И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Триада ветра

Наверх || Пролог


На первый взгляд это была совершенно обычная ночь. Не считая того, что всего недавно отгремела страшная война и её отголоски до сих пор сотрясали все кланы.

Естественно, руководство всех кланов было просто обязано предпринять хоть какие-то меры. Неведомый клан и в этом плане отличился больше всех. Пока в остальных кланах происходило черт знает что, неведомые в краткий срок объявили о формировании отдела зачистки – команды вампиров, в задачу которых входило принятие превентивных мер, что было более чем реальным, с учётом того, что отдел зачистки должны были вести и сопровождать провидицы.

Решение это было давно назревшим, неоднократно обсуждаемым. Просто в маленьком клане элементарно не было возможности выделить большое количество вампиров на отдел зачистки. Вот только после войны с Изначальным приоритеты были немного смещены, и решение всё-таки сформировать отдел, было принято.

Подходящие для него вампиры получили вызовы и собрались ночью одной весёлой пятницы в атриуме большого совета.

В числе присутствующих были: Мстислав Вьенте, блистательный Грандсир Неведомого клана. Мужчина в самом рассвете сил, о котором ходило множество слухов, один другого краше. Шикарная внешность, изумительная магическая сила, потрясающие воинские способности. Великолепен и недосягаем. Хотя это и не мешало половине всех свободных девушек неведомого клана заглядываться влюблённо на Грандсира.

Уравновешивало происходящее то, что половина свободных мужчин клана так же заглядывались на его жену. Впрочем, она как и муж была такой же недосягаемой. Прекрасная, статная, ей было далековато до уровня мужа как в магии, так и в воинских искусствах, но поговаривали, что если попасть ей на зуб – не останется даже праха. Чем брала Тринадцатый демон никто не знал. Свидетелей не было. Леди Адриана Вьенте не оставляла следов.

У правящей пары были двое детей. О них слухов было гораздо больше, чем даже о родителях. Вот только похвастаться тем, что их видели, могли считанные единицы… Знали, что сын – маг и учёный, успешно совмещающий маготехнику, физику и энергию чистых сил. Знали, что дочь – предпочитает физическую сторону бытия и обожает драться, а ещё, кажется, обладает слабеньким даром предвидения.

Впрочем, это было из разряда непроверенных слухов.

В ту знаменательную ночь пятьдесят кандидатов в отдел зачистки, причём половина была просто сорвана со своих обычных мест и должностей, изучали Грандсира клана, его жену и Тринадцатого демона, и черноволосую девушку, сидящую с ногами на столе.

Мало кто понимал, зачем их здесь собрали. А интуиция подсказывала многим, что лучше об этом и не узнавать. Шкура целее будет.

Если поначалу по залу ещё носился лёгкий шепоток, то, едва Грандсир поднял взгляд, все замолкли. Мстислав никогда не повышал голоса и не повторял дважды.

– Я рад видеть всех вас здесь этой ночью, как и рад, что все вы находитесь в добром здравии… – размеренно начал он, ловя взгляд каждого. – Вас всех созвали не случайно. Война уже прошла. Те, кому суждено было отправиться к Ночи – уже покинули нас, остальные – оправились или оправляются. Кто-то из вас приехал прямо с больничной койки, кто-то отложил дела. Все вы здесь собрались не случайно. Советом Клана было решено воссоздать карательные отряды Чистильщиков. Ранее это было не слишком нужно – хватало нашей репутации, частной инициативы или, иногда, помощи Демонов. Но Тень не старался скрываться и последствия его бесчинства все ещё дают о себе знать. Сейчас вы будете поделены на команды и получите конверт с заданием. Поначалу это будут простенькие задачки, чтобы вы сработались, поняли, кто с вами. Скажу сразу, что деление продуманное и не случайное. Учтены ваши слабые и сильные стороны, чтобы вы уравновешивали друг друга…

– А ещё, – подхватила Адриана, – в формировании команд участвовала наша самая сильная провидица. Поэтому как бы вы ни были удивлены делением на команды, как бы вам ни хотелось перетасовки – её не будет. Вы все взрослые вампиры, вас всех обратили в сознательном возрасте. Если не получится, а провидица оставляла и такую возможность, вы просто вернётесь к своим делам. Никаких карательных мер к тем, кто не справится, не последует. Не получилось и не получилось.

Мстислав молча кивнул.

– Итак. Сейчас вы получите свои назначения.

Незнакомая девушка на столе, всё это время разглядывающая собравшихся в зале, подняла в воздух пятьдесят конвертов.

Голос у неё был чем-то похож на голоса правящей четы неведомого клана.

– Всего четырнадцать команд. В основном в команде четыре вампира, пара исключений – это триады, тройки. Не спешите вскрывать конверт, как только его получите. Подержите его в руках, покатайте между ладоней. Можете даже немного осмотреться вокруг, подумав о том, кого именно вы лично хотели бы получить в напарники и напарницы. Внутри конвертов вы не увидите имён. Только место и время, в которое вы должны будете быть в этом месте. А ещё – некая опознавательная деталь. Журнал, как в старых человеческих фильмах. Вампирская метка. Цветок. Чары. Пожалуйста, – голос девушки немного задрожал, словно она хотела расплакаться. – Соблюдайте процесс опознавания досконально.

Вампиры внимательно всмотрелись в неё, затем получили свои конверты. Были такие, кто послушался совета, были те, кто фыркнул и сразу распечатал конверт. Девушке казалось до этого не было никакого дела. Внимательный взгляд, который изучал каждого, кто как поступает с конвертами, принадлежал Грандсиру. Его жена, присев на ручку его кресла, смотрела в зал со спокойной полуулыбкой на губах.

Самые лучшие интуиты успели ощутить ласковые прикосновения силы прежде чем она отхлынула. Ощущали они и ещё одну силу, только не активную, а пассивную, чем-то напоминающую контактное предвидение. Но ведь в зале не было провидиц. Всех их, из-за сложной магии, знали в лицо. Девушка, раздающая конверты, наверняка была девочкой на посылках, поэтому и сидела здесь.

Впрочем, долго задумываться над странностями происходящего вампиры не спешили. Их больше интересовало содержимое конвертов. На карточках, вытащенных самыми нетерпеливыми, была короткая надпись: «Вы не подходите в отдел Зачистки».

Получившие их… опешили. Вскинули головы, собираясь что-то сказать… и слова застряли в горле, когда они столкнулись взглядом с Грандсиром, который словно бы знал все это заранее. Закономерный вопрос «зачем тогда вызывал» – буквально повис в воздухе… однако никто не спешил на него ответить.

– Предупреждая ваши вопросы, – девушка на столе сняла с запястья узкую чёрную ленту, подхватила в хвост волосы. – Да, некоторые из вас, самые нетерпеливые, уже увидели содержание своих карточек. Очень жаль, что у вас не хватило терпения выполнить простейшие инструкции. Но мы этого ожидали. – Лёгкий щелчок. - Теперь переверните, пожалуйста, карточки те, кто их уже видит. На оборотной стороне вы увидите небольшой перечень вопросов, на которые вам необходимо ответить. Считайте это неожиданным экзаменом и да, шансом номер два.

Нахмурившись, вампиры перевернули карточки, глядя в ошеломлении… на самые настоящие экзаменационные билеты, которые можно было бы встретить в любом университете мира, если допустить, что у вампиров когда-нибудь появятся университеты магии.

А тем временем начали открывать свои конверты более терпеливые и выдержанные вампиры. На их карточках были написаны и место, и время вместе с датой, и опознавательный знак.

Кому-то повезло, кому-то – не очень.

– Кто получил указания – можете идти отдыхать и готовиться. Я знаю, что некоторые из вас ещё не закончили лечение, и тем более благодарен им за терпение. – Мстислав отпустил большинство. Оставшиеся вампиры, «осчастливленные» экзаменационными билетами, тоскливо переглянулись.

Было что-то нечестное в том, чтобы прийти по зову Грандсира, а оказаться в положении детей, чуть ли не за учебной партой.

– Ах, да! – спохватилась девушка на столе. – Бумага и ручка.

Она гибко наклонилась, вытащив из ящика стола несколько папок. Затем буднично спрыгнула, раздала их всем оставшимся, а потом повернулась к Мстиславу.

– Могу я покинуть это собрание, ибо на этом моя миссия закончена?

– Давай. Спасибо, малышка, – кивнул грозный Грандсир, позволив себе улыбнуться.

– Всегда обращайся, па! – махнув рукой, девушка запрокинула голову, что-то шепнула и растаяла в ворохе янтарных искр.

Мстислав со скрытым злорадством отметил, как отвисли челюсти и у экзаменующихся, и у тех, кто ещё не успел уйти…

Риана, чуть тронув его за плечо, кивнула на выход. Там, среди тех, кто разглядывал зал с интересом, были несколько вампиров, не удивлённых личностью провидицы Неведомого Клана.

Мстислав внимательно всмотрелся в каждого, словно надеясь увидеть ответ – откуда они знают, кто она такая… Подобное знание не могло прийти к случайным вампирам, а в чужих руках могло наделать бед.

За тремя вампирами, которые не были даже удивлены внешностью провидицы и куда она делась, следовало присмотреть особо.

И для начала, Риана, взглянув на мужа, легко сложила ладони в особый отработанный знак, отправляя рой следилок разных уровней незаметности и сложности по следам привлёкших внимание правящей четы. И это тоже было экзаменом, экзаменом для тех, кого всего через пару месяцев назовут Триадой ветра…


Наверх || Глава 1. Сбор


В Москве с некоторых пор пошла мода на… странные строения. Наверно, всему виной были вампиры, с возрождением Неведомых заметно увеличившие нажим на культуру людей. Они строили для себя и вынуждали людей строить так, чтобы бессмертным приятен был вид города и после смерти строителей.

Таковым было и место, указанное в его карточке. Очень высокое здание, которое при помощи магов природы по спирали оплели вьюнами. И очень немногие знали, что крыши у здания нет. Верхний этаж, являющийся смесью ресторана, клуба и сада, не был накрыт ничем, кроме зелёного купола, в котором постоянно шумел ветер, и иногда цвели цветы, благо магия позволяла не думать о неприятных атмосферных явлениях.

Для желающих отдохнуть в некотором отдалении от столов и приятной музыки была возможность подняться чуть повыше и посидеть в одной из беседок, оплетённых всё теми же вьюнами.

Он пришёл первым и, помня примету, поднялся с бокалом вина наверх, в одну из беседок. Чуть поводив в листве рукой, повесил на выступающий крючок невесомые колокольчики, создающие тихую нежную мелодию от прикосновений ветра. Они и были приметой – каждый должен принести с собой по одной связке…

Кай, а именно так звали мужчину, чуть потёр, поморщившись, правой ладонью левый бок и сел в удобное плетёное кресло, покачивая бокал в руке. Посетитель был чуть выше среднего роста, поджарый, хотя и с относительно широкими плечами. Короткие волосы были неопределённого цвета, нечто среднее между платиновыми, седыми и пепельными, в тон серым же глазам. Впрочем, как раз цвет глаз у этого создания был крайне непостоянной величиной, таким уж уродился.

Что касается одежды, для сегодняшней встречи он выбрал неброскую серую рубашку с серебряным узором на воротнике и с коротким рукавом, лёгкие, по летней поре, брюки и полуклассические туфли, выглядящие элегантно и, в тоже время, не стесняющие движений. Дополнял образ широкий браслет, скорее даже наруч, от запястья до локтя, на левой руке и – серый платок на правой, закрывающий руку лишь чуть меньше. Все необходимое Кай хранил в поясной сумке, сдвинутой под правую руку, да из левого кармана брюк к поясу тянулась цепочка карманных часов.

Время в карточке было указано раннее, хотя и его было достаточно для того, чтобы успеть привести себя в порядок и с комфортом добраться до места встречи. Но когда часы натикали три часа тридцать минут, именно это время встречи было указано в карточке, в беседке так никто и не появился.

Кай поморщился. Он и в лучшем состоянии не любил опозданий, а уж в его нынешнем… Впрочем, все своё недовольство дальше мыслей он выпускать не планировал. Захлопнув часы, он отпил глоток вина и прикрыл глаза, наслаждаясь игрой ветра в листве и колокольчиках.

Парные колокольчики прозвенели спустя несколько минут. И в беседку буквально влетела девушка. То, что это вампиресса, невозможно было понять ни с первого взгляда, ни со второго. Ауру надёжно скрывали то ли щиты, то ли амулеты, сделанные кем-то профессиональным. А по беглому взгляду нежное чудо, появившееся на пороге беседки невозможно было даже причислить к бойцам. Да какие-то там бойцы! Такая малышка, судя по виду, могла испугаться даже безобидного скелета с кладбища, забытого неугомонными учениками некромантов.

Светло-медные, пожалуй, даже рыжие волосы были убраны в два задорных хвостика. Короткие пряди щекотали покатые плечи. Зелёные глаза рыженькой смотрели на мир широко и наивно. Белое платье с отделкой розовыми рюшами только подчёркивало образ нежности и невинности.

Легко можно было представить за этими плечами белоснежные широкие крылья. Ещё легче было представить её на коленях в каком-то храме или церкви перед алтарём. Одним словом, на пороге, позвякивая колокольчиками на браслете, стояло воплощение ангела.

И голос был ей под стать, зазвенел в беседке звонким хрусталём, когда она, переступив через порог, торопливо начала извиняться:

– Простите, возникло недоразумение! И я опоздала. Простите, пожалуйста!

Кай открыл глаза, отразившие зелень её собственных и вновь ставшие серебряными.

– Доброй ночи, леди… – грациозно поднявшись, он едва-едва коснулся губами кончиков пальцев гостьи, а уже через миг вновь сидел в кресле. Он и сам предпочитал максимально прятать ауру вампира, особенно когда был не в лучшей форме. Собственно, платок на правой руке для того и служил.

– Доброй ночи, лорд, – радостно отозвалась девушка, проходя и садясь напротив него. – Какой вы красивый, – вырвалось у неё тут же непосредственно. – Ой, простите. Наверное, это прозвучало невежливо. Я Энджел.

– Кай. Рад с вами познакомиться, – мужчина чуть улыбнулся девушке. Такая непосредственная, она производила ощущение… порывистого, открытого подростка.

– Как здорово, что по крайней мере, в сформировавшейся компании есть хотя бы один мужчина. А у меня на карточке стоит дробь, две трети! Значит я вторая из тройки, а кто будет третьим или третьей, вы не видели? Ой, простите, я наверное очень много болтаю. А вы не любите болтушек, Кай?

– Нет, не видел… вы прибыли второй. – мужчина пригубил вина. – Когда как, Энджел…

– Ну, тогда… я буду стараться говорить потише, помедленнее и вообще… ой, у вас что-то болит, Кай?

– С чего вы так решили?.. – Кай был уверен, что ничем не выдал своего состояния.

– Ну, мне показалось, совсем немного… – медные ресницы дрогнули, опускаясь и пряча зелень взгляда. – Простите… Я не хотела вас обидеть…

– Нет, что вы, вы меня не обидели… – Кай качнул головой.

– Просто, мне показалось… Я… – Энджел нервно сплела-расплела пальцы, подняла виновато-испуганный взгляд. – Я не боевик. Я… знаете, как в модных человеческих играх говорят, юнит поддержки. Кастую усилители, разнообразные защищающие, восстанавливающие, лечащие заклятья. Поэтому я и решила, что… Вот… Извините. это не моё дело…

Мужчина всмотрелся в девушку.

– Нам все же работать вместе… вы правы, я не совсем в форме.

– Тогда позволите я вас немного подлечу? Конечно, не здесь, в более подходящем месте? Возможно, главный лекарь клана не оценил бы моих способностей, я лечу через ведущую и любимую стихию ветра… Вот… Вы, конечно, можете мне не доверять, но я хорошо знаю своё дело!

– Ну, посмотрим… Не всё сразу, миледи.

– Как скажете… – Энджел хлопнула ресницами, – простите. Я лезу не в своё дело. Только, – взглянула она на аккуратные часики, – тот, кто ещё с нами в группе задерживается. Может быть, что-то случилось?

Кай извлёк из кармана свои часы, посмотрел на циферблат, затем прислушался к шуму ветра. Тот, умиротворённо бродил за стенами здания, что-то нашёптывал о последних новостях, о тех, кто в здании и о тех, кто к нему направляется. Но ни слова не прозвучало о том или о той, кто должен появиться.

Впрочем, долго ждать не пришлось. Из-за стен беседки послышался стук каблуков. Та, что шла, позвякивая раздражённо колокольчиками, не старалась скрыть своё присутствие, а затем возникла в проёме беседке.

Бросила раздражённый взгляд на мужчину, на девушку и усмехнулась.

«Чертовка», – мелькнул комментарий в мыслях Кая.

И он не ошибся. Потому что появившаяся «леди» по праву могла считаться редкостной тварью. И не очень скрашивало это определение достаточно приятный внешний вид, аппетитный так уж точно. Черные джинсы с заниженной посадкой, белая футболка, чёрная жилетка, совершенно не скрывающая кобуру с пистолетом. Светлые золотые волосы, чистокровная блондинка, были убраны в высокий хвост, чтобы не мешались. И взгляд… Дурманящая зелень взгляда была удивительно презрительно-высокомерной. То ли прибывшая считала всех окружающих дураками, то ли априори считала себя лучше кого бы то ни было. И если Кай и Энджел скрывали свою сущность, то эта даже и не думала.

Процокали шпильки по полу. Извиняться за опоздание явившаяся «леди» и не подумала, просто села на последний свободный стул. Раздражённо смяв в кулаке колокольчики, она небрежно повесила на спинку стула свою сумочку.

– Я Кэтрин, – представилась прибывшая Каю, даже не взглянув на Энджел. – Вы, как я понимаю, эта, – короткий взмах в сторону рыженькой вампирессы. – И я – должны составить команду по воле видения очаровательной провидицы неведомого клана Деметры Вьенте?

– Кай. Очевидно, это так, – совершенно не изменив тона, ответил Кай. Пожалуй, сейчас он напоминал штиль – совершенно спокойный и даже какой-то равнодушный. Возможно это было маской, а скорее всего, ему действительно было всё равно, что там о себе и окружающих думает эта блондинка… пока это не мешает делу. Хотя, некая доля озорства пробудилась в нем, когда он сравнил зелень глаз обеих дам. В этот краткий миг он позволил себе мысль, что две зеленоглазые дамы это… интересно. В не совсем деловом смысле.

– М-да… – скептически пробормотала Кэтрин, оценив предполагаемых союзников. – Итак, мы собрались, теперь по идее нас должны осчастливить работой? Или мы вначале там должны на брудершафт выпить, что там ещё? А, или уничтожить три жучка, которые гипнотизируют это место с самого начала, ещё даже до того, как появились вы, Кай, или эта … леди.

– А вам так мешают эти жучки? – хмыкнул мужчина… и не стал ничего делать.

– Я не люблю, когда кто-то вмешивается в мои личные дела. Хотя, наверное, вас двоих в «личные» дела можно не записывать. Хотя всё равно, мерзко. Никто не возражает, если я это уничтожу?

– Я могу… – Энджел робко подняла руку, как на уроке. – Я могу пересадить их в другое место или прикрепить к другому донору.

Внутренне Кай даже обрадовался возможности не демонстрировать лишнего.

– Думаю, своё они уже отжили. Согласен, это не слишком приятно.

– Окей, – Кэтрин зевнула, прикрыв ладонью рот, на миг в зелени глаз мелькнули алые искры, а затем, когда она потянулась к меню, от соглядатаев не осталось и следа. – Мы можем спокойно поужинать, или кто-то куда-то торопится? – флегматично спросила она, обращаясь преимущественно к мужчине.

– Пожалуй, если бы кто-то торопился, нас бы тут уже не было, – пожал плечами мужчина, изучая девушек. Он и без меню отлично знал, что закажет…

Энджел только торопливо кивнула, а потом бросила кокетливый взгляд на Кая.

– Кай, простите, а у вас девушка есть? – спросила она, не глядя выбивая в меню комбинацию своего заказа.

– Нет, – отозвался он, формируя свой заказ.

– Это хорошо, – кивнула Кэтрин, равнодушно вмешиваясь в разговор. – Если я правильно понимаю, у вас, лорд, сила ветра – в качестве любимого сюрприза для врагов?

– Вы не ошибаетесь, леди.

– У леди Энджел, – короткий взгляд на упомянутого ангелочка. – Также эта сила в качестве поддерживающей и лечащей. Полагаю, именно по этому признаку нас и соединили вместе.

– Так же как у вас – вместо дополнительной конечности, – согласился Кай. – Похоже да, этот признак у нас общий.

– Ммм… интересно, остальных объединили по этому же признаку? Кстати, лорд Кай. Вы знаете Деметру?

– Знаю, – опять кивнул мужчина, снова прислушавшись к ветру. – И нет. Не всех.

– А откуда знаете, расскажете? – попросила Энджел тихо.

– Что именно?

– Откуда знаете Деметру. Просто, – Катрин потянула ветром за ленточки на живом полотне, закрывая вход в беседку. – Это редкость. Из всех, кто присутствовал на собрании, хорошо если пятеро знали, что за брюнетка устроилась на столе с невинным видом.

– И вы обе среди них, – пожал плечами Кай.

– У меня своя причина.

– И я… знаю её… – подтвердила Энджел очевидное. – Она такая красивая…

Мужчина отметил для себя оба ответа… и так и не дал своего, не спеша раскрывать карт.

– Вот и ещё одна общая черта…

Обе вампирессы переглянулись, и это был, пожалуй, первый раз, когда их глаза встретились.

– Молчаливый, – с неодобрением покачала головой Кэтрин.

– Какой классный! – протянула Энджел и тут же предложила, – перейдём на «ты»? Или вначале выпьем на брудершафт?

Кай опять всмотрелся в зелень глаз девушек, теперь его глаза стали карими.

– Кажется, последовательным будет именно второй вариант.

– Какой ужас, – пробормотала блондинка.

– Что будем пить? – деловито уточнила Энджел, пока вошедший официант расставлял на столе столовые приборы.

– Интересно, хоть что-то этой ночью не вызовет вашего ворчания, леди? – не удержался от лёгкой подколки мужчина, почему-то решивший, что с «чертовкой» может поладить лишь не менее острый на язык человек.

– Не-а, – раздался легкомысленный голос, а затем – лёгкий перезвон. И в беседку шагнула та, кого ожидать здесь было просто невозможно. Покачав в воздухе бутылкой вина, судя по виду – очень выдержанного, в беседку шагнула … провидица неведомого клана. – Привет, Кай, девочки.

– Привет… Деми, – Кай улыбнулся. – Приятно, что ты решила нам составить компанию.

– Прости, компанию как-нибудь в другой раз. Я всего на пару минут, – девушка взглянув на вино в своей руке, чему-то улыбнулась, а затем осторожно поставила бутылку на стол, мимоходом стерев с него наклейку. – Занесла вам то, что станет хорошим подспорьем для брудершафта. А заодно расскажу о том, какое у вас первое задание.

– Ну что ж, пожалуй, мы все внимание, – на правах мужчины, Кай стал открывать вино.

Деми, устроившись на небольшом бортике, где обычно стояли цветы, взглянула внимательно собравшихся в беседке трёх вампиров. Одну из групп, на которую она лично возлагала особые надежды. Как по причине их дара, так и из-за их характера.

– Поскольку, Кай, ты до сих пор толком не восстановился, да и вам нужно время, чтобы сработаться, первое здание будет попроще. Есть казино, небольшое человеческое, называется «Свидетель», располагается за чертой города. Принадлежит человеку, охраняется вампирами. Не московскими. Наёмники из клана стихий другого города. Они не явились к Селине, но прибывшему к ним посланнику отчитались по полной форме. Вроде бы с этой точки зрения всё хорошо и даже неплохо. Но вот здесь мы переходим к самому главному. Попасть в клуб без приглашения практически невозможно. Это престижное место тусовки, но не для всех – для золотой молодёжи. И не абы какой. Деньги там не в чести. Там собираются действительно умные, красивые, талантливые люди. И… иногда, выборочным образом, приходят приглашения представителям ночного клана. Вошедшие под своды этого казино вампиры никогда не возвращаются обратно. Неведомые не могут отправиться туда официально – это нарушение маскарада. Поэтому нам нужна группа, которая проникнет туда и выяснит, куда пропадают вампиры. И почему несколько раз попавшие туда вампиры совершенно однозначно погибли.

Кай чуть прищурился, разлив по бокалам вино… помолчал недолго.

– Способ – на нас, или ты уже все проработала? – не стал он строить из себя не пойми что.

– На вас, – Деми развела руками. – Я же не могу просматривать всё, вся и везде, тебе ли не знать, Кай. В основных моментах если что, я вас подстрахую. Но вы уже взрослые вампиры, так что справитесь.

– Да уж… – вампир тронул ветром колокольчики, вслушался в их перезвон. – Ещё что-то нам знать стоит?

– Ну, знать… не уверена, а совет дам, хотя даже напутствие, – засмеялась вампиресса. – Удачи с девочками. А вы, двое, не обижайте Кая. Он у нас такой один!

Миг, и от Деметры не осталось и следа. Только таяли в воздухе янтарные лепестки какого-то цветка…

Покосившись на спецэффект, Кай оставил его без внимания.

– Так что там у нас со знакомством?

Энджел, облизнув губы, нежно улыбнулась.

– Брудершафт!

Кэтрин, оценив вино, коротко хмыкнула:

– И не поскупилась же, – пробормотала она. – Выпить – выпью. Целоваться с вами, ребята, не буду.

– Да-да, Деми уже сказала, что ты сегодня не прекратишь ворчать по любому поводу, – Кай кивнул, задумчиво глядя в рубиновую глубину вина.

Энджел, бросив смеющийся взгляд из-под ресниц на вторую вампирессу, заметила:

– А я буду! Будем пить за нашу неожиданно собравшуюся команду и за то, чтобы она просуществовала как можно дольше?

– Тоже неплохая формулировка, – не стал спорить вампир.

– Тогда, – рыженькая взяла свой бокал, чуть прижала к губам. – За нас!

Кэтрин с неохотой взяла свой, приподнимая его над столом.

– За команду, – добавила она свой раздражённый голос к голосу будущей напарницы.

– За команду, – поднял и Кай свой бокал.

Хрустальный звон бокалов прокатился по беседке. Откуда-то, словно с неба, раздался короткий перестук, словно застучали по доске игральные кубики, и все стихло.

– Итак, – Энджел, допив вино, отставила свой бокал в сторону, ясно улыбнулась Каю. – Тогда… Что будем делать с работой? Прямо сейчас отправимся на место?

– Умнее будет провести разведку, – заметила Кэтрин. В голосе вампирессы так и читались нецензурные выражения по поводу наивности одного «ангелочка».

– К тому же поздновато уже сегодня браться за него всерьёз, – кивнул Кай.

– Судя по часам вполне, – согласилась с ним Кэтрин. – Тогда как насчёт того, чтобы посмотреть, кто из нас может добыть приглашение в это место или попасть туда тем или иным способом? И после этого… встретимся. Только, нам кажется придётся обменяться номерами.

– Похоже на то. – всё так же спокойно мужчина продиктовал напарницам номер.

Энджел вытащила из сумочки тоненький сенсорный слайдер, Кэт даже не пошевелилась. И на изумлённый взгляд рыженькой равнодушно пояснила:

– У меня нет мобильного, ненавижу эту человеческую цепку. Звоните мне на домашний. Пара моих … – небольшую заминку можно было даже не заметить, если не вслушиваться, – фамильяров передадут мне все необходимое.

– Для этого все равно нужен номер, – резонно возразил мужчина.

– Конечно, – не смутилась Кэт, выщелкнув из барсетки две визитки. Одна скользнула к Каю, вторая к Энджел.

Кай убрал свою в поясную сумку. Энджел спрятала свою в специальную визитницу, которую буквально распирало от разноцветных визиток.

– Кто-то пользуется популярностью, – усмехнулась Кэтрин, затем поднялась, оплатив свой заказ, из которого выпила разве чашку кофе, – смотри не запутайся, рыженькая, где чья визитка. На этом я вас покину, напарнички.

Пожав плечами, Кай спокойно допил ароматный травяной чай, никуда не спеша и не суетясь. А ещё ничего не прокомментировав. Кэтрин шагнула к беседке, порыв ветра скользнул по зелёным листьям, и вампиресса исчезла.

Кай вновь промолчал. Перенос через ветер был не сказать чтоб редким, но требовал очень высокого уровня владения силой…

– Итак, – взглянула Энджел открыто на оставшегося вампира. – Как насчёт лечения сегодня, Кай?

– Отказываться было бы глупо. Нам ещё работать.

– Тогда, сегодня?

– Если у тебя нет других планов.

– Где? Ко мне домой, наверное, это звучит не слишком … красиво?

– Смотря, какие тебе нужны условия.

– Массажный стол лучше. Или знаешь, такой, чтобы с ремнями. Лечение не всегда безболезненно протекает…

– Могу, в таком случае, пригласить к себе, раз это может иметь последствия…

– Последствия? Никаких, – Энджел быстро помотала головой. – Это просто во время лечения может быть некоторый дискомфорт. И … всё-таки… хотя можно и к тебе. У тебя массажный стол? Или что?

– Вроде стоит…

– Масло есть массажное?

– Да.

– Тогда отправляемся.

– По-человечески… или последуем примеру коллеги?

– Я не владею ветряным телепортом…

– Я владею, – пожал плечами мужчина.

– Тогда примеру, не люблю человеческие машины.

Кай протянул руку девушке и, едва она приняла её, их унёс порыв ветра…


Наверх || Глава 2. Первый взгляд


Казино «Свидетель» могло бы вызвать у ценителя истинный восторг, а вот у Кая вызывало исключительно раздражение. Здесь было слишком много дешёвого пафоса. Слишком дешёвого. И ему пришлось, чтобы попасть сюда, соблазнить человеческую девку! Впрочем, куда скорее дело было в том, что ныла рана и портила и без того не самое лучшее настроение.

Мужчина даже остановился, спускаясь по лестнице, вспомнив, как «ангелок» его лечила. Как она и говорила, это было более чем неприятно… точнее – это было чертовски больно, хотя отрицать, что помогло, было бы глупо. Помогло и довольно заметно. Просто недостаточно.

Неожиданно до слуха притормозившего вампира сквозь весь прочий акустический мусор донёсся чей-то голос, поминающий некую «хладнокровную стерву» и тут же требующий водки. Повернув голову, Кай увидел ту, кому это определение подходило просто идеально – Кэтрин. Вампир не удержался и чуть поморщился. Вот совсем не до неё было, каким бы профессионалом она там не была.

Заглотив обезболивающее приготовления Лазаря, мужчина двинулся по лестнице дальше… Он не успел даже дойти до подножия лестницы, когда по его щеке скользнул лукавый ветерок, спустился на плечо и донёс равнодушный голос той самой стервы:

«Присоединишься?»

Кай кивнул одними глазами, направляясь к вампирессе.

Кэтрин, сидящая в одиночестве за столиком, даже не шевельнулась, разве что сняла с соседнего стула свою сумку. Взгляд вампирессы, опять же щеголявшей направо и налево своей сильной аурой, скользил по залу.

– Доброй ночи, Кай, – поприветствовала она вампира, даже не глядя на него.

– Доброй ночи, – мужчина сел за столик, приняв чашку кофе от официанта.

– Удивительно видеть тебя здесь, – зелёные глаза, переведённые на Кая, были воплощением арктического льда. – Кажется, мы собирались прийти сюда вместе?

– Могу спросить тебя о том же, – вампир без малейшего труда отразил её взгляд.

– А меня сюда привела случайность. Такая знаешь ли совершенно глупая, но от которой никуда оказалось не деться.

– Которая напивается в баре, – поддакнул он, не скрывая немного наигранной насмешки.

– Этот-то? Нет, это не случайность, это так, мелочь, типа комара. Жалко только, что такого прибить нельзя. Он хотел составить мне компанию, и почему-то ему очень не понравилось, когда я ему отказала.

– Ужас какой. И что же будем делать, коль скоро встретились здесь?

– Совсем ужас, – дрогнули в намёке на улыбку губы Кэтрин. – Что будем делать? Судя по тому, какое огромное здесь здание, нам понадобится пару месяцев, чтобы найти здесь что-то противозаконное. Или очень много удачи. Не знаю, как ты, Кай, но я удачливостью похвастаться не могу.

– Ну, раз я ещё жив, значит, всё же немного удачи есть. Но на такую громаду точно не хватит. Идеи есть?

– Конечно. Нам нужна подсадная утка. Как насчёт той девочки, Энджел?

– Почему её? – Кай чуть отпил кофе.

– На мужчин они почти не клюют, – отклонившись, Кэтрин вытащила из сумочки маленький нетбук, открыла. И когда игрушка вышла из спящего режима, повернула к Каю. На экране было множество диаграмм, матриц, сравнительных графиков и, Ночь ещё знает, чего. – Из двадцати девяти недавно обращённых, которые погибли здесь за последние месяцы, только двое – мужчины. И обрати внимание, они мало того, что очень хилые, так ещё и миловидные, напоминающие девушек. И все жертвы по своему типажу были очень миленькие.

– И явно не фонили на всю округу…

– Именно, – пропустила явный намёк Кэтрин мимо ушей. – Энджел исключительно в их вкусе.

– А сама она об этом что думает?

– Откуда же мне знать? Это надо её спросить. Впрочем, для начала, думаю, имеет смысл сегодня пройтись здесь и осмотреться. А завтра в начале ночи встретиться с ней и предложить уже готовый план, который лучше бы начать с места, где именно её могут «снять».

– Для начала подходит. Идей лучше у нас все равно нет…

– Думаю, не только у нас, – пробормотала вампиресса негромко, вставая. – Итак, прогуляемся по территории вместе или разойдёмся в разные стороны?

– Думаю, стоит вместе…

– Что ж, – Кэтрин спрятала нетбук в сумочку, забросила декоративный ремень на плечо. – Начнём с улицы или какого-то здания?

– Ммм… На твой вкус. Начнём с твоей удачи.

– С отсутствующей, да? Что ж, тогда, давай спустимся вниз. Согласно плану, который я получила вчера ночью, на территории этого «маленького казино», – помянула тихим незлым словом Кэтрин мысленно провидицу, – есть два подземных комплекса. Один официальный, отражён во всех бумагах, это подземная парковка. А вот второй «якобы» не существует, предлагаю с него и начать.

– Ну, с него, так с него. Пойдём, – отставив чашку, Кай поднялся.

– Я проведу? Или ты знаешь где?

– Знаю, но все равно веди.

– Нелогично.

– Логично, потому как идея твоя и удача тоже.

– Я тебе это припомню, – равнодушно посулила Кэтрин.

– Договорились, – согласился не менее равнодушно мужчина.

Дойдя до места, где начиналась подземная зона, не отражённая на официальных чертежах, вампиресса остановилась первой, осмотрелась по сторонам. Ничего особенного не было. Просто обычная территория, чуть в стороне – две офисных коробки. Всё настолько обыденно, что даже неинтересно.

– Опыт подсказывает, что со стороны поверхности входа туда нет, он должен быть где-то со стороны зданий. Вблизи, на достаточном расстоянии для создания входа, два блока. Если я не ошибаюсь, это блок гостиницы и административный. Прорываться с боем вниз, думаю, не стоит. Соответственно, надо обыскивать либо башню обслуги, либо спальную коробку.

– А лень предлагает идти в первую.

– Туда ближе, – согласилась Кэтрин.

– И вероятность выше.

– Значит, начнём оттуда. Взламывать замки умеешь, или этим заняться мне?

– Не сказать, чтобы это был мой конёк…

– Предпочитаешь сразу выбивать дверь или как одна моя знакомая леди выбивать сразу стену?

– Откачать воздух и заходить, спокойно украв им ключ.

– Элегантно. Но не будем ждать людей, и уж тем более не будем воровать, – подойдя к двери заднего входа, Кэт прижалась к ней бедром, закрывая от взгляда Кая замочную скважину, а затем просто распахнула дверь. – Идём?

– Идём, – мужчина вошёл первым внутрь, почти неощутимо оттерев вампирессу плечом. Зайдя следом за ним, Кэтрин прикрыла дверь и осмотрелась. Темнота для вампиров препятствием не было.

Следовало этого ожидать, что первым же помещением, которое их встретит, будет служебная «будка». Огоньки сигнализации над конторкой, несколько мониторов. Лифты, лестницы… Буднично и понятно… Самый обычный холл самого обычного административного здания.

– Идеи?

– Лестница, – равнодушно бросил мужчина.

– А мне больше нравится вон так конторка за администраторской стойкой. Проверим оба варианта?

– Да… – кивнул Кай, двигаясь по лестнице. Кэтрин отправилась к конторке. Обратно они вернулись через несколько минут, с результатами. Правда не теми, что хотели и уж тем более не теми, что искали.

– Наркотики, килограмма четыре, – пробормотала вампиресса. – Превратила в сахар, пускай развлекутся.

– СМ-комнатушка. Даже заходить противно от духа… ещё идеи?

– Обыщем первый этаж? – предложила Кэтрин. – По комнате. Может, будет эффект.

– Ну, давай попробуем…

Комнаты выбирать наобум не стали. Подозревали, что можно найти опять то, что не нужно. Поэтому не разделяясь, вампиры обыскивали комнату за комнату. Начали от входа с правой стороны, и по порядку.

Повезло, да ещё как повезло, в шестой комнате по счету.

Табличка на двери утверждала, что принадлежит кабинет менеджеру по управлению персоналом. Судя по небольшой фотографии на столе в цифровой рамке, это была очаровательная женщина лет тридцати, имеющая двух золотистых колли.

В комнате не было даже сейфа, только несколько шкафов, доверху заполненных папок. И тайна, скрытая в кабинете, могла бы пройти мимо глаз Кая и Кэтрин, если бы не случайность.

От приступа боли Кай пошатнулся и толкнул ближайший шкаф, да так неудачно, что маленькая статуэтка свалилась вниз, открывая тайник… В принципе, ничего особенного, просто дополнительный секретер, в котором были несколько папок с фотографиями и описаниями, шкатулка с деньгами и ключи.

– Итак, – пробормотала Кэтрин, пролистывая заламинированные страницы ветром. – Списки, в котором миловидные малышки и недавно обращённые вампиры всей Москвы. Это… кто-то сливает информацию. Или у этой компании есть сканер или провидец очень высокой категории.

– Кланы разные? – Кай принял ещё лекарство, не спеша отходить от стены.

– Разные, – пробормотала Кэтрин, бросив на мужчину взгляд исподтишка. – Банкиры, правящие, стихийники, природники, тени, есть даже пара наших.

– Значит, скорее, всего сканер… причём слишком смелый, раз даже на наших позарился.

– Ладно. Сейчас сделаю пару копий этого богатства. Одну отправлю Деметре, одну прихватим мы. Посмотрим, кто по списку ближе всего и подменим эту несчастную с помощью нашей третьей. А пока… Как насчёт чашечки кофе, да разойдёмся по домам? На сегодня мы и так успели очень многое сделать.

– Я за. Завтра дел у нас сколько угодно… пойдём?

– Одну минуту, – девушка что-то зашептала, активно двигая пальцами. И мало-помалу в воздухе около неё начал воссоздаваться слой за слоем – журнал-улика.

И совершенно неожиданно для неё Кай, слушавший тишину, придвинулся к ней, обнял спутницу, и оба пропали. А через миг в комнату с топотом ворвалась охрана. Спустя пару мгновений он отпустил «стерву» в уютной гостиной, где тут же весело затрещал камин.

– Это мы где? – поинтересовалась Кэтрин, опуская обе папки на ближайший столик.

– У меня дома. – Кай осторожно опустился в кресло.

– Уютно, – оценила вампиресса. – Тебе помочь?

– Нет, спасибо… бар за той картиной, кофеварка там же.

– Да, я уже знаю. Варить на двоих?

– Да…

– Хорошо, – Кэтрин кивнула, на ходу щёлкнув по одной папке косточками пальцев, добилась её исчезновения и подошла к картине, уже торопливо отодвинувшейся в сторону. – Крепкий?

– Мне да, – кивнул Кай.

– Отлично, значит, в этом мы тоже совпадаем.

– Ещё один плюс… – Мужчина задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику. – К кофе что будешь?

– Ммм… мясо у тебя в доме водится?

– Конечно.

– Показывай тогда заодно, где твоя кухня. Кофе – это хорошо, но тебе сейчас не мешает нормально поесть.

– Даже не буду спорить… – поднявшись, Кай провёл девушку и на кухню.

– Здесь можешь оставить меня спокойно одну. Я разберусь, а ты займись своей повязкой, она уже набрякла кровью.

– Договорились, – мужчина кивнул и удалился, стараясь идти прямо и ровно.

Кэтрин, проводив его задумчивым взглядом, занялась вплотную готовку. Кай не был маленьким ребёнком, чтобы напоминать ему о необходимости связаться с врачом, если уж даже регенерация вампиров не справляется с раной, и не особо помогла ветряная штопка малышки Энджел.

Когда Кай вернулся, готовка почти подошла к концу, а Кэтрин, устроившись на подоконнике с чашкой кофе, с интересом оглядывала кухню. На её взгляд такое просторное и такое «кулинарное» помещение подошло бы кому-то, кто интересовался и уважал готовку. И пол при этом не играл никакой роли. Но Кай не производил впечатления того, кто заинтересован в том, чтобы разнообразно готовить.

– Кровь будешь? – несмотря на чуть большую бледность, состояние вампира заметно улучшилось.

– Если у тебя есть бутылка свеженькой со второй группой и положительным резусом, давай сюда. Введу в соус, будет и сытно, и вкусно, и полезно.

– Есть, – вампир достал из специального сейфа упаковку требуемой крови и перебросил Кэтрин.

Поймав её и спустившись на пол, блондинка с заметной заминкой сказала:

– Если тебе помогло лечение вчерашней малышки, звякни ей. Её штопка – мерзкий способ лечения, но, говорят, помогает.

– Помогло. И я уже ей даже набрал. Не Лазарю же звонить.

– Действительно, этому демону если ты позвонишь в таком состоянии, живо окажешься там, где был. Поправь меня, если я ошибусь, – Кэтрин, помешивая лопаточкой жарящиеся на сковороде овощи, взглянула на Кая через плечо. – Особый бокс, целая куча самых разнообразных заклинаний, чтобы подопытный не сбежал?

– В моем случае ещё и «колыбель», – бросил мужчина, подпирая собой стену.

– Ого! – присвистнула Кэтрин, впервые проявляя какое-то подобие нормальных эмоций. «Хрустальный гроб» был примерном одних из сильнейших чар, включая Тропу Крови. Он лечил самые страшные раны, вырваться из него было невозможно, как и добить того, кто в нем находится. А уж если «клиент» находился на грани «ухода», то магия «колыбели» его погружала в стазис, пока врач не придёт. – Сбежал или выпустили?

– Из «колыбели» Демона? Выпустили, конечно, – Кай чуть хмыкнул.

– А почему так рано? Ты же явно не долеченный.

– Деметра попросила, – пожав плечами, Кай отлепился от стены. – По её прогнозам дальше я сам оправлюсь.

– Вот как…

– А ты, я так понимаю, сбежала…

– Я этого не говорила, – засмеялась Кэтрин. – Ну, да, я смылась из спецкорпуса.

– Зачем? Не сиделось? – улыбнулся Кай.

– Ну… Были причины… Разные… В любом случае, мне кажется, или в дверь звонят?

– Тебе не кажется… пойду открою… – Кай действительно направился открывать.

Кэтрин, проводив его задумчивым взглядом, натянула в воздухе нити ветра, легонько в них звякнула, фыркнула и потянулась за третьим прибором.

Команда в сборе…


После незапланированного ночного обеда вместе с кофе вся компания собралась в медицинском кабинете. Кай был отправлен на массажный стол. Энджел, прихватив с собой свой чемодан с зачарованными маслами, нитями и акупунктурными иглами расчертила под столом какую-то огромную руну.

Затем, сделав глоток кофе, воззрилась на Кэтрин с укором:

– Я, в общем-то, действительно не против быть приманкой, но ваша идея заменить меня кем-то из списка совершенно безумная.

– Чем тебе не нравится? – осведомилась хладнокровно вампиресса.

– Да это просто, как-то, как бы, – заюлила Энджел. – Ну, послушайте. Кай, скажи ты ей! Я её боюсь, – добавила она себе под нос негромко. – Это просто-напросто не прокатит. Никто не поверит! Да и раз они кого-то разработали, да ещё так плотно, подменить… морок развеется, там над входами стоят специальные амулеты, которые мороки сдирают! Вы что, оба не обратили на это внимания?!

Кай скосил глаза на рыжую.

– Так-так-так…

Энджел захлопала ресницами, прижав перепугано к губам ладони.

– Ой…

– Кажется всем нам пришла в голову одна и та же идея – сходить на разведку в одиночку. Значит, твоя очередь делиться наблюдениями.

– А что я? Я ничего, я совсем ничего… И вообще это получилось так… Само собой! Случайно! – затараторила Энджел.

Кэтрин, хмыкнув, промолчала, уставившись в кружку с кофе. Словно ей было даже лениво разговаривать. Или она просто не видела смысла воспитывать не очень интересную для неё напарницу. А может просто по жизни была немного отстранённой от всего и вся.

– Энджел… – Окликнул девушку Кай таким тоном, словно вообще ни к кому не обращался.

– Ну, что сразу «Энджел»? Это правда получилось случайно, просто… просто… Ну, в общем… меня из-за этого вечно попрекают, вот я и… не очень люблю об этом говорить. Ну, у меня такой специфический талант…

– Очень много болтать, – поддакнула Кэтрин.

Метнув в её сторону неожиданно злой взгляд, рыженькая вампиресса буквально «сдулась», как воздушный шарик и даже… всхлипнула.

– Да! Да! Я когда волнуюсь, всегда много говорю! Очень много! И не могу успокоиться! И валерьянку мне предлагать тоже не надо, она мне не помогает!

– Энджел… – повторил свой оклик мужчина, одёргивая девушку. Ещё и потому, что её игла была занесена над ним.

– Простите, – шепнула девушка. – Я бариста. Я люблю варить кофе и очень люблю чайные церемонии. Я люблю их соблюдать, я люблю делать из этого маленький праздник. Вампирам это заимствование кажется варварским, поэтому я работаю в обычной человеческой фирме. Пару дней назад… Нет, пропустила. Я пришла в эту фирму три года назад. Я стараюсь менять место работы каждые два-три года и дополнительно пользуюсь лёгким гламором и гримом, изменяя себя иногда до кардинальности. За три года от работы на полставки, я перешла в статус «лучшего мастера». Ещё до того, как всё это закрутилось… Когда мы узнали о том, что нам надо попасть в «Свидетель», оттуда поступила заявка на бармена-баристу, который мог бы работать в их кофейном уголке сутки через двое или две ночи через две ночи. Естественно, мне исключительно удобны ночные смены, но они встречаются редко. А я действительно лучший мастер… И в общем, с сегодняшней ночи я приезжала в «Свидетель» на оформление документации, мне выдали пропуска. И с завтрашней ночи я начинаю свои смены. Вот… И это действительно случайность!

– Скорее, Деметра знала, кого сводить в одну группу, – пробормотала Кэтрин.

– Случайности неслучайны, – Кай прикрыл глаза, в которых за холодом равнодушия проступило что-то ещё.

– Иногда чересчур неслучайны, – согласилась с ним Кэтрин. – Итак. Ты… твоя аура была видна?

Энджел кивнула, создавая между пальцев тонкие ветряные нити.

– Совсем немного. Со стороны казалось, что я недавно обращённая. И… ко мне подошли с таким вопросом.

– Продолжай… – наученный болезненным вчерашним опытом мужчина готовился к развитию лечебных процедур.

– И ничего, я ответила что недавно была обращена, не очень понимаю, что к чему, у меня нет друзей в ночном сообществе, поскольку представить меня всему кругу сир не успел и недавно погиб.

– Чем несказанно их обрадовала. Интересно, на тебя досье в папке есть, или не стали даже утруждать себя?

– Нету, я бы увидела, – Кэтрин, потянулась ветряной нитью за чем-то, впрочем тут же себя одёрнула, добавив. – Или возьмут в разработку, переставив вперёд, а значит надо будет снова наведаться в тот офис и проверить секретер. Либо даже досье составлять не будут и сразу убьют.

– Скорее второе, чем первое… И нам второе выгоднее, потому что если её возьмут в разработку, то очень быстро выяснят одно из двух – либо, если Деми подстрахует, что такой девочки никто не знает, либо, если нет, что она никакой не неофит. К тому же они производят впечатление самоуверенных, а значит, могут и допустить выгодный нам прокол… – Кай задумался.

Кэтрин уткнулась в чашку, изучая кофейные разводы.

Энджел только переводила взгляд с одного напарника на вторую, недоумевая, что именно они пытаются сказать. И почему они так хорошо друг друга поняли.

– И что вы предлагаете? – пискнула она зашугано.

– Ничего. Ты начала свои игру – продолжай её. А когда они ошибутся – их будет ждать пара неприятных козырей в твоих рукавах. Главное не ошибиться нам, – Кай даже не шевельнулся.

Кэтрин вздохнула, оставив чашку.

– Что ж, Энджел, ты должна вести себя как обычно. Наслаждаться работой, не посещать сомнительных местечек в этой богадельне под названием «Свидетель». Кай, мы будем пасти её по сменам? Или будем находиться рядом одновременно?

– Если одного не будет, добираться ему будет некогда. К тому же, похоже наша удача возрастает, если мы не разделяемся… хочу это проверить.

– Ладно. Значит, придётся немного пересмотреть график внерабочих встреч… Энджел, ты долго будешь гипнотизировать спину Кая?

– Я боюсь!

– Вчера ты не боялась моей спины. И я был бы признателен, если бы ты все же закончила с процедурами…

– Да не спины боюсь! – возмутилась вампиресса. – А вот той кракозябры за окном!!!

Кай повернул голову в сторону окна.

– Кэтрин, окажи услугу, подари окончательную смерть созданию, столь неосмотрительно подглядывающему за нами?

Вампиресса взглянула за окно и тут же отвернулась.

– Горгулья. Обыкновенная. И ничего в ней страшного. Вот совсем. И даже для убиения не придётся сил применять много, разве что, простите, руками помашу.

Ответа ни от кого Кэт естественно ждать не стала. Резким движением ударила в сторону окна. И… небольшая вспышка, серый дым собрался в компактный шарик пепла и влетел в комнату, опускаясь на протянутую руку.

– Посмотрю на досуге, кто создал эту игрушку.

– Я тебе это могу сказать сразу. Более того, теперь мои подозрения укрепились – нам везёт.

– Везёт? В чём? – уточнила Энджел.

– За тобой проследили. Это очевидно – мой воздушный телепорт им не отследить, так что о том, что мы здесь, они знать не могли. Только ты вошла в дом через дверь. А раз проследили, значит ты – цель, и они проверяют, чтобы у тебя не оказалось тех, кто будет искать. А значит, нужно сделать так, чтобы уничтожение горгульи с тобой не связали, а то насторожатся, – пояснил Кай. – И будь добра, убери иголку, если не собираешься применять.

– Ах! Ты подозреваешь меня в каких-то странных наклонностях, – Энджел, проследив за комочком пепла, повесила иголку в воздухе, надела перчатки и вплотную занялась спиной Кая.

В следующие пару часов ему оставалось только смирно лежать, сцепив зубы и прикрыв глаза, чтобы сдержать бурю эмоций от этого лечения. Впрочем, оно того стоило – лечение заметно помогало.

Кэтрин, некоторое время оставалась рядом, не сводя с Кая и Энджел задумчивого взгляда, а потом тихо исчезла ветряным телепортом, оставив напарников наедине в их лечебном процессе.

Новая встреча была назначена на следующую ночь. И никто не знал, что именно она вампирам готовит.


Наверх || Глава 3. Рулетка на удачу


Никого из людей видеть не хотелось.

Поэтому сняв отдельный кабинет, Кэтрин избавилась от своих каблуков и с удовольствием устроилась на диване. Она бы ещё и с юбкой что-то сделала, если бы в этом идиотском казино не было бы дресс-кода.

Энджел была внизу, за барной стойкой около кофейных автоматов. Сквозь стеклянную панель, которая была встроена в стену, рыженькую наивную малышку отлично было видно. Как и двух типов, что пасли каждое её движение.

Типы были вампирами.

– Как-то это, – вампиресса потянулась, демонстрируя великолепное тело, облизнула губы и воззрилась на хладнокровного Кая. – Как-то слишком удачно. Чтобы компания, которая не первый месяц промышляет убийством вампиров взяла и так прокололась! Они же её даже не проверили, поверили ей на слово. К чему бы это?

– Удача? Или просто расслабились? – Кай сидел и что-то изучал на экране планшета… если бы кто-то сунул нос в непонятный давно мёртвый язык, то понял бы, что на экране у него все параметры вампиров, следящих за Энджи.

Качнув в воздухе ногой в чулке, словно погладила дикого кота, Кэтрин запрокинула голову:

– А тебе не кажется, что это вообще какая-то аномалия?

– Проблемы недалече.

– На чью голову?

– На их, полагаю.

– От нас? – скептически ухмыльнулась вампиресса, потом уточнила: – Ну, и? Ради чего Деметра нас сюда швырнула? Ради какого-то казино? Сюда Неведомых совсем не обязательно было отправлять, как мне кажется. Никого особенно опасного я пока здесь не ощущаю.

– Ради того, чтобы сработались. К тому же я не в форме, если ты помнишь. Ну и плюс видимо хочет, чтобы мы научились разбираться с мелочами.

– Не люблю мелочи, – пробормотала Кэтрин.

– Вот именно поэтому, – хмыкнул Кай.

– А ты их любишь?

– Я к ним равнодушен.

– А к чему ты не равнодушен?

– Есть ряд вещей, Кэт… Я смотрю, у тебя хорошее настроение сегодня?

– С чего это ты вдруг заговорил про настроение?

– А что, мне нужен повод для этого?

– Ну, не знаю, – пожала плечами лениво Кэт, потом призналась легко: – я, когда чего-то жду, говорю много. А настроение хорошим у меня почти и не бывает, ибо мир – гадость.

– Мир, конечно, та ещё помойка, стараниями людей, но это не повод ходить вечно хмурой, словно тебе всюду колючек насыпали, – согласился мужчина.

– С таким подходом к невинному ангелочку. Она любит весь мир скопом и по отдельности. А я буду лучше хмурой букой и останусь с целой шкурой.

– Ну, её шкура тоже цела. Кэт, тебе хмурой вечно ходить просто пошло.

– Пошло? – ухмыльнулась вампиресса.

– Ага, – с убийственной серьёзностью и лукавыми чёртиками в глазах кивнул Кай.

– Тебе придётся это пережить, а ангелочек по девочкам не ходит.

– Уверена? – ухмыльнулся теперь уже он.

– Именно.

– Откуда такая осведомлённость?

– А тех, кто по девочкам за прошедшее время выучиваешь быстро, – Кэт прищурилась и воткнула шпильку. – Чтобы знать конкуренток!

– Маску оставь для остальных, – лукаво улыбнулся мужчина, съедая ягоду с тарелки.

– А это не маска, – отозвалась лениво вампиресса, потом резко села, надевая туфли. – У Энджел гости.

– Угу, – Кай покосился на «ангелочка».

– Их то мы и ждём. Сразу малину испортим или глянем, зачем им новообращённые понадобились?

– Да давай уж глянем на идиотов… В конце концов, разобрать всё вокруг по кирпичику успеем всегда.

– Думаешь?

– Не-а. Знаю.

– Ну, тогда, зайдём с двух сторон? – предложила Кэт.

– Можно и так, в общем-то…

– Тогда увидимся там, куда приведут подсадного ангелочка, – подмигнула вампиресса, шагнула к стене и в ней растаяла…

Кай хмыкнул и растаял прямо на месте.


Кофе горчил. Энджел радовалась клиентам и, как маленькая девочка, которой вручили воздушный шарик, расцветала счастливой улыбкой каждый раз, когда её кофе оценивали по достоинству. Кофе был действительно выше всяческих похвал: обжарен как нужно, настолько ароматен, что перебивал и запахи дорогого алкоголя из соседнего зала, и запахи духов, витающих на танцполе. И горчил.

Вампиресса давно уже привыкла по любимому делу своей жизни гадать. Там, где другие вглядывались в разводы кофейной гущи на стенках фарфоровых чашек и блюдец, она пробовала его на вкус, оценивала его на запах и могла уже по одному этому предсказать, что будет дальше. Дальше её ждали проблемы. Конечно, вот так чтобы всё было очень-очень-очень плохо, быть не могло. Энджел знала, что где-то рядом в развлекательном центре сейчас два её напарника. И как бы не относилась к ней холодная Кэтрин и флегматичный Кай, они в любом случае ей помогут, с другими бы Деметра Энджел не поставила бы. Но всё-таки под ложечкой сосало какое-то неприятное чувство, и эта горечь…

Хотя кофе пах кофе, и это радовало. Когда вкус начинал отдавать солью, а в запахе появлялась кислинка пороха, впереди была драка. Хорошая такая, чтобы кровь в разные стороны, чтобы пятна на полу и на стенах, и чтобы в живых никто не остался. И сама Энджел при этом в стороне, чтобы другие защищали. Сама девушка драться не могла. Драка для неё была чем-то таким… ужасным. Будь её на то воля, вампиресса давно бы поступила волонтёром в лечебный корпус Лазаря и с удовольствием проводила бы там дни и ночи напролёт, но… Лазаря она боялась. Боялась намного больше, чем хотела связать с вампирской медициной свою жизнь. А ещё она любила кофе.

– Мисс, – дородный мужчина, огромный, почти как шкаф, приземлился тяжело за стойку, оперся на неё руками. – Кофе. И не те мензурки, которые вы тут делаете, а нормальную кружку.

На стойку полетели сто евро.

– На все? – спросила мило Энджел. Такие клиенты тоже были, упрямые, хамоватые – они были вызовом её мастерству! И тем радостнее было видеть, как они сдаются, как они пропитываются ароматом её кофе.

– И пожрать чего-нибудь, – кивнул клиент.

Желание клиента закон. Убрав в кассу оплату, девушка скользнула пальцами по кофейным пачкам, по кружкам, потом завертелось небольшое чудо. Шейкеры, кружки, сливки, пока клиент ошалело смотрел на хозяйку кофейного уголка, она успела принять ещё два заказа. Латте с артом симпатичной бабочки отправилось к гламурной блондинке, вызвав у неё восхищённый визг и приступ фотографирования: «Я на фоне кофейни» и «я с латте».

Чашка ристретто с тонким ароматом отправилась к крепышу слева от гостя, а перед ним, в тот самый момент, когда он отвлёкся всего на мгновение, появилась кружка с кофе. Не мелкая чашка, а настоящая нормальная кружка. Кофе пах незнакомой сладостью, а на вкус немного острил. К нему прилагалась тарелка с ломтиками разных пицц.

– Приятного аппетита, – улыбнулась Энджел и двинулась к автомату, выполнять поступивший заказ на эспрессо.

На втором этаже за работой девушки наблюдали двое мужчин.

– Как тебе? Новое приобретение?

– Хороша, настолько хороша, что даже не хочется её отправлять дальше.

– Не хочется, но наша миска уже бьётся в истерике. Представляешь, утром обнаружила новую морщинку и целый седой волос!

– Ей всего семнадцать, откуда седые волосы?

– Чего не знаю, того не знаю… Так, что, берём эту?

– Берём. Командуй ребятам, чтобы отнесли её на рулетку.

– На рулетку?! – удивился второй. – Я думал, она миске пойдёт.

– Да я тоже думал, но у папаши миски истерический припадок, а у мамаши новый виток климакса. Так что они втроём решили её разыграть.

– Во психи! А поделить не судьба?

– Смеёшься? Когда это они друг с другом делились. А девочку жалко… Не пришла бы она к нам работать, осталась бы жива…

– Не факт, но возможно…

Энджел выполнила последний заказ, взглянула на часы и улыбнулась. У неё теперь было два часа перерыва, потом на вторую половину смены. В развлекательном центре предпочитали заботиться о своих работниках, пусть даже это было не особо им необходимо, как, например, для Энджел.

Девушка помахала двум закадычным подружкам, которые работали в баре и с которыми она успела уже подружиться, подмигнула симпатичному парнишке-уборщику, вогнав того в краску, и послала воздушный поцелуй охраннику. Прошла в комнату, и в глазах помутнело. Несмотря на все щиты, которые у неё стояли, несмотря на амулет, который в теории невозможно было ничем перебить, – ничего не спасло.

Темнота стала всеобъемлющей, в животе поселился комок не то боли, не то неприятной тяжести, приливной волной накатила тошнота, и…

Девушка открыла глаза. Болело тело, словно она побывала под танком. Ощущение – что кости переломаны все, и одна за другой становится на место. Ощущение было ложным, кости все были целы, и даже особых ушибов не было, хотя под рёбра кажется кто-то ударил. А потом вампиресса осмотрелась и подумала, что лучше бы она в себя вообще не приходила.

Нет, вокруг не было ничего особо страшного. Ни гробов, ни кладбища, и к счастью даже не серебряная клетка, и даже не пригорок под солнцем.

Просто рулетка. Огромная рулетка, на которой она сидела, а вокруг неё – три человека, чистокровных человека, между прочим!

В руках у людей были фишки, а рулетка была разбита на несколько секторов.

– Делайте ваши ставки! – провозгласил крупье.

– Чет, красное, – провозгласила дама, в бриллиантах и шелках.

– Чет, чёрное, – процедила молоденькая девушка, сидящая на высоком стуле с маленьким пёсиком.

– Нечет, на чёрное, – решил высокий мужчина, ставя фишки.

В качестве выигрыша была как раз… сама Энджел.

Кай задумчиво обозревал помещение, витая потоками воздуха под потолком. Ему не слишком нравилось происходящее… Точнее, ему совсем это не нравилось. Тут была охрана, но, честно говоря, будь он в форме – даже не обратил бы на них внимания, сейчас же они вполне могли его достать. Не насмерть, но лишние раны сейчас были не актуальны.

Люди… да плевать на людей – откачать воздух и сами сдохнут.

На всю комнату был только один серьёзный соперник, вот он, видимо, и собирал «клиентов» для нанимателя. Не сказать, чтобы талантливый, просто опытный. На фоне остальных вампиров в помещении он был куда неприятнее.

«Ладно, надо что-то делать, а то девочка уснёт от скуки. Как там говорил сир? Ах да, выключить мозги и просто развлекаться».

Неприметный поток воздуха сгустился… а затем рванулся во все стороны незримыми тончайшими лезвиями ветра. Прямо к наиболее неприятно стоящим охранникам.

Основная же составляющая ветра рванулась к сканеру, прямо перед ним собираясь в фигуру вампира, объятого вихрем…

Сканер был опытен, достаточно для того, чтобы успеть и засечь атаку, и закрыться щитами, и даже вызвать подмогу.

– Кто вы? – изумился субтильный вампир, кажется, даже не допускавший мысли о том, что кто-то может осмелиться им помешать!

– Ты разве ещё не понял? Смерть, – буднично произнёс Кай, поморщившись от градуса пафоса в этой фразе. Штормовой ветер набирал силу вокруг него, два сверхплотных сгустка оформились в шары вокруг его рук и – рванулись к сканеру. Нет, он не планировал пробивать шиты – зачем? Он собирался просто переломать кости вампиру банальной физикой.

Задумка сработала на отлично, и сам противник при этом остался жив.

– Не убивай, – попросила Кэтрин, проходя мимо и нанося иллюзии на тела погибших людей, оформляя при этом им «контрольный выстрел» в голову. Лучше было оставить побольше следов бандитских разборок и посмотреть, куда же они приведут потом.

– Даже не планировал. – Кай коснулся рёбер, поморщился и спеленал плотным воздухом свою добычу, прежде чем направился к «сцене». – Расслабились они тут…

– Скорее, нам просто чертовски повезло, – ответила Кэт, изучая ветряные ниточки. – Тут обычно охраны в три раза больше и вампиры куда сильнее!

– Говорю же – расслабились…

– Да, да, куколку нашу вытащишь? А то она сейчас, кажется, вознамерилась падать в обморок!

Вампир хмыкнул и повёл рукой, опутывая воздушными жгутами «ангелочка» и поднимая в вертикальное положение.

– Проснись и пой, дитя моё.

Энджел тряхнула головой, один хвост всё так же задорно веял над головой, второй был распущен и мягкие пряди спускались по плечу на грудь.

– Вы их всех убили? – спросила она тихо.

– Мы их всех убили? – спросил Кай Кэтрин, задумчиво осматриваясь. – Нет, точно не всех, мой жив, только целых костей у него не много.

– Остальные мертвы, – хладнокровно отозвалась вампиресса. – Прихватываем говоруна и пошли отдадим Деметре. И всё-таки, как бы у неё узнать, зачем нужна была эта операция, которая попахивает фарсом!

– Дай ей вкусняшку – может, расскажет, – Кай подтянул тушку к себе, затем поманил Кэт.

– После того, как она вышла замуж, вкусняшками её можно не пробовать подкупать, – отмахнулась Кэтрин, подошла ближе, поддержала под локоть пошатнувшуюся Энджел. – Она этими вкусностями завалена выше ушей.

– Тогда не знаю, придумай сама… – коснувшись дам, мужчина потянул всю компанию в телепорт. Отвечать Кэтрин не стала, а телепорт по дороге кто-то перехватил, и спустя мгновение мягкого перемещения, вампиры очутились в маленькой гостиной.

Мягкие пушистые диваны с декоративными подушечками. На столике между двумя креслами у камина стояли бокалы и бутылка вина, корзина с виноградом и персиками.

В шкафу у стены стояли различные кубки. А когда дверь хлопнула, в комнате появилась Деметра с двумя вампирами из дежурного наряда.

– Заберите гостя, – попросила она, – и доставьте Лазарю. Он быстрее всех разберётся, что сделать с этим типом. Нам нужно всё, что он сможет выдавить из «языка». А вы, ребята, добро пожаловать. Садитесь, пожалуйста.

Энджел обмякла в диване, Кэтрин устроилась в кресле, подумала, протянула руку и выбрала из вазы самый вкусный белый персик.

Кай вытащил из сумки капсулу, проглотил и запил вином. Под его взглядом вино спешно разливалось по бокалам, а сам мужчина устроился в кресле.

– Ну, и чем порадуешь, Деми?

– Давайте чем-нибудь порадуете вы меня? – улыбнулась провидица, устраиваясь на соседнем с Кэтрин кресле.

– Мы тебя уже порадовали, твоя очередь…

– Ну, тогда просто похвалитесь своими умственными способностями? – не позволила сбить себя с толку Деми.

– Это было не случайно?

– Что именно? – взглянула провидица на Кэтрин.

– То, что всё это превратилось в фарс!

Кай покосился на Кэт.

«Интересный темперамент… яркий»

Впрочем, он промолчал, выжидательно глядя на Деми и расслабляясь под действием лекарства. Ему уже порядком надоело ходить подранком.

– Ну, зачем же сразу так говорить, – провидица хмыкнула, – Энджел, ты как считаешь, что это всё было фарсом?

– Это было страшно, – нахмурилась вампиресса. – Зачем они меня разыгрывали?!

– Чтобы выпить твоей крови. Ну, не чисто твоей и не совсем крови, но, в общем, эти люди делают из вампиров эликсир молодости и бессмертия.

– Мне другое интереснее, откуда у них такие знания и навыки…

– Та блондинка с щенком недавно отметила своё… – Деми задумалась, подсчитывая, – точно, ей исполнилось семьсот сорок семь лет. Боров, что был рядом – отметил триста лет, а вот женщина в шелках и поддельных бриллиантах только-только внесла взнос в десять миллионов, чтобы причаститься к крови бессмертных. И утечка пошла из рода Марр.

– Ну, почему я не удивлён… Марры… – вздохнул Кай. – Дай угадаю, они случайно вспомнили об этом своём косячке?

– Нет, они об этом даже не догадывались, и откуда пошла утечка, ещё придётся найти. И, главная мерзость, среди тех, что были в этом казино, не было никого, кто знал бы о том, кто стоит в центре этой пирамиды, а это именно пирамида.

– То есть Москва – не единственный город, где есть такая мерзость? – скривилась Кэтрин.

– Бинго! – обрадовалась Деми. – Догадываетесь, что вам придётся делать дальше?

– Прибираться за этими горе-бессмертными… – единственный мужчина в компании отпил вина.

Энджел порядком скуксилась, проскулила жалобно:

– Это что, опять приманкой выступать мне?!

– Э, нет, – Деми усмехнулась. – В других местах приманки могут потребоваться другие. И да, порадуйте меня, скажите, почему всё превратилось в фарс, хотя там всегда есть и охрана, и провидицы отслеживают будущее, и даже ударный отряд демонов, нагрянувший на казино, не нашёл бы ни следа рассадника этих любителей чужого бессмертия?

– Теорию с удачей в степени считаю доказанной… – Кай хмыкнул.

– Что за теория? – перевела на него осоловелый взгляд Энджел.

– Да так, выдвинул теорию, что, когда мы вместе, удача возводится в степень, – махнул мужчина рукой.

– А почему такой эффект возник? – наклонила Деми голову.

– А ты его знаешь… – фыркнул он. – Деми, когда у нас происходит какая-то необъяснимая муть, я готов спорить на деньги, что виновата в этом ты… ну или твой братец.

– Меня винить в подобном?! – округлились как у недавно появившегося в особняке лисёнка глаза провидицы. – Как ты можешь, Кай! Отказаться хочешь?

– Нет, конечно. Просто я указываю на явную виновницу происходящего, так что рассказывай давай…

– Я не виновница. Не в этом, – покачала головой девушка. – Просто некоторые дыры в безопасности приходится затыкать весьма специфическими заплатками. Считайте, что пока вы будете мотаться по городам, это ваше занятие. Сможете понять, почему, когда вы рядом, ваша удача не просто складывается, а умножается, изменяя мир вокруг, я выполню любое ваше желание. Вообще любое.

– А если не сможем? – спросила Кэт, подняв бокал и разглядывая рубиновую жидкость.

– То ничего не будет, сработаетесь – будете выполнять задания, не сработаетесь – разойдётесь по своим местам, как было до вашей встречи.

– Деми, ты когда-нибудь перестанешь ставить задачи уровня «миссия невыполнима»? – философски спросил Кай.

– Не для вас.

– Значит никогда…

– Я могу подумать над чем-нибудь совсем простым, – прикладывала Деми титанические усилия, чтобы коварные губы не расползались в насмешливой ухмылке. – Честное-пречестное слово. Будете, например, перегонять три коллекционных машины из одного конца России в другой?

– Разобьём же… или будешь гонять правящих править мозги тем, кто увидит три летящих машины. Оно тебе-таки надо!?

– Ну, так ты же захотел простое задание! Ещё есть задание посидеть с нашим зверинцем пару недель. Хочешь?

– Деми, кончай издеваться… – Кай притянул к себе яблоко и аккуратно нарезав воздушным лезвием отправил дольки дамам.

Провидица развела руками. Кэтрин фыркнула, но яблоко приняла, как и Энджел.

Как раз ангелочек и спросила:

– А список городов будет?

– Будет, – кивнула Деми, надкусывая дольку. – И список городов, и список адресов, и места, где можно найти помощь или при необходимости подставу, того, кто подчистит свидетелей и так далее.

– Сразу скажи, где подвох.

– Кто-то один должен оставаться живым. Надеюсь на вашу удачу, что вы выберете именно того, кто знает больше всех, и не попадётесь. Дополнительная опасность в том, что мы не знаем, кто во главе всей этой системы. Ясно, что работают они давно, но где главный штаб, чего хотят… всё это белые пятна.

– А хорошие новости обещанные?

– Неограниченные возможности. Любые деньги, оружие, артефакты – всё, что хотите.

– Слишком хорошо, чтобы быть правдой…

– Чистая правда. Никаких объяснений, что и зачем вам надо. Полный карт-бланш, только вычислите гадину, потому что мой дар против него не помогает, его защищает какой-то очень мощный артефакт.

– Ясно… – Кай о чём-то крепко задумался.

Деми развела руками и поднялась:

– У вас три дня, чтобы оклематься. От Дёма вечером передам для тебя, Кай, его шкуродёрные лечилки. Жутко «хорошо» при применении, потом откаты неделю две икаться будут, зато придёшь в норму окончательно. Девочки, не обижайте Кая.

– И в голову не пришло бы! – просияла улыбкой Энджел.

Кэт хмыкнула:

– Да он сам кого хочешь обидит.

Провидица погрозила бесовке пальцем и пропала.


***


Демиан толкнулся ногой от стены, прямо в кресле перелетая в другую часть лаборатории и склоняясь над верстаком.

– Ну как? – спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Что как? – поинтересовалась у него Деми, выбравшая на этот раз для места своего приземления огромный верстак, сейчас совершенно пустой, не считая, правда, морды огромного небесного змея, на которого она сейчас опиралась. «Малыш» достигал уже шести метров в длину и продолжал расти. Его сородичи, за исключением пары экземпляров для дальнейшего выведения и улучшения породы, уже осваивали новую территорию. В том самым пространстве-бульоне, где летал Небесный замок Велиара, была создана долина для змеек. Пара экземпляров, которые обещали по меркам своей породы остаться миниатюрными, обрели своих хозяев на Земле.

– Всё «как». Как твои протеже?

– Кай, Кэтрин и Энджел, хорошие ребята, – по губам Деми скользнула насмешливая усмешка, которую она тут же поспешила скрыть. – Если повезёт, одной бедой у нас в будущем будет меньше уже благодаря тому, что они сделают сейчас.

– Деми, туманные фразы оставь им. Хочу конкретики и подробностей!

– Будущее меняется, – отозвалась провидица насмешливо. – Ты знаешь, что оказывается вот уже почти тысячу лет какой выродок из рода Марр сделал из крови вампиров эликсир молодости и бессмертия для богатых ублюдков?

– Уже знаю, ты только что сказала, – усмехнулся брат, опять перелетая через всю лабораторию.

– Ага, а до этого это оказалось потрясающе интересным сюрпризом для нас всех. Особенно «радовался» папа. И Лика.

– Лика опять ругалась, как сапожник попавший себе молотком по руке??

– Нет, – Деми помотала головой. – В этот раз того, что она сказала, я не поняла.

– Процитируй-ка?

– Приличным вампирессам такое произносить не разрешается, – надула губы девушка, потом вздохнула. – Но смешно мне не было. Мы узнали об этой клоаке совершенно случайно.

– Весело у вас… И… Как планируете разруливать?

– А вот здесь главная беда, милый мой. Главную тварь, которая крышует весь этот гадючник, закрывает какой-то артефакт.

