И жили они долго и счастливо...

Фэндом Детектив Конан || Жизнь на жизнь

Персонажи: Шиничи/Шихо, Шиничи/Ран, Кайто/Шихо, Кайто/Ран

Рейтинг: PG-15

Жанры: Романтика, Ангст

Предупреждения: AU, тематика "Принца и нищего"

Описание: В мире, где правят корпорации, брак - это только сделка, подкрепляющая деловой контракт. Кудо Шиничи, давно уже женатый на нелюбимой женщине, никогда не сможет быть со своей любимой. Если только он не сможет умереть или... раздвоиться.

И неожиданная встреча в темном парке со своим братом может привести к чему угодно. И к тому, что жизни четырех людей, вовлеченных в авантюру, разрушатся на куски. И к тому, то все станет на свои места.

Но пока авантюра только раскручивается и пока еще ничего неизвестно...

На момент описываемых событий все герои совершеннолетние.


***

Иногда он задумывался над вопросом, был бы он счастлив, если бы познакомился с ней раньше? Но... снова и снова находя взглядом ее узкую спину, ее ровную шею, покрытую трогательными завитками волос, он не находил ответа.

В их обществе брак давно превратился в синоним слова "контракт". Это была сделка. Не более чем.

Одна семья выгодно продавала другой семье кусок земли, часть собственности, передавала в доверительное управление предприятие, а залогом этого всегда выступал брак. Как будто по-другому нельзя. Впрочем, в веке, когда вся власть была сосредоточена в стольких руках, наверное - нельзя.

Только ему от этого не становилось легче.

Его нельзя было назвать прожигателем жизни.

Совершенно обычный молодой человек, о ужас, не видящий ничего особенного в том, чтобы заниматься тем, что ему нравится.

Да, в его интересы входили весьма специфические вещи, но он же не отказывался от управления всем капиталом, который нажили родители! Он просто хотел... времени для себя. Хотел время от времени не ощущать себя стеснённым обстоятельствами, делами, деньгами, долгами.

Его жена была выбрана как выбирают породистую кобылу. За ее спиной был огромный капитал, который, поговаривали, нажили ее родители нечестным путем. Она сама была подающим надежды биомедиком. Он дразнил ее "алхимиком".

Она не обижалась.

Она никогда на него не обижалась. Порой Шиничи казалось, что его жена не видит в этом мире ничего и никого кроме своих обожаемых лекарств, изобретений и формул.

Ну, конечно же, она же подает надежды! Говорят о том, что последнее ее изобретение может побороть рак! Панацея от всего и вся.

Иногда он ее ненавидел. Когда смотрел вот так, с балкона второго этажа на очередной прием, устроенный матерью - светской львицей. Шихо блистала там внизу, а Шиничи все это ненавидел.

Ему приходилось принимать гостей. Спускаться вниз, приветствовать весь этот сброд. А потом, под благовидным предлогом, он стремительно куда-то исчезал, чтобы появиться перед тем моментом, когда гости будут покидать вечер.

- Кудо.

Шиничи медленно повернулся. Он ненавидел ее и за это. На людях она сладко улыбалась, казалось, с ее губ можно пить мед. А когда они оставались одни, он бы для нее просто "Кудо".

Холодная, даже скорее ледяная. Даже в супружеской постели он не мог растопить этот лед. Первое время еще пытался что-то сделать, как-то наладить отношения, но потом бросил. Там где только один борется за мир в отношениях, брак обречен на неудачу.

Только в их круге разводов не существовало. Здесь можно было жениться и жить до гробовой доски вместе. или умереть. Именно поэтому Шиничи был столь популярен в узких кругах, где никто не знал его настоящего имени и настоящей внешности. Он был просто обычным мужчиной, которого нанимали для расследования обстоятельств чьей-то гибели.

Шиничи брался за дела осторожно, выкраивая по два-три часа, но зато каждый день.

Шихо никогда не интересовалась тем, где пропадает муж. Казалось, ей это вообще не интересно. Ее устраивало то, что у нее был "статус", "муж", "деньги". В глазах общества она была "достойным членом". И, все. На этом можно было ставить точку.

