конечно, кому тут включать было голову, если пятеро не выживали, а пятеро просто становились заложницами собственного возможного генофонда…

- Я думаю, помимо официального турнира есть те, кто хотят получить невесту дракона, потомство от неё… и приданое себе в обход официоза.

- Верно. Ты всё поняла правильно.

- Я за себя рада. Но возвращаемся к теме. Вначале будет… что-то ещё, а не конкурс красоты?

- Да. Вначале все, кто пожелает принять участие, пройдут отбор по весу, росту, положению в обществе, капиталу, то есть всему тому, что они могут предложить. В прошлый раз, например, в отборе участвовал даже принц!

- Только принцев мне не хватало!

- Не хватит, - подтвердил Квилл, даже не уловив, что это была ирония, даже далеко не тонкая. – Двое принцев уже женаты, вдовец с ребёнком принять участие в отборе не может.

- Даже так.

- Да.

- Хорошо. Значит, вначале формируется некий список женихов?

- Точно. Обычно в него входят от пятидесяти до ста человек. Бывает больше, меньше – уже нет.

- И что является первым официальным этапом?

- Турнир. Воинский турнир, - мой собеседник замялся, подбирая слова. Хотя, скорее, ситуация больше на допрос походила, чем на разговор. – Мы… комиссия из Воздушного дворца, будем судьями. На ристалище возможные кандидаты в женихи будут показывать свои умения в искусстве боя на ножах, клинках, без оружия. Как они стреляют, бегают. И всё такое подобное. Обычно остаётся половина.

- Доблесть, - охарактеризовала я. – Я могу за этим наблюдать?

- Да, конечно. Из специальной ложи, откуда будет видно только ристалище.

- Что будет после проверки на воинские качества?

- Проверяем ум. Твой будущий муж должен быть неплохим тактиком и стратегом, уметь быстро принимать решения, разбираться в ситуации, и какой бы плохой она ни была, находить из неё выходы.

- Хорошая проверка.

- И жёсткая, Ола. Отсеивается обычно каждый второй. После этого идёт турнир красоты.

- Ага… - пробормотала я.

- Да. Они все предстанут перед тобой без паранджи. Обычно, к этому моменту остаётся десять самых достойных молодых людей.

Ну, тут уже у меня даже слов не нашлось.

- Из них ты выбираешь троих.

Всё. Даже те слова, что в извилинах заблудились, благополучно в них где-то потерялись и скончались. Очень весело. Значит, мало мне того, что меня саму как личность не рассматривают, так ещё и выбирать в общем итоге я потенциального мужа должна по лицу.

Таланты! Грац!

- Ола?

- Именно по красоте? – процедила я.

- Да. Ну, там… блондин, брюнет, цвет глаз, размах плеч.

- Я буду выбирать себе в мужья картинку?!

- Ну… Да.

Страшного ничего не произошло. За мгновение до катастрофы я взяла себя в руки и снова успокоилась.

Картинку, значит, картинку.

- И? Как живут здесь муж и жена?

- Поскольку невесты дракона особый случай… муж остаётся во дворце или особняке своей жены, пока она не понесёт, после этого – уезжает в свой особняк.

- А жена остаётся одна?

- Да, - Квилл смотрел на меня, кажется, настороженно. Глаза у него были хорошие, только вот злые очень. И злился он не на меня.

- Ладно. Хорошо… Это пока не критично, невесомо, да и вообще, мало ли… Итак. У меня остались… Подожди. Я выбираю трёх, а дальше что?!

- Вы спускаетесь из Воздушного дворца и своим ходом отправляетесь к Венчальному озеру. По легенде оно появилось из радостных слёз нашей богини, к которой вернулся её возлюбленный.

- Пешком?

- Нет. Верхом. С положенными случаю остановками. Выбранные трое женихов всячески оказывают знаки внимания и стараются добиться твоего расположения. У озера же ты назовёшь только одно имя. И там же на озере вас и повенчают.

- А большим отрядом пойдём?

- Нет. Ты… Трое женихов. Твой личный телохранитель. Повар, потому что в походе нужно будет готовить. Опытный егерь. И личные телохранители трёх женихов. Получается, всего десять человек.