– Замечательно… И даже моя супер-сестра с её личным допингом не могёт пробить?

– Именно. Напряги голову, мой родной, что это может быть?

– Один из вариантов – он Игрок. Второй вариант, похлипче – я знаю десяток артефактов гипотетически способных так защитить… но они фонить будут так, что даже слепой заметит.

– Игрок отпадает, – вздохнула Деми. – Я знаю всех, кто играет. И у нас другие условия.

– Ммм?

– Не ска-жу! Подумай, какой артефакт должен быть, как можно скрыть его излучение и как в этом случае его можно засечь. Ага?

– Ох… Ладно, попробую придумать, как это сделать… только с тебя выцыганить у бати номер третий в его закрытом хранилище, мне надо над чем-то экспериментировать, а делать новое долго.

Девушка задумалась, потом кивнула:

– Хорошо. Обеспечу.

– Замечательно… Ещё новости?

– Через пару недель мне понадобится твоя небольшая помощь, чтобы нанести визит. Снова будет предвидение, которое должно быть доставлено, – Деми поморщилась. – И предлагаю на выходных провести профилактику врат. Сейчас у нас достаточно сил, чтобы посмотреть, что натворили души и подновить заклинания и плетения на вратах и подходах.

– Ладно, займёмся… – Дем вздохнул. – Хочу развлечься. Скучно мне.

– Очень скучно? – подозрительно ласковым голосом осведомилась Деми.

– Не очень, но скучно, – фыркнул Дем.

– Тогда я тебя сейчас развеселю, мне надо вот это, – девушка вытащила из кармана рисунок и положила его перед братом.

На листе была витая сосулька, узкая, тонкая, сожмёт вампир в пальцах покрепче – и она тут же переломится.

– Хочу, чтобы вот это могло поймать душу вампира, – улыбнулась девушка, – а потом эту самую душу можно было вернуть обратно в тело. Только в другое. Ну, так как, сделаешь?

– Сделаю… – задумался Дем. – Топай к мужу, клянчи ингредиенты, сейчас напишу список. На нашей планете фиг я найду нужные…

– Вот когда напишешь, тогда и пойду, – согласилась провидица, двинувшись к дверям. – Пойду пока папу потрясу, а… да. Про это, – повернулась она на миг. – Не говори никому, пожалуйста. Ни родителям. Ни нашим вторым половинкам. Меньше знают – крепче спят.

– Хорошо. Через час забери лекарство Каю… Как ты Лазаря уговорила его выпустить в таком состоянии!?

– А это профессиональный секрет, мой милый!

Дем проводил сестру взглядом, затем негромко, совсем не шутя спросил:

– Он сам-то знает, что…?

– Ты о чём? – повернулась Деми, не понимая, о чём идёт речь.

– О Кае, милая, о Кае, – вздохнул Дем. – О том, каким он нашими трудами вышел из «колыбели»…

– Ах, это, – девушка прикрыла губы ладонью. – Знает, ага. Сегодня знает, завтра тоже, а послезавтра ему будет не до Кая и не до кого-либо ещё!

– Думаешь, так скоро?

– Понимаешь, милый мой, личные дела они такие личные, тем и личные, что на голову падают, когда их не ждёшь! Всё, не отвлекайся сам и не отвлекай меня, а то папу я сейчас не поймаю!

– Ладно, беги, милая, жду тебя… – Демиан опять вернул на лицо улыбку, а перед носом Деми появился лист со списком ингредиентов.

Подхватив бумажку, девушка послала брату воздушный поцелуй и помчалась по делам, напевая себе под нос.

– Да… посмотрим, стоило ли так возиться и слушать упрёки за раннее напряжение магопотоков… Ладно, работать!!! – рявкнул на себя главный маг Неведомого клана и вернулся к работе, но нет-нет, а смотрел на проекцию, мимоходом отмечая, что ещё можно бы доработать туда… если представится возможность.


Наверх || Глава 4. Наживка с лезвиями ветра


Кай не торопясь перебинтовывался при помощи ветра, когда пол посреди его гостиной вдруг замерцал, проявился здоровенный пузырь… а когда лопнул – посреди гостиной остался стоять ящик лекарств и артефактов производства Демиана Вьенте. На крышке этого ящика стоял не универсальный красный крест, а с лёгкой руки Деметры – череп со скрещёнными костями и градусником в зубах.

– Ну, спасибо… Ох, чую я, тебя сейчас буду поминать нежным словом…

Зарывшись в «подарки», вампир выпал из реальности, разбирая, что там ему приготовил неугомонный маг. Демиан не поскупился, в присланном наборе были различные лечащие артефакты – весьма неприятные. Была куча всевозможных защитных и атакующих новинок, и ещё небольшой браслет из небольших палочек серого с прожилками камня. К браслету крепилась бирка «надень и чтоб не снимал».

Недоуменно покосившись на бирку, Кай оторвал её и нацепил браслет. Ему почудилось на миг, что мир качнулся, и всё прошло.

– Ну и что это было? – буркнул мужчина, начав прилаживать лечащие артефакты в соответствии с инструкцией. Спустя минуту Кай взвыл, падая на взбрыкнувший пол, и пытаясь вспомнить, как вообще дышать. Полумер этот полоумный маг не знал точно…

Когда в дверь раздался звонок, его меньше всего волновали гости. Мужчина с трудом шевельнул рукой, чтобы бросить приказ дворецкому-артефакту открыть дверь.

Вначале раздалось удивлённое: «Ой» и кто-то взвизгнул, потом по комнате прошёлся порыв ветра, и в дверях появились две девушки. Энджел с огромнейшей корзиной, в которой наряду с вином, мясом и фруктами лежали какие-то затрапезные свитки, а вслед за ней вошла Кэтрин.

И если ангелочек была в светлом летящем платье, то бесовка по контрасту с ней выглядела прям как будто с похорон вернулась, что в сочетании с её внешностью нордической блондинки смотрелось… не глупо, но всё-таки присутствовало ощущение страдания воронизмом – любви к чёрному. В руках Кэт была огромная карта.

– Вау, – ухмыльнулась вампиресса, пока Энджи оставив корзину, бросилась к Каю. – Кто это тебя так обласкал?

Кай отмахнулся, с огромным трудом заставляя себя сесть, прислонившись к дивану. Нож блеснул и рассёк бинты, под которыми стремительно зарастали жуткие черные раны.

– Угадай… – прошипел он сквозь зубы.

– А, – Кэт, взмахнув ветряной рукой, откинула в сторону Энджел, желающую помочь. Вмешательство в работу гениального мага Неведомого клана могло плохо закончиться для пациента. – Демиан постарался, то есть Деми передала действительно от него подарок!

Вампир прикрыл глаза, все самообладание требовалось, чтобы просто сдержаться. Ощущения были… непередаваемые.

Кэтрин хмыкнула и устроилась с ногами на диване, разглядывая вампира, правда, сочувствовать ему ей и в голову не пришло. Энджел же сидела как на иголках, то и дело подскакивая и начиная бегать по комнате.

– Фууууух… – выдохнул, наконец, «подопытный». – Кто там ближе к бару, налейте чего покрепче… – хрипло произнёс он.

– Виски пойдёт?! – засуетилась Энджел.

– Вполне…

– Сейчас-сейчас! – не прошло и полминуты, а нервничающая девушка подскочила к Каю с бокалом виски, причём плеснула от души и неразбавленного.

– Спасибо… – ответил он, залпом выпив всё. – Ну, я вас слушаю, дамы…

– Ты в себя приди сначала, – насмешливо сообщила Кэт, – а потом уже слушать будешь. А то по твоему виду можно сказать, что ты вот-вот скончаешься, а с некромантией, хоть я и к неведомому клану отношусь и даже пару лет поработала с Атуаль, дружу по-прежнему не очень. Поднять – подниму, но вот гарантировать, что голова не перепутается с чем-нибудь ещё – не смогу.

– Да не сдохну я, вещай уже, ворчалочка моя злотовласая… – усмехнулся криво мужчина.

Чуть качнув пряди, вампиресса нахмурилась, тяжело вздохнула и воззрилась на Кая, около которого суетилась Энджел:

– Ангелочек, сядь, а, не мельтеши.

– Я… я мешаю?!

– Ты не мешаешь, ты мельтешишь. Сядь на попку ровно и внимай, – Кай поймал девушку и посадил рядом.

– Это не одно и то же? – захлопала Энджел ресницами.

Кэт хмыкнула:

– Вот светлые волосы у меня, а блондинка – она. Как так бывает, а?

– Легко! Энджи – сиди и слушай Кэтти.

Рыженькая кивнула и затихла, как мышь. Кэт прикусила губу:

– Спелись.

– Лишь бы не спились. Кэтти, мы тебе внемлем!

Девушка закатила глаза, махнула рукой и растянула в воздухе карту:

– Оказывается, все места по-разному заманивают своих жертв. Я начну с конца, всего у нас здесь тридцать пять точек на всю Россию. В Европе больше даже на маленькие страны по отношению количества подобных точек на площадь. У нас особо не активничают. Опасаются. Ну, сейчас, с возвращением Неведомого клана только дурак или безмозглый опасаться не будет. Вернусь к точкам, светло-серые кружки – это места, в которых пропало всего несколько вампиров. Пока нельзя сказать, была это случайность или они имеют отношение к нашему делу. Из-за того, что это окраина, там могли и охотники посуетиться. Дальше, синий цвет – места точно в деле, но у них или очень осторожное начальство и они не попадаются, или им действительно хватает всего двух-трёх вампиров в год. Десятерых воруют там, где точки красным цветом. Ещё вот здесь фиолетовые – у них примерно по вампиру в месяц. Черным цветом выделены самые страшные места, где пропадают в год примерно сорок молодых вампиров, по четыре в месяц. На каждую неделю новый. Не говоря уже о том, что во всех этих местах пропадают люди. Что касается дела, как можно увидеть, самых прожорливых точек – черных здесь четыре. Предлагаю именно с них и начать.

– Понятно… и что ты задумала?

– Сделать самое очевидное – выбрать наобум любое место и отправиться туда.

– Будем прикидываться ангелочками, или просто раскатаем?

– Вампиры, прикидывающиеся ангелочками? Это только у Энджел может получиться, – отозвалась Кэт лениво. – Наживку подкинем, а как только выберем кого-то одного, место раскатаем так, чтобы неповадно было повторять и восстанавливать его заново.

– И кому быть наживкой? – Кай стремительно оживал, похоже виски хорошо помог…

– Зависит от того, какой из четырёх клубов будем накрывать.

– И как определим?

– Кости, карты, монетка, камень-ножницы-бумага, – Кэтрин пожала плечами. – Да просто считалкой. Любой детский способ нам отлично подойдёт.

– Ну, считай… А наживку в камень-ножницы-бумагу разыграем.

– Не получится, – не согласилась вампиресса. – Наживка зависит от клуба, так что вместе с клубом разыгрывается и наживка.

– Тогда просто считай…

– С какого начать?

– С нижнего! – обрадовалась Энджел, – и против часовой стрелки.

Взглянув на Кая, Кэт приподняла бровь, ожидая его мнения.

– Можно и так, – кивнул Кай, изучая карту.

– Послушай, что говорит блондинка, и поступи наоборот, но если что, Кай, ответственность на тебе!

– В поговорке не сказано, блондинка по цвету волос или по факту, – отмахнулся Кай. – И вообще, я хлопнул стакан виски, ни за что отвечать не могу. Считай уже…

– Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить, выходи, тебе водить! – палец Кэт остановился на Новосибирске, и вампиресса хмыкнула. – Я же говорю, что отвечать тебе. В Новосибирске у нас пропадают исключительно мальчики.

– Почему-то я так и думал… и когда поедем на пикник, девочки?

– На чём поедем? – поинтересовалась девушка.

– На поезде?! – обрадовалась Энджел.

– Да хоть на собаках… Можно и на поезде.

– Ребята, ужасно не хочется портить вам настроение, – Кэт самой неприятно стало от того, с каким удовольствием она напоминала очевидное. – Новосибирск находится от Москвы на расстоянии почти трёх с половиной тысяч километров. Это если ехать по прямой надо сорок четыре часа, а мы с вами как бы вампиры, ага?

– Ты забыла про В-вагоны? – Хмыкнул Кай.

– Не забыла. Но двое суток в закрытом гробу ехать не желаю. К тому же, в ограниченном пространстве – глупость заразна. Так что, предлагаю разделиться, раз уж так вы ностальгируете по поездам. Я полечу на самолёте, подожду вас там. Приедете – займёмся делом.

– Ну, как вариант, будешь к нашему приезду готовить жилище. Либо есть ещё вариант, если работать втроём…

– Какой? – спросила Энджи.

– Создать «искажение». Для него нужно трое магов одной направленности. Стабилизатор, Ткач и Исказитель.

– Ты исказитель, – пробормотала Кэт. – Ткач я, а стабилизатор ангелочек?

– Именно. Осилишь?

– Надо пробовать, – вампиресса с тяжёлым вздохом воззрилась на разнервничавшуюся Энджел. – Вот сработаемся мы с тобой, а?

– А что я? Я чего? Я…

– Ну да, вам надо очень тесно взаимодействовать…

– С ней? – Энджи прижалась к руке Кая и затрясла головой. – Ни за что! Она меня укусит! Я её боюсь!

– Не бойся. Вы обе отлично владеете своей стихией, так что вполне справитесь и с Искажением. Можно потренироваться на коротких дистанциях сначала, если вы не уверены, что можете не покусать друг друга в порыве страсти.

– В порыве страсти?! – Энджел хлопнула ресницами, потом засмеялась: – В порыве страсти покусать я могу только тебя.

– Ну, а ты, Кэт, будешь её кусать?

– Она не в моем вкусе, – ухмыльнулась вампиресса. – Я предпочитаю брюнеток.

– Ну, вот и отлично. Значит, взаимных домогательств можно не опасаться.

– Кай, – серьёзно сказала Кэтрин, искренне ненавидящая подобные намёки, особенно, когда её сводили в таких слухах и словах с подобными «блондинками», как та же рыженькая, – я сейчас в тебя кинусь туфлей.

– Кэтрин, я тебе уже говорил про твоё ворчание и пошлость, – любезно ответил мужчина.

– Знаешь, у кого что болит… Может, я прогуляюсь, а вы своё «болит» удовлетворите к взаимному удовлетворению друг друга, а? А потом, когда вы будете склонны к трезвому и холодному разговору, мы вернёмся к рабочим планам.

– Кэтти, не ворчи, а то «болит» мы будет удовлетворять твоё, – рыкнул Кай. – Я вообще-то жду от вас конструктивных ответов на заданную ранее тему, а вы тут опасаетесь покусать друг друга…

Энджел и Кэтрин переглянулись, кажется, уже и забыв, о чём шла речь, потом расхохотались в голос обе.

Кай покачал головой и провёл ладонью по лицу.

– Мы попробуем, – решила Энджел за обеих вампиресс. – Только раз мы пойдём через искажение, может быть, сегодня ещё день отдохнём, а завтра отправимся в Новосибирск сразу же, как только зайдёт солнце… Э, стоп, минуточку! А кому сколько по годам? А то как-то мне и в голову не пришло спросить!

– Не новообращённая, – тут же нахмурилась Кэт. – И спрашивать возраст у женщины неприлично, к тому же в обществе вампиров это даже критичнее. Кто добровольно скажет, сколько ему лет и выдаст своей потенциал?!

– Ну чего ты сразу… – надулась рыженькая. – Мы же друзья! Мы напарники! Мне вот семьсот пятьдесят с небольшим.

– Тебе? – открыла Кэт рот.

Кай любезно прикрыл ротик «ворчунье» воздушной ладонью.

Взглянув на него сердито, вампиресса, впрочем, ничего не сказала.

– Твоя очередь, ворчливенькая наша, – улыбнулся примирительно он.

– Мне чуть больше, немного не хватает до восемьсот, – вздохнула Кэт. – Так что, нет, днём мне уже спать не обязательно, и я могу на улице появляться сразу же после захода солнца. Кай?

Кай вздохнул.

– Я вдвое старше.

– Старичок, – фыркнула Кэт.

Энджи покосилась на Кай и хихикнула.

– Это значит, если сложить мой возраст и возраст Кэтрин – получится твой! Прямо судьба!

– Да, судьбы судьбее не бывает… – мужчина усмехнулся. – Кэт, если тебе полегчает, могу и тебя старушкой назвать, только не ревнуй, пожалуйста, – состроил он умильное лицо.

Девушка сжала кулак, а потом расслабилась.

– Старческий маразм, понимаю.

Кай повёл рукой, и по щеке Кэтрин скользнул ласковый порыв ветра.

Вампиресса наклонила голову и пошла на мировую.

– Проехали. Что мы тогда решаем? Сегодня спим дома или не будем тянуть, а переночевать можно и там? У меня в бумагах есть, что в Новосибирске клан правящих держит гостиницу для вампиров.

– Ну, если вы сегодня потянете такой портальчик – можно и сегодня, – Кай пожал плечами. Ему-то предстояла, по сути, не самая сложная часть работы.

– А как же ты? – встревожилась Энджел.

– А у меня не самая сложная часть работы, к тому же не первый раз, осилю. Вопрос в вас. Не столько в стиле или мастерстве, сколько в готовности к тесному взаимодействию.

Новое переглядывание, но уже без шуток, девушки словно бы оценивали друг друга. Что у Кэтрин, что у Энджи задачи были сложными.

– Если Деми нас поставила в одну группу, значит должны спеться, – пробормотала Кэт. – Ладно, я в деле.

– Брать-то что-нибудь собираетесь с собой? – полюбопытствовал Кай без шуток.

– У меня всё при себе, – отозвалась Энджел, похлопав по карманам.

– Даже если что-то и забуду, то ветер принесёт, – отозвалась Кэтрин.

– Ох… Ну, тогда сейчас упакую «подарки» да можно вылетать…

– Мы тебя подождём, – неожиданно хором заговорили девушки и уставились друг на друга. Кэт раздражённо, Энджи испуганно.

Кай расхохотался, и по дому пронёсся весёлый ветер, собирая хозяина дома в дорогу и упаковывая презенты от Демиана. Сам Кай удалился переодеваться…


***


Новосибирск рассматривать не стали, гулять по городу, который был красив, тоже в голову никому не пришло. Вампиры здесь были не для развлечения, да и на город смотрели только из окон.

Для заселения выбрали трёхместный номер с тремя кроватями, забронировав его по интернету заранее. Задерживаться надолго не собирались, ни перед работой, ни после неё. Перенос прошёл очень быстро и без особых проблем. И хоть вампир поглядывал на вампиресс с лёгким налётом подозрения, девушки, когда дело дошло до практики, сделали всё на «отлично», чему, кажется, удивились и сами.

По сути, искажение являлось аналогом вампирского портала. С тем учётом, что воздушные порталы могли перенести максимум на пару десятков километров, для переноса дальше вампиры с воздушной стихией были вынуждены или телепортироваться по цепочке, или пользоваться человеческими способами перемещения.

Искажение было высшим пилотажем прикладной воздушной магии, и хоть сил для него много не нужны было, нужны были три мага, не только много умеющие, но и знающие. Энджи – по своей силе была целителем, поэтому при выстраивании искажения она являлась стабилизатором, грубо говоря, отвечала за то, чтобы точка выхода вывела куда положено, а не закинула в другое место или не размазала по стенке. Кэт – как мастер тонких манипуляций, была ткачом – она строила коридор, по которому шло перемещение. Кай в этом тройственном действии был исказителем, он давал исходный толчок порталу, запуская его, «искажая» пространство.

Пока Кэтрин расстилала на полу гостиничного номера карту огромного спортивного центра, Энджи, буркнув, что возможно эта блондиночка не такая уж и страшная, умчалась к хозяевам гостиницы, подтверждать бронь.

Кай сидел у приоткрытого окна и слушал местный воздух, собирая информацию. На бардак в общей гостиной их номера все трое решили плюнуть: при переносе в обеих точках на миг создавалась чёрная дыра, срывающая все со своих мест.

В результате, ничего удивительного не было в том, что кровати немного поменяли свои местоположения, прикроватные тумбочки решили, что безопаснее стоять на потолке, а телевизор спрятался под шкафом… Постельное белье просто развесилось гирляндами везде, где им показалось удобнее.

– Я вот что думаю, как мы найдём этих ребят? – спросила неуверенно Кэт, закидывая голову. – Я не думаю, что они с первого взгляда на тебя клюнут. Попробуем подсунуть тебя вместо какой-нибудь жертвы?

– Ну, как вариант, – задумчиво проговорил Кай.

– Ты уже давненько общаешься с воздухом. Скажи, что наша удача на троих оказалась настолько безумной, что сегодня ночью или завтра новую жертву хотят представить хозяйке этого клуба любителей здорового образа жизни?

– Завтра.

– Ты не рад? – пришёл скепсис на смену неуверенности.

– Пока не знаю. Я ломаю голову над загадкой Деметры. Что-то вертится, не могу ухватить.

– Ну, тут я тебе не помощница, – пожала плечами Кэтрин, поднимаясь и зависая над картой в воздухе. – Деми прямым текстом никогда не говорит, её и спрашивать бесполезно. Кодекс провидиц. Какая зараза его придумала вообще?!

– Муж её, – хмыкнул Кай. – В его духе.

– С ним ты тоже знаком?

– Немного. А ты?

– Нет, – Кэтрин покачала головой. – Не была ему представлена, к счастью.

– Зря, интереснейший персонаж. Так вот мне стало интересно, что ж за природа этого явления. Я не верю в совпадения.

– Чем тебе не нравятся совпадения? – поинтересовалась Кэтрин.

– Тем, что не прогнозируются.

– А ты значит у нас ценитель логики и прогноза?

– Нет, просто если это совпадение, то Деми нас на… кхм… обманула.

– Ты хотел сказать кое-что другое, – засмеялась вампиресса.

– Угу, есть такое дело, – хохотнул мужчина.

– В любом случае, не вижу в таком совпадении ничего страшного. Хотя, конечно, то, что рядом будет болтаться рыженький ангелочек, не самое приятное, что могло бы случиться в моей жизни.

– Что ж у вас за любовь такая… Между прочим, глаза ваши очень гармонично смотрятся вместе. А уж когда вы переглядываетесь… – очень по-мужски мурлыкнул Кай.

Кэтрин изогнула бровь, окинула мужчину весьма задумчивым взглядом:

– Поменяешь пол – можно будет подумать.

– Я лучше верну тебя на путь истинный… – в тон ей отозвался он.

– Какой ужас, – Кэтрин усмехнулась, кувыркнулась в воздухе и растянулась у потолка, задумчиво куда-то глядя. – Я всё понимаю, – пробормотала она. – Но это уже ни в какие ворота…

– Ты о чём? – склонил голову на бок Кай, как-то увлёкшийся девушкой.

Потянув за резинку, чтобы высвободить светлые волосы, Кэтрин сказала:

– Знаешь, есть такие люди, которых хочется встретить только с одной целью – убить. А они, как подозревая, убегают через весь мир прочь от одного только упоминания твоего имени… Как назвать то, что один из таких людей рядом и даже не подозревает о том, что я здесь? – в голосе вампирессы зазвучали томительные соблазнительные нотки.

– Не соблазняй меня так неожиданно. – улыбнулся Кай. – Планируешь пойти развлечься расчленёнкой?

– О, да, – по рукам вампирессы скользнули серебристо-синие воздушные вихри. – Ну, очень хочется сказать этому человеку: «Здравствуй, милый».

– Ну, беги… И прихвати на обратном пути чего-нибудь отметить вендетту, – вампир пожал плечами, совершенно не собираясь мешать девушке. – Компания нужна или сама?

– О, на такие дела приличные девушки ходят без свидетелей, чтобы этих самых свидетелей не пришлось убивать. Увидимся через пару часов, Кай, – Кэтрин мечтательно улыбнулась и пропала.

Кай же покосился на место, где она была только что, и достал планшет, на котором открыл запароленный отпечатком ауры файл. Неуловимо посерьёзнев, он углубился в изучение информации, раз уж все равно остался один… Впрочем, долго это не продлилось, дверь хлопнула, и в комнате появилась Энджел, остановилась на пороге, растерянно хлопая глазами.

– А куда делась страшная?

– Не страшная, а вполне себе симпатичная, – поправил «ангелочка» Кай, сворачивая файл.

– Нет, по внешности я бы даже сказала, что она красивая, – Энджи прислонилась к стене, разглядывая захламлённую комнату, вздохнула и начала убираться. – Но характер у неё мерзкий. Даже я много что о ней успела наслушаться, хотя мы вращаемся в разных сферах и до этого объединения никогда не общались.

– Расскажи?

– А ты не слышал? Хотя чаще её не по имени называют, а по прозвищу. Дикарка, а ещё – Тролль.

– Ей не подходит, – фыркнул мужчина.

– С её характером? Ещё как подходит! Говорят, когда какой-то вампирёныш на неё попытался напасть с дружками в подворотне, она кулаком проломила стену. Никого ни во что не ставит. Никаких не признаёт … как это называется, ну, тех, кто выше!

– После твоего рассказа она мне стала нравиться ещё больше.

– Любишь погорячее? – засмеялась Энджел.

– Иногда, – усмехнулся Кай.

Девушка обожгла его взглядом зелёных глаз, потом фыркнула и встряхнула простынь. Надо было готовиться ко сну, а ещё…

– Кстати. Так куда она делась? Третья то?

– И не смотри на меня так, а то неправильно пойму… – сверкнул мужчина аналогично зелёными глазами, которые следом опять стали серыми. – Пошла уладить амурные дела, видимо. Разнесёт полгорода – вернётся.

– Значит, ей нравятся брюнетки… А тебе? – застелив первую кровать, рыженькая перешла ко второй.

– А я на цвет волос не слишком смотрю. Глаза замечаю чаще.

– Значит, у тебя слабость к зеленоглазым? А что у тебя с твоим цветом глаз?

– Серый, но меняется постоянно. А про слабость к зеленоглазым откуда узнала?

– Пусть это останется моей тайной!

– А что я получу в качестве откупа?

– Я приглашу тебя в бар? – предложила Энджел с лукавой улыбкой.

– Нуууу… Если мне покажется мало, заставлю эту тайну раскрыть, ага?

– О, я придумаю что-нибудь, чтобы тебе не показалось!

– Как интригующе… – промурлыкал Кай, глядя ей в глаза.

Энджел подмигнула:

– Тогда не будем тянуть. Пойдём?

– Ну, пошли, – усмехнувшись, мужчина встал с подоконника.

Дверь за парочкой закрылась.

Ветер скользнул по комнате, растрепал только-только застеленную кровать, и показалось, что кто-то ревниво и недовольно покачал головой…


Наверх || Глава 5. Леди в розовом


Спустя некоторое время (никто не удосужился засечь), Кай вернулся в номер. Один.

Они с «ангелочком» неплохо провели время: потанцевали, выпили, поболтали и даже погуляли у бара, а потом девушка упорхнула питаться. Признаться, он даже терялся, кто кого соблазнял… но не отказывал себе в удовольствии насладиться этой игрой. После больничной койки жажда удовольствий жизни у него просто зашкаливала, и красивые девушки были далеко не в конце списка.

Зайдя в номер, Кай запер дверь и пошёл к мини-бару, не зажигая свет.

– Вампиры видят лучше кошек, – возвестил немного пьяный голос со стороны распахнутого настежь окна.

– Пьёшь одна? – налив себе виски, Кай повернулся к Кэт.

Девушка ухмыльнулась, помахав в воздух пакетом.

– Ем мороженое. Пошла на второй десяток. С тобой поделиться?

– Поделись, – мужчина устроился на том же подоконнике, напротив девушки, изучая её из-под полуприкрытых век. – Как погуляла?

Вручив сразу три разных рожка, Кэт вытащила новое эскимо и вгрызлась в замороженный бок, потом пожала плечами:

– Те, кто оказываются в моем списке должников, рано или поздно всегда умирают. А начала я с собственного Сира.

– Ты меня все больше интригуешь, Кэтрин… – негромко проговорил вампир, пробуя первое мороженое и запивая его виски. Серые глаза неотрывно глядели в её зелёные.

– Это хорошо, – серьёзно кивнула вампиресса. – Это значит, что мы сработаемся. И говоря о работе, я тут пока выколачивала из одного мешка с костями пыль, знаешь, чего подумала. Как насчёт явления жутко злых и голодных конкурентов?

– Предлагаешь просто помахать кулаками и подручным хламом?

– Подручный хлам – это интересно, но его стоит заготовить загодя, нанеся немного серебряного лака. Ожоги потом пройдут, но больно будет сильно. Что касается кулаками, да, кто будет связывать неведомый клан с банальным махачем в клубе… такого пошиба.

– Да, в таком идиотизме никто нас не заподозрит.

– Ну, так, чего нам и надо. Если те, кто стоит за всем этим, заподозрит, что Неведомый клан в игре, то сложно предсказать, какая последует реакция.

– Да затаятся и все. И фиг мы их потом выцарапаем.

– Вот именно, так что будем поступать нетривиально и совершать глупые поступки. А ангелочек нам понадобится, чтобы развязать драку, сразу же после того, как наживка пошлёт лесом все их планы. Что скажешь?

– Это ты намекаешь, что она кофе прольёт на жертву? – заинтересовался Кай, поглощающий мороженое и запивающий его вискарем.

– Нет, я намекаю, что наживка в этот раз ты. Ты хоть в файлы заглянул? – мирно спросила Кэтрин.

– Пролистал, просмотрел краем глаза. Днём нормально прочту. Придётся повозиться с тем чтобы сойти за это дите.

– Ангелочек хороша в искусстве обмана ближнего своего. Так что, трудиться тебе не придётся. Пара килограмм грима, поверх накинем обманку, я немного изменю плетение вокруг тебя, чтобы аура выглядела по-другому, и не было запаха твоей силы, и всё.

– Ты просто душка, Кэтти… – беззлобно улыбнулся Кай.

– Да, да. Когда добрая, пьяная, сплю зубами к стенке и не пытаюсь убить.

– Я думал выразиться иначе, но, так и быть, не буду рисковать знакомством с твоими чудными туфельками… сломаешь ещё каблук о мою голову, а мне потом клеить, – смерив фигурку девушки взглядом, мужчина задержался на ногах вампирессы.

– Они не приклеятся, одноразовые. И вообще, – Кэт вытащила из пакета новое эскимо. – Исключительно удобная вещь, победитель номинации «Друг леди» в охотничьей моде – 27.

– Приклеить можно всё, вопрос в том, насколько это можно будет потом использовать. Я смотрю, ты большая любительница мороженого…

– М? Нет, позволяю его себе раз в год. Иногда и пореже.

– Какая строгость… вроде не дефицит, да и фигуру не испортит.

– Да нет, – облизнувшись, Кэт запустила клыки в шоколадное лакомство и закрыла глаза, наслаждаясь. – Просто, это… имеет… свои последствия.

– Какие же? – Заинтересовался Кай.

– Банальные! Ангина.

– А ты не пробовала есть его часто, но не до ангины?

– Достаточно половинки стаканчика, чтобы было последствие. Так что…

– Чудное ты создание, Кэтти…

– Угу, – согласилась вампиресса.

– Но интересное. Очень интересное…

– Это даже полезно, главное, слишком сильно не заинтересуйся, чтобы потом не было мучительно больно.

– Как звучит…

Кай усмехнулся, качнулся к девушке и негромко выдохнул на ушко:

– Ты все больше меня интригуешь, Кэтти, – промурлыкал он, скользнул губами по щеке вампирессы, легко коснулся уголка её губ, слизнул шоколадный след от мороженого и встал с подоконника, направляясь к своей кровати. – Очень интригуешь…

– Я пас в этом смысле, интригуйся в своё удовольствие с рыженькой, тем более что она на тебя и глаз уже успела положить, – сообщила Кэтрин, и хоть на её лице отразилось недовольство ситуацией, никак её комментировать она не стала. То ли было лень, то ли настроение было очень хорошее.

– Да-да… Ночь, похоже я-таки слегка пьян… – словно не услышал девушку вампир. – Странная ночь…

Ответа не последовало.

Более того, исчезло ощущение присутствия платиновой блондинки, словно её и в номере то никогда не было, причудилось, померещилось, приснилось…

Впрочем, Каю, казалось бы, было всё равно, он разделся, забрался в кровать и уснул, едва коснулся подушки. Во всяком случае, все проверки показали бы именно это – притворяться он умел довольно хорошо, как пьяным, так и спящим. Только сейчас он мог заняться анализом обеих напарниц, благо обе подкинули изрядно пищи для размышлений… и тем интереснее становилось то, что затеяла провидица. Уж её-то уши изо всей этой истории торчали на километр. И её загадка тоже требовала решения – Деми заинтриговала Кая не на шутку.

«Я разгадаю эти загадки… Ведь это куда интереснее, чем просто узнать ответ, а?»


***


Клуб-бар, в котором сегодня не ждали Кая, Кэтрин и Энджел, назывался с претензией на оригинальность: «У вампира», а тот, кто его обставлял, был или фанатом американского Хэллоуина, или человеком, у которого проблемы со вкусом.

Дело было не только в названии. Вместо обычного фонаря над дверями, ведущими в клуб, висели две огромных тыквы, настоящих. Несчастный лакей, в обязанности которого входило впускать гостей, изображал из себя вампира. И если изменённый прикус был сделан по меньшей мере не косоруким стоматологом, то вот его ливрея была излишне напыщенная.

Настоящие вампиры такое не надевали даже на бал у правящих и даже на исторические псевдомаскарады.

Под ногами лежала красная дорожка, края которой были «украшены» летучими мышами. Ступеньки были нормальными, но на серебристых перилах висела табличка «осторожно, серебро», что было ложью, но в стиле этого злачного местечка.

Двойные двери распахнулись с пронзительным скрипом. Энджи дёрнулась, на лице Кэт возникла гримаса отвращения.

Клуб был… ужасен.

Нет, если бы подобная идея пришла бы в голову толковому дизайнеру, сделать из этого можно было бы конфетку, но то, что предстало вампирам сейчас, было не просто безвкусно – отвратительно! Аляповатые потёки крови на серых стенах. Многочисленные летучие мыши! Стены, пол, потолок, на люстрах, на вешалках, на номерках, зеркалах – они были везде. И хозяин этого вертепа даже не подумал о том, как пошло смотрится это со стороны.

«Предбанник» клуба был… ну, лучше просто сказать «был» и забыть об этом, как о самом страшном сне. Потому что маленькая лестница, спускающаяся вниз, была выполнена в виде карикатуры на волка, а полукруглая комнатка внизу была по кругу застеклена зеркалами, в которых никто из вошедших не отразился…

– Ну, и мерзость, – пробормотала Кэтрин, внимательно глядя под ноги, чтобы не встать в какое-нибудь особо эстетическое «пятно».

Энджи от неожиданности вида споткнулась и опасно забалансировала на краю ступенек. Кай удержал её за край юбки, поставил ровно и, вздохнув, посмотрел на «место работы».

– Надо было хорошенько выпить… чтобы не обращать внимания на это…

– Рыженькая, – сухо велела Кэтрин. – Смотри под ноги. В следующий раз у кавалера могут оказаться заняты руки. Ну, куда идём? Решите уж, пожалуйста, кто-нибудь, оставаться в этом гадюшнике больше получаса я не смогу. Разнесу его в хлам.

– Ну, я иду работать наживкой. Рыжик, по возвращению, с тебя кофе – нервы успокаивать… Драчунька – потерпи, а то все страдания дракону под хвост.

Кэт продемонстрировала кулак, из-под длинного рукава чёрной лаковой куртки показался кастет.

– Да-да, я впечатлился. – Кай вздохнул и пошёл «работать наживкой», оставив дам разбираться между собой.

В кабинете, куда молодому пареньку-вампиру было сказано прийти, никого не было. Более того, ощущение было такое, что тот, кого хотели навестить вампиры, куда-то делся в очень большой спешке.

Были вывернуты все ящики, содержимое шкафов валялось вперемешку. В ворохе соседствовали бумаги с деньгами, а золото было покрыто белым порошком.

– Ну и че я тут делаю!? Эй, ауууу!!! Я не ФСБшник! – надрывался «парнишка», даже пнул пару ящиков, но как-то «опасливо».

Ответа не последовало, а потом дверь за ним закрылась… и в сторону отъехал кусок стены, словно приглашая в своё тёмное голодное нутро.

– Эй, люди, ау! – возмутился Кай и осмотрел тёмное нутро на предмет наживки. Вспыхнул один-единственный факел на стене, подсвечивая, что вбок, сразу рядом со стеной, уводит потайная лестница.

– Ну, я так могу всю ночь по тайникам шастать, – вздохнув, мужчина поднял с пола ножку стула и пошёл по лестнице.

Дурной вкус хозяина этого места проявился и здесь. Грубые камни «потайного хода» лежали не плотно, щели между ними были не промазаны, и складывалось ощущение, что вот-вот это всё рухнет.

На лестнице время от времени стали встречаться склизкие зелёные пятна, бутафория, и алые сгустки с разводами – уже настоящая кровь.

– Я даже знать не хочу, кого сюда зелёным стошнило!

Усилия Кая были вознаграждены – смехом. И мерцающие факела, время от времени вспыхивающие по стенам, погасли все разом. Зато под потолком включился нормальный электрический свет, и женский голос позвал:

– Сюда, пожалуйста.

Внизу, у подножия лестницы открылась тяжёлая дверь, которая, и вампир отчётливо это успел увидеть, с внешней стороны была словно изодрана гигантскими когтями.

– И кого это тут, извините, драли? – заинтересованно осмотрел он следы когтей. Настоящие! – Кто это тут такой страстный? – «паренёк» осмотрелся».

Снова женский смех, и около шикарного вишнёвого секретера, стоящего в углу подземного кабинета появилась женщина.

В розовом.

Вся в розовом.

Розовая пудра, розовая помада с блёстками, розовые тени и бантики в розовых же волосах.

Розовая блузочка, расстёгнутая чуть ли не до середины, и в разрез было видно белье точно такого же цвета.

Наверное, если бы это все розовое чудо было миниатюрной малышкой лет так… пятнадцати, пережить это было можно. Но за столом сидела настоящая гром-баба, нет, никаких лишних килограммов – это можно было пережить. Наверное. За столом сидела огромная женщина-бодибилдер…

Честно говоря, как его не стошнило – Кай сам не понял… наверно, просто насмотрелся за долгую жизнь.

– Эм… Драсте. А я-таки получу ответ хоть на один из выше заданных вопросов, или вы только хихичить планируете, мэм? – старательно играя роль, поинтересовался вампир.

– Ах, вежливый молодой человек! Это так приятно в наши времена, – женщина приложила ладони к щекам. – А что касается вашего вопроса… Так хочется, чтобы слабую девушку кто-то защитил! Мой пёсик совсем не справляется с моими поклонниками. Это пёсик дверь драл.

– Тойтерьер, не иначе? Или мэм предпочитает очаровательную болонку? Та заведите пистолет, и жрать не просит, и поклонников воспитывает!

– Ну, что вы, у меня цербер.

«Розовый, не иначе…»

– Цербер? Та шо вы мне лечите! Гиде!? – «парнишка» даже под стол посмотрел.

Оттуда из тёмного зёва на него зевнули две пасти и зарычала третья.

– Таки да, болонка, – резюмировал старательно напуганным голосом Кай. Сглотнул и сел на стол.

Женщина прищурилась, разглядывая вампира, потом усмехнулась:

– Ты не Александр, хотя маскарад отличная. Это была достойная попытка, но парень, прости, недостаточно хорошо, чтобы обмануть меня. Стража! – зычно крикнула хозяйка кабинета, пока вокруг неё выстраивалась сетка защитного артефакта.

– Эх… Жаль, – Кай вздохнул и сжал кулак, стягивая от женщины воздух к себе… а потом ускорив свой удар этим воздухом – врезал ей ногой в прыжке по голове, чтоб уж наверняка уложить «поспать».

Ни первый вариант, ни второй не прошёл.

Вокруг «леди в розовом» полыхнул непроницаемый щит.

– Хорошая попытка, – кивнула она благожелательно. – Боевой, а значит цена будет выше. Цери, фас его!

И на Кая бросился с места самый настоящий цербер.

«Когда я научусь уже думать головой?»

Кай вежливо улыбнулся… и в его руке полыхнула вспышка заклятия совершенно невообразимой конструкции и направленности. На этом цербер куда-то делся. Знала бы «леди», куда отправился её пёсик при помощи одного из артефактов Дема…

– Ладно, теперь ты… – вампир раскрошил стол воздушными лезвиями на удобные щепки… и отправил их беспорядочно долбить щит со всех сторон. Толку ноль, но заряд посадят. А там и он приласкает девушку чем-нибудь потяжелее… спешить ему некуда все равно, а блокировку порталов он уже включил, чтобы не удрала.

– Сколько можно с ней возиться? – раздался недовольный голос позади, и на лестнице появилась вначале Кэтрин, а за ней, прижимаясь к плечу жутко недовольной бесовки – ещё и рыженький ангелок. За шиворот блондинистая вампиресса тащила явно одного из подручных хозяйки кабинета, находящегося в отключке.

– Прости, раз уж девушка велит ускориться, придётся закруглить… – Кай покосился на бодибилдершу… что-то прикинул… а потом воздушным ударом в потолок уронил ей на голову каменное крошево, тут же атакуя принесённой ножкой от стула в голову.

Бесполезно…

Артефакт, который защищал даму, которая являлась, кстати, непонятно кем, был вне всяких сомнений великолепным.

– Кай, успокойся, – донеслось тоскливое от Кэтрин. – Нам нужен этот артефакт. Вполне возможно, что он из той же кучки, которая защищает от взгляда Деми весь этот вертеп. Нам надо аккуратно вскрыть его, чтобы передать подарок Демиану.

Кай задумался, вздохнул.

– Ладно, сейчас… – мужчина достал обычные очки, нацепил на нос, всматриваясь в щит. – Кхм… Дем сдохнет от радости.

– Надеюсь, – пробормотала Кэт, сморщившись, отцепила от себя рыженькую, скептически на Энджел посмотрела и поставила её лицом к стенке. – Вот так и стой.

– Что? Зачем?!

Больше рыженькая ничего не добавила, вампиресса закрыла ей воздушной ладонью и рот, и уши.

– Попрошу дилетантов с дороги, – пробормотала нордическая блондинка, подвинув теперь уже Кая бедром в сторону, чтобы пройти к щиту. Полуживого мужика она так и тащила за собой.

Кай даже не обиделся. Во взломе магической защите он не разбирался. Вот смотреть за действием сквозь очки было интересно…

– Желудок крепкий? – поинтересовалась Кэтрин у напарника, кинув мешок с костями у ног «леди в розовом», смотрящей на вампирессу с испуганным видом.

– Да.

– Чудесно. Можешь тогда не отворачиваться.

– Спасибо за разрешение, – кивнул мужчина, устраиваясь поудобнее. – Чипсов нет? Ну, или попкорна…

Кэтрин не ответила, посмотрела на хозяйку кабинета:

– А вы отвернитесь. Я не нанималась вас развлекать.

Женщина занервничала ещё больше, Кэт смерив взглядом плетение артефакта, ухмыльнулась и вытащила сразу четыре ножа. Два прятались в ножнах на бёдрах, ещё два в потайных на руках. И все четыре приземлились в тело мужика под её ногами.

– Эх ты, так неаккуратно с товаром…

– Ничего, ничего, от того, что он потеряет пару литров крови, ничего с ним не случится, к тому же, если мы вытащим эту куколку, то на потрошение пойдёт как раз она. Индейка в розовом. Я даже за розовой ленточкой схожу.

– Ой, не трави душу, это ж надо такой мерзкий вкус иметь… Кстати, у нашего деятеля сегодня счастливый денёк, я ему только что болонку трёхголовую отослал на поиграться.

– У дамы был цербер? – удивилась Кэт. – И ты его отправил Демиану?!

– Ну да. Одноразовым телепортом, – пожал плечами Кай. – Это будет далеко не самая экзотическая игрушка для него.

Вампиресса злобно цыкнула, потом вздохнула и взяла себя в руки. Глаза открыла уже абсолютно хладнокровная, почти что ледяная статуя. Взвихрившийся около неё ветер поднял в воздух светлые волосы, а вслед за этим вокруг Кэтрин начала ткаться дивная картина из крови лежащего перед ней мужика.

Тонкие линии переплетались, связывались в узелки, сцеплялись друг с другом и создавали точную картину того, что представлял собой артефакт защиты в магическом видении.

Кай даже залюбовался, так это интересно выглядело.

«Дем, а Дем…» – позвал он на удачу.

«Я вас наивнимательнейшим образом слушаю, сударь…» – отозвался рассеянно маг.

«Дем, я тебе собачку прислал, сделаешь экземпляры девчатам? А то у них такие лица, что мне прямо неудобно…»

«Лады. Скажи, чтоб зашли ко мне при следующем визите домой, всё будет готово. За псинку спасибо, хороший экземпляр, только психика накрылась… Кстати, а чего не три зверюги просишь?»

«Да на кой мне он? Лишь бы выклянчить?»

«Кай, выключай разум. Я тебе уже говорил – нужно разбушеваться, штиль тут даром никому не нужен. Я придумаю, чем и тебя порадовать, отбой».

Ощущение мага пропало, а Кай с затаённой улыбкой вернулся к созерцанию работы аса… и, к своему сожалению, вынужден был признать правоту Демиана.

Кэтрин взмахнула рукой, доводя своё плетение до ума, покрутила перед собой, что-то изменила, подправила и осторожно его вживила в сеть, выстроенную артефактом вокруг той, которую защищал. Щит дрогнул, дёрнулся раз, второй и пропал, а вампиресса с удовольствием врезала в ухо розовому чудовищу. А когда та отключилась, сняла воздушный щит с Энджи, забросила любительницу женского бодибилдинга на плечо и сказала:

– Рыженькая, найди артефакт.

– Какой? – спросила изумлённо Энджел.

– А какая разница? – усмехнулась Кэтрин. – Ты просто найди.

– Ищи-ищи… – рассеянно подтвердил команду Кай, занимаясь тем же самым.

Ангелочек растерянно посмотрела на одного напарника, потом на другую, полагая, что над ней смеются, потом пожала плечами, осмотрелась и запрокинула голову наверх.

– А поднимите меня к люстре, пожалуйста, – скромно попросила она. Кай подошёл и, подхватив под бёдра девушку, легко поднял её под потолок.

Покрутив рожок люстры вначале в одну сторону, потом в другую, Энджел добилась того, чтобы там что-то скрипнуло, хрустнуло, а потом из письменного стола, где стояла Кэтрин, выдвинулся потайной ящик, в котором и лежала искомая вещица.

– Полный бред, – пробормотала вампиресса раздражённо. – Это не просто удача, это фарс над обстоятельствами.

– А мне нравится, – мужчина поставил ношу на пол. – Кстати, девчата, пока Кэт вскрывала артефакт, пришла команда от Демиана, зайти к нему, как только вернёмся.

– Надо, значит зайдём, – согласилась Энджел, не спеша отходить от Кая и поглядывая на него из-под ресниц с улыбкой. – Раз мы тут разобрались, возвращаться можно домой? Хочу принять нормальную ванну, а не стоять под местным холодным душем.

– Не возражаю, – отозвалась Кэт равнодушно, опуская коробочку с артефактом в свой карман. – К тому же надо доставить две посылки близнецам.

– Так же, как приехали? – уточнил Кай.

– Почему бы и нет, на уже накатанные рельсы будет уже куда легче.

– Хорошо… Начинаю…

Кай на миг замер, а потом дал стартовый толчок Искажению.

Общий коридор и стабилизация подхватились тут же, и спустя пару минут все трое опустились в огромном и пустом каменном зале особняка Неведомого клана. Здесь такие переносы были безопасны.

– Проспорил, – донёсся до троицы женский голос.

– Угу, мой косяк.

Звон монеты, и в поле зрения гостей попали Демиан и Моргана, как раз заходящие в зал.

– Йо, вояки.

– Доброй ночи, – расцвела в улыбке Энджел.

Кэтрин махнула рукой.

– Демиан, дело есть. Вот это, если можно, – скинула она леди в розовом на пол, – передайте палачам или в отдел допросов, короче, это меня уже не касается. А вот это, – в воздухе мелькнула маленькая коробочка, – взгляни сам.

– Хорошо, – щелчок пальцев, и тушка пропала. – Пошли ко мне, там и посмотрю нормально, и вы передохнете-перекусите.

– А можно без меня? – уточнила Кэт. – Мне кое-что надо убрать в холодильник, пока не испортилось.

– Без тебя нельзя, – Демиан задумался. – Давай-ка я тебе двусторонний портал сооружу, сбегаешь быстренько. Ну, или сунь у меня в холодильник, потом заберёшь.

– У тебя, конечно, там много чего странного было, но не думаю, что на такое у тебя там найдётся место. Подождёт, у меня в принципе люфта заклинания хватит ещё часа на два.

– Тогда успеешь. Я тебе прям из башни портал домой сделаю, – маг развернулся и пошёл прочь.

Энджел, покосившись на Кэтрин с подозрением, фыркнула как кошка и пристроилась рядом с Каем. А вот Моргана все это время стояла, застыв… Затем плавно скользнула к Демиану и что-то шепнула ему на ухо, от чего маг чуть ли не подпрыгнул… и резко ускорился.

Кай только вздохнул, да и повёл своих спутниц к башне главного безумца клана.

До башни дошли без приключений, и тут троицу ждал сюрприз – их пустили в святая святых – в лабораторию…

– Так, давай свою коробочку, Кэтрин… – Демиан сразу запер за компанией дверь, отрезая пути к бегству.

Кэт кивнула, протягивая найденную игрушку магу.

– Держи.

Демиан забрал коробочку, повернулся к верстаку, куда тут же поспешила Моргана.

– Вот, пока займитесь… – маг махнул рукой и перед девочками появились корзины с каким-то тряпьём.

– Это что? – нахмурилась Кэт, от подобных «пока займитесь» не ожидающая ничего хорошего в принципе. Вопрос был встречен… полным и бесповоротным игнорированием. Демиану с Морганой было совершенно не до них.

Кай же, догадавшийся, что там, загадочно улыбался.

Энджел присев на корточки, первая запустила руки в корзину и… ойкнула, села на пол, крепко прижимая к себе маленького цербера. Вампиресса не столько радостно ойкала, она от счастья буквально повизгивала, как щенок. С лица Кэтрин исчезло выражение непонимания и недовольства. Вытащив своего маленького цербера, неприступная нордическая красавица тихо млела.

Кай же откровенно любовался девушками, присев на чистый верстак. Портить девушкам момент он не собирался.

Зато Демиана такие вещи совершенно не волновали. Повернувшись к гостям, он молчал недолго, а затем сообщил, что они принесли настоящее сокровище. Это была технология Атлантиды…


Наверх || Глава 6. Следы Атлантиды


В комнате младшей близняшки было темно и холодно. Распахнутые настежь окна впускали столько ветра, что впору было включать системы обогрева. Впрочем, сейчас обитательницу комнаты это мало интересовало. Впрочем, как и отсутствие света. В центре комнаты Деми парила в воздухе, осторожно пробуя шестой шаг тропы небес.

Демиан валялся на кровати сестры, незримо страхуя её. Нити, позволяющие манипулировать тончайшими материями, завивались вокруг провидицы. Деми ставила эксперимент, может ли она привлечь какие-то тропы для того, чтобы облегчить свою участь.

После «приключений» с Тенью дар девушки в полной мере не восстановился, а работать как-то надо было же. Вот и использовала она этот шаг, чтобы взглянуть на собственную структуру покорёженных магических каналов. И, Ночь упаси!, лезть в них она ни в коем разе не собиралась, Деми пыталась нащупать слабые места, чтобы при использовании сил провидицы, эти места усилить магией (что маловероятно) и артефактами.

По комнате пролетел порыв ураганного ветра, зазвенели створки окон, и Деми открыла глаза, опускаясь на пол. Стала, пошатнулась, но выправилась. Демиан встал, поднял сестру на руки и перенёс на кровать, где уложил головой себе на колени.

– Ну как?

Подняв руку, Деми обняла брата за шею и зажмурилась.

– Как хорошо, что ты у меня есть!

– Ага, цени, – ласково улыбнулся Дем, перебирая её волосы.

– Ценю, обожаю и люблю. Разве что, наверное, стала редко в последнем признаваться. Но ты вечно в своей лаборатории или с Натой, даже и не вклиниться никуда. Я бы поотвлекала тебя в лаборатории, но от тебя то злобой несёт, то счастьем, то таким коктейлем эмоций, что я лучше подальше подержусь, целее буду.

– Ты забыла упомянуть, что сама постоянно с мужем, малышка.

– Когда у него есть на меня время, – фыркнула Деми, потом засмеялась. – А давай исчезнем в отпуск, без них?

– Исчезнем, исчезнем. Ты мне уже аж неделю обещаешь, – хохотнул Дем.

– Так, скажи мне сначала, что тебе приволокла эта тройка? У меня от твоего энтузиазма в башне чуть стекла не вылетели.

– Помнишь, что мы вскоре отправляемся исследовать Атлантиду с Морганой в качестве гида?

Деметра нахмурилась. Напоминание о грядущем ей не понравилось. Из-за потери дара, она никак не могла обнаружить, что там такое будет. Будущее её самой и брата в Атлантиде было для неё закрыто, а прочитать демиургов ей было, естественно, не по силам. Что касается Морганы, как полагала Деми, после того, как княгиня хаоса провалялась в их ловушке пару тройку десятков веков, она получила дополнительный бонус, «спэшл от атлантов», что называется. Теперь она была абсолютно не видна силам провидения. Ну, как будто её не существовало, и всё тут.

Очень «приятно», особенно для той, которая привыкла базироваться на видении будущего, чтобы подстраховать и себя, и близких людей.

– Помню. Об этом ты забыть не дашь.

– Эта троица притащила мне тамошний артефакт, точнее копию, сделанную кем-то, кто немного был знаком с их технологиями, дико древний и практически сдохший от старости, только потому и одолели они его. И да, любовь моя, нашим классическим поиском он не пеленгуется совершенно. Ни он, ни тот, кто под его колпаком.

Молчание провидицы было красноречивее всяких слов, а потом словно прорвало:

– Ты хочешь сказать, что какая-то мерзость из рода Марр, или нашла путь в сокровищницу атлантов, или каким-то образом нашла кого-то, у кого по наследству была пара-тройка очень интересных вещиц, спряталась потом на почти полторы тысячи лет, а теперь активно поганит нам жизнь и настроение?!

– Скорее второе. Моргана имела дело с этими артефактами, так что она уверена – он не из Атлантиды. Это поделка тех времён, попытка скопировать технологию. Провальная. По её словам, даже мы с ней вместе взятые не вскрыли бы «с ходу» настоящий артефакт такого типа. Там схема работы зубодробительная. Но если враг снаряжён такими вот «игрушками», мы в заднице. Молись, чтобы удачи ребят хватило на то, чтобы все артефакты были такими почти дохлыми… – Демиан вздохнул. – Я не понимаю пока эту технологию. С помощью Морганы разберёмся, конечно, но это ж натуральная беда… Придётся весь эксперимент переделывать… Да, к слову, найденная поделка – копия «кокона высшей защиты», потому классическими методами пробивания щитов его не взять.

– Как его взломала Кошечка?

– Кровавой сеткой. Обманула контур распознавания «свой-чужой» и выключила его.

Деми кивнула:

– Это объясняет… некоторые возможные аспекты… Милый мой, скажи мне кое-что ещё. Ты сможешь найти, где именно эти твари засели? С тем учётом, что теперь мы знаем, что они, скорее всего, имеют в козырях копии артефактов Атлантиды? И это если нам повезло… И действующие оригинальные версии, если нам, ужасть, как не повезло.

– Сейчас – нет. Нужно разбираться в структуре и принципах работы копий. Если у меня будут ещё экземпляры – будет легче.

– Сколько?

– Чем больше, тем лучше. Но хотя бы ещё один-два, чтобы работать над разными гипотезами. Тогда мы сможем намного быстрее разобраться, как искать гадов и проработать нейтрализацию.

– Один-два… – Деми закрыла глаза, листая недавнее прошлое. – У них ещё две точки впереди. В московской не было подобного артефакта. В Новосибирске был. Дальше у них вариант или Екатеринбург, или Волгоград. Теперь всё зависит от их удачи.

– Хорошо. Мы пока начнём работать с тем, что есть. И Деми, нужен твой совет…

– Мой совет? – изумилась младшая близняшка.

– Да. Девчонки в норме, тут все по плану. Я им ещё с подачи Кая церберов подкинул, так что тут нареканий никаких. Но этот дятел не хочет пробуждаться. Штиль и штиль, и как из него эту дурь выбить – я не знаю… Может было что-то в его истории, прошлом или будущем, что расшевелит его? Я ему задолжал «подарок» сейчас, так что ломаю голову, что бы такое с пользой для дела подобрать?

– Ах, это… Не надо пока ничего подкидывать, он ещё не раскачался. Ураган тоже зарождается из маленького шторма. Пусть с девчонками поближе познакомится, а то доверия у них не особо, и почти две трети секретов друг друга они не знают. Вот когда узнают, девчонки живо его пробудят и раскрутят.

– Хорошо, – покладисто согласился Дем. – Будем надеяться.

– Будем это точно знать. Правда, всё зависит от их удачи… А я многого сказать пока просто не могу. Зато кое-что могу сказать сейчас совершенно точно. Ты сейчас упадёшь и будешь выступать моей грелкой! Ната сегодня ночью не вернётся, Вэл где-то там, так что, от кошмаров меня сегодня защищаете ты и ловец.

– Когда-то я и сам справлялся… – Дем лёг рядом с сестрой и прижал её к себе.

Девушка потёрлась щекой о его плечо.

– Ты и сейчас справляешься, но ловец без меня не может уснуть. Так что, ты будешь беречь мой сон, а я выступать его колыбельной.

– Хорошо. Спи, милая… – негромко прошептал Дем на ушко сестре.

– Спокойных снов, милый.

– Сладких снов…

Демиан прикрыл глаза, убаюкивая сестру и позволяя разуму ускользнуть из тела, чтобы даже во сне не валяться без дела. Работы было слишком много, чтобы позволить себе сон.

Впрочем, чего ещё можно было ожидать от гениального мага Неведомого клана?


***


Волгоград встретил трёх гостей-вампиров отзвуками грядущей плохой погоды.

Тучи низко-низко нависли над засыпающим городом. Гасли огни. Далёкие вспышки приближающихся молний то и дело отражались в тёмных водах Волги. Рокотал глухо гром, переваливаясь в толстой перине туч на краю горизонта.

По Волгоградскому мосту мчались машины, но их поток редел, и усиливающийся ветер, сопровождающий гостей, с удовольствием рассказывал им о том, как красив город. Как чудесно в нём жить простым людям, как весело здесь мчаться наперегонки, какие замечательные улицы, и как глубоки воды Волги. А ещё – как опасно жить здесь вампирам.

Впереди Кая, Кэтрин и Энджел ждал маленький уютный ресторанчик на Прохладной улице. Когда-то это был заброшенный район частных неухоженных домов, а сейчас стало местом, где стояли самые элитные гостиницы, бары и рестораны, располагающиеся на очень даже приличных расстояниях друг от друга. Достаточно сказать, что на всей улице было всего двадцать шесть заведений.

Вначале проложили нормальные дороги, потом вырубили весь подлесок, постепенно появившийся здесь, снесли старые развалюхи.

Небольшое озеро, вокруг которого проходила Прохладная улица, углубили, привели в порядок, но главное, привезли сюда уникальные растения: серебряные кувшинки, выведенные европейским кланом природы. Цвело это чудо исключительно по ночам, и в свете луны цветы казались сотканными из дивной серебряной ткани, задрапированной изумрудными нитями.

Здесь было тихо, никаких высоток, никаких аэротрасс.

Именно в этом районе всегда царило умиротворяющее спокойствие. И именно здесь было место, куда направлялись вампиры.

Трёхэтажный воздушный особнячок с облицовкой из белого мрамора, со статуями и фонтанами, ненавязчивым освещением – очаровательными светильниками, прячущимися в кустарниках и вмонтированными в дорожки.

На кованых вратах покачивалась сине-золотая вывеска с названием «Ветер Атлантиды». Кэтрин, остановившись, чтобы поправить на бёдрах пояс с двумя кинжалами, надетыми демонстративно поверх кожаных брюк, покачала головой.

– Даже громить жалко! Выглядит-то красиво. Я бы даже сказала, изумительно.

Выглядело на вкус и цвет, но для кого-то действительно красиво. Непрямая геометрия, никаких острых углов, округлые переходы и перепады между окон, широченные створки, чудесные витражи и фрески.

Белый, синий и снова золотой цвет, очень много зелени…

– Мне нравится, – облизнулась Энджел, жмущаяся к Каю. – А можно перед тем, как мы его будем громить, мы там пообедаем? Ветер говорит, что это единственное место в городе, которое занимается исключительно морепродуктами. А сегодня подают их фирменный морской коктейль. А я люблю ррррыбку!

– Пообедать можно, – хмыкнул Кай. – Только главное не переедать, а то будет лень громить же.

– Лень это точно, – Кэтрин прошла к вратам, и те, словно угодливый лакей, сами разошлись в разные стороны. – Какой сервис. Техномагия, надо же. А в кабинете охраны уже знают, что пришедшие гости – вампиры.

– Забавные они. Как думаешь, нас покормят или сразу попытаются схарчить?

– Если не дураки, то нас пропустят, даже не попросив разоружиться. Если дураки, то… придётся вначале это место разгромить, потом купить и пообедать после этого.

– И на что ставишь?

Кэтрин взглянула на Энджел и вздохнула:

– Пусти рыженькую вперёд, и мы безопасно поедим. Пойду первая я – и начнём с физической зарядки.

– Мне лень, – Кай взял «ангелочка» за плечи и поставил впереди. – Веди нас, о рыбоедка!

Обернувшись через плечо, Энджел подпустила во взгляд вселенской обиды.

– Ты ещё скажи, что ты её не любишь!

– Я к ней равнодушен, в общем-то. Хотя хорошую копчёную с удовольствием опробую.

– Ясно, – ангелочек покосилась на Кэтрин. – А ты?

– Салат с морепродуктами, но только если он хорошо приготовлен, и если посторонние мужики не тянут ко мне руки, – в руке вампирессы сверкнул кинжал и прижался к горлу появившегося из воздуха незнакомого типа. – Я согласна на очаровательных девушек и миленьких девочек. Но мужики, даже из принципа, не заслуживают жизни. Особенно, если они простые лакеи, посланные сказать, что мест нет, когда свободна половина зала. Что будем делать с ним?

– Раньше гонцов, принёсших дурную весть казнили… ну давай этого на дерево закинем. – Кай хмыкнул.

– А давай, – согласилась Кэтрин. – Только тогда ты сам. Мне – влом.

Кай честно взял беднягу за шкирку и, забросив на дерево, быстро догнал девушек после этого нехитрого действа.

У дверей уже стояли двое, явно представители охраны. Очень уж красноречиво под фраками выпирала кобура. Но мужчины взглянули на идущую впереди Кэтрин, потом на Кая с Энджел, удобно опирающуюся на его локоть, и мудро… связываться не стали.

А внутри интерьер был не хуже, чем снаружи. Большой зал в мягких «морских» тонах, отдельные альковы, белое-синее, фарфор, хрусталь. Изысканность в каждом предмете, элегантность и ненавязчивая роскошь.

– Ночь побери, – Энджел, лихорадочно сверкнув глазами, облизнула губы. – Я хочу это место!

– Хорошо, купишь по дешёвке то, что останется. Я уверен, хозяева охотно уступят.

– Я думаю, нет, – Кэтрин покачала головой, погладила скатерть с чудесной монограммой. – Но я бы тоже не отказалась. Так, а кто у нас тут в хозяевах?

Кай достал телефон, глянул данные.

– Некто Николай Юрьевич Юшков. По документам – тридцать семь лет, два высших, женат, детей нет.

Кэтрин задумалась:

– А кто в его вкусе?

– Я откуда знаю? Состройте глазки обе.

– Может он мальчиков предпочитает? – предложила Энджел, листая меню рассеянно. – Что тогда, пойдём глазки втроём строить?

– Напоминаю, у него есть жена. И, судя по тому, что я накопал, вниманием он её не обделяет. Зато жёнушка его… кхм… всеядная и ненасытная, мужа ей мало.

Энджел и Кэтрин переглянулись.

– Нет уж, – скривилась рыженькая. – Я не люблю менять мужчин и уж тем более отказываться от тех, на кого я уже нацелилась, к тому же, – скинув туфлю, вампиресса провела ногой по ноге Кая. – Есть мужчина, который мне интереснее любого ресторана.

– А ты, златовласка? – полюбопытничал Кай, изучая меню с некой ленцой.

– Я предпочитаю девочек. Но не потаскушек, как его жена.

– Я тебе не предлагаю с ней спать, Кэтти, – хмыкнув, вампир откинулся на стуле. – Вы заказывать будете, или обсуждать, кому соблазнять этих идиотов?

Девушки переглянулись. Кэт вздохнула и щёлкнула пальцами, просто притащив за шиворот метрдотеля ресторана, поняв, что их будут игнорировать долго и упорно. А терпения, хоть по цвету она и была нордической блондинкой, вампирессе не доставало:

– Господин хороший, – протянула она, закинув ногу на ногу. – Наш столик вы сейчас обслужите по лучшему разряду. А ещё я хочу сюда хозяина этого ресторана. Можно даже не подавать его, а просто пусть присоединится к нашему столику. Так что добавьте в заказ ещё и его любимые блюда. И да, не спешите утверждать, что его здесь нет, он здесь. Я знаю точно. И надеюсь, мы друг друга поняли?

Смягчая грубость напарницы, Энджел изобразила вид святой невинности, и вампир дрогнул, попадая не под чары, но под что-то куда более древнее и примитивное.

Кай дипломатично прикинулся частью мебели, давая девочкам вить верёвки из мужика. Спустя пятнадцать минут заказ был на столе с комплиментом от шеф-повара. А заинтересованный необычными гостями хозяин обещался быть через полчаса, подойти сразу после первой смены блюд.

– Приятного аппетита, прекрасные леди… – Кай улыбнулся своим спутницам.

– Приятного, – расцвела в ответной улыбке Энджел.

Кэтрин резко кивнула, уйдя в свои мысли.

На какое-то время троица была погружена в трапезу, оценивая местную кухню.

А следом к ним и присоединился хозяин этого чудесного местечка.

Хозяин оказался обаятельным невысоким мужичком со сверкающей лысиной и вежливой улыбкой… а ещё внушительными мускулами на казавшемся пухловатом теле. Безукоризненный синий костюм-двойка, стоимостью в трёхзначную сумму условных валютных единиц.

– Доброго вечера, прекрасные леди, господин. Чем могу быть полезен? – он обаятельно улыбнулся, продемонстрировав милые ямочки на щеках.

Энджел ойкнула, Кэтрин окинула хозяина удивлённым взглядом. Полное расхождение с тем образом, который можно было составить из рассказов ветра и окружающего здания.

– Доброй ночи, господин Юшков, присаживайтесь, – первым очнулся Кай, пожав руку мужчины. Впрочем, тот не спешил принимать приглашение, ожидая девушек.

– Доброй ночи, – практически в один голос, произнесли вампирессы.

И тут же раздражённая таким единодушием Кэтрин яростно фыркнула, отвернувшись от Энджел, а рыженькая кивнула:

– Присаживайтесь с нами, пожалуйста. Мы вас ожидали.

– Счастлив лицезреть таких красавиц в нашем заведении. Надеюсь, вас хорошо обслужили? – вот теперь он присел на край свободного стула.

– Ну, не сразу, – Энджел смущённо хихикнула, придвинувшись чуть ближе к Каю. – Но боюсь в этом немного наша вина.

– Что-то случилось? Только скажите, немедленно уладим! – воодушевлённо подпрыгнул на своём месте хозяин заведения.

– Боюсь, – Кэтрин чуть приподнялась, демонстрируя острые игрушки на собственных бёдрах. Скользнула по ним ладонями, лаская. А из-под края подола приподнявшейся блузки мелькнул кончик какой-то татуировки. – Им немного не понравились мои украшения.

– А, ну это бывает, – сочувственно покивал мужичок. – Надеюсь, они не были слишком назойливы?

– О, нет. Такой возможности им не выдалось.

– К тому же, – Энджел задорно улыбнулась. – У нас есть я!

Оба мужчины недоуменно посмотрели на Энджел. Молча.

Девушка сменила местоположение буквально на несколько миллиметров. Но луч от одного из псевдомасляных светильников запутался в её волосах. В белых одеждах запутался ветер, придавая им мягкие складки, и показалось всего на мгновение, что вниз снизошла одна из богинь человеческого пантеона.

Николай Юрьевич тряхнул головой, отгоняя наваждение.

– Да уж, перед вашими чарами не устоишь… Так для чего же вы меня звали, дамы и господин?

– Я хотела… – Энджел развела руками, – ваш ресторан. Но видя вас… боюсь, я откажусь от этой идеи.

Мужичок недоуменно посмотрел на вампирессу.

– Есть предметы и места, которые могут принадлежать только одному человеку, которые ради него дышат, ради него готовы совершить невозможное. Ваш ресторан из таких, – рыженькая обвела взглядом, лаская стены, скользнула по краю тонкого фужера с шампанским. – Он дышит, он живой. Чудесный. Лишить его вас – значит, лишить его души. Лучше, если пригласите, я приду сюда ещё.

– Приглашу конечно, – просиял, польщённый комплиментом, Николай Юрьевич.

Энджел снова сместилась, став обычной рыженькой девчонкой, потом подпёрла щеку рукой.

– Но всё-таки я не могу понять, неужели мы не ошиблись местом? – пробормотала она.

Вытащив из вазы с фруктами аппетитное яблоко, Кэтрин начала нарезать его на кусочки, раздумывая, потом вздохнула:

– Кажется, Николай Юрьевич, вы ничего не знаете.

– Ну, смею предположить, что я что-то все же за свои годы узнал… – слегка даже обиделся обаяшка.

Девушки переглянулись и воззрились на Кая, кажется, спихнув всё объяснение на него.

«Паршивки…Не расплатитесь вы со мной»

– Ох, Николай Юрьевич, давайте не будем играть в колобка и лис, а? У вас так уютно, что мне прям не хочется портить атмосферу такими глупостями. Вы ведь итак знаете, и кто мы, и зачем. – Кай честно надеялся на «авось», вдруг повезёт!? И удача их не оставила.

– М-да… – Как-то на миг неуловимо изменившись произнёс хозяин заведения, затем опять улыбнулся, но уже печально. – Знаю, знаю, кто вы, гости ночные… И по чью шею пожаловали – догадываюсь. Похоже, доигралась моя благоверная в итоге?

– О как… – даже несколько опешил вампир. Затем кивнул. – Угу, именно. Или вы думали, никто не заметит, что тут пропадают вампиры?

– Да ничего я не думал. Меня это не касается, в общем-то. Я вечной жизни не ищу, силы тоже – вот моё дело, вокруг, оно меня всяко переживёт.

На этот раз чуть сместилась на месте Кэтрин.

– Николай Юрьевич, а ведь вы сейчас обманываете. Хорошая мина при плохой игре, но кажется о том, что здесь пропадают вампиры, вы услышали только сейчас. Или вы просто не знаете, что пропадают они с концами и для чего служат? Прямо теряюсь в догадках.

– Каюсь, поймали. Я просто не лезу не в своё дело, хотя жёнушка зовёт, зовёт…

– И вас это не смущает?

– Смущает, не смущает, кому какое дело? – с показным равнодушием отмахнулся Юшков.

Новый перегляд, и Энджел, наматывая на палец прядь подвитых волос, тихо спросила:

– А если есть нам до этого дело?

– Какое же?

– Самое что ни на есть непосредственное.

– А если побольше информации?

– То я скажу, например, что лишние знания – лишние печали, – улыбнулась Кэтрин. – Но, впрочем, мы готовы поделиться этим знанием, если вы скажете, почему предоставили свой ресторан – дело всей своей жизни, кучке тупиц, развлекающейся с кровавыми играми и заигрывающей с силами, о которых не имеют ни малейшего понятия.

– Любовь зла, – невесело улыбнулся мужчина. – Как бы это не звучало глупо.

– Вы полюбили эту женщину? – загрустила Энджел. – Такой мужчина как вы? И такая… как она?

– Я же говорю, сударыня – любовь зла. Не мы выбираем, кого любить.

– Это если вы не знакомы с гениальным психами или безумными гениями.

– Как-то не довелось…

Кэтрин вгрызлась в яблоко, задумалась. «Эстафетную палочку» перехватила Энджел.

– Я вот думаю, Николай Юрьевич, а вы полюбили её саму? Или кого-то, кого вы потеряли, нашли в ней? Но лишь тень, подобие, а не настоящую?

Человек недолго помолчал, закинул в рот что-то с подноса с десертами, затем пожал плечами.

– Вы весьма прозорливы, сударыня… Прямо поразительно. Хотя, наверно это приходит с опытом?

– Это происходит с прожитыми годами, – губы рыженькой исказились гримасой настоящей боли. – И когда пытаешься заняться тем же самым. Отчаянно ищешь в чертах окружающих хоть кого-то, похожего на того, кого так любил, кто был для тебя смыслом жизни, находишь тени, отражения, цепляешься за них, но только ранишь себя всё сильнее.

Николай Юрьевич печально кивнул, полностью понимая девушку… но молча. Нахлынувшие чувства сдавили горло, мешая дышать.

Кай, все это время затаившись наблюдавший, добавил ещё одну черту в свой мысленный блокнот информации о спутницах. Ему не было нужды вмешиваться, скорее он занимался тем, чтобы их не слушали.

Энджел взглянула на Кая, нашарила его руку под столом, нуждаясь сейчас хотя бы в чьей-то моральной поддержке, и посмотрела снова на хозяина ресторана.

– Пожалуйста, расскажите нам всё. И если мы сможем, мы приложим все силы, чтобы вам помочь.

– Но для начала, – Кэтрин, протянув ладонь, сжала плечо Николая Юрьевича. – Мы сделаем то, что следовало сделать давно, выдернем одну занозу из вашего сердца. Просто на одного человека станет меньше, и никто никогда ничего не узнает и не вспомнит. А потом разберёмся с прошлым и с той настоящей, которую вы любили. Так пойдёт?


Наверх || Глава 7. Полуночный ритуал


В изумительном зале ресторана за одним из столиков сидела интересная компания. Нет, не две привлекательных девушки делали её интересной. И не их спутник. Интересно было то, что за этим столом сидел хозяин заведения и о чём-то задушевно шутил с гостями.

Только это была иллюзия. На самом деле собравшимся было не весело. Поднимались грустные темы, тяжёлые воспоминания.