В глазах этой молодой женщины Кудо выглядел как мешок с деньгами и залог будущего Шихо. Больше ее ничего не волновало.

- Кудо? - повторный вопрос, и в нем ничего. Голая пустота, без эмоций.

- Шихо? - в голосе Шиничи была точно такая же пустота, когда он повернулся от перил. - Ты что-то хотела?

- Гости.

- Я уже всех встретил. А до конца приема еще достаточно времени, чтобы я мог не спускаться вниз.

- Есть... те, кому тебя хотела представить...

- Мама? - вскинул Шиничи бровь. Шихо все время терялась не зная, как назвать Юкико.

- Да.

- И кого на этот раз она собирается мне представить? Нефтяного магната? Директора крупнейшего предприятия по производству очередного чего-то там малопонятного?

- Нет. Он... - Шихо презрительно поджала губы. - Просто знакомый.

- И ради этого я должен покинуть свое удобное место?

- Да. Юкико-сан очень хотела, чтобы ты спустился вниз.

Шиничи усмехнулся. Наверное, он бы поупирался для вида, или действительно отказался бы спускаться вниз. Но присланная ему из Европы книга нового мастера детективов оказалась совершенно не интересной. Мужчина уже знал, кто преступник на тридцатой странице. Скукота.

Поэтому "просто знакомый" был достаточно уважительной причиной, чтобы прервать медитацию над книгой. - Хорошо. Я уже иду.

- Юкико-сан просила, чтобы мы спустились вместе.

- Изображаем влюбленную пару и радость?

- Да.

Холодный тон. Такой мерзкий, такой надменный.

Раньше это его задевало. Иногда в его мыслях, когда он видел тела молодых девушек, проскальзывало, что с его знаниями он сможет устроить идеальное преступление. Но потом, когда загадка раскрывалась, он переставал об этом думать.

Она была не идеальной женой. Но другой ему было не положено.

Предложив молча руку, Шиничи подождал, пока Шихо на нее обопрется и двинулся вниз. По широкой лестнице в ярко освещенный зал, туда, где его ждали. Туда, куда он готов был никогда не спускаться.

Мать стояла не одна. В очередной раз в окружении поклонников, пользующихся тем. что барон Кудо сейчас за границей, налаживает производство в очередном прекрасном городе.

- Мама, - Шиничи уважительно склонил голову.

В другое время, если бы Юкико родилась в другой семье, она стала бы известной. Ее яркая красота, подтянутая фигура, замечательный характер... с известными допущениями. Она могла бы стать идолом миллионов. А здесь стала женой по контракту…

- А! Шиничи. Я хотела представить тебя своему давнему другу и его дочери. Познакомься, Мори Когоро и Мори Ран.

Шиничи поздоровался за руку с мужчиной. Затем, коснувшись нежной руки девушки, коснулся губами ее ладони и тут же выпустил. Ровно три секунды, ни больше, ни меньше.

В ее глазах он читает удивление. Конечно, за ним не числится репутации донжуана или ценителя этикета. Но она - особый случай.

- Мама? - Шиничи бросает в сторону матери взгляд, полный надежды на помощь. Зачем? Зачем это происходит именно сейчас?

- Ран-чан прибыла в Токио всего на пару дней. А у тебя как раз отпуск. Ты не мог бы?

Первое желание, самое искреннее и честное, перебить и крикнуть: "Не могу". Но он сдержался. Сдержался, хотя это ему стоило очень много.

- Что именно, мама?

- Показать мне город? - у нее чудесный голос. Такой приятный, звонкий, с едва слышной смешинкой. И в тоже время, он знает - за этим голосом, за этой внешностью прячет железная сила воли. Он знает о ней много, и в тоже время почти ничего.

- Только город? - на губах Шиничи против воли появляется улыбка.

И Мори Ран задорно смеется.

- Еще хорошее агентство, через которое я смогу купить или арендовать квартиру.

- Шихо-чан, - Юкико обняла за плечи невестку. - Ты не против?

- Совсем нет. У меня несколькодневная поездка в научную командировку. Так что все складывается к обоюдостороннему удовольствию.