- А как же… если невесту хотят получить все, кому не лень, разве не опасно такое продвижение?

- Опасно. Но… не настолько, чтобы от него отказаться. Это единственный способ для невесты найти своё счастье. А безопасность будет обеспечивать дракон.

- А он с нами?!

- Конечно. Он же один из женихов. Это дань традиции.

- С ума сойти! – отреагировала я непосредственно. – Это что же… Он принимать участие во всех мероприятиях будет?!

- Конечно же, нет. Он в финале. По умолчанию.

- Ага, краплёная карта.

- И не последняя. Воздушный дворец и его гильдия, этот университет – лучшие на всем Реханте, так что… среди тех, кто сейчас здесь учится, будут и те, кто примет участие в последующих турнирах.

- Чем это грозит лично мне?

- Случайностями. Они будут происходить повсеместно. Ты будешь проходить куда-то, а они устроят на этом месте свой турнир. Конечно, в положенной накидке, но…

- Это не единственный возможный вариант.

- Верно. Чтение стихов, поэм, игра на музыкальных инструментах, исполнение сонат. Они знают, как очаровать девушку. И пустят в ход всё своё очарование, даже с тем учётом, что не смогут пользоваться своей красотой как оружием.

- И пусть победит сильнейший?...

Квилл давно уже ушёл, а я всё сидела в спальне, задумчиво пытаясь понять, что же мне делать. Замуж… вот так, с бухты-барахты, да за незнакомого человека?! Как-то это даже не смешно. Пошло.

Но вот что делать, чтобы этого избежать, я пока не могла понять.

Значит, какая-то богиня…

Изначально искали невесту дракону…

Теперь все подряд желают получить девушку из другого мира, чтобы… кстати, а вот зачем? Я у Квилла так и не спросила, что же там такое даётся в приданое богине, чтобы все поголовно сходили с ума?

За окном пел негромко ветер. Дойти до него я смогла только с третьей попытки. Устроилась на подоконнике, закутавшись в плед, закрыла глаза, а когда открыла – в стороне, на холме, уже был дракон…

При свете дня он показался мне куда огромнее, чем ночью.

Он был близко. Так близко, что я могла рассмотреть чешуйки на его теле, не круглые, как я думала, а немного вытянутые, и немного... приплюснутые по краям. Немного сумасшедшее описание, понимаю, но по-другому сказать не могу. Я ждала почему-то округлые очертания, а они были совсем другими. И чешуйки были чёткие, каждую-каждую можно было рассмотреть.

А ещё дракон был прекрасен. Толкнув створку окна, я устроилась ещё удобнее и начала изучать дракона, словно статую. Немного отстранённо, немного восхищённо.

Серо-золотой. Золотая голова, золотая шкура, серый живот и серые основания крыльев, серый хребет и снова золотой хвост. Гибкий всплеск золота и сумрака.

Длинная гибкая шея, крепкая голова. Вокруг - что-то среднее между костяным воротником и просто набором шипов, что-то типа такой «звёздочки», где складки между лучами звезды не дорисованы до конца. А! Ещё напоминает перепонки! Хотя услышь кто мои мысли, особенно сам дракон - он бы меня прибил на месте. Не все такие толерантные к глупым мыслям и словам окружающих, как, например, я сама. Но, что я могу поделать, если напоминает?

Дракон был огромный и прекрасный. На него хотелось смотреть, но с ним не хотелось связываться. Как бы так объяснить. Он был великолепен, восхитителен. Но в первую очередь, это была боевая машина смерти. И забыть об этом ни у кого не получилось бы. Такими мощными трёхпалыми лапами можно без труда перебить хребет человеку, а такими впечатляющими когтями порвать на куски! Длинный хвост оканчивался чем-то вроде шипастой булавы. Она подрагивала, и то раскрывалась, то закрывалась снова.

Если так подумать, то и на самой шкуре были видны некоторые утолщения. Кстати, когда кошка злится - она раздувается и шипит. А когда злится дракон - он ощетинивается? Что-то мне подсказывает, что эти утолщения тоже могут быть «приятным» дополнением шипастого покрова. Для врагов.