Впрочем, уже несколько минут Николай Юрьевич молчал… Затем прочистил горло и, вздохнув, спросил:

– Что вам интересно?

– Давайте начнём с самого начала, – задумчиво попросила Кэтрин, оперируя холодной логикой. – Где и когда вы познакомились с Кассандрой. Кэсси. Так же зовут вашу жену на самом деле?

– Как ее зовут на самом деле – без понятия. Так она представилась мне. Четыре года назад, в Малаге.

– Юг Испании и популярный морской курорт, – пробормотала вампиресса, чуть постукивая кончиками ногтей по столу. – Это была случайность, причём вы ещё и выступили виноватым по отношению к бедной слабой девушке, попавшей в беду? И она обязательно была в белом?

– Да-да. Откуда знаете???

– Ночь. Это даже не смешно, это просто… звучит по-идиотски. И, конечно, в итоге она подвернула ногу, порвала свою последнюю юбку, оказалось, что она без денег, её бросили друзья, и недавно чуть не изнасиловали.

– Ну, не совсем так банально.

– Значит, там есть мозги – это плюс. У неё есть покровитель вампир – это минус. Потому что это классическая разводка «как юной и чудесной вампирессе подцепить богатого папика».

Николай Юрьевич недоуменно посмотрел на вампирессу.

– У вас и такое есть?!

– Увы, – пробормотала Кэтрин. – Те, кто за этим пойманы, бывают нещадно «биты», грубо говоря. Но…

Энджел, вздёрнув нос, посмотрела на напарницу с неудовольствием:

– Это могла быть любовь!

– Едва ли, – хмыкнул Кай безжалостно и опять затих.

– Кхм… это все, что вас интересовало? – подал голос единственный человек в компании.

Кэтрин как-то криво улыбнулась:

– Мы хотели понять, с чего начинать, Николай Юрьевич, только люди здесь или есть сошка покрупнее. Ваш ресторан – совсем не один по стране. И ещё…

– И ещё! – возвестил голос девушки немного навеселе, – я его хочу!

Диспозиция поменялась мгновенно. Балансируя на одной ноге, вся в пятнах краски, в шоколаде и клубнике, на столе появилась черноволосая девушка, огляделась и ткнула пальцем в человека:

– Вот именно его! Хочу. Очень.

– Изыди, глюк… – вздохнул Кай. – Деми, ты подрываешь и без того побитую жизнью психику достойного человека. Во-первых – слезь со стола, во-вторых – поздоровайся, в-третьих, у тебя муж есть.

«А, в-четвертых, твой брат что-то нахалтурил, когда меня штопал артефактами, с каких пор я тут главный зануда!?»

Скосив взгляд на Кая, Деми показала ему кончик языка, подумала и шагнула со стола на пол. Остановилась около мужчины, вглядываясь в его глаза с чувством, напоминающим скорее удовольствие мастера от хорошо сделанной работы, засмеялась и кивнула:

– Да! Это будет именно так. Я не буду представляться вам пока, Николай Юрьевич. Вы любите всего добиваться своими руками. Так и будет здесь. Я представлюсь вам потом, если вы решите шагнуть в новую жизнь. А пока, – подняв к губам палец, Деми прокусила подушечку большого пальца, нарисовала какую-то руну на щеке человека своей кровью и шагнула прочь. Ухмыльнулась, погрозила пальцем Энджи и Кэт, и со словами: – Тормозите, девочки, быстрее надо вращаться, быстрее! – и пропала…

Кай потряс головой.

– Бывает…

– Это… кто был?.. – опешил хозяин заведения.

– Одна из нас, – серьёзно сказала Кэтрин, протянув руку и заткнув рот говорливой рыженькой быстрее, чем та успела сказать хоть слово. – И раз она не представилась, значит, так было нужно. Или нам, или вам… Но в любом случае, кое-что из её загадки я поняла. Николай Юрьевич, хотите стать бессмертным?

– Бессмертным? Я же говорил – меня не интересует бессмертие, иначе бы поддался бы на уговоры жены.

Вампиресса усмехнулась:

– Так бессмертие – это не более чем дополнительное отягощающее обстоятельство безумной жизни вампиров Неведомого клана. Знаете про нас?

– Мне кланы не говорят ни о чем. Я просто знаю, что вы есть.

– Ох… Неведомые это дурдом, – усмехнулся Кай. – Мы самый безумный клан из всех… Неведомые могут быть любящей семьёй и страшными врагами, живым анекдотом и – самым жутким кошмаром. Все это Неведомые… Это нельзя описать, только ощутить.

– У вас вопрос, что мы здесь делаем, – подхватила Кэтрин. – Для начала мы разбираемся с тем, что происходит, в том числе и на территории вашего ресторана. Знаете, прежде чем принимать решение и отказываться от чего-либо, давайте примем участие в ритуале, который устраивает сегодня ночью ваша… недоженщина?

– Поясните? – похоже слегка растерялся Николай Юрьевич.

– Ветер говорит, что она готовится сорвать большой куш, – вампиресса вздохнула, словно говорить ей что-то не хотелось, но всё же договорила: – Убить вас. И исчезнуть со всеми деньгами, что у вас есть, оставив лишь развалины на месте вашего ресторана.

Если известие о собственной смерти мужчина воспринял довольно равнодушно, то вот при фразе о разрушении ресторана, его глаза полыхнули таким гневом, что даже Кай поразился.

Кэтрин откинулась на спинку стула, и в дело вступила Энджел.

– Это не будет сложно, – авантюра в устах этого нежного ангела звучала как нечто простое и решеное. – Всё пройдёт очень просто. Мы позаботимся о том, чтобы нас четверых приняли за других. Сделаем так, что чтобы ни происходило внизу, это не затронуло никоим образом ресторана, который я полюбила уже всей душой! И, наконец, вы посмотрите, что же это за ритуал такой, о котором ваша «жена» говорила так редко, и так старательно выставляла это легкомысленной мелочью девочки-колокольчика, избалованной вашим же вниманием.

– И что потом? Не полиция же, верно?

– Полиция? – на этот раз ярость полыхнула в глазах Кэтрин. В её далеко не слабой руке треснул на мелкие осколки бокал. Свет вокруг замигал истерически и погас, будто свечи от порыва ветра, и тут же снова включился, но нордическая блондинка была спокойна как лёд. – Никакой полиции. Мы Неведомый клан. Мы судим тех, кто поднимает руку на вампиров. И как правило, смертная казнь в нашем листе возможных наказаний стоит на единственном месте.

Не сказать, чтобы человеку это понравилось… но он прекрасно понимал, что его мнение никого не волнует. К тому же, те, внизу, покусились на его детище!

– Должна добавить, – Энджел подалась вперёд, положила обе ладошки на руку Николая Юрьевича. – Вы можете вмешаться. Это ваш ресторан, ваш дом, ваша территория, поэтому в ваших силах изменить приговор.

Мужчина покачал головой.

– Ваши глаза говорят обратное. Пожалуй, это не самая большая цена за сохранение этого места. Пойдёмте, если готовы.

Зелёные чаровские глаза рыженькой приобрели медовую теплоту, которая буквально окатила человека, а потом она подмигнула:

– Для начала нам нужно кое-что для костюмированного представления и немного грима! А ещё проследить, чтобы те, чьё место мы займём, не вовремя не вмешались!

– А поточнее?..

Девушки переглянулись, Кэт продемонстрировала тонкие клыки и сообщила задушевным тоном:

– Ну, для начала…


Подземный зал ожидания, в общем-то, оправдал. Большое помещение с довольно скудным освещением, клетки с людьми по краям и стойки с перемотанными серебряной леской вампирами. Вампиры были подключены к капельницам, куда сцеживалась под давлением их кровь…

И ко всему прочему особые гости мероприятия в удобных креслах попивали ароматный чай, разговаривали ни о чём: о погоде, политике, новых вампирских игрушках и человеческом мусоре в клетках, делая ставки, кого сегодня ночью убить, а кого отдать на съедение оголодавшим вампирам.

Здесь неожиданно было так много людей, что в толпе просто потерялись четверо новеньких в широких балахонах. Да они и в большем количестве вряд ли привлекли бы внимание.

Кэтрин, двигающаяся позади Николая Юрьевича и Кая, была абсолютно спокойна, словно и не видела в происходящем ничего особенного. А вот Энджел, идущая замыкающей, плакала уже не скрываясь. Тихие беззвучные слёзы катились по её щекам, но внешне – такая же фигура, как и все вокруг.

Николая Юрьевича происходящее, похоже, все-таки нервировало, а вот Каю было абсолютно все равно.

– Я вот думаю, – Кэт, досадливо цокнув языком и явно жалея о том, что сюда они взяли рыженькую, подошла к Каю и пошла рядом с ними. – Тебе не кажется, что как-то это мелко?

– Кажется. Но они все мелочные, – пожал плечами Кай.

– Всё равно, – Кэт покачала головой, чуть передвинула под накидкой ножны. – Мне это не нравится. Пахнет бедой.

– Ну, беда, так беда. Будем разбираться с бедой…

– Просто знаешь, – вампиресса заговорила ещё тише, порыв ветра качнул концы её плаща, расстелился вокруг всех четырёх, прикрывая тонкой тканью из ветряных нитей. – Не может везти постоянно. Это противоречит законам всего мира. Я могу понять, когда… везёт один раз, второй, третий. Но когда везёт постоянно – это нарушение правил, а значит должен быть откат. Чем больше мелких удач, тем хуже та грязь, в которую встрянем.

– Либо мы тут вообще ни при чем, и такая удача – бонус от участия в чьём-то раскладе, – Кай задумался.

– Не бывает удачи, которая не зависит от того, к кому приходит. Так что «причём» мы в любом случае. Вопрос в том, насколько мы причём. Чем выше наша причастность, тем глубже лужа, в которую мы сядем.

– Мне кажется, ответ – в загадке Деметры… Надо только её разгадать.

– Извини. Вот что-что, а загадки нашей провидицы я так и не научилась толковать. Спроси рыженькую, когда перестанет реветь. У неё голова на такие вещи хорошо заточена, а знает гораздо больше, чем положено бестолковой лекарше.

– Осталось дождаться, пока она перестанет реветь… Надо понять…

– Пойми, – флегматично отозвалась Кэт, оглядываясь по сторонам. – Меня больше волнует, что с этим сделать. Разнести всё и сразу, или вначале отделить волков от овец?

– Будем действовать по обстоятельствам… По мне – я бы тут локальное торнадо из воздушных лезвий устроил, а потом просто собрал ошметки, но…

– Плохая идея.

Рыженькая, проводив взглядом удаляющихся Кэт и Кая, тронула Николая Юрьевича за руку:

– Как вы?

– Нервно… а вы? – ободряюще улыбнулся ей мужчина.

– Ужасно нервно, – Энджел дрогнула, взглянула непонимающе на двух напарников. – Как эти двое могут быть такими, словно ничего вокруг и не происходит?

– Не знаю… Они всегда такие?

– Как сказать, мы не так уж и давно в команде. Про белобрысую знаю много, она ведёт себя не так как положено, поэтому слухов про неё ходит больше чем достаточно. А вот про Кая, кроме того что он исключительный красавчик и умный… мало.

– Неужели тёмная лошадка?..

– Может быть, но он отличный!

– Но какой-то неразговорчивый… Замкнутый что ли?

– Ага. Тихий. Очень. Хотя не думаю, что это нормально. Недавно была такая вспышка, что мы все трое оказались в лечебнице, под одними из самых могущественных заклинаний… Николай Юрьевич, простите, что я вас спрашиваю, но у Деми было какое-то уж больно пакостное выражение лица… Расскажите, пожалуйста, про ту, что вы любили.

– Что вам интересно?..

– Всё. И немного сверх того. Если покажусь вам бестактной, можете не отвечать, но… уж очень интересно…

– А если конкретизировать вопрос?

– Начните с того, какая она.

– Солнечная. И внешне, и внутренне… – мужчина погрузился в воспоминания. – Неунывающая, способная радоваться даже мелочам, которых мы не замечаем. Добрая, веселая, очень умная, хотя и не любила демонстрировать этого.

Энджел улыбнулась.

– Надо же, а такие люди бывают?

– Как ни странно, да…

– Я уже с такими давно не встречалась… Как вы расстались?

– Она полетела в отпуск, я должен был лететь через два дня. Через полтора часа после взлета самолет упал.

– А… её тело… вы видели? Вам его вернули?

– Нечего там было смотреть… обугленный скелет, по сути.

Энджел нахмурилась.

– Подождите, пожалуйста, минуточку… Нет, нет, что-то здесь не так… Как она выглядит?

Недолго думая, мужчина достал из бумажника фотографию улыбающейся светло-русой женщины в жёлтом платье, со смеющимися карими глазами.

Энджел вглядывалась в неё несколько мгновений, не веря, открыла рот – закрыла, не в силах ничего сказать. Потом потрясла головой, снова что-то попыталась не то сказать, не то спросить, и застыла, прямо посреди зала.

Повернулась Кэт, ощутившая, что поведение напарницы привлекло внимание окружающих. Щелкнули пистолеты и клинки, переходя в боевое положение.

– А у нас гости… – прошелестел женский голос, – на нашу маленькую вечеринку пробрались мерзкие крысы…

– У вас очень неприятные гости, – отозвалась Кэт, разглядывая ту женщину, что устроила весь этот хлам по чьей-то наводке. Красивая, хищной красотой, созданной руками пластического хирурга и разбавленной вампирским гламуром – очарованием, данным вампирской кровью.

– Неужели, вы не знаете, на кого вы решили поднять руку, неприятные гости? – Кэсс улыбнулась, глядя на гостей сверху вниз. На её шее мерцал не кулон – ошейник, невидимый для людей, но который хорошо можно было разглядеть взглядом вампиров. И видны были защитные плетения на этом совсем не игрушечном артефакте. Очень знакомые.

– Знаем – знаем, – Равнодушно бросил Кай. – Кэт, разберешь ее ошейник?? Ребята, опустите оружие, кто сам сдастся – не убью.

Окружающие переглядывались, Энджел нахмурилась. Воздух буквально трещал от напряжения.

– Этот? – Кэтрин смерила женщину, сидящей как на троне на лестнице с широкими ступеньками и покачала головой. – Увы. Только если снять ей голову.

– А задания брать живыми не было, – Каю, похоже, дела до местных не было. Более того, окружающие не особо поверили ему и оружие бросать не спешили.

– Нам нужен язык. Рыженькая, – крикнула Кэт, повернувшись, – кого брать языком?

– Того, что слева от Кая! – отозвалась девушка, – ну, который на него битой сейчас замахивается с серебряным напылением.

Вампир кивнул и тряхнул головой. Мужика с битой словно из пушки выстрелили в стену.

– Руки сломаны, ноги сломаны, – перечислил он, – но жить будет. Рыжик, дарю. Оружие не бросили? Зря! – воздух задрожал, и стали формироваться лезвия.

Кэт вздохнула. Вытащила вначале перчатки, а вслед за ним – два длинных кинжала, на вспышке света от разноцветных светильников, блеснуло серебряное напыление. Щёлкнув пальцами, девушка сняла безопасные ножны с каблуков, покрытых серебром.

– Веселись, – мужчина слился с воздухом и растворился в нем, облаками лезвий окутывая врагов и расчищая путь напарнице.

– Я вот думаю, – Кэт, натянув ветряные нити по краям комнаты, танцующим движением двинулась к Кэсс, взирающей на неё сверху вниз. Женщина была уверена в том, что её никто не тронет, но она ещё не знала, что ветряные нити уже опутали её. И даже если она захочет, с места сдвинуться она уже не сможет.

Энджел, не зная, за кем из напарников смотреть, сжала руки, испуганно переводя взгляд с одного на другого. И кажется уже совершенно забыла о том, о чём ещё недавно разговаривала с Николаем Юрьевичем. Человек же поражённо взирал на все это. Из всех них человечной казалась только рыжая девочка, её спутники же были настоящими хладнокровными машинами смерти.

– Кай, – разбросив пару клинков и попутно смахнув голову той самой Кэсс, и даже не отметив этот факт, Кэтрин присела на корточки рядом с ошейником. – Есть хорошая новость и жуть какая паршивая. С какой начать?

– На твой выбор, – мужчина осматривал то, что осталось охраны.

– Давай с паршивой. Это «чудо» может при неправильной разрядке уничтожить здесь абсолютно всё – разнесёт в хлам не только этот ресторанчик, но и половины города не станет. И счётчик обратного отсчёта уже запустился…

– Значит нельзя лажать. Хорошая?

– Хорошая новость, этот ошейник – нить, которая может привести нас от этой марионетки к тому, кто всё это начал.

– А еще одна хорошая – ты можешь это все провернуть?

– Ммм, я? Провернуть? – Кэтрин смерила ошейник тоскливым взглядом и кивнула. – Времени понадобится чуть побольше и заберу кровь всех придурков из этого места, но получится. Только, рыженькая, – крикнула она грубовато, – кофе сделай.

– Хорошо! – обрадовалась Энджел, кинувшись прочь из подземного зала к кофейному автомату. – Делаю на всех?

– Делай-делай, – Кай двинулся к Кэт. – Командуй, буду помогать, где надо. Сам я в этом не разбираюсь, но на подхвате быть могу.

– Не требуется, – отрезала Кэт. – Скорее просто не мешайся под ногами.

– Хорошо. – Кай покосился на Николая Юрьевича. – Вы пока присядьте где-нибудь, сейчас кофейку выпьете, а то что-то бледность зашкаливает…

Воздушные полотна стали опутывать «языка», чтобы не помер случайно.

Хозяин ресторанчика вздрогнул, словно его ударили.

– Ничего себе… Вы хладнокровно убили столько народу и вам все равно?.. – мужчина, похоже, не мог поверить.

– Да. Мне все равно, – вампир пожал плечами. – Я родился во времена, когда жизнь человеческая не стоила и медяка, и мне нравится эта позиция. Если ценить любую жизнь – нельзя быть воином, психика просто не выдержит. Я ценю жизни только своих, все остальные – лишь досадная помеха, не более того.

– Мне этого не понять… – человек занял кресло, где изначально никто не сидел. У него заметно подрагивали руки, и на изрезанный фарш он старался не смотреть.

Кэтрин ветром расчистила себе место в самом центре, потом кивнула одобрительно, на глаз прикинув получившееся место под пентаграмму.

– Вы действительно этого не понимаете, Николай Юрьевич? – спросила она хладнокровно, убирая боевые ножи обратно. – Или вы просто не можете понять, как это может быть для кого-то нормой?

– Скорее второе, – отозвался он. – Понять – не сложно, принять… не знаю, как так можно жить.

– Счастливо, – пробормотала Кэтрин. -По крайней мере, я имею полное моральное право уничтожить ту тварь, что мнит себя выше других, когда представляет из себя гниль.

– И даже не будешь сожалеть, – подтвердил Кай, подбрасывая в руке самый обычный метательный нож, слегка сожалея, что его оружие не готово. Угораздило же загубить ещё и оружие в той бойне… там даже на перековку нечего пускать было. А штамповкой он пользоваться брезговал. Демиан обещал сам проконтролировать изготовление замены, но, видимо, пока было не до того. Впрочем, это было не к спеху.

– К тому же, знаете, Николай Юрьевич. Бессмертие – это ещё и возможность делать то, на что обычным людям не хватает времени, желания, умений. Прочитать все книги на свете, посмотреть великие картины самых известных мастеров живописи, лично поучаствовать в создании какого-то шедевра. Знаете, вам надо взглянуть на наш клан, на наш особняк, познакомиться с теми, кто может вас там встретить, а потом – если захотите, просто покинете его, а теперь – молчать, низменный пол – мешаете!

Николай Юрьевич аж воздухом подавился, а Кай ухмыльнулся её реплике.

«Рыжий Ап, ты где потерялась? Если я усну, не дождавшись кофе, с тебя пиво!»

И словно услышав его мысленный призыв, из дверей появилась девушка с огромным подносом, на котором помимо кофе были ещё и закуски.

– Решила, что перекусить никому не помешает. Я не вовремя?

«Вовремя, вовремя, пропустила воспитательный процесс, явилась лечить нервы нашего спутника и отпаивать меня кофием, пока я не заснул. Что-то как-то в сон меня клонит…»

Энджел поёжилась и поспешила торопливо отвести взгляд от склонившейся над полом Кэтрин, прошла к мужчинам.

Посмотрела на Кая, протягивая ему огромную чашку с кофе:

«Воспитательные процессы не в моём вкусе, сами этим страдайте!»

«А мы и не страдаем, мы радуемся», – Кай с благодарным кивком взял чашку.

«Такое тоже без меня!»

«Хорошо, радоваться буду один…» – показав девушке язык, он пригубил кофе.

Энджел взглянув на него снисходительно и протянула кружку Николаю Юрьевичу:

– Как вы? С непривычки это всё так мерзко, наверное…

Кружка в руках мужчины ощутимо подрагивала.

– Жутко, скорее…

– Жутко? – оглядевшись по сторонам, оглядев тела и кровь, вампиресса грустно улыбнулась. Нашла взглядом вампиров в клетках, которые были освобождены от серебряной проволоки и сейчас спали, погруженные в сон ей самой. Лекарство – в первую очередь. – Знаете, Николай Юрьевич, я слишком давно не человек. И сейчас здесь я вижу только то, как мучили моих сородичей. Вижу их боль, и то, сколько им пришлось вынести, и сколько ещё придётся, прежде чем их искалеченные души вылечат. А люди… те, что вошли в этот зал, те, что мучили здесь вампиров, потеряли право называться людьми!

– Вы правы, но от этого не легче.

– Возможно. Я не знаю… Извините, на такие темы лучше разговаривать с Рафаэлем… он лечил души в своё время, и понимает в них куда больше чем мы… А ещё можно с Лазарем. Он циничен, его взгляд настолько противоположен всему и вся, что один разговор с ним даёт куда больше, чем разговор с любым философом из древних времён.

– До этого ещё надо дожить…

– Ну, с этими двоими могу устроить встречу, – пожала плечами рыженькая, беря маленькую чашечку с латте. – Знаете, я так часто с ними встречалась, что могу представить вас им, только… думаю, представить всё-таки вас надо другому… члену нашего клана.

– Кому же?

– О нет, – в зелёных глазах рыженькой зажглись настоящие ведьмовские огни. – Вот этого не скажу!

– Почему?

– Что бы вы, милейший Николай Юрьевич, не успели отказаться!

– Не понимаю…

– Это лучше один раз увидеть, чем услышать. Но уверена, такое вам обязательно понравится. Согласитесь встряхнуть свою жизнь?

– Да вы и без того уже это сделали…

– Нет, это так, лёгкий ветерок промчался. А согласитесь – встряхнём как следует! Ещё бы, – мечтательно зеленоглазая бестия посмотрела на Кая, – его встряхнуть.

– Думаете, такого можно встряхнуть? – перевёл тему Николай Юрьевич, тайком глянув на Кая, который просто сидел, иногда делая мелкий глоток кофе и не реагируя ни на кого.

– Я на это надеюсь, – пробормотала Энджел. – Ещё бы встряхнуть белобрысую, но её реально трясти страшно.

– Почему? Он мне кажется страшнее… Она раздражительнее, но это не так нервирует…

– Она – истеричка. Психованная истеричка с повышенной кровожадностью и с закосами под фурию! Бррр, да о ней даже разговаривать страшно! Она меня покусать обещала!

– Разве вампиры боятся укусов?

– Когда кусает такая, как она?! Конечно!!!

– Почему? – улыбнулся вяло мужчина.

– Да с какой стороны ни посмотри – она же ядовитая!!! – горячо отозвалась рыженькая и взвизгнула, когда у кончика её носа просвистел нож. Кэтрин гневалась, что ей мешают работать.

– Тихо, – прошелестел голос Кая, и тот опять застыл.

– Ничего себе у вас порядки… – просипел человек.

Энджел молча развела руками.

Ну, да, ну, порядки, ну, чокнутая нордическая бестия – но ведь интересно же?


Наверх || Глава 8. Око шторма


В подземном зале разговор заглох сам собой. Кай дремал на кресле, Энджел, вытащив из сумочки планшет, играла во что-то очень деффачковое, по крайней мере по экрану бегали розовые кляксы и пушистые шарики. Николай Юрьевич, кажется, уже просто устал бояться и ужасаться. Прислонившись щекой к креслу, он сидел с закрытыми глазами, на удивление, не выразив никаких чувств на тему того, что женщина, которую он называл своей женой – только что умерла.

Блондинка, которая ещё пару дней брезгливо рассматривала ненастоящие пятна крови на полу в баре с «розовой леди», сейчас об этом забыла. Даже не думая о том, что может испачкаться или пораниться, она ползала по полу, расчерчивая его всё новыми и новыми знаками, покрывая кровью артефакт-ошейник и плетя заклинание из троп крови, складывая их воедино, ломая то, что наложил кто-то другой…

А через час, когда центр зала был покрыт, наверное, уже не просто росписью, а объёмным узором из крови, Кэтрин, вся в багровых пятнах, что-то пробормотала себе под нос, не очень цензурное, и свалилась на пол, закрыв глаза.

– Всё. Готово.

– Замечательно, – Кай пружинисто встал, подхватил вначале «трофей» – взломанный артефакт, затем взял девушку на руки. – Кто уходит – дружненько взялись за меня.

– Поставь меня на место, – категорично потребовала Кэтрин. – Я могу идти и сама. Прихвати лучше полутруп, которого мы должны отправить в допросную.

– Цыц, – фыркнул мужчина, заматывая «язык» в воздушный кокон вполне видимым шлейфом любимой стихии и подтягивая его к себе.

От ярости зеленоглазой блондинки показалось, что где-то что-то треснуло. Рыженькая, поддерживая Николая Юрьевича, хохотнула, потянула Кая за рукав:

– Ты это, осторожнее, одному помощнику в таком случае она клыки выбила.

– Уроню головой на мраморный пол, в кучу кишок, – посулил Кай, дождался, пока все будут готовы, и воздушное искажение подхватило компанию в свои мягкие объятия. Тем более, что Кэт была измучена скорее физически, а на тонкую работу «ткача» особо выкладываться ей не надо было.

Далеко от них, в Москве, в особняке неведомого клана, Деми, перелистнув страницу глянцевого бумажного журнала, взглянула на брата:

– Милый мой, там тебе ещё один интересный образчик копии технологий Атлантиды несут. Взгляни? Кэтрин его раскрутила и очень интересно перекинула поисковую нить на одну из безделушек, что постоянно с ней. Не думала, что такой тривиальный второй шаг тропы крови можно использовать настолько изощрённо. И ещё, будь добр, попроси кого-нибудь отправить в прихожую Этери. Кажется, кого-то ждёт радостная встреча с живым мертвецом, причём – для обоих сразу.

– Вот так вот главный артефактор клана становится мальчиком на побегушках… – Дем даже вставать не собирался, закинул в рот ещё одну мармеладку и послал сразу три пульсара и… свою проекцию. – Сами пусть сюда тащат. Мне лень, я устал.

– Трудяга мой, – Деми перевернулась в гамаке на другой бок, откинув прочь журнал, раскрывшийся под ногами у Дёма ровно на странице о том, что в некоем озере снова видели Несси. – Я вот думаю, а как насчёт того, чтобы заявиться в Атлантиду на таких красавчиках?

– Укрощать, я так понимаю, мне? – усмехнулся Дем, кинув взгляд на картинку и отпив сока.

– Нет! – засмеялась Деми. – Или мне, или Алисе. Бабулька решила развеяться, а морские змеи были её любимцами, да и вообще появились благодаря ей.

– М-дя. Ну, укрощайте. Мне же меньше мороки…

Провидица фыркнула:

– Можно подумать, это будет первый раз! – и спохватилась, закрыв рот ладонями. – Ой!

Дем покосился на сестру.

– Слушаю.

– Нет, нет, нет. Всё… я так… ну в общем… – заюлила она. – Всего немного… Это совсем неинтересная история…

– Деметра…

– Да, мой великодушный брат? – девушка спрыгнула с гамака и попятилась к двери, разделяющей башни близнецов.

Щелчок пальцев, и дверь пропала.

– Деметра, я тебя слушаю.

– Ну, Дём, ну, право слово, это совсем неинтересно!

– Деми, хватит юлить! – судя по взгляду, брат уже загорелся загадкой.

Девушка всхлипнула и прижалась к стенке, прикидывая, что делать – ковырять её, в надежде добраться до двери, или звать на помощь мужа, чтобы спасал.

– Деметра, ну хватит уже…

– Пообещай, что не будешь ругаться! А то мне рассказывать страшно.

– Не буду обещать ничего, рассказывай уже…

– Ну, Дём, ну, пообещай, а?

– Деметра, я никогда не берусь за то, чего не могу сделать.

– Злюка!

– Угу, любовь моя. Итак, я слушаю…

– Злюююка… Ну, ладно. Это было, наверное, – Деми села прямо на пол, прикинув куда прятаться. Нашла, что щель между шкафом и стеной вполне удобна, особенно если попросить змея её прикрыть. – Кажется, век одиннадцатый. Я поссорилась с тобой, пошла рисовать и провалилась в прошлое. Как раз на берег того озера, и как раз тогда, когда Алиса приручала первую пару своих змеев. Мы попробовали – провалились, напились – повторили попытку, снова провалились. На третий раз мы уже совсем расстроились и банально запинали морских змеев… Вот. После этого они почему-то очень даже успешно приручились.

– Деми, я тебе уши надеру когда-нибудь… А я себе места не находил, – фыркнул Дем, кинул в сестру мармеладкой. – За это будешь мне помогать с твоим тройничком!

– Они не тройничок, – поджала девушка губы. – И вообще! – поймала она «посыл», помяла в пальцах, превращая в мармеладного червя, и откусила сразу голову. – В чём тебе нужна помощь?

– Это ты в голове Кая не сидела… – хохотнул маг. – Во всем. Мне надо будет поработать, а тебе – развлекать их… Кстати, зачем ты им дала намёк?

– Ну, как зачем, – на нежных губах вампирессы появилась улыбка, и только по тому, как были приподняты уголки, можно было догадаться, насколько коварны сейчас её планы. – Чтобы было веселее. А ещё немного быстрее, а то пока они додумались бы, в какую сторону копать, мы бы успели влезть в игру.

– Кто знает? Их удача хороша, а помимо удачи у них есть голова на плечах, что редкость в наше время. Я немножко пошарил в их головах… У них есть разные кусочки головоломки. Составят – разгадают… если мозгов хватит.

– У них может и хватить мозгов, а вот этого самого процесса складывания… Они бы сложили хотя бы свои тайны, а то надоели тупить так жестоко!

– Вот и вправь им мозги! Меня это самого уже достало!

Предложение провидице не понравилось:

– Вот ещё! Вмешиваться в это дело я не буду! И без меня всё случится, ну, по крайней мере, на целых две тайны станет меньше, а может и на три. Главное, чтобы они немного передохнули и никуда не сунулись.

– Расскажешь?

– Да в общем и рассказывать нечего. То, что легко снесёт штормовой ветер, поймает в ловушку слабый бриз. Они попадут на тех, кто их сильнее. И… вмешиваться нельзя.

– М-да. Ты смотри, не загуби мой эксперимент! Там ещё работать и работать!

– Да, да, я помню, милый. Это уж не забуду точно, – Деми тихо хмыкнула и протянула ладони к брату. – На ручки, на ручки меня! Пока эти не появились!

Демиан подошёл и взял сестру на руки. Они только и успели вместе устроиться в гамаке, как дверь в башню открылась.

Глаза рыженькой Энджел были на мокром месте, только на этот раз не из-за кровавой картины, а из-за того, что случилось внизу – когда первой, кого увидел Николай Юрьевич, вошедший в особняк неведомого клана, оказалась женщина, которую он считал мёртвой. И судя по тому, что вампиресса упала в обморок, в числе мёртвых числилась не только она.

Кай вошёл, воздушной плетью бросив Дему «ошейник», уложил Кэтрин на диван и сел рядом, оставив место «рыжику». Куда, не задерживаясь, она с удовольствием и устроилась.

– Ну, вот собственно и мы, – сообщил он близнецам.

Деми хихикнула, как девочка, обнимая брата:

– Лав-лав встреча состоялась. Он попался! Молодцы, ребята!

– Это они, – кивнул мужчина на своих напарниц.

– Значит, девчонки, умницы! Теперь этот мужчина никуда не денется и станет одним из нас. Я так рада!

Кэтрин открыла глаза, вздохнула и закрыла:

– Деми, веришь, вот прямо сейчас я вхожу в категорию тех, кто с удовольствием тебя прибил бы! Причём, была бы в этом списке точно не дальше третьего места. Зачем тебе этот мужик понадобился? Да ещё и обставила всё это так пафосно, что прям тошнит!

Провидица промолчала, изучая лицо блондинки, скользнула взглядом по лицу рыженькой, не сводящей взгляд с Кая, повернулась к нему и припечатала:

– Раз сами не увидели – сами бестолочи!

– Деми, как тебя муж терпит? – елейным тоном спросил Кай, но в глазах его плясали весёлые чёртики.

– Муж?! Меня терпит? Ты что, – девушка отмахнулась, – вот кто-кто, а он меня не терпит, я до сих пор не могу его толком вывести из себя. Пара исключений – не в счёт.

– Все у тебя не как у людей…

– Так я и не «людь», я вампиресса, – задрала Деми нос, потом вздохнула: – А ещё некая странная помесь древней магии, чужих жизней и… Дем, слушай, займи этих троих чем-нибудь? А то мне надо прогуляться кое-куда, где кое-кто меня ждёт. Ты, мой хороший, не против такого расклада?

– Я плохой, и я против. Отправь их по домам, пусть отсыпаются, а мне работать надо, – Дем фыркнул.

– Да, да. А зачем мы их сюда вообще тащили? Ах, да! Так, троица – три дня из Москвы никуда ни ногой. Твоя уздечка – ткнула она пальцем в Кэтрин, – хороша всем, но тот, на кого её можно поймать, ещё не прибыл в Екатеринбург. Так что ждите. А дальше – на удачу. Вопросы?

– Не, нету, – Кай качнул головой.

– Девочки?

– Никаких, – Энджел подскочила, как на пружинке, словно и не было позади этого подвала в ресторане. – Кай, прихватишь меня?

Кэтрин, смерив её насмешливым взглядом, посмотрела на Кая:

– Раз уж сюда доставил, доставь обратно туда, откуда я смогу переместиться. Или гениальный маг будет столь любезен, что отправит нас по домам сам?

– Не, у вас свой извозчик сегодня, – хмыкнул Демиан, усмехнувшись. – Сама меня припахала, теперь катайся пока на Кае.

Кай только фыркнул и, прихватив обеих дам – исчез в воздушном переходе.

Деметра, проследив за чем-то, видимом только ей, пожала плечами и двинулась, напевая, к снова появившейся двери между башнями. Остановилась у двери, послала брату воздушный поцелуй и пропала.

Демиан же вздохнул, спрыгнул с гамака и пошёл в лабораторию, попутно вызывая Моргану, как эксперта по Атлантиде. Ему предстояло хорошо поработать с интересным материалом… Кайф!


***


Следующие сутки прошли спокойно для всех троих.

А на следующую ночь, когда с делами было покончено, и Кай решил отправиться развлекаться, возникло одно жутко неприятное «но» – его дико тянуло спать.

Вампир очередной раз сладко зевнул, и это ночью-то, при этом едва не вывихнул челюсть. В результате Кай сдался, патер глаз кулаком и полез в телефонное приложение с картами, дабы найти место, где его напоят кофе. Желательно, с возможностью чем-нибудь это дело закусить. И совсем идеально – чтоб кофе был в чашке, а ещё было, где посидеть, почитать… или поиграть в игры на телефоне, наслаждаясь процессом. Ну а потом можно решить, чем занять остаток ночи.

Пять минут копания в картах, и вот он обладатель маршрута пути к заведению, где, гипотетически, можно было найти все, что он искал. Гипотетически, потому что в меню кофе у них был. И не только кофе. Вопрос – будет ли он там на самом деле…

Кай вволю поплутал по узким переулкам, пока не нашёл затерянное во дворах заведение с гордым название «Родник».

Место было довольно-таки примечательное – на улице открытая кофейня с фонтаном и небольшой декоративной рощицей, в помещении – кафе-ресторан. Вампиру показалось место уютным, и он отправился искать, где бы тут получить чашку кофе.

Тяжёлые двери кафе-ресторана были открыты, но чарующие запахи кофе доносились от барной стойки в открытой летней террасе с плетёной мебелью.

Не мудрствуя лукаво, гость направился туда, откуда пахло вожделенным напитком.

За стойкой суетилась очаровательная блондинка, взглянула на Кая, приветливо улыбнулась и отошла к клиентам за столиком, уступая место напарнице.

Девушка в светло-розовой блузке и белоснежном фартуке (больше из-за высокой стойки было ничего не видно), круто повернулась и просияла в улыбке.

Рыжие хвосты кажется взметнулись вверх, образовывая нимб над головой и засияли ещё ярче, а изумрудные глаза могли посоперничать со светильниками:

– Доброй ночи, господин хороший! Вам кофе или сразу сердце бедной девушки?

– Мне кофе… Ааай… – опять угроза вывиха челюсти. – И закуски к нему… сердца ем только на десерт… – улыбнулся Кай. – И только если кофе понравится!

– Ах, – Энджел наигранно вздохнула, прижав к груди ладонь. – Какая досада. До десерта ты объешься настолько, что на сердце уже не останется места.

– Ты меня недооцениваешь! – притворно обиделся вампир.

– Думаешь? Тогда я хочу аванс!

– Это какой же?

– Ммм… – девушка задумалась, потом перегнулась через стойку и мимолётно поцеловала вампира, отстранилась. – Да, такой пойдёт.

– Тогда давай кофе, – усмехнулся Кай, оценив манёвр. – Иначе я усну прямо тут!

– Да, да, большая кружка крепкого кофе с ирландским ликёром.

– А закуска? – заинтересовался мужчина.

– Пицца с острой колбаской, фирменные тонкие блинчики с икрой, – смерив взглядом гостя, Энджел вздохнула. – И кажется, придётся что-то посущественнее вроде заливного карпа с хреном.

– Не многовато выйдет? – лукаво усмехнулся гость.

– Тебе-то? Безусловно, нет. Кстати, к карпу прилагается особый соус.

– Хорошо, доверюсь твоему вкусу… – облизнулся несколько демонстративно мужчина.

Энджел погрозила пальцем:

– Ни-ни! Я в основном меню не значусь, сам только что сказал!

– Этого не говорил, да и вообще…

– Вообще?

– Я гость особый, да и меню вашего в глаза не видел, вот.

– А я думала, ты скажешь что-то поинтереснее, – засмеялась девушка, пропадая из вида.

Вернулась она через пару минут с огромным блюдом, на котором вольготно раскинулись крупные куски рыбы, залитой чем-то белым, остро пахнущим. А рядом, по краю в аккуратных углублениях стояли маленькие соусники.

Девушка опустила его на столик, куда пересел вампир и пояснила:

– Белое – это сметана с хреном, блюдо острое, но чудесно вкусное. Хлеб не покупной, выпекают в нашей же пекарне. У нас его покупают некоторые близлежащие предприятия, да и наши сотрудники пристрастились. В общем, думаю, ты оценишь.

Рядом с блюдом тут же опустилась кружка с дурманно пахнущим кофе.

– Это просто кофе, а десертное с ликёром будет позднее вместе с блинчиками и пиццей. Приятного аппетита, господин хороший.

– Благодарю, сударыня, – улыбнулся Кай, принюхавшись.

Энджел подмигнула и двинулась к своей стойке, где уже появилась стайка новых посетителей.

Кай же занялся действительно очень вкусной едой, изредка поглядывая на девушку… во время пережёвывания нового вкусного кусочка еды.

А когда блюдо закончилось, и кофе тоже, на его стол легла широкая загорелая ладонь чужака:

– Глазам своим не верю! – удивился высокий парень. – Кай, это действительно ты?

Нож и вилка застыли над ладонью пришельца и исчезли.

– Нет, я глюк… Жак, ты чуть не лишился руки, – чертыхнувшись, Кай отложил приборы. – Сажай корму за стол и рассказывай, что тебя так удивило – что я не у вас в реанимации, или что я тут?

– Что ты не в реанимации, – ответил с усмешкой парень, падая рядом, – и что ты тут тоже. Ты как – здесь случайный гость или один из воздыхателей по чудесному рыжему ангелочку?

– Неделю, как выписался. Я здесь случайный воздыхатель рыжика, – усмехнулся вампир. – Точнее, не банальный воздыхатель, а идейный соблазнитель… надеюсь, вы все правильно починили, не подставите меня в самый ответственный момент? А тебя сюда каким ветром?

Жак подавился глотком кофе, который был в его кружке и потряс головой:

– Ну, ты даёшь! Ты что не знаешь?!

– Жак, ты меня пугаешь… Чего не знаю? Вы мне все же не все починили, или что? – любезно спросил вампир, демонстративно потянувшись к вилке.

– Да починили мы тебе всё! Ты с соблазнением поосторожнее! Тут такое дело… У рыженькой есть не только воздыхатели, но есть ещё и воздыхательница. Такая с…

– А теперь подробнее, – хищно усмехнулся Кай. – Может, мы поладим и организуем милый тройничок?

– С ней-то? Забудь. Она строго по девочкам, – Жак взглянул с тоской на рыженькую за стойкой, кокетничающую с новым клиентом. – Самое обидное, она умудряется следовать за своей целью так, что ей самой даже на глаза не попадается. Зато в какой-то момент, когда ты начинаешь ухаживать за рыженькой, приходишь домой. А там она – сидит в кресле. Ты замираешь, стоишь, как идиот на пороге собственной комнаты. Она посидит на тебя посмотрит, хмыкнет и исчезает. А потом, когда пытаешься оказаться рядом с рыженькой – у тебя не получается. Встречаешь её на улице, переходишь через дорогу, хлоп – и стоишь там же где был!

– Весело. Ну, тем интереснее соблазнить рыжика и утереть нос её обожательнице. Захочет присоединиться – я не против, а будет мешать – посмотрим, кто упрямее… Ещё что поведаешь про эту анти-совратительную злыдню?

– Вот-вот! Злыдня она и есть. При этом на мордочку хорошенькая, и ножки…

– Опишешь? Может, я её вовремя увижу и верну на путь истинный?

Жак замолчал, так и не сказав ни слова по поводу той самой хорошенькой злыдни, а мгновение позже стала понятна и причина заминки. К столу подошла, сверкая улыбкой, Энджел, поставила перед Каем новое блюдо с блинами и пиццей и десертный кофе с ликёром.

– А это десерт. Что-нибудь ещё, Кай? – уточнила она мягко.

– Это не десерт, а второе, на десерт мы договаривались девичье сердце, – обворожительно улыбнулся ей Кай. – Под каким-нибудь интересным соусом…

– Это, например, каким же? – чуть наклонилась рыженькая.

– Полагаю, что-нибудь сладкое подойдёт… Вишня? Или ананасовый сок?.. – чуть понизил голос вампир, не отводя глаз и облизнувшись. – С небольшой ноткой корицы для аромата, пожалуй…

– Боюсь спросить, мы сейчас об одном и том же? – промурлыкала соблазнительно Энджел.

И именно в этот момент со стороны онемевшего Жака донёсся лающий кашель.

– Вот на месте и увидим… – отразил тон девушки Кай, не глядя запустив в лоб Жаку колбаской с пиццы (какова щедрость-то, а!), чтобы не портил момент, а наслаждался шоу. – Когда я дождусь десерта, м?..

– Как насчёт того момента, когда я закончу смену? У тебя кофе хватит минут на пятнадцать, а я освобожусь через десять.

– Договорились, – предвкушающе улыбнулся Кай. – Жду не дождусь…

Энджел выпрямилась, кивнула, помахала серому Жаку рукой и двинулась обратно к стойке.

И только тогда парень отмер:

– Это… к… как?! Как это?! Почему это?! Почему ты ещё жив?!

– Это тебя спросить надо, вы меня штопали. – добрался до еды Кай, пригубив сначала потрясающий кофе.

– Да нет! Не это… Это… Она! Как?! Почему тебя не убила ТА?!

– А ты её тут где-то видишь? – Пожал плечами Кай.

– Но… Это же не первая ваша встреча! Ангелочек назвала тебя по имени!

– Не первая, и даже не вторая. Правда, с такими планами – первая, меня выписали не долеченным, так что не до женщин было.

– И ТА рядом ни разу не появилась?! Так не бывает.

– Не знаю, о ком ты. Говорю же – опиши мне эту девочку.

Жак почесал кончик носа, хотел было заговорить… и не получилось. В стол как раз около его руки вонзился тонкий клинок…

– Это типа намёк? – Кай клинок выдернул и с интересом осмотрел. – Может я этой твоей воздыхательнице понравился, м?

Бледный Жак замотал головой.

– Это её! Её!

– Да чего ты истеришь? Заметь, твоя рука второй раз чуть не получила ножик. Карму почисти, где-то здорово нагрешил… – Мужчина флегматично отрезал кусочек блинчика клинком.

Жак усмехнулся, взял себя в руки и кивнул:

– Ты везунчик. Не встречался с этой девкой, а я – да. И знаешь, пойду-ка я. Тебя сегодня вполне возможно с ней встреча ждёт… А мне ещё Лазарю экзамен сдавать, а для нервов такие встречи не самое благополучное занятие.

– Ну, мне есть чем себя занять сегодня… Лазарю привет не передавай, а то он меня опять запрёт… Удачи на экзамене!

– Спасибо… – Жак снова покосился на рыженькую, а потом добавил. – Надеюсь, это у вас не серьёзно. На ангелочка большая конкуренция. Все надеются, что удастся прибить её воздыхательницу и получить к малышке доступ…

– Не надейся, мы споёмся в милый тройничок и будем кутить вместе, наслаждаясь ощущением того, как все вокруг захлёбываются слюной в бессильной злобе и зависти.

Жак хохотнул:

– Ну, удачи тебе с этим, Кай. Рад был повидаться.

– Я тоже, Жак, рад был увидеть тебя не в моей палате. Удачи и до скорой встречи…

Вампир не ответил, махнул рукой и пропал, а рядом со столиком Кая остановилась Энджел с чашкой кофе в руках. В светло-синем платье и белой вязаной накидке, села рядом и улыбнулась.

Качнулись рыжие завитки, девушка сияла, словно самый настоящий ангел.

– Так подойдёт?

– Пока не знаю. – Кай отсалютовал девушке чашкой с кофе.

– Тогда, какие у нас планы, о прекрасный рыцарь?

– Ммм… коварные!

– И с чего они начнутся?

– С того что мы допьём кофе и доедим вкусняшки…

– А потом? – не успокоилась Энджел. – Мы пойдём кутить или пропустим этот этап и перейдём к тому, чего хочется нам обоим?

– Ну, я даже и не знаю… но, учитывая мою аномальную сонливость и твой красноречивый взгляд, можно просто построить наш план в обратной последовательности – сначала десерт, потом – кутёж.

– Тогда, так и сделаем.

– Пожелания сударыни?

– По дороге зайти в магазин и купить виноград! – засмеялась Энджел, а потом тихо в сторону сказала: – А о падении моих нравов мы поговорим как-нибудь в другой раз…


Наверх || Глава 9. Наживка в блондинистом эквиваленте


В уютном особняке Кая звучал негромкий смех, иногда более интимный, иногда более весёлый. В гостиной, прямо на полу, поставив большие кружки на низкий столик, сидели Кай и Энджи. Он – соизволив влезть в домашние штаны, она – одолжив у вампира рубашку дивного синего оттенка. Безусловно, на даме было бельё, кружевное, с тонкой отделкой синей шёлковой нитью. Но это был тот самый случай, когда выглядело это куда соблазнительнее, нежели полная обнажённость.

Рыжие волосы щекотали плечи, но убирать их Энджел не спешила, загадочно мерцала зелёными глазами и выглядела по-вампирски очаровательной. Только не той самой красотой запредельной, ангельской, которую продемонстрировала в баре во второй точке, а настоящей – своей.

С шутками и прибаутками вампиры пили кофе, девушка уже успела сообщить, что кофейник Каю надо бы поменять, и даже предложила свои услуги по выбору нормального. В качестве развлечения была игра в карты, причём с не пошлой и не дурашливой. Тот, кто проигрывает, всего лишь был обязан честно ответить на любой вопрос.

Оставив Кая в дураках, рыженькая демонстративно облизнулась и поинтересовалась:

– То, что к зеленоглазым у тебя страсть, понятно. Но кто тебе больше нравится я или Кэтрин?

– Это некорректный вопрос, но, раз уж проиграл, то отвечаю – ты, потому что поишь меня таким роскошным кофе… а конкурента этого железного, что кофе делает, можно хоть сейчас выкинуть, – хохотнул мужчина, отпив кофе.

– Ну, вот, – Энджел попыталась нахмуриться, но не смогла, заразительно рассмеялась, тасуя колоду. – Ладно-ладно, я тебе это припомню! А страшная тебе нравится? Вопрос, если что, вне конкурса. Можно и не отвечать, если не захочешь.

– Откуда я знаю? Мы не встречались. Ну, мне нравится её чувство юмора… так удачно пригрозить руке Жака через пять минут после того, как я ему чуть её не отчекрыжил вместо еды…

Энджел поперхнулась воздухом, задумалась, потом поняла:

– А… ты про ту, которая моя воздыхательница? Нет, я не про неё, – помахала она рукой. – Та красивая, – позволила вампиресса мечтательности прорваться в голосе. – И взгляд такой… И она тёплая… Ой…

– Ммм?.. А о ком тогда?

– Я о третьей в нашей компании, которая меня пугает.

– Ну… За редкими моментами она мне нравится. А что?

– Просто, – пожала плечами Энджел. – Интересно, чем руководствовалась Деми, когда ставила нас в команду. Ты знаешь, что из всех собранных работают только три?

– Не-а. Что так?

– Не сработались.

– Забавно. А тебе она как?

– Мне? – вампиресса задумалась, разложив карты, потом покачала головой. – Я её боюсь! Она страшная.

– Да ладно, симпатичная девчонка, – мужчина усмехнулся, воздухом поднёс к губам девушки виноградину. Энджел. приняв подношение, покосилась на козыри в ходу, продемонстрировала шестёрку пик и походила, выложив семёрку бубен.

– Нет, я, конечно, допускаю, что у неё есть какие-то хорошие качества. Не зря же Деми её поставила в компанию с нами. К тому же, это её обучение на охотницу тоже даёт свои результаты, да и ведущая у неё тропа крови, что тоже козырь немалый, но она ненормальная же!

– Энджи, что-то ты больно много не слишком открытой информации о ней знаешь, – деликатно намекнул Кай, отломил ягодку себе, подбросил и поймал ртом… смухлевав при помощи воздуха.

– Я много чего знаю, – ответила уклончиво вампиресса. – К тому же, – как-то растерянно пожала она плечами. – Должна же я была узнать, кто именно оказался в той же тройке, что и я сама?!

– И много узнала обо мне?

– Не очень. Ты ещё более закрытый, чем она…

– Расскажи?

– Да нечего рассказывать. Живёшь затворником в последние годы. Учеников – нет, птенцов – нет. Были вроде бы двое, один погиб от руки кого-то из мастеров неведомого клана, не по ошибке, а что-то они серьёзно не поделили. Причём ты демонстративно отказался вмешиваться. Второй, точнее вторая – зеленоглазая ведьма, которую ты спас от костров инквизиции, попала в заварушку с Падшим, ещё когда всё это только начиналось, и погибла от его рук. После этого ты мало с кем общался, закрылся в своём доме. После развала неведомых, а ты был членом первого состава, переходить в другой клан не захотел, остался отшельником. Наверное, века три ходили слухи, что ты погиб, то ли сунулся куда-то не туда, то ли с ветром что-то натворил, но… вот как-то так. Ещё из известной информации, что изменился твой характер. Раньше ты был очень лёгким на подъём, сейчас – тяжёлый и тяжеловесный. Хотя в последнее время твои новые знакомые говорят, что тебя что-то не узнать. Деми сердится и говорит, что нет, это ещё не тот результат, что надо.

– Да уж, неплохо, – Кай рассмеялся. – А теперь о Кэтрин?

– Ох, – Энджел совсем расстроилась, явно кляня себя за длинный язык. – Про неё говорят много, но вот правды в этом очень мало. Точно известно, что она обучалась вначале на охотницу. Каким образом оказалась обращена – тайна. Как погиб её Сир – тайна. Каким образом оказалась в неведомом клане – тайна. Почему именно они – вопрос. У неё сильная тропа крови, неплохой дар ветра, она «ткач», и её с удовольствием приняли бы среди стихийников. Говорят, есть что-то ещё, что именно – неизвестно. Предпочитает свой пол, но своих любовниц прячет. Говорят, была долгое время влюблена в Деметру, на этой почве они и познакомились. Знакомство состоялось в спортивном зале… Где живёт – вопрос. С кем общается – вопрос. Характер очень тяжёлый, может убить, если что-то будет ей не по нраву. С людьми не общается, питаться предпочитает случайными попутчиками, которые подбирают её на дороге, чтобы подвезти, хотя людей с детства родители учат, что нечего общаться с незнакомцами.

– Короче, проще налить ей и спросить саму, – кивнул сам себе мужчина. – А теперь о себе?

– Она не напьётся. Из разряда «пью, но не пьянею», – пробормотала Энджел. – Я?… – а вот тут возникла заминка.

– Ты-ты, рыжик, – опять воздух поднёс девушке ягодку.

Приняв её губами, Энджел зябко поёжилась:

– А я почти не помню. С Сиром мне не повезло, это я знаю точно. Что именно там такое было – не знаю, как он погиб, тоже не очень в курсе, сколько лет он меня мучил – тоже провал в памяти. Зато постоянно теперь общаюсь с Лазарем и Рафаилом на эту тему. Лекарь и маг поддержки, ветер использую как стабилизацию. Из боевых троп что-то есть, но из-за того, что это связано с воспоминаниями о том прошлом – тоже ничего не знаю… Вот так. Такие тараканы.

– Эх ты… – хмыкнул Кай, положил перед девушкой козырной туз и показал раскрытые ладони, показывая, что она проиграла.

– Блин! – буркнула Энджел, отстраняясь. – Ладно. Твой вопрос.

– Должна будешь, – Кай полуприкрыл глаза, мягко подхватил ветром подушку под девушкой и… приподняв её чуть в воздух – потянул рыжую к себе. Когда она оказалась достаточно близко, опустил и просто обнял за плечи, решив, что грустная мордашка ей не идёт.

– О, это чтобы ты мне потом задал его в самый неудачный момент?! – округлила девушка глаза.

– Именно, – совершенно серьёзно кивнул мужчина.

– Ужас…

– Добавишь это к моему резюме. Надо с тобой что-то нехорошее сделать, а то сидишь с недовольной мордашкой…

– Не хотелось бы вас прерывать, – раздался голос, переполненный ехидством, и в том кресле, где сейчас была Энджел, появилась Кэтрин. И судя по её виду, ей было или наплевать на то, что сейчас происходило, или наоборот развалить сложившуюся атмосферу ей было в удовольствие. – Но вы знаете, я вас уже сорок минут жду в установленном месте, чтобы отправиться на работу. Или вас оставить, голубки, на сегодня в одиночестве? Я и одна могу прогуляться до местечка.

– Кэтти, милая моя, если ты не прекратишь ворчать по поводу и без, я тебе сам найду девочку для успокоения нервов, ибо у тебя на лицо недостаток ласки, – совершенно не обиделся Кай и ответил не менее ехидно. – Или ревность, так в таком случае мы тебе всегда рады, можно было не бухтеть, а просто присоединяться.

Кэт изогнула бровь:

– Ты готов ради этого сменить пол?

– Нет, я готов тебя перевоспитать, если уж не на путь истинный, то на «всеядность», милая, – любезно ответил мужчина.

– Нет уж, всеядность в твоём лице меня не интересует. А она, – бросила блондинка мимолётный взгляд на рыженькую, – не в моём вкусе. Люблю брюнеток. И я, кстати, уже об этом говорила. Склероз старческий?

– Кэт, не ворчи, а? Я тебя по-вампирьи прошу. Тебе это просто не идёт.

– Странная техника уговоров, ну, да ладно. Мы куда-нибудь идём или как?

– Надо бы.

– Вы уж решите как-нибудь, – вампиресса, а точнее её астральная проекция, поменяла местоположение, – а то в этом жутком прикиде мне не хочется существовать дольше необходимого.

– Хорошо, сейчас соберёмся и будем. Не начинай буянить без нас, хорошо? – Кай жестом приказал артефактному дворецкому бегом принести одежду.

– О! – обрадовалась Кэт. – Это значит, что я могу отправляться туда одна?

– Нельзя! – выкрикнула Энджел, неожиданно бледнея.

– Нет, Кэт. Покажи, как ты выглядишь, и жди нас. Это не те противники, с которыми можно расслабляться.

– Да, да, да, – закивала активно головой рыженькая. – Туда не надо. Не надо!

– Рыженькая, ещё немного, и я решу, что ты за меня боишься.

– Мы одна команда! – вздёрнула Энджел нос.

И Кэтрин совершенно невоспитанным образом захохотала. Ну, да, одна команда. Банда, скорее, проносится ветерком лёгким по злачным местам, оставляет после себя одни развалины.

– Иди уж, собирайся.

– Но… – Энджел бросила заполошный взгляд на Кая. – Вы не уйдёте без меня?

– Да не уйдём мы, беги, рыжик. Кэт, покажись…

Рыженькая огляделась и пропала.

А вместо неё в гостиной появилась Кэтрин. Развеяв астральную проекцию, вампиресса шагнула на пол в своей наживочной маскировке.

Наверное, это была именно она… В первый момент хозяин дома даже засомневался, потому что в доме Кая появилась жвачная корова, подвид «тупая блондинка». Абсолютно тупая, на лице ни одной следы мысли. И то ли эта девчонка владела талантом перевоплощения, то ли вместо себя она подсунула куклу, Волосы белые, завитые в крупные букли, были прихвачены ободком. Коротенькая розовая юбочка, белая маечка и белый ремень. Белые босоножки и розовая собачка под мышкой…

– ИЗЫДИ! – в непритворном ужасе отпрыгнул Кай и поспешил собираться, пока сердце не отказало от ужаса.

Вслед ему донёсся уже знакомый задорный смех, который он слышал ещё меньше минуты назад от знакомой и нормальной астральной проекции.

– Я же говорила, что в этот раз наживкой выступаю я? А хозяин этого притона, кстати, нелегального борделя, предпочитает именно таких дур.

– Если ты ещё и вести себя будешь в образе – я тебя сам убью, ибо иначе у меня будет разрыв сердца! – пробормотал Кай, спешно одеваясь. – Не пугай меня так больше, зеленоглазка.

– Да ладно, мило же получилось, – ничуть не раскаялась Кэтрин, покрутившись около зеркала.

– Изверг в юбке.

– Да, да. Собирайся побыстрее, а? Я безумно хочу смыть с себя эту гадость и лечь спать.

– Я сам с тебя это смою, чтоб быть уверенным. Все, я готов.

– Окей, где рыженькая?

– Я здесь! – воздух снова качнулся, выпуская из своих оков Энджел. Девушка была в черных брюках и тонком свитере и явно жутко нервничала.

– Отставить нервы. Ну, что, погнали, девочки?

– Удачи нам, – закивала Энджел.

– Удачи, – согласилась Кэтрин, расплываясь снова в абсолютно кукольной улыбке.

И компанию поглотило ветряное искажение…


Сказать, что прибыли вампиры именно в бордель сложно было и с первого взгляда, и со второго, и, пожалуй, даже с десятого. Больше всего, как ни смешно, это напоминало библиотеку или клуб встреч из века так XVIII-XIX, когда в огромном зале стояли столики, за которыми сидели дамы и господа, обменивающиеся последними новостями или своими мыслями на тему политики или общественной жизни.

Дерево и мрамор, плитка – всё в благородных тонах дуба, черешни и элегантного, ненавязчивого серого цвета. Тёмно-багровая обивка стульев и кресел, минимум ковров. Самый настоящий камин, сейчас, правда, не затопленный. Хрусталь на столах, фрукты, вино в графинах и запылённых бутылках, подаваемое выдрессированными лакеями.

На мужчинах были фраки и смокинги, на женщинах элегантные вечерние платья. А от блеска драгоценностей хотелось отвести взгляд, чтобы не ослепляло. Среди всех собравшихся гостей были не только люди, но ещё и вампиры.

Немного в стороне от основного зала была барная стойка, за которой работали люди-двойняшки – парень и девушка в одинаковой одежде то тасовали шейкеры и бокалы, то устраивали для клиентов короткие спектакли, то придумывали что-нибудь ещё.

Играла тихая музыка, что было самым удивительным – живая. На небольшом подиуме для артистов был установлен рояль. Его ненавязчивую мелодию дополняли саксофон и виолончель, а звуковая система подхватывала звук и разносила его повсюду.

Репертуар был подобран великолепно. NewAge, немного классики, современные аранжировки – ненавязчиво, очаровывающе. Никаких душных запахов или навязчивых духов – морская свежесть и нотки кофейного аромата.

– Мы точно попали, куда надо? – шепнула Энджел, испуганно оглядываясь по сторонам.

Кэтрин, оправив на бёдрах пояс, облизнулась, поправила пискнувшую собачку и двинулась к барной стойке.

Кай, придерживая под локоток рыженькую, двинулся следом, осматриваясь. что-то его грызло подсознательно.

– Тебе не кажется, что как-то это место совсем не похоже на … – Энджел огляделась. – То самое?

– А места высокого класса никогда не похожи на то самое, – пожал он плечами. – Но что-то мне тут не нравится…

– Аналогично… В такие моменты жалею, что не могу держать в руках оружие… Вообще никакое…

– Пацифизм – зло. Хотя, последний, кто мне сказал эту фразу, в следующую минуту разорвал на части голыми руками рыцаря в полном доспехе вместе с конём…

Энджел споткнулась, распахнув на Кая глаза.

– Что?

– Где? – недоуменно посмотрел на девушку вампир.

– Ты говоришь какие-то страшные вещи, – губы вампирессы посинели, что было совершенно точно не естественным явлением.

– Что это с тобой?.. – нахмурился Кай, пытаясь понять, есть ли что-то лишнее в воздухе.

– Н… н… не знаю… – девушка начала оседать, пытаясь что-то сказать, но не в силах это выдохнуть. – Кэтрин! Ей… она…

Подхватив «ангелочка», мужчина бросил взгляд на Кэтрин, в надежде на то, что она что-то заметила.

Вампиресса стояла у барной стойки, опираясь на неё и демонстративно красуясь, демонстрируя своё тело и полное отсутствие ума. Но судя по тому, что левая рука, не видная бармену, была сжата в кулак, что-то напарница всё-таки заметила.

Придерживая получше рыженькую, вампир сместился ближе к напарнице, все ещё стараясь разобраться, что случилось с их штатным врачевателем.

Чуткий слух вампира мог воспринимать диапазоны шире, чем ухо человеческое, поэтому Каю не составило труда с этого расстояния услышать недоуменный вопрос Кэтрин:

– То есть, как это его нет? Был же…

– Девушка, простите, я понимаю, что наш начальник мог назначить вам свидание, вы столь прекрасны, как распустившаяся роза, но он уже отбыл.

– Ясно, – надула блондинка губы, – а я так надеялась на встречу.

– Хотите, мы вам оставим его телефон?

– Есть он у меня, – ещё сильнее расстроилась посетительница. – И он обещал мне что-то великолепное на сегодняшнюю ночь. И вот, на тебе.

– Приходите днём, днём у нас…

Зелёные глаза изменились, вместе тупого выражения глупой курицы в них сверкнули алые огни.

– Я не могу прийти днём, вы меня понимаете, молодой человек? Всё, что я хочу, это ваш хозяин. И я хочу только его.

– Простите. Ничем не могу помочь, – отрезал бармен. И куда тише, так чтобы услышала только Кэтрин добавил: – Вам уже никто и ничем не поможет, леди…

Весь зал игнорировал само их существование, что заставляло нервничать ещё больше. Не бывает такого, чтобы на весь зал не нашлось ни одного взгляда в сторону барной стойки.

Беспокойство Кая нарастало, заставляя планомерно изучать весь зал, слушать воздух, в надежде определить угрозу и устранить её до того, как угроза доберётся до них. Стало очевидно, что в этот раз удача их подвела, и их здесь ждали.

– Ну, – пробормотала Кэт, осторожно отступая. – Этого стоило ожидать. Теперь надо бы понять, в насколько большую лужу мы сели. Убраться отсюда можем, напарничек?

– Если бы могли, я бы нас уже выдернул… Идеи есть?

– Одна, но очень несвоевременная: бежать, бежать, бежать!

– Она своевременная, но бестолковая… ты мне конкретнее скажи, куда… у меня интуиция рехнулась, не могу определить, где можно закрепиться и работать над побегом.

– Нигде, – пробормотала Энджел, поднимая голову. – Нам здесь нигде не спрятаться. Это иллюзии рядом. Тут нет людей. Живых.

– С тобой-то что, рыжик? Кэт, как по окружающей обстановке, проковырять сможешь нам лазейку?

Блондинка взглянула на напарницу с таким выражением, которое одним словом можно было бы выразить: «Задолбала». Потом вздохнула и серьёзно покачала головой.

– Надо время, Кай. Нам его не дадут.

– Понятно, что не дадут. Но я постараюсь его выиграть… Так что начинай.

Бросив на Кая подозрительный взгляд, вампиресса резко кивнула, потом махнула в сторону, к барной стойке.

– За ней довольно удобное пространство, закинь рыженькую туда.

Спрятав Энджел там, где указала Кэтрин, Кай подхватил по пути нож и все стаканы и бокалы, какие нашел… тут же разбив их, для создания дополнительного оружия.

– Двигай к рыжику и работай, я вас прикрою.

Новый резкий кивок, потом, словно передумав, Кэтрин отрицательно покачала головой.

– Мне не пойдёт та барная стойка, места надо больше. Увы.

– Ладно, делай, как знаешь, тебе виднее.

– Полагаюсь на тебя… Кай.

– А я на тебя, – совершенно серьёзно кивнул мужчина, и взгляд его расфокусировался. Сейчас он весь был залом, готовый остановить любую угрозу… насколько сможет, разумеется.

За его спиной Кэтрин присела на корточки, вытаскивая кинжалы из потайных карманов. Выбросив кинжал направо, она убила ближайшего из нападающих, который неосмотрительно заходил ближе, считая, что его прикроет иллюзия, и дёрнула труп к себе силой ветра. Второй кинжал остался под рукой. На душе у вампирессы было тяжело.

Самым обидным было то, что здесь знали – кого ждали. Никаких атак с использованием воздушных сил, в том смысле, что ни стрел (их очень легко было обратить в обратную сторону), ни газа, что аналогично могло обратиться против пославшего его. Все было очень грубо и грязно.

Потому что первым, что ударило в тройку незваных гостей, оказался магический удар, выкручивающий того, кто под него попал, наизнанку. Только допустил небольшой просчет – расфокусированные удары выбирали самую крупную цель, считая ее скоплением противника, а самой большой целью был Кай, растянувший сознание на весь зал. Его спасло только то, что выкрутить наизнанку ветер – невозможно. Удар просто не распознал, где цель, а где воздух, и ушёл «в молоко».

– Сильно… – нахмурился вампир, посылая стеклянное крошево в уже появляющихся в зале противников. Острое стекло даже для вампира неприятно, а если его очень много, и оно режет вихрем?

– Я бы даже сказала, что чересчур, – донёсся из-за его спины спокойный голос Кэтрин. – Мне нужно больше крови. Подтащи, пожалуйста, ещё пару добровольных доноров мне поближе?

Резкий рывок ветром, и пара изрезанных стеклом тел шмякнулись недалеко от вампирессы.

Магические атаки вроде прекратились, но в зал вошли три бугая в защитных костюмах. Вот этих стеклом было уже не порезать.

– Да что ж за непруха сегодня? Кэт, это ты накаркала, когда говорила, что мы допрыгаемся…

Перехватив нож поудобнее, вампир отвёл назад свободную руку, словно замахивался копьём. Бросающее движение, и дальнего «бугая» отшвырнуло с характерным хрустом. Второй раз ударить вампир не успел – мужики со свинцовыми битами уже были рядом, и пришлось вертеться ужом, ища, куда можно всадить нож.

От Кэтрин донеслось разочарованное:

– Блин! Заново! – и выбросив в сторону нож, она только чудом не снесла кончик носа у одного из нападавших, заставив его дёрнуться прочь, и давая Каю мгновение заминки.

Каю её хватило. Два удара ножом, и два трупа добавились в коллекцию девушки.

– Рыженькая, – поинтересовалась флегматично Кэт. – Ты там как жива?

Со стороны барной стойки донёсся тихий всхлип и утвердительное:

– Да.

– Кай, а ты? Всё нормально?

– Да.

– Ну и чудненько. Мне надо ещё пять минут хотя бы! – начиная на глазах оживать сообщила Кэтрин.

И… этих пяти минут ей не хватило.

Когда вампиры уже решили, что засада окончена, удар пришёл с потолка – каменный кулак ударил девушку в спину, и тут же такой же ударил снизу, сминая её, пока не раздался характерный хруст…

Кэтрин охнула, закашлялась, на губах появились мокрые пятна, такие же – на её руках, когда она подняла ко рту ладони, и тут же в воздухе остро запахло её кровью…

Кай дёрнулся было к ней, но получил аналогичным кулаком по спине и покатился по полу, пока девушка получила ещё один весомый удар. Похоже, её решили вывести из игры первой, потому что она одна работала над пробоем защиты.

Из-за стойки донёсся болезненный вскрик, Энджел единственная умудрилась увернуться от удара, выскочила в основной зал и застыла, раскрыв рот, разглядывая картину, представшую её взгляду.

Кэт прижимала руки к груди и понимала, что пару рёбер, а то и побольше, ей сломали. Нашла взглядом Энджел и посерела:

– Кай… ты двигаться в состоянии? – шелестом спросила она, хотя не то, что говорить, дышать было больно! Хотелось лечь, хотелось закрыть глаза и погрузиться в объятия такой знакомой боли.

– Да… – мужчина с трудом приподнялся на руках, осматриваясь.

– Останови её! Немедленно! Любой ценой!!!

– В смысле???

– В прямом! Пожалуйста, умоляю тебя! Сделай что угодно, только…

Кэтрин не договорила. Глаза Энджел из зелёных стали чёрными. За спиной недавнего ангела распахнулись кроваво-алые крылья, клыки удлинились, и она неостановимым смерчем сорвалась с места…


Наверх || Глава 10. Обманчивость первого взгляда


Если бы кому-то пришло в голову сравнить двух таких непохожих девушек с одинаково изумрудными глазами на предмет их воинских способностей, то однозначно опаснее была бы признана Кэтрин.

Она была воином, это проявлялась в скрытой пластике её движений, в том, как она осматривалась в незнакомых помещениях, автоматически выискивая «белые пятна» и места, где можно отбиться от любой опасности.

Те, кто знали о том, где она работает, знали ещё и о том, что Кэт действительно отличный воин. В её руках в оружие превращалось практически все. И хотя на своей основной работе она обычно не светила магические способности, ими она могла многое. Не стоило забывать о том, что при том, что по своему профилю ветра она была ткачом, вампиресса умела пользоваться шагами Тропы крови.

Не сказать, что за свои годы она успела зайти далеко, но уже семь шагов она освоила в полной мере. И не просто освоила, она адаптировала их под себя и свои нужды, внесла некоторые изменения и сгладила шероховатости.

В те годы, когда многие вампиры потеряли возможность использовать страшные запретные тропы, не в силах справиться с последствиями, Кэтрин использовала их к своей выгоде. Да и к тому же, не врали слухи, которые про неё ходили. Информация о её тяжёлом характере была правдива, как и то, что несмотря на мстительность и вспыльчивость в любой драке девушка сохраняла холодную голову. Не чуралась она подлых приёмов в человеческой драке, а у ж с вампирами и подавно не стеснялась пускать в ход всё, чему научилась, проходя обучение на охотника на вампиров или участвуя с этими ребятами в работе.

В противовес ей – Энджел. Рыженькая малышка была отличным лекарем, а в команде была ценна своей поддержкой. Она могла ускорить своих напарников, наложить комплексную защиту, отвести удар в сторону, не говоря уж о том, как великолепно она владела гримом. И не просто человеческим, обыденным. Рыженькая могла с помощью своей стихии ветра исказить ауру человека или вампира. Сделать из древнего вампира – человеческого мальчишку, а из какой-нибудь малолетки-вампирессы – древнюю развалину, которая застала на своём веку не просто рождение тысячелетия – переход через «от нашей эры» до «нашей эры», но ещё и казаться свидетельницей Атлантиды, а то и вообще библейского потопа Ноя.

Что же касается воинских качеств…

Многочисленные воздыхатели рыженькой, находящие места её новой работы и отлавливающие её там, были неприятно удивлены, когда не раз становились свидетелями её безрукости. Взяв в руки нож, резала им Энджел сама себя. Стрелы летели куда угодно, но не в мишень. Брошенный кинжал мог воткнуться в ногу очередному «учителю». При этом с координацией и глазомером у рыженькой всё было в полном порядке.

И её дар, естественно, был не военной направленности. Но то, что происходило сейчас, не укладывалось в понятие «берсерк» или «ненормальность», Энджел стала ангелом возмездия. Она перемещалась хаотически на чёрных крыльях, сотканных из второго шага Тьмы, и убивала. Мгновенно. Каждый, на кого падал её взгляд, каждого, кого она касалась – выворачивало наизнанку, и брызгами крови было закрыто всё вокруг.

Кэтрин, прокусив губу, попыталась было остановить напарницу, но отлетела в сторону и попала под удар одного из тех, до кого взбесившийся рыжий вихрь добраться не успел. Это было последнее, что успел сделать идиот-вампир, потому что Энджел оказалась рядом и… всё. Вампира не стало.

Кэтрин, не очень понимающая, на каком именно она свете, оказалась около своего незаконченного рунного плетения. Оставалась всего одна руна, но найти живую кровь здесь … было попросту невозможно. И практически теряя сознание, вампиресса, ещё не опомнившаяся после заварушки с изначальным Тенью, последнюю руну начала выводить своей кровью.

Кай на происходящее взирал откровенно квадратными глазами. Берсерки были редкостью, но Энджел не подходила под это понятие… в том виде, в каком знал этот диагноз мужчина. Берсерки были страшны в битве, их не останавливали даже смертельные раны, каждый удар по ним или от них – делал их сильнее… Но они все же оставались собой. Энджел собой не была. Это было воплощённое разрушение, и меньше всего Каю хотелось оказаться её целью. Он понимал, что его она сломает пополам так же легко.