В глазах Ран появилось удивление. Шиничи едва заметно развел руками.

И улыбнувшись жене и матери, общество Мори Когоро и прекрасных граций он покинул всего через несколько минут.

Нельзя привлекать внимания...

Они встретились всего лишь через день. В небольшом парке, где ветер качал принарядившиеся в летние наряды деревья.

Шиничи в цивильном и Ран в прекрасном платье.

Он молча коснулся поцелуем кончиков ее пальцев.

Она также молча взяла его под руку.

Они шли по парку, ни на что не обращая внимания.

- У вас так ничего и не изменилось?

- Нет. Я пытался, но... - Шиничи чуть наклонился, вдыхая цветочный аромат легких духов Ран. - Она...

- Она... - эхом отозвалась девушка. - Я думала, что умру, когда твоя мама решила представить меня и отцу тебе. Думала, не смогу сделать вид, что мы незнакомы.

- У тебя отлично получилось. Никто ничего не заподозрил.

- Шиничи...

- Да?

- А если бы мы встретились раньше? - спросила Ран негромко.

Мужчина промолчал, потом неохотно ответил:

- Я постоянно задаю себе этот вопрос. Чтобы было, если бы я встретил тебя хотя бы на день раньше? Хотя бы в тот день, когда была наша с Шихо свадьба.

- И к какому ответу приходишь?

- Что я не смог бы. Без тебя.

- Шиничи... Что мы будем делать?

- У нас не бывает разводов. Это дурной тон, моветон. И единственная возможность разорвать брак - это умереть одному из двух супругов. Ну, или совсем уж безумный вариант - раздвоиться. Я уже думал о том, чтобы... Ран?

В глазах девушки воцарился отчаянный испуг. Она прижалась к руке Шиничи, словно в надежде защитить его от кого-то или чего-то.

И тогда Кудо поднял глаза, чтобы увидеть себя…

...Они так похожи.

На какой-то безумно страшный момент ему показалось, что он видит допельгангера, свою собственную тень. Но потом тот впереди, отбросил с глаз челку, вручил какой-то девушке алую розу и двинулся прямо к Шиничи и Ран.

Его, того, движения были легки и уверенны.

И он смотрел спокойно, засунув небрежно руки в карманы легкой джинсовки.

- Ты - мой брат, - заметил этот знакомый незнакомец миролюбиво. - А я Кайто. Твой отец немного поскучал с моей матерью, когда у него в отношениях с твоей матерью был раскол. И получилось, что получилось. Ты - Шиничи. Верно?

- Что ты хочешь? - глаза Шиничи сверкнули. В одно мгновение в его голове выстроилась гениальная комбинация, которую можно было осуществить, если только этот парень...

- Я хочу получить то же, что было у тебя. Любовь матери и отца. Красавицу-жену. Статус. Много денег. Красивую жизнь.

- Ты хочешь "то же самое", - уточнил мужчина, едва уловимо сжав ладонь Ран в своей. - Или ты хочешь "именно это"?

- Ты хочешь предложить что-то конкретное?

- Ты можешь стать мной.

- Хочешь поиграть в благородство? - усмехнулся Кайто.

- Нет, - Шиничи вернул ему усмешку, словно отраженную зеркалом. - Не приписывай мне благородных порывов. Я в первую очередь бизнесмен, а уже во вторую очередь человек, неожиданно обретший брата. Я хочу быть с любимой девушкой. Но Кудо Шиничи никогда не сможет этого сделать. А вот у Кайто это получится. Но имей в виду, ты получишь всё, что хочешь. Но потеряешь себя. Ты станешь вначале тенью Кудо Шиничи, а со временем им самим.

Кайто расхохотался. Ран, инстинктивно отступила за спину Шиничи.

- Никто не поверит.

- Мы поможем. Нападение ночью. Удар по голове. Больница. Амнезия. Мы похожи. Если ты пришел ко мне, смог найти и сказать все это, у нас есть схожие черты в характере. Этого будет достаточно.

- Ты монстр! - хохотнул Кайто.