Хотя... какие враги у дракона? Один раз расправит свои крылья, плюнет огнём... и нет никого. Совсем никого и нигде...

Солнце бросало на серо-золотую шкуру тёплые отблески, гладило дракона по крыльям, по лапам. А лукавая морда снова напомнила мне кота. Каким-то таким... непостижимым образом.

Лукавая, тёплая, золотая. Ненастоящая и настоящая одновременно.

Всё вокруг было таким же. Плыло в тёплом мареве, окутывалось солнечным светом и тёплым. В воздухе танцевали пылинки, дурманно пахло чем-то из сада. Сказка...

Я просто попала в сказку, и ничего больше.

Правда, что-то подсказывает мне, что не стоит думать «Здесь нет ничего сложного, здесь нет ничего страшного, я просто открою глаза и проснусь дома». С тех пор, как пришли те сны, я подсознательно знала, что дома я уже не проснусь. Я видела это в глазах мамы...

Жаль, больше я её не увижу. Да, вокруг были маги, и магам были под силу заклинания, чтобы связать одно место с другим, пусть даже оно находилось на другом конце планеты. Но никто не мог соединить коридор между мирами из местных магов.

Призванные из другого мира же вообще никогда не становятся магами. Никакими. У них этой силы нет и быть не может. Квилл же сказал - я ничего не стою сама по себе. Я просто... товар, за который кто-то купит процветание своему роду и благословение богини заодно.

Мне не взять в руки оружие. Ни меч, ни лук, ни арбалет. Квилл поднял меня на смех, сказав, что учить женщину здесь не будет ни один толковый мастер, а от бестолкового мастера, который решится пойти против вековых традиций, много ли проку?

Мне не стать учёным... Кто согласится терпеть женщину над собой?

Одним словом, я не могла распоряжаться своей судьбой. Вокруг меня был дворец, чудесные комнаты, великолепный сад, а на деле - клетка и тюрьма, в которой я благополучно заперта.

Что может сделать человек против воли бога? Да ничего! Не могу же я начать, например, крестовый ход. Да и вряд ли богиня желала зла тем девчонкам, которые сюда попадали. Скорее, это была своеобразная защита для них. Другое дело, что некоторые сами бы хотели решать свою судьбу, сами планировать, что делать и как. Но такой возможности, судя по всему, мне уже не дадут.

Почему мне так от этого грустно и больно, я никак не могла понять. Я не смирилась с происходящим, не осознала его и не приняла. Просто ощущала, что во всём происходящем была такая жуткая неправильность. Как будто я заняла чужое место.

Но это уж вряд ли. Лесницы говорили, что звали меня.

А ещё, что однажды я сама к ним приду. Добровольно. Зачем? Лесницы могут мне помочь сбежать? Точно нет. Они ведь сами сказали, что мне предстоит искать свой новый дом именно здесь. Тогда почему?

И интересно, если дойти до этого Венчального озера, можно ли попросить богиню дать возможность жить самой? Своими силами? Самостоятельно? Тогда что-то получится? Хотя... Какая из меня «самостоятельная»?

Я ничего не могла в этом мире, в Реханте. Ничего не знала. Ничего не умела. Вряд ли мои знания и умения из прошлого мира могут иметь какую-то ценность для этого мира. Но это не значило, что я ничего не могу вообще. Это значило только то, что сейчас я могла только выиграть время и учиться. Мне нужно было научиться разговаривать на языке местных, потому что если со мной будет разговаривать только один человек, я никогда не узнаю нужного.

Мне нельзя вызывать подозрений. Вряд ли кому-то нужна своевольничающая невеста. Сломают, выдадут замуж, я и моргнуть не успею. Они это определённо могут, а неприкосновенности мне никто не обещал. Обещали мужа: умного, красивого, богатого.

Хотя, если уж выбирать добровольно, я бы выбрала дракона.

Огромный хозяин острова, с которого я не сводила всё это время взгляда, дёрнулся и открыл глаза. Поднял ко мне морду, и я поняла, что куда-то падаю, падаю, падаю, затерявшись в алой бездне его глаз...

↜ Предыдущая глава || Купить и прочитать ↝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2019