А потому он не отсвечивал, незаметно прикрывая девушек и восстанавливая спину, чтобы одним рывком выдернуть обеих, когда будет открыт проход. Он не говорил им, но при нужде его знаний и умений, в общем-то, хватало, чтобы провести искажение в одиночку. Другое дело, что без полноценных ткача и стабилизатора он, как исказитель, получал довольно ощутимые повреждения от перегрузок.

Кай ждал, чутко следя за ситуацией. И когда Кэтрин, шепнув «Готово», потеряла сознание и свалилась, этого ему было достаточно. Стремительный рывок с места к ней, подхватить девушку, новый рывок за второй спутницей, но её уже нет на месте. Опять рывок, опять мимо.

«Задолбала!»

Мощный бросок с частичным переходом в ветреную форму был успешен, Кай подхватил девушку на плечо и, не дав ей даже осознать, что произошло, провёл искажение в твердыню Неведомых, послав впереди себя телепатическое сообщение. Он прекрасно понимал, что по прибытии будет не до того…

В большом зале, где закончился перенос, уже были встречающие. Лазарь, Рафаил, несколько человек из медицинского корпуса. Деметра с уставшим видом опирающаяся на шкаф. И даже гениальный маг неведомых покинул свою лабораторию.

Прежде, чем кто-то что-то сделал, Лазарь оказался рядом, выдернул Кэтрин из рук Кая и исчез вместе с ней, бросив что-то вроде «Ну, теперь не уйдёшь…».

Энджел, рыдающую посреди зала, унёс Рафаил, что же до Кая, Дем порталом отправил его домой, негромко бросив:

– Сейчас приду.

Появившись посреди гостиной, Кай ничком рухнул на пол, отдал команду дворецкому принести чемоданчик экстренной магической помощи. Закашлявшись, вампир перекатился на спину, пытаясь хоть немного прийти в себя.

«Чтоб я ещё раз…»

Дворецкий принёс сумку, вытащил из неё цилиндрик, содержавший в себе мощнейшие чары исцеления, поставил на грудь хозяину, и Кай включил устройство.

Волна боли пронеслась по телу, с неприятными щелчками заняли своё место кости, а резерв пополнился приличным запасом энергии. Чувствовал себя Кай погано, но уже мог шевелиться. Заставив себя встать, он сел на диванчик, переводя дух.

Дем появился неожиданно, как и всё, что делал. Просто соткался в кресле, закинул ногу на ногу и уставился на хозяина гостиной.

– Я так понимаю, кофе мне тут не предложат, м?

– Кофе подай, – хмыкнул Кай, хмуро глядя на Демиана. Дворецкий принёс две чашки кофе и незаметно растворился в воздухе. – Демиан, ничего сказать не хочешь?

– Ты по поводу того, что вы облажались и чуть не передохли? Или по поводу того, что от тебя, прославленного воина, не было и грамма проку, несмотря на твои, признаю, поразительные знания? Знаешь, а мне надоело. Что с тобой надо сделать, чтобы ты, наконец, очухался, мать твою!?

Если говорить гость начал тихо, то под конец почти закричал, а вот Кай молчал. И сказать было нечего, и настолько злым он Дема видел впервые.

Маг же перевёл дыхание и медленно заговорил:

– Кай, объясни мне кое-что, а? Как так вышло, что ты, древний вампир, опытный воин, прошедший сотни, если не тысячи битв, при всех своих способностях, при просто поразительных знаниях, многократно превосходящих твои умения – можешь быть самым слабым звеном в вашей триаде? Как?! Я ведь навёл о тебе справки, князь Кайонаодх. Навёл своими методами. Ничего не известно о твоём сире, призрак какой-то, но это не так уж важно. Ты с первых же лет начал активную жизнь, ты выбрал ведущей специализацией ветер, но ради помощи своей дружине на море ты овладел ещё и водой, ты хороший менталист, отличный боец, про Тропу Небес я вообще молчу, хоть ты и давнееееенько не ступал на неё. Твой талант контроллера боя – это просто нечто неописуемое. Я – хороший маг, я могу выжечь армию один. Или мой отец – бог войны, я не знаю того, кто мог бы сразиться с ним и выжить, он может сделать так, что кучка отчаявшихся людей станет войском и сокрушит врага. Но ты… На острие ли атаки или в фокусной точке защиты, ты всегда в гуще сражения, Кай, ты способен контролировать рисунок битвы даже с участием огромных армий, успевая везде! Возьмём последнюю битву с Тенью. В твоём секторе войска были самые слабые вампиры, но по моим сводкам, пока ты не выбыл из боя – у вас было всего двое убитых, остальные – максимум легкоранены, а то и вовсе без царапин. И смерти пошли только после того, как был выбит ты! Я не встречал такого таланта. Ты везде и нигде, ты ветер, гуляющий по полю битвы. И вот такой боец – уязвимая точка вашей триады… КАК!? Мне не понятно… В чем дело, Кай?

Кай глубоко вздохнул, взял себя под жёсткий контроль воли.

– Опыт, Дем. Опыт веков. Я скопил огромные знания, большинство из которых бесполезны для меня. Мне недоступно, в общем-то, высокое колдовство – я просто этого не умею, но могу явиться на теоретическую лекцию по магии и задвинуть речь на несколько недель. Я могу контролировать рисунок почти любого боя, но это чистый профессионализм, не более.

– Ты утратил азарт битвы, – перебил его понявший, наконец, проблему Демиан, отставив чашку. – Вот что забрали у тебя века. Азарт битвы! А твоя сила вся базировалась на нем, без него ты – никто. Недавнее ранение забрало у тебя ещё и волю к жизни, она выгорела, когда ты цеплялся за изувеченное тело, пытаясь выкарабкаться, выжить. Ну что ж, княже, разберёмся. Девчонки, это хорошо, конечно, но моё терпение на исходе, и я хочу узнать… – маг встал, подошёл к Каю, заглянул ему в глаза… а потом без предупреждения всадил руку ему в грудь. Только рука не пробила грудную клетку, она погрузилась куда-то… куда-то. – Открой своё сердце, Кай, я хочу увидеть, есть ли смысл с тобой возиться, или то, что мы видим, было предрешено…


Он пришёл в грозовую ночь, когда в селении все закрыли ставни, а ворота и вовсе были заперты. Однако ворота открылись ему, пропуская одинокого волхва в селение. Он скромно прошёл к княжескому дому и постучал в дверь, попросил ночлега и обещал отплатить своими знаниями.

Их земли были терпимы к чужим богам, они проповедовали мудрую позицию – чем больше богов хранит человека, тем лучше. Волхв Таранис служил неизвестной богине – Ночи, она запрещала ему показываться под солнцем, но даровала великую силу во тьме ночи. Он пришёл и остался в селении, помогая, врачуя, обучая. Он прожил с ними пять лет без месяца, когда пришла беда…

Единственный княжич был тяжело ранен в битве, все лекари и волхвы лишь разводили руками, бессильные спасти его, и молодой воин был жив лишь благодаря поразительной жажде жизни.

– Князь Анрэй, милостью моей богини, я могу исцелить твоё дитя, – негромко обратился волхв к князю, когда осмотрел раненного юношу. – Но у её помощи всегда есть цена… и я не знаю, готовы ли вы с сыном уплатить её.

– О какой цене ты говоришь, волхв? – Князь был в отчаянии, но старался не показать этого.

– Твой сын, князь, станет таким же, как я. Он станет слугой Ночи, не способным выйти под свет солнца. Взамен он получит долгие года жизни, здоровье, способность пережить сотни ранений и выжить, силу великую, словно у сотни воинов. Он прославит в веках твоё имя, но за все это он заплатит светом солнца.

Князь покачал головой.

– Я не могу решить за него, волхв…

– Я сделаю так, чтобы он очнулся, мы спросим его. Но примешь ли ты его таким, князь? Не отречёшься ли от сына? Я не буду спасать его, чтобы он заплатил за это изгнанием.

– Он мой сын, Таранис. Моя плоть и кровь. Он великий воин и мой наследник, как я могу отречься от него? Пусть даже он будет пить кровь вместо вина, да перегрызать глотки врагам, вместо того чтобы перерезать их, он мой сын, волхв!

– Быть посему. Я запомнил твои слова, князь. И я их не забуду. И Ночь засвидетельствует, что ты без принуждения сказал это. Идём.

Они пришли к молодому княжичу, и по жесту волхва тот распахнул глаза. Тело его не шевелилось, но голова – ожила. Волхв предложил княжичу Кайонаодху выбор… и тот его сделал.

Ещё пять лет обучал его волхв, как быть вампиром. Учил владеть дарованной силой и скрывать свою суть. А в первый день шестого года – он шагнул под солнце, отправившись в чертоги своей богини, которой служил триста лет. Оставленному ученику в наследство от учителя досталось письмо, да множество книг и свитков, что волхв носил при себе всегда.


Демиан медленно вытянул руку из груди потерявшего сознание Кая, задумчиво покачал головой и истаял.

Молодой маг появился в своей башне и, не глядя по сторонам, пошёл мыть руку… кровью.

– Его сир был ошибкой. Обращён кем-то из наших изгнанников, в качестве наказания. Но принял своё проклятие, да ещё и так молился Нате, что та явилась и разрешила ему выйти под солнце, когда волхв найдёт себе замену и обучит. Триста лет он искал ученика по всему континенту. Нашёл Кая. Пять лет поучил и вышел под солнце… Разобрался я, чего наш парень так тупит. Вот как ему вправить мозги, и необходимо ли вмешаться – вопрос… Дамы, я вас внимательно слушаю, мне надоело, что он гробит эксперимент, – Дем обернулся к жене и сестре, совершенно серьёзно глядя на них. – Итак?

Ната, стоящая у стены и внимательно изучая потолок, что-то не то вспоминала, не то за чем-то наблюдала.

Деми, покусывая кончик ручки кисточки, смотрела внимательно на брата.

– Что ты хочешь, мой хороший, получить в итоге?

– Я? Конкретно, я хочу удачного эксперимента, в который ты, душа моя, меня втянула, – маг вздохнул. – Вот только проблема в том, что успех эксперимента напрямую зависит от того, чтобы получилось все тобой перечисленное.

– Да я бы так не сказала, – с тяжёлым вздохом провидица сползла прямо на пол, так и не выпустив бедную кисточку. – Ната?

– Ничем не могу помочь, – отрицательно покачала Демиург головой. – Я могу сделать что-то только, если он проведёт воззвание ко мне. Причём не из-под палки, а искренне, от всей души желая… Это не его случай. Гордый.

– Он кстати тебе хоть раз по примеру сира молился? – хмыкнул Дем.

– Когда был молодым, когда упивался битвами – обязательно. Просил благословения перед битвой. А потом постепенно перестал.

– Ага… Есть идеи, что ему может вкрутить мозги?

– От того урагана, которого я знала, – Ната грустно покачала головой, – от него уже ничего не осталось. Битвы его не расшевелят. Новые знания – тоже. И путешествия. И азарт… Я не знаю. Дём.

– Деми? – Маг посмотрел на сестру.

– Не уверена… Не знаю. Сложно, – девушка всё-таки откусила кусок от деревяшки и, злобно шипя, начала отплёвываться. А когда отплевалась – воззрилась на брата. – Прошлое. Я могу… попробовать показать ему его прошлое. Выборочные моменты. Показать ему то, каким он был.

– А поможет?

– Вот уж этого я не знаю. Вся эта история… Я не вижу будущего. Ты же знаешь.

– А с точки зрения интуиции?

– Дем. Слишком сложно. Это всё… зыбкая материя. Болезненный удар по самолюбию он уже получил. В принципе, будет ли он винить себя в том, что пострадала Кэтрин?

Ната задумалась.

– Казнить себя вряд ли, но вот вину ощутит. Это что-то даёт?

– Вина – раз… – провидица задумалась. – Интерес – если он захочет понять, что такое Энджел, и почему до того, как она сошла с ума, это поняла Кэтрин. Словно знала. Прошлое. И зелёные глаза… Нормальное оружие… Нет. Всё-таки не могу пока точно сказать. Интуиция говорит, что не всё потеряно, но глядя на всё это…

– Не видно вариантов, что делать… – закончил за сестру Дем. – Нат, что скажешь?

– Начать с прошлого не такая уж и плохая идея, – подтвердила Демиург задумчиво. – Я даже помогу. Дам Деми власть на то, чтобы он не просто это вспомнил, а вновь вернулся. Туда. В те времена. И в ту свою шкуру, в те свои эмоции, ощущения.

– И что хотите показать ему?

– Времена его княжества, – предложила Деми.

И Ната медленно кивнула.

– Да. Может сработать.

– Этого хватит?

Девушки снова переглянулись.

– Нет, – резко ответила провидица. – Дем, это всё очень зыбко, вилами по воде. Мы можем только пробовать, двигаться осторожно, тонко. Мы как сапёры, только если те рискуют своими жизнями, то мы рискуем не только его жизнью и психикой, но теперь и теми, кто с ним связан.

Дем побарабанил пальцами по колену.

– Деми, почему он перестал пользоваться Тропой? – вдруг спросил он.

– Странная история и немного грязная. У него к зеленоглазым реально любовь. Дело было в те же годы, когда Падший начал свою историю. Он выбрал среди неведомого клана не одного возможного предателя, а побольше. Семерых. Одним из них был Кай. В те годы он был очень отстранён, ни с кем не заводил тесного знакомства, да и с Мистралем у него не очень хорошие отношения сложились. Падший не учёл только того, что Кай был предан клану и Ночи. Но он вызнал о нем очень много. Гораздо больше, чем, например, смогла Энджел, когда затевала своё расследование. В те годы наш друг ещё не умел ТАК шифроваться, да и возможностей выяснить правду тогда было тоже намного больше. Одним словом, он вызнал о его слабости к зеленоглазым. И подставил девушку с очень специфической внешностью и очень интересным даром – выпивать дар или блокировать его. Она сошлась тесно с Каем, пообщалась… залезла к нему в постель, там что-то вроде даже некой влюблённости было, а потом она попыталась у него отобрать дар. Результат – одним из боевых шагов его тропы девчонку эту разнёс он вдребезги, а вот дар заблокировался.

– Хм… Как интересно… Надо бы вернуть ему Небеса, девочки. Помнишь, Деми, Гильгамеш нечто такое провернул с Лэйлой, заставил её раскрыть крылья? Тропа-то одна и та же! А связь-то очень тесная, торнадо зарождается в небесах, без них не будет урагана. Вопрос, как разбить блок?

– Никак, – очередное хоровое исполнение от Наты и Деми.

– К Гильгамешу даже близко его подпускать нельзя, – покачала головой Ната.

– А Небеса вернуть можно. Не так, чтобы быстро, но… Дём, он не хочет их будить. В этом главная подлость, понимаешь? Он даже не думает о том, чтобы снова вернуться в Небеса.

– Я заметил, – хмыкнул маг. – Такой самородок, а загублены все основы! Азарт утрачен, жажда жизни, которая позволила ему даже человеком цепляться за жизнь – выгорела. Небеса, которые могли бы его исцелить – ему по боку… Боюсь, сам он не очухается. Слишком запущено все…

– Самородок. Самородок. Но раз уж очень давно я видела эту тройку, то ещё не все потеряно, – попробовала утешить брата провидица. – Давай подождём. Я ждала возможности их встречи уже двенадцать лет, подождём ещё пару прежде, чем он начнёт очухиваться. А… говоря о блоке, – в глазах Деми мелькнули огоньки, на пальцах вспыхнуло и погасло серебристое марево. – Я знаю! Кэт. Кошка-котёнок может снять этот блок. Главное, чтобы она захотела это сделать.

Демиан фыркнул так, что чуть не свалился с гамака.

– Как же, захочет она.

– Милый, – нахмурилась Деми. – Не наговаривай на кошку! Кошка умница. И столько всего перенесла. Немудрено, что она не доверяет ни людям, ни вампирам. Так что… Тут всё очень повязано. Захочет Кай разблокировать небеса, догадается, что тропа крови у Кэтрин сможет это сделать – уговорит её. И всё.

– Продолжая твою цепочку – он не захочет, значит не додумается, значит она не сделает. А вообще… Есть одна идея, но я не уверен, что прокатит… Помнишь, как мы с тобой вернули в строй Робин, когда надо было её проверить?

Деми кивнула:

– Это помню. И? Чего ты хочешь?

– Ты хотела вернуть его в прошлое… но это даст лишь воспоминания, может – тоску по прошлому… но это не те эмоции! Небеса могут излечить его душу.. но для этого надо его в них вернуть. Но кто сказал, что для этого нужны НАСТОЯЩИЕ!? Поместим его в подпространство, чтоб ничего не разнёс, я запущу тот же Шаг, что на Робин, ты – дашь толчок нужным воспоминаниям… Родерика попросить усилить ТЕ, искусственные эмоции и ощущения. Если он может делать иллюзию, имеющую собственную личность столь плотную, что ТЫ её видишь вместо него – усилить и сделать более живыми эмоции – пустяк. Заодно не даст ему ощутить подлог. Далее пока я держу Шаг, ты направишь нашу фальшивку так, чтобы он погрузился в бой, чтобы призвал Тропу, теми, утраченными силами… и тут-то мы его и припечатаем – под фальшивый Шаг подставим не фальшивого же Кая, а настоящего. Это едва ли излечит, все же плотность воздействия не та, но это даст толчок достаточно сильный, чтобы дальше наш балбес покатился сам. М? Комменты, возражения, уточнения? Может упустил чего?

– Упустил, – кивнула Ната. – Нельзя так делать на ровном месте. В общем-то, ты прав, этого хватит, чтобы он покатился вниз с горы. Такого толчка будет достаточно для камня любого размера, но при этом он должен быть на вершине этой самой метафизической «горы», а он ещё не там даже отдалённо. Нам нужно хоть немного его раскачать, самую малость. А уже потом можно будет попробовать припечатать идеей с твоим подпространством. Сейчас, в его нынешнем состоянии, это его только сломает.

– И чем его затолкать наверх?

– У нас есть вина, интерес, добавим любопытством, провалом, – Деми посмотрела на брата, – а потом победой и чем-то, с чем он не сможет справиться.

– Любопытство есть, срыв рыжей заставил его анализировать обеих. Провал есть, в общем-то… Победа, боюсь, без толку – он сам признался, что сражается без эмоций, просто голый профессионализм. А последнее – где ж взять такое, чтоб безопасно, но по полной?

– Будет. Обязательно будет. А вот победа… нам нужно что-то, где бы победа была бы эмоциональной, пусть… – по губам Наты скользнула улыбка. – Пусть попытается ухлестнуть за зеленоглазой. Одна-то его, а вот вторая так просто не сдастся. А о том, что она совершенно стандартной ориентации, он узнает уже через пару часов, когда на пороге его квартиры появится зарёванная Энджел. Сможет раскрутить её – захочет победить Кэтрин и её упрямство.

Дем задумчиво помассировал виски…

– Есть! Жаку с меня пиво! – хохотнул маг, щёлкнув пальцами… и можно было не сомневаться, что на Жака в этот миг вылилась цистерна отличнейшего пива… а перед носом появилась кружка его же. – Нет, Деми, их удача – совершенно иррациональна, но я её уже люблю! Её переклинило, и этот Лазарев выкормыш подстегнул интерес Кая к берсеркистому ангелочку. Упорство, но слегка шальное, от Кэт – подстегнуло интерес к ней. Я когда в его душу лазил, там крупными буквами этот интерес выбит, – Демиан ухмыльнулся. – Нат, там эта его первая зеленоглазка часом не ведьмой была? Чего его на них так клинит!?

Ната улыбнулась:

– Была. Самой настоящей, но пока тссс, тогда, подождём немного, нам нельзя спугнуть эту удачу. Деми, ты куда?

– К себе. Рисовать… – провидица поднялась, пошатнулась, выровнялась, придержала пальцами за виски. – Что-то мне… как-то… не по себе.

– Проводить? – Дем подскочил.

– Нет, всё в порядке, – криво усмехнулась Деми. – Не волнуйся.

– Смотри мне… – вздохнул маг. Проводил сестру встревоженным взглядом, затем посмотрел на жену. – Ну, тогда рассказывай, что там первая зеленоглазка навертела… Прокляла что ль, что её папаню обезглавил?

– Нет, конечно, – отмахнулась Ната от подобной глупости. – Наоборот. Её последним заклинанием было охранное. И… Ох, Дём, я тебя покидаю. Надо вернуться на работу.

– Вот, все от меня сбежали… ну и фиг с вами. Спать пойду…

– Какое спать? – подмигнула Демиург. – А готовить подпространство кто будет? Да и для Кая нужно подходящее оружие, у тебя готово?

– Почти готово, но там автоматика завершает. Подпространство тоже почти готово. Понял, пошёл работать… – поцеловав жену, Дем направился в лабораторию.

Ната проводив его лукавым взглядом, вздохнула и отправилась в алтарную. В мире вампиров происходили интересные вещи, и в некоторых из них её звали поучаствовать! Ну, разве можно отказаться?


Наверх || Глава 11. Удача и немного правды


Кай пришёл в себя там же, где вырубился – на диване в гостиной. Жутко гудела голова, ныло сердце…

– Ненавижу тебя… – просипел Кай, залпом допил остывший кофе и побрёл в душ.

Горячие тугие струи били в тело, постепенно возвращая его во вразумительное состояние. Вампир же думал. Он оценивал произошедшее, пытаясь понять, как же он прошляпил ту атаку. Кай понимал, что значительная часть вины за ранение Кэтрин – на нем… но почему он не смог её защитить? Непонятно.

Вспомнив об этом бое, мужчина невольно задумался о рыжем ангелочке. Хотя, обзывать девушку с Тропой Тьмы и синдромом берсерка – ангелочком, это надо додуматься. В какой момент ей головёнку скрутило?.. Когда запахло кровью Кэтрин. Триггер – блондинка?

Вампир сосредоточился, вызывая в памяти образы обеих, всмотрелся… Сходство есть. Поведение? Оговорки? Было достаточно знаков.

«Как-то раз Энджел назвала Кэт Дикой… Видимо, «воздыхательница» – это она. Ну да, воздушные методы, взгляд через воздух… Да, это оно. И отваживает всех лишних… нет, тут не платоническая любовь. Сестринская! Они не просто родственники, они сестры! Вот в чем дело! И, видимо, «ангелок» – младшая. Старшая её опекает, заботится… но они скрывают родство. У старшей много врагов, младшая – уязвимая точка, способ воздействия. Для всех – одна другую боится, а старшая едва терпит младшую. И все же всегда оказывается рядом. По-своему мудро. Итак, Кэтрин – триггер. Почему? Потому что страдает, защищая Энджи? Похоже на правду. Видимо, когда-то Кэт здорово досталось, и мелкой скрутило башню от чувства вины и беспомощности. Вполне разумный сценарий».

Выйдя из душа, Кай обмотал бедра полотенцем, принялся другим, малым, сушить голову.

«Дем прав, я самое слабое звено группы… но что с этим делать? Не вижу выхода… пусть будет, как будет, разберёмся по ходу дела. А ещё мы здорово засветились, и дальше филонить нельзя. Надо заняться снаряжением, халявы больше не будет».

Мысли вампира прервал старомодный дверной звонок. Дойдя босиком до двери, Кай открыл её и увидел на пороге мокрую, как крысу девушку. С неё просто текло. Причём, дело было даже не в том, что она промокла, и одежда перестала выполнять свою согревающую функцию. У девушки было зарёванное лицо, и в глазах стоял такой ад, что вампира на миг парализовало. Не раздумывая он втянул девушку в дом, закрыв дверь.

– Энджи, что с тобой???

Разрыдавшись его горше, Энджел прижалась к Каю.

– Я… я… я её ранила!!! Это из-за меня… всё из-за меня…

– Кого?.. – Обняв её, вампир лихорадочно соображал, как успокоить гостью… классический вариант с пощёчинами отпадал – он ещё не так рехнулся, чтобы хлестать по щекам берсерка в состоянии отката.

– Её… её… Кэт… мою, мою…

– Сестру? Нет, ты её не ранила, а спасла.

– Что?! – Энджел отпрянула. Слёзы зеленоглазой высохли мгновенно. – О чём ты?! ты… сейчас… сказал какую-то очень странную вещь…

Кай внимательно смотрел ей в глаза.

– Конспирацию отключаем, юная леди…

– Конспирацию? – вампиресса осторожно двинулась к дверям, шаг за шагом, буквально миллиметр по миллиметру. – Я не очень понимаю, о чём ты говоришь.

Кай полыхнул ветром, оттеснив девушку и зажав между собой и стеной. Приблизил лицо к её лицу, глядя внимательно в глаза.

– Энджел, или ты сейчас сознаешься, или я тебя защекочу… – это был риск. но он одновременно мог решить две проблемы – привести в адекват девушку шуткой и получить информацию.

– Я не боюсь щекотки! – замотала головой девушка и говоря это – лгала.

– Вообще-то я уже знаю, что боишься. Итак..? – вопрос он произнёс провокационно – скользя губами по шее. Лучше уж обложить её со всех сторон.

– Кай, – занервничала Энджел. – Это нечестная игра!

– Именно… – пальцы мужчины скользнули по бокам девушки, в то время как губы слегка пощипывали шею.

– Кай, Кай, Кай! Прекрати! – Энджел не знала то ли дёргаться прочь от щекотки, то ли наоборот прижаться ближе. – Ну, что же ты творишь?!

– Я жду ответов… – промурлыкал мужчина, и не думая останавливаться.

– Я скажу! Всё скажу! Только отпусти!

– Говори, – отпускать добычу вампир и не подумал.

– Да! Да! Да! Мы сестры!!!

– Замечательно… продолжай…

– Кофе, – серьёзно сказала Энджел. – Я хочу кофе. И умыться.

– Хорошо, – оставив яркий след от поцелуя на шее девушки, Кай мягко взял её за руку и повёл в ванную, дав команду дворецкому на два кофе.

«Интересно, хоть это-то до меня дойдёт, или опять не дадут выпить?»

Усевшись на край ванной, чтобы умыться, Энджел посмотрела на себя в зеркало и грустно вздохнула:

– Одолжишь полотенце и рубашку? Вампиры, конечно, не простужаются, если они не такие чудные, как моя кошка, но всё же… сидеть в мокром не самое приятное дело.

– Хорошо, – подав ей полотенце, мужчина вышел за рубашкой для гостьи.

Когда он вернулся, вампиресса уже сидела в горячей воде, подтянув коленки к груди.

Сев на край ванны, Кай зачерпнул воды и полил на плечи Энджи.

– Не кисни, всё будет в порядке.

– Всё будет в порядке, – повторила она, кивая как китайский болванчик. – Лазарь будет издеваться на Кэт всю ближайшую неделю как минимум, пока она не психанёт, не ломанёт тропой его чары и снова не сбежит.

– Не будет, я зайду и прослежу, чтобы все было хорошо. В крайнем случае – уговорю отдать пациентку под моё наблюдение, угу?

– Лазаря-то? – на губах Энджел появилась слабая улыбка. – А это вообще возможно? Я сколько с ним работала, убеждалась только в том, что он циник, хам и … врач. И последнее – диагноз и не вылечится даже лоботомией.

– Любимому подопытному кролику может и пойти на встречу.

– Почему любимому?

– Потому, что пока я в Колыбели пролежал, он экспериментировал как хотел, чтобы меня собрать обратно.

– Как ты попал в колыбель? – спросила тихо Энджел.

Кай пожал плечами.

– Бой с Тенью. Я занимался своим сектором нашего войска, там были самые слабые бойцы, а я делал так, чтобы они не гибли… В один момент я увидел удар самого Тени, летящий в одну из наших новичков, год, может два девчонке, как вампиру. Принял удар на себя, но не подумал, что простейший щит, которым я защищал себя для экономии сил – не удержит атаку Изначального.

– И у этой девчонки, конечно, были зелёные глаза?

Кай негромко рассмеялся.

– Не знаю, её глаз я не видел.

– А одета она… была… в чём… – Энджел опустила голову.

– Как медик. Чёрные штаны, чёрный пиджак с черепом, жующим градусник. Бейсболка, на поясе кобура с какой-то мутью. А что?

– А… А… – ангелочек потухла, словно выключенная лампочка. Зелёные глаза, которые только-только начали оживать и возвращать свой прежний задор, снова начали стекленеть. – Могу извиниться…

Кай вздохнул, нагнулся и куснул девушку за ухо.

– Не кисни. Не за что извиняться, сам дурак, что не подумал щит нормальный поставить. Живой же.

А мысленно же очередной раз поразился вывертам судьбы. И удачи, пожалуй.

– Да… Наверное… – встав из воды, Энджел включила воду с верхнего душа, смывая пену и мыло. – Кай…

– Да, Рыжик? – мужчина невольно залюбовался ей.

Вампиресса бросила на него кроткий взгляд.

– Честное слово, извини. Я подставилась тогда очень по-глупому… И… спасибо. Что спас.

– Не за что. Спасибо, что штопала, – вампир ободряюще улыбнулся. – Мы кофе пить пойдём, или у тебя другие планы?

– Мы… – переступив через бортик, девушка вначале легко поцеловала Кая, потом кивнула: – идём пить кофе.

– Хорошо.

Девушку… взвалили на плечо и, легко хлопнув пониже спины, понесли в гостиную… милостиво позволив по пути прихватить рубашку. Возмущённо дрыгая ногами, Энджел вначале что-то пыхтела, потом уже начала смеяться.

Кай победно улыбнулся, а в гостиной устроил девушку у себя на коленях.

– Итак, я тебя внимательно слушаю, – отпив кофе, вампир вздохнул. – И тебе придётся учить моего дворецкого готовить кофе… разбаловала меня!

– Я буду лучше варить его сама, когда буду забегать в гости, – пообещала Энджел, поленилась тянуться за своей кружкой и сделала глоток из кружки Кая. И … тут же сморщилась. – Ну, и гадость!

– Теперь понимаешь? Тебе придётся тут поселиться, иначе я умру от отравления этой бурдой…

– Нет уж, если поселюсь, то следом за мной появится и жутко злая Кэтрин! А её соседство выдержать… Ну, никто ещё не смог больше трёх суток. И при этом мои гости понятия не имели, что она живёт за стеной!

Кай лукаво улыбнулся.

– Ничего, я найду с ней общий язык…

– А ещё она ненавидит моих кавалеров и воздыхателей. И в прошлый раз полтора часа мне ночью мозги трепала!

– Ей будет не до того, обещаю, – улыбка вампира стала предвкушающей.

– Я боюсь спросить, о чём ты сейчас думаешь, – сообщила Энджел, запрокинув голову.

– А ты не спрашивай. В своё время узнаешь, а пока рассказывай! – вампир поцеловал подставленную шею.

– Ладно, не буду спрашивать, – послушно согласилась вампиресса. – Что тебе рассказывать?

– То, что обещала. А то опять пытки начну!

– Нет! Нет-нет-нет! Расскажу. Что помню. Многое из того, что ты хочешь знать, лежит в той области, которую я не помню.

– Хорошо, я слушаю.

– Мы с Кэтрин близняшки.

– Ого… Вот до этого не догадался. Дальше?

– Нас обратили разные вампиры, – голос Энджел стал сухим. Вспоминать о прошлом, даже о том, что сохранилось в её памяти, было больно. – И… Меня обратили первой. Когда меня забирали ищейки, Кэтрин…. её… она… Я была уверена, что она умерла. И меня попрекали этой смертью, пока не сломали. Что было дальше – не помню.

– Вот почему её боль – твой триггер… – пробормотал Кай. – Примерно так я и думал… Лестно узнать, что хоть мозги у меня не высохли.

Девушка кивнула:

– Остального Кэт мне никогда не рассказывала. Знаю только, что под её «блондинистым» цветом – абсолютно седые волосы. А чтобы закрасить эту седину понадобилась помощь Адрианы и волшебные краски Деметры.

– Лихо. Ладно, давай-ка сменим тему, а то у тебя глаза больно грустные…

Энджел отрицательно покачала головой:

– Раз уж об этом зашёл разговор, я расскажу о дальнейшем. Тем более, что осталось немного. Я не знаю, что было… примерно триста лет, возможно немногим больше. Потом пришла Кэт. А потом был хрустальный гроб, в котором я лежала. Она приходила каждый день, читала мне сказки, рассказывала о том, что наверху, кормила. Короче, вытаскивала на поверхность моё сознание. Когда я стала адекватной, она отправила меня к Лазарю. Я работала у него в клинике, а он меня лечил. Потом вернулся Неведомый клан, вслед за Лазарем я перешла на новое место работы, а потом меня увидел Мстислав. К тому моменту, я не входила ни в какой клан, поскольку Сир, обративший меня, был мёртв. Кэт убила. И он предложил принести мне оммаж. Так я стала членом клана, и к работе со мной присоединился ещё и Рафаил.

– Ух… Жуть, однако… А я-то думал, это мне сир на голову больной достался.

– Мой был… – Энджел замолчала, отвела взгляд. – Не знаю. Этого не помню… Ну… потом, почти через шестнадцать лет после меня и мою кошку выловила Деметра. Она висела на брате, как пьяная, смотрела на меня, на Кэт, потом сказала, что я дура, но она об этом позаботится. А вампиресса-охотница – это не придумать, но надо запечатлеть на картине. Через день после этого пришло письмо, Кэт звал Мстислав. И уже она принесла оммаж, правда, работу не бросила. Вот….

– Ясно… – Кай задумчиво чертил пальцами узоры на бедре девушки, переваривая информацию.

– О чём ещё тебе поведать? – поёрзала Энджел, ощущая, как её собственные мысли разбегаются разноцветными кляксами.

– Ммм… Поведать о наших ближайших планах.

– На-ших? – споткнулась на вопросе Энджел.

– Конечно…

– Но… я думала… что на этом наше соглашение о совместной работе будет закончено.

– Да? С чего бы? – удивился вампир как тому, как истолкован вопрос, так и самому её «умозаключению».

– Ну… – повернувшись, чтобы было удобнее, Энджел провокационно улыбнулась. – Потому что никто не хочет работать с чокнутым берсеркером с активированной полностью тропой тьмы, которую переклинивает буквально на ровном месте, и в живых после этого врагов вообще не остаётся.

– Ну… – отразил тон девушки Кай. – Я буду исключением из правил… – руки мужчины скользнули по бёдрам вампирессы вверх, распахивая на ней рубашку.

– Да? Тогда тебе придётся доказать это Кэт. И кстати, маленький бонус, – зелёные глаза, вернувшие свой колдовской блеск, призывно блеснули, когда Энджел потянулась к губам вампира и за мгновение до поцелуя выдохнула ему в губы: – По ориентации Кэт стопроцентная натуралка. Знаю точно, поскольку соблазнить её у меня так и не получилось…

– Значит не придётся возвращать на «путь истинный»… – предвкушающе мурлыкнул Кай, переходя к более приятному этапу терапии…

Отвечать Энджел уже не стала, да и с планом вампира она была более чем согласна, и с тем, что был озвучен, и тем, что начал претворяться в жизнь, и тем, что только в его голове формировался…


Кай проснулся посреди дня и первым делом скосил глаза на Энджел. Девушка сладко спала, трогательно свернувшись клубком и обнимая подушку.

Вампир вздохнул, тихо выбрался из кровати и пошёл в душ. У него возникла одна идея, но для её осуществления нужно было покинуть дом. Хорошо быть древним – не нужно спать, пока светит солнце.

После душа Кай влез в джинсы и футболку, прихватил барсетку с парой мелочей да растворился в воздухе, отправляясь в клинику Лазаря.

В нужном крыле клиники стояла защита, что, в общем-то, очевидно, но… Но она была от незваных гостей, от идиотов, для Неведомого же эта защита не была непроходима. Знаний Кая вполне хватило, чтобы найти лазейку и воспользоваться ей… сложилось впечатление, что лазейку оставили специально для него.

Ещё несколько таких слоёв, и вампир остановился перед дверью палаты Кэтрин. Открывать дверь, учитывая, кто её запирал, Кай не стал. Он просочился через вентиляцию.

И первое, что бросилось в глаза, была чистота и яркие пятна. Стандартная палата, безусловно, была белой. А эта – разноцветной. Оранжевый пушистый ковёр на полу, диван-качели на цепях с пушистым-пушистым пледом и россыпью мелких подушечек, светлые обои, с оранжевыми редкими цветами. Светлая хрустальная люстра. Почти прозрачные алые занавеси на окне.

Девушка, которая была постояльцем этой палаты, лежала на диване в корсете, который не позволил бы рёбрам срастись неправильно.

Она не спала, лёжа на животе и покачивая ногами, листала какой-то журнал. Золотые волосы тонкими завитками лежали на её обнажённых плечах и алом покрывале. Одета она была лишь в майку и шорты. Причём на спине у блондинки был череп с градусником.

Вампир только лишь головой покачал. Похоже, Кэт тут была постоянным гостем. Или эту палату сделала их комнатой рыжая.

– Доброе утро, Кэтти. Уютно у тебя тут.

Вампиресса выронила журнал и зашипела от боли, поворачиваясь на бок.

– Что ты здесь делаешь?

– Проведать тебя зашёл. Лежи смирно.

– Не нуждаюсь в гостях, – сердито отрезала Кэтрин. – Можешь быть свободен.

– Не-а, не могу.

– Почему это?

– Потому что хотел поговорить с тобой, пока твоя сестра спит.

Журнал, который вампиресса только-только подманила к себе ветром, в её кулаке превратился в комок бумаги. Она поменяла своё местоположение резко. И воздух, которым она манипулировала, оскалился тысячью тонких лезвий.

Кэтрин повернулась и села, используя ветряную подставку, разглядывая внимательно гостя. Словно надеясь заглянуть ему в душу. Если и получилось, то она ничего там не увидела. Кай все так же спокойно смотрел на девушку.

– Не дёргайся так, это вредно для твоих рёбер.

– Ничего, бывало и хуже. Откуда знаешь?

– Сначала догадался, потом она подтвердила, – пожал плечами Кай и расположился напротив девушки. – У вас хватало осечек, но задумался я о них, только когда ей крышу из-за твоего ранения скрутило.

– Действительно, – согласилась вампиресса, сворачивая свои лезвия, но они ещё балансировали где-то в пограничном состоянии между реальностью и несуществующим, – осечек у нас было многовато, а мы слишком тесно взаимодействовали. И… значит раз «она подтвердила» – она пришла к тебе?

– Да. Успокаивать истерики берсерков мне ещё не доводилось…

– Всё бывает в первый раз. Понравилось?

– Истерика? Нет.

– И как ты её успокаивал? – любознательно поинтересовалась Кэтрин, подтягивая ветром к себе корзину с яблоками и нож.

– Да так, применил нетривиальный подход.

– Расскажешь?

– Сменил тему и развлекал… Не хочешь рассказать побольше, м?

– Зачем тебе знать то, что тебя не касается?

– Полагаю затем, чтобы мои напарницы больше не выкидывали таких неожиданных финтов.

– Напарницы? – изогнулась светлая бровь, потом Кэтрин засмеялась. – Ты смотри! Зачем тебе это, Кай?

– А почему нет? – усмехнулся он. – Как минимум, с вами не скучно. А все остальное… кто ж тебе правду-то скажет? У вас сплошные тайны, а сами хотите ответы!

– Потому что оказываться раз за разом в больнице – не моё амплуа. А ты не хочешь сражаться. Отдел же зачистки вряд ли из драк будет вылезать. Так, я повторяю вопрос, зачем это тебе надо?

– Да уж, прости за этот косячок, не засек мага, – совершенно искренне признал Кай. – Чего я хочу, значения не имеет, больше отправить кого-то из вас на больничную койку я не дам. – Что-то в глазах Кая полыхнуло такое… нехорошее.

Кэтрин задумчиво изучала вампира, потом криво усмехнулась:

– А получится ли?

– В прошлый раз получилось, – пожал он плечами. – А тогда это не было личным, только работа.

Кэтрин усмехнулась:

– Это когда ты, безголовый идиот, кинулся под удар Тени, прикрытый только тонким щитом?

– Ну да, прикрывал другую безголовую идиотку вообще без щитов, – отразил усмешку девушки вампир… затем вдруг расхохотался. – Ах вот оно что… а я голову ломал, чего сила удара упала наполовину…

Кэтрин наклонила голову.

Да. В той драке она дралась в соседнем секторе, рядом с сестрой она быть никак не могла. Прикрывала собой совсем других вампиров. Да и её рыженькое солнце должно было быть в больнице, помогать там. Что она делала на поле, Кэт узнала позднее, уже от Лазаря.

В приёмном покое было слишком много вампиров, те, кто был ранен несерьёзно, даже не собирались посещать приёмный покой. «На своих ногах стою – значит, могу сражаться».

Четверо лучших врачей отправились помогать тем, кто мог продолжать бой. Энджел так и оказалась на поле. Свой собственный амулет защиты она отдала кому-то из тех, что продолжал бой.

Щиты поддержки уже не могла держать к тому моменту из-за истощения. А потом попала в поле зрения Изначального. Удар, который тот нанёс, мог уничтожить любого древнего вампира. И Кэтрин, не успевая погасить его полностью, урезала всё же атаку вполовину, мгновенно превратив всмятку несколько десятков напавших, забирая из них всю кровь, всю силу, всю душу. Её поэтому и называли Дикой, что она никогда не церемонилась с врагами, а попадая в хорошую драку, выходила из неё единственно живой, но в крови по уши. Тропа крови всегда пятнала своих последователей.

И всё, на что надеялась Кэтрин – это на то, что удар, урезанный вполовину, всё же будет поглощён тропой Тьмы. Самым плохим было бы то, что всё, что она делала последние века, пошло бы этой самой тьме под хвост. Пришлось бы снова восстанавливать сознание сестрёнки. Но за мгновение до того, как удар настиг бы Энджел, её закрыл мужчина. Кай.

А спустя несколько секунд после этого уже саму Кэтрин накрыло ударом Изначального. И к счастью, рыженькая этого уже не увидела. С магическим истощением за мгновение до этого она была вышвырнута в клинику. Но и там не успокоилась, почти трое суток исполняя свой врачебный долг.

Кэт же оказалась в специальном корпусе Лазаря, под его пристальным контролем. Долго не усидела и сбежала.

– Больше не успела, – серьёзно сказала она. – Но за то, что закрыл её – спасибо.

– Два дебила это сила, три – уже триада… – усмехнулся в ответ Кай.

Кэт кивнула.

– Хорошо. Значит, раз тогда была просто работа, а сейчас это «личное», ты сможешь защитить Энджел?

Он покачал головой.

– Обеих. Хватит уже тебе в больнице отлёживаться.

– Меня не нужно защищать. Я могу сделать это и сама. Точно также, как буду продолжать защищать Энджел. Просто под двойной защитой будет гораздо лучше. Не хочется терять десятилетия работы с её сознанием и душой только из-за случайной промашки.

– Тогда поведаешь подробнее?

– Нет, – тут же последовал резкий ответ.

– Почему?

Кэтрин помолчала, потом честно сказала:

– Я тебе не верю.

Мужчина чуть улыбнулся, затем слегка склонил голову… соглашаясь.

– Разумно. Верить людям опасно. Верить вампирам – ещё опаснее. Что ж, расскажешь, когда начнёшь верить. Тогда у меня только один вопрос, и ты сама понимаешь, что ответ на него нужен сейчас – что именно является её триггером? Твоя кровь?

– Не обязательно, – покачала головой Кэтрин. – Моя кровь – это лишь следствие. Достаточно моей боли. Мы близнецы, и единственное, что сохранилось в нашей эмпатической связи, это как раз боль. Сейчас постепенно мы восстанавливаем эту связь, но стоит по каналу промчаться моей боли – как её переключает.

– И насколько развита её Тропа?

– Какая из них?

– Все.

– Не так уж их и много, – растянула Кэтрин в улыбке. – По магии у неё, конечно, всё получше, но троп у неё только две. Тропа Тьмы активирована полностью, абсолютно все шаги. Тропа Хаоса на три шага.

– Ясно. Активированный берсеркер с такими Тропами, тут уже никто не устоит…

– Что-то вроде, – согласилась вампиресса. Потом добавила: – Впрочем, «никто» и не нужен был. Тот, кто … занимался с ней, дрессировал её ради убийства всего одного вампира – Авеля Траума. Герцога из клана Правящих.

– Если подумать, то добраться до него мог только берсерк… – произнёс негромко Кай. – Ясно. Надеюсь, обойдёмся без этой её стороны. Но если прижмёт, буду знать, что можно тебя ткнуть булавкой во что-нибудь чувствительное, и всем придёт конец. Тебе вечером принести чего-нибудь?

– Это ещё и вечером вас ждать в гости? – поджала губы Кэтрин.

– Кэт, не делай такое недовольное лицо, оно тебе не идёт.

– Ночь, ну почему же даже в больнице я не могу от вас отдохнуть?! Ещё немного, и буду проситься у Лазаря обратно в спецкорпус.

– Сестра за тебя переживает. А я не хочу опять бороться с её истерикой, мне одной хватило.

Кэтрин вздохнула.

– Слушай. Исчезни, а? Сделай доброе дело. Дай побыть больному чело… вампиру одному. Если она придёт ночью, это же опять она будет меня жалеть и вокруг меня суетиться. А на это надо набраться моральных сил.

– Хорошего отдыха, Кэтти, – ласково погладив её по щеке ветром, Кай исчез.

Вампиресса что-то прошипев себе под нос, швырнула в стену вазу и проследила за тем, как та разлетается на мелкие куски.

Жизнь выходила из-под контроля, угрожая покатиться под откос. И Кэтрин это крайне не нравилось, да вот только сделать с этим она уже ничего не могла. Маленький ветерок превратился в порыв штормового ветра, как напоминание, как предупреждение, и в воздухе зазвучал первый отзвук грядущего урагана.


Наверх || Глава 12. Шантаж по деликатным обстоятельствам


Лёжа на животе, Кэтрин качала в воздухе ногами, отбивая такт на невидимых барабанах. На диване перед ней был синтезатор, и перебирая по клавишам, вампиресса подбирала какую-то мелодию.

Лазарь же, сидящий на подоконнике, лениво листал журнал, словно забыв о её существовании. Казалось бы, эти двое не имели представления, что тут кроме них самих кто-то есть.

Закончив дорожку и скатав ветром ещё звучавшую музыку, Кэтрин смотала её в клубок и отправила через форточку в особняк неведомого клана – к Фее. Аранжировке, которую она делала написанной музыке, предстояло стать основой для новой песни самой популярной группы «Солнце полуночи», которая до сих пор продолжала уверенно набирать фанатов.

И насколько было известно Кэт, очень скоро Фея собиралась подобраться к иноязычному репертуару и отправить близнецов покорять ещё и зарубежный музыкальный мир.

– Я вот думаю, – сказала она, словно и не было этой тишины и музыки. – Близнецы, когда узнают, какое «счастье» Фея им уготовила, как отреагируют? Деми может и знает, а вот Демиан точно ещё не в курсе, какие планы строит безумная любительница их музыки.

– Демиана сейчас музыка волнует в последнюю очередь. Он весь поглощён последним своим проектом.

– Чего они вообще группу не распустят? Дураку же ясно, что на близнецов взвалили слишком много. Не боятся их сломать?

– Нет. Близнецы совсем не такие, как мы. Во многом – из-за Деметры. Думаешь, обычный вампир выдержал бы то, как мы учили Дема? Я тебе сразу скажу – нет. Для них привычен завал, когда поесть-то некогда, другая жизнь им скучна, бурлящая энергия начинает сжигать изнутри. К тому же близняшкам нравится играть в группе.

– Чудные они.

– Тут согласен. Как тебе под началом Деми?

– Здорово. В отличие от моего начальника-охотника, у которого она меня забрала, Деметра – вменяемая вампиресса. Но кстати, Лазарь! – Кэт скосила на лекаря взгляд, искрящийся любопытством. – А они будут производить впечатление? В том смысле, что сейчас на них как ни глянь – новообращённые малолетки, а потом?

– И потом. За всю жизнь их впечатление на окружающих не поменялось.

– Это и через пятьдесят лет, и через сто они будут также ощущаться? – рассмеялась звонко вампиресса.

– Ага. – Лазарь ухмыльнулся.

– Вот будет кому-то «радость»! Это же их недооценивать будут ещё долго! И весело будет! Нет, я под началом Деми побуду ещё долго. Но вот Энджел. Что скажешь, как профессионал? Есть у нас шанс хотя бы первый осколок её души ей вправить, чтобы она шагом тьмы могла в своём разуме пользоваться? Или в ближайшее десятилетие на это даже замахиваться не стоит?

Лазарь замолчал надолго, затем отложил журнал.

– Зависит от вас.

Кэтрин вздохнула:

– То есть теперь не только я провожу её настройку, но ещё и Кай?

– Не совсем так. Просто вы связаны, все трое. Ты вправляешь сестру, Кай – удерживает вас обеих… а вы тянете его. Признаюсь, Кэт, я был против вашей группы. Три сломанных, ушедших от мира, вампира вместе это перебор.

– Ну, да… – вампиресса даже не обиделась. – Что я, что Энджел – по отдельности ужас и кошмар любого лекаря, а ещё и в сочетании с Каем… Но почему в прошедшем времени, Лазарь?

– Именно потому, что все вместе вы можете оправиться. По одиночке шансов у вас нет, – лекарь помолчал. – Раф говорит, в этот раз её было легче стабилизировать.

– Легче?! – искренне удивилась Кэт. Скорость активации берсеркера в исполнении её рыженькой сестры, напрямую зависела от боли, которую испытывала сама блондинка. Боль от поломанных рёбер была такой, что активировалась Энджел за несколько секунд. Но при этом в обратное состояние она должна была возвращаться и тяжелее, чем обычно, и ещё и потерять пару-тройку воспоминаний из последних дней. А этого – не случилось! – Удача?

– И удача, и вы двое. Мне другое интересно, как она не разорвала Кая, когда тот вас обеих хватал и вытаскивал…

– Меня тоже интересует, как быстро дойдёт до третьего в нашей компании, что когда она активированный берсеркер, в качестве «своего» она опознает только меня одну?

– Думаешь, дойдёт? Любой нормальный сородич удирал бы оттуда на всех парах… А этот стал вытаскивать обеих.

– Чудак-вампир, – вздохнула Кэт. – Но, если это общение пойдёт на пользу Энджел, я только за.

Лазарь хотел что-то сказать ещё, затем покачал головой.

– Перевернись на спину.

Вампиресса послушно выполнила сказанное. Шорты на этот раз на ней были длиннее, а вот менять любимую майку она и не подумала.

Лазарь подошёл, положил руки ей на рёбра, медленно повёл по телу ладонями.

– Итак, последнее ребро встало на место… хоть с этой проблемой мы разобрались…

Негромкий стук, и дверь открылась, явив миру гостей. Первым вошёл Кай.

– Приветик, Кэтти. Лазарь, доброй ночи.

– И тебе привет, коли не шутишь. Кэт, я ушёл. Если что я у себя.

– Хорошо. Спасибо за помощь.

Положив руку на плечо девушке, Лазарь удалился, а Кай пропустил к сестре рыженькую.

Энджел пискнула, ойкнула и …

– Стоять! – вскинула руку Кэтрин. – Милая, рёбра сломаны, поэтому не обнимать меня. Иди, я сама тебя обниму.

Рыженькая закивала, засмеялась, подошла ближе и оказалась в тех самых любимых тёплых объятиях, о которых когда-то говорила Каю.

Кэт же, поцеловав её в макушку, подняла взгляд на Кая, пытаясь понять, как много он услышал. Особенно – слышал ли он последнюю фразу, сказанную Лазарем, или всё-таки повезло и пронесло?

Как и в прошлый раз, его вид не дал никаких ответов. Он просто смотрел на девушек, не мешая их воссоединению. Держал дистанцию, не собираясь встревать в их пространство.

А ещё его взгляд застыл, видел сейчас вампир лишь две пары зелёных колдовских глаз.

Фыркнув, Кэт отстранила от себя сестру, её разглядывая.

– Как ты?

– Всё хорошо. Правда! Домой вернёмся вместе?

– Не-а. Я тут останусь. У меня отпуск.

– От кого?

– От вас. Не буду мешать вам любезничать и романтически проводить время.

Кай только глаза закатил.

«Так бы и сказала, что мы мешаем ей бурчать. Эта блондинка меня в могилу сведёт… Хотя, её можно понять, столько времени живёт ради сестры, иногда хочется отдохнуть.

Кэтрин угрожающе прищурилась, словно мысли напарника для неё тайной не стали.

И спустя миг уже её мысли он чётко расслышал:

«Тебя убить?»

«Убей», – прозвучало… совершенно равнодушно. Даже в мысленной речи чувствовалось, что ему действительно все равно. – «В голове у сестры копайся, а не в моей, Кэтти».

Блондинка усмехнулась, потом повернула сестру ровно на сто восемьдесят градусов и подтолкнула к Каю.

– Знаешь что, милая, иди-ка, обними этого занудного вампира.

– Сказала самая ворчливая вампиресса мира, – ухмыльнулся Кай.

Энджел, перебравшись от сестры, с удовольствием обняла уже Кая, прижавшись к нему всем телом.

А Кэт даже возражать не стала, забралась на кровать и растянулась во весь рост, кивнув:

– Да, да. Ворчалка, сопелка, пыхтелка. И вообще, идите, вы, а?

– Будем эту пыхтелку забирать? – спросил Кай у рыженькой, обнимая её.

– Насильно?!

– Ну, а почему бы и нет? Она тут без твоего кофе зачахнет.

– Хм… А куда мы её денем? Из квартиры она сбежит под крыло Лазаря обратно – пожаловалась Энджел.

У Кэтрин от злости не только глаза потемнели, но ещё и волосы потрескивать начали.

– Я вас сейчас обоих выкину из окна!

– Кэтрин, тебя что-то не устраивает? – любезно уточнил Кай, затем посмотрел на Энджи. – У меня дом достаточно большой, уж кладовку для неё всяко найдём.

– Меня не устраивает, что я тут, а вы обо мне разговариваете в третьем лице! И меня совершенно не устраивает, что вы собираетесь меня куда-то тащить!!! – на повышенных тонах и на одном дыхании выдала Кэтрин.

– Вот-вот, – подтвердила Энджел. – Она всегда такая. А ещё её барабаны… Короче, тебе что, дом не жалко?!

– Дом мне не жалко, если ты перестанешь дёргаться и каждые две минуты смотреть на телефон, думая, кому бы позвонить и попросить дать поговорить хотя бы с ней, чтобы знать, что ворчалка в порядке. И Кэтти, не кричи, тебе вредно с твоими рёбрами. – Впрочем, что-то в голосе Кая выдало, что он все же слышал достаточно.

Блондинка замолчала мгновенно, словно кляпом заткнули.

Энджел, которую выдал вампир, отвела взгляд.

А Кай, удачно проведший двойной удар, замолчал, ожидая ответа от дам. Более того, следящие за ними через систему внутреннего контроля, увидели, что он… улыбается уголками губ и даже глазами.

– Я… – Кэтрин замолчала.

Рыженькая перевела на неё умоляющий взгляд.

«….» – мысленная начисто нецензурная волна, и блондинка поникла.

– Ночь с вами…

– Дамы, вы побеседуйте, а я пойду уговаривать экзекутора отдать нам принцессу. – Кай удалился, а Кэтрин ощутила, как по её плечу и волосам пробежался тёплый ласковый ветерок.

Энджел упала в кресло.

Кэт вздохнула:

– Ну, радость моя, ну? Ты чего так расстраиваешься? Побыла бы с Каем одна.

– Ещё побуду и успею! И …

– И со мной тоже успеешь, – мягко согласилась Кэтрин. – Я бы поспала.

– У него тоже можно! И я ещё кофе варить буду!

– Энджел…

– Ну, пожалуйста, Кэт! Я… я… я же не могу спать с ним… просто так… – Энджел опустила голову. – А поспать без кошмаров днём хочется. Ну, неужели тебе так сложно?

– Ты ставишь меня в ужасное положение.

– А если ты откажешься, я залезу в твой холодильник, – пригрозила рыженькая.

Кэтрин охнула.

– Нет! Нет-нет-нет! Я согласна! Я готова! Куда надо отправляться?!

Кай вернулся, нагруженный старомодным саквояжем, на котором гордо красовалась эмблема черепа с градусником в зубах… а ещё креслом-каталкой.

– Это что?! – изумилась Кэтрин, пока Энджел, напевая себе под нос, бродила вокруг неё, словно карауля, чтобы сестра не сбежала.

– А? Сумка и кресло, а ты что, за семь с половиной веков не сталкивалась с такими? – невинно спросил Кай.

– Ты сейчас…. ты… ты… Нет слов!

– Что такое, Кэтти? – сдерживая смех, спросил вампир.

– Я не калека, чтобы передвигаться вот в таком!!!

– Да я и не спорю. Я разве предложил тебе в него сесть?…

Кэтрин потеряла дар речи вторично.

Тихо смеясь, Кай подмигнул обеим девушкам.

– Энджи, собирай её, да я нас переправлю. Кэт, Лазарь запретил тебе несколько дней колдовать и передвигаться более чем по дому до его разрешения.

– А заниматься убийствами? – спросила девушка тихо-тихо.

– Только обсуждениями. Впрочем, утешу, это приказ нам всем, уже от Деми, без её команды ничего не делать.

– Ух, – поморщилась Кэтрин, с помощью сестры надевая рубашку. – В таком ракурсе и не поспорить же!

– Вот я сказал тоже самое. На, выпей. – Вампир протянул девушке… рюмку. – Прощальный подарок от изверга.

Приняв её и принюхавшись, Кэт фыркнула, узнав ту гадость, которой её поили вот уже… несколько лет. Выпила залпом и высунула кончик языка.

– Всё!

– Умничка, – совершенно серьёзно произнёс мужчина, взял девушек под локотки и их троих унёс порыв ветерка.

В палате, где они только что были, шевельнулись занавески, и комната начала убираться сама собой, как только в действие был приведён один из артефактов.

Деми, отстранившись от своих бумаг, прислушалась к тому, что происходило в недавнем прошлом, одобрительно улыбнулась и снова закопалась в работу.

Безумно болела голова…


На следующую ночь дом Кая превратился в филиал дурдома. Энджел, в коротких шортах и рубашке, была, кажется, везде. Она умела не только быстро болтать, но и перемещаться очень быстро. По пятам за вампирессой, скользящей по дому на воздушных коньках, бегали и оглушительно лаяли два цербера.

Кэтрин благоразумно переместилась к потолку вместе с двумя барабанами и синтезатором, где и занималась аранжировкой ещё одной музыкальной дорожки.

Кай только головой на это качал, в какой-то момент исчез из поля зрения девушек на несколько часов, хотя дома не покидал, а потом вернулся и завалился на диван, читая старую-старую книгу.

К этому моменту Энджел уже успокоилась и варила кофе, а два цербера, перепутав лапы, столкнулись и валялись в центре гостиной.

Кэтрин опустилась с потолка, взглянула со смехом на Кая:

– Что, уже пожалел о своём предложении, напарничек?

– Не-а, а вы, я так понимаю, этого и добивались? – Улыбнулся ей Кай, как ни в чём не бывало.

– Энджел нет, однозначно, – отозвалась Кэтрин, опускаясь в кресло с необычайно тёплой улыбкой, смотрела она в сторону сестры, ругающейся с кофейным аппаратом. – А вот мои барабаны в принципе должны были способствовать возникновению у тебя правильных мыслей.

– Я положительно отношусь к барабанам, привык за века плавания на драккаре. Так что даже несколько родственные чувства у меня к этим инструментам.

– Какая досада!

– Смирись.

– Не-а, – лениво отозвалась Кэт, устраиваясь в кресле с ногами. – У меня мерзкий характер, и скрывать его я не планирую.

– А ты не скрывай, а просто смирись.

– С чем именно ты предлагаешь мне смириться в таком ракурсе?

– С тем, что он тебе не поможет.

– Вот ужас какой, – состроила совершенно уморительную мордочку блондинка.

Кай расхохотался, наблюдая за этим.

Энджел повернулась от кофейного аппарата с удивлением.

И тут же в воздухе раздался звон колокольчиков, и в свободное кресло опустилась Деметра:

– Всем привет! – радостно провозгласила она, и тут же поморщилась, сжав виски. – Рада, что вам так весело, ребята. И я бы не стала вам мешать, но есть разговор, а потом я вас где-то неделю точно беспокоить не буду. И вы даже меня не увидите.

– Прозвучало, как угроза, – прокомментировал Кай. – Энджи, да выкини ты этот агрегат и закажи доставку того, который считаешь нужным.

– Это какой-то кошмар, – вздохнула девушка, наливая четвёртую чашку с кофе и проходя в гостиную к остальным.

Деми, приняв с благодарной улыбкой чашку, взглянула на Кая.

– Да нет, не угроза. Ну, не для вас, по крайней мере. Как вы, спелись? У вас последняя возможность отказаться от работы в команде.

– Деми, ты третья в этой комнате, кто заикается об этом. Я единственный, кто этого не сделал. Это у вас по половому признаку?..

– Нет, это просто последняя забота начальника о лучшей команде, которая на данный момент собралась. А у тебя просто… – провидица хмыкнула и промолчала. Потом взглянула на девушек. – Вы как?

– Я с ним! – радостно вскинула руку Энджел.

– Я бы отказалась, – вздохнула Кэт, – но я же не брошу ангелочка.

– Не бросишь, – кивнула Деми, потом хлопнула в ладоши. – Отлично. Тогда перейдём к финансовым вопросам. На окладе будете? Или оплату за каждое дело отдельно?

– Мне все равно, – Кай хохотнул от такого вопроса.

А вот девушки так судя по всему не думали – переглянулись.

– Любой труд, – взглянула на Кая Деметра, – должен быть оплачен. К тому же, у девушек была своя работа. Значит, будет так – оклад, плюс премии по результатам удачно выполненной работы. При этом в то время, когда вы не заняты на деле – можете заниматься дополнительной работой. Энджел, никакого запрета на твою работу баристой нет. Кэтрин, понимаешь сама. Никакой охотничьей работы.

Кэт кивнула, отлично это понимая, но тем не менее грусть из её глаз никуда не делась.

– Кай… – повернулась провидица снова к вампиру и покачала головой. – Ладно, тебе это наименее интересно.

– Ага, затворнику все равно, – он пожал плечами.

– Ну, в любом случае. У меня для вас есть хорошая новость.

– Ого, хорошая новость – это хорошо.

– Чудесно. Тот, кого вы собирались поймать в Екатеринбурге, там так и не появился. Зато его можно попробовать поймать в Москве. Новость плохая, – не давая триаде обрадоваться, продолжила провидица. – У этого человека есть улучшенная копия амулета из Атлантиды, поэтому моё провидение вам здесь не в помощь, вам придётся положиться на удачу. Новость ещё более плохая, вы не сможете зацепиться за другие места, которые оставались на карте. За прошедшие два дня – они все были ликвидированы.

– Ты обещала хорошие новости, а не каскад плохих, Деми… – Вздохнул Кай.

– Ну, – Деми улыбнулась. – Хорошую новость я озвучила. Если ты прослушал, я повторю. Здесь, в Москве, рядом кто-то достаточно высокого положения, кто и отдал приказ о ликвидации. Сможете найти его и сесть ему на хвост – и он точно выведет нас на гнездо тех, кто рангом повыше. И имейте в виду, я хочу этого человека живым. Чтобы можно было его распотрошить и узнать всё, что ему известно.

– М-дя… ну, будем искать…

– Ну, вот, ближайшую неделю он точно будет где-то рядом. Отдыхайте, гуляйте, ищите. Ваша удача иррациональна, так что, если вдруг возникнет желание посетить какое-то место или сделать что-то необычное, не сопротивляйтесь ему. А! Да, последнее, Кэтрин, твой холодильник. Навести дом и займись тем, что там сокрыто. А то как бы не было проблем.

Поморщившись, Кэт кивнула, Деми помахала рукой и пропала…

Кай только глаза закатил.

– Класс… пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю, что… Интересно же!

– Да я бы так не сказала, – вздохнула Кэт.

И только рыжику всё было нипочём. Тряхнув волосами, она взглянула на Кая, потянула его за рукав и потребовала:

– Я хочу на свидание! Втроём! Пойдёмте?

– Собирай сестру, и пошли, – усмехнулся вампир.

– Извините, ребята, но я пас, – отозвалась Кэтрин. – В виду пожелания Деметры, мне надо срочно навестить холодильник в собственной квартире. А вам хорошего развлечения.

И даже не поменяв одежду, Кэт призвала ветер и пропала.

Энджел вздохнула и пожала плечами:

– Ну, попытаться стоило.

– М-да… Ну что, куда пойдём?

– М… Мне очень надо прогуляться в злачное место, при этом так, чтобы об этом не узнала сестра. Составишь мне компанию?

– Составлю, но с сестрой разбирайся сама. – Вампир поднялся с дивана.

– Немного маскировки, и от неё тоже удастся спрятаться. А вот без драки там обойтись получится вряд ли…

– Ну, что поделать, разомнусь.

– Благодарю, – подпрыгнув на месте, Энджел умчалась собираться.

Кай вздохнул и тоже пошёл собираться. Его терзали смутные сомнения…


***


Велиар задумчиво прогуливался по цепи своих небесных змей, окружённый стайкой их юных копий.

– Эй, не спихните меня, тут падать далеко и скучно! – рассмеялся Демиург, перепрыгнул на соседнюю цепь и отпил клубничного вина. – Надо Деми развести на пополнение запасов…

– Именно развести? – раздался с бортика, окружающего замок, задумчивый голос.

– Ну, ты же добровольно не согласишься, милая?

– Да вот не знаю, не знаю, – улыбнулась Деми.

– Ну, рассказывай, Деми.

– Что именно? Почему я здесь в неположенное время?

– И это, и почему голос такой задумчивый, – Вэл оступился и повис на одной руке. – Хм, надо поправить цепь…

– Надо не лазить, где попало!

– Это ты на какую часть моей фразы?

– Это я на то, где ты сейчас торчишь, господин теоретически бессмертный! – донёсся рассерженный ответ.

– Ай, да ладно тебе, милая, – Вэл отпустил цепь и перенёсся к жене.

Деми вздохнула, глядя на демиурга и покачала головой:

– И вот что ты творишь, скажи мне?

– Развлекаюсь, как могу, а что?

– Давай я тебе лучше предложу, что-нибудь поинтереснее на тему развлечения, а? А то я ещё пару раз такое увижу, и буду первой вампирессой, которая умрёт от разрыва сердца на месте.

– Предложи, – обнял девушку Велиар.

– Ну, например, скажи, что такое творится со мной? Мне стало настолько плохо, что я сбежала с работы.

Велиар вздохнул.

– Все просто, дар возвращается. Как вернётся сила окончательно – прекратится.

– Плохая новость… наверное… или хорошая… даже не знаю.

– Ну, это решать только тебе, милая.

– Да, я понимаю, – согласилась Деми, – наверное, это просто хандра.

– Тебе нельзя хандрить.

– Не получается. Я не хочу в Атлантиду, – тихо пожаловалась провидица. – Ни сама, ни Дема туда отпускать не хочу.

– Но он не передумает, – скорее утверждал, чем спрашивал Демиург.

– Верно…

– Знаешь, Деми… Атлантида была очень красивым городом. Атланты поразительно развились за столь короткий срок… Но они нехорошо погибли. Из-за вашего дара сканера вам будет там тяжелее, чем другим. С другой стороны, если справитесь, сможешь не волноваться за брата долгое время – игрушек ему хватит. А что касается тамошней системы безопасности – Моргана её неплохо знает и будет хорошим проводником. К тому же с каждым годом вампирам все тяжелее скрываться от людей, и возможности Атлантиды могут облегчить вам жизнь.

Девушка вздохнула, прижалась к Вэлу крепче:

– Сыграешь со мной? – спросила она тихо.

Велиар погладил её по волосам, вдохнул их аромат.

– Сыграю, конечно, если хочешь.

– Хочу. Вот только Дёма уломаю, и Нату тоже. Хочу два на два. Мы с Дёмом, а ты с Натой.

– Хо-хо… А ты азартна!

– Скажем так, – Деми подняла голову, сверкая улыбкой. Как было всегда рядом с мужем, головная боль отступила, постепенно затихая, пока не сошла на нет. – У меня есть свои резоны.

– Расскажешь, о коварнейшая? – тепло улыбнулся он.

– Не сейчас. Вначале я хочу уговорить Дёма, но первым делом, – украдкой поцеловав мужа в шею, Деми засмеялась, – я решила заручиться твоим согласием.

– Шалунишка!

– Да-да, – согласилась Деми, – я такая. А теперь бери меня на руки и переноси туда, где есть клубника. Будешь помогать набирать материал для клубничного вина.

Велиар покорно подхватил жену на руки, и они исчезли в вихре янтарных искр.


Наверх || Глава 13. Новые сюрпризы


В своей спальне Кай неторопливо одевался, готовясь составить компанию ангелочку в её походе по злачным местам. Неторопливость его сборов была обусловлена дурными предчувствиями. Что-то назойливо подсказывало ему, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Вот только почему? Кай задумался слишком крепко, а потому его застало врасплох явление девушки. Энджел влетела в комнату порывом ветра и застыла, пытаясь отдышаться.

– Кай! Кай! Кай! – затараторила она. – Я знаю, я… я сама попросила тебя, но мы можем немного перенести походик, а? Очень-очень-очень надо!

– Что-то случилось? – cпросил Кай почти через минуту, когда до него дошёл смысл слов рыженькой.

– Ну… – девушка вздохнула и кивнула. – Собеседование, от которого ужасно не хочется отказываться! Высокий оклад…

– Меняешь место работы?..

– Нет, просто хочу завести вторую.

– Ну, хорошо, – мужчина кивнул.

– Понимаешь, – Энджел обошла Кая, заглянула в его зеркало, прихорашиваясь. – Там хотят получить элитного баристу по вызову. Поскольку работа исключительно в ночь, почти всегда авральная – там и высокие ставки. Как-то так. Ты не против? Точно-точно? После того, как я вернусь – составишь мне компанию? Я, правда, боюсь одна идти в китайский квартал.

– Хорошо… но ты с такой работой все остальное-то успеешь?

– Ты имеешь в виду нашу работу? Конечно. Мы же не будем на работе сидеть каждую ночь… У нас будут и перерывы. Иногда до пары недель.

– Если не больше…

– Ну, вот. Так зачем отказываться от возможности заработать?

– А ведь действительно…- как-то задумался Кай.

Энджел взглянул на него недоуменно, потом мимолётно скользнула губами по мужской щеке.

– Увидимся позже.

– До встречи, – пригладив рыжие волосы прижавшейся к нему девушки, отозвался вампир.

Энджел проказливо улыбнулась, качнулась, призывая ветер и пропала.

Кай этому усмехнулся… а потом захохотал.

«Вот брехло рыжее!» – смеялся мужчина. – «Не владеет она телепортом, как же… и ведь поверил же, наивный!»

Отсмеявшись, он сел к ноутбуку, открывая онлайн-кабинет в банке, которым владел Банковский клан. Ему нужно было оценить состояние счетов, потому что Рыжик натолкнула вампира на интересную идею, которую требовалось обмозговать.

Впрочем, довольно быстро (всего каких-то полчаса), ему стало скучно, и Кай закрыл компьютер, откинулся в кресле, думая, чем заняться.

– А почему бы…? – проказливо усмехнувшись, Кай растворился в лёгком порыве ветра, решив поразвлечься и утолить любопытство.

Немного уже зная Кэтрин, Кай и не подумал прыгать на её маяк – мучительная смерть не входила в планы мужчины на эту ночь. Он перенёсся ко входу в подъезд, прикинул магический фон на квартире, ища удобный вход… и нашёл его в самом необычном месте. Кто-то изнутри довольно давно пробил тонкую щёлочку в защите. Вот только на щёлочке стояла изрядная сигнализация.

«Параноик. И правильно».

Легким потоком ветра он взлетел к нужному этажу, всмотрелся в защиту и предельно аккуратно двинулся сквозь неё, пробираясь довольно неприятным и извилистым маршрутом, чтобы не потревожить ни одной нити защиты. Стоит признать, строила Кэт её со всей своей фантазией, как говорится, без пол-литра не разберёшься, где тут вообще что. Только любой маг всегда оставляет лазейки для себя – тут они были разрозненны, чтобы чужак не пролез.

«Кэт, как же я тебя сейчас хочу придушить…» – мелькнула на периферии сознания Кая мысль.

Когда же, наконец, полоса препятствий закончилась, мужчина оказался в квартире. Уютной, отделанной в золотисто-кремовых тонах, с массой мягких игрушек и дорогущими кофейными аксессуарами. Но при этом не было ничего, что Кай мог бы увидеть в квартирах других вампиров – ни излишеств в гардеробе, ни каких-то драгоценностей, особой техники. Телевизор был самым обычным, человек со средним достатком мог вполне себе такой позволить. Была стереосистема, вмонтированная восхитительно, пожалуй, но по ценовым качествам она еле-еле могла обеспечить приемлемый звук.

Диван в гостиной. Аккуратная кровать. Несколько стеллажей с книгами. Никаких книг магических. Никаких тайных комнат. Ничего.

Кстати, как и Кэтрин.

Судя по магическому фону, вампиресса была в доме – но не в квартире, а внизу. В подвальном помещении.

Как ни странно, вот туда ловушек практически не было, только пара стражей, да сеть-лезвие. Ерунда, в общем-то. Исказив себя достаточно, чтобы система распознавания (кстати, тут Кэт схалтурила, видимо её не слишком-то волновало, что кто-то туда зайдёт) не сочла его чужаком, ветерок скользнул дальше.

А потом ветряное перемещение оборвалось в месте, которое наиболее подходило чертовке, если не знать её достаточно. Кай считал, что узнал, поэтому увиденное стало для него в некотором роде даже и сюрпризом.

В комнате было очень темно. Настолько, что глаз человека не разглядел бы здесь даже очертаний предметов. Хотя… предметов здесь особо тоже не было.

Была круглая подвальная комната, были три или четыре свечи, чёрного цвета, чадящих и танцующих огоньками алого цвета, но совсем не дающих света.

Был каменный пол, выложенный вручную очень мелкими плиточками, черными, с шероховатыми гранями. Был огромный, басовито урчащий холодильник. Было кресло, сделанное – если Кая не подвело зрение, из костей.

И на этом кресле восседала, другого слова подобрать здесь было попросту нельзя, Кэтрин.

А вокруг неё, на расчерченных кругах, на аккуратных треногах стояли шесть голов.

И все они (и это было на взгляд Кая самым забавным) были живые.

Мужчина не стал показывать, что он здесь, ему было интересно, что же здесь удумала златовласка.

Но почти тут же головы повернулись в его сторону, шепча:

– Чужак! Чужак! Тут чужак!