- Но тебе эта идея нравится? - подытожил Шиничи.

- Она потребует детальной проработки. Ты же не хочешь отдать свою компанию прохвосту и проходимцу?

- Я передам ее себе. Тому, кто будет знать ее от и до. Но это потребует времени.

- Даже если бы ты предложил мне продать душу, это предложение не было бы столь соблазнительно. Я не буду думать, Кудо Шиничи, я хочу быть тобой. И согласен поменяться жизнями.

- Обратного хода не будет.

- Он мне не нужен.

Шиничи кивнул, повернулся к Ран.

- Ран.

- Я... помогу, - девушка со слабой улыбкой положила ладонь на плечо мужчины. - Всем, чем смогу, только не требуй от меня невозможного.

- Просто будь рядом.

- Буду...

...Шиничи, удобно устроившись в кресле захламленной берлоги Кайто, разглядывал чистовой вариант составленного плана.

- Итак, - провозгласил он, принимая из рук Кайто бутылку с пивом. - Чтобы план был удачным, нам нужны: "талантливый проходимец".

- Есть такой, - откликнулся Кайто, падая на диван и спихивая с него все журналы. - Причем заметь, это не я.

- Да, да. Талантливый болтун. Вот это ты.

- Не спорю.

- Подготовка, - продолжил Шиничи.

Кайто с тоской покосился на толстые стопки бумаг, которые ему пришлось заучить наизусть. Впрочем, рядом лежали не меньшие талмуды, которые заучивал Шиничи.

- Есть такое...

- Ум.

- В наличии.

- Талант?

- Выше крыши.

- Обаяние.

- Бьёт наповал, - Кайто хмыкнул. - Да наша авантюра просто обречена на успех.

- Значит, - Шиничи качнул бутылку за горлышко. - Выпьем за это. Кампай, Кудо Шиничи!

- Кампай, Куроба Кайто!

...Его жену звали Шихо. Она была первой, кого он увидел, открыв глаза в частном дорогом госпитале. В памяти зияли лакуны провалов. Помню, не помню. Не помню. Помню.

Он помнил ее любимые цветы и марку ее любимых конфет, но не помнил, какую фирму рубашек предпочитал.

Он помнил всех партнёров по бизнесу, но не помнил ничего из своего детства, кроме ощущения теплых рук мамы.

Он помнил всё о своих родных, но не помнил, как его зовут.

- А, - губы Шихо качнулись, когда она нагнулась к нему поближе. - Ты очнулся. Как ты нас напугал, Кудо.

Это его имя? Разве оно может быть таким? Это больше похоже на фамилию.

- Кудо?

Взгляд красивой молодой женщины остался спокойным, почти равнодушным. Она еще не поняла, не понимала. Она никогда ничего не понимала вовремя.

- Ты... Шихо? - в его голосе звучит что-то странное, ему непривычное. Что-то, чему она никак не может найти объяснения. - Как ты красива...

Шихо поморщилась.

Кажется, ее непутевый муж решил, что случившееся может стать хорошим поводом для того, чтобы снова начать отношения. Отношения - это помеха. Ей они не нужны.

И она опять донесет это до мужа с синими глазами.

Тихо хлопнула дверь, и с огромным букетом роз в комнате появилась Юкико. В дорогом деловом костюме, с пачкой бумаг под мышкой, с дипломатом. Как всегда, в работе. Светской львицей она была пару вечеров в неделю. В остальное время, без выходных и перерывов, она была женой барона Юсаку Кудо и его правой рукой. У нее не было возможности даже ненадолго задуматься, нравится ли ей такая жизнь. Сбылись ли ее мечты и ее надежды.

- Шиничи! - Юкико прошла к кровати сына, поставила розы в пустую вазу и села на стул. - Шиничи, как ты себя чувствуешь?

Мужчина неожиданно промолчал.

- Шиничи? - Юкико протянула руку, коснулась плеча сына. - Что с тобой?

- К... кто вы?

Тихие слова раскатились по палате. Протянутая рука женщины зависла в воздухе, когда ладонь упала с теплого плеча.

В глазах Юкико воцарилось насмерть перепуганное выражение.

- Шиничи?!

Его глаза закатились. В голове пульсировало болью. Сердце неожиданно зачастило, а дыхание наоборот стало замедленным.

Аппарат, к которому он был подключен, подал сигнал и спустя всего несколько мгновений, он уже спал.

- Шихо-чан? - испуганный взгляд Юкико переместился к жене обитателя палаты.

Ледяной вид невестки в этот раз особо Юкико не успокоил. А сама Шихо никак не могла выговорить роковые слова "ничего страшного".

- Видимо, амнезия, - прошептала она. И в ее голосе впервые звучало что-то схожее с человеческими чувствами. Возможно, даже это была... растерянность?

- Но откуда?! Почему? Как это возможно? Шихо-чан!

- Когда его доставили после аварии, - Шихо поднялась и занялась розами, в надежде, что не будет заметно, как сильно дрожат ее руки. - У него голова была в крови. Да и повязка. Врач предупреждал, что возможна амнезия. Но мне даже в голову бы не пришло... Это же...

- Это же… Мой мальчик, - женщина сгорбилась у кровати, мельком взглянула на часы и тут же твердо выпрямилась. - Шихо-чан, я не могу остаться. Через два часа совещание в другом городе. И мне обязательно надо там побыть. Могу я попросить тебя, посидеть вместе с ним?

У Шихо было полно работы. Ей надо было довести до ума последние формулы, протестировать новую редакцию препарата, взглянуть на то, что может получиться, если смешать реактивы с пробным вариантом. Но она сжала упрямо губы и кивнула.

Почему-то она не могла допустить того, чтобы когда в следующий раз Кудо открыл глаза, он не увидел никого знакомого. Почему-то то, что он узнал ее, пролило бальзам на сердце. И вместе с тем, заставило его сжаться в тревожащем душу предчувствии.

...Он открыл глаза. Немного полежал, привыкая к собственному телу. Болела нога, рука, которая была в гипсовом лотке. Невозможно было повернуть шею.

И он ничего о себе не помнил. Помнил что-то о родителях. Помнил что-то о своей работе, весьма паршивой, на которой он почти никогда не появлялся. Помнил немного о каком-то важном событии, которое должно было случиться.

Но не больше того.

Он даже не смог вспомнить свое собственное имя! Не говоря уже о том, что именно его ждало впереди. Что за событие он должен был обязательно вспомнить.

Телефон, лежащий на прикроватной тумбочке, разразился негодующим гулом. Вибрация. Не громкий звонок, а почему-то вибрация.

Ответить для него не было никакой возможности. Левая рука была в гипсе. Правая рука, которой можно было бы по идее дотянуться - лежала на краю кровати, подключенная тонкой узкой трубочкой к капельнице.

Сколько он здесь лежит? Почему?

Ничего. В памяти была пустота.

И ощущение того, что он сделал что-то глупое.

Когда? Что именно? Бесполезно. Как он ни старался, вспомнить не удавалось. В памяти не было ничего.

Дверь тихо приоткрылась, и в палату вошла незнакомая женщина, под сорок лет, может быть, старше. Она что-то говорила. Сочувствующим, негромким голосом.

Но слова рассыпались кусочками цветной мозаики, после того как он услышал самое главное.

Авария. Амнезия. Невозможность связаться с родственниками.

И имя. Куроба Кайто.

- Я позвонила вашим друзьям, нашла в записной книжке, - сообщила тактично женщина, когда сквозь гул в ушах прорвался ее голос. - Первой ответила девушка. Аоко Хакуба. Она сказала, что ее привезет муж. И она поможет вам всем, чем сможет. Часто знакомые в таких случаях привозят фотографии. Фотоальбомы. Видео. К сожалению, амнезия по-прежнему остается непознанной областью медицины. И сказать, сможете ли вы выздороветь и как скоро, невозможно. Все зависит от удачи и от Бога. Сейчас я поменяю вам капельницу, Куроба-сан. А после этого, если вам что-то будет нужно, нажмите, пожалуйста, на кнопку.