«Тьфу ты, ну что за стукачи…» – вампир, впрочем, появляться не спешил, лишь ещё больше исказил себя, выстраивая практически копию самой хозяйки комнаты. – «Ох и будет меня потом мутить от этого…»

– Кай, – позвала Кэтрин тихо. – Не прячься. Это мой алтарь. Здесь всё под моей властью.

Мысленно вздохнув, Кай аккуратно откатил изменения, опять сформировал своё тело, но опять же не приблизился и не подавал голоса. Почему-то ему это показалось лишним.

Кэтрин пожала плечами, посмотрела на головы и поднялась.

Всё-таки появление напарника, видимо, прервало какой-то ритуал или помешало ему, потому что вампиресса скользя на потоках воздуха – она на самом деле не касалась пола!, накрыла каждую голову стеклянным колпаком и один за другим убрала их в холодильник.

– Только думаю, что вас узнал, как открывается новая страница… Интересно, лимит на сюрпризы какой-то есть?

Кэтрин, накинув на плечи кофту, взглянула на мужчину с немым вопросом в глазах. Её движения были немного заторможёнными, очень плавными. Она словно текла как вода, не задерживаясь нигде ни на одно мгновение.

Вампир покрутил кистью.

– Сестричка твоя врушка, ты тут некромантскими поисковыми ритуалами балуешься…

– Энджел? – не поняла Кэтрин, пропустив мимо ушей вторую часть фразы. – Почему это?

– Да так… скормила мне небольшую невинную ложь.

– Чем же она тебя так «невинно» обманула?

– В начале знакомства говорила, что телепортами воздушными не владеет. – отмахнулся Кай.

– А она ими и не владеет. Кофе будешь?

– Будешь. Разве? Значит мне пора к Лазарю.

– На какую тему? Посещать его намереваешься? – Кэт сделала последний шаг, поймала Кая в нить своего телепорта, и уже спустя мгновение опустила у кухонного стола.

– Если это не она, значит у меня проблемы либо с глазами, либо с восприятием. Вывод – накосячили при сборке моей тушки.

– Ммм, Кай, – блондинка, сдёрнув с ручки одного из кухонных шкафов резинку, подвязала волосы в высокий хвост, включила чайник. – Я тебе сейчас скажу одну страшную штуку. Ты помнишь, что Энджел мастер маскировки?

– Помню.

– Так я тебе внесу сюда ещё одно дополнение. Она и мастер подмены образов. То есть, то, что видится – не всегда то, что есть. Например, одна из её любимых фишек, у меня научилась. Она призывает ветер – «якобы» использует ветряной телепорт, но на самом деле исчезает тьмой.

– М-да… Все интереснее и интереснее.

– Рыженький ангелочек, невинная и наивная, смотришь и обманываешься, – поставив перед Каем кружку горячего кофе, Кэтрин налила себе алого-алого чая, вытащила плетёнку с печеньем и поставила на стол. – Имей это в виду.

– Да имею уже, – кивком поблагодарил девушку Кай.

– А отвечая на тот вопрос, если так подумать, то из нас двоих, ангелочек может поднести куда больше сюрпризов.

Кай задумчиво посмотрел на девушку, отмечая и её заторможённые движения, и «плавающий» взгляд.

– Долго тебя ещё будет клинить? – уточнил мужчина.

– Клинить? – не поняла она даже.

– Клинить. Заторможённое сознание у тебя сейчас.

– А… Это… – Кэт покрутила в руках кружку. – Нет, не очень долго. Ещё час-два, может три. Это побочный эффект от вмешательства в круг заклинания.

– Зачем ты его творила-то, на неполном круге?

– Кто знает… В любом случае, – из топкой зелени взгляда вампирессы проглянуло злое ехидство. – Это тебя не касается.

– Эта фраза – твой девиз по жизни, а?

– Можешь считать, что это моё жизненное правило.

– Я так и считаю.

– Умный мальчик, возьми ещё одну печеньку.

– Спасибо, бабушка, – Кай действительно взял печеньку. – Что ещё поведаешь?

– Я предпочту помолчать и послушать, в честь какой радости ты решил меня навестить.

– Ночь освободилась, мне стало интересно проведать тебя, – пожал плечами вампир.

– А Энджел куда делась? – тут же насторожилась Кэт.

– У неё собеседование.

Вампиресса промолчала, потом обмякла на стуле, глядя куда-то поверх плеча Кая. Он неспешно потягивал кофе, не мешая ей общаться с ветром.

Спустя ещё пару минут, Кэтрин отпустила ветер на свободу. Помешала ложечкой в остывшем чае, поморщилась, закрутила вокруг него поток чего-то… горячего так точно и довольно улыбнулась, когда от ароматного напитка снова пошёл пар.

– Ну как у неё там? – подал голос, наконец, собеседник.

– Всё в порядке. Но надо будет навестить это местечко немного позднее.

– На тему?

– Посмотреть, что за контора и так далее.

– А, ну идея интересная…

– Надеюсь, я не услышу от тебя предложения составить компанию.

– Твоей надежде сбыться не суждено… – трагически вздохнул Кай.

Кэтрин только досадливо головой махнула.

– Что ж, займусь этим, когда ты будешь занят.

– Кэтти, вот в кого ты такая вредная? Мне же тоже любопытно, к тому же, когда мы не порознь – нам везёт. Вдруг вместе чего интересного углядим?

– Ага, – на той же волне продолжила Кэт. – Вдруг, в полную … кхм, встрянем.

– Ну, а так ты её одна проглядишь, и в неё встрянет Рыжик. И что из этого лучше? – философски спросил Кай.

– Послать бы тебя…

– Но ты понимаешь, что я прав.

– Нет. Ты не прав.

– Споришь из духа противоречия?

– Нет. Я не спорю. Я просто излагаю свою точку зрения.

– И какова же она?

– Что я не хочу, чтобы ты составлял мне компанию. Точка. Большая, жирная точка.

– Запятая. Аргументы?

– Считай, что это бабья блажь, – очаровательно улыбнулась Кэт. – С этим же никаких проблем не будет?

– Да, разумеется, кроме того момента, что это не аргумент, способный меня убедить, милая Кэтти, – отразил её улыбку мужчина.

– А я и не собиралась тебя убеждать.

– Это правильно. Ну что, когда идём?

– Куда именно?

– Туда, куда собрались.

– А я понятия не имею, куда мы собрались, – просияла Кэт, окончательно возвращаясь в норму.

– Ну, хоть на себя стала похожа, – улыбнулся Кай. – Не идёт тебе та заторможенность… Совсем не идёт. Язвочкой ты как-то привычнее.

Кэтрин пожала плечами и улыбнулась.

– Раньше было наоборот.

– Ну, иногда приходится меняться… Не получается тебя представить другой, но я это исправлю, – лукаво сверкнул глазами Кай.

– Обойдёшься.

– Это мы ещё посмотрим, – Кай поставил на стол пустую чашку из-под кофе. – Не зарекайся, как говорят люди.

– Как говорят люди – не лезь не в своё дело, целее будешь.

– Не, это уже наша поговорка.

– А это уже неважно, главное, – Кэт подалась вперёд, – она очень точно характеризует ситуацию. Не доводи до греха, Кай. Не знаю, что там вокруг тебя навертели близнецы, не знаю, как ты сам себя защищаешь, но, если ты обидишь Энджел или встанешь на моём пути – я сделаю всё, чтобы ты больше не отравлял этот мир своим присутствием.

Кай качнулся ей навстречу.

– Спрячь иголки, я тебе не враг. Но если продолжишь угрозы – мы с тобой однажды поругаемся… Ладно, приятной ночи, Ворчалочка. Рад был повидаться и спасибо за печенье, – сверкнув глазами, мужчина исчез, уносясь ветреным телепортом прочь… и не совсем понимая, что за шальной ветер его вообще понёс к этой девице.


***


В кухне был включён свет. Но самое главное помимо запахов кофе, здесь чуть ли не впервые витали запахи свежей выпечки. Энджел в коротком розовом платье, с волосами, забранными под белую кружевную косынку, вертелась около плиты, за темной створкой которой подходили круассаны.

Первая партия их уже стояла на столе и пахла так, что живот подвело даже у вампира.

Сглотнув слюнки, Кай прислонился к дверному косяку, наблюдая за девушкой.

– А, Кай! – вампиресса повернулась. – Я сварила кофе по новому рецепту, с ирландским ликёром и сделала круассаны. Будешь?

– Будешь, – с улыбкой кивнул мужчина.

– Тогда, прошу. Это с апельсиновым джемом, а вот те – с вишней. Сейчас будут с карамелью и шоколадом. В готовке я отстой, как говорит Кэтрин, на это у меня руки не тем местом, зато круассаны и блины так, как я, никто готовить не умеет!

– Пахнет изумительно, – Кай понюхал круассаны и выбрал наиболее приглянувшийся из тех, что с вишней.

– Ну, так, – рыженькая засмеялась, поставила на стол тоненькие чашки, разлила из кофейника ароматный кофе. В воздухе тонко запахло ликёром, но добавлен он был только для вкуса и для того, чтобы смягчить горечь настоящей арабики. Одну чашу девушка забрала себе, вторую поставила перед Каем. – Держи. Придётся тебе как-то смириться с кофе домашним.

– Ну, я-то смирюсь, – Кай насладился ароматом кофе и пригубил, блаженно зажмурился. – Ты ангел.

– Конечно, – рыженькая в сказанном даже не засомневалась, даже больше – крутанула пальцем над головой, сотворив нимб. – Видишь! Вот и доказательство.

– А крылышки?

– Ммм, – Энджел нахмурилась. – Только из тьмы. Они некрасивые.

Кай фыркнул и создал у девушки крылья из капелек воды, скреплённых воздухом.

– Красивее не смогу, – повинился мужчина, хотя крылья вышли довольно изящными… но можно было бы и лучше. Кэтрин точно смогла бы.

Энджел повернув голову, потрогала свои крылышки и звонко засмеялась:

– Спасибо! Они и без того прекрасны!

– Спасибо, – мужчина улыбнулся, доедая круассан. – Давненько я этим не баловался…

– Жалко… Надо бы почаще!

– Не вопрос, – Кай ещё отпил кофе. – Как твоё собеседование?

– Принята! – девушка подскочила, закружилась по кухне, смеясь. – Принята! Принята! И завтра ночью уже первая работа!

– Рад за тебя, Рыжик.

– Спасибо! А, так как насчёт прогулки?

– Я же уже соглашался.

– Тогда, – рыженькая вздохнула. – Знаешь, я освобождаю тебя от твоего слова. Давай я вначале расскажу тебе, куда я прошу тебя пойти.

– Хорошо, я слушаю…

– Сначала спрошу. Что ты знаешь о… нелегалах-банкирах? Если быть точнее, клан Паука.

– Знаю-то я немало, даже пару раз сталкивался, но беседовать с ними предпочитаю после того, как развеется прах. Неприятные типы.

– Окей. Значит, представление имеешь. Примерно… лет тридцать назад… Когда всё было… немного хуже, чем «совсем плохо», я взяла у них кредит. На три года. Беспроцентный. Вернула срок в срок. Но меня они неожиданно «порадовали» тем, что процент всё-таки был. И мне, не вносящей эти проценты, теперь необходимо было их выплатить. Договор, естественно, был подделан, моя подпись – тоже. Только доказать было ничего нельзя. Я была одиночкой, а они… ну, что-то вроде «в своём праве». Эти проценты мне вкрутили на счётчик. Я выбивалась из сил, не хотела говорить ничего сестре. Она бы по голове меня не погладила. Спасало то, что Кэт в те годы дома почти и не бывала. Работала, работала, работала. Днём – на человеческой работе. Ночью – вампиром. Спала – час, от силы два. Питалась… хорошо если раз в трое суток. Я как-то немного выпала из её вида… Ну, сама дура, – добавила рыженькая самокритично.

– Продолжай, – понимающе кивнул Кай, продолжая дегустацию.

– Пришлось повертеться, покрутиться, помогли знакомые. Но я набрала нужную сумму, внесла проценты полностью. Но… они сказали, что я не внесла… буквально один процент, изменили ставку. И всё началось сначала. У меня есть сумма, которая покроет всё. Я завизировала документ у Дема. Теперь в нём ничего не может измениться, и, если что-то случится – в дело вступит клан. Если успеет добраться.

– Ну что ж, буду рад поработать твоей страховкой, – Кай не боялся этих ростовщиков, он просто знал эту породу – они давят только когда жертва в их власти. Но достаточно лишь показать им, что их ждёт серьёзный отпор – они сдают позиции.

– Уверен?

– Энджи, мне ещё сколько раз повторять? – вампир отвлёкся, выбирая новый круассан. – Похоже я подсел… объемся и растолстею.

– Метаболизм вампиров не включает процессы изменения веса тела, – отозвалась Энджел задумчиво. – За исключением… Спасибо. Правда, спасибо. Просто, у меня такое дурное подозрение, что в этот раз отпускать меня никто и не подумает. И хороший бэк-ап мне не помешает. А уж если Кэт узнает, во что я встряла и до сих пор торчу…

– Ну, разберёмся.

– Спасибо! – звуковой сигнал прервал поток благодарностей. Радостно мурлыкнув, девушка скользнула к плите, выключая подогрев и вытаскивая порцию круассанов. – Карамель и шоколад готово! Теперь немного остыть… и вернёмся к нужному моменту. Как насчёт того, чтобы прогуляться прямо сейчас? Или есть необходимость немного задержаться, господин на-пар-ник?

– Есть, я ещё не продегустировал эти круассаны! – демонстративно облизнулся мужчина.

– Ну, хорошо, дегустируй. Я пойду, найду плащ.

Кай кивнул, наслаждаясь ароматами выпечки.

Девушка вернулась через пару минут. Уже в брюках и водолазке. А на одно плечо был накинут тонкий светло-серебряный плащ. На первый взгляд – абсолютно обычный кусок тряпки. На второй – тоже. Зато на третий становилось ясно, что это – вампирский аналог бронежилета. Отличная защита с ещё и активированным боевым контуром.

То, что нужно для похода по злачно-опасным местам.

– Фепе ифет! – невнятно пробормотал Кай, жующий круассан с шоколадом.

– Думаешь? – Энджел поправила волосы. На правой руке на мгновение звякнул браслет с добрым десятком подвесок.

– Инохда, – кивнул вампир, поманил что-то, и к нему подлетел платок, который сам намотался на руку, тут же скрыв вампирскую природу хозяина.

– Ну, вот, – надула вампиресса губы, впрочем, тут же засмеялась, покружилась и щёлкнула пальцами. На стол перед вампиром упал чемодан с открытой крышкой. Внутри были слитки золота. – Возьмёшь? – невинно поинтересовалась девушка, закрывая крышку.

– Ага. Буду твоим юристом и носильщиком… – подмигнув девушке, мужчина подхватил чемодан… подумал, и закинул в рот ещё круассанчик. – Я точно подсел…

– Ну, тогда, придётся мне приготовить их побольше! Или просто почаще?

– И то, и то. Кэтти ж явно тоже будет конкуренткой!

– Она? Неее… – с лица рыженькой улыбка сбежала. – Она не любит сладкое.

– Мне же больше достанется, – важно одобрил Кай и чмокнул рыжую в ухо.

Ойкнув, она буквально отпрыгнула в сторону.

– Злыдня!

– Не, злыдня – златовласка. А я – не злыдня, я так, чуток балую…

– Будешь чуток баловать, я придумаю для тебя страшную казнь.

– Не-а.

– Придумаю-придумаю, например, – в зелёном взгляде скакнули лукавые чёртики. – Круассан с горчицей. Special for you!

– Нет, это будет спешиал фор Демиан. Его фасончик… Мне, пожалуйста, с сыром.

– С сыром тесто надо немного другое. Сделаю в следующий раз. Ну, мы идём?

– Да я только тебя и жду! – Лукаво улыбнулся Кай.

– А этот круассан будешь на лету есть?

– Почему нет? Он вкусный.

– Ну, хоть на это я сгодилась.

– Энджи… – недовольно посмотрел на девушку Кай.

– Аюшки? – улыбнулась она.

– Идём уже, а то я тебя сейчас употреблю в десерт.

– А я бы не отказалась, – протянула Энджел задумчиво, шагнула чуть ближе, обнимая, потянулась к губам и одновременно распахнула телепорт.

Призвала-то она по ощущениям ветер, а перемещала их тьма. Мягко, бархатными объятиями промчала сквозь пространство и оставила в тёмном углу около великолепного казино.

– Маленькая врушка… – шепнул на ушко ей спутник.

– Думаешь? – Энджел подняла голову, глядя на Кая сверкающими глазами. – Или только так говоришь?

– Не…ска…жу! – почти поцеловав девушку, Кай чуть отодвинулся и закинул в рот остатки круассана.

Она засмеялась и шагнула к неприметной дверце в углу, чуть подтолкнув вампира бедром.

Вампир, сидящий в комнате слежения, заметил движение в тайном углу почти сразу. Присмотрелся к гостье и торопливо нажал на клавишу срочного вызова.

– Да, – раздался глухой голос спустя почти двадцать секунд.

Рыжая красавица со своим спутником уже успела скрыться за дверью казино:

– Рыжий ангел здесь, хозяин!

– Красная тревога, – тут же донёсся отрывистый приказ. – Она не должна вернуться домой. За неё слишком много заплатили.

– Вас понял! – отключившись от интеркома, координатор охраны застучал по клавишам, отбивая по всем направлениям одно и то же сообщение: «Красная тревога, красная тревога, красная тревога»…


Наверх || Глава 14. Торнадо


Кай совершенно спокойно шёл за Энджи по коридорам, машинально запоминая маршрут. Впрочем, его не интересовала отделка пути – мужчина слушал воздух, который буквально дрожал от напряжения.

– А ты разворошила это гнездо, Рыжик.

– Что? – девушка чуть повернула голову. – Ты сейчас о чём?

– Воздух дрожит. Шевелятся, тараканы.

– Значит… Вполне возможно, что… Придётся… Драться?

– Угу. Но пока поиграем, а?

– Ну, – Энджел ясно улыбнулась проходящему мимо официанту, шли они двое сейчас по чёрному ходу, и бедняга вначале споткнулся, а потом так и застыл, глядя вслед парочке. – Почему бы и нет? Думаю, не должны же они напасть сразу. Вначале обязаны закрыть договор.

– Вот и веди себя как примерный Рыжик…

– А примерный это как?

– Это… Откуда я знаю? Будь паинькой, короче.

– Не хочу.

– Это ещё почему?

– Ну, просто не хочу. Совсем не хочу. И вообще, – Энджел тряхнула головой и с ноги толкнула входную дверь в кабинет. – Я плохая девочка.

– Это я уже заметил… – обречённо вздохнув, Кай пошёл следом.

Девушка повернулась на мгновение, подмигнула ему и, пройдя в кабинет, села напротив стола местного хозяина.

– Эдуард-сан, – назвала она хозяина на японский манер. – Доброго вам вечера. Вы не удивлены, меня увидев сегодня. Какие-то поводы были меня ждать сегодня?

– Что вы, милая Энджел, – высокий мужчина с военной выправкой и резким сухим голосом нажал на селектор. – Галочка, мне виски. Вам леди и вашему спутнику?

– Сока. Вишня со льдом, – запрокинув голову так, что стала видна мерно бьющаяся жилка на шее, Энджел поинтересовалась у Кая. – Что будешь ты? И выбери себе местечко поудобнее.

– Мне тоже, – Кай хмыкнул, занимая место с наилучшим обзором.

– Что ж, – Энджел взглянула на хозяина кабинета, – вы слышали.

– Почему именно вишня, милая леди?

– Я слышала, что у вас новый бар и новый его хозяин. И соки, которые раньше были просто отвратительными – сейчас верх чудес.

– Следите за нашим казино, милая?

– Ну, да, надо же знать, может, подвернётся шанс его выкупить и разрушить.

– А-ха-ха, – мужик расхохотался, потом похлопал в ладоши. – Милая Энджел, вы в своём репертуаре. Но, не будем терять время. Галочка, ещё два бокала вишни со льдом. Итак, с чем сегодня вы пожаловали?

– Хочу закрыть сделку. В прошлый раз вы упомянули, что согласны принять не наличку, поэтому я решила выбрать золото. Универсальный драгоценный металл.

– Вы принесли золота на миллион долларов, моя прекрасная леди?

Энджел улыбнулась.

– Двадцать пять килограмм. Согласитесь, достойная сделка. Тут даже немного сверху, как покрытие ваших… неудобств. И естественно, я хочу, чтобы вы прямо сейчас пригласили юриста и закрыли сделку. И да, должна предупредить, вот тут, – девушка вытащила из сумочки длинный пергамент, развернула его в воздухе. – Виза мага Неведомого клана, которая препятствует изменению договора. Надеюсь, вы не сердитесь на меня, что я немного подстраховалась? – нежно и невинно улыбнулась Энджел.

Кай только диву давался. Вот что значит «в тихом омуте черти водятся»… Ангелочек, как же…

Эдуард кончиком языка коснулся нижней губы, задумался, потом кивнул, снова нажал на интерком:

– Галочка, юриста ко мне, немедленно.

– И да, – на щеке девушки заиграла ямочка. – Ещё и мага. Вы же не откажете мне в малости принесения магической клятвы на моём амулете, что не имеете ко мне никаких претензий, и что я полностью закрыла долг?

Мужчина дёрнулся.

Глаза вампира полыхнули алым и тут же успокоились.

«Ничего, ничего. Пропажа одной дойной коровы не страшно. К тому же, все эти бумажки, амулетики не будут ничего стоять после того, как я тебя продам. А покупатель на тебя достойный подобрался. Говорит, что вот уже семь веков за тобой гоняется. Надо же, куколка на вид, новообращённая максимум, а семьсот лет уже есть. Красотка…»

– И мага тоже, – разве что изменился немного его ритм дыхания.

Кай продолжал сохранять вид хладнокровного советника, держа в руке чемодан золота… и радуясь, что догадался скрыть свою суть. Пусть девочка разбирается сама, пока не придёт его черед… в конце концов, он лишь сопровождающий. Но девушка поражала мужчину все больше.

– Благодарю вас, Эдуард-сан, – Энджел казалось снова засветилась в лампах дневного света.

А потом всё завертелось, закрутилось.

Сделка была подписана в кратчайшие сроки.

Чемодан с золотом поменял своего владельца, а вампиресса получила бумагу и амулет, удостоверяющие, что никаких долгов, притязаний и каких-либо отношений с кланом Паука в общем, её членами в частности, знакомых и так далее – нет.

Текст договора был составлен таким образом, что подкопаться к девушке было больше невозможно. Вот что значило вовремя обратиться за помощью к юристам клана.

Повесив амулет на шею Кая, (сейчас этот вампир был самым безопасным местом), Энджел повернулась к Эдуарду.

– На этом мы откланиваемся. Спасибо, Эдуард-сан, это был познавательный опыт.

– Всегда обращайтесь, милая Энджел.

– Думаю, теперь я буду более осмотрительно выбирать бизнес-собеседников, – мягко отказалась девушка, первой двинувшись к дверям.

Кай, все это время молчавший, отметил, как напрягся воздух вокруг, напряжение можно было буквально ножом резать, и сильнее раскалить ситуацию ему казалось просто невозможным.

Сильнее, впрочем, и не надо было.

Двери перед носом Энджел закрылись. И не просто захлопнулись, а ещё и опустился огромный железный щит.

Девушка круто повернулась, Эдуард развёл руками.

– Прошу заметить, милая Энджел, что это просто… случайность. Знаете, бывает такое. Вас захотел один замечательный человек, я не смог ему отказать. Так что, вы закрыли свой долг. Теперь вашу сестру тоже никто не тронет, так что… никаких проблем между нами, красавица?

И вновь он не вмешался. Слух резануло это неприятное «сестру никто не тронет»… Ну и куда эти две балбески встряли?

Впрочем, это были лишь его мысли. Кай вопросительно посмотрел на спутницу, надеясь по её поведению узнать больше.

Энджел прикусила губу, но промолчала, лишь вздёрнула голову.

– Одного тебя – банкира, будет недостаточно, чтобы задержать меня!

– О, я знаю о тебе всё, красавица. Ты хорошая лекарка, но вот воин из тебя – паршивее некуда. Твой спутник, конечно, тёмная лошадка. Но мы тоже подготовились.

Эдуард очень даже демонстративно щёлкнул пальцами.

И они появились из тьмы.

Шестеро высоких воинов ранга не ниже Мастера.

Девушка побледнела.

Кай только вздохнул, оценив всех шестерых. Да сильные, да опытные… но совершенно бесполезные в силу отсутствия мозгов. Может когда-то они там и были, но такая работа вытравила разум начисто. Да и кто с мозгами пойдёт работать к такой швали?

Он уже хотел вмешаться – даже в его плачевном состоянии Кай справился бы со всеми, не позволив даже приблизиться к спутнице. Может, получил бы пару оплеух, но в столь тесном помещении количество – помеха, а не польза. Да, он хотел перестать изображать изваяние, когда воздух донёс до него приглушенные ароматы грозы и тончайшие – цитруса и розы.

«Она уже достаточно испугалась, а они ощутили свою победу, давай эффектную разборку, а я пригляжу за ней и твоей спиной» – как-то неожиданно-предвкушающе подумал Кай, зная, что адресат все услышит.

«Умник», – донёсся до него тут же холодный ответ.

И на ручке кресла, где сидел торжествующий Эдуард, уже подавшийся вперёд, чтобы посмотреть, как захватят его маленькое состояние, появилась Кэтрин.

Вид у «чертовки» был весьма и весьма впечатляющий.

До этого она появлялась перед Каем разной, а здесь и сейчас она была настоящей. Чёрные брюки, высокие ботинки военного образца. На поясе – двойная кобура с пистолетами. Рубашка и бронежилет поверх. Волосы убраны в высокий хвост. На руках перчатки.

В руках – Глок.

– Жаль, конечно, что не удастся послушать тебя на счёт того, кто заказал рыженькую балбеску, – протянула соблазнительным голосом Кэтрин, пока её пистолет был приставлен к затылку побелевшего как смерть Эдуарда, узнавшего этот голос. – Но думаю, я его и без того найду. А ты мне уже не нужен. К тому же, – наклонившись, скользнула она губами по уху вампира. – Ты нарушил наш договор, а за это только одна награда – смерть. Ты можешь её избежать. Отзови своих шавок, и на этом всё, точка.

– Они… не мои…

– А, какая досада, – вздохнула Кэтрин.

Грохнул выстрел.

Голову вампира серебряной пулей разорвало в брызги.

Воины опомнились быстро, но недостаточно, чтобы что-то противопоставить охотнице, надрессированной вампиров убивать. Двух ближайших она вынесла выстрелами в упор.

А потом между Каем и Энджел появилась тонкая мерцающая завеса ветра. За её покровом донёсся отдалённый взрыв, напомнивший разрыв гранаты.

Ещё один выстрел.

И… тишина.

Ветер спадать не спешил, а потом начал сметаться в одно-единственное место, стягиваясь в компактный шар. Ветряная рука скользнула по сверкающему серебряными искорками шару, подтолкнула его в футляр, и Кэтрин закрыла широкий тубус, забросила его на плечо и взглянула на Кая и Энджел поверх истлевших трупов. И это явно было действие серебра.

– Золото захватите. Трупам оно ни к чему. И пошли отсюда. А с тобой, – взглянула она на рыженькую. – Я поговорю отдельно.

Энджел взвизгнула и спряталась за спину Кая.

Кай внимательно посмотрел на Кэт… затем дернул воздушной рукой к себе чемодан.

– Вы друг друга стоите, – не давая ответить ни одной, ни другой, он просто перенёс всех троих воздушным телепортом домой… к круассанам. – Рыжий Ап, с тебя кофе. Кэт, лицо попроще, а то она в обморок хлопнется, и кофе мы не получим.

Блондинка вздохнула, с огорчением посмотрела куда-то в ту сторону где стояло казино, причём, судя по поджатым губам, Кай оттуда вытащил их очень даже не вовремя или вовремя – это смотря как посмотреть. Если с точки зрения сохранения окружающей обстановки, то очень даже вовремя; а если с точки зрения уничтожения обидчиков, то лучше было бы оставить леди-вампирессу ещё на немного, чтобы она могла порезвиться-повеселиться и разнести начисто тот вертеп клана Паука.

Кай улыбнулся шальной улыбкой, удержал Энджи за руку, затем протянул руку Кэт.

– Возьмитесь за руки. Тебе понравится, гарантирую, – лукаво подмигнул он Кэтрин, и в серебре его глаз отразились разрушительные порывы тропического тайфуна.

В зелёных глазах блондинки мелькнули нотки интереса.

– Понравится? – протянула она, потом шагнула ближе. Поправила перчатку, словно пряча что-то на запястье, и вложила свою ладонь в ладонь Кая.

Взяла тёплую ладошку сестры, улыбнулась ей подбадривающе и пальцы близняшек тут же сплелись. Тесно-тесно, чтобы каждая в кончиках своих пальцев слышала биение пульса второй.

Ещё один порыв ветра, теперь резкий, сильный, уносящий прочь и несущий запах шторма. Они оказались в небе над тем самым казино, все трое ощущали внизу многие жизни, все трое ощущали, что там нет невинных.

Кай не закрыл глаз, как делал обычно, он словно черпал силу из двух одинаково-зелёных взоров рядом.

Их треугольник, их триада начала медленное ввращаться против часовой стрелки, и тучи налились над ними свинцовой тяжестью, оставив лишь одно светлое пятно – над ними, вокруг них. Мощные порывы усиливающегося ветра не били их – ласкали, окутывали и опутывали словно незримой цепью руки. Даже захоти они – кольцо было не разорвать. Они стали единым целым, а стихия только набирала мощь.

Медленно, но неотвратимо опускался с небес к зданию всесокрушающий вихрь торнадо. Величаво носились по нему змеи молний ужасающего шторма, и лёгкий летний ветерок окружал его снаружи, оберегая мир от кары стихией, маскируя безумие ветра от чужих глаз.

Грохот, скрежет, крики и запахи крови и страха донеслись до триады, творящей своё колдовство. Жестокие плети ветра и дождя секли плоть жертв, жадные молнии поражали тех, кто хотел бежать от своей гибели… а торнадо всё набирало силу. Вихрь сокрушал, сминал, продавливал, стирая заведение в мелкую пыль, пробивая все до самого глубокого подвала, не позволяя никому укрыться от расправы.

Прекрасный в ужасе своего гнева танец стихии окончился также медленно и величественно, как начался. Воронка вихря вернулась в небеса, а на месте уничтоженного здания осталась заполненная чистой водой воронка небольшого озерца, в воде которого на миг отразились две девушки и мужчина, висящие в небе, держась за руки.

Ещё миг – и они исчезли, успев увидеть творение своих чар. Кай вернул их в гостиную, куда дворецкий доставил круассаны и все необходимое для приготовления кофе. Впрочем, все трое ещё не ощущали себя отдельными личностями. Во время творения заклятия они были едины, интуитивно знали, где кому вступать, кто за что отвечает и не нуждались в словах. Они были одним целым, и это невозможно забыть…


***


Подпевая арии «Не спится этой ночью мне» из мюзикла «Бал вампиров» конца прошлого века, Деметра что-то рисовала. Под мягким угольком на бумагу ложились тонкие штрихи, придавая чертам на портрете узнаваемый вид. Но все же там, на бумаге, были те, кого она рисовала, и не они.

Там было зеркало.

В левой стороне были трое вампиров: изломанных, искалеченных, растоптанных.

Сидящая, прислонившись спиной к спине сестры Кэтрин. Зажавшая между колен руки, сгорбившаяся, в шрамах. Уставшая, выбившаяся из сил, но не сдающаяся. Искалеченная.

За её спиной, на коленях была та, которую сейчас называли Ангелом Неведомого клана. Только здесь она была сама на себя не похожа – растоптанный монстр, тянущийся когтями-крючьями в попытке вцепиться в чьё-то горло и растоптать, порвать, пустить кровь.

На фоне этих двоих сломанный Кай с пустым взглядом выглядел почти нормально. Только сидел на чем-то… не очень полагающемуся вампиру – на человеческом занятом гробу, и только край черепа проглядывал на картинке.

С другой стороны зеркала отражение было уже другим. Искрящимся, радостным, настоящим, весёлым. Да каким угодно – главное, что живым.

Кай с чашкой кофе, выговаривающий что-то Кэтрин. Сама блондинка, устроившаяся с ногами на диване. Смеющаяся Энджел с подносом со свежей выпечкой.

Два цербера, бегающих под ногами у вампира.

Казалось, ещё мгновение – и набегающий ветер качнёт занавески, в мастерской вампирессы-провидицы запахнет кофе и круассанами. А церберы всё-таки собьют с ног Кая. Отложив в сторону кисть, закончив работу, Деми протянула руки, прижалась вначале ладонями, а потом и лбом к краям холста и тихо зашептала.

Магия полилась вокруг неё, обняла, покачивая, и хлынула сквозь её тело на холст.

И картина действительно ожила. Закачались занавески, запахло кофе. Засмеялась Энджел, проходя и ставя кофе с подносом на стол. Рассерженная Кэтрин топнула ногой и накрылась газетой, чтобы скрыться от взгляда Кая. Сам вампир всё-таки махнул рукой на блондинку и взял из рук подошедшего ангелочка булочку.

Эти трое были живыми.

А в их отражении, в их изначальном видении – картинка так и осталась мёртвой.

Отступив на шаг назад и довольно кивнув, Деми повернулась к брату, которого ощущала вот уже добрых полчаса.

– Почему ты меня не прервал, милый?

– Я никогда тебя не прерываю, когда тебя ведёт вдохновение. Как и ты меня в схожих ситуациях, – Дем с интересом всмотрелся в картину, подошёл, обнимая сестру за талию, вдыхая тонкий аромат духов и её волос, греясь её теплом. Сам маг выглядел усталым, но рядом с сестрой словно отстранил от себя усталость, как неуместную здесь, с Деметрой.

Девушка чуть повернулась, поцеловала брата в щеку.

– Ты совсем замучился с этими технологиями?

– И с ними тоже. Ты тоже ощутила? – Дем улыбнулся, поцеловав сестру в шею, чтобы не менять удобного положения.

– О, да. Весьма яростный всплеск магии ветра. Единой из трёх сил. Очень, очень обнадёживающее явление.

– О да… Я даже не ожидал.

– Интересно, что должно было случиться, чтобы произошёл такой яркий всплеск, как думаешь?

Дем повёл рукой, выведя перед сестрой изображение того, что сотворила их триада. От начала и до конца.

– Тайфун начал просыпаться. Шальная ярость Кэт и весёлая безбашенность Энджи разогрели этого умника… и он решил дать им то, что им нужно. Единство в свершении мести. Ангелочек приходила ко мне за магической печатью, так что я в курсе немного. И то, что их настрой и желания совпали – дало столь мощное слияние. Действительно триада, как в рассказах Лики, а? Из глубокой древности, когда боевые триады не были забыты. Хорошо, что Кай, как хомяк, запасал знания, которые ему абсолютно бесполезны.

– Ммм, так-так-так! Ты что-то знаешь?! – обрадовалась Деми.

– Ты о чём, милая? – уточнил Дем.

– Ты. Что-то знаешь! Что за знания этот парень записал? И… кстати… раз он начал просыпаться… Это будет интересно!

– Все равно наш пинок ему необходим. У нас нет десятилетий и даже веков. Когда он странствовал по миру, он собирал по крупицам знания. Что-то восстановил, что-то нашёл, что-то – смог собрать из обрывков из разных мест. Пожалуй, у него одна из интереснейших библиотек спрятана, там очень много утраченного даже не века, тысячелетия назад. И все это хранится в его памяти. Все это он может рассказать, но мало что может реализовать сам. И он показал им крупицу того, что они могут вместе, чем он может с ними поделиться… Связь крепнет. Нам ли с тобой не знать, насколько это незабываемое ощущение, слияние в единое целое…

Деми улыбнулась, покрепче прижалась к брату, закрывая глаза, черпая в нём уверенность в силах и спокойствие.

– Тогда, пожалуй, ему не помешает ещё немного снов? – предложила она лукаво.

– Да. – Улыбнулся Демиан ей. – Что ты хочешь ему показать?

– Я нарисую ему… – Деметра задумалась. – Хм… Я нарисую ему немного его прошлого. Встаёт рассвет, они, – в глазах провидицы скользнул росчерк будущего. – Не скажут друг другу ни слова. Они лягут спать. И я покажу ему то, о чём он успел уже немного забыть, то, к чему он сегодня лишь прикоснулся.

Демиан ощутил отголосок её видения, услышал отзвуки барабанов, ощутил на коже солёные брызги. Почувствовал жар азарта.

– Да… Это то, что нужно. Из них троих, лишь его можно вернуть быстро. Кэт вытянется следом, и вместе они излечат Энджел.

– Ну, что ж, – скользнув губами по щеке брата, Деметра скользнула обратно к холсту, а за её спиной распахнулась бездна красок. – Тогда… я начну?

– Не буду мешать, сестрёнка… – Демиан качнулся в сторону, устраиваясь в глубоком гамаке из теней, чтобы отдохнуть, все видеть, но не мешать сестре творить.

Послав ему нежную улыбку, девушка сделала ещё шаг.

Но кисточку так в руки и не взяла, и на холсте, когда она сделала первый шаг, не появилось ни единого мазка. Она рисовала сейчас сон того, кто тихо спал, не догадываясь о том, что ему предстоит увидеть…


…Негромкий скрип весел, удары барабана, окрики команды – все это было таким родным, таким знакомым… и наполняло его душу азартом боя.

– Эй, княже, скоро потеха начнётся!? – гаркнул могучий Теодулф, кормчий его драккара.

– Да, Теодулф, – хохотнул он. – Ещё пара часов, и наши клинки обагрятся кровью этих псов!

– Это хорошо… Народ хочет знать, будет ли добыча?

– Будет, кормчий, будет. Будет звонкое золото, будут женщины, будет пожива нашим клинкам, и будут достойные враги.

– Твои речи – словно пенный эль для нас, князь Кайонаодх. И глаза твои пылают жаждой боя, распаляя и наши сердца!

– О да, верный друг. Я жажду этого боя… – он оскалился, опрокинул в горло рог пенного эля, взбежал на носовую фигуру, обхватил её одной рукой и заорал. – Слушайте, други! Ещё немного и мы войдём в бухту, где стоит селение нашей добычи. И мы сокрушим их! Мы покажем им, как должны биться настоящие мужчины!

Восторженный рёв был ему ответу, и он хохотал, предвкушая…

Спустя два часа драккар почти бесшумно вошёл в укреплённую бухту у селения викингов. Они были осторожны – вовремя сняли часовых, аккуратно пристали к причалу и тихо покинули свой корабль, оставив лишь отряд охраны, призванный защитить их верного морского коня и не дать врагу бежать, если что.

– За мной, братья, да напьются наши клинки горячей крови, да будет славной наша смерть, коли враг будет сильнее! – прошептал он громко, первым извлекая из ножен с серебряным узором свой верный изогнутый полуторный меч и оправляя кожаную куртку, что защищала тело от ран. И его товарищи не видели, как чуть удлинились клыки, и сверкнули алым глаза их князя.

Они налетели на празднующих викингов с боевым кличем – негоже нападать в тишине на достойного врага – и закипела битва. К чести обороняющихся стоит отметить, что бились они достойно… но его «Рождённые Бурей» были сильнее. А ещё их вёл молодой вампир, жаждущий подвигов.

Князь нёсся на острие атаки, первым врубился в воинов врага, смеясь и упиваясь боем. Азарт пьянил его, наполнял радостью душу, и ему совсем не было страшно умереть, если враг будет сильнее.

Бой кипел, его меч пел свою песнь, когда жуткий рёв заставил всех остановиться. Здоровенный, два с половиной, если не больше, метра ростом, детина ударом стальной дубины с шипами отбросил одного из молодых бойцов князя, убив его одним ударом. Новый враг был в тяжеленой кожаной с металлическими пластинами броне, в металлическом рогатом шлеме на уродливой голове. В одной руке та дубина, в другой – мясницкий тесак, но под его рост… тот ещё топорик.

– Он мой! – захохотал князь, смахивая голову своему противнику и бросаясь вперёд. Как же ему хотелось победить этого врага!

Удар дубины, удар тесака – мимо, князь уклонялся от них, видя, что не сможет парировать. Взмах меча – детина заревел, левая кисть с тесаком улетела в гущу дерущихся. Ещё взмах, после переката под мужиком – из разрезанного паха хлещет кровь. Прыжок назад над самой землёй – детина падает на одно колено, перерезаны подколенные сухожилия. И наконец стремительный бросок, отскок от удара дубиной, и голова гиганта летит под ноги их вождю, а следом бежит довольный князь.

Смех, звон клинков, грохот щитов и затем звон оружия «Рождённых Бурей», когда он воздел голову и топор вождя, взобравшись на самый высокий дом центральной площади.

Его воины ещё подавляли сопротивление, но основные силы викингов были уже разбиты. Они не готовы были к такому бою, они были деморализованы…

И князь праздновал победу…

Отовсюду стаскивали добычу, на площадь сгоняли пленных – предстоял делёж. Князь, как победитель, мог первым выбрать свою долю, и он выбирал. Князь прошёл к трофеям, бросил взгляд на них, затем на площадь… и усмехнулся.

– Братья мои, – громко возвестил он. – Вы славно сражались и заслужили достойную добычу! Я возьму себе лишь малую долю, а остальное все ваше! – Рёв его воинов был ему ответом. – Щит и шлем поверженного врага, дабы они заняли своё место в зале славы! – Новый рёв. – Этот кубок, уж больно манит он наполнить его элем! – Опять взревели воины, смеясь. А он, подхватив кубок, бросил меч в ножны и вылетел на площадь, выискивая взглядом, затем сделал несколько широких шагов вперёд. – Да её. Женщину, что смеет смотреть на меня без страха!

Они хохотали, довольные выбором князя, а он подошёл почти вплотную, глядя в глубокие омуты её зелёных глаз, ощущая, как тонет в них. А она гордо смотрела в глаза мужчине, убившему её отца.

– Как тебя зовут, женщина?

– Ингрид, дочь Беора! – гордо ответила она.

– Что ж, дочь Беора, посмотрим, сможешь ли ты смотреть так, когда я укрощу тебя… – Он усмехнулся, дёрнул её к себе, затем увёл в спальню, что принадлежала её отцу.

Если бы он только знал, как будет тонуть в этих колдовских зелёных омутах дочери убитого им вождя… Он не смог укротить её, не напугала Ингрид его сила, не напугали алые глаза и острые клыки, вонзавшиеся в её плоть, когда он взял её той ночью, как свой трофей. Но её пленила его отвага и горячее сердце, подобное яростному шторму. А его навсегда пленили зелёные колдовские омуты глаз, да густые русые волосы. Он так и не смог забыть этой женщины, так и не смог заставить себя обратить её… но он не увидел её увядшей. Ингрид умерла через пятнадцать коротких лет совместных походов и разделённой на двоих жизни… Она жила лишь в его памяти, и её голосом пел ему штормовой ветер сотен схваток и походов, которые никогда не увидели зелёные колдовские глаза скандинавской воительницы, не покорившейся захватчику, но полюбившей его всем сердцем.

Кай открыл глаза, ещё слыша скрип драккара и голоса товарищей, сдобренные солёным воздухом моря и приятным теплом верной спутницы у левой руки, у сердца.

– Я скучаю по вас, братья мои… – негромко произнёс он, глядя в потолок.

И ему лишь на миг показалось, что он слышит их голоса в ответ – «Мы всегда с тобой, княже, только позови, и наполнятся азартом битвы наши сердца!»

Кай чуть улыбнулся, протянул руку к потолку, поднялся и пошёл на второй подвальный уровень, скрытый от мира. Там в бассейне морской воды, зачарованной на свежесть, покачивался на волнах тот самый драккар, переживший своих наездников.

– Теперь и я, как и ты, мой морской конь, стою на пристани и гнию потихоньку… Есть ли у нас новый шанс, верный друг, или мы прозевали момент, когда надо было занять своё место на пристани и убрать клинок в ножны?

И мужчине послышался рёв ветра в парусе корабля, послышался скрип досок и топот ног по палубе. Шанс есть, нужно лишь не упустить его. Нужно отбросить опыт веков и вновь стать тем мальчишкой, что рвался в бой и упивался им. Вот только получится ли?


Наверх || Глава 15. Вызов ветру


Наваждение схлынуло так же, как и пришло, оставив лёгкую тоску по былому.

Покинув корабль, Кай вытянул из одной из ниш тяжеленный сундук, с которым и вернулся на палубу. Устроившись на своём саркофаге, мужчина открыл крышку кольцом-печаткой. Он давно не носил это кольцо, оно хранилось здесь, на палубе его корабля и было нужно только для открытия этого сундука и ещё пары тайников этого подвала. Все.

Бесполезный пережиток прошлого, как и сам корабль, как и все что, хранилось здесь…

И все же ценные фрагменты памяти.

Кай достал из сундука дневник в простом кожаном переплёте, открыл первую страницу.

«Я, волею богов моих предков и Ночи, княжич Кайонаодх сим днём начинаю своё путешествие со своей дружиной Рождённых Бурей. Да будут боги с нами вовек».

Его дневник. Первая запись, выведенная немного дрожащей от волнения рукой. Как давно это было… Мужчина ощутил на лице солёные брызги, знакомую горечь во рту и яростный ветер в остриженных давным-давно волосах. Прошлое…

Кай задумчиво повертел в пальцах печатку, захлопнул дневник и убрал его в сундук, задев пальцами тубус, где бережно хранились портреты Ингрид. Выудил из сундука бурдюк с элем. Он пополнял его постоянно, в этом доме могло кончиться все что угодно, но не виски, не ром, и не эль. Эль Кай варил сам, виски и ром закупал напрямую на небольших производствах, по бессрочному договору не меняющих рецептуру конкретно тех партий, что уходили ему. Это было не так уж сложно – много ли нужно отшельнику?

Отпив эля, вампир простейшим волевым усилием дёрнул к себе беспроводной стационарный телефон, специально проведённый сюда, потому что мобильные здесь не ловили.

Он по памяти набрал номер и ему ответил приятный девичий голосок. Похоже, кто-то посадил младшую родственницу подработать секретарём.

– Рыболовецкая артель, чем могу помочь?

– Добрый день. Могу я услышать Михаила Георгиевича?

– Сейчас уточню… Как Вас представить?

– Кай.

– А фамилия-отчество?

– Не нужно, он и так поймёт, – улыбнулся мужчина рвению ребёнка.

– Хорошо, подождите минуточку, – в ухо ударила набившая оскомину музыка…

В далёком прибрежном городке, живущем только своей куцей промышленностью, в кабинете директора рыболовецкой артели раздался стук в дверь.

– Михаил Георгиевич, вам звонят, соединить? – заглянула после разрешения девочка лет шестнадцати.

– Кто звонит, Машенька? – добродушно спросил полный мужчина средних лет.

– Какой-то Кай, он сказал, вы знаете…

– Кай!? Быстрее соединяй! – сонная расслабленность мигом слетела с директора предприятия.

Девочка выскочила из кабинета и спешно перевела звонок.

– Кай? Добрый день! Безумно извиняюсь за задержку! – проговорил на одном дыхании Михаил Георгиевич.

– Все в порядке, Миша. Как у вас там дела?

– Все хорошо, все, как договаривались – штат поддерживаем, не растем, держим позиции.

– Замечательно, Миша. НЗ не трогал?

– Нет, как можно! Оборотов хватает и на поддержание работоспособности, и на то, чтобы НЗ пополнять, и Ваши дивиденды отправлять в банк в срок.

– Отлично. Так вот, Миша, я звоню тебе с хорошими новостями. Думаю, они твою деятельную натуру порадуют… Расчехляй НЗ, нанимай рабочих, специалистов, инженеров и т.д. У вас там есть едва живая верфь, которой вы пользуетесь для своих нужд – выкупай ее, сноси, и строй там настоящую верфь. Такую, чтобы конкуренты слюной захлебнулись… Полагаю, за время, что мы с твоими предшественниками НЗ копили, да я дивиденды возвращал, там набралось средств с избытком для такого проекта. Я же тебя знаю, небось давно проекты верфей и кораблей копишь… И да, авиационный заводик, ну ту развалину, которая стоит уже лет сорок, тоже забирай, сноси, перестраивай. Будем заниматься делом. Но сначала верфь, а как деньги будут свободные – завод. А то даже наших запасов на качественное исполнение не хватит. А мне нужно качество.

– Ох, Кай, вы меня просто огорошили… – Мужчина утёр платочком испарину. – То есть все, старым договорённостям конец?.. Мне наращивать штат?

– Конечно. Надоело мне всё, хочу размаха. И следи, чтобы не воровали, лучше достойным оклады посолиднее назначь.

– Но, у нас в городе даже специалистов-то столько не наберётся…

– А это уже, друже, твои проблемы, где ты сманишь людей, – усмехнулся вампир. – Давай, раскручивайся. В самые сжатые сроки. Я кое с кем переговорю, тебе пришлют помощи… только к тем помощникам своих людей даже близко не подпускай. Дневная смена кончилась – всех за ворота, и чтоб никого не было на стройке. Понял меня?

– Понял, понял. А как же они получат план?

– Оставишь его на стройке, и всё.

– Понял. Ещё что-то? – судя по голосу, Михаил Георгиевич уже рвался заняться делом.

– Да. Никаких заказов пока не принимай ни на что. Если явятся горе-чинуши – отшивай их ко мне. У меня к тебе сразу будет заказ личный, как только верфь будет готова к работе… И да, оборудование пока не закупай, я тебя сведу с фирмой, которая подгонит лучшее и не нагреет.

– Хорошо. Тогда я – работать?

– Да, спасибо за внимание, Миша, – Кай отпил ещё эля. – И удачи.

Кай не сомневался, что его протеже всё сделает, как сказано. Как не удивился странным указаниям Михаил – тот привык уже к странностям хозяина их относительно небольшой артели. Как генеральный директор он знал, какие капиталы уже накоплены на счетах предприятия, но имел чёткое указание – даже не смотреть на них. Такое ощущение, что их хозяин, как и предки его, готовился к этому моменту долгие десятилетия, если не века, ожидая именно этой минуты, когда ему придёт в голову мысль резко рвануть с места. Михаил, конечно же, не знал, что его патрон – вампир, но догадывался, что тому известен секрет если не вечной жизни, то уж молодости долгой точно.

Не откладывая в долгий ящик, Кай сделал ещё звонок, теперь уже заместителю Демиана по автоматическому производству, договорился о строительных големах и проектировке с последующим изготовлением при поступлении заказа на автоматизированную начинку верфи и авиационного завода. Ему нужна была скорость на срочных заказах, а годами строить суда рабочие будут для людей, и не важно, летающие, или нет…

Кай сделал ещё глоток, затем отвёл руку в сторону, уронил пару капель эля на палубу, словно угощая драккар, а потом, вернув пробку на место, легко бросил бурдюк в сторону.

– Давно сидишь здесь? – спросил он с намёком на улыбку воздух, не оборачиваясь.

– Скажем так, хотела вернуть долг сторицей и заявиться не вовремя, но чудится мне, что твои тайны совсем не такие страшные как мои. Даже обидно, – донёсся прохладный ответ, а следом ветер донёс запах цитруса и розы, и запах ворочающейся на горизонте грозы. И только едва-едва под всем этим нагромождением пряталась нотка интереса.

– Мои тайны не страшные… для посторонних, – согласился мужчина. – Располагайся, раз уж зашла… – проведя пальцами по узорам на саркофаге, вампир чуть улыбнулся.

Покрутив в пальцах бурдюк, Кэтрин принимать приглашение не стала, открутила крышку, принюхалась и ухмыльнулась:

– Эль?

– Эль, самодельный.

– Откуда бы?

– Сам варил.

– Ого, – присвистнула вампиресса, сделав глоток. – У тебя голова хоть и чугунная болванка, но руки растут из нужного места?

– Можно и так сказать.

– Глянь, и даже не возмутился, – не то расстроилась, не то рассердилась Кэт, сделала ещё глоток и неожиданно задорно улыбнулась. – Отличный эль, между прочим.

– Спасибо за комплимент, – улыбнулся девушке Кай.

– Ну, я просто констатировала факт. В данном случае, было бы несправедливо не заметить очевидное. Итак, – резко поменяла она тему. – Это твоё… убежище?

– Можно назвать и так.

– А ещё? Что за… драккар, – Кэтрин заворожённо смотрела на корабль, и в её глазах тепла было куда больше, чем, когда она смотрела на самого Кая. И при этом, удивительная тактичность, без приглашения она даже и не подумала о том, чтобы шагнуть на палубу.

– Деорадхан… Четыре века он был верным морским конём мне и моим «Рождённым Бурей». А теперь мы с ним остались одни, – прислушавшись к чему-то, возможно, к скрипу досок, Кай сделал приглашающий жест. – Поднимайся на борт, Кэтрин…

Туфли остались там же, где только что стояла сама Кэт, у лестницы. Там же остался скинутый пиджак, пара пистолетов и потайные ножны с яварами. Остались перчатки с серебряными удавками и резинка для волос.

Длинные светлые волосы рухнули по плечам, за спиной полыхнули яркие ветряные крылья, тонкие-тонкие, вытканные из призрачной стихии. А спустя ещё мгновение она ступила на драккар босыми ногами.

Кай невольно залюбовался преобразившейся девушкой… было в ней сейчас что-то такое, что не позволяло сказать ни слова, только наблюдать, да рассеянно скользить пальцами то по саркофагу, то по дереву верного корабля.

Она словно прикасалась к святыне… и мужчина понимал её. Только здесь, на этой палубе, он обретал покой и умиротворение.

Коснувшись прядей, отводя их за ухо, Кэт присела на корточки, погладила ласково ладонью дерево.

– Он прекрасен…

– Да… – отозвался негромко вампир, наблюдая и слушая.

– Здесь очень много твоей работы… Удивительное дело…

– Лучшего коня нужно воспитать самому, лучший драккар должен по большей части строить его будущий хозяин, тогда он пронесёт хозяина сквозь любой шторм, пройдёт с ним сквозь само время, до самого конца…

– Ух ты, – Кэт, неожиданно оказавшись рядом, провела ладонью по щеке Кая, заглядывая в его глаза, а потом разочарованно отступила. – Ты в это верил. Но сейчас это лишь слова.

– Я многое потерял, из того, чего терять нельзя, – Кай качнул головой. – Но он не даёт забыть, даря надежду, и я благодарен ему за это.

– Вот как… – девушка отступила ещё на шаг. – Нет. Ты не благодарен. Ты пустой.

Мужчина кивнул.

– Пожалуй, это так. – Он опять вслушался во что-то, отошёл к барабанам, аккуратно выбил короткий, но сложный мотив. – Как тебе то, что мы сотворили вчера? – сменил вампир тему.

– Было… – Кэт прищурилась. – Красиво, пожалуй. Но… В любом случае, – махнула она рукой, теряя интерес, – уже не интересно. Спасибо, что разрешил побывать на Деорадхане. Он великолепен. И я рада, что мне удалось познакомиться с ним.

– Я не о том. Мне интересны твои ощущения, а не как это выглядело, – Кай усмехнулся, но как-то криво. Похоже, он сам осознавал, что никак не может зацепиться за живые нотки в себе, хотя они пробивались все чаще. И он сам не мог бы сказать, почему их не было видно сейчас. – Впрочем… – короткий всплеск, и в руку вампира влетела небольшая шкатулка, чуть больше стандартной книги по размеру. – Это тебе. Думаю, тебя, как минимум, заинтересует. Да и Он так считает.

– Он?

Вместо ответа мужчина лишь погладил гладкий борт корабля.

– Я может и пуст, но ещё слышу голос Деорадхана.

– О, – в голосе Кэтрин звякнули отголоски холодного северного ветра, что так часто сопровождал драккар в его путешествиях. Она вернулась на полпути, даже забыв о своих обычных отговорках.

Кай поднял голову, словно подставляя лицо ветру, рука привычно сжала тёплый борт, а на губы сама собой набежала улыбка… давно забытая предвкушающая улыбка князя, ведущего в бой свою дружину. И шкатулку свободной рукой он протянул с этой улыбкой и живым, дерзким взглядом, полным весёлой насмешки.

В зелёном омуте девичьего взгляда вспыхнул интерес.

И принимая шкатулку из рук вампира, Кэтрин глаз не отводила, словно пыталась найти что-то и, найдя, отступила, прижимая шкатулку к груди.

– Что ж, – мягко сказала она. – Я ещё немного подожду этого знакомства. Увидимся, Кай.

– Увидимся, Кэтрин… – так же мягко ответил мужчина, не отводя глаз. – Я не заставлю ждать… – И почему-то он сам поверил этим словам, чувствуя, что это не пустая бравада, а вызов, который он бросил сам себе. И князь не собирался проигрывать.


…Если бы Энджел спросили – считает ли она себя счастливым человеком, вампиресса бы немного подумала и ответила бы «да».

Несмотря на весь тот ад, сквозь который ей уже пришлось пройти, несмотря на все те проблемы, которые до сих пор преследовали её и не отпускали из цепей ада её сестру, рыженький ангел была счастлива. У неё были руки, ноги и голова на плечах. Она могла не только сама принимать решения, но и сама думать. Тому, кто никогда не был куклой, никогда не ощущал себя гостем и наблюдателем в собственном теле не понять этого.

Тому, кто никогда не выл от адской боли, не понять счастья вампирского здоровья, когда ничего не болит.

Тому, кто никогда не был закрыт в полной темноте и одиночестве, где нет даже пауков и малейшего лучика света, никогда не понять счастья общаться и улыбаться.

Здесь и сейчас Энджел была счастлива.

А вот с удачливостью она никогда особо не дружила.

Удачливый человек никогда бы не попал в поле зрения вампиров, выращивающих карманных убийц.

Удачливый человек не увидел бы то, как превращают в кусок мяса любимую сестру.

Человек с хорошей удачей…

Впрочем, нет, это уже относилось к вампирам с хорошей удачей.

Фартить, совсем понемногу, стало после того, как Энджел вернулась в своё тело и встретилась с сестрой. Ключи, если падали – зависали на самом узком перешейке между канализационным люком и дорогой, но зависали! И вампирской скорости хватало, чтобы их поднять.

Последний, самый последний экземпляр того, что нравилось Энджел, оставался непроданным, если она приходила с сестрой, и переходил в её владение.

В магазин «Вот как раз перед вашим приходом» завозился нужный товар.

Дальше – больше. Чем более настоящей, если можно так выразиться, становилась вампиресса, тем легче становилось жить. А потом в жизни двух сестёр появился Кай.

До этого Энджел никогда не знала, что может быть такое. Что можно общаться с человеком, который знает о том, что у тебя есть сестра, и которого она не пугает. Что можно быть с кем-то вместе и неким образом ощутить себя нормальной.

Потому что этому вампиру плевать на то, что она берсерк, плевать на тайны, что её окружают. Ему даже это… немного нравится?

А для Энджел Кай становился все дороже и дороже. Из просто понравившегося человека, хотя, кого она обманывает, из вампира, в которого она влюбилась с первого взгляда, он становился все ближе и ближе. Перерастал во что-то большое в её жизни, угрожая занять в ней столько места, сколько не занимал ещё никто, кроме сестры.

Именно поэтому, когда на работе Энджел уловила очень интересную информацию, наряду с сестрой, она подумала ещё и о Кае.

И когда до Кэтрин не удалось дозвониться, что удивительным не было, следующим рыженькая вызвала Кая.

Кая вызов застал в прихожей. Буквально десять минут назад пришёл курьер и доставил новую драгоценность в его коллекцию – уникальную рукопись, пережившую века. Мужчина проводил курьера, порадовав того изрядными чаевыми, а сам застыл, пролистывая древнюю книгу, бережно касаясь её не пальцами – воздухом, чтобы не повредить страниц.

Благодаря этому он смог взять телефон руками, а не метаться, куда бы бережно положить новый раритет.

– Я… – как-то немного рассеяно отозвался мужчина, не посмотрев, кто ему вообще звонит.

– Кааай… – протянула на том конце Энджел. – А ты занят?

– Привет, Рыжик. Не-а, а что?

– А… ну… как бы… Я не хотела тебя беспокоить, но мне нужна помощь.

– Опять во что-то встряла!? – занервничал мужчина.

– Ну… Есть… немного.

– Рассказывай.

– Помнишь, я говорила, что на работу меня приняли? И сегодня в ночь я как раз туда и отправилась. Особнячок, небольшой, постройка века так XIX, пожалуй. Почти новострой одним словом. Обслуживаю компанию высокопоставленных людей. Полчаса назад около дома остановился длинный лимузин в сопровождении четырёх машин охраны. Вышел человек. Чистокровный человек. Я даже взгляд бы на него не бросила, но, когда он брал кофе, уловила его запах. Ему как минимум уже исполнилось пятьсот лет, а то и побольше!

– Ого… наш клиент?

– Бинго! Надо за ним проследить!

– Понял, сейчас прибуду…

– Будешь прыгать на меня? Или скинуть маяк?

– Кхм… первый вариант соблазнителен, но… я прыгну рядом с тобой.

Энджел вначале попыталась понять о чём речь, потом поперхнулась и рассмеялась.

– Знаешь, – добавила она мягким грудным голосом. – Я в узком тёмном чуланчике…

– Знаю, – ответ пришёл не из трубки, а над ушком хулиганки… И тоже соблазнительным тоном.

– Ну, вот, – вздохнула Энджел, не спеша поворачиваться, а наоборот приподнимая край фирменной юбки, чтобы спрятать телефон в кобуру у края чулка. – А я так надеялась поиграть немного…

– Это во что же?… – поинтересовался Кай, положив ей руки на бёдра.

– Кто знает, – вампиресса шагнула чуть назад, прижавшись спиной к напарнику, – наверное, пошалила бы немного. А раз ты пришёл – шалости откладываются. Сейчас я тебя замаскирую, и мы прогуляемся за этим типом. Моя смена заканчивается через полчаса. И где-то в это же время он собирается отбыть.

– Хорошо, – сам мужчина себе в удовольствии пошалить не отказал, скользя губами по шее рыженькой.

– Тогда идём, иначе ещё немного и я тебя соблазню.

– Энджи, ты меня искушаешь!

– Сильно? – поинтересовалась с искренним удовольствием рыженькая.

– О да… И если мы немедленно не займёмся делом, то какое-то время будем заняты кое-чем другим… – Кай усмехнулся, проводя ладонями по бёдрам хулиганки вверх. Какой-то азарт пробивался в нем, заставляя испытывать удачу.

– Кое… чем… Или кое-кем?

– Как посмотреть…

– Я не хочу смотреть, – надула капризно девушка губы. – Я хочу попробовать. На вкус, например…

– И в чем проблема?..

Круто повернувшись, Энджел лизнула вампира в шею, вначале легко, как кошка, пробующая молоко, а потом приникла губами, оставляя алую отметку.

– Ммм, так? – поинтересовалась она, вскидывая голову.

– Ммм… А может так?… – скользнув губами по шее девушки, Кай оставил аналогичную метку, затем чуть прикусил мочку ушка, слегка потянув её на себя. Энджел охнула, вздохнула и отстранила мужчину в сторону.

– Сначала дело, – сурово сказала она, а потом противореча собственным же словам, резко прижалась к Каю, целуя со всем пылом, жаром, страстью… отпрянула, желая сбежать, и была поймана в крепкие объятия.

– А как же вернуть долг?

Лёгкая насмешка в голосе и тёмный взгляд давали сразу же понять, что отрицательный ответ не рассматривается… И не давая девушке даже толком опомниться, Кай накрыл её губы поцелуем. Жарким, властным, испепеляющим и не оставляющем шансов на спасение.

И свободу ангелочек получила только тогда, когда вампир её отпустил.

И надо сказать, хоть и буркнув что-то про подкашивающиеся ноги, Энджел мгновенно привела себя в порядок и даже как-то слегка преобразилась, щёлкнула пальцами, растягивая подобную маскировку на Кая и двинулась на своё рабочее место, шепнув:

– Теперь можешь погулять по дому. Тебя увидят, но никому и в голову не придёт помешать. Будут останавливать, спрашивать что-то – молчи. За тебя сами всё скажут.

– Я буду неподалёку, – кивнул посерьёзневший мужчина.

– Хорошо, тогда мне не страшно.

– Это главное. Работай спокойно, Рыжик.

Энджел на мгновение повернулась, послала воздушный поцелуй и … её облик потёк. Ещё мгновение назад от чулана удалялась вампиресса, а дверь в холл открыла уже человеческая девчонка, заспанная, с покрасневшими от усталости глазами, уже рассеянная, мало воспринимающая окружающий мир, но готовая любой ценой выполнить свою работу.

Кай проводил её уважительным взглядом и пошёл следом, на небольшом удалении, изучая обстановку.

Чтобы не тратить зря время, вампир побродил немного по коридорам, а, найдя «цель» – максимально изучил его с дистанции. Его и его охрану. Убедившись, что сюрпризов не будет, мужчина направился на встречу с ангелочком у чёрного хода.

Энджел выпорхнула спустя несколько минут, тряхнула головой, перетекая снова в свой привычный облик, прижалась к Каю и выдохнула ему почти в ухо.

– Они уже собираются. Ты его видел?

– Видел-видел… – Кай фыркнул. – Ничего особенного. Среднего возраста, среднего телосложения, среднего роста… Он скорее мозг, чем мышцы, но расслабившийся мозг.

– Странно даже. Только вот-вот была атака на его территорию. А он настолько спокоен, что мне даже не по себе немного.

– Похоже, он уверен, что нас там и убили.

– Похоже… Ну, нам лучше! – кивнула Энджел.

– Именно. Готова?

– Ммм… Да! Только… Кэтрин звать будем?

– Конечно.

– А она ругаться не будет?

– Ну, я так понимаю, ей ты первой звонила? Тогда не будет.

– Первой ей… – кивнула рыженькая.

– Вот и всё. Сама виновата, что не ответила. Зови.

Энджел взглянула на Кайла задумчиво, кивнула и поднесла пальцы к вискам, потянулась к сестре и позвала её. Но Кэтрин не отозвалась ни на первый зов, ни на второй…

Кай нахмурился, видя лицо спутницы, прислушался к ветру, ища у него ответа…

Ветер скользил по городу, заглядывал в окна, качался на ветвях и искал девушку со светлыми волосами. Нашёл очень быстро, она была дома… а вот добраться до неё не смог.

– Видимо ворчалке не до нас. Будем справляться без неё, а ветер ей подтвердит, что её звали и даже оба.

– А с ней всё в порядке? – уточнила Энджел встревоженно.

– Да, она дома.

– Но при этом я до неё не дозвалась, а ты её нашёл?! Чем она занята?! Чем она думает?

– Головой вестимо, – донёсся до неё задумчивый ответ.

– Я ищу через ветер, он везде найдёт, – пожал плечами Кай.

– И найдёт, и ещё болтливо скажет, что где-то ищут, – вздохнула Кэтрин, сидящая на небольшом заборчике с грустным видом. – Вам чего нужно, изверги?

– Рыжик, излагай, – Кай хмыкнул.

– Мы нашли! – радостно сообщила ангелочек.

– Того, про которого говорила Деми, тип из Е-бурга?

– Ага, этот самый.

– И? Я вам зачем потребовалась вот прям так срочно?

– А тебя устроит, если при слежке и захвате я буду один охранять Энджи?

Смерив Кая задумчивым взглядом, Кэтрин взглянула на сестру, потом пожала плечами:

– Вы все равно в особняк сразу не полезете, понадобится разведка. А на слежке ты и один справишься. Бай-бай, изверги.

И не добавив ни слова, Кэтрин пропала так же внезапно, как и появилась.

– Все же не уверен, что голова участвовала… ладно, пошли, ангелочек…

Энджел так и не тронулась с места, словно боялась чего-то, потом засмеялась и кинулась Каю на шею:

– Ты не понимаешь, что это значит!!!

– Не понимаю… – откровенно изумился мужчина.

– Во-первых, это значит, что она признала тебя достойным доверия! А, во-вторых, это значит, что она ткёт!!! – голос вампирессы так и звучал радостным колокольчиком.

Кай улыбнулся, погладил девушку.

– Мы не потеряем жертву?

– Ммм, – Энджел ласковым котёнком потянулась вслед за рукой и вздохнула. – Не потеряем. Он только что вышел из особняка. Мы… отправляемся вслед за ним?

– Разумеется, Рыжик, – улыбнулся Кай, и в глазах его засверкали порывы шаловливого бриза.

Ветер скользнул по стороне дома. Двое выскочивших из-за угла охранника, никого здесь не нашли, и очень скоро прочь от особняка двинулся кортеж из лимузина и черных сопровождающих его машин.

По крышам домов за ними мчался лукавый ветерок, уловить который ни одному из людей было не суждено…


Наверх || Глава 16. Слежка с последствиями


Ветер мчался по крышам домов, барабанил в окна, забирался под одежды случайных ночных прохожих и явственно наслаждался жизнью. Ветру было и скучно, и весело одновременно.

Если же переходить на личности – весело было Энджел, отчасти скучно – Каю.

Жертва, которую они преследовали, и которую предстояло в самом скором времени аккуратненько изъять из особняка, была осторожна, достаточно внимательна и окружена охраной. Что самое интересное – человеческой, но с весьма определённой выучкой. Вокруг человека были охотники на вампиров.

Сам особняк же представлял собой что-то невыразимо великолепное. Самые разнообразные магические блоки были выстроены из одного источника, но места их сцепления разглядеть гостям вообще не представлялось возможным. Всё, что было доступно их глазам – это те границы, где один блок защиты переходил в другой блок опознавания, или от внутреннего распознавания «свой-чужой» в активную систему противодействия и выдворения, хотя, скорее будет – умерщвления тех, кто пришёл без приглашения.

– Ого! – присвистнула Энджел, опускаясь на толстую ветвь удобно расположенного дерева и разглядывая управляющие блоки на стенах. Она уже видела подобные по аккуратности исполнения и по точности влияния – на стенах территории Неведомого клана. – Нам туда не прорваться с налёту. Я в плане взлома – полная бездарность. А воздухом оперировать, чтобы использовать его в качестве средства для подсматривания, я не умею. По тонким воздействиям у нас всегда Кэт была…

Кай задумчиво осмотрелся, пристроившись рядом.

– Осмотреться-то и я смогу… А вот взломщик, ты видела, из меня какой. Можно попробовать исказить защиту, но есть риск, что это заметят.

– Не надо искажать. Просто осмотрись. Интересно, честное слово. Что там такого они прячут, чтобы понадобилось вот так массивно защищать этот замок?

– Ну, хорошо… сейчас взглянем, – мужчина привалился к стволу дерева для устойчивости, закрыл глаза, чтобы не мешали. Поймал ближайший ветерок и слился с ним, чтобы уже через пару минут оказаться там, в крепости. Никем незамеченный он скользил ветром по «крепости», заглядывал в каждую щель, буквально затем вернулся в себя. – Не понимаю. Там нет ничего стоящего! Вообще ничего. Это он так паранойей страдает?

– Может, наслаждается? В любом случае, Кай, ты понимаешь, что это значит? С такими параноидальными замашками он не может быть мелочью! На это нужны средства, на такую охрану нужны очень большие средства. Неужели, – Энджел даже затаила дыхание. – Нам повезло, и мы напоролись на очень толковую сошку?!

– Я так понимаю, что да. Зовём Китти-Кэт?

– Нет. Пока не стоит. Соваться в особняк без подготовки и плана – верх глупости, а проследить за этим мы сможем и сами. Или ты хочешь провести с ней время?

– Когда она не в духе? Нет уж, – покачал головой Кай. – Ладно, что делаем с этим типом?

– А когда в духе? – подколола рыженька задорно. – Пока никуда мы не пойдём. Судя по времени, он закрылся в своём особняке уже до утра. Надо оставить магическую метку и походить за ним пару дней. Раз он так резко сорвался в нашу шумную столицу, значит – этому есть причина. Вряд ли мы и наша деятельность. Он сбежал немного до того, как мы появились. А потому, было бы неплохо эту причину найти. Если женщина – значит, поймать и расспросить её как следует, – в зелёных омутах глаз Энджел полыхнули алые искры. – Если же начальство, то осторожно пощупать уже его на предмет осторожного изымания из окружающей обстановки и последующего допроса.

– Попрошу ветер последить, и все…

– Чем-то мне эта идея не нравится. И ты не ответил, насчёт Кэт.

– Когда в духе будет – тогда и посмотрим, – усмехнулся вампир. – Сейчас сделаем метку и…

– Потом, – махнула рукой Энджел, сверкая глазами. На вампирессу напал тот редкий приступ дотошности, во время которого от неё готовы были бежать как можно быстрее и как можно дальше все окружающие.

– Так, ты чего удумала?.. – насторожился мужчина.

– Я-то? Да ничего. Особенного. Так, немножко.

– Энджи…

– Я? – потянулась рыженькая навстречу вампиру.

– Ты, – приобнял он её за талию.

– А что я? – тут же пошла девушка в «несознанку».

– Рыжик, я сейчас опять стану вредным и ворчливым Каем, если не начнёшь «колоться»!

– Тогда я тебя покусаю!

– Ну, кусай!

– Не-а, не буду. Ты недостаточно вежливо этого просишь.

– Тогда рассказывай… – прошептал он на ушко девушке, скользнув по нему губами.

– Что мы будем делать?

– Я – слушать тебя, малышка, – лукаво ответил Кай.

– А я говорить? Не хочу! Хочу… хочу… а давай соблазним Кэт?

– Думаешь, получится?

– Если мы оба приложим к этому усилия?!

– Ну… и какие усилия ты собираешься приложить?..

– Снабжу тебя полезной информацией. Например.

– Я весь внимание!

– А ещё я могу выступать на твоей стороне. И помочь Кэт оказаться в нужное время в нужном месте, – посулила рыженькая интересную возможность.

– Это тоже полезно.

«Только вот проблема в моей заторможенности, явно…» – подумал Кай.

– А ещё я единственная, кто знает слабости Кэт!

– Например?

– О мороженом ты знаешь. А я ещё знаю, что она любит древние корабли.

– Это я уже тоже знаю.

– Откуда?!

– Она спустилась в подвал, где стоит мой драккар, – пожал плечами мужчина.

Зелёный омут рыженькой потемнел:

– У тебя есть свой драккар?!

– Ну да, а что? – Удивился Кай.

– Ну, знаешь! Это же просто всем форам – фора!

– Думаешь?

– Знаю совершенно точно! И если ты согласишься со мной поделиться, я тебе даже скажу, как этой форой воспользоваться!

– Поделиться?.. Чем?

– Почему «чем»? Кем.