- Спасибо, - пальцы сами собой как-то хитро сложились, а когда раскрылись, в руках молодого мужчины уже была белая роза. - Спасибо вам.

Медсестра расплылась в улыбке, отключила капельницу, приложив ватку к руке и попросив прижать ее, согнув локоть и вышла, повторив, чтобы если что – ее обязательно позвали.

Кайто остался в палате один. В голове была какая-то давящая пустота.

Он ничего по-прежнему не мог вспомнить.

Впрочем, исключение нашлось. Исключение пришло само.

Она открыла дверь, с извиняющейся улыбкой, с букетом белых астр в руках. Горечь и сожаление.

Она пришла в простом платье. Со своей совершенно неподражаемой улыбкой. Ясными голубыми глазами и округлившимся животиком.

Не Аоко Накамори. Аоко Хакуба.

Она вышла замуж за два года до окончания университета. И он гулял на ее свадьбе. А после этого - напился. И вроде даже с кем-то познакомился. Он не помнил этого. Зато помнил ее. Как они гуляли. Как встречались. Помнил Хакубу Сагуру. Высокомерного типа, который Кайто никогда не нравился.

- Меня зовут…

- Я помню, - не столько перебил, сколько сказал он. А в голосе мужчины звучала нежность. – Аоко. Тебя я помню.

Она засмеялась. В ее глазах царила тревога, она так и не научилась скрывать это чувство, но смех ее был как всегда искренним.

И как бывало уже много, десятки раз, он ощутил, как с плеч падает целая гора.

Не первый раз. Не первый раз он встрял в бедовую ситуацию, из которой на первый взгляд вообще нет никаких выходов. Но они находились. Когда рано, когда поздно, но появлялись обязательно.

Появятся и в этот раз.

- Я тебе, - смущенно улыбнулась Аоко. - Фотографии принесла. Будем смотреть?

- Будем, - кивнул Кайто. - Спасибо, Аоко. Спасибо, что пришла.

Бывшая одноклассница и первая любовь, ставшая женой другого, ясно улыбнулась и подсела поближе.

Перелистнулась первая страница.

- С этого всё началось.

- С этого все началось, - Шихо, нервно сдув в сторону прядь волос, воззрилась на Шиничи. - Ты не слушаешь!

- Слушаю очень внимательно.

- Только почему-то у тебя закрыты глаза.

- От усталости, Шихо.

- Какой ты! Кудо!

- Назови меня по имени, и я их открою, - предложил Шиничи негромко.

- Это шантаж!

- Я знаю.

- Ну и ... - Шихо резко замолчала. "Ну, и лежи с закрытыми?" Так он и так лежит! А злит это исключительно ее. И вообще что-то с ней непонятное происходит. Он здесь уже пятый день лежит, а она каждый день выбирает хотя бы несколько минут, чтобы забежать к нему в палату. Что с ней такое?

Поздняя любовь? Да не смешите!

- Шихо, что-то не так?

- Ты будешь кофе? - молодая женщина резко поднялась со стула.

Шиничи, все так же не открывая глаз, пожал плечами.

- Врачи говорят, пока не желательно его пить. Но если хочешь, кофеварку только вчера зарядили. Посетители, которые не оставляют меня в покое вместе со всеми делами, без кофе не могут прожить и пары часов.

- Это плохо?

- Нет. Поэтому она здесь стоит. Что-то случилось, Шихо?

- Вечно ты всё знаешь! - оскорбилась посетительница. - Тебе от самого не противно, Кудо? Разгадать загадку, кто преступник в манге, сериале или книге. Не то логика, не то интуиция, с помощью которых ты свои дела собираешь воедино. Как же ты...

- Злю тебя, мой алхимик? - Кудо, наконец, приоткрыл один глаз, смерил недовольное лицо жены и усмехнулся. Не такая уж она и ледяная, оказывается. И ее можно поддразнить. И ее можно заставить задуматься о чем-то.

- Ты! Ты! Ты!

Каблуки простучали по полу, дверь хлопнула. Кудо рассмеялся. Если бы он не любил свою жену, он бы влюбился в нее прямо сейчас. Она была совершенно неподражаема. Со