– Ну… Как себя вести будешь… – лукаво посулил Кай.

– Хорррошо!

– Ну, тогда ладно… – в голове мужчины мелькнули весьма интересные планы на эту тему.

– Я даже подтвержу свои слова сообщением о том, что наш клиент, на ночь глядя, куда-то намылился!

– Какая хорошая девочка… Видимо, ему очень не терпится, раз взял с собой только двоих из охраны и больше никого. Пойдём, прогуляемся за этим дурнем?

– Да, – решительно кивнула Энджел, первой прыгая с дерева.

Кай усмехнулся и поспешил следом.


***

В особняк Кай и Энджи вернулись вполне себе забавно – через каминную трубу пронёсся поток ветра и оформился в двух вампиров посреди гостиной. Причём девушка – налегке, а её спутник – с кучей пакетов.

– Ощути себя Санта Клаусом, – усмехнулся Кай, сгружая на дворецкого пакеты выбранного спутницей кофе и ингредиентов для выпечки.

– А почему не идиотом? – поинтересовалась Кэтрин, устроившаяся на пушистом ковре в обнимку с двумя затихшими церберами.

– Потому что идиотом себя ощущать не весело. Как поживаешь? – Кай деловито погладил Кэтрин по голове и чмокнул в макушку!

Девушка взглянула в ответ на него совершенно ошалело и крикнула:

– Рыжая, ты его что, где-то по голове стукнула чем-то?!

– Я?! – Энджел показалась из кухни с новой туркой в руках и улыбнулась. – Нет. Не била. Но зато согласись какой он хорошенький!

– Ты его затащила в магазин одежды?!

– И это тоже было… И даже тебе она три пакета накупила, – мужчина рухнул на пол… и улёгся головой на колени Кэтрин.

– У меня появилась третья собачка? – сузились сердито зелёные глаза, пока Энджел со смешком отправилась на кухню, распаковывать кофейные покупки.

– Нет, просто я хочу полежать, а твои колени – удобная подушка, – сообщил Кай, поднял руку и погладил Кэтти по щеке кончиками пальцев. – И ты меня поймёшь, когда она тебя отправить все мерить и показывать ей.

– Она отлично знает, куда она отправится сама после попытки что-то сделать в этом духе.

– Рассказывай, чем занималась.

– Не раньше, чем ты переберёшься на диван и оставишь мои многострадальные ноги в покое.

Кай задумался, затем его лицо расплылось в лукавой улыбке от мелькнувшей шальной идеи.

– Уверена?

– Вполне. Кыш, кыш!

Кай пожал плечами, затем перенёсся на диван.

– Не, так не удобно… – грустно сказал он. – Давай ко мне?

– Нет, – последовал рубленный ответ с ковра, девушке было достаточно комфортно и там.

– Ну и фиг с тобой, золотая рыбка. Я тебя слушаю, Кэтти.

– Ты меня не слушаешь. Ты мне рассказываешь, с какой успешностью вы прогулялись. Должна же ваша сдвоенная удача была принести какие-то дивиденды?

– Мы его нашли.

– Очень подробно и красочно! Вы не могли его не найти, с тем учётом, куда вас понесло. Он уже был найден. Если мне не изменяет память, пока я за ней не слежу, вы должны были проследить за ним и найти, по меньшей мере, его дом. Вы туда попали?

– А об этом пусть тебе Рыжик поведает, – хмыкнул мужчина.

– Рыжик делает кофе, судя по запаху, – Кэтрин потянулась на ковре, потом выгнула спину, потянулась как кошка.

– Вот принесёт кофе и расскажет. А я буду слушать и отдыхать, – Кай задумался. – Пастилу будешь?

– Ты ешь такую сладкую гадость?! – на лице вампирессы появилось искреннее возмущение, впрочем, тут же пропало, когда Кэт взяла себя в руки и вежливо улыбнулась. – Извини, не моё дело.

– Я не ем, я тебе предлагаю. Для меня – слишком приторно.

– А для меня редкостная гадость, которой можно кормить только в качестве пытки.

– Так и запишем.

– Так и запишем, – согласилась Кэт. – Пользуемся чужими откровениями для шантажа.

– Мои мозги устали, так что имею права. И чего ты сегодня постоянно апеллируешь к моим интеллектуальным возможностям!?

– Нивелирую похожесть, – сердито огрызнулась девушка, сев на ковре. Скользнула ладонями по холкам заволновавшихся церберов. И сердилась она, судя по всему, больше на себя, чем на кого-то ещё, словно сидела заноза не то в душе, не то в сердце – а срывалась вампиресса на остальных.

И Кай, словно это поняв, ответил мирно:

– Ну, допустим, я тебя понял… Не ершись.

– Кай, не умничай, а? И я не буду. А ещё лучше, сделай доброе дело, присмотри за рыженькой? – Кэтрин гибко поднялась на ноги. – А я куда-нибудь прогуляюсь.

– Нет уж. Сиди с нами, сейчас Рыжик будет речь толкать.

– И потом успеется.

– Кэт, хватит бегать, – звякнул металл в голосе Кая. – Энджи сейчас принесёт кофе, будем пить и её слушать. Сделай ангелочку приятное и не удирай.

– Вау. Ты и так умеешь?

– Бывает, – опять улыбнулся мужчина.

– А я уж думала, что твоё амплуа обычно «плоский картон».

– Обычно да, но мне поднадоело. К тому же – я обещал.

– Настоящие мужчины всегда держат свои обещания, – Кэтрин, качнувшись через ветер, наклонилась над Каем сверху. – Я слышу запах кофе, и что рыжая полезла в холодильник за моей заначкой. Так что пошли. На кофе я так и быть почти не претендую. Но если она съест моё мороженое, я за себя не ручаюсь.

Выглядела она сейчас достаточно мирно и настолько по-домашнему, несмотря на все её огрызки и подколки, что в голову пришла шаловливая идея. Девушка дёрнуться не успела, как диспозиция поменялась. Кай, лукаво улыбнувшись, пропал с дивана, чтобы оказаться совсем рядом.

– Что? – нахмурилась девушка.

Но Кай вместо ответа просто приобнял девушку и – перенёс обоих на кухню, к рыженькой. Кэтрин сразу же высвободилась, чтобы отобрать у Энджел мороженое, но в порывистых движениях девушки больше не было отторжения и злобы. Скорее, действие было совершенно по инерции.

Рыженькая, ничуть не удивлённая скоростью появления напарников, показала сестре язык:

– Так и знала, что это самый простой способ тебя выманить!

Оставив в покое пакет с мороженым, ангелочек дошла до Кая, запечатлела на его губах вполне невинный поцелуй и отступила к столу:

– Кофе с ирландским ликёром. Для вкуса и запаха. И миндальное пирожное из кондитерской Елены.

«Опять вознамерилась есть всякую гадость», – умерло на губах Кэтрин так и не родившись. Сладости Елены были всё же… вне конкуренции.

Кай улыбнулся вполне искренне и подтолкнул блондинку к столу.

– Вперёд.

Кэтрин что-то рыкнула, сердясь уже явственно на себя. Внутри накатывала волна ярости, пополам с истерикой. Хотелось… Вампирессе много чего хотелось, начать с того, что кого-нибудь прибить на месте. Но… она сдержала своё желание кому-то что-то сделать нехорошее и спокойно села куда указано. Сжала кулаки, постаралась выдохнуть, не привлекая к себе внимания, и посмотрела вначале на Кая, потом на суетящуюся вокруг него Энджел:

– А знаете, вы хорошо смотритесь.

– Чего-то не хватает… – протянул Кай, выразительно посмотрев на рыжую и… подмигнув ей.

– Да…

– Обручальных колец? – невинно предположила Кэтрин.

– Не, это рано пока…

– Тогда ошейники? – голос блондинки стал мягче. – Знаешь, такие, чтобы не убежали далеко друг от друга.

– Кэтти, милая, кушай мороженку, а то Рыжик отнимет, – ласково ответил вампир, хотя в голосе так и читалось: «А то мы с тобой сейчас что-то сделаем…»

Энджел, с укоризной посмотрев на сестру, снова посмотрела на Кая и улыбнулась ему:

– Не обращай внимания. Она просто злится. Не пойму почему.

– Для тех, кто слишком заигрался в любовь, это недоступное знание, – ухмыльнулась Кэтрин, потом подняла руки, когда зелёный взгляд сестры полыхнул настоящей болью и обидой. – Ладно-ладно, ты не заигралась. Это я немного заигралась, вот и ревную тебя по старой памяти, – зеленоглазая бестия откинулась на стуле, так и не прикоснувшись к мороженому, крутанулась на стуле, разглядывая ночь за окном.

Рыжая нахмурилась. Сестра действительно вела себя очень странно. И дело было даже не в том, что случилось совсем недавно. Более того, после того случая с золотом и прочим, Кэт даже не ругалась. Молча посмотрела на Энджел, потом взглянула на Кая и больше к теме одного закрытого долга и разнесённого притона не возвращалась. Как будто не было такого случая в истории или прошлом. И это было тоже не в правилах Кэтрин.

И сейчас, вот что с ней творится? Такая злость на ровном месте и совершенно немотивированная агрессия. И эти слова… Ну, не могла Кэт ревновать кого-то к кому-то. Не умела она. В принципе. Отучили. Выбили, как и ещё некоторую часть эмоций… А кое-что научили воспринимать совершенно по-особенному, жизненно-мудро. Если сама Энджел, что-то признав своим, отпускать это не спешила, то Кэт легко отпускала, с мыслью, что «твоё вернётся, не вернётся – твоим никогда и не было».

Скосив взгляд на мужчину, чтобы взглянуть, как он относится к ситуации, рыженькая с огорчением поняла, что по его лицу понять вообще ничего невозможно. Кай просто отпустил с лица улыбку, вернувшись к спокойствию.

– Энджи, расскажи ей пока о наших успехах, – негромко обронил он, отпив кофе.

Вампиресса, согласно кивнув, грациозно опустилась к вампиру на колени, устроилась удобнее и взглянула на сестру:

– У нас всё получилось. Когда он уходил из особняка, мы сели плотно ему на хвост. Охрана у него была серьёзная – твои бывшие коллеги. Но всё же никто ничего не заподозрил. Мы держались на отдалении, не привлекая внимания. Но, что более важно, Кэт! Кажется, наша добыча куда крупнее, чем мы посчитали с самого начала. Или чем нам говорила Деметра.

– С чего такие выводы? – нахмурилась Кэтрин.

– Во-первых, дом, – Энджел прикусила губу, с разочарованием признавшись: – Мы не смогли туда попасть.

– Почему?

– Потому что там такая защита, что даже ветром туда просто не пройти, не потревожив. Я смог только нащупать цель, но для этого пришлось порядком извернуться. И то – еле-еле. Вскрывать это тоже без толку – едва коснёшься, она активируется. – Кай, приобнявший рыженькую, ещё отпил из своей чашки.

Кэтрин побарабанила коготочками по столу. В зелёных глазах разгорался интерес:

– Даже так? Хорррошо. Вы побыли около того дома и вернулись ни с чем?

– Нет, – Энджел, покосившись на собственную чашку, поняла, что тянуться за ней лень и потянулась к кружке Кая. – Нет. Нашей жертве смирно не сиделось. На ночь глядя он пошёл гулять.

– Ну, а мы – следом, – вампир жадничать и препятствовать экспроприации не стал.

– Далеко ушли?

– Не очень, – Энджел облизнулась, благодарно потёрлась щекой о плечо Кая, а потом снова взглянула на сестру: – Нашей двойной удачи не хватило, чтобы встреча состоялась. А наш… «клиент» оказался слишком мелкой сошкой для того, чтобы ради него поменяли планы. Мы нашли кого-то из мелко-среднего звена и кого-то из самого центра среднего звена, кто, возможно, не просто знает кого-то из высшего круга, но даже вхож в него!

– Ты сама поняла то, что сказала, рыжая? Ладно, сделаем вид, что я поняла по твоему вдохновлённому лицу всё, что ты хотела сказать. И какие теперь у нас планы?

– Рыбалка, – кратко обронил Кай.

– Плохая идея, – тут же отозвалась Кэт.

– Я в переносном смысле.

– А я в самом что ни на есть прямом. Плохая идея.

– Аргументируй?

– Всё просто. Рыбалка подразумевает, что мы закидываем наживку, потом, когда клюнет – подсекаем и вытаскиваем рыбку. Если взять в качестве наживки этого типа… Вы хоть имя его узнали? Мы максимум вытащим кого-то из среднего звена, его контактора. И… все по новой. Не хочу! Мне это надоело. Тащиться, дёргаться, туда-сюда. Сколько можно время терять?!

Энджел вздохнула.

Ну, да. Кэтрин по мелочам размениваться не любила. Была у неё такая опасная, да и мерзкая по сути черта характера. Если уж в омут – то с головой. Если в драку – то так, чтобы в живых никого не осталось.

Дикая, что с неё взять?!

– Вообще-то я имел в виду другую рыбалку. Берём сеть и ловим всех. Так и не засветимся, и информации больше наберётся. Ибо если просто вырвать одно звено – сразу остальные напрягутся.

– Ставить сети – это не рыбалка. Это читерство. Идея лучше… Но ты можешь придумать и получше. Господин стратег.

– Ты свои предложи, миледи критик.

– А, ну, мой план совсем простой, – Кэтрин даже рукой махнула. – Нам нужен контактор и источник информации. А поскольку он в одном лице – нам надо чтобы их стало два, – не найдя понимания в лицах напарников, вампиресса поджала губы и пояснила. – Короче, навестим следующей ночью дом, аккуратно изымем оттуда нашего «клиента» и сдадим его нашим. А сами подменим контактора собой. И отправимся на глубоководную рыбалку, правда, вместо наживки воспользуемся ружьём, но тем даже лучше.

– Ну, тут аж два нюанса. Первый – как ты намерена тихо изъять объект из дома? Второй – подменить его?

– Первый – не проблема. Посмотрю на плетение. Если оно не базируется на истинной технологии Атлантиды, а оно вряд ли использовалось бы ради середнячка – то я его взломаю. Демиан будет счастлив получить ещё пару копий для изучения. Что касается второго пункта, – Кэтрин взглянула на притихшую сестру. – Рыженькая, ты же сделаешь это для меня?

– В такие минуты я её ненавижу, – пробормотала Энджел, чуть крепче прижимаясь к Каю.

– Я не про грим, – покачал головой вампир. – Не все так просто и мелочно у этих деятелей.

С губ Кэтрин сорвался бархатистый смешок.

– Рыженькая, покажи ему.

– Кэт!

– Покажи.

– Но…

– Просто сделай это.

В голосе Кэт звякнули льдинки. Энджел досадливо зашипела, прижалась к Каю, пряча лицо… а спустя мгновение на него уже смотрела Кэтрин…

Отличий не было никаких. Вообще. Не просто внешность, но и одежда, и аура. Было скопировано всё до мелочей. В том числе и тот самый цитрусово-грозовой запах, сопровождавший белокурую вампирессу.

И если бы не то, что настоящая Кэт, сверкающая злющими глазами, всё так же сидела напротив, можно было бы решить, что сёстры поменялись местами за долю секунды.

Кай только вздохнул.

– Хорошо, будь по-вашему.

Удивляться выкрутасам этой парочки вампир уже перестал, к тому же опыт общения с другими близнецами говорил – близнецы и слово «нормальный» – антонимы.

– Будь так будь. Или у тебя какие-то возражения? И, рыжая, или вернись в нормальную форму, или сгинь с его колен! Мне смотреть на тебя… – Кэтрин замолчала так резко, что даже дыхание перехватило.

Энджел поймала ветряные потоки и нависла над сестрой уже в своём настоящем виде:

– Какие-то проблемы?

– Не подходи к нему в моем виде!

– Завидно?

– Нет. Сказать можешь лишнее. И показать тоже. И вообще…

Энджел наклонилась к сестре чуть ниже, её рыжие локоны скользнули по щеке второй девушки, по шее. Следом за ними «ангелочек» погладила пальцами плечо Кэтрин, там, где было что-то невидимое для Кая. А потом наклонилась, сдвигая край рубашки и целуя что-то:

– Извини…

Кай сухо кашлянул и достаточно громко поставил кружку на стол. Похоже – напоминая, что если они хотят что-то от него утаить, то стоит вспомнить, что он ещё тут. Следом чуть скрипнул по полу стул, расставшийся с седоком. Мужчина решил не мешать дамам побыть наедине.

Впрочем, этого не требовалось. Ладонь Кэтрин скользнула ободряюще по макушке сестры, и она сама поднялась, отстранив бережно рыженькую в сторону.

– Иди спать. Только адрес мне скажите, где дом. Хочу глянуть на плетение, чтобы знать, к чему завтра готовится. Заодно, может приготовлю с собой пару отмычек.

Кай прищёлкнул пальцами, при помощи ветра подхватив ручку и написав на салфетке адрес дома.

– Будь осторожна.

Кэтрин взглянула на него и, протянув за салфеткой руку, поблагодарила:

– Спасибо.

Мужчина чуть склонил голову, а ветер от салфетки скользнул по руке девушки, мягко погладив, оплетя и чуть сжав ладошку, затем запястье, словно целуя кожу.

Улыбка вампирессы стала немного напряжённой, потом она кивнула сестре:

– Кажется, сегодня тебе придётся за ним присмотреть. Увидимся завтра ночью, голубки. И поспите днём хоть немного, сонных мух на дело не возьму!

И… пропала.

– Язва, – пробормотала Энджел грустно.

– Именно, – согласился Кай, послав лёгкий подзатыльник вдогонку блондинке.

До него донёсся смешок, слова: «Не попал», и даже ветер потерял следы Кэтрин.

– А теперь, – рыженькая вампиресса повернулась к Каю, шагнула и обняла. – Мы идём спать, ага? А то ещё немного, и я свалюсь тебе под ноги. Тебе придётся брать меня на ручки, нести в кроватку, петь колыбельную, а с утра пораньше, защищая мой сон, беречь меня от двух голодных церберов.

– Пойдём спать, – приобняв девушку за талию, Кай перенёс обоих прямо в спальню. Им действительно стоило выспаться, а времени на это оставалось не так уж много…


Наверх || Глава 17. Свидетель – кровь


Особняк дремал, словно уставший, набегавшийся за день пёс.

Узкий серп луны скрылся за тучами, поднявшийся ветер трепал ветви деревьев, отчего вниз то и дело сыпались то листья, то сучки.

Если бы не завывания труб, можно было бы сказать, что тишина здесь была почти естественная.

Охрана передвигалась неслышными шагами снизу, согласно графику. Каждые пятнадцать минут в шахматном порядке охотники сменяли друг друга. Насколько Кэтрин видела, они действительно были охотниками. И не самыми плохими. К плетению щитов на этом огромном псевдозамке она пока даже не присматривалась, изучала окружающий мир, отпечатывала его в своих глазах и своей душе.

А вот к ветру практически не прибегала, положившись больше на свой опыт и свою интуицию. В этом местечке что-то было не так. Ни один нормальный человек, сколь угодно бы он ни был могущественным, не наймёт просто так в охрану только охотников на вампиров.

Это было нелогично, глупо. По сути дела, даже бессмысленно! К тому же, в ассортименте того оружия, что у охранников было при себе, не было ничего открытого серебряного. Грубо говоря, серебряные кинжалы, мечи были тщательно зачехлены. Сюрикены, метательные кинжалы и прочая амуниция подобного рода – была не серебряной.

Цепи, плети, кнуты – которыми были некоторые вооружены, не имели в своём составе серебряного плетения. Более того, насколько Кэтрин могла увидеть, серебро, чистое серебро против вампиров было только в одном месте – в огнестрельном оружии.

Если хозяин особняка так боялся вампиров, почему так паршиво были вооружены охотники? Не потому ли, что в охране были и вампиры?

Тряхнув головой, Кэт закрыла глаза, опускаясь снова в гамак из ветряных линий. Что-то было не так.

Этот особняк, его охрана. И ничего действительного важного или сложного внутри. Что-то уж больно просто. И глупо. Словно ловушка. Но уж точно не на них.

Могли здесь и сейчас ждать кого-то в гости?

Возможно…

И это было не самым приятным сюрпризом, который окружающий мир мог бы преподнести.

Впрочем, вся эта история была очень мерзкой ситуацией, с которой надо было что-то сделать. Как можно быстрее и толковее.

– Тебе не кажется, – Кэт лениво приоткрыла глаза, находя взглядом появившегося Кая, – что есть здесь… настораживающий момент? Я кожей чую неприятности, но не могу понять, что именно упускаю из вида.

– Мне кажется. Но я пока не могу понять, что тут не так, – мужчина прислонился к дереву, видя собеседницу лишь краем глаза. – Ты принципиально говоришь одно, а делаешь обратное, Кэтти?

– Ничего обратного я не делала. Я обещала туда не лезть, я и не лезу. Просто чтобы понять, как мне ломать всё это потом, надо посмотреть, что вообще ломать надо. Знаешь, будет очень весело, если я начну ломать, а окажется, что тут полно вампиров, которые только обрадуются возможности порвать меня на кусочки. В отличие от рыженькой, которая в таких случаях может сама измельчить всё, что имеет несчастье двигаться, я максимум смогу прихватить с собой на тот свет максимальное количество напавших.

– Разумно. Но в следующий раз – предупреждай, потому что я уже ничему не удивляюсь… Давай проговорим, может так поймём, что упустили. На первый взгляд, хозяева боятся вампиров, вот и созвали охотников. На второй взгляд, у тех самых призванных охотников нет холодного оружия с серебром, чем они собирались воевать? На третий – я вижу ещё и вампиров в охране, и тоже совсем не новичков на цепи, а обученных бойцов. Плюс вся эта компания взаимодействует слишком чётко, словно это сбитое подразделение, работающее только таким составом и такой схемой. Ничего не упустил на первом витке?

– Как ты увидел вампиров?! – опешила Кэт, даже подавшись вперёд. – Я их просчитала, но не увидела.

– Смотри не на ауры, они опечатаны, я так тоже умею. Смотри на пластику, на шаг, на положение рук, взгляд, напряжение мышц. Это наёмники без кланов, кажется, «Кленовая ветвь». Принципиально они не принадлежат какому-то клану, но и не изгнанники. Они просто никогда в кланы не входили. Для примера вон того возьми, – указал на самого обычного охотника вампир. – Присмотрись, заметишь характерные черты. Ни одного Мастера-боевика я не вижу, но они и не будут патрулировать дворики.

Вампиресса хмыкнула, но вместо того, чтобы смотреть, куда было указано, подалась к Каю, рассматривая его более чем заинтересовано:

– А ты это откуда знаешь?

– Вампира, основавшего крупнейшее подобное объединение, обратил и обучил я, – пожал плечами мужчина, перевёл смеющийся взгляд на девушку, – и устав у того объединения списан с моей дружины. А «клёны» появились заметно позже и многое переняли.

– Как интересно… А тебя по дороге не подменили, нет? А то как-то ты не очень сам на себя похож.

– Ай, ну, этого зануду, он разучился веселиться по-настоящему. Изучить врага с красивой девушкой – такая прекрасная прелюдия… – буквально промурлыкал вампир.

– Хм, – Кэтрин отстранилась, только в зелёных глазах интерес не угасал. – «Этого зануду»?

– Ну да. Зануду, ледышку, зови, как угодно. Механизм, а не воин, стыдно прямо… а в таких делах, как воительницы и война механизму делать нечего.

– А почему стыдно?

– Кэтти-Кэтти-Кэтти, ну ты меня умиляешь… А тебе не стыдно? Стоит такое вот рядом, бурчит, что голем заглючивший. Фя… А тут такая красавица с кипящими страстями в сердце и горящими глазами, – мягко скользнув пальцами по щеке вампирессы, Кай приблизился словно хотел поцеловать её, но лишь легко коснулся женских губ своими. Проведя затем губами едва уловимую линию по щеке до уха Кэтрин, он прошептал тем интимным полушёпотом, который уместен разве что между любовниками, оставшимися, наконец, наедине: – а ещё механизму никогда не достичь Небес и не вознести в них других, согласна со мной, Кэтти-Катенька-Котёнок?

Вампиресса негромко засмеялась:

– Кажется, я дождалась? Интересного знакомства. А ты… ничего. На подвешенность языка. Как насчёт боевых качеств? И, Кай, не называй меня котёнком.

– Увы, многое мне недоступно, надеюсь, только пока, – улыбка мужчины на миг увяла, но тут же сменилась лукавой усмешкой. – Но кое-что я все же могу, и, смею предположить, тебя это не разочарует. А, по поводу «котёнка» – так скажи мне, как тебя называть, краса моя, и я охотно приму твоё пожелание, доказанное делом.

– Оу, балабол. В точности, как и положено воплощению ветра, – протянув ладонь, Кэт накрыла рот вампира. – Помолчи немного. Кажется…

Тихий не то шорох, не то шёпот доносился из особняка. Не живой, не мёртвый, не магия и не техника. Что-то вроде гармоничного сплава всего и сразу.

Интуиция взвыла дурным голосом.

Светлые волосы тихо щёлкнули разрядом серебристых искр. Вампиресса нахмурилась, глядя на особняк.

– Предлагаю отсюда смыться, – предложила она негромко. – Потому что сейчас от этого места ничего не останется. Это бомба.

– Эх, жаль, а я-то хотел, наконец, разгуляться… – проговорил, нахмурившись, Кай, легко прикусив палец спутницы. – Ну, что же, веселья нас лишили, но без танца – я тебя не отпущу!

Не дав вампирессе ответить, мужчина привлёк её к себе, словно увлекая в стремительный вальс или страстное танго, и в первом же пируэте их подхватил и унёс шаловливый ветер.

Свечи в дорогом ресторане, только для своих, мигнули, опуская на мягкий и достаточно узкий диванчик двоих.

Кэтрин, поправив гриву волос, огляделась по сторонам, взглянула на свой совершенно обычный вид, не соответствующий месту, пожала плечами и явно не подумала о том, что неплохо было бы хотя бы накинуть иллюзию.

Куда больше её интересовал этот новый Кай и, как ей казалось, чуть более настоящий.

– Палец-то отдай, – сообщила она негромко, наклонив голову.

– Только ради твоей улыбки, – со смешком сообщил Кай, отпуская палец девушки.

– Думаю, это та оплата, которую я не смогу внести… – Кэт, перегнувшись через плечо вампира, прислушалась к воздуху.

Слабая вибрация прокатилась по занавескам, заставила задрожать лепестки астр в вазе на столе. Особняк, в который они хотели влезть, только что почил в бозе.

– Взорвали свои же. Вот почему этот человек не встретился с тем, с кем должен был – готовились его убить.

– Значит, ты мне должна желание, – легко согласился вампир. – Жаль-жаль-жаль… не, не человека, а упущенную возможность. Ну да не суть. Другая подвернётся.

– Если будем втроём, вполне возможно, – согласилась Кэт, неожиданно снова замыкаясь в себе. – Желание? Нет. Я тебе не доверяю настолько, чтобы пообещать что-то настолько глупое.

– Кэтти-Кэтти-Кэтти, а я и не прошу тебя мне доверять настолько. Для глупых желаний нужно не доверие, а глупость, вот глупость и сделаешь, когда соскучишься. Ну, чего ты скисла? Кто тебя против шёрстки погладил, кого подать на блюде, как порося на стол ярла?

Тихий смешок был ему ответом:

– Какой ты чудной. Почему ты не с рыженькой? Она уже вот-вот проснётся. И думаю ей такое знакомство понравилось бы куда больше, чем мне.

– Ей не важно, тот или этот, именно потому она меня и не знает, – пожал вампир плечами. – К тому же, в моем видении оптимального развития ситуации, к ней мы отправимся вместе, вот ты и познакомишь. Я не знаю, когда «упущу весло», так что прекращай киснуть, да переживать, берсерку-бесёнку ничего не грозит, кроме шока от нашего визита.

– Бесёнку? – Кэт оттолкнулась, разрывая расстояние, снова изучая лицо мужчины. И уже в который раз интерес в её зелёных глазах начал гаснуть. – Да. Она бесёнок. Нет, я не хочу никого ни с кем знакомить. У меня… свои планы. Думаю, тебе лучше вернуться домой. Дальше я погуляю в одиночестве.

– Хорошо, Кэт, в этот раз я уступлю. В этот раз… – задумчиво протянул он, глядя на собеседницу. Впрочем, по всей видимости, уступать просто так он не собирался. – А это – чтобы ты не забыла.

Не давая Кэтрин ускользнуть или воспротивиться, Кай подался вперёд, сначала ловя её неожиданно уверенным взглядом человека, привыкшего повелевать, а потом целуя. Через этот двойной контакт на вампирессу обрушилось что-то, чему не было места здесь и сейчас. Солёные брызги холодного моря, мощь всесокрушающего шторма, уверенность и сила князя, ведущего свой драккар сквозь этот шторм туда, где вода окрасится кровью врага, весёлый, но жёсткий взгляд, глядящий сквозь века и идущий к ним с гордо поднятой головой и обнажённым мечом. Ревущий, вольный шторм и холодная сталь…

Первой реакцией было то, чего и следовало ожидать, отпрянув и разорвав нить магическую, девушка от души ударила вампира по щеке. Не особо больно или опасно (при их-то регенерации), но всё же… Не самое приятное, что могло случиться, особенно с таким вампиром.

А вот потом…

– Ты не он, – пробормотала она сердито. – Ты только пахнешь им, выглядишь, как он. А я хочу его, не тебя. Так что, – ткнула Кэтрин острым ногтем в грудь Кая. – Держись от меня подальше. Ты не настолько интересен.

– Разумеется, – потерев щеку, улыбнулся Кай. – Я – не он, а то, что осталось, помимо ледышки. До скорой встречи, Кэтти… надеюсь – уже настоящей.

Порыв ветра размазал его черты, скользнул вокруг Кэтрин, ласкающе касаясь шеи, и все, она осталась одна, окружённая остаточным флёром присутствия того, кого давно уже не существовало. Того, кто намеревался вернуться, собрав себя воедино.

Вампиресса посидела ещё немного, покачивая ногой в воздухе, о чём-то размышляя.

Потом подозвала официанта, заказала пару бутылок вина, кофе с корицей, пустой таз и «чтобы никто не беспокоил». Вокруг Кэт сгущалась некая сила, тягучая, солёная, пряная.

Вампирессе надоело ходить вокруг да около, а ветер шепнул, что у особняка осталась чужая кровь. Магия крови отлично подходила не только для того, чтобы убивать или защищаться, она была ещё и великолепным средством для того, чтобы выслеживать, изучать и познавать.

Это могло быть ловушкой, да. Но Кэтрин хотелось заняться хоть чем-нибудь, хоть чем-то, только бы не вспоминать осколок личности того вампира, с кем ей хотелось не просто познакомиться… кого ей хотелось увидеть ещё раз. Опять… Снова…

Потому что в прошлый раз она так и не поблагодарила его. Потому что в прошлый раз, она так и не смогла даже узнать его имя. Потому что в прошлый раз князь Кайонаодх стал тем, кто спас её саму, но даже не узнал об этом.

Что ж, раз есть осколок, то и настоящий князь где-то там, внутри. И пришедшая на помощь тропа Небес, и эти оговорки.

Кэт собиралась выяснить всё, что можно и что нельзя тоже. И не собиралась ни с кем делиться информацией или планами.

Свидетели только мешали. Их нужно было убрать или сразу не допускать. Ни к чему.

По губам вампирессы, когда она уходила из ресторана с весьма странным багажом, бродила злая усмешка.

Но только ветер был её свидетелем…


Понежившись в кровати и от души потянувшись, Энджел зевнула и села резким рывком, огляделась, нашла взглядом Кая и расплылась в пакостной усмешке.

Волна изменений расплескалась по её телу, чтобы уже спустя мгновение, к вампиру начала подбираться Кэтрин.

Вампир продолжал сладко дремать, даже не подозревая о том, что на него надвигается… вернее – кто.

Протянув руку, девушка скользнула кончиками пальцев по мужской щеке, очертила линию скул, подбородка и потянулась к губам.

И ничего не предвещало неожиданностей, если бы спящий мужчина вдруг не проснулся… неожиданно резко. Прикусив кончики пальцев шалуньи, он стремительным движением перебросил её через себя, нависая над вампирессой в самой двусмысленной позе… или слишком недвусмысленной?

– Ой, – вампиресса захлопала вопросительно глазами, разглядывая мужчину. – Ух ты! А ты… кто?

– Я это я, – не отпуская пальцев девушки, произнёс вампир, скользя ладонью по её бедру вверх. – А ты – моя шаловливая добыча…

– Разве я похожа на добычу? – удивилась рыженькая, скидывая с себя чужую шкуру и заинтересованно рассматривая такого незнакомого напарника.

– Разумеется. Я тебя поймал, и теперь решаю, что с тобой сделать, – отпустив пальцы рыжика, мужчина наклонился к её шее, целуя и чуть пощипывая кожу. Подобравшись к ушку, он легко мазнул по нему губами. – Какая сладкая девочка… удержаться так трудно.

– Кай? – в голосе рыженькой прозвучало ещё большее удивление. Он целовал не так, двигался не так. Говорил не так. А по ощущениям… Она не могла понять. Тьма внутри неё не считала, что рядом с ней чужак, а ветром Энджел попросту не умела оперировать так как сестра. На мгновение возникло желание позвать на помощь, но от кого прятаться? От себя? И вообще от чего?

Просто… тот Кай был более простым и понятным, этот – чем-то отдалённо пугал.

– Да, так меня зовут. А у тебя сомнения, мой рыженький бесёнок? – лукаво улыбнулся мужчина, продолжая изучать свою «пленницу» лёгкими прикосновениями и поцелуями в самых чувствительных или неожиданных местах. Он словно пробовал её на вкус!

– Ты не такой… – рыженькая попыталась осторожно высвободиться.

– Конечно. Я не зануда отмороженный, – охотно согласился мужчина, тут же прижимая Энджи к постели. – Меня не нужно бояться, Рыжик, ни тебе и ни Кэтти.

– Отмороженный? Ты не был отмороженным… Не мог бы ты меня отпустить?

– Был-был. Мог бы, но зачем? Даже зануда не захотел бы тебя отпускать, Солнышко, а у меня с выдержкой заметно хуже. Впрочем, если ты предпочитаешь ледышек – можно устроить… – задумался вампир, машинально играясь с рыжим локоном ангелочка.

Проведя нервно рукой по его щеке, Энджел нахмурилась:

– Как так? Ты он, но ты не он. Он спокойнее, выдержаннее. Не такой. Но ближе настоящему… ты?

– Две грани одной личности, ничего удивительного. Он – более стабильный, потому что холодному механизму все равно, что происходит вокруг, собственных желаний и интересов у него не так уж много. А я… я давно не просыпался, с тех пор, как личность была разбита и утратила стержень. – Кай наклонился к лицу девушки, глядя ей в глаза. – Кого предпочтёшь ты, бесёнок-ангелочек? Холодный механизм, или искру веселья?

– Я тебя удивлю, – с вызовом сверкнули зелёные глаза. – Такой, как ты, не в моём вкусе.

– Удивила, – со смешком согласился вампир, ложась рядом с девушкой. – Хорошо, я ухожу… можешь принести пока кофе, разбудишь – получишь своего зануду. До встречи, бесёнок…

Уже засыпая, мужчина поцеловал рыженькую в плечо, оставив едва заметный след, который сойдёт за несколько минут.

Энджел полежала всего несколько минут, пытаясь успокоить дыхание.

Но когда она варила кофе – её пальцы ещё дрожали.

А Кая разбудила совсем не она, прокравшись в спальню, лукавый ветерок дёрнул за покрывало, скользнул холодящим прикосновением под рубашку, запутался в волосах.

В отличие от «весёлого» привычный Кай проснулся спокойно, без неожиданных выходок. Открыв глаза, он посмотрел в потолок, затем приподнялся на локтях, принюхиваясь и осматриваясь.

– О, – Кэтрин, сидящая на подоконнике, боком к нему, помахала рукой. – Привет тебе, о зануда.

– И тебе, Ворчалка, – смерил её взглядом мужчина. – Не буду спрашивать, чего ты ждёшь в моей спальне, потому что есть более важный момент – кофейным духом пахнет, а Рыжика не наблюдаю… Пошли завтракать?

Хохотнув, Кэт оттолкнулась от подоконника, наклонилась над Каем, точно так же, как всего недавно – рыженькая. Изучающе прошлась взглядом сверху вниз.

– Итак? Ты помнишь?

– Кэт, ты, в моей постели, в таком провоцирующем виде… видимо, что-то я ещё не помню, но перемена мне нравится, – задумчиво протянул вампир.

– Ха! Отличные новости, – соскочив с постели упругим движением, Кэт двинулась к дверям, что-то напевая себе под нос. И на глазах весьма странное настроение, в котором она находилась, сменялось хорошим.

До Кая донеслось следом:

– О! Кофе в постель? Ничего, он подождёт, мне нужнее!

И судя по вскрику рыженькой, порцию кофе, сваренного для вампира, Энджел до него так и не донесла. Конфискация состоялась по дороге!

– Почему мне кажется, что я не хочу помнить? – пробормотал Кай. – Но блондинку надо воспитывать – покуситься на святое это уже верх наглости даже для неё…

Энджел заглянула в спальню с пустыми руками:

– Извини. Отобрала. Ты подождёшь? Или пойдёшь на кухню? Она какая-то неадекватная, я уже её начинаю бояться. Она, оказывается, приволокла десять коробок с пиццей и пару банок с кровью. При этом одно «еда», второе «работа».

– Я её сегодня тоже не узнаю… Пошли, мне нравится наблюдать, как ты колдуешь над кофе. А «работа», я полагаю – пицца? – одевшись в домашнюю одежду, мужчина подошёл к рыженькой. – Ты чего на меня так странно смотришь?…

– Ничего, просто рада тебя видеть, – потянувшись вперёд, рыженькая деликатно коснулась губами мужских губ и отступила танцующим движением. – А ещё я хочу мороженицу, домашнюю. Ты не против?

– Не против. Выбирай, закажу. Пойдём, Рыжик, а то вместо кофе придётся употребить тебя, и тогда Ворчалка нас не дождётся точно…

– Я не против. Но, знаешь, если оставить ей все коробки с пиццей, она объестся, растолстеет, а потом будет издеваться!

– Зато мы сможем отправить её на тренажёры, а сами будем пить твой кофе и комментировать её избыточный вес. Но ты права, пиццей делиться с ней нельзя, я ещё не отомстил за конфискованный кофе!

– Это хорошая идея.

Рыженькая двинулась в кухню первой.

– Которая? – Кай пошёл следом, спокойный и привычный, никакой порывистости того, «утреннего».

– Отомстить за конфискованный кофе, конечно, – Энджел засмеялась, взглянув на Кая через плечо, открыла дверь и, взвизгнув, нырнула на пол.

Кровавые плети, закрутившись, промчались над её головой и расплескались где-то на полпути. Обратно в сторону кухни по воздуху поплыли мириады вращающихся кровяных капелек.

– Я не знаю, чего я не помню, но теперь я уже боюсь вспоминать… Что бы там ни было, но твоя сестра рехнулась, – прокомментировал мужчина, поднимая рыжую с пола и забрасывая её на плечо, точнее – через плечо.

– Ой! – Энджел стукнула ладошкой по спине Кая. – Поставь меня!

– Я не рехнулась, – Кэт, появившаяся в дверях, с удовольствием поедала огромную пиццу, облизнула пальцы и собрала кровь в единый компактный шарик. – Кровь принадлежит мёртвым. Они не хотели со мной общаться. Ну, это их проблемы, не так ли? Я хочу знать. А ещё, да. Как вы смотрите на то, чтобы прогуляться до одного из небольших баров?

– Неплохо, но сначала надо поесть, кофекрадка. Рыжик, не колоти меня, а то у меня тут в заложниках твоя корма, могу и сдачи дать!

– Нельзя! – возмутилась рыженькая. – И вообще, поставь меня на место.

– Не ставь, – подсказала Кэт, – в таком случае мне достанется больше пиццы, а тебе не достанется кофе. Ибо кофейник я уже опустошила.

– Кэт, тебя подменили? – Кай поставил рыжую на пол около кофейника и перехватил пиццу прямо из-под руки Кэтрин.

– Не-а, тебе кажется, – сверкнули в его сторону насмешливо зелёные глаза. – А пиццу таскать нехорошо. Хотя… Ты взял мою самую нелюбимую, да, так что прощаю.

– Тебя точно подменили… Рыжик, не ушки грей, а вари кофе, пока эта ворчалка не съела всю пиццу.

– Сейчас будет, – бросив взгляд на сестру, явно озадаченный, Энджел прошла к кофейнику.

– Итак, – Кэт облизнула губы, прошла к холодильнику за молоком, намеренно задев бедром Кая. – У меня есть информация, хотите знать?

– Вещай… – мужчина задумчиво смотрел на блондинку, жуя пиццу.

– В чревовещательном режиме или можно говорить нормально?

– Говори нормально, а мы пока завтракать будем.

– Какой благородный! Спасибо тебе огромное, витязь ясный, что разрешил говорить нормально!

– Не за что, красна девица. Вещай уже, язва.

Энджел только взгляд переводила между ними и абсолютно не понимала, что происходит.

– Окей, – Кэт, вытащив ещё один ломоть пиццы, пояснила: – Всё просто. Тот, кого с такой удачливой лёгкостью выцепила Энджел – не наш клиент. Это был местный тип, владеющий одной из точек по продаже бессмертия. А тот, кто отдал приказ на зачистку, относится к средним классам. Судя по тому, что знал мой разговорчивый клиент, лет ему побольше тысячи уже будет. Это, конечно, вряд ли. Но! Вот тут наступает самое интересное. Из «точки продажи» сбежали две дойные коровки, и этот самый «тысячелетний» окопался здесь, чтобы их найти! Так что, у нас есть шанс получить потрясающий источник информации! Что скажете?

– Что ты опять действовала за нашими спинами, никого ни о чём не предупредив. Однажды тебя это доведёт до неприятностей… но ты молодец, и надо эту информацию заполучить, – приняв кружку от рыженькой, Кай устроился в кресле с кофе и пиццей. – Есть идеи, где их искать? Или этим заняться мне?

Кэтрин хмыкнула, кровяная завеса вокруг неё расплескалась и снова собралась.

– Я не действовала. Кровь собралась и пришла ко мне сама. Я туда даже близко не подходила. Моя удача уже успела сдёрнуть. Рыженькая, прекрати так на меня смотреть, словно я разобьюсь. Не планирую. Пока.

– Ты на мой вопрос так и не ответила. Рыжик, подбери челюсть и садись завтракать, а то останешься голодной.

– А… Ага… – Энджел уселась в стороне от обоих. – Вы оба ведёте себя как шулеры! – сформулировала она неожиданно своё ощущение. – У вас на руках козырные карты, но не хватает до комплекта не то одной, не то двух, и вы активно блефуете, чтобы получить нужное!

– Энджи, я вот сейчас не понял, ты нас ругаешь или восхищаешься?..

– Кажется, и то, и другое разом…

– А чего больше?

– Всё-таки восхищения, потому что вы стали хорошо ладить!

Кэт подавилась пиццей.

Кай тоже, и даже, о ужас, чуть не разлил кофе!

– Кажется, только что был балл точно не в нашу пользу, – пробормотала Кэтрин.

Энджел взглянула на неё лукаво и засмеялась. Спустя мгновение к её смеху присоединилась и сама блондинка.

Не удержавшись, засмеялся и мужчина, на бесконечно долгое мгновение став тем, настоящим, кого так не хватало этому дому.


Наверх || Глава 18. Две грани одной личности


Перед походом в бар все разошлись переодеться, но, как известно, мужчины это делают заметно быстрее. Вот и Кай, управившись первым, устроился в гостиной ждать девушек. Он не просто ждал их, он, наконец, вспомнил события прошедшей ночи и утра… Не сказать, что его это сильно обрадовало, но – уж как есть. С тех пор, как собственная личность разлетелась на осколки, у вампира был небольшой дефект памяти – самая стабильная его грань доминировала, но, если вылезал «весельчак», его память «подгружалась» не сразу. Дело было в том, что вторая грань испытывала эмоции и имела возможности, недоступные первой.

Однако сейчас он всё вспомнил, и мужчину удивило содержание «свидания» с Кэтрин. Там она была… другой. Из-за этого она так себя вела сейчас? Вопросы, одни вопросы…

Первой в гостиной появилась рыженькая. В своём амплуа чудесного ангелочка. Рыжие волосы были зачёсаны в два хвоста, зелёные глаза радостно искрились. Белое платье вилось вокруг ног, розовые ленточки на подоле и на рукавах не выглядели неподходящими и неуместными. И в итоге не хватало разве что пары крылышек за её спиной.

– Почему она говорит, что ко мне пристанут?! А она помогать не станет?! Кай, со мной что-то не так?! – пробормотала расстроенная рыженькая, вцепившись в маленькую розовую сумочку и хлопая ресницами на Кая.

– Да. Потому что ты выглядишь милым невинным ангелочком, которых очень любят нехорошие дяди. То есть опять будешь нашим магнитом для неприятностей. Так и быть, я помогу… но сугубо из собственнических побуждений – приставать к тебе могу только я, ну, и, если будет себя хорошо вести – Ворчалка.

– Я… я… – ресницы дрогнули, кидая тень на щёки, в следующий миг Энджел уже подходила скользящей походкой к Каю. – А знаешь, а давай мы никуда не пойдём?

– Рыжик, договорились уже идти спаивать и соблазнять твою сестру… – приобнял Кай ангелочка за талию.

– Тшшш, она услышит, – сделала Энджел страшные глаза. – И будет на нас шипеть. Она сегодня вообще странно себя ведёт!

– Значит, у нас есть гипотетический шанс на успех!

– Думаешь? – скептически пробормотала рыженькая, опускаясь к Каю на колени и положив ладони ему на плечи. – Мне что-то в это не верится. Особенно… с учётом того, что было сегодня…

– Ты о краже моего кофе и горе пиццы?

– Нет, я про тебя!

– Почему ты испугалась?.. – поинтересовался задумчиво вампир.

Рыженькая нахмурилась, потом пожала плечами:

– Тот – страшный. Нестабильный. Слишком резкий. Ты другой – надёжный, ты спокойнее, безопаснее, мягче.

– Ясно… Какие у вас противоположные вкусы…

– У нас? И странное поведение… Кэт виделась со вторым?!

– Да. И была уверена, что он тебе понравится.

– Она прямо так и сказала? – удивилась Энджел. – Вот прямо слово в слово?

– Сказала, что знакомство с ним тебе будет приятнее, чем ей. Как-то так.

Рыженькая задумалась.

И почти тут же, спасая не то её, не то Кая, раздался мягкий, чуть томный голос:

– О чём секретничаете?

Мужчина чуть сместился, чтобы увидеть Кэтрин… вернее, её новый образ.

Она не стала слишком сильно отступать от привычного, но всё же…

Если рыженькая была воплощением ангелочка, не хватало разве что крылышек, этой можно было смело дорисовывать хвост и очаровательные рожки.

Чёрная мини-юбка, черные высокие сапоги, белоснежная блузка, застёгнутая почти до упора, чёрный жакет и декоративный кнут (впрочем, декоративный ли?) Такой вид мог бы быть деловым, были бы длина сапог и юбки пониже, а так… Соблазнение, но не похоть. Страсть, но не бездумная. И никакого обаяния, только соблазн в чистом его виде.

– М-да… мне от обеих придётся народ гонять?..

Натянув коротенькие перчатки с отрезными пальцами, совершенно определённо байкерские, Кэтрин приподняла бровь. Светлые волосы, забранные в греческую косу, подходили её стилю, но эти оставленные прядки и эта линия шеи…

Тряхнув головой, Кай отогнал настойчиво вылезающую «весёлую» грань личности. Эти две девчонки определённо на него дурно влияют…

Кэт же вытащила из чёрной сумочки помаду, демонстративно подкрасила губы и поинтересовалась:

– Итак, мы отправляемся? Я предлагаю прибыть как все нормальные люди, на транспорте, а не иллюзиями и не ветреными вспышками, чтобы не спугнуть удачу. А то вдруг она не любит ветреную погоду?

– Да легко. Я вас даже подвезти готов, – Кай аккуратно встал, придержав ангелочка.

– Я на своём коне, благодарю. Рыженькую прихвати, а то ещё потеряется ребёнок.

Энджел вспыхнула и спрятала лицо на плече у мужчины.

Кэт хмыкнула и двинулась к дверям первой.

– Адрес на визитке. Визитка приклеена на двери, – промурлыкала она. – Кто последний приходит, тот оплачивает выпивку.

– Договорились, Вредина. До встречи на месте… и готовься платить!

Подхватив рыжую под локоток, Кай поспешил с ней в гараж – к машине… а то действительно потеряется бесёнок!

Энджел даже и не сопротивлялась. Послушно села рядом с водителем, абсолютно послушно пристегнулась и о чём-то задумалась.

– Рыжик, не спи… – щёлкнул её легонько по носу водитель, утопив педаль газа в пол.

– Я не сплю! Я спу… спу…. Короче, я не делаю того, чего ты на меня наговариваешь! Я пытаюсь понять, почему у меня такое ощущение, что она меня обманула!

– В чем?

– Да вот ещё бы понять. Когда-то, – девушка отвела взгляд на пролетающие за окном дома, машины, витрины магазинов. – Я её понимала. Могла… понять её даже лучше, чем саму себя. А теперь зачастую не могу себя-то понять, а до неё… Её обучение, моя дрессировка и то, как меня ломали. Между нами такая огромная пропасть, которую невозможно преодолеть…

– Все возможно, если захотеть, приложить силы и время.

– Прилагаю. Только пока не получается…

– Получится. Так все же, где она могла тебя обмануть?

– Возможно. Если ты будешь на моей стороне, то возможно и получится… Не знаю, Кай. Мы не живём вместе, мы не работаем вместе, мы не общаемся практически! Даже то, что мы жили в квартирах по соседству, было лишь уступкой, на которую она согласилась пойти! И при этом она всегда, всегда, всегда за мной присматривала…

– Да куда я от вас денусь… и белобрысой мозги вправим, чтоб не выпендривалась. А ты не кисни, тебе не идёт.

– Амплуа ангелочка, да… Но при этом, – Энджел взглянула на Кая из-под ресниц, – она тебе больше нравится.

– Энджи, трюк не пройдёт.

– Да-да, он никогда не проходит. Когда кто-то нравится мне, этому кому-то нравится Кэт… И всё заканчивается всегда очень плохо, – вампиресса прижалась щекой к окну. – Я так устала…

– В этот раз будет иначе. Иначе Деми бы нас не свела в одну кучку… – протянув руку, мужчина погладил ангелочка по щеке.

– Провидица Неведомого клана, – в зелёных глазах Энджел, когда она взглянула на Кая с благодарной улыбкой за ласку, мелькнули алые отсветы. – Что-то в этот раз близнецы своё крутят…

– Это да. Но я не возражаю

– Им повозражаешь… Даже не знаю, где окажешься после этого.

– В психушке. Приехали…

– Судя вон по тому антуражному чудовищу, – Энджел кивнула в сторону мощного чёрного Харлей Дэвидсона выпуска так в районе полувека назад, – она уже здесь.

– Я примерно так и думал, иначе не удрала бы. Ладно, пошли, Рыжий Ап, будем её спаивать и эксплуатировать.

– О, я пас, я когда перепью – буйная становлюсь очень. А чтобы её споить… я не знаю, сколько в неё нужно влить, – честно сообщила рыженькая.

– Волью… если буду в лучшей форме.

– В лучшей – это в той, что утром?

– Нет, в этой опасно, у него тормозов нет совсем.

– А какая тогда лучшая? – заинтересовалась Энджел.

– Та, которой давно нет, – равнодушно ответил Кай.

– Жаль… Было бы интересно познакомиться… Ой, извини! – почти тут же спохватилась рыженькая, – не моё дело…

– Да нет, вполне твоё. Просто лично я сомневаюсь, что это реально, второй, весельчак, – уверен, что все поправимо. Вот и всё.

– А что нужно? Чтобы… чтобы… ну…

– Не знаю. Полагаю – какие-то способы есть, потому что Дем тоже уверен, что это реально.

– Ясно… – Энджел кивнула, потом выскользнула из машины, о чём-то задумавшись.

Кай вышел следом, запер машину и приобнял спутницу за талию.

– О чём задумалась?

– Что я туда не хочу идти. Впрочем, если ты меня не бросишь и не оставишь на растерзание тем, кто там есть… я ощущаю и вампиров, и охотников, то я даже не буду волноваться.

– Никуда я не денусь. Если что – поменяюсь со вторым, и тогда там не будет уже никого… живого.

– Нет уж! Не надо! Тот, второй, куда страшнее!

– Для кого-то – да. А кому-то он приятнее, чем ледышка.

– Ты не ледышка!

– Смотря, с чьей стороны посмотреть. Пошли, а то твоя сестрица все развлечение заберёт себе.

– Смотреть надо с моей стороны! – заявила Энджел, спотыкаясь на ровном месте. – Потому что мне виднее!

– Ага, под ногами ничего не видишь, а в этом вопросе – видишь?

– Да!

– Поверю на слово, ангелочек. Где эта Ворчалка?

– Прислушайся. Где будет самый громкий мат, там будет и она.

– И где это место?…

– Ну… – Энджел прислушалась, повернулась в одну сторону, потом в другую и нахмурилась.

Нигде, вообще нигде не было ничего ненормального. Точнее, ненормальным было всё, потому что царила тишина!!!

И вскинув голову на Кая, она только развела руками.

– Это ненормально!

– Именно, – вздохнув, Кай обратился к самому лучшему союзнику – удаче. И просто пошёл туда, куда захотелось в первую очередь.

Бар, в который они прибыли, был небольшим, но уютным. Разделённый на несколько тематических секций, поднимающийся на пару этажей над землёй и на столько же – опускающийся вниз.

Здесь действительно отлично себя чувствовали и вампиры, и охотники. На нейтральной зоне было категорически поднимать друг против друга оружие. За этим строго следили. Нет – не Неведомый клан. Бар «У белой кегли» был, безусловно, под чьим-то покровительством, а вот чьим именно, не удалось пока выяснить даже самым любопытным.

Аккуратные коридорчики и мостики через декоративные псевдопруды переводили из одной зоны в другую.

Кэт нашлась в зоне африканской. Всё вокруг было выполнено в простом стиле: циновки на полу, тростник на стенах, ритуальные маски, барабаны и куколки вуду на каждом столе. И пока на блондинку таращились все, кому не лень, она с интересом изучала толстый талмуд перед ней. Явление напарников встретила ленивым взмахом ладони, указавшем направление к ней и… на этом всё закончилось.

– Что это с ней? – удивился Кай, увлекая ангелочка к Кэтрин, и помогая девушке сесть.

Рыженькая усмехнулась, совершенно дьявольски, поменяла положение, пристально взглянув на сестру и снова на Кая.

Из глубины зелёных глаз Энджел проглянула тьма.

– Тебе выпала редкая возможность, познакомиться с настоящей скромницей из нас двоих. Это она всегда ангелочком была, а не я.

– Как интересно… Но мне не хватает на это воображения, – Кай расположился на своём месте за столом. Этой грани воображения действительно не хватило… однако, судя по усмешке вампира, вторая грань представила это очень даже легко. – То есть, теперь скромничать будет Кэтрин, а ты – буянить?

– Нет уж, – резко отреагировала Кэт, – никаких реверсов. Место грубиянки и бунтарки моё, а ты, моя рыжая, даже не думай выходить из своего светлого образа, – отложив на мгновение книгу, Кэт дотянулась до уха сестры.

Всё, что до Кая долетело, было: «только хорошие девочки…».

Вампир не вмешивался, просто наблюдая за девушками… и окружающим миром. Впрочем, наблюдение за девушками было куда приятнее.

– Итак, – Кэт, поменяв позу и расстегнув пару пуговичек на блузке, с интересом посмотрела на Кая. – Я вот думаю, стоит ли тебя просить…

– Я весь внимание, – с интересом посмотрел на блондинку мужчина.

– Видишь ли, у нас через пару дней день рождения… И его хотелось бы провести в оке шторма, где-нибудь в море. И меня интересовало, не согласишься ли ты одолжить ненадолго своего друга.

– Друга одолжить не соглашусь, – любезно улыбнулся Кай, сразу сообразивший, что имеет в виду чертовка.

– А… А если вместе?

– А в этом варианте – соглашусь.

– И не побоишься? – провокационно усмехнулась Кэт. – Море, бескрайнее, шторм и тропа магии, не боишься потерять что-нибудь важное? Голову там…

– Тю, кто не рискует, тот с красотками не пьёт. Море, шторм и две красавицы, что может быть лучше? – ответила с провокационной усмешкой девушке уже явно совсем другая грань присутствующего мужчины.

– Кто знает. Три красавицы и все три по работе?

– Не, это явно хуже. Но, что ж поделать… Работа дело такое…

– Тогда… – Кэт подалась вперёд, оперлась на мужское плечо, приблизила губы к уху. – Очаруешь для нас ту красотку, что за столом позади нас? В сереньком платьишке и кожаном ошейнике?

– Вы ж её в порыве ревности съедите, – подмигнул мужчина, оценивая краем глаза предлагаемую «жертву».

Энджел, взглянув туда же, оценила задумчивым взглядом статную брюнетку, пожала плечами.

– Ничего особенного. Ревновать там будет не к чему. А, да, теперь, – протянув руку, она размашисто что-то черкнула на плече Кая, на противоположном от Кэт, – она будет видеть мужчину своей мечты. Можешь не очень заморачиваться со словами. Пойдёт как овечка за тобой.

– Тьма, она такая Тьма, – пробормотала Кэт, возвращаясь на своё место.

– О, женщины, и имя вам – коварство… – Кай поднялся и направился к брюнетке. – Позволишь нарушить твоё уединение? – самым очаровательным тоном обратился мужчина к ней.

Вампиресса, сидящая за столиком, дёрнулась на голос, повернулась и застыла совершенно замороженным сусликом.

– А… А… … Д… да…. я могу вам чем-то помочь?

– Да, не хочешь покинуть это место? – с чарами Тропы Тьмы напрягаться не имело смысла. По большому счету, девчонки видимо лишь хотели потрындеть без свидетеля, вот и использовали его, как носителя заклинания. Впрочем, Кай не собирался обижаться – дело есть дело.

– Место? Я…. Я? Да! Хочу, – брюнетка протянула к Каю сразу обе руки, при этом мало что соображая в окружающей действительности.

Мужчина легко помог ей подняться и, незаметно позвав девчонок следом, повёл свою жертву прочь. Из разных уголков бара за ними смотрели сразу четыре боевых двойки, предельно недовольных подобным вмешательством.

Правда, стоило чьему-то взгляду упасть на аппетитные вторые девяносто Энджел, как мысли уплывали куда-то очень далеко…

А у машины вампиры разделились.

Усадив добычу и ангелочка в машину, Кай завёл двигатель и вырулил с парковки.

«Куда?», – поинтересовался он у напарницы.

Энджел, бросив взгляд в зеркало, нашла сестру на мотоцикле, перевела дух, стараясь делать это незаметно:

«Нам нужно место, где будет удобно подраться и потом аккуратно изъять того, кто будет больше всех знать».

Пожав плечами, мужчина повернул в сторону выезда из города. Воевать в жилых кварталах было не очень-то хорошо – могут заметить лишнее, а за это начальство по голове не погладит.

«Мудрый выбор», – ворвался в мысли Кая порывом ветра голос Кэтрин. – «За нами уже четыре хвоста. И не только те, кто нам нужны».

«Ну, будем надеяться, тройной удачи хватит на то, чтобы там был кто-то нужный. Не подставляйся».

«Не буду, не переживай за меня, береги рыженькую», – на удивление не стала язвить Кэт.

«Я за вас обеих беспокоюсь, так что давай осторожно», – тоже без подколок отозвался Кай.

Ответа не пришло, ветер скользнул по лобовому стеклу, мигнул дальним рекламным щитом, сманивая налево, в сторону заброшенных карьеров, где вот уже несколько лет то пытались начать какое-то строительство, то его снова забрасывали.

Кивнув, вампир охотно увёл машину именно туда, выбирая наиболее удобное место для того, чтобы остановиться.

«Паркуйся».

«Сейчас», – мотоцикл на мгновение подёрнулся какой-то пеленой и пропал, чтобы оказаться уже на верху карьера с другой стороны!

Энджел, взглянув туда, только вздохнула:

«Паруса… Вот уж не думала, что она их к мотоциклу прикрутит. Вот Дикая…»

«Паруса? К мотоциклу??? Твоя сестра меня не устаёт удивлять… Ладно, посиди, а я, пожалуй, встречу гостей, а то машину мне поцарапают ещё».

«Помочь?» – уточнила Энджи вежливо.

«Ну, если заскучаешь… хотя не, отдыхай, ангелочек, да работай над нашим с тобой коварным планом», – подмигнув спутнице, мужчина вышел из машины и сел на багажник, ожидая гостей с предвкушающей улыбкой. Что бы там ни было, а встречать чужаков собирался не «зануда», а «весельчак».

Кэтрин, спланировав вниз, устроилась рядом с ним, подвинув бедром.

– Мне тоже интересно, – сообщила она, как ни в чём не бывало.

– Все же хочешь со мной станцевать, Кэтти? Я за…

– Не уверена, что это будет именно танец, к тому же я привыкла вести.

– Ну, вот, для разнообразия, вести буду я, а ты просто расслабься и получай удовольствие.

– Удовольствие от битвы? – вампиресса вопросительно взглянула на Кая, усмехнулась: – Я не получаю удовольствия от этого. Ибо, когда я там, это не битва. Это убийство. Разные категории.

– Тогда просто смотри… – Кай хмыкнул. – Хочу попробовать расшевелить зануду, иначе точно раздвоение личности заработаю… А это – не самое приятное состояние.

Ответ последовал более чем неожиданный, Кэт, потянувшись, мило спросила:

– А что мне за это будет?

– Эль? – не менее мило улыбнулся вампир.

– Окей, и шоколадку рыженькой, и я не вмешиваюсь.

Мужчина не ответил, лишь кивнул, наблюдая за гостями.

Сначала подъехала машина, мощный джип, прямо клише какое-то, из него вышли трое охотников, а вот водитель остался на своём месте. На следующей машине, уже легковой, прибыли двое вампиров, а вслед за ними – ещё на двух мотоциклах подъехали охотник и вампир.

Один из тех охотников, что были в джипе, выдвинулся вперёд, пока остальные просто стояли, добавляя ему представительности… как им казалось.

– Полагаю, Вы, не иначе, как по ошибке, забрали кое-что, что принадлежит нашим нанимателям, – вполне вежливо обратился охотник к вышедшему к нему Каю. – Мы были бы очень признательны, если Вы отдадите это по-хорошему, не вынуждая нас грубить.

– Боюсь, вам просто нечем заплатить мне за то, чтобы вопрос решился по добру… Да и, если честно, я умираю, как хочу увидеть вашу грубость, наёмники. – Кай плотоядно улыбнулся, а потом ударил охотника в грудь раскрытой ладонью.

С одной стороны, этим ударом он отбросил противника от себя, давая тому возможность умереть в бою…

А с другой – он забавлялся. Вскинув руку, он сложил пальцы пистолетиком и «выстрелил» в направлении водителя джипа. Бронированное стекло машины жалобно хрустнуло, и крепкий мужчина осел за рулём, из его ушей, глаз и носа брызнула кровь, тонкая струйка потекла из уголка губ на белоснежную рубашку.

– Первый готов. Ну же, не спите!

Украденный у наёмника метательный нож вошёл в колесо мотоцикла последнего охотника – чтобы не удрал, если что, а Кай уже пошёл на немного опешивших мужчин.

Первым очнулся один из тех, что были в джипе. Пока его приятель помогал командиру встать, рослый охотник вскинул пистолет, стреляя в вампира. Напрасно. Пуля даже не покинула ствола, остановленная воздушной пробкой, а охотника вдруг распороло, словно кто-то взрезал его торс бензопилой. Невидимое лезвие сжатого воздуха не просто разрубило беднягу, оно ещё и выворотило ему внутренности.

Только теперь очухались те двое вампиров из машины. Они атаковали слаженно, чётко, как хороший боевой механизм… но вот квалификация была точно не того уровня, чтобы тягаться с ЭТИМ Каем. «Весельчак» легко уклонился от меча и ледяного копья, поймал последнее и раскрошил его голыми ладонями.

– Спасибо, без меча совсем не то удовольствие! – искренне поблагодарил мага Кай, скрепляя мельчайшие льдинки воздухом и заставляя их с бешеной скоростью и силой двигаться. То ещё оружие, если задуматься.

Мечник атаковал Кая грамотно, если, не нанося удар, то подставляя вампира под атаки товарища – это его и погубило. Обманув своего противника, Кай просто вернул мечнику его же заклятие и забрал настоящий меч из обращающихся прахом пальцев. Развеяв свой ледяной клинок, Кай подбросил меч в руке, крутанул, мимоходом разорвав мага воздушными жгутами.

– Неплохой клинок, но все же не совсем то… Ну, нападайте же, хоть кто-нибудь!

Напали двое оставшихся пассажиров джипа. Серебряный нож и такая же телескопическая дубинка. Оружие эффективное, но, право слово, только против обычного человека. Разочарованный Кай разрубил обоим глотки до самого позвоночника одним единственным ударом.

Все не то, все не так. Все должно быть не так!!!

Разозлившись, он метнул воздушное копье прямо в пару мотоциклистов… и, о чудо, копье разбилось о щит… охотника!

Качок-байкер, ничего особенного, на первый взгляд, и все же этот охотник обладал артефактом немалой силы, если вот так легко и незаметно разрушил заклятие, направленное на превращение цели в изломанную куклу.

Вампир-наёмник посмотрел на байкера, кивнул, и тот, взяв самый натуральный серебряный кол, двинулся на Кая.

– О, вы меня все же развлечёте? Бах!

Опять выстрел из пальца, но заклятие воздушной иглы разлетелось о щит. Нет, не так, щит разрушил плетение, да не сразу, а последовательно! От кончика, по всей длине расплёл вязь не самого простого заклинания…

Кай захохотал, перебрасывая короткий широкий меч из ладони в ладонь, он двинулся на байкера.

В этот раз схватка была дольше – целая минута потребовалась вампиру, чтобы понять, как обойти щит. Тот блокировал магию, но не пропускал и меч, значит ранг щита довольно высокий. Артефакт с огромным запасом энергии, но заключённый в обычный браслет на руке байкера?! Дему понравится, а пока это весело.

У щита было одно единственное уязвимое место – он пропускал серебро. Именно поэтому байкер использовал кол, причём длинный, больше полуметра – иначе он ничего не мог коснуться, не выключив барьер!

Тем хуже. Уклонившись очередной раз, Кай вдруг «не успел» уйти от удара, и кол угодил ему точнехонько в грудь… или все же нет!?

С тихим звяком упало под ноги наёмнику-вампиру острие серебряного кола, а байкер, пошатнувшись, упал на землю с серебряным метательным ножом в переносице.

– Почему ты не вмешался? – спросил Кай, неторопливо оборачиваясь к оставшемуся в живых вампиру.

– Потому что ты мне кое-кого напомнил. Учитель рассказывал мне о тех, с кем нельзя сражаться, против кого нельзя брать контракт, – наёмник снял куртку, оставшись в одной лишь майке да джинсах. Взяв пистолет из кобуры на байке, он выстрелил в байк убитого байкера, взорвав его. – Ты не отпустишь меня, не назовёшь своего имени. Позволишь ли просьбу?

– Говори, но я ничего не обещаю.

– Не сдерживайся. Я хочу увидеть, почему наставник предостерегал меня от встреч с такими, как ты.

Наёмник вытянул из поясных ножен, висевших сзади, параллельно ремню, широкий короткий меч с шипастой полосой-кастетом, защищающей пальцы и позволяющей бить противника даже без лезвия. Вторую руку вампир протянул к полыхающему байку, и пламя потянулось к мужчине. Свиваясь и уплотняясь, оно сложилось в боевой топор. Меч в левой руке, топор в правой. Старая техника.

– Развлеки меня, наёмник. Покажи, чего стоят «Кленовые Ветви»… - Кай перебросил меч в левую руку, а правую вытянул в сторону. Ветер стянулся к нему, принимая форму длинного, широкого меча с лёгким, едва заметным изгибом.

Они атаковали одновременно и, поначалу, казалось, что вампир-наёмник не уступает своему противнику. Клинки сшибались, высекали искры или устраивали фейерверк столкнувшихся стихий. Но наёмник сразу бился в полную силу, а Кай – лишь расходился с каждым ударом, который тот отбивал или проводил. Наёмник превосходил противника и массой и весом оружия, но его более гибкий противник был быстрее. Кай, хотя вот сейчас он был очень похож на давно сгинувшего князя, подныривал, ускользал, наносил удары и уходил вновь. Он наслаждался противником, заставившим его взяться за дело практически всерьёз. Но бой был не таким уж долгим. Пять минут, и наёмник понял, что ему конец. Бой завершился совершенно неожиданно для неискушённого наблюдателя – меч Кая вошёл в предплечье наёмника, отбрасывая в сторону руку с оружие, а потом был последний удар. Кай упал на одно колено, резко развернулся на одном месте, и его меч разрубил наёмника от правого бедра до левого плеча.

Рассыпалась языками пламени огненная секира, развеялся воздушный меч, а Кай, негромко смеясь, поднял взгляд к небу.

– Скоро… уже совсем скоро… – и тут же он игриво скосил взгляд на Кэтрин. – Я закончил, Кэтти, ты не заскучала там?

Вампиресса, сидя с удобством на багажнике машины, чуть заметно пожала плечами:

– Это было… познавательно. Думаю, как-нибудь, однажды, я станцую с тобой со своими клинками и со своей техникой.

– Договорились. Я буду с нетерпением ждать этого мига…

Ответа не последовало.

Кэтрин ещё мгновение гипнотизировала взглядом Кая, потом хлопнула пару раз в ладоши, и спустя несколько минут в карьере не осталось ничего и никого.

Следы вампиры заметали профессионально.


Наверх || Глава 19. Сила снов


Долго рассиживаться вампиры не стали.

«Дойная корова» – та самая вампиресса, заворожённая Каем на пару с Энджел, была отправлена в НК. Она могла рассказать очень многое, хотя и не своими словами. Проще говоря, в клане собирались просмотреть послойно её память. Но вначале предстояло восстановить хоть немного стабильность её психики.

Энджел утащил Лазарь, не под его личным присмотром, но в его лечебнице рыженькой вампирессе предстояло пройти очередной виток тестов.

Кэтрин закрылась на нижних этажах с Девоном и Деметрием. Собранная на месте побоища кровь могла рассказать очень многое, особенно под чутким «руководством» мастера тропы Крови.

Кая вызвал к себе Демиан.

Магу не терпелось очередной раз просканировать своего пациента и что-то там поправить, донастроить и вообще, проверить, а не сбоит ли вообще его детище. Кай спорить не стал и покладисто забрался в зеленоватый не то шкаф, не то гроб, где ему предстояло пролежать… пока Дем не скажет, что закончил.

Тихо приоткрывшуюся дверь лаборатории из этого самого «гробошкафа» естественно не было видно, как и не было внутри ничего слышно.

Поправив этюдник, в святая святых брата заскочила Деми, остановилась на пороге, разглядывая представшее её глазам:

– А что происходит, мой могущественнейший брат?

– Наш проект пересобираю, о душа моя! – Дем помахал сестре, подзывая её к себе. – С чем пожаловала и почему без вкусняшки?

– Вкусняшка ещё запекается, – сообщила провидица, двигаясь к нему, осторожно обходя завалы подозрительных предметов на полу, – она скоро будет готова. Пожаловала с этюдником. Сегодня несколько интересных предсказаний появилось.

– Я тебя слушаю, – заявил маг, роняя сестру себе на колени, обнимая и устраивая голову у неё на плече.

Погладив по мягким волосам, Деми улыбнулась:

– Эту тройку можно практически предоставить самим себе. Сегодня Кай увидит сон, а потом останется только маленький толчок, и всё, по крайней мере, одна команда будет действительно работать и приносить пользу.

– То есть, с этим балбесом выходим на завершающую стадию? И на кого переходим?

– Думаю, тебе понравится. Как только мы разгромим гнездо этих… предателей, мы начнём готовиться к путешествию в Атлантиду. Ты же этого хотел?

– Ага, ещё как! Смотри, видишь вот эти части? Узнаешь? – Дем вывел перед сестрой экран, в который смотрел ранее.

– Да, узнаю. Это то, что ты сделал, твой великолепный проект… Как ещё только Ната голову за такое не оторвала всё-таки. Кстати, а вот это, – указала вампиресса на что-то, – я видела не такое.

– А какое?.. – удивился маг.

– Не знаю, – Деми пожала плечами. – Ты же знаешь, что во всём этом, твоих хитростях и прочем я совсем не разбираюсь. Но, кажется, другой материал, да и функциональная сцепка не вот здесь, а вот здесь, – провела она чёткую линию от одной части до другой.

Демиан задумался, отправил макет на тестирование вариантов.

– Спасибо, сестрёнка. Ещё чем порадуешь?

– Тем, что девчонки тоже начинают приходить в себя. А нашу вкусняшку сейчас стырит кто-то из демонов!!! – сорвавшись с места, Деми уронила на колени брату свой этюдник, поцеловала его в макушку и исчезла в дверях. – Я успею, я успею!!!

Демиан лишь головой покачал… и не открыл этюдник. Не без сестры. Зато он вернулся к работе, пока пациент не начал нудеть.

Когда процедуры закончились, Демиан даже выпускать пациента не стал – касание клавиши, и Кая принудительно телепортировало в его особняк, прямо в гостиную.

Сказать, что Кай был не совсем в адеквате – ничего не сказать. Сознание смутное, тело реагирует с трудом, да ещё и ориентация в пространстве нарушена.

Демиан не советовал пока есть, потому что это могло плохо кончиться… а вот пить было можно. Впрочем, не хотелось.

С трудом отклеив себя от пола, Кай переполз на диван и просто вытянулся на нём лицом к потолку.

– Ну и где девчата, интересно?..

Рыжий локон качнулся где-то наверху, повеяло лёгким запахом цитрусов и грозы.

И перед носом вампира появился высокий запотевший стакан с чем-то прозрачным, пахнущим лимоном и позвякивающим льдом.

– А показаться?.. – поинтересовался мужчина, принимая бокал. – Спасибо.

– Я здесь, – засмеялась Энджел, – прямо над тобой. Просто глазки открой, сударь.

– А что мне за это будет, ангел мой?

– Полагаю, ты увидишь меня?

– Иди ко мне?

Рыженькая улыбнулась, пристроилась рядом, убрав за ухо прядь мешающихся волос.

– Что случилось, Кай?

– Меня только что раз пять разобрали и собрали назад… Ощущения – отвратительные.

Погладив мужчину словно мягкую игрушку, девушка поинтересовалась:

– Я тебе могу чем-то помочь?

– Да нет, пройдёт. Как ты? – отпив предложенного напитка, мужчина поймал ладошку девушки и поднёс к губам.

– Абсолютно нормально, по результатам обследования вызвали Лазаря. Лазарь был удивлён тем, что некоторые показатели в динамике не скачут, как блохи, а отражают стабильность! Вот!

– Тогда с тебя поцелуй и рассказ, чем мы будем заниматься до отхода ко сну! – судя по голосу, Кай достаточно быстро приходил в норму.

– Ну, поцелуй… это очень дорогая плата, – захлопала ресницами «ангелочек», – я даже и не знаю, порядочные девочки разве делают это?

– А среди вампиров есть порядочные девочки?..

– Ты сомневаешься в моей порядочности?! – округлились зелёные глазищи.

– Ангелочек мой, я тебя сейчас защекочу, если немедленно меня не поцелуешь и вообще.

– Вообще – ничего не знаю! Никакой щекотки! И кстати, – уже наклонившись к губам Кая, рыженькая застыла на мгновение, а потом хладнокровно спалила сестру: – Кэт щекотки тоже боится, да!

– Спасибо за информацию, – прижав рыжика к себе, Кай наконец поцеловал её, придержав в таком положении.

– Я всё её сливаю тебе, сливаю… А толку никакого… Веди меня спать! Никакого продолжения банкета не будет. А церберов пускай Кэт кормит!

– Не спеши, рыжик, пусть ещё посопротивляется, там-то мы её и… – взяв рыжую хулиганку на руки, Кай понёс её в сторону спальни, стараясь не наступить на женский зверинец.

Покачивая в воздухе ногами и не сопротивляясь, рыженькая тихо хихикала:

– Наш день рождения, красивый корабль, шторм вокруг, и никого рядом! Если ты не воспользуешься этим, я тебя злостно покусаю!

– Постараюсь не разочаровать тебя, моя шалунишка!

– Постарайся! – постановила рыженькая.

С тихим смешком Кай донёс Энджи до спальни и забрался в кровать. Когда она устроилась рядом, вампир укрыл их обоих.

– Спи сладко, Рыжик… – обнимая девушку, проговорил ей на ушко мужчина.

– Сладких тебе снов, уютная ледышка. Увидимся завтра!

Сон очень быстро окутал спальню.

Где-то уже после рассвета, дверь немного приоткрылась. Кэтрин, заглянувшая внутрь, неожиданно нежно улыбнулась. Неслышным ветром шагнула внутрь, поправила одеяло на спящих и скользнула прочь.

У неё на этот день были другие планы.

И сон в них совершенно однозначно не входил!


Это должно было однажды случиться… Как бы то ни было, но им не могло везти вечно, не с таким количеством врагов, не с командиром, спящим днём и способным покинуть убежище только ночью.

Это был лишь вопрос времени, когда все закончится.

Но это все равно было жутко.

Он проснулся с первыми лучами заката, и сразу почувствовал, что ждёт его за пределами саркофага. Даже здесь пахло кровью.

Он выбил крышку саркофага, буквально выпрыгивая из своего убежища, осмотрелся и выбежал из шатра. Они были мертвы, все мертвы… Его друзья, товарищи – следы боя всюду, и всюду их трупы. Не выжил никто, ни новобранцы, ни ветераны.

А потом он увидел её. Его зеленоглазую ведьму, его воздух, его жизнь. Ингрид лежала окружённая немалым количеством трупов, ещё живая, цепляющаяся за жизнь, но смертельно раненая.

Он бросился к ней, упал на колени в лужу крови, приподнял её, понёс спешно в шатёр, заглядывая в полные боли глаза, в горле застыл ком, он не мог выдавить из себя ни слова, только прижимал к себе её, задыхаясь от бессилья.

– Нет… – прошептала она. – Не смотри так… не это я хочу увидеть…

Он справился с собой. Его глаза отразили зелень её собственных, особенно ярко полыхнуло в них взаимное чувство.

– Да, вот так… – она с трудом подняла руку, коснулась его щеки. – Отпусти их… люди всегда умирают, пришёл их час… И отпусти меня…

– Не могу… – бессильно прошептал он.

– Давно пора… мой час пробил давно… Отпусти, я все равно всегда буду с тобой… Но твоё сердце нужно освободить. Ты должен жить дальше, мой вечный князь…

Князь закусил губу, сглотнул ком в горле и заставил себя кивнуть.

– Спасибо… – она последний раз нашла его взгляд своими зелёными колдовскими глазами, и веки опустились.

Он прижимал к себе тело женщины, которую любил больше трёх веков, его душило бессилье. Его душило поражение. Он подвёл их. Подвёл её. И он не мог спасти даже её.

Не мог обратить кё, даже ради того, чтобы спасти от смерти.

Тело в его руках налилось слабым голубым свечением и истаяло, став облаками. Вот уже три века Рождённых Бурей вели вампир и живая иллюзия, созданная на таком же поле брани, когда настоящая Ингрид точно так же умерла у него на руках. Он не смог отпустить её тогда и призвал один из сильнейших Шагов Пятого Неба, воскресил её в качестве живой иллюзии, полностью автономной, живущей, но неувядающей. Смертной. Три века он поддерживал этот Шаг Тропы Небес. Князь знал, что только их любовь позволила ему это сделать – переродить Ингрид в небесную иллюзию, имеющую свою собственную волю, свои желания, эмоции, свою жизнь и душу умершей ведьмы.

Облака воспарили к потолку шатра, а князь, сидящий на полу, запрокинул голову и завыл. Полные боли глаза заволок фиолетовый туман, пропали зрачки и белки, остались лишь фиолетовые озера, сияющие безудержной яростью.

Издалека было видно, как заволакивает небо черными штормовыми тучами, начался страшный тайфун, невиданных в тех краях.

Ужасающий тайфун набирал силу долгие сутки, чудовищный ветер вырывал с корнями вековые деревья, метал их по всей площади покрытия.

К концу этих кошмарных суток с небес стали опускаться чудовищные вихри торнадо. Да не одного.

– Да познаете вы Рагнарёк, твари… да покарают вас мои Небеса! – прохрипел все ещё охваченный чудовищной ненавистью вампир, взмывая в объятиях тайфуна в небо и устремляясь с этим жутким ураганом в погоню за теми, кто лишил его всего.

Ещё только познав первый раз мощь Седьмого Неба, он зарёкся обращаться к нему, хотя овладел всеми Шагами. Это было слишком могущественное оружие, слишком разрушительное, слишком страшное. От него не было спасения никому, атаки Седьмого Неба были локальным концом света. Последнее оружие, время срабатывания которого зависело лишь от того, что желает воплотить хозяин Небес. А он жаждал выжечь всё, что осталось от врагов. Князь Кайонаодх обрушил ярость Небес на своих жертв, уничтожил их селения, их воинов, их семьи – всех. Беспощадному тайфуну было плевать на всё, он жаждал напиться кровью своей добычи. Непроглядные тучи укрывали вампира от солнца все время расправы, он носился среди своих жертв, а меч из сжатого им торнадо рвал людей в куски, и не было от него защиты.

Безумие ушло так же, как и пришло – тихий шёпот ветра голосом Ингрид позвал его, взмолился, уговаривая остановиться, пока князь не разрушил в себе всё то, что так любила зеленоглазая ведьма.

И он подчинился этому зову. Стих тайфун, улеглись ветра, а на выжженной земле остался сидеть среди пепелища измученный вампир, просто глядящий в одну точку невидящими глазами.

Он не шевельнулся даже, когда его обняли крылья цвета ночи, унося из-под смертельных солнечных лучей, когда же вампир вышел из транса, он был готов идти дальше, искать новое место, новую жизнь.

Ту, где он сможет найти нового себя. Ту, к которой толкнула его зеленоглазая ведьма из его сердца.


Распахнув глаза, Кай ещё несколько мгновений не мог понять, где он, кто он, что вообще происходит. Медленно, по капле, уходила из сознания затмевающая все ярость, уступая место реальности. Рывком севший при пробуждении, вампир провёл ладонью по лицу, пытаясь окончательно вернуться в ночь сегодняшнюю и унять бешено колотящееся сердце. Сплетение боли и ярости, а затем шаг Седьмого Неба… Как давно это было…

На плечи мужчины навалилась тоска.

Он неожиданно для самого себя остро затосковал по Небесам, по их мягким объятиям и силе, струящейся вокруг. Он помнил их все, всю Тропу, которую познал от начала и до конца, все семь слоёв – таких разных и непохожих. Много лет вампир не вспоминал этого чувства, но тут словно осколок давно извлечённого ножа заныл в сердце.

– Кай? – тихий голос, переполненный тревогой, зазвучал над ухом, и тут же за плечи его обняли нежные руки. – Что случилось?

– Энджи?.. – не сразу сообразил, что происходит мужчина, затем взял руку девушки в свою и поднёс ладошку к губам. – Прости, сон и воспоминания… я тебя разбудил?

– Знаешь, – хмыкнула рыженькая, подавшись вперёд и опершись подбородком на плечо вампира, – когда неожиданно тёплое и спокойное, дышащее тело рядом вскакивает резким болванчиком, тут хочешь – не хочешь, но проснёшься.

Под ехидством читалась искренняя тревога и страх.

– Плохой сон? – тихо спросила рыженькая. – И… прости, если это не моё дело.

– Если бы не текущая ситуация – я бы назвал его кошмаром. А вот с учётом происходящего – даже и не знаю.

– Как это?

Кай вздохнул, поднял руку и погладил мягкие рыжие волосы ангелочка.

– Бывают в жизни, особенно в такой долгой, как у нас, ситуации, которые навсегда всё меняют. Вот мне приснился один из таких моментов в моей истории. А почему не знаю – потому что он заставил вспомнить кое-что важное, но давно и, как мне казалось навсегда, утраченное…

– Важное? – объятия на мгновение стали крепче.

– Ну, ещё недавно мне было как-то всё равно. Сейчас, полагаю, что даже очень.

– Это… хорошо? Что вспомнилось это важное?

Кай хмыкнул, повернул голову и чмокнул девушку в уголок губ.

– Да вот сейчас не знаю… Помнишь наш разговор в самом начале знакомства? Под грифом «что ты обо мне знаешь?»?

– Ага. Одна рыжая безголовая пафосно считала, что нашла что-то толковое…

– Ну, тогда я тебя ещё порадую… Когда-то я был Странником Тропы Небес. Всей. Вот и снилось мне, как я в порыве ярости использовал Седьмое и организовал локальный Апокалипсис.

– Ой, – вампиресса от изумления разжала руки. – Не может быть.

– Что именно? – повернулся к ней всем телом мужчина, недоуменно глядя на Энджи.

– Вот! Вот это! Тропа Небес?! Да ещё и Седьмое небо?! И ты мне говоришь это с таким спокойствием и равнодушием?! Да ещё и Странник! Да их всего пять во всём мире известно! И… – накал эмоций мгновенно стих и улёгся. В зелёных глазах мелькнула тень испуга. – Был?

– Был, – спокойно пожал плечами Кай, ненадолго опять ощутив укол тоски. – Когда Падший искал предателей в рядах Неведомых, выбрал меня, потому что я ни с кем особенно не сближался. Но, увы, я отказался, и он подсунул мне девушку со способностью уничтожать чужой дар. Понять, что что-то не так, я сумел, но было уже поздно. Удар мы нанесли одновременно. От неё не осталось даже праха, а моя Тропа – заблокировалась, да и здорово пострадала личность. Вернее, её окончательно разбило в осколки.

Энджел низко опустила голову. Рыжие пряди закрыли мгновенно потускневшее лицо.

– Прости….

– За что? – мужчина удивлённо посмотрел на Рыжика, мягко взял её за подбородок, вынуждая поднять лицо.

– Я … мне не стоило… лезть в это… извини…

– Если бы я так считал – стал бы рассказывать?

Энджел молчала, потом вздохнула, подалась вперёд, уткнувшись вампиру в плечо:

– Некоторые вещи … вспоминать… очень больно…

Обняв вампирессу, Кай поцеловал её в макушку.

– Ну, в моем случае немного проще, Рыжик.

– Расколотая на части личность? Утраченная тропа? Ни смеши мои тапочки, Кай. Это не проще, эта яма не меньше, чем моя…

– Именно из-за расколотой личности мне и проще. Эмоции распределяются совсем иначе, чем у цельной. К тому же, знаешь, почему стать полным странником Небес так сложно? Каждое Небо – самостоятельно и требует определённой врождённой гибкости личности. Именно поэтому у меня такое расслоение пошло. Хотя, даже я что-то захандрил… А это не лучшее состояние для общения с красивой девушкой, м? Вот видишь, из-за меня ты грустишь…

– Извини… – снова прошептала девушка.

– Ещё одно «извини», и я тебя укушу, Рыжик… – чмокнув в макушку девушку, вампир поднял ладонями её лицо и легко поцеловал в губы. – Переставай киснуть, а то я тебе шута предоставлю, для исправления испорченного мной настроения.

– Позволь, откажусь, – чуть заметно нахмурилась Энджел, – он – не в моём вкусе! Абсолютно и совершенно, а ты в моём. И если ты меня ещё поцелуешь, я даже схожу и сварю тебе кофе. И сделаю нормальный завтрак. И ты – его съешь.

– За такую награду – хоть всю готов расцеловать! – опять касаясь губ рыженькой отозвался Кай.

– Всю не надо! Мне на работу.

– Ладно, уговорила, всю – потом.

Мгновение заминки, пока вампиресса хлопала ресницами, а потом Энджел неожиданно быстро подалась вперёд, крепко обняла мужчину, заваливая его на кровать, и проказливо улыбнулась сверху.

– Спасибо.

– За что?.. – удивился Кай, обнимая проказницу.

– За тебя, – рыженькая скользнула пальцем по губам Кая, обрисовывая контур. Словно запоминая. – Потом, – наклонилась она, легонько целуя, – ещё за тебя. И ещё немного за тебя!

– Захвалишь – зазнаюсь, куда там княжеской спеси! – усмехнулся вампир, не сводя взгляда с зелёных омутов глаз Энджи.

– Ничего. Ещё есть Кэт. Она язва, злючка и вредина! А я ангелочек, я буду тебя холить, нежить и лелеять. И кофе, да-да, – позволив себе ещё один затяжной поцелуй, от Кая рыженькая сбежала телепортом. Потому что по-другому оторваться от него не смогла бы точно.

Растрепав короткие волосы, Кай выбрался из кровати и пошёл в душ, прихватив чистую одежду. Дел на сегодня ещё был воз и маленькая тележка, а вот со временем – беда. Хоть немножко выиграть, пока готовится завтрак – уже подвиг.

Накормив вампира и перекусив наспех сама, Энджел переоделась в очаровательный деловой костюм… розового цвета, покрутилась у зеркала, послала Каю через него воздушный поцелуй и пропала.

– Хулиганка, – усмехнулся вампир… но никуда переноситься не стал. Первым делом в списке планов на эту ночь было свидание со старым другом.

Привычно пройдя в свой потайной подвал, Кай вдохнул солёную прохладу комнаты, ставшей стойлом его морского коня. Легко запрыгнув на палубу, мужчина сел на борт и провёл пальцами по крепкому дереву, видевшему века.

Тишина комнаты и лёгкий скрип драккара успокаивали мятущуюся душу вампира, приносили покой. Здесь он мог прийти в себя и поверить, что все ещё можно исправить. Этот корабль был его якорем, напоминающем о былом и способным унести в будущее, выдернуть из ямы, в которой хозяин провёл столько времени впустую.

– Скоро тебя ждёт славная прогулка, старый друг… Совсем скоро… Кстати о прогулке!..

– Разговаривать самим с собой дурацкая идея, – раздался абсолютно ехидный голос.

– Кэтти-Кэтти-Кэтти, вот не стыдно тебе подслушивать, как престарелый ледышка общается с кораблём? – в том же тоне отозвался разом переменившийся мужчина, оборачиваясь к язве. Впрочем, улыбка и тон-то у него были весёлыми, а вот взгляд… неожиданно печальный для такого весельчака.

– Ну, так, ледышка если бы общался, я бы и слова не сказала, – сообщила блондинка, сидя на ступеньках и разглядывая драккар, словно впервые его увидела. Выглядела она… не то, чтобы потрёпано, но судя по её виду провела она ночь очень … захватывающе.

– Выглядишь ты, словно после безумной ночи с не менее безумным любовником… я начинаю ревновать! – Кай легко перепрыгнул на «берег» и подошёл к девушке, склонился к ней, легко касаясь губами щеки и… принюхиваясь!?

– Отвали, в сторону, – пробормотала Кэт. – Мешаешься.

– Нет, я точно ревную. Но ладно, – Кай разогнулся, разворачиваясь и направляясь обратно, к кораблю.

– Да, да, – кивнула Кэт. – Ревнуй, ревнуй. Он такой потрясающий. Он такой великолепный. Статный. Высокий. Мускулистый. С таким телом… Ах, – закусила она губу, – эти руки, в них хотелось бы отдаться!

– Совсем скоро у тебя будет такая возможность, Кэтти-Катенька-Котёнок… – туманно улыбнулся вампир, откидываясь на мачту драккара и легко погладив древесину. И, в отличие от девушки, мужчина явно имел в виду не корабль.

Тяжело вздохнув, вампиресса воззрилась на Кая:

– Кай. Тебя послать по матушке или по батюшке?

– Для разнообразия – сказать хоть что-нибудь хорошее или, на крайний случай – приятное.

– С чего бы вдруг мне так разнообразить твою жизнь? На приятное и хорошее – это тебе к Энджел. У нас ангелочек по няшестям специализируется последние лет так… двадцать. Я тебя могу послать, – Кэт чуть задумчиво облизнула пересохшие губы, потом вытащила на автомате сосульку, забросила в рот. – Ещё раз послать. Могу… даже сказать, что ты нехороший вампир и вообще мне мешаешь! Тебя обрадует?

– Котенька, ты чего-то хотела или как?

Томно взглянув на вампира, Кэт резко хрустнула сосулькой, ломая её клыками пополам, поднялась, попробовала собственные силы, ойкнула и предпочла сесть обратно.

Мир вокруг был столь «любезен», что прекращать вращаться и не думал. Наоборот, всё закрутилось так быстро, что вампирессу даже замутило!

Кай только лишь тяжело вздохнул, лёгким порывом ветра оказываясь рядом, сидя на корточках и внимательно глядя в зелёные глаза блондинки.

– Кэтти, язва ты моя незабываемая, давай-ка не скакать, после такого дня, м? Я даже буду так любезен, что помогу тебе, для разнообразия.

– Поможешь? – вампиресса начала заваливаться, вцепилась в край ступеньки, тряхнула головой. Светлые волосы закрыли её лицо, повторяя то, что было утром. Девчонки всё-таки были удивительно похожи, если бы не разница в их жизни, всё-таки оставившая свои отметины и не только на цвете волос – их можно было бы перепутать, воспользуйся они простыми человеческими методами. – Не. Не доверю.

– Я тебя на руках подержу, ага. Раз твои прелестные ножки тебя не держат – подержу я, – легко скользнув пальцами по щеке Кэтрин, Кай улыбнулся и все же взял её на руки, прежде, чем гордячка начнёт спорить.

– А толку? – довольно флегматично осведомилась вампиресса. – А, ладно. Не держи только – тяни. В смысле, переправляй… Ну, ёпрст, язык как ватный. Транспортируй меня на корабль, пожалуйста.

– Не вопрос, милая, – с улыбкой ответил вампир, без особого напряжения унося блондинку на борт корабля.

Отвечать она была к этому моменту не в состоянии. Крепко зажмурившись, уговаривала собственный организм, что нормальных вампиров не мутит. Особенно так сильно, особенно когда ночью они не пили. И ничем предосудительным не занимались.

Кай лишь головой покачал, заправил Кэтти прядь волос за ухо.

– Что-то тебе совсем худо… перерасход сил? – на удивление, ни капли ехидства в его словах не было, только забота и беспокойство.

– Ой, не говори умный слов, – пробормотала девушка, потом прислушалась к себе. – Ставь. Если я не буду заземлена… ну, короче, если не буду касаться Деорадхана, нехорошо получится. Так что ставь. И… не трогай меня, коротнёт.

– Запалублена, тогда уж, – буркнул вампир, опуская Кэтрин на палубу драккара.

– Ага, – кивнула вампиресса, расползаясь подобно желе по палубе, и даже глаза закрыла от удовольствия.

Не отзвук, лишь эхо отзвука барабанов и шторма скользнуло ласково вокруг неё. Отзвук далёкого прошлого, позволяющий легче настроиться на то, что нужно сделать.

Порыв невесомого ветра качнул светлые пряди, дёрнул за край рубашки. Выглядела Кэтрин сейчас далеко не прилично. Короткие светлые шорты, простая маечка, белья под которой, естественно, не было, рубашка с мужского плеча. И вот так, когда она бессильно распласталась по палубе, было хорошо видно, что пуговки застёгнуты неправильно!

Кэт облизнула губы, распахнула зелёные колдовские глаза, резко ударила в ладоши, отдавая абсолютно всю силу, что у неё ещё была в запасе.

Над головой Кая хлопнула материя, вполне материальная, судя по виду, абсолютно нематериальная по своей структуре и фактуре. Мастер-Ткач, водящийся со стихией ветра, мог такое сотворить – насквозь волшебное и могущественное. На драккаре покачивался лёгкий светящийся парус из овеществлённой стихии ветра.

А на нём – был огромный герб, знакомый Каю до каждой чёрточки. Вот только герб этот неожиданно обнаружился в ещё одном месте.

Кэт, заваливающаяся обратно на палубу с шальной улыбкой, даже не обратила внимания, что порыв ветра от хлопнувшего паруса внёс в её одежду ещё больший беспорядок. Воротник соскользнул, потянул за собой верх рубашки, обнажая что-то на ключице. Не татуировку, не метку – клеймо, тавро, застарелое, состоящее из рубцов. Точно такие же, как и на парусе – короткие резкие линии и мягкие переходы. На драккаре, мчавшемся из вечности в бесконечность, был простой круглый щит с бушующим на нём ураганом, а над щитом – торчали рукояти пары мечей.

Герб Князя Кайонаодха.


Наверх || Глава 20. Драккар, буря и князь


Сказать, что Кай был поражён в самое сердце – ничего не сказать. Парус произвёл на него неизгладимое впечатление не только, как шедевр колдовства и наглядная демонстрация мастерства девушки. Важно было не это. Важно было то, что он значил. Мужчина все ещё не был целостной личностью, но даже эти жалкие осколки: Ярость, Холод, Веселье – все они могли ощутить, как оживает корабль. А корабль – это часть души своего хозяина. Князь создавал корабль своими руками, вложил в него свою душу и не мог расстаться с ним полторы тысячи лет… И драккар был такой же неотъемлемой частью Князя, как и азарт битвы, Тропа, магия… а ещё, пожалуй, магия колдовских зелёных глаз.

Кай улыбнулся. Совсем не той улыбкой, которая могла бы принадлежать «ледышке» или «шуту», нет, это был проблеск того, кем они когда-то были.

Мужчина опустился на корточки рядом с Кэтрин, ласково скользнул пальцами по растрепавшимся от ветра волосам, очертил линии скул и губ, провёл подушечками пальцев по манящей шее и коснулся метки у ключицы, шепча на ушко:

– Уже совсем скоро… подожди ещё немного. А пока спи, и пусть штормы оберегают твои грёзы ото всех напастей этого и любого другого мира, Котёнок, – все так же мягко мужчина провёл ладонью над её глазами, упругим касанием забытой силы отправляя девушку в страну снов. Укутав вампирессу в свой плащ, хранящийся здесь же, на корабле, Кайонаодх поднял её на руки. – Она ещё успеет подремать под твоей стражей, Деорадхан, пока же – не время. Ни для тебя, ни для меня.

Порыв ветра унёс князя вместе с его ношей в спальню, где древний вампир уложил Кэтрин на свою постель. Он не стал набрасывать на неё одеяло, зная, что старый плащ с гербом согреет её куда лучше и надёжнее. А ещё будет значить для неё куда больше, чем слова.

Время князя уходило, а потому он легко коснулся губами губ девушки, усыплённой его силой, чтобы в следующее мгновение раствориться в стихии ветра и заснуть в глубине собственной души до следующего случая, когда он сможет вернуться уже насовсем…


…Энджел, двигаясь по кухне, подтаскивала к маленькой корзине тарелки, баночки, скляночки, формочки с чем-то и сгружала всё туда. Ощущение было такое, что всё падало в чёрную дыру. Рыженькая мурлыкала себе под нос что-то и выглядела абсолютно довольной жизнью.

Что по сравнению с мрачной Кэт у окна выглядело очень резким и неприятным, пожалуй, даже что контрастом.

Кай, вошедший в помещение, недовольным не выглядел. Разве что немного задумчивым, но это мелочи.

– Девчата, вы б контраст приглушили, а? Кэтти, не хмурься, тебе не идёт, Энджи, дай ей конфетку.

Рыженькая, взглянув на вошедшего, тут же перевела взгляд на сестру:

– Не-а! Пока не переложу в корзину с собой молочные продукты, я к ней и близко не подойду, чтобы это всё не скисло. Тебя раздражает – ты и занимайся.

– Если этим займусь я, она вообще драться полезет… Хотя, ладно. Кэтти, милая моя язвочка, ты инструкцию случайно не написала к своему шедевру? Я к тому, что на нем не написано, что ты там накрутила, а потому я опасаюсь что-то повредить искажающими вратами.

Зелёный сонно-злой взгляд обратился на вампира, потом Кэт вздохнула:

– Три стадии. На первой – это просто невидимость. Паруса раскрываются на треть, драккар скрывается из видимого спектра. Из невидимого тоже. Его невозможно обнаружить ни с помощью зрения, ни с помощью технических приборов, ни с помощью магии. Можно спокойно проплыть прямо над военной подлодкой последнего образца, и никто ничего не найдёт, не заметит, не отметит. Возможно, что технологии Атлантиды могли бы засечь, но атлантов, враждебно настроенных, к счастью не осталось. Стадия вторая – паруса раскрываются чуть больше чем наполовину. Это стадия физического проявления. Исчезает понятие веса, изменяется гравитационная составляющая. Деорадхан сможет взлететь. Много, конечно, не пролетит. Кругосветное путешествие совершить не получится, но запас в пару сотен километров – без проблем. И третий, когда паруса раскрываются полностью – полная неуязвимость к прямой магии, направленной на драккар или к косвенной магии, направленной в зону, окружающую Деорадхан в диаметре около четырнадцати с половиной метров. Естественно – зона идеальная, то есть – шар.

– Ты чудо, я тебе уже говорил? – усмехнулся весельчак. – Ладно, я побежал работать… и Кэтти, не куксись – день рождения – это не повод грустить, вампирессы не стареют!

С этими словами Кай испарился заканчивать работу.

Кэт только всплеснула руками.

Энджел прыснула, только чудом не расплескав кофе.

– Он тебя сделал!

– Рыженькая, – зелёный злой взгляд обратился на смеющуюся сестру и успокоился. – А иди-ка ты… заканчивай сборы. Я пойду кое-что доделаю. Если это «чудо» появится раньше меня – меня не ждите, выдвигайтесь на место, я присоединюсь потом.

– Нет уж! – резко отказалась Энджел. – Давай-ка ты никуда не пойдёшь? Покорми церберов. Собери вещи. Купальник возьми. Ты же будешь купаться?

– Утону, угу. Буду первой вампирессой-идиоткой.

– Кэт!

– Да-да, моя рыжая?

– Не надо. Пожалуйста. Ты не так уж злишься и сердишься, как хочешь показать.

– Ага, – согласилась легко блондинка. – Я сержусь куда больше, правда, исключительно на себя. Ибо идиотка.

– Кэт!

– Рыженькая, занимайся своими делами.

Энджел промолчала, поджав губы. Сестра потирала метку на плече, ту самую, которая рыженькая успела выучить уже до последней чёрточки.

Ту самую, которая для Кэт почему-то очень много значила, и при этом всё, что знала о сестре и о ситуации Энджел – так это то, что если бы не обладатель этого герба, то ещё долго Кэтрин не смогла бы получить свободу.

Где и каким образом была связь, рыженькая терялась. Но предпочитала не спрашивать, потому что когда из глаз собственного, лишь немного искажённого отражения, проглядывает бездна – это страшно.

– Кэт.

– Да?

– Я сделала твой любимый кофейный торт. Но если ты будешь такой букой, я скормлю его всего Каю.

– Он подавится под моим укоряющим взглядом, – мгновенно ответила Кэтрин, потом улыбнулась через силу. – Хорошо, хорошо, я поняла. Я не буду кукситься. Пойду покормлю церберов и подремлю в гостиной. Когда будем отправляться, разбуди меня. Только не отправляй это делать Кая. Я к нему неровно дышу. Настолько неровно, что в следующий раз со сна попробую прирезать.

Энджел хихикнула, прикрыв ладошкой губы. Вот, вот такая сестра была куда больше похожа на себя саму.

Блондинка, проходя мимо, поцеловала рыженькую в мягкую щеку и двинулась туда, куда сказала – действительно спать!


***


Живущим на Земле не составит никакого труда найти подходящее место для своих причуд хоть двадцать четыре часа в сутки.

Тропические штормы не самое частое, к счастью, явление, но, если взглянуть на атмосферную карту, порой можно найти желаемое, а вместе с ним – «глаз бури» или «око шторма», совершенно невероятное явление. Штиль в центре бури, полная гладь, не имеющая ни-че-го. Ни звуков, ни волн, ни волнений. Просто яркое-яркое солнце, отражающееся от зерцала спокойной водной поверхности, перистые облака, лишь кое-где наползающие на край горизонта и тишина. Естественно – такую картину можно было увидеть днём.

Не раз бывало, что люди, попавшие на своих кораблях или самолётах в око бури, просто сходили с ума, бросались за борт или шли ко дну и больше никогда не возвращались домой.

Для вампиров, особенно стихийных или связанных с ветром или Небесами – око шторма было местом сакральным. Слишком эфемерным, чтобы его создавать, но можно было подгадать и воспользоваться явлением природным.

В оке вся магия в теле начинала нормализоваться, укладываться. Посещение подобного места крайне рекомендовалось тем, кто пострадал от магического удара и у кого были слишком серьёзные повреждения ауры.

Но было у ока и ещё одно интересное свойство. Именно здесь можно было снять все печати, все запреты, высвободив всю силу, до последней капли.

Надо сказать, что хоть и небольшой, но выбор у вампиров был. Шторма бушевали в Индийском океане и Атлантическом. И по общему решению был выбран океан Индийский.

И сейчас драккар словно гигантская птица дремал на воде со спущенными парусами в полнейшей тишине. В чистейшей лазури воды отражались крупные звёзды на небе, и казалось, что драккар завис между небом и землёй, став частью великой космической бесконечности.

Кэтрин, облизнув длинные пальцы, хлопнула, развешивая вокруг в воздухе маленькие светлячки, не чисто алые, ближе к багровому оттенку, но не кровавому. Маленькие и побольше, спиральками и сосульками – они повисли везде и всюду, подсвечивая доски, парус и окружающую красоту.

«Единственный недостаток», – её мысленный ворчливый голос разорвал романтическую томительность этого места, – «что придётся вас пустить в свою голову. Ужас какой!»

«Да вообще кошмар, не ворчи, Кэтти», – Кай, сидящий у рулевого весла драккара, умиротворённо улыбнулся.

«Он меня пугает!» – вампиресса переползла поближе к Энджел, спряталась за ней. – «У меня от этой улыбки внутри аж дрожь пробирает!»

«Чего ты придираешься?» – оскорбилась рыженькая. – «Чудесная улыбка!»

Подмигнув, без ехидства, девушкам, мужчина поднялся с места, направляясь к ним.

Впрочем, не дошёл. Остановившись в шаге от близняшек, Кай опустился на одно колено и протянул сёстрам по небольшому полотняному мешочку с туго затянутой горловиной.

«С Днём Рождения…»

Удивлённые девушки переглянулись, потянулись к подаркам, принимая их.

«Спасибо», – пробормотала первой Кэт.

Энджел лучилась ясным солнышком и явно не находила подходящих слов.

Вампир же поднялся, чуть отступая и давая девушкам возможность и посмотреть подарки и обменяться своими, если захотят.

«Подарки – это очень круто», – пробормотала Энджел, вытаскивая из мешочка продолговатую шкатулку со своими инициалами.

«И это говорит та, которая их вообще не принимала», – хохотнула Кэтрин.

Рыженькая смущённо улыбнулась, открыла крышку и…

В Оке шторма не слышно звуков, никаких никогда, но совершенно определённо это был радостный вопль.

А уже в следующий миг рыжий вихрь налетел на Кая:

«Кофе!!! Мой любимый кофе!!! Дай, я тебя расцелую!!!»

Кай сопротивляться не стал, смеясь столь радостной реакции и ожидая реакции второй сестры. С одной – угадал… правда, видимо, Энджи впечатлила только вторая часть подарка.

Ангельские крылья в подвеске и серёжках, впрочем, обрадовали рыженькую не меньше. Украшения почти сразу же заняли свои места, и Энджи гордо задрала голову.

«Теперь я настоящий ангел и никто не посмеет в этом усомниться!»

Не удержавшись, Кай вдруг повесил отвернувшейся на миг девушке на спину пушистые крылышки. До кучи, так сказать.

Кэтрин хохотнула, открывая свою шкатулку, и засмеялась уже куда естественнее:

«А я значит исчадие ада?»

Вместо ответа мужчина оказался рядом с Кэтрин и повесил ей крылышки (тоже пушистые), но демонёнка.

«Не исчадие ада, а очаровательный бесёнок!»

«Да-да», – кивнула блондинка, взглянула на крылышки и… не стала их развеивать, и даже надела свой гарнитур с очаровательными чертятами с вилами (хотя, чем-то они напоминали даже, пожалуй, рогатых котят).

Энджел радостно крутилась по палубе, обнимая шкатулку.

«Сколько кофе ты ей подарил?» – уточнила Кэтрин, застёгивая замочек серёжки.

«Много. Ты тоже второе отделение потом посмотри»

Встретив предложение немного скептически, веры в способность мужчин делать подарки у Кэт не было, вампиресса открыла отделение и напрочь затихла. Зато, когда она подняла голову, в зелёных глазах блондинистой колючки стояла искренняя благодарность.

Яркие искры самоцветов могли бы очаровать сердце любого романтика, но в первую очередь Кэт была магом. И эти камешки могли стать базой для мощных заклинаний или привязками на артефакты.

Некоторые камни было очень тяжело найти, без дефектов, или чистые – без человеческой энергии.

Навскидку, в том, что подмигивало лунными искрами со своих граней, Кэтрин узнала и аквамарин, и авантюрин, и жадеит, и чароит, и красивейший янтарь, и малахит, и даже редкий чёрный турмалин – шерл.

«Это… лучший подарок, который я получала за последние лет тридцать. Спасибо, правда… Не ожидала, но… Спасибо».

«Не за что, Кэтти», – улыбнулся мужчина, довольный, что угадал с обеими, и его идеи пришлись им по душе.

«А у меня тоже, у меня тоже!» – рыженькая пролетела мимо, рухнув рядом с Каем, – «есть подарок! Вот!»

На колени Кэтрин упал меч.

Без торжественных обёрток, лент – это вампиресса ненавидела.

Просто меч, надёжный друг, не вычурный, не изукрашенный. Хотя и со своими подвохами. Рукоять заканчивалась небольшим утолщением, чтобы было удобнее держать меч. На гарде было четыре небольших «клыка», обрамляющих лезвие с двух сторон. Вряд ли у них могло быть боевое назначение, зато, судя по тому, как улыбалась Кэт – применение этим клыкам она уже знала.

Кай с интересом бывалого воина окинул меч взглядом, стараясь даже не думать, КАК решила использовать «клыки» Кэтрин.

«Эндж… Спасибо», – Кэтрин взглянула на сестру со счастливой улыбкой. – «Правда, опробовать я смогу его, только когда мы вернёмся домой».

«Совсем не обязательно…», – протянул мужчина, наклоняясь к лавке и вытаскивая из-под неё обычный длинный меч. Без магии, без чего-либо ещё. Просто оружие, висевшее в специальных петлях на случай, если гребцу потребуется экстренное снаряжение.

«Кай?» – нахмурилась Кэтрин, прижимая к груди свой подарок, – «я очень ценю твоё предложение, но… всё же, это не лучшее, что ты можешь предложить».

«Не лучшее, не спорю. Но ты же хотела его испытать?»

«Хотела. Но… Проигрывать девчонке… Такому как ты… Не нужно».

«А вот тут я не соглашусь. Бой на драккаре – что может лучше призвать его настоящего хозяина?» – в этот раз вампир обращался напрямую к Кэтрин. – «К тому же, я надеюсь у тебя выиграть, милая, хоть и не сомневаюсь в твоих навыках».

«Ты? У меня?» – вампиресса улыбнулась, абсолютно пакостно и по-чертовски. – «Милый, я даже не буду сдерживаться, учитывай это, а…»

Повернувшись к сестре, оставив Кая немного недоуменно анализировать её слова, Кэтрин повесила на шею рыженькой ещё одну подвеску. Чуть витая буква «К», ничего сложного, ничего вычурного точно легла между ангельских крылышек.

Ничего особенного в плане исполнения, хотя и ручная работа.

Сложнейшая работа ткача – в плане магическом.

И пока Энджел хватала ртом воздух, не зная то ли радоваться, то ли злиться (на неё повесили одновременно и охранку, и маячок, и нить принудительного телепорта и ещё пару гадостей из какой-то непонятной магии), Кэтрин поднялась на ноги. Избавилась от рубашки, накинутой на плечи, призвала ветер, соткав вокруг себя доспехи.

Вампирессе действительно уже давно не доводилось сражаться с по-настоящему достойным противником. Не будешь же проситься на аудиенцию к Грандсиру Неведомого клана или его демонам, чтобы просто станцевать с кем-нибудь на мечах? А тут сам предложил…

Кай прищурился. Серьёзно – так серьёзно. Весельчак отдавал себе отчёт в том, что он, как осколок сознания, не сможет даже приблизиться к тому настоящему урагану, каким был прежний Князь… но все же сейчас сражаться должен был именно он. Ледышка не сможет насладиться поединком, не сможет позвать основу. Ярость же… Ярость не имеет границ, ярость – воплощённое разрушение, это тоже не подойдёт.

Отбросив и свою рубашку, вампир повторил трюк Кэтрин с доспехами, шутовски поклонился, крутанув меч.

«Нападай, моя чертовка…»

«Значит дамы вперёд? Мы не решили маленькую вещь, ведём бой до счёта? Или же до обозначения смертельного удара?»

«Ваш день, вы и выбирайте!»

«Давай на счёт. До трёх?»

«Хорошо. Итак… начинай».

Кэтрин улыбнулась, смерила взглядом Кая и…

Спустя мгновение она уже стояла за его спиной, уперев лезвие в горло. Не просто очень быстро – мгновенно. Ветер в руках Мастера – страшное дело.

«Я думал, мы испытываем меч, а не магию…» – протянул Кай, мгновенно уходя вниз и делая подсечку с одновременным ударом воздухом в грудь девушке. Прыжок, причём словно вампиресса этого ожидала, скольжение вбок, и она уже снова за спиной мужчины.

«Да? Нет, мы, конечно, можем и постучать железками, но… так у тебя хоть какой-то шанс есть вообще-то. Теоретически. А на фехтовании», – прижалась Кэт на мгновение щекой к мечу. – «Полный ноль. Сразу же».

«Мне кажется, или ты зазналась, а?», – усмехнулся кровожадно Кай, атакуя уже по-настоящему. Азарт такой азарт…

«Ярость, дай-ка мне немножко твоего буйства… и чуточку расчётливости Ледышки… потанцуем!»

Кэтрин же только того и добивалась, стремительное скольжение (безо всякой магии) и вот уже меч дрожит напротив сердца вампира, всего в паре миллиметров. Не нужно было бы останавливаться – она бы смогла пробить таким движением и бронежилет, и стихийный доспех на вампире.

Улыбнувшись, Кэт опустила меч.

«Третий раз?»

«ДА!» – голос наложившихся друг на друга трёх личностей – то ещё удовольствие… но вот взрыв более стоящих атак – это удовольствие для мечника.

Кэтрин отринув магию, приняла удары на меч и вступила в бой. С искренним наслаждением и живым задором в зелёных глазах. Это было ещё не то, что она хотела, но уже куда более близко.

Щека украсилась россыпью алых капелек, доспехи на плече пропустили удар, но всё же третий раунд остался за запыхавшейся и счастливой вампирессой, остановившей кончик меча на этот раз у глаза Кая.

Тоже запыхавшийся, но довольный мужчина застыл с мечом у бока девушки. Доведи они удары – ему был бы конец, а вот с ней – большой, очень большой вопрос.

«Да… ты прелестна», – искренне улыбнулся вампир, отвешивая Кэт завершающий бой поклон, – «дуй к ангелочку за наградой, а я дух переведу».

«Это было почти хорошо», – ясно улыбнулась Кэт. – «Спасибо».

Лёгкий поклон с её стороны, и вампиресса, убрав меч в появившиеся перед ней костяные ножны, спрятала потом его… куда-то…

А сама двинулась к сестре, почти напевая на ходу.

Кай же остался на прежнем месте, разве что убрал оружие на прежнее место. Он сам перемешал в себе все составляющие и теперь они укладывались под воздействием Ока Шторма… но совсем не так, как ранее.

Но все было бы куда проще, если бы вампир не обернулся взглянуть на девушек. Ничего особенного. Подумаешь, две близняшки, такие похожие и такие разные. Подумаешь, свели проказливые близнецы вместе в команду.

В конце концов, между вампирессами ничего не было, наверное, и вряд ли быть могло. Хотя шутки порой были и пошловатые, и ниже пояса тоже. Можно было поведение их трактовать как угодно, да и не стоило забывать про шутливые предложения Рыжего Апа поделить блондинку на двоих.

И зелёные глаза…

Проблема была только одна. Обычно Рыженькая тянулась к сестре, а Кэтрин всячески избегала двусмысленных ситуаций. Но в этот раз, удерживая у борта драккара Энджел, рыженькую целовала как раз сама Кэт.

Не напористо, нежно, даже не касаясь руками нежной кожи. Не то выполняя её желание, не то… Какая разница, какая была для этого причина?

Просто это было…

Кай даже немного завис, наблюдая за этим зрелищем, словно заворожённый. Хотя, тут было, чем заворожить!

Кэтрин отстранилась, Энджел сползла по бортику, хватая ртом воздух, и блондинка, ведущая себя немного… не в привычной манере, повернулась к Каю. Два зелёных затягивающих взгляда словно манили окунуться в шторм.

Сопротивляться было бы невозможно… но Кай и не собирался. Окунувшись в два колдовских омута, он вынырнул уже другим.

Тем, кого совсем не знала Энджел и так ждала Кэтрин. К двум зеленоглазым именинницам двинулся уже Князь, которого неслышным в Оке хлопком разом раскрывшегося полностью паруса приветствовал корабль.

Подойдя к Кэт, мужчина скользнул пальцами по её щеке, шее, обвёл пальцем метку на ключице и – поцеловал в манящие губы, одновременно протягивая свободную руку рыженькой.


… Демиан, сидящий в кресле с сестрой на коленях, щёлкнул её по носу и погасил экран.

– Порнушку на троих мы с тобой ещё успеем посмотреть, душа моя. Что скажешь?

Возмущённо буркнув, Деми тряхнула головой:

– Хамство! Тут такое эстетическое наслаждение! Такая… такая красивая картинка, а ты взял и отобрал! Мужу пожалуюсь!

– Он возмутится, что мы такое без него смотрим. И вообще, я запись продолжаю, да.

Засмеявшись, Деми покачала головой:

– Это после того, как парус развернулся? Будет у тебя в записи только он и всё. Почему ты в свой отдел не сманил Кэт, кстати? Такая умелая в плане ветра, такая тонкая работа… Я ничего подобного не видела уже лет семь точно!

– Она такое может творить только для души, а этим не торгуют. К тому же она не дисциплинирована, и ей это не интересно. Мне нечем заставить её делать то, что нужно.

– Какой подход! – Деми потянулась от души, потом привалилась к плечу брата, зевнув. – Но подход правильный, сманил бы ты её и что? Это мы такую бы прелесть собрать не смогли! И? Теперь, если я правильно понимаю эти интересные «законы удачи», которые работают с ними, они смогут пользоваться своими шансами на «сто процентов» попадания?

– Откуда мне знать, милая? Я не провидец… Я знаю только то, что мне срочно нужно этого деятеля вызывать. Если срочно не склеить его личность – Князь исчезнет опять. И мне будешь нужна ты, когда я заброшу Кая в Сферу.

– Пусть побудет ещё немного? – Деми потёрлась щекой о щеку брата. – Совсем чуть-чуть. Две зеленоглазых девушки ненадолго задержат Князя, и теперь я понимаю, почему у него на них пунктик! А сферу… Я уверена, что это поможет, но будет ли этого достаточно? Захочет ли он сам оставаться?

– Из-за них – захочет. Он вернёт себе Небеса и станет цельным. А там и мой проект заработает… надеюсь. И ладно, пусть. Эта ночь – их, вся. А на следующий вечер я его забираю в сферу. Да и вообще, стыдоба – князь и без оружия…

– Вот! Такой план просто отличный! И оружие ему теперь тоже захочется. Девчонка победила, да ещё и так просто.

– Князь будет жаждать реванша. Надо бы ещё раз твоего муженька обыграть в покер, ещё игрушек наделать…

Засмеявшись, Деми покачала головой:

– Только в покер? Или, может быть, игру покрупнее? Там, чего мелочиться, сразу на Атлантиду?

– Всё же хочешь сыграть на Атлантиду? – Дем задумчиво накрутил на палец локон сестры.

– Разве не тебе хочется покопаться в том, как она устроена?

– Хочется. А игра тут причём?..

– Забрать её себе. Целиком. Захапать. И никому не отдавать. А игра… В принципе, на Атлантиду многие, если узнают, могут загореться желанием. Если не хочешь, то не надо. Я просто спросила.

– Надо подумать… Но скорее всего я соглашусь с тобой, просто хочу хоть раз выглядеть ответственным близнецом, – хохотнул маг.

– И что это значит? – озадачилась Деми. – С чего это ты вдруг?!

– Разнообразие. Не всегда же мне быть раздолбаем?! Решил побыть ответственным… хоть часок. Попробовать, как это.

– И как?

– Скучно… но необычно.

– Скучающий ты мой, не надо тебе быть ответственным. Рано ещё.

– Э!?

– Фэ! Рано ещё. Вот лет так через двести, триста… Ну, пятьсот. Когда будешь уже таким,… с возрастным статусом, будешь учиться быть ответственным. А пока… не надо! Ты мне и так нравишься, я тебя и таким люблю.

– Как-то это от тебя снисходительно прозвучало, душа моя… Сдаётся мне, тебя надо… защекотать!!!

– Нет-нет-нет! – Деми попятилась. – Нельзя! Ни в коем разе! Ни в коем случае!!!

– Чем откупишься?

Догнав сестру, Дем обвил её талию одной рукой, прижимая девушку к себе.

– А… А…. – Деми захлопала ресницами. – Вкусняшками? И рисунками. Да-да. Я тебе скажу, от какой гадости делать нужно защиту! Вот!

– Хорошо, и то, и то, и так и быть, на сегодня щекотать не буду.

– На сегодня?! Я тебе дам три рисунка!

– Ну… Ладно, я не могу тебе отказать – ещё и на завтра, да-да-да!

– Мало будет!

– Не забывай, что я тебе ещё и видео классное завтра показываю, так что нечего тут вымогательством заниматься!

– Видео ты мне завтра не покажешь, – засмеялась Деми. – Просто потому, что ты недооценил Кэт и Князя!

– Эм, они будут двое суток… расслабляться!?

Смех стал ещё заразительнее.

– Пошли. Наверх. Будет тебе кофе, хоть такой, как Энджел, я делать не умею, и вкусняшки. И я даже не буду предлагать тебе клубнику.

– Деми, а, ну, рассказывай! – поспешил за ехидной сестрой Демиан, жалея, что обещал не щекотать её целых два дня.

– И ты будешь клубнику с молоком? – насмешливо повернулась перед дверью в картине близняшка.

– А ты отмоешь потом кухню?

– Не-а, – засмеялась девушка, открывая нарисованную дверь.

– Вот и не предлагай! – фыркнул маг, проскальзывая под рукой сестры. – Но клубнику я у тебя все же заберу!

– И будешь кормить ею меня, – донеслось из-за закрывающейся двери за ними обоими. – А то я не знаю.

Демиан расхохотался, двигаясь вперёд по проходу… и как-то отвлекаясь от планов на ближайшее время в пользу вкусностей, изготовленных сестрицей.

Велиар, все это время следивший за близнецами, лишь головой покачал, взглянув на отстранённую Нату:

– Знаешь, эта парочка нас доведёт до дурдома, но они явно самое то, что требуется этому миру…


Наверх || Глава 21. Сфера и меч


Каждый визит в башню Демиана Вьенте оставался в памяти надолго. Вот только почему-то каждый визитёр не мог потом вспомнить – на кой чёрт он вообще туда попёрся. Демиана это, в общем-то, забавляло… Только он делился этим весельем лишь с избранными.

Впрочем, сегодняшний предрассветный гость не был забавой. Он был интереснейшим проектом, совместной работой целой группы вампиров, каждый из которых исполнял свою роль.

И сегодня этот гость явился по вызову Дема.

– Проходи, Кай, садись, в ногах правды нет, но в других частях тела её, в общем-то, нет тоже, – Дем выглянул из лаборатории, и над плечом его показалась голова воздушного змея. Последнее время змеюка очень неохотно покидала его, постоянно наблюдая за вознёй вампира, обвив его своим мощным телом, или заглядывая через плечо. – Я сейчас проведу последние настройки и приду. Хочешь пить – бар открыт, развлеки себя как-нибудь сам.

Кай хмыкнул, налил себе очень крепкого кофе и сел в кресло. Ему даже показалось, что он задремал, потому что Дем с внушительным футляром явился буквально через пять минут.

– Что, соскучился по адекватному восприятию реальности? – ухмыльнулся маг, садясь напротив с литровой кружкой своего богомерзкого сока.

– И это тоже. Зачем ты просил зайти?

– Да… Я тут возился с твоим новым оружием, настраивал, синхронизировал с тобой. Только, пока твоя сила полностью не вернётся, оно пока будет просто железкой. К тому же там ещё работать и работать. Просто без него проект «Артан» неполноценен.

– Ну, показывай…

– Бери, открывай, я тут причём? Тоже мне, княжеские замашки начались…

Кай фыркнул, открыл простой футляр, чтобы увидеть своё новое оружие.

Начать стоит с того, что оно было цельным. Лезвие и рукоять – единое целое, без гарды. Был лишь небольшой выступ вперёд, чтобы заблокированный клинок не отсек пальцы, да сама рука на лезвие не слетела. Длинное, чуть более метра, с сабельным изгибом лезвие – само по себе было произведением искусства. В нижней трети дола – была надпись на родном языке Кая: «Порождающий Бурю».

Но только приглядевшись особым прибором, выданным Демом, вампир увидел, что внутри этих букв сокрыта на том же языке песнь призыва шторма, довольно популярная у отряда Кая в его молодости и особенно – уже потом, у его вампирской дружины. Она имела магическую силу, но, если раньше сила была в самовнушении и магии самого Кая, вовремя колдовавшего под неё, то теперь она была запитана Тропой близняшек, что имело свои последствия. Рукоять – ещё тридцать сантиметров изящества, с аккуратными местами под ладони и изящным, неброским вытянутым эфесом. Клинок чуть сверкал в освещении, а магическим зрением… был самой обыкновенной железкой.

На изумлённый взгляд Кая, Демиан расхохотался.

– Не боись. Я не знаю, как он сделан. Цени, ради тебя сыграл с Велиаром в покер на костях. Я выиграл и загадал дать мне поработать в его мастерской один час, больше он дать не мог, и после этого я забыл все, что там было. Равновесие, чтоб его. За этот час я сделал тебе этот меч, в нем сплелись мои наработки и то, что я ещё только изучаю, плюс редкий металл. Не будь ты частью нашего эксперимента, без обид, я бы на тебя такую редкость не тратил. Чаровка настолько сплетена со структурой меча, что её не увидеть, даже я так тонко работать пока не умею. Но научусь. Обещаю, тебе понравится игрушка, особенно, когда ты, княже, полностью восстановишься. Прежнему тебе этот меч показался бы истинным даром богов.

– Поразмяться не хочешь? – Кай взял меч, взял изящные, но неброские ножны, убрал в них клинок, любуясь им… и оружие тут же пропало. – Куда это он?

– А, не парься. Настройка на тебя завершена, убирая его в ножны, но не дав команду, ты его убираешь в подпространственный карман, сплетённый с твоей аурой. Короче, ты его не потеряешь. Даже если очень захочешь. И нет, не хочу, я не воин, Кай, я маг. Но можешь испытать на себе мой новый полигон – комнату воссозданной реальности.

– Это что?

– Это аналог виртуальной реальности, только комната полностью восстанавливает что-то из твоей памяти, или, если достаточно освоиться – воображения, бить можно – во всю дурь, все равно не разнесёшь. Сам не пробовал, но Моргана вышла довольная, а ты знаешь, как от её силы сбоят любые чары. Хочешь?

– Давай. Надо опробовать, как в руке лежит… Да и вообще, какие ощущения будут теперь, после всех трудов.

– Ну, пошли, – улыбнувшись, Дем встал и подошёл к двери, прислонённой к стене. – Не смотри так, это опытный образец. Доделаю – отправлю вниз, в какой-нибудь коридор.

Кай зашёл в открытый магом дверной проем, ощущая себя полным идиотом… и очутился на поле боя. Пока ещё все участники стояли истуканами, застыв в позах, которые запомнил сам Кай.

– Ага, я вижу, – послышался голос Демиана. – Ощути в руке свой новый меч, он появится незамедлительно… Молодец. Теперь дай мысленную команду начать, а я посмотрю, чем там Деметра так восхищалась…

«Не облажайся, княже…» – мысленно хмыкнул Дем, обнимая сестру, подошедшую из ниоткуда к иллюзорной полусфере, внутри которой разворачивалась битва, созданная из памяти Кая.

– Как тебе, душа моя?

– Я бы сказала, что неплохо, – провидица взглянула лукаво на брата, – но это будет всё же немного отличаться от того, что я думаю. Поэтому я скажу правду. Это просто восхитительно! И шедеврально!

– Стесняюсь спросить… А что ты имеешь в виду?

– А что я имею в виду? – округлила глаза паршивка. – Что-то!

– Деметра! Укушу! За нос! И вообще сладкого лишу! И… И… И ещё что-нибудь плохое сделаю, чтоб перестала издеваться над задолбавшимся в конец магом!

– А чем это ты задолбался, мой хороший?

– Работой! И вообще. Ты не ответила на мой вопрос, вредина.

– Ничего не знаю, ни на что не отвечаю. Вот если ты прямо спросишь, мы с моим даром соизволим над этим подумать.

– Я уже прямо спросил, для начала – твоё мнение по конкретному вопросу, и до сих пор не услышал ответа.

– Хорошо, хорошо. Сферу, сам понимаешь, ещё нужно доводить до ума, – Деми, вытащив из кармана резинку, начала задумчиво плести косу, сфокусировавшись взглядом не на чём-то вовне, а на чём-то внутри себя. – Что касается Кая… Надо ждать. Тут мы уже ничего больше не можем. Оружие ты ему вручил. Причём такое, что даже мне завидно, – провидица облизнулась и тут же погрустнела. – Только мне опыта с таким чудом справиться ещё долго не хватит. Всё же истинный Князь может даже против папы попробовать выстоять. А я ещё даже против мамы долго удержаться не могу, если провидение не использовать. Одним словом, сплошные огорчения из-за недостатка опыта.

– Ну, я подкорректирую сферу, чтобы там время текло не так, вот и наработаешь опыт. Правда, без технологий Атлантиды и помощи Морганы… ну, и знаний Кая, в идеале – я это ой как не скоро смогу сделать. А теперь скажи мне, милая моя сестрица, как у нас и у этой троицы со временем? Князя мы сейчас закрепим немножко, но пока он полностью вернёт силу – это время.

– Оно у них будут. Разбираться с прошлым, которое уже давно их связало. Отправятся отмечать настоящее, проложат дорогу к будущему.

– Люблю я твои туманные фразы, милая моя… Ладно, у остальных команд всё нормально, или где-то опять лажа и мне не светит поспать с сестрицей в качестве подушки?

– Ну, мы вроде бы сводили их так, чтобы они особо не налажали, – задумалась Деми. – Вроде как с временными линиями мы не тормозили. Да и Алиса помогла… Кстати, вот уж не думала, что она войдёт в одну из команд с радостным: «А мне скучно». Блин, бабушка называется!

– О да… Теперь я понимаю, в кого мы такие… Блин, я заговорил, как папа! Деми, мы меня теряем! – в притворной панике вскричал Демиан.

– Уже потеряли, – погладила девушка его по голове. – Ещё когда ты заявил, что пробуешь себя в ответственной роли. А перед этим теряли несколько месяцев назад, на поле боя. А перед этим теряли ещё несколько месяцев назад, когда ты сунулся в игру с Вэлом, вместо того, чтобы оставить безголовую сестрицу отдуваться там одной. А перед этим теряли…

– Хватит-хватит! – взмолился Дем. – А то я начну приводить тебе все твои аналогичные выходки, из-за которых я седел!

– Ты? – проворные пальчики запутались в прядях, потянули. – Тебе до седины, а я тебя обрадую, она у тебя появится, ещё несколько тысяч лет. И появится она у тебя совсем не из-за меня!

– А кто мне ещё может её организовать!? – Дем даже опешил.

– Ну, во-первых, у тебя есть жена, во-вторых, у тебя будут птенцы, в-третьих, …. – провидица резко замолчала. – Вокруг тебя постоянно будет толпа народа! С чего ты взял, что не найдутся желающие?!

– Во-первых, за Нату волноваться не нужно, во-вторых – какие нафиг птенцы!? В-третьих, толпа-то мне на кой сдалась!? В моих делах толпа не нужна.

– Милый, а ты думаешь, твоя лаборатория всегда будет такая маленькая, уютная и камерная? Или ты считаешь, что на демиурга невозможно найти управу? Или тебе не приходило в голову, что пока оживают легенды, где-то среди них может ожить какая-нибудь очередная страшилка?

– Деметра, вот только оживших страшилок мне не надо! Одного уже хватило, еле отбились. Давай не в ближайшие… века, а? Я пока хочу мелкими мелкостями с тобой поразвлекаться, а не влипать по полной… И вообще, да, маленькой и уютной!

– Какие ко мне вопросы? – ухмыльнулась Деми. – Все претензии к твоей жене, это она у нас по главным страшилкам. А, ещё можно к Вэлу и его Доске в частности. И вообще… К нам тоже можно с такой претензией, да, мол, плохо влияем на своих вторых половинок или недостаточно хорошо.

– Надо за них браться всерьёз… – Демиан задумчиво посмотрел на сестрёнку.

– Зачем?

– Ну, не все ж коту масленица!?

– У нас не получится. В конце концов, мы – безголовые вампиры, и они – два демиурга, древнее чем… не скажу что!

– Да-да, древнее, чем фекалии мамонта, я помню это сравнение Артёма. Вот раз мы безголовые, будем выносить головы им. Ладно, пошли спать, я не шутил на тему подушки!

– А Кая ты в сфере оставишь?! – опешила Деметра.

– Ну да. Я там таймер поставил, сама его выпустит… Я ему не нянька, в конце концов, и я правда хочу спать, Деми!

– Кухонный таймер на чудо техномагии?! – Деми вздохнула, – вот и думай потом, чего в тебе больше «гениальности» или «безумия». Пошли уж, страдалец ты мой любимый. Спать так спать, побуду твоей подушкой. И даже, ради разнообразия, не буду с тобой делиться снами.

– Я не против твоих снов, просто соскучился по твоему обществу, – Демиан обнял сестру, направляясь в сторону спальни. – И зачем усложнять!? Это ж прототип, если я туда ещё и часы приклею навороченные, точно что-нибудь заглючит, а так – ломаться просто нечему.

– Да-да, – согласилась послушно Деметра.

– Вредный ты близняшка… все, спать пошли, а то я на тебя назеваю!

На это вампиресса уже ничего отвечать не стала, хмыкнула и послушно пошла спать. Потому что назевание в исполнение Дема было поистине страшной угрозой…


…Вот уж чего не ожидал Кай, так это того, что проведёт в сфере почти сутки, а выйдет из неё прямо в свою гостиную. Впрочем, оно того стоило.

Сутки упоения битвой и былым могуществом – это было именно то, что нужно Князю, чтобы закрепиться окончательно после жарких объятий очаровательных зеленоглазых хулиганок. Теперь он знал, что никуда не пропадёт, а силы… вернутся. За эти сутки он немало вернул, хотя до былого могущества было ещё далеко.

Зато взять реванш вампир был готов уже сейчас – проигрыш девчонке необходимо было исправить. Лекарством он оказался неплохим, но обидно же!

Пока не было девушек, Кай устроился в гостиной перед телевизором с пиццей и кубком самодельного эля. Все же не помешает просто расслабиться, перед тем, как взять реванш!

Тихие шаги прозвучали едва на грани слышимости, и почти тут же лёгкие руки легли на плечи вампира, потянули его обратно, и на губах мужчины запечатлели поцелуй, жаркий, захватывающий… в процессе которого эль и пицца поменяли своих хозяев.

Кэтрин, облизнувшись, со своей добычей отошла подальше и устроилась в удобном кресле.

– Да, это был привет, если что, – усмехнулась зеленоглазая прохиндейка.

– Ну, за такой «привет» пиццы с элем не жалко, Котёнок, – усмехнулся в ответ вампир. – Хочешь со мной фильмец посмотреть, просто соскучилась, или иные предложения имеются?

– Нет, я просто голодная, а тут такая вкуснятина, как не отобрать было?

– Легко? Подсаживайся, покормлю тебя, хулиганка.

– Вот поэтому и отобрала, – согласилась Кэт, облизывая пальцы. – Нам Деми сообщение скинула, что ты у них, поэтому мы тебя не теряли. Энджел, если тебе интересно, на работе.

– Я в курсе. Ещё кусочек? – поманил блондинку Кай, лукаво усмехнувшись.

– Не-а, я хочу мяса с кровью, собственно нормальной еды и кофе.

– Хм… А кто готовить будет? – заинтересовался мужчина.

– Я приготовлю, – пожала плечами Кэт. – Тут ничего сложного.

– Ну ладно. А как насчёт потом ещё разок станцевать?

– Князю не понравилось, что его обыграла какая-то девчонка? Не проблема, станцуем ещё. Твоя ставка?

– Твоя формулировка не совсем правильна, но смысл достаточно близок. А ставка моя – история. Если ты проиграешь – я хочу узнать, откуда у тебя эта метка, что она значила для того, кто её поставил, и что она значит лично для тебя. Твоя ставка?

– Моя ставка? – вампиресса задумалась, борясь с желанием сделать подлость. Тёмная сторона натуры уговаривала поставить на ставку, что если вампир проиграет, то он куда-нибудь денется из их с Энджел жизни. Впрочем, разум, к счастью победил. – Если ты проиграешь, скажешь, где ты достал кое-что из камешков. Сдашь своих поставщиков! Вот.

– Хорошо. Когда? – Князь задумчиво изучал вампирессу, всматриваясь в неё.

– После еды? – улыбнулась Кэт немного вымученно. – И можешь не бояться, не отравлю.

– Я не боюсь, Котёнок, – улыбнувшись, Кай поймал взгляд зелёных глаз. – Помочь?

– Ты любишь лук? Или чеснок? – уточнила девушка, двинувшись первой в сторону кухни.

– Зависит от блюда.

– Для мяса.

– В запечённом – чеснок, с жареным – лук.

– Ясно. Значит, лук будешь резать сам.

– Не вопрос, – пожал плечами вампир, наклоняясь к ящику с луком. – Много?

– На свой вкус, примерно половинку луковицы на Энджел и одну на меня, – сообщила Кэт, открывая холодильник и примериваясь там к лоточкам. – А, надеюсь, ты не сердишься, что мы немного подзабили твой дом провизией? Менее полуфабрикатной, чем у тебя была?

– Я вам скажу даже большое спасибо, потому что с содроганием вспоминал, чем он у меня забит, пока летел к Дему… Хорошо, что вампир не может заработать проблемы с желудком, – Кай устроился с луком за разделочным столиком, сноровисто очищая. – Резать колечками?

– Да, если можно. Мясо с белыми грибами рассматривается? Или у тебя на них психологическая травма, – вооружилась Кэт большим ножом, потом замерла на мгновение. – Давай даже не так, лучше скажи, что ты вообще не ешь, не любишь. А то Энджел будет ещё месяца три ходить вокруг тебя, не зная, как это спросить, а мне столько времени ждать совершенно не хочется.

– Рассматривается, давненько этим не баловался. Я всеядный, главное, чтоб еда была вкусной… хотя, не люблю мидий, но, если прижмёт, могу есть и их, – быстро начал он нарезать лук аккуратными кольцами.

– Ага. Гарниры? Салаты? Зелень? Как говорил один мой любовник, – Кэт засунула в рот кусочек вытащенной заодно зелени, – «я – вампир, а не жвачное животное, так что эту зелёную гадость есть не буду».

– Не имею ничего против. И мне кусочек тоже, пожалуйста…

– Пожалуйста, – девушка протянула назад аппетитную веточку укропа.

– Спасибо, – легко коснувшись ладони вампирессы губами, Кай забрал веточку, аппетитно ей захрустев.

– Не за что, – отозвалась Кэт, застучав снова ножом.

И в кухне повисла тишина. Не напряжённая, мягкая и спокойная, успокаивающая нервы, возвращающая гармонию в мысли и душу. А впереди был бой, и кто выиграет на этот раз, тоже было достаточно ясно…


…Если бы кто-то зашёл в неприметную комнатку в подвале дома Кая, то был бы изрядно шокирован. Вместо небольшого чуланчика, видимого из-за обычной двери, переступив порог Кэтрин оказалась… на бескрайней равнине.

– Ого!!! – Кэтрин вертелась на одном месте, восхищённо оглядываясь. – Вот это да!!! Мастерство Исказителя, да ещё и такого уровня?! Сколько лет работы ушло, чтобы создать всё вот это чудо?! А магия поглощается? Или отражается? Или тухнет? Или вообще тут не работает?!

– Семь, с учётом расчётов и реализации, – с заслуженной гордостью ответил Кай. – Любой из вариантов, в зависимости от того, что выбрать. Причём вся энергия – уходит в накопитель, увеличивая энергоресурс, бить можно по всю силу, это ничего не даст. Оболочку можно выстроить любую, как ты понимаешь.

– Невероятно!!!

– Ну, не все же тебе меня шокировать? – прямо из воздуха в руке вампира возник недавно полученный от Демиана меч, пока что в ножнах.

– Ничего подобного я и не делала, – отмахнулась Кэтрин, повернулась и замерла. – Кай?

– Делала-делала. Что, Кэт? – предвкушающе улыбнулся князь, изучая вампирессу взглядом.

– Что за оружие? У тебя его не было.

– Мой клинок был уничтожен в той битве с Тенью. Демиан отковал мне новый… – с нескрываемым удовольствием мужчина вытянул меч из ножен, пробежался пальцами по лезвию, и, легко перевернув, протянул оружие девушке.

– Да, я помню, – кивнула Кэтрин, шагая ближе и принимая оружие, точно так же скользнула пальцами по лезвию, лаская его. – Порождающий бурю…

– Знаешь мой родной язык? Я впечатлён… – без подколки произнёс князь.

– Учила. В смысле… жизнь заставила… Научила, – Кэтрин пожала плечами. – В принципе, мы жили очень близко к твоим землям, когда были маленькие. Там родились. Просто нас потом увезли в большой город. Там были родственники, казалось, что там будет легче выжить….

– Оказалось, что это казалось, верно?

– Что-то вроде.

– Ясно, – не стал настаивать Кай. – Условия те же или что-то меняем?

– Нет. Это будет славный танец. Если выиграю – получу приятное дополнение. Если проиграю – в любом случае получу удовольствие. Давненько я не… – девушка провела языком по верхней губе, – танцевала с столь опасным противником.

– Взаимно, Котёнок… – забрав меч, князь отступил на стандартную для фехтовальных дуэлей вампиров дистанцию. – Будешь готова – командуй. Счёт.

Сразу после слов Кая за его спиной, где-то вдалеке, в землю ударила молния, и раздался грохот далёкого грома.

Кивнув, Кэт вытащила из костяных ножен, появившихся у неё на боку, свой меч:

– Без магии?

– Без. С магией в другой раз.

– А он будет?

– А это будет зависеть от тебя, Кэтти. Если захочешь – охотно.

– По крайней мере, – блондинка вытащила откуда-то из рукава костяной гребень, подколола им волосы. – От ледышки у тебя действительно есть пара хороших отличий. Счёт.

На этот раз молния ударила уже за спиной Кэтрин.

Привычная картина для клановых вампиров, банальная магическая контрольная схема.

Комната сама через пять секунд давала отсчёт к началу боя.

Когда молния ударила между соперниками, но все же в стороне, они должны были бы атаковать… и атаковали. По всей видимости, каждый попытался провести свой манёвр: Кэтрин – зайти за спину Каю, князь – пройти вплотную к девушке, нанося режущий удар мечом.

В результате – они разминулись.

Довольно оскалившись, Кай раскрутил вокруг себя клинок, стремительно перехватывая его из руки в руку – кое-кто из его учителей называл этот приём «коконом стали», совершенной защитой, доступной лишь людям с поразительной координацией и скоростью движений. Для Кая он таковым не был. Князь использовал кокон, чтобы противник не понял, каким будет его следующий шаг… а ещё прогревал и разминал им руки, если собирался устроить что-то этакое. Это был сугубо дуэльный приём, в обычном бою практически бесполезный.

Кэтрин учили охотники, она владела несколькими школами фехтования и борьбы, но стиль предпочитала агрессивный. В этом бою она предпочла не использовать грязные трюки – из уважения к противнику, но и иных способов сражаться у неё хватало.

Одновременно вампиры вновь двинулись друг к другу, забирая чуть вправо – каждый со своей стороны. Когда они описали так круг, то лишь обменялись усмешками – дестреза была знакома им обоим.

Так сменились несколько школ, дошло даже до китайской техники владения мечом – ещё ни один удар не достиг цели.

Первой не выдержала Кэтрин, она атаковала мужчину в своей любимой манере – стремительно, агрессивно, стараясь задавить его скоростью и яростью атак.

И это вполне получилось… если бы не одно «но». Он отбил все удары, кроме последнего, потому что, когда вампиресса наносила колющий снизу в сердце, сам мужчина нанёс встречный под её правую руку. Угол его удара был таким, что, даже наколи она соперника на меч – остаточной силы удара хватило бы, чтоб отечь ей правую руку и голову.

– Один-один, – возникли цифры над головами вампиров, и стазис прошёл.

Резко разорвав дистанцию, атаковал теперь Кай, вынуждая Кэт уйти в глухую оборону, потому что он не только рубил или колол, он ещё и резал мечом, не давая сопернице даже дыхание перевести, не то что высвободить оружие для любого удара. Отвлекись вампиресса хоть на миг – была бы условно убита.

– Два-Один, – объявили цифры, когда она, наконец, все же ошиблась, и меч замер перед лицом вампирессе острой кромкой, достаточно добавить немного силы, и блондинистая голова была бы разрублена надвое.

Следующий бой вампиресса почти выиграла. Почти. Её меч после долгого поединка даже зацепил бок Кая, порезав его… вот только его меч застыл вдоль её тела, разрезав одежду на своём пути, а вот его острие упиралось Кэтрин под подбородок. Чуть надавить – и оружие легко пройдёт сквозь череп, выходя из затылка.

И было бы три-два, не соверши вампир безумной выходки и не сойдись с ней вплотную, в мёртвой зоне обоих мечей. Он совершил этот самоубийственный рывок так неожиданно, что среагировать было невозможно – она даже не успела отвести свой удар и совершенно точно порезала бок князя, когда вампир пронёсся вдоль её удара, нанося свой. Клинок пошёл снизу, колюще-режущим ударом вдоль обоих тел.

– Победа за мной… – шепнул мужчина, находящийся так близко, что она ощущала жар его разгорячённого длительной схваткой тела. Ответить он ей просто не дал, целуя соперницу. Нежно, и в то же время требовательно.

– Ненормальный, – пробормотала Кэт, получив свободу и покусывая припухшие губы. Порезанная водолазка разошлась, поэтому вампирессе пришлось, отпустив меч в его подпространство, держать полы руками, сердито сверкая зелёными глазами. – Это могло быть опасно! А если бы на лезвии была какая-нибудь гадость?! Или меч прошёл бы немного вбок? Ты вообще чем думал, чокнутый Князь?!

– Гадости на мече не было, если бы он мог пойти вбок, то пошёл бы заметно раньше, к тому же, ты не тот соперник, с которым можно сражаться вполсилы и без небольшого риска. Так что я просто наслаждался поединком с красивой девушкой и достойным соперником, – Кай тихо и довольно рассмеялся, любуясь девушкой и особенно сверканием зелёных омутов. – Ты бы лучше возмутилась моим ударом, а не своим, Котёнок.

Пожав плечами, вампиресса заметно успокоилась, надорвала водолазку, превращая её в скособоченную рубашку, завязала на животе узлом. И если в ушах не было серёжек, то, как выяснилось – под низким воротником водолазки подвеска с чертёнком пряталась.

– Это было неожиданно. Мне ещё тренироваться и тренироваться. И тянуться, и тянуться. Вот что значит опыт. Но мне понравилось, спасибо.

– Тебе тоже спасибо, это был прекрасный танец. Хм, а тебе идёт…

– Неаккуратный вид? – приподнялась в насмешливом возмущении бровь.

– Ну, можешь назвать и так, – хохотнул вампир, отправив меч в подпространство.

– Так и скажу.

– Ну что, пойдём?

– По-го-во-рить, – нараспев протянула вампиресса. – Да, только я сначала всё-таки переоденусь или накину что-то сверху.

– Договорились, – ещё раз смерив девушку взглядом, Кай мысленно отдал команду комнате на выход, отключая симуляцию и делая приглашающий жест.

Выйдя в коридор, Кэт совершенно нечаянно бросила взгляд на часы и застыла на проходе, увидев явное расхождение. Судя по её внутренним часам, в зале они провели не меньше часа!!!

Здесь же …

– Три минуты?! И двадцать секунд?! – пробормотала она растерянно, повернулась. – Временное искажение в том числе?!

– Оно самое, – подтвердил спутник. – И регенеративное, – показал он прореху в рубашке, где совсем недавно был довольно глубокий порез.

Шагнув ближе, Кэт довольно бесцеремонно сдвинула рубашку в сторону, скользнула пальцами по коже.

– С ума сойти…

– Кэтти, я же не железный, а ты меня искушаешь… – улыбнулся вампир, не отказывая себе в удовольствии полюбоваться блондинкой. И он даже не шутил, несмотря на шутливый тон – после поединка и его финала, для пожара достаточно было одной искры.

Довольно облизнув губы, Кэт усмехнулась:

– Разве я искушаю? Искушение это у нас к ангелочку. Я могу только провоцировать. На поступки, деяния, ошибки, кстати, тоже.

– На текущий момент ты меня соблазняешь, – Кай сместился, заставляя девушку прислониться к стене, а сам оказался вплотную к ней. Мужчина наклонился к шее вампирессы, вдыхая аромат кожи, почти касаясь её губами и обжигая дыханием.

– Навет и неправда! – мгновенно донёсся насмешливый ответ.

– Ну, конечно, так я и думал, – отразил тон девушки вампир, оставляя на нежной коже яркий след поцелуя и распрямляясь, чтобы заглянуть в глубокие зелёные глаза.

– Правильно думал, – кивнула Кэт, подалась вперёд, обнимая за шею и уже целуя сама, нежность была лишь где-то на дне её смеющихся глаз. В поцелуе был огонь, жар и требовательность.

И о том, чтобы не ответить взаимностью – не могло идти и речи…


Наверх || Глава 22. Метка, кости и неудача


Спустя некоторое время, Кай и Кэтрин устроились в гостиной на диване. Мужчина совсем не возражал, когда наглая девица улеглась, используя его ноги вместо подушки, словно довольная кошка. Разве что лапу не вылизывала для полноты образа… но выражение лица было точь-в-точь, как у налопавшейся сметаны кошки. Зелёные глаза сверкали в свете люстры лёгким озорством.

Усмехнувшись, Кай поднёс к губам вампирессы кусочек пиццы – подкрепиться после увлекательной тренировки… и её не менее увлекательного продолжения.

Прихватив пиццу, и не удержавшись от лёгкого хулиганства и прикусив кончики пальцев самого Кая, зеленоглазая отстранилась, о чём-то задумавшись.

– Стриптиз бар женский, мужской или универсальный?

– Это ты к чему?

– Думаю, куда тебя и рыженькую тащить, после того, как она вернётся. Ты же помнишь, что мы сегодня продолжаем развлекаться?

– Ну, в мужском мне делать явно нечего, не находишь? – Кай откусил кусок пиццы, растрепал свободной рукой собственные волосы.

– Почему? – удивилась Кэт, облизывая демонстративно губы. – А кто будет гонять поклонников от рыженькой?!

– Я их в любом буду гонять, как и от тебя. Я жадный, – усмехнулся мужчина, поднося вампирессе ещё кусочек пиццы.

– От меня? Вот ещё! Ммм, – решив, что ей надоело тянуться из удобной позы за пиццей, Кэтрин отобрала ломтик целиком, – от меня гонять никого не надо. Ты забыл, что я Дикая? Нормальные вампиры ко мне и не лезут. Это у нас рыженькая просто топ популярности. Стабильное место в пятёрке самых красивых вампиресс Неведомого клана, знаешь ли, это не хухры-мухры!

– Да помню-помню, как Жак тобой пугал. Но, гонять от обеих буду все равно. Раз мы идём развлекаться, то мы идём развлекаться, а не ждать, пока ты превратишь в желе очередного умника, польстившегося на твою фигурку. Я это сделаю быстрее, Котёнок. К тому же не придётся разбираться, к кому из вас клеится очередная жертва – к Рыжику или к тебе.

– Действительно. Может сразу в паранджу, а? – прищурилась угрожающе Кэт. – Чтобы не становиться опасными для окружающих?

– Паранджа не наш метод, да и не сработает она, – не испугался, а негромко рассмеялся князь. – По моему плану, будет следующее – какой-нибудь особо смелый или глупый посетитель в какой-то момент подкатит к Рыжику или к тебе, смотря на кого будет больше ставок. В следующий момент я знакомлю его морду с ближайшей стеной, мы веселимся дальше, пока его друзья, виновные в таком подвиге, напиваются. Напившись они всей компанией приходят вразумлять меня, тут все зависит от того – как они это сделают, и нужны ли будут нам. Если вариант не наш – я их просто выкину в мусорный бак, а мы поедем в следующее заведение, кутить дальше… ну, или останемся в этом. Если же они будут нашими клиентами – мы их красиво упаковываем… и отправляемся развлекаться дальше, а их – переправляем в места не столь отдалённые, где героев ждёт много интересного и незабываемого.

– Имею желание сделать вид, что я этого не слышала! О, а это – уже слышу. Рыженькая пришла!

– От долгов тебя это не освобождает, Кэт, – Кай поднял взгляд на дверной проем, – Рыжик, не прислушивайся от входа, а давай сюда.

– Я уже почти иду, – донёсся звонкий голос, в комнату заглянула Энджел, оглядела структурную композицию из двух вампиров, хмыкнула. – Сухомятка! Кофе будете, деятели?

– Будем кофе, приветственные поцелуи, и тебя на десерт… И да, могла бы и не критиковать с порога, это моя работа! – последние слова мужчины отдавали сомнениями и произнесены были себе под нос.

Кэт засмеялась, Энджи покачала головой:

– Меня на десерт не получится. От приветственных поцелуев тоже придётся вам отказаться. А вот кофе сейчас сварю.

– Что значит отказаться? – нахмурилась Кэт. – Рыженькая, иди сюда.

– Не-а, – донёсся уже приглушенный расстоянием голос, а следом зашумела кофеварка. Мгновением позже – холодильник. Легкие шаги и сразу же возмутительный ответ. – У меня другие планы!

– То есть мы её ждём, понимаешь ли, а у неё планы другие… – протянул Кай, прищурившись.

– Да-да, другие! Меня пригласили на день рождения, так что… сегодня развлечётесь без меня?

– Это не объясняет, почему ты намерена лишить нас приветственных поцелуев! М-дя… ну, и что будем с ней делать? – мужчина посмотрел на Кэтрин.

– Откажем, – ничуть не удивилась блондинка. – Рыженькая, запрещено!

– Что значит «запрещено»?! – появилась изумлённая Энджел на пороге с огромным подносом, на котором стояли чашки с кофе, одна мороженица сразу с тремя шариками и вазочка с печеньем. – С чего бы это?!

– Ты отказала нам в приветственных поцелуях, – мило улыбнулась Кэт. – Поэтому считай, что ты наказана и под домашним арестом. В смысле, дома не останешься, не переживай, но гулять может пойти только с нами.

– Если в этом проблема, пойдёмте вместе?

– Ты в курсе, что являться незваными – невежливо? – поинтересовался мужчина, смерив ангелочка взглядом.

– Это молодёжная вечеринка, – ничуть не устыдилась Энджел, подманивая поближе кресло и столик. Опустив принесённое, девушка забралась в кресло с ногами, вцепилась зубами в печеньку и, только прожевав её, пояснила. – Тут статусность. Ну, кто-то из демонов, вроде бы Рафаил говорил, что таким образом новообращённые пытаются найти своё новое место в новом мире. Заглушить боль от потери реальности, от того, что сейчас они живут по-другому, другие законы, правила. Не лучше и не хуже, просто другие. И поэтому, чем больше народа у именинника (особенно круто, если они ещё и незнакомы), тем лучше. Так что никаких проблем. Даже наоборот, когда приглашают на такие вечеринки, говорят, чтобы тащили с собой кого-то ещё и ещё. А в этот раз в качестве плацдарма выбрали небольшой бар, чужих там не бывает – строго вампиры.

– Ну, чисто теоретически, мы можем дать тебе шанс искупить вину и повести нас по твоему плану… Что думаешь, Кэт?

– Что она не хочет искупать вину. Ты смотри, как глазищами сверкает!

– Значит, наказание остаётся в силе, все честно логично и справедливо. Мы добрые, были готовы уступить красивым глазкам и действовать по её предложению… – Кай вздохнул. – О времена, о нравы…

– Ужасные, – согласилась Кэт. – Ты смотри, смотри, она сейчас ещё минуту подумает и скажет, что влюбилась.

– Я влюбилась, – послушно сообщила Энджел.

– Хм… я уж даже и не помню… в порыве ревности полагается ей уши надрать или объект влюблённости на котлеты нарубить?.. – спросил… пробегающих мимо щенков мужчина. – А, не суть и то, и то сделаю, чтоб наверняка. Кэт, кофе подержи, чтоб не расплескалось.

– Объект влюблённости, – флегматично ответила Кэт, – уверена на сто процентов – это ты. Процентов на пятьдесят, что это уже я, а кофе давай, я подержу. Мой как раз закончился. И ушки надери. За меня тоже.

– Договорились, – кивнув, мужчина протянул руку… и воздухом дёрнул Энджи вместе с креслом к себе. Поймав ангелочка за ушки, он приблизил её лицо к своему. – Запомни один раз и до склероза, Рыжик, влюбляться и любить тебе разрешается только нас, а то мы ж в порыве ревности пару городов разнесём, и только потом услышим, что ты шутишь… Смекаешь, шаловливая наша?

– Кай… – рыженькая засмеялась, покачав головой, – а ты собственник!

– А ты только что это узнала? Так, вину искупать будешь, или мы дальше на тебя обижаемся?

– Можете обижаться, на обиженных возят воду! А я буду кофе, – облизнулась рыженькая, наклонилась к губам Кая, целуя расчётливо-нежно, потом отстранилась. – Претензии?

– Есть, кофе мало налила. И сестрёнку забыла, – кивнул мужчина, целуя рыженькую с отчётливой собственнической ноткой, но все же тоже нежно – приветственно.

– Ну, не буду же я её целовать! – опешила рыжая.

– Совсем недавно ты это делала весьма… соблазнительно, ага.

– Молчи! – возмутилась Энджел, закрыв князю рот ладонью. – Даже не напоминай! Она мне голову сейчас открутит!

– Кэтти, она смущается, научишь её правильному ответу? – мило улыбнулся мужчина и… повернул лицо ангелочка к блондинке.

Кэт, с довольным видом, опустошающая уже его кружку с кофе, пожала плечами, облизнула губы и потянулась к сестре, легонько чмокнула её в кончик носа, легко коснулась поцелуем губ, словно пробуя на вкус косвенный поцелуй, а затем уже поцеловала от души. Кай не вмешивался, только приобнимал обеих девушек за талии, наслаждаясь запавшим в душу зрелищем.

Отпрянув от сестры, рыженькая тут же воззрилась на мужчину с искренним возмущением, тут же заявив:

– Ты! Это всё твоё влияние! Ты её испортил!

– Конечно. Под твоим влиянием, Рыжик. И не делай такое возмущённое лицо, оно не идёт к блеску твоих чудных глаз.

Фыркнув, подобно рассерженному котёнку, Энджел попыталась ускользнуть из рук вампира, что, естественно, ей никто не позволил. Более того, её привлекли к себе и заставили переключиться на затяжной поцелуй.

Кэт, облизнувшись, осторожно высвободилась из рук Кая, и двинулась к поскуливающим в нетерпении церберам. Малыши хотели свою долю внимания и еды, еды, и побольше.

Вернулась она минут через пятнадцать, когда мир и спокойствие были уже восстановлены.

– Итак, – блондинка воззрилась на сестру и на Кая. – Что у нас с планами?

– Ты рассчитываешься с долгами, и мы топаем развлекаться, полагаю, – ответил мужчина, потягивающий кофе.

– Рассказ, – пробормотала вампиресса, мгновенно теряя интерес к происходящему.

– Угу. И не грусти, ага?

– Не грущу. Просто не думаю, что это хорошая идея.

– А я и не говорил, что она хорошая, Кэтти.

Блондинка от возмущения потеряла дар речи, и настал уже черёд рыженькой пакостно хихикать.

– Я тебя слушаю, Котёнок, – очень нежно произнёс вампир, тепло улыбаясь.

– Обязательно?!

– Проиграла – плати.

– Проиграла? – заинтересованно уточнила Энджел.

Кэт дёрнула плечом, предлагая Каю разбираться с ответом на данный вопрос самостоятельно.

– Я стребовал с твоей очаровательной сестрёнки реванш за тот прошлый поединок. Вот сейчас расчёт требую.

– То есть, – Энджел взглянула заинтересованно на Кая, – она тебе проиграла?

– И как ты угадала?.. – рассмеялся вампир.

– Какой ты здоровский!!! – рыжий вихрь восхищения оставил на лице Кая десяток быстрых поцелуев. – Это давненько не случалось!!!

– Я не удивлён, Кэтти очень серьёзный противник…

– Правда? – скептически уточнила рыжая.

– Да.

– Хм…

Кэтрин, показав сестре кончик языка, распустила у горла шнуровку кофты, провела пальцами по метке, повторяющей герб князя, и спокойно сказала:

– Несколько веков назад, отряд охотников, членом которого была и я, получил заказ. На Князя Кайонаодха. Оплата была более чем щедрая, старший отряда согласился. Вот только никто не предупредил, что Князь так опасен, и что назад никто не вернётся. Я осталась единственной выжившей, за что и получила метку. Я обязана была убить Князя, любой ценой, любым способом и методом.

При звуках голоса девушки Кай чуть смежил веки, выискивая в океане своей памяти этот эпизод. Группа наёмников, знакомые зелёные глаза, одна девчонка, группа мертвецов… вроде бы так много ключей, но сколько же было схожих эпизодов!

– Да, помню… но ты не закончила ответ…

Энджел, сжав кулаки так, что побелели пальцы, воззрилась на сестру мёртвым взглядом:

– Ты не говорила этого!

– А зачем? – вопросительно взглянула на неё Кэтрин, потом вздохнула, протянула руку и погладила сестру по волосам. – Рыжик, это ничего бы не изменило. Да, я специально искала потом князя, чтобы сказать «спасибо». Именно поэтому, – зеленоглазая бестия перевела взгляд на Кая, – я не стёрла метку.

Кай медленно кивнул. Захоти Кэтрин – давно могла бы стереть, это было не так уж сложно – смешать его кровь с серебром и намазать клеймо. Раз не сделала этого – значит именно не захотела.

– Энджи, не смотри так на сестрёнку, тебе не идёт такой взгляд.

– Почему?! – рыжая посмотрела уже совершенно больным взглядом на Кая. – Вы были знакомы?

– Знакомством это не назвать, – сообщила Кэт, глянув в потолок. – Это просто была мясорубка, князю было… скучно, пожалуй, но он не нашёл никого интересного в отряде смертников.

– А ты?

– Что я?

– Почему ты выжила?!

– Теряюсь в догадках до сих пор.

Кай отвечать не стал. Во-первых, его никто не спрашивал, что давало возможность не ответить, а, во-вторых, причина была довольно глупой, если смотреть со стороны… хотя ему этого оказалось достаточно, чтобы не убить одну единственную девчонку.

– Кай? – прозвучало в голосе рыженькой сомнение. – Почему?

– Глаза, – не стал увиливать мужчина, пожав плечами. Он не шутил, тогда он не нанёс смертельного удара только из-за того, что столкнулся взглядом с зелёными омутами глаз Кэтрин.

– Зелёные глаза? – Кэт хмыкнула, покачала головой.

Причина ничем не хуже других, но и не лучше. Просто…

Возможно, было бы легче, если бы причина была в другом. Кто-то в жизни Кая был зеленоглазым, таким важным, таким нужным, что зелёные глаза навсегда стали для него цепью.

И возможно, он с самого начала увидел не их самих, а застыл на их зелёных глазах?

Мужчина задумчиво посмотрел на девушек, задавшись ненадолго тем же вопросом… но быстро понял – нет. Ингрид давно освободила его сердце для нового чувства, но для неё там навсегда остался уголок памяти. Памяти, которая давала силы тогда, когда больше не оставалось ничего. Он долго, десятилетиями искал её в сотнях зелёных глаз, но со временем это наваждение прошло… осталась лишь тяга. Ему нравились зеленоглазые, и это факт, от которого глупо бежать.

Но видел он все же самих девчонок. Таких разных, но похожих, способных принимать десятки обличий, но остающихся собой.

Князь улыбнулся своим мыслям и совершенно машинально провёл подушечками пальцев по щекам близняшек.

Энджел потянулась за лаской, послушным ласковым лучом.

Кэт ухмыльнулась и осталась на месте, лишь вздёрнула бровь:

– Распускаем руки, князь?

– Разве что самую чуточку, Кэтти, – отразил усмешку девушки Кай.

– Ну-ну.

– Ты не «нукай», а скажи лучше, идём мы выгуливать нашего Рыжика?

– А может ты с ней пройдёшься? Продемонстрируешь всем, что появился вампир, который … который с ней.

– Эй! – возмутилась Энджел. – Прекратите так говорить, словно меня здесь нет.

– Младшим слово не давали, – отозвалась Кэт коротко.

– Кэтти, для справочки, вы обе младшие, ага, – не удержался от шпильки князь. – Так что марш собираться, чтоб обе были готовы. Возражения не принимаются. Пройдусь я с вами обеими, с озвученной тобой целью, но в двойном размере.

– А ты разве со мной?! – округлила вампиресса зелёные глаза.

– Конечно. Кэт… ты же знаешь – я не отпускаю, – лукаво улыбнулся вампир. – К тому же, ты сама носишь мою метку…

– Я её не ношу, – тут же раздался рубленый ответ. – Я её прячу, так что она не в счёт. И нет, ты – не со мной. С рыженькой, ещё возможно.

– Время покажет, – философски рассудил мужчина. – В любом случае – сегодня я с вами обеими, и мы идём развлекаться. Так что – вперёд собираться.

Сестры переглянулись, смерили Кая совершенно одинаковым ошарашенным взглядом:

– Сразу с обеими?! – как-то растерянно пробормотала Энджел. – Может, выберешь одну?

– Не-а. Вдвоём все это начали, вдвоём и расхлёбывайте. Вот так-то, Рыжик.

– Половина поклонников Рыжика заработает сегодня инфаркт, вторая косоглазие, – ухмыльнулась Кэт, – а ты, князь, просто не знаешь, на что подписываешься.

– Ну, что ж поделать, если мне достались такие коварные очаровашки? – Кай подмигнул девчонкам, затем рассмеялся. – Кстати, я тебя обставил – массовый инфаркт куда круче ножа для отпугивания поклонников!

Кэтрин улыбнулась, спрятав взгляд под ресницами, и промолчала.

Впрочем, как выяснилось очень быстро, Кай действительно не очень понимал, на что подписывается.

И Энджел, и Кэт с самого начала производили впечатление недавно новообращённых, свои истинные силы не светили, да и вообще предпочитали держаться на расстоянии от самых публичных тусовок, где можно было засветиться.

Поэтому и соблюдать им – волей-неволей – приходилось именно дресс-код того времени, к которому их причисляли.

Кай ждал девушек внизу, когда они появились одновременно, правда, из разных дверей и совершенно роскошно выглядящие. На обеих зеленоглазках были кружевные платья, тонкое кружево на шёлковых комбинациях.

На Энджел платье было кремовое, и вся пена кружев струилась вокруг неё, по совершенному телу, словно бесстыдный любовник, касаясь самых укромных мест. Рыжие волосы были подобраны вверх, в сложную корону. Несколько прядей выбились из причёски на шею, касались щеки. И девушка задорно улыбалась, пока в вырезе платья покачивалась двойная подвеска – буква «К», удобно устроившаяся между ангельских крылышек.

Кэт была в чёрном платье. И чёрное кружево скользило по её телу, оставляя ощущение холодной змеиной кожи. Высокая гладкая причёска, выражение холодной надменности, и ножны с белыми клинками, показывающиеся, если слишком долго смотреть на манящие изгибы тела.

И глядя на них, Кай невольно ощущал девушек частью одного целого. Он это видел, ощущал, воспринимал, а до других князю дела не было. Хотелось обнять девушек и провести вечер с ними обеими, потому что по отдельности это было уже не то…

Это ощущение сохранилось и потом, разве что, когда к обеим стали клеиться совершенно посторонние вампиры, пришлось немного напрячься, чтобы чужаков отвадить. Что же касалось отношения к спутницам – мужчина проявил себя настоящим джентльменом, взяв на себя заботу и об их досуге, и о том, чтобы близняшкам было что пить и есть. К тому же, что уж греха таить – было приятно полюбоваться на них, по пути обратно.

В какой-то момент, когда они разделились всего лишь на мгновение – близняшек окружила толпа разряженных девиц, Кая остановила девушка.

Точнее, вначале перед его взглядом появилось тонкое запястье и симпатичный браслет на нём – на широких полосках металла звенели и покачивались разнообразные подвески в виде оружия – не меньше полусотни. Подмигнуло янтарным огоньком обручальное кольцо на пальце. В обеих руках у появившейся Деметры были бокалы с вином. И здесь и сейчас она была «не здесь», «не в тему». Она была собой, в простых джинсах, футболке, наброшенной на плечи джинсовке. Вид у провидицы был сонно-замученный.

– Будешь? – поинтересовалась она.

– Ну, как я могу тебе отказать… – принял вампир предложенное угощение. – Что-то не похоже, что ты развлекаться зашла.

– Ты слишком плотно их опекаешь. Так что я завернула немного помочь, – туманно отозвалась Деметра. – Правда, не вам. Но вам тоже. Так… Как ощущения, Князь Кайонаодх?

– Забытые, но приятные, до полного комплекта осталась малость. Спасибо.

Хмыкнув, Деми покачала головой, подбросила на ладони задумчиво игральные косточки:

– Не благодари. Они тебе ещё столько крови попьют. Даром, что со стороны тихими кажутся.

– Все женщины такие. Хотя, мужчины для них не лучше.

Одобрительно кивнув, провидица кивнула:

– Угадаешь, сколько выпало на костях, княже? Угадаешь, дам подсказку. Не угадаешь, придётся рисковать девчонками, подставляя их как наживку.

– Ох уж мне эти ваши Игры… – Кай лишь головой покачал, но от подсказки не отказался. – Двойка и тройка, быть может?

Деметра пропала, словно никогда и не было. Только звучали тихие слова:

«Увы, ваше княжество, увы… Я, правда, старалась, но, видимо, ваша удача весьма капризная и своевольная леди. Я уже помочь не смогу, не имею права. Впрочем, всё уже пришло в движение, а… и осторожнее с вином!»

В конце фразы прозвучал смешок.

В бокале с вином на дне покачивалась небольшая фигурка, естественно, не серебро – что-то химическое или магическое, потому что пропало всего за несколько мгновений, лишь сотворив перед своим исчезновением эфемерный лунный образ.

Правда, на этом исчезновения не закончились.

Всё только продолжалось. Или, быть может, начиналось.

Вокруг шумела толпа, гремели басы мощной звуковой системы. Кружились в танце вампиры. В баре звенели бокалы. Переливалась светомузыка, от мельтешения зайчиков вокруг неподготовленного человека могло бы затошнить.

Вампиры этим обычно пользовались в своих целях. Выбей человека из равновесия, устрой ему банальную дезориентацию, и он твой с концами.

Вот и сейчас огромные шары помехой для взгляда Кая не стали. Достаточно было одного взгляда вокруг, чтобы понять, что он остался один.

Ни Кэт, ни Энджел больше в зале не было…


Наверх || Глава 23. Тёмная месса


Вокруг всё так же кружили вампиры и люди. Ни в одной мелодии не прозвучало фальши. Но… факт оставался фактом. Исчезли, пропали, растворились. А потом ветер погладил Кая по щеке, потянул за собой на улицу, туда, где было больше простора, туда, где было легче разговаривать.

Разумеется, вампир отправился туда, куда его звали. Если же говорить о его душевном состоянии… хороший сканер увидел бы там некое раздражение. Кай не особо волновался за девчонок – не маленькие и не глупые, если даже они в опасности – до его прибытия продержатся, или просто убегут. Прожили же они как-то почти восемь веков без него? Но все же настроение вампиру несколько подпортили. В первую очередь, конечно, не остался без внимания молчаливый уход девушек, но это можно списать на Деметру. Вернее, на Игру Велиара. Кай действительно собрал умопомрачительную коллекцию знаний, а потому был неплохо осведомлён об Игре, и, разумеется, о её влиянии на мир. А ещё на существ, его населяющих. И это была вторая причина раздражения мужчины – ему, князю, было несколько неприятно быть пешкой в чьей-то игре.

И все же Кай не собирался давать себе обещаний расквитаться, или совершать подобных глупостей. Это было обстоятельство вне его возможностей, так что причин распаляться нет… а вот причина поискать решение текущей ситуации в свою пользу – ещё какая. И он собирался этим непременно заняться, когда выдастся время.

Выйдя на воздух, мужчина прикрыл глаза, наслаждаясь его лёгкими касаниями.

– Слушаю…

«Ты только сильно не смейся», – ветерок скользнул за спиной Кая, коснулся дразнящим поцелуем затылка, переместился вперёд, теребя пуговицы рубашки. – «Знаешь, что случилось? Нас приняли за неофиток. Поймали в серебристые изоляторы, такие переносные. И кинули в машину. Вот просто так. На ровном месте. Мы настолько опешили, что не то что возмущаться, мы даже отреагировать и тебя позвать не успели».

«Ничего себе!», – невольно восхитился наглости хода вампир, – «ну, и где вы, похищенные мои?»

«А нас пока ещё не довезли, везут, хорошо везут. И в машине сильный сканер, вампир из клана Природы, не московский точно. Плюс, Рыженькая ощущает на нём запах клейма. Один из отверженных. Но главное, что он гад сильный – не могу прощупать близкое окружение, чтобы не вызвать подозрений».

«Ладно, просто по следу пойду… Сканер, говоришь… Ну, хорошо, не буду входить в его зону работы. Или устроить ему серьёзную головную боль, раз он в активной фазе?»

«Кажется, он выслеживает кого-то ещё. В смысле, мы не единственные жертвы, которых собираются поймать сегодняшней ночью. Так что, лучше держись на расстоянии. Меня не просто наглость удивила, а как так? Мы были вместе, должна была быть удача, а пока… только дурь приключилась! И приглючилась тоже», – уже куда более мрачно добавила Кэт.

«Приглючилась?»

«Ага. Что в этой толпе, среди похитителей, Рыженькая кого-то знакомого увидела».

«Хм… Может и не глюк. А удача наша… ты об Игре Велиара слышала?»

«Конечно».

«Ну, вот, она идёт сейчас. «Наш» Игрок сделал паршивый бросок, вот вас и взяли. А Рыжик пусть присмотрится, может действительно знакомый».

«То есть… мы в игре? Просто пешки или игровые пешки?» – задумчиво уточнила Кэт, даже не думая уточнять личность Игрока.

«Игровые, полагаю».

«Тогда не так страшно», – воспрянула духом Кэт, потом уточнила: «А у нашей удачи ноги тогда не из этой ли игры растут?»

«Думаю, и то, и другое. Ничто не берётся из ничего, значит, Игра лишь усилила и без того имеющийся феномен. И это первая приятная новость, полагаю».

Вампиресса задумалась, пропала, потом снова вернулась:

«Ещё двоих девчонок закинули в машину. И мы снова куда-то едем. Кай… Тебе не кажется, что очень похоже, что кто-то хочет содрать хороший куш перед исчезновением?!»

«Напоминает, так что я даже не знаю, удача наша тут работает, или надо готовиться к серьёзной заварушке», – Кай почесал кончик носа, заранее заготовив воздушный телепорт, чтобы потом лишь вставить в него координаты, да переместиться.

«Если бы серьёзная заварушка, мы бы не оказались в её центре», – вступила, наконец, в мысленный разговор Энджел. Всё это время девушка потратила на то, чтобы собрать себя воедино, удержаться на грани между полной потерей рассудка и спокойствием. Берсерк рвался наружу, желая всё изничтожить. Слишком это напоминало… тогда был не мощный грузовик, а телега, тогда была не изолированная серебряная клетка, а обычные верёвки и мешок на голову.

Страх и ненависть постоянно угрожали столкнуть её в бездну ненависти и потеря контроля над собой.

«Смотря, что за заварушка, Рыжик. Отложим пока разнос всего вокруг, отвлекись на что-нибудь хорошее».

«Возможность медленно расчленить одного вампира по клеточкам считается?» – томно-соблазнительно пропела рыженькая.

«Если мысли об этой возможности не дадут тебе переключиться в свою очаровательную в своей разрушительности ипостась – да. Если нет – не считается, и сиди, и думай, какие вкусняшки будешь нам печь, когда мы с Кэтти тебя героически спасём от порчи причёски».

Ветер не ответил, скользнул вбок и затих.

Кай лишь головой покачал. Раз девчонки пропали со связи, значит, сканер перешёл к тотальному сканированию – чтобы никто не позвал на помощь.

«Что ж, в таком случае, будем играть по своим правилам», – предвкушающе улыбнулся мужчина и послал мысленный зов Деметре, – «начальство, мне бы не помешали услуги лучшей провидицы клана, снизойдёт сия очаровательная леди до скромного собрата?»

Мгновение ничего не происходило, потом раздался ответ:

«Провидица готова принять тебя. В это время она обычно бывает в небольшом баре, на окраине Москвы, в человеческом секторе. Ты знаешь, куда идти».

«Благодарю», – Кай даже чуть склонил голову, а потом унёсся ветром к цели. Он понял, о чём говорит Деметра, вспомнил образ, который видел в своём бокале, и что этот образ обозначает.

Бар DD хорошо был известен тусовке вампиров, по ряду причин, и по тому, кто кого здесь перепить пытался, и по тому, какой бар был сейчас, и по тому, кому он принадлежал.

Чтобы добраться до цели, у Кая не ушло даже нескольких минут, а у чёрного входа его уже ждала молоденькая вампиресса.

Мужчина коротко поздоровался с встречающей, и она мягко повела рукой:

– Прошу сюда. Леди ждёт вас.

– Благодарю, – вампир кивнул, двигаясь за вампирессой.

Не вверх, по скоростному лифту, вслед за провожатой Кай спустился на минус третий этаж.

«Леди» его ждала в кабинете.

Совершенно, правда, не классическом. Никаких столов, стульев, полок, шкафов. Два кресла, низкий стол между ними, огромный мольберт, мягкая игрушка, размером с кресло, пушистый ковёр с длинным ворсом и всё.

Хозяйка была здесь. В белоснежном плаще с капюшоном. Лица видно не была – оно таяло, было скрыто иллюзионным покровом. Деми хорошо училась, а учителей в Неведомом клане искать умели.

К тому же, именно вот так выглядела «лучшая провидица Неведомого клана», которую только единицы ассоциировали с Деметрой Вьенте – дочерью Грандсира клана и его Тринадцатого демона.

– Вы искали встречи с провидицей? – мелодично спросила хозяйка кабинета, поворачиваясь.

– Да, леди. Полагаю, Ваш дар уже сказал Вам, зачем я здесь? – никакого чудачества, Кай был абсолютно серьёзен, и почтительный церемонный поклон был тоже абсолютно настоящим.

– Что именно сегодня интересует более всего Вас, Князь? Я вижу в Вашей душе несколько вопросов, которые Вас волнуют. Я могу ответить на тот, что важнее для Вас, чем местоположение двух девушек.

– На тот вопрос я смогу ответить и сам, со временем, конечно. Пока же меня куда более волнует вопрос – где мне искать Кэтрин и Энджел. Я хочу оказаться у цели раньше, чем они туда доберутся.

Ткань плаща тихо шелестела, когда Провидица медленно шла к Каю, остановилась совсем рядом, окутанная запахом тонких духов и разогретого янтаря:

– Ты слишком предан им. Но забываешь про себя.

– Забываю, когда могу это себе позволить, но вспомню, когда будет необходимо, – негромко ответил мужчина, не отводя взгляда. – Благодарю за совет, Провидица, я его услышал… И все же я не буду менять своего вопроса.

– Тогда я назову место, где необходимо быть. Но не раньше, чем через полчаса. Проигрышная партия может стать выигрышной, если проиграть ещё немного, – в голосе Провидицы послышался смех, а потом она стала совершенно серьёзной. – В этом доме нет окон. Ни одного. Они все фальшивые. Этот дом называют домом бога, но человеческий бог туда не заглядывал уже пару веков. В этом доме пролилось много крови человеческих младенцев. Под ним – большая полость, пустая. Но когда-то там грохотали железные человеческие машины. Ты не был в этом месте, но многое о нём слышал. Ты не раз его видел, и каждый раз не мог удержаться от ощущения того, что от этого места с белыми стенами пахнет гнилью. Жди у входа чёрного. Туда подъедет красная машина. А иди с парадного входа. И ты получишь желаемое. Но не спеши, пока не станет понятно, что не только ты прибыл в нужное место, но и тот, кто тебе нужен. Его ты узнаешь с первого взгляда, и – не ты один.

– Благодарю за ответ, Провидица… – поклонившись, вампир покинул девушку. Она дала подсказку, этого было вполне достаточно, чтобы понять, куда двигаться… через полчаса.

Девушка величественно кивнула и двинулась к креслу.

– В баре подают хороший кофе с ирландским ликёром, Князь. Считайте это… комплиментом от DD.

– Благодарю за внимание к моей скромной персоне, Леди, – поблагодарил девушку Кай и пошёл дегустировать кофе. Тоже хорошее занятие, чтобы потратить полчаса.

На исходе этого времени его плеча снова коснулся лёгкий ветерок, поманил куда-то прочь, из уютного бара, где вместо грохочущих басов была живая музыка, и ноты уютной флейты звучали в нежном романсе с арфой.

Кай не стал противиться зову и теперь. Покинув бар, мужчина обратился ветром и унёсся прочь, к Храму Христа Спасителя. Вампир появился в тени за одной из фигур, украшающих соседнее с черным ходом здание. Раз провидица сказала ждать тут – значит, нужно ждать именно тут.

Место было выбрано, конечно, более чем странное. Вампиры могли спокойно входить в храм, а людей здесь всегда было более, чем достаточно.

То страшное убийство, про которое Кай слышал и ранее, произошло всего пару лет назад.

Ветерок снова скользнул по лицу вампира, привлекая его внимание:

«Двадцать четыре», – донёсся слабый, приглушенный почти до неразличимости голос Кэт. – «Вместе с нами – двадцать шесть, две чёртовых дюжины».

«Все веселее и веселее…», – отозвался мужчина, наблюдая за входом.

«И кое-что ещё, Кай», – на этот раз заговорила Энджел. И в отличие от сестры, говорящей ветром, её устами стала тьма, прижимающаяся к белокаменным стенам в удушающих объятиях. – «Тут есть вампир. Не просто где-то в стороне, среди них. И это не моя тропа, но родственная. Среди тех, к кому нас сейчас поведут, будет могущественный древний с тропой крови. Это есть в тропе крови, возможность получать бессмертие из крови вампира. Есть побочные эффекты, но мой … палач… мой сир… утверждал, что у атлантов была возможность избежать этого. Если допустить, что… некий могущественный древний с тропой крови был в плену у атлантов, а потом бежал с технологиями и ценной информацией… то мы куда более, чем просто в беде. Мы в яме, полной дерьма».

«Я уже здесь, постараюсь обнаружить его раньше. Что-то мне это нравится все меньше и меньше, будьте крайне осторожны».

«Ты тоже», – донеслось от Энджел.

А следом совершенно цинично-насмешливое от Кэтрин:

«А вот эту дамочку я тоже знаю. И её можешь помять. И да, имей в виду, её плащик… что-то совершенно восхитительное».

Красная спортивная машина остановилась у чёрного входа плавно, мягко, практически бесшумно.

Из открывшейся двери с грацией беременного бегемота, выползла вампиресса. Совершенно определённо! Ей было не меньше семисот лет, активированная сила иллюзий, несколько шагов из какой-то смежной тропы и потрясающий плащ-артефакт, в котором было воплощено несколько шагов маскировки, сокрытия и искажения.

Напоминал, правда, плащ при этом обличье куклуксклановцев, но самое идиотское при всём этом было то, что Кай вампирессу тоже знал.

Линди Хоп. Её все дружно считали чокнутой и блаженной. Во-первых, она отказалась от крови людей, не просто утверждала, а реально её не пила, поскольку на человеческую кровь у Линди была аллергия! (Зато становилось понятно, что составляло основу её диеты – кровь вампиров, видимо, каким-то образом очищенная).

Во-вторых, эта дамочка обожала Атлантиду, и всё с ней связанное.

В-третьих, она саму себя называла в разное время любовницей самых влиятельных вампиров в разных городах (Грандсиру, а впоследствии и Дему доставалось тоже).

Наконец, она не состояла в Неведомом клане, к счастью. Вампиресса была одной из Правящих.

Зато было известно совершенно точно, что на долгое время Линди Хоп выпадает из общества вампиров. Постоянно переезжает по городам, а ещё…

«У неё потрясающие артефакты», – промурлыкала Кэт, и ветряные ладони обняли Кая за плечи. – «Только если знать, куда и как смотреть, становится понятно, что эти все финтифлюшки – имеют под собой наследие Атлантиды. Возможно, копии, возможно – нет. Но это наш клиент. Милый, ты можешь её упаковать? Закидывай в багажник её машины, я позабочусь, чтобы её не нашли и не спасли, накидывай сверху её плащ и приходи к нам. У нас тут, кажется, намечается самая настоящая тёмная месса».

«Сделаю, милая, не шалите без меня», – улыбнулся вампир, стремительным потоком устремляясь к своей жертве, не ожидающей нападения…


… Тот, кто выбирал место и антураж для предстоящего действа, явно обладал либо специфическим чувством юмора, либо запредельной любовью к пафосу и человеческой мистике. Под храмом были огромные пустоты, и одну из них переоборудовали для настоящей чёрной мессы… ещё немного и можно было бы счесть, что тот, кто это задумал – последователь небезызвестного в Неведомом клане Сатаны.

Огромный зал освещался редкими факелами – самыми обычными, даже без магии. А вот в центре пассивным магическим фоном светилась ритуальная пентаграмма. И вот именно к ней в разных местах приковывали вампиров-неофитов. Собственно, пентаграмма была огромна – метров тридцать, если не больше,

Причём в полном соответствии с канонами Чёрной мессой – неофиты были одеты, а на лицах – маски. Зато босые подошвы и руки были разрисованы так, что чистой кожи просто не оставалось. В качестве «чернил», естественно, использовалась кровь.

«Я вот думаю», – донёсся до Кая мрачный голос Кэт.

Магические возмущения от пентаграммы глушили всё вокруг, так что вампиресса могла разговаривать спокойно.

«Откуда у них подлинный экземпляр ритуала по канонам и заветам истинной Чёрной мессы? Они не сделали в рунах ни единой ошибки! Как эксперт заявляю!»

«Я тебе как эксперт по историческим фактам и утерянным знаниям заявляю, что ты права. А это невозможно. За всеми рукописями Сатаны охотились тщательно и уничтожили все до единой. Я их видел, так что могу это определить…Учеников его тоже перебили всех… почти всех. Не нашли всего двоих. Одного я убил позже, случайно, а вот ещё один пропал и, говорили, что с концами. Неужели живой!?»

«Мне ругаться можно?! У нас тут ученик Сатаны, древний вампир с тропой крови и чем-то ещё, и этот тип на полном серьёзе собирается нас принести в жертву?! А причём тут Атлантида и… Ох ты ж… Искажения по третьему волновому закону!»

«Кэтти, будь добра – давай без специфических терминов, переведи», – Кай даже чуть улыбнулся тому, какой ас ему достался.

«Это… грязь и мерзость, дичайшее варево из нескольких троп, а самое главное замешано всё это на людском эгоизме и человеческой глупости. Каждый раз, когда человек мнит себя … подбери определение сам, мне сейчас злости не хватит. Так вот, когда человек начинает пить вампирскую кровь, он не становится иным, каким себя видит в зеркале, зато происходит кое-что другое. Его аура… она перестраивается и качественно изменяется. Человек становится мощнейшим энергетическим источником. И чем больше лет такому источнику, тем больший запас силы содержится в его крови и вокруг него. Пить такой коктейль нельзя, зато можно принести в жертву. И тогда выброс силы будет неимоверно масштабен. Он не затронет «физическую» сторону жизни, он затронет только тонкую, «эфирную», то есть он напрямую будет влиять на то, над чем властна только наша богиня Ночь. Грубо говоря, создавая людей, пьющих кровь вампиров, кто-то собирает себе склад энергетических батареек. В определённый момент это кто-то может получить силу, достаточную, чтобы совершить пробой. И, например, вытащить из царства Ночи ещё одну душу. То, что когда-то удалось одному, вполне может получиться и у другого. Хотя тот безумец… Алхимик, кажется?, который устроил нам жуткую встряску, действовал другим путём. А тот некто… судя по всему, ученик Сатаны, готовился к этому очень давно. Странно, почему его не убили?!»

«Кажется, я догадываюсь, как он выжил… И даже могу предположить, КОГО хочет вернуть этот хитрец», – Кай задумчиво закусил губу. – «Да, скорее всего так оно и есть, не вижу других вариантов».

«Кого именно?» – уточнила Энджел, которую прицепили на место одной из последних. Слушать разговор она слушала, а вот заговорить смогла только сейчас.

«Учителя своего. И вот этого допускать нельзя».

«Очень весело. Интересно, близнецы вообще знали, против кого в результате нас закинут?!» – рассердилась Кэт.

«Не думаю, что они бы стали вести нас настолько кружным путём, если бы знали, как всё плохо… хотя, нет, эти могли и умолчать или просто не знать – не угадаешь»

«Я голосую за то, что не знали», – пробормотала Энджел. – «Ребят, мне страшно… Тут кто-то очень мощный. Мне с ним не справиться».

«Да… видимо, я был прав. Это действительно его ученик, и выжить он мог только одним способом… был среди тех, кого захватили атланты. Только этим можно объяснить его выживание и возможности», – Кай всматривался в фигуру, которую человек или молодой вампир в дальнем углу даже не заметил бы – уж больно «густая» у фигуры была аура. – «Интересная техника… он собирает к себе свободно разлитую тут энергию, уплотняя свою ауру, за счёт этого кажется на пару порядков могущественнее, чем есть на самом деле. Но и защита это хорошая – там все так перемешано, что ничего не рассмотреть вообще».

«Итак», – перехватила инициативу Кэт. – «Он один – хорошо, но мало. А элемент на потрошение у нас уже есть. Как насчёт того, чтобы спугнуть его, а потом проследовать за ним?»

«Идея неплоха, чем напугать его?»

«Естественно самым страшными, собой. Ну, точнее рейдом Неведомого клана. После этой страшной победы – нас боятся как огня».

«Ну, как я могу отказать?.. Наслаждайтесь шоу, дамы…»

Кай улыбнулся, ему очень хотелось увидеть ужас врага, когда начнётся «представление». Вампир даже не стал снимать маскировку, этого и не требовалось. Ему, мастеру искажений, было достаточно того, что есть, где развернуться.

Никто, кроме мастера такого же уровня, следившего бы за Каем правильно, не увидел бы, как все поверхности в огромном зале покрывает пелена искажений, как перестраиваются узоры, и складывается нечто новое. Нет, это не было тем филигранным кружевом, подлинным совершенством, которое видела Кэт в «чулане». Это была атака, стремительная и яростная. Стены, пол, потолок – расцвели знаками Карателей Неведомого клана, распахнулись «настоящие» порталы, из которых должны были хлынуть потоки боевых тварей и их хозяев, вспыхнули воронки, из которых протянулись звенящие серебряные цепи, которыми ловили в старину пленных. Поднявшийся штормовой ветер сбивал с ног, вносил хаос в происходящее, а ещё он пах грозой. Молниями, которые обрушивал на врагов Грандсир Неведомого клана во все века.

Для того, кто пережил хоть раз кошмар атаки Неведомых – это было настолько ужасно, что вгоняло в безотчётную панику, лишало воли и оставляло только одно желание – бежать.

Паника, которая поднялась в подземном бункере, не поддавалась описанию.

Людей, которые пили чужую кровь, здесь было раз-два и обчёлся, и они были единственными, кто попытался организовать какую-то оборону. Вампиры же, которые здесь были, просто удирали: не просто телепортами, но даже элементарно.

Один, пытаясь отчаянно найти спасение, проломил собою стену.

Клиент триады сбежал первым, унося с собой сразу три маячка из разных троп, каждый из которых был матрёшкой – внешний уровень можно увидеть и отцепить, средний можно ещё и вообще не увидеть, а самый-самый мелкий даже ощутить было сложно, являясь мастером внутри своей стихии.

В результате, когда паника улеглась, встречать «Неведомый клан» готовы были шестеро вампиров, трое людей и два отряда охотников на вампиров.

Встречать им было кого. Во-первых, во время паники, Кай освободил напарниц. Во-вторых – из-за его искажений было невозможно понять – где настоящая триада. Каждый видел свою, для каждого триада появилась из своего портала… и это не говоря о совершенно настоящих цепях, тянущихся ко всем «защитникам».

– Как думаете, девчат, оставим их, перебьём или переловить их всех?

Кэтрин, нацепив ветряные доспехи и откуда-то приманив свой маленький декоративный рюкзачок, и активно вытаскивая оттуда натуральные груды металлолома, пожала плечами:

– Ты ту «девочку» в красной машинке забрал?

– Ну, да, как и договаривались.

– Значит, источник информации у нас уже есть. Остальных можно убить.

– Не вопрос, – в руке вампира появился меч, уже без ножен. – Нашинкуем их в салат.

– Рыженькая? – Кэт подошла к сестре, задумчиво выпускающей из кончиков пальцев черные призрачные когти и втягивающей их обратно, поцеловала её в висок. – Ты можешь отпустить себя. Здесь всё – кроме тех идиотов, что валяются на полу – твоя добыча. Будешь тормозить, их поголовье уменьшится в нашу пользу.

– А если не буду? – подняла Энджел на сестру черные-черные глаза, с голодной бездной на дне зрачков.

– Тогда, думаю, я даже поделюсь с тобой своим мороженым. А Кай добавит на десерт себя.

– И даже Кэтти добавлю, вместо вишенки на тортике, – кивнул мужчина, усмехаясь.

– Вишенка? – вампиресса повернулась и показала кончик языка. – Я не настолько провокационная…

Когда она повернулась обратно, сестры уже не было. Зато по бункеру, с каждым мигом разгуливаясь всё больше и больше, мчался «чёрный пылевой дьявол» – берсерк со стихией тьмы.

А поскольку оставлять всё на сестру, Кэт не хотела, да и ей было интересно, что могут охотники нового поколения, блондинка прихватила пару дробовиков и двинулась следом.

Каю осталось только вздохнуть, да рвануть за девчонками, окутывая себя вихрем для большей скорости… надо же и князю развлекаться!?


Наверх || Глава 24. Ловля на живца


С самого начала Грандсир не собирался чрезмерно влезать в дела созданных Деметрой отрядов. Для себя он решил, что будет лишь контролировать, а остальным – есть кому заняться… в конце концов, не царское дело в каждую щель нос совать.

К тому же Мстиславу было интересно, что наворотят его дети, если им дать задание, и не лезть под руку.

Впрочем, работа одной из триад оказалась такой, что вмешаться потребовалось. И инициаторами вмешательства Грандсира были как раз дети. Они попросили принять их и одну из триад в кабинете – выслушать новости и решить, что делать. Что ж – Мстислав отказывать не мог, назначил время и теперь ждал детей и их подчинённых в своём кабинете.

Вопреки обыкновению, близнецы появились поодиночке. Первым появился Демиан.

– Привет, бать. Ничего не знаю, не смотри так, – заявил маг, отпихивая голову своего вездесущего змея от своего же сэндвича, стащенного прямо из-под руки Полины. Устроившись на подоконнике, Дем запустил зубы в лакомство. – Маловато горчицы… – Сказано – сделано, упаковка «злой» горчицы перенеслась с кухни (опять из-под руки Полины) в руку мага. Впрочем, он вернул упаковку, едва добавил горчицу в еду.

Танцующая, стоящая на кухне, мысленно помянула «добытчика» нежным ласковым выражением в три этажа, и начала делать второй бутерброд.

– Опять не ел со своими опытами? – Грандсир немного нахмурился, глядя на сына.

– Не, просто увидел такую вкусняшку и не смог удержаться. Привет, Деми, будешь вкусняшку? Честно поделюсь!

Вошедшая в кабинет вампиресса, тут необходимо уточнить, явно сердитая, закрыла за собой дверь, плавно. Молча прошла к отцу, поцеловала его, потом Дема, потом села в кресло, и только после этого её прорвало:

– Вот откуда?! Откуда эта шваль берётся, простите уж меня за выражения?! Они что, специально ждали возвращения Неведомого клана, чтобы полезть как тараканы из всех щелей?! Как?! Вот раньше где они были? Когда клана не было?! Или вся эта мерзость раньше спокойно проворачивалась, мы просто не могли быть везде, вот и не знали про неё?!

– Деми, научись начинать фразу не с середины, пожалуйста, – попросил сестру флегматичный маг, продолжая жевать и отпихивать питомца.

– Когда-нибудь, лет через двести, триста… ну, пятьсот, – сдалась девушка под скептическим взглядом Мстислава. – Подробностей я не знаю, подробности будет рассказывать триада ветра, которые вот-вот прибудут. Зато, когда они прояснили ситуацию, смогла немного уловить и я. Знаете, откуда на этот раз тянутся «хвостики»?

– Откуда же? Деми, милая, давай меньше загадок, больше информации? – Мстислав чуть нахмурился. Его дети не отличались особым спокойствием, но вот такого обычно не утраивали ему…

– Сатана, пап! Опять этот грёбаный идиот! В тот раз он пытался вылезти с той стороны врат, в этот раз его ученик хочет выпустить своего учителя с этой стороны врат!!!

– Вот блин… – застонал Демиан. – Вот только его мне тут и не хватало!!!

– М-да… Проблема… Но разве не всех учеников его передавили? – удивился более спокойный Грандсир.

– Видимо не всех. А уж особенно если учесть, что у этого типа откуда-то доступ к технологиям атлантов! – Деми выдохнула и, наконец, взяла себя в руки, пояснив спокойно: – И мы понятия не имеем, где он, сколько вампиров и людей в этом варится помимо него, как скоро он может набрать нужное количество сил, и так далее, так далее, так далее. А, да, главная прелесть всего этого, что вся эта верхушка так надёжно защищена, что мой дар послал меня очень далеко, правда, не в лес, а куда пониже.

– Хм… Ладно, детишки, я так понимаю, у вас уже есть идеи, что делать? – не стал пока встревать отец. Новости были, прямо сказать, паршивые, но он ещё не готов был что-то сказать по делу. Пока только слушал…

– У меня полный ноль, – вздохнула Деми, потерев виски. – Поэтому я и попросила собраться здесь вместе с триадой ветра.

– Ну, зови их, будем слушать.

– Ага. Как говариваю я – «зовай жертв», – вздохнул совсем не весело Демиан.

Деметра, кивнув, подула на ладонь. Маленькая серебристая и крылатая фея сорвалась с её пальцев, перепачканных краской, скользнула к дверям и сквозь неё, помчалась куда-то дальше.

Триада появилась через несколько минут.

Все чистенькие, аккуратные, спокойные и со связанной вампирессой при себе. Знакомой вампирессой.

Что у Грандсира, что у Демиана реакция была одна, как только они опознали, кого именно притащила шальная ветряная тройка. При одном взгляде на пленницу у обоих округлились глаза, и чуть приоткрылся рот. Слухи, которые она сама же распускала о себе и «своих высокопоставленных любовниках», заставляли обоих подавлять рвотный рефлекс.

– Я так понимаю, распустить её на нити пока нельзя, да? – горестно посмотрел Демиан на сестру.

– Увы, увы, увы, – ответила сочувствующим взглядом Деметра. – Это наш драгоценный источник информации и, судя по тому, что вижу я – очень полезный. Ребята, – взглянула она на триаду, – рассаживайтесь, пожалуйста, разговор, я так понимаю, будет долгий.

– Провидица Неведомого клана всегда всё знает, – пробормотала Кэт, с грацией кошки опускаясь на диван. Рядом с ней устроилась Энджел. Девочка-колокольчик, руки на коленях сложила, взгляд потупила.

Кай устроился с дамами, выжидательно посмотрев на присутствующее здесь начальство.

– На самом деле, всё просто, – Деми, как самая понимающая в происходящем, взглянула на Края. – Князь, прошу вас, что сегодня случилось, и где вы взяли такой очаровательный язык? Одним словом, можем мы услышать о вашем расследовании?

– Под храмом Христа Спасителя планировалась Чёрная Месса, но мы её пресекли. Там же прихватили и этот кладезь информации. Виновник удрал… вернее, мы его отпустили, чтобы привёл к основному месту.

– Кто у нас виновник?

– Иосиф Мерц, птенец и ученик Сатаны.

Демиан, вздохнув под взглядом отца, щёлкнул пальцами, запуская с браслета экран с информацией.

– Иосиф Мерц, третий из девяти учеников Сатаны. Слабый боец, вообще не любит битвы, хотя любит кровь, зато умён и единственный, кто смог воспринять все, чему учил его Сир. Во время облавы пропал без вести, до сего дня не проявлялся нигде. А, да. Тропа Крови, магия крови, вспомогательные школы магии. Универсал – может заменять собой и Ткача, и Стабилизатора, и Исказителя, как и Кай… правда, намного хуже. Сам по себе – неплохой ткач.

Близняшки переглянулись.

– Мне он показался более опасным… – смущённо пробормотала Энджел. – Чем как у вас звучит…

– Я же говорил – он искусственно создаёт такое ощущение от себя. Это не сложно, было бы из чего, – отозвался Кай.

Энджел хотела было возразить и… замолчала.

– Кай, ты о сгущении ауры? – Дем повернулся к князю.

– Да.

– Ты прав… почти. Тут ещё дело в том, что вы были в его Месте Силы. Там он кажется ещё сильнее.

– То есть, – подытожила Кэт, – он ещё слабее, чем даже показался Каю?

– Да. Но не радуйтесь. Иосиф никогда не был сильным бойцом, но как-то же ушёл от облавы? К тому же, даже до исчезновения он очень хорошо защищался. Даже если он уже будет в ваших руках – не расслабляйтесь.

– Не может быть, – теряя благодушное расположение духа, Кэт вскинула голову. – Мы может и не самые опытные… как некоторые, но то, что этот тип… Иосиф, да? Далеко не так слаб, как вы тут говорите – очевидно.

– Ты о чём? – Мстислав посмотрел на вампирессу поверх сцепленных рук.

– Послушайте, Грандсир, я работала охотником очень много лет. Несколько веков… В какой-то момент, получилось так, что меня стали кидать на тех, с кем лучше бы … с кем в трезвом уме я бы и не подумала сталкиваться. Я умею разумно и трезво оценивать свои силы. Опыт не пропьёшь и даже не заешь мороженым, поэтому… я могу точно сказать, что этот Иосиф – далеко не так слаб, чтобы отнестись к этому спустя рукава. И чтобы такой древний вампир… Я не ощутила в нём родственной структуры. Если он и Ткач, то Ткач он может и хороший, но точно не отличный. А значит, есть что-то, что ему мешает.

В ответ на слова Кэтрин вдруг донёсся хохот Демиана. Правда, сначала от него послышалось ругательство, а потом – хохот.

– Дем?! – взглянула вопросительно на него сестра.

– А? Ой, извините… – отсмеявшись, Демиан повернулся уже совершенно серьёзный. – Пока вы тут общались, я консультировался с нашим экспертом по главной нынешней занозе в заднице – Атлантиде. То есть – с Морганой. И показал я ей запись, которую мне скинул Кай. Так вот, этот Иосиф – подопытная крыса Атлантов. Они над ним поработали так, что он стал, как вампир, ещё слабее, чем был.

– Бред какой-то получается, – вздохнула сердито Кэт, потом махнула рукой. – Провидица, – обратилась она уже официально к молчащей Деми. – Правдива ли информация о силе этого Иосифа?

– Да, – провидица в ответ лишь кивнула, потом взглянула на брата, отца и решительно поднялась. – Знаете что, дальше без меня!

– И без меня, у меня сейчас лаба рванёт! – вдруг испугался Дем… и исчез вместе с сестрой.

Кэтрин с искренним сочувствием посмотрела на Грандсира.

С такими близнецами было сложно находиться в одном пространстве дольше нескольких часов. А жить с ними…

– Мы ещё нужны? – спросила она же негромко. – Или нам пока отдохнуть? В искусстве допроса и выуживания информации мы всё равно не поможем Демонам.

– Идите отдыхать, вы все отлично поработали, – негромко проронил мужчина, уже погрузившийся в свои мысли.

Триада переглянулись и двинулись на выход, оставляя хозяина кабинета одного.

Связанная вампиресса осталась в кабинете, ожидая своей участи. Мстислав посмотрел на неё пустым взглядом и послал Зов своим Демонам. Их ждала работа, и терять время, учитывая ситуацию, нельзя.

Первым явился Палач. Дэвон негромко постучал и, получив разрешение войти, прошёл в кабинет Грандсира.

– Доброй ночи, Грандсир… Чем могу помочь?

– И тебе доброй, Дэвон. Присаживайся, будем ждать остальных. Можешь пока набросать план допроса этой дамы. Мне нужно выжать из неё все. Выживание её меня не интересует, разумеется.

– Понял, – кивнул Палач. Жертву он, очевидно, узнал, но пока не очень понимал – что в ней такого ценного. Впрочем, раз велено ждать остальных – сейчас все поведают.

Следующей в кабинете появилась Полина, немного сонная, снова пропахшая своими ядами. За последние годы под присмотром Лины из бывшего рода Марр, вампиресса умудрилась значительно развить свои таланты и уже мало-помалу начинала пробовать создавать свои собственные яды и смеси.

– Доброй ночи, Грандсир, – пробормотала она, – вы звали?

– Звал-звал, Полина, присаживайся… Беседа у нас будет поганенькая, но дождёмся уж всех, чтобы не повторяться.

Взглянув на вампирессу на полу, Танцующая принюхалась к воздуху, хмыкнула и опустилась в удобном кресло.

Гост с Лазарем явились вместе и заняли свои места, лишь бросив недоуменный взгляд на пленницу и задумчивого Грандсира.

– Ну, раз все собрались, можно начать, – протянул Мстислав. – Собрал я вас всех потому, что одна из наших Триад нашла выходца из прошлого. Если точнее – последнего ученика Сатаны, Иосифа. Оказалось, что он всё это время собирал людей, отпаивал кровью Сородичей и запасал их… пока неизвестно для чего. Эта дама – одна из его пособников.

– Ого, – восхитилась Полина. – Давненько я не слышала, чтобы кто-то игрался с тропой крови.

– Да уж… Да ещё так профессионально, чтоб делать запасы энергии… – Лазарь смерил взглядом пленницу. – А сам виновник, я полагаю, утёк опять?

– Не-а, – явилась обратно Деметра, огляделась и устроилась прямиком на столе, задумчиво потирая кончики пальцев. – Ой, привет, кого не видела!

– С возвращением… ты же с концами уходила?

– Да я не думала, что я так быстро разберусь, – сообщила провидица, – к тому же, я ходила за шоколадкой!

– Так бы и сказала… Ну, вот тогда рассказывай, дитя моё.

– Что бы я сказала?! – возмутилась Деми, глядя на отца. – Твою шоколадную заначку мама уже выпотрошила!

– Я в курсе, но что ж я тебе шоколадку не найду?

– Найдёшь? – подозрительно осведомилась девушка, вздохнула и повернулась к демонам, со спокойными улыбками наблюдающими за представлением. – Ну, тогда ищи, я пока всех введу в курс дела.

– Вот и вводи, – прокомментировал Мстислав, усмехнувшись.

Погрозив отцу пальцем, Деми устроилась удобнее:

– Итак. Основное папа уже сказал. Действительно, у нас в центре происходящего Иосиф, последний ученик Сатаны, его цель – вытащить Сатану из темниц Ночи, устроив пробой с этой стороны. Сразу могу сказать, что да – это вполне реально, если при пробое использовать масштабные живые артефакты. Создание живых артефактов – это вроде тропа крови плюс месса? – взглянула она на Полину.

Танцующая демонесса задумчиво кивнула:

– В дебри этой практики я не лезла, но в теории – да, знаю, что нужно. Это органичная практика, соединяющая воедино мессу и несколько шагов тропы крови. Причём, самое главное, там не нужно много личной силы, воздействие идёт по косвенным путям и по нарастанию. Если к самой важной конкретике – то для создания живых энергетических артефактов, а потом и для использования этой энергии, нужно место чистое от всех посторонних энергетических примесей. Естественных таких – раз, два и обчёлся, и практически все они находятся под охраной разных кланов. Можно создать искусственно, но последними, кто обладал такой техникой, были атланты.

– Не просто обладал… Они единственные, кто этим владел свободно и очень активно пользовался, – подал голос Гост. – К тому же, ему нужно изолированное место, чтобы, когда начнёт фонить, никто (мы, точнее) не явился и не помешал.

– Соответственно, где это самое изолированное место – не понятно от слова «совсем», мы облазили всю карту. И эта дамочка, – указала мыском в сторону вампирессы Деми, – должна знать нам нужное. Или местонахождение базы, или, тоже подойдёт, человека, который должен вот-вот туда отправиться. А чтобы этот человек прихватил с собой нашу наживку, позаботится уже Триада ветра.

– Ну, из неё мы выжмем всё, что знает, это-то не проблема, – заговорил молчавший доселе Дэвон. – Мне только интересно, как Иосиф умудрился спрятаться от охоты… и на кой ему возвращать Сира? Знает же, что у того шило в известном месте, а пример подобных амбиций и их результата наглядно показан Тенью. К чему столько риска? Сатана никогда не был таким сильным, чтобы надеяться на то, что он вернётся и всех поработит. Опасным – разумеется, умелым и хитрым – безусловно, умным – ещё как. Но до Изначального ему, что до Юпитера на карачках. И да, вопрос личной преданности я отметаю сразу, просто потому, что это бред. Возвращать из-за черты Сира, чтобы гарантированно вместе с ним в итоге угодить, если повезёт, в Темницы Ночи? А то и просто исчезнуть? Ни Иосиф, ни Сатана идиотами никогда не были.

Деметра задумалась, кивнула и пропала, не прощаясь.

– Ого, – Полина хмыкнула. – Провидица заступила на работу, потому что был задан правильный вопрос?

– Похоже на то… – Мстислав покосился на опустевшую руку, где только что была шоколадка. – Ладно, Дэв – начинай работать, а вот вопрос твой – тот ещё вопрос… Действительно непонятно, на кой столько трудов, и это здорово настораживает.

– Пошли, Дэв, помогу девочку разговорить, – поднялся Лазарь.

– Без меня, – качнул головой Гост. – Я поищу, где есть слепые пятна или переборы с эманациями… да и с духами пообщаюсь, мало ли.

– Я могу помочь со смесями и ядами, – предложила Полина негромко.

– Пошли, Поль, будем работать, – приглашающе махнул рукой Палач, беря за шкирку пленницу.

Танцующая кивнула, и Демоны пропали, оставляя Мстислава одного.

Правда, ненадолго. Дверь приоткрылась, и внутрь скользнула Адриана, остановилась на пороге:

– Не помешаю?

– Ты никогда не мешаешь, проходи, милая.

– Мало ли, ты такой занятый в последнее время, – сообщила вампиресса, прикрывая за собой дверь. – А чего такие взбудораженные от тебя демоны отправились?

– Да питомцы нашей дочери нашли проблемы на наши шкурки, вот, всех отправил пахать, вот теперь буду с умным видом ждать результатов.

– Вот именно вот так? – осведомилась заинтересованно Ри.

– Ну, а что я могу ещё сделать? Вот после результатов и посмотрим, кого следующего озадачить.

– Грандсир!

– Что? – Мстислав усмехнулся. – Я серьёзно, не начальственное это дело бегать, как ужаленный. Все работают, а я мыслить буду, потом собирать наработки воедино и опять думать, кто виноват и что с этим делать… Вернее – кто виноват, и так уже известно.

– Большой начальник, – хмыкнула вампиресса, устраиваясь на краешке стола и задумчиво разглядывая своего мужа.

– Не ворчи… О чём задумалась, Ри?

– Я не ворчу, я восхищаюсь, это разные вещи. А задумалась… Вот думаю, пригласить ли тебя на свидание или оставить думать дальше?

– Пригласить, подумать я всегда успею.

– А вдруг ты откажешься? – округлила Ри глаза, потом засмеялась, вытаскивая из сумочки два билета. – Концерт новой группы, ребята заказывали у меня всю гастрольную гардеробную. Отличные голоса, потрясающая музыка. Пойдёшь?

– Пошли, оценим юные таланты, – рассмеялся Мстислав. – Надо же и развеяться, все же, а то вечно работаем-работаем…

– Вот! – обрадовалась вампиресса. – Это мне куда больше нравится!

– Ещё бы тебе это не понравилось! Когда концерт?

– Завтра. Начало в десять часов.

– Так и запишем – завтра нас НЕТ!

Приняв такое решение, Грандсир поднялся из-за стола, увлекая жену из кабинета.


… Деметра устроилась посреди собственной мастерской, обняв огромного плюшевого и старого мишку.

Стены были впервые пустые. Все картины отсюда перебрались в художественную галерею в центр одного из кварталов, принадлежащих Неведомому клану. Естественно, не на продажу, просто на выставку. И только Дёму из всех, пожалуй, было известно, сколько потребовалось ему времени и сил потратить, чтобы сестра на это согласилась.

Сейчас она смотрела на одну из пустых стен и о чём-то явно задумалась. И думы, судя по тому, какая тоска была в её глазах, были более чем невесёлые.

Подошедший брат сел позади сестры и обнял её.

– О чём задумалась?

Откинув голову, Деми устало улыбнулась:

– Можно, я просто скажу, что это всё мне очень-очень не нравится?

– Можно, но я хочу пояснений.

– Да вся эта ситуация… Дэвон задал очень разумный вопрос. С чего это вдруг ученик Сатаны так пытается активно вытащить учителя…

– Думаешь, всё же его? Но ведь действительно странно…

– Его. Там, настройка очень точная, очень тонкая. Никак по-другому нельзя сказать. Тянуть собирается ученик именно учителя. Причём пробой, который Иосиф собирается использовать, специфичный. Созданный, я так подозреваю, самим Сатаной. Но вот почему его… не знаю.

– И почему сейчас? Смысл?

– Нету, – поникла Деми. – Я просто его не вижу.

– Как же он прячет себя?..

– Где-то создано укрытие, просто потрясающее, огромное, экранированное. Ноль эха, ноль помех.

– Я его съем, – веско заявил Дем. – Вот честно…

– Кого именно?

– Укрытие.

– Ну-ну, – хмыкнула Деми, затем наклонилась, прижавшись лбом к собственным коленям. – Как там продвигается допрос, не в курсе?

– Откуда мне знать? Я туда не суюсь, не моё это дело…

– Жаль… Мне бы не помешало немного информации.

– Всем бы не помешало. Хочешь попытаться его поймать даром?

– Не получается, осторожный гад…

– В том-то и проблема… Есть какие-нибудь идеи?

– Подождать результатов допроса и ловить на живца. Это единственное, что нам остаётся.

– Ну, значит, будем ждать… и караулить, это мы умеем, сестрёнка.

– Умеем, – согласилась Деми тихо, потом встрепенулась. – Знаешь, а как насчёт того, чтобы попробовать на живца половить на меня?

– Я против. На тебя никого мы ловить не будем!

– Чего это?! Недостаточно хороша?! – оскорбилась вампиресса.

– Деми! – прищурился Дем. – Хватит. Мне Тени хватило.

– Его на меня мы не ловили! Он сам… попался… И вообще это была случайность!

– Не суть. Мне хватило. Так что нет.

– Ну, и ладно. И подумаешь…

– Деми?

– Я поняла, не выступаю наживкой и даже об этом не заикаюсь.

– Умничка. Я всегда знал, что у меня лучшая сестрёнка!

– Ага, ага…

– Деметра….

– Я внимательно тебя… нет, не тебя, – девушка приложила палец к губам, к чему-то чутко прислушиваясь.

Демиан затих, просто всматриваясь в сестру. Спустя пару минут она встряхнулась и задумчиво подманила к себе бумагу и простые карандаши.

Образ, который начал выходить из-под её руки спустя мгновение, был неузнаваемым и узнаваемым одновременно.

Определённо это была Энджел, только совсем в странном для себя образе.

– Кажется, я знаю, кто будет наживкой, – прошептала Деми, потом повернулась к брату. – Поможем сразу или позволим набить пару-тройку своих собственных шишек?

– Хм… Проследим. Если понадобится – поможем, а так – пусть работают. В конце концов, зря мы над ними так пахали что ль!?

– Пахал только ты, – засмеялась Деми, потом потянулась и уронила брата на пол. – А давай, давай я тебя разрисую, а?

– А потом я тебя! – рассмеялся Демиан, перекатываясь и оказываясь над сестрой.

– А отмываться я потом буду долго и упорно?! Протестую!!!

– А против чего не протестуешь?…

– Даже не знаю, – озадачилась Деми. – Наверное, от того, чтобы нагрузить тебя страшной-страшной работой. Во-первых, отправить этот листочек триаде, во-вторых, помочь мне сделать один артефакт, наконец, пойти со мной на кухню. Я хочу попробовать один рецепт, а ты будешь моим первым подопытным.

– Ох и дорого стоить будет, любовь моя… – протянул Демиан, чуть прищурившись.

– Очень? – заинтересовалась Деми, протягивая руку и скользнув пальцами по щеке брата.

– Для любимой сестрёнки скидки, – скользнул он губами по пальцам сестры.

– Три шоколадки?

– Не, на твой шоколад я не претендую.

– Хорошо, три сосульки с чистой магией? – предложила Деми с пакостной улыбкой. – Ноль примесей, никакого влияния ни на что, ни косвенного, ни прямого не было и не осуществлялось.

– Ты меня искушаешь, милая… а премия будет?

– Мясо, под сыром, и пончики.

– Убедила! – чмокнул сестру в кончик носа Дем.

– Тогда поднимай меня, я пойду на кухню, а ты отправишь мой листочек по нужному адресу. Договорились?

– Договорились, милая, – рассмеявшись, Демиан взлетел над сестрёнкой, увлекая её вверх и ставя на ноги.

– Маг, – покачала она головой. – И что с тобой поделать?! Буду тебя кормить. Увидимся на моей кухне через пятнадцать минут. И даже, так и быть, можешь опоздать на пару минут по уважительной причине. Ната – уважительной причиной считается, родители тоже, остальные – нет!

– Если я приду с Натой, твоих запасов на эту сладкоежку не хватит! Она вчера опять объела кондитерскую Елены.

– Бедная Елена, – покачала головой Деметра.

– Да она-то не возражает, но факт в том, что береги заначки…

– А они пустые, – отозвалась вампиресса легкомысленно. – Беречь нечего. Так, ты почему ещё здесь?!

– Обсуждаю с тобой возросшие аппетиты по вкусняшкам моей милой супруги, – елейно ответил Демиан и пропал.

Хмыкнув, Деми покосилась на часы, засекая время, и двинулась на кухню. В том, что рисунок будет доставлен по назначению и адекватно воспринят, она не сомневалась, как и в том, что охота на живца даст положительные результаты уже в самое ближайшее время.

Главное было не потерять уже саму Триаду, но вот в этом смысле Деми твёрдо верила в гениальность брата. Главное было поставить ему задачу – а он уже сделает нужное. А задачу она сформулирует, половина уже есть, осталось понять вторую половину….


Наверх || Глава 25. Ход на удачу


Четыре дня и три с половиной ночи пролетели быстро и незаметно. Триада Ветра отдыхала, развлекалась… и, пожалуй, продолжала делать робкие шаги к большему сближению. Не так-то просто убрать приросшие иголки и подпустить кого-то ближе, когда привык, что этого делать нельзя.

Впрочем, каждый из них так или иначе хотел этого, хоть и несколько опасался.

И все же, передышка была не намеренной. Просто дело оказалось в том, что добыча Триады была грамотно защищена от допроса, и специалистам Неведомого клана пришлось изрядно напрячься, чтобы её вскрыть. Как они и подозревали, «пациентка» этого не пережила… ну, да кого волновало её здоровье? Думать надо, с кем дело имеешь.

Как только информация была получена, Демиан позвонил Каю – сказать, как получить доступ к отчёту о допросе с комментариями Лазаря, Дэвона и даже Госта.

– Мне лень тебе это зачитывать, к тому же, я всегда считал, что надо самому вникать в информацию, а не ждать, пока тебе её разжуют. Ты ведь и сам так думаешь, м?

– Да. Спасибо, забираю данные, – поблагодарил Кай, выгружая отчёт на планшет и вешая трубку. Впрочем, Дем его опередил – буркнув «пока», маг отключился. Не иначе оторвали от какого-то опыта.

Когда перекачка завершилась, Кай отправился в комнату, которую полностью приватизировала Кэтрин под своё «рукоделие». Вообще-то это помещение изначально планировалось, как ещё один зал библиотеки, но, оценив масштабы своей коллекции, Кай эту идею отбросил. Он просто потратил несколько лет труда, чтобы сделать Библиотеку в другом помещении, но с применением своего мастерства. К тому же, это было ещё до того, как он утратил значительную часть своих сил, а потому Библиотека была сделана изумительно… и не имела ничего общего с несколькими стеллажами книг в одноименном помещении дома.

Пустой же большой зал теперь занимала Кэт.

Зайдя туда, Кай видел пустую комнату, в центре которой сидела вампиресса… и немного двигала пальцами. Всё. А, если подключалось магическое зрение – тогда весь зал заполоняли магические ткани. Ткацкая комната явно была девушке нужна… и вампир уже серьёзно задумался о том, что придётся поработать над стенами, чтобы помещение стало больше.

Однако Кэт была не одна. На потолке, что немного удивляло неподготовленного зрителя, валялась с книжкой Энджи, задорно болтая босыми ногами в воздухе.

«Вот так вот женщина привносит в нашу жизнь хаос… а если их две, они вампирессы, близняшки и, до кучи, Неведомые – множитель хаоса возрастает в несколько степеней. Но ведь так даже веселее!», – мелькнула мысль у вампира, рассматривающего девчонок от входной двери.

– Каааай! – пропела рыженькая, спархивая с потолка и обнимая вампира, причём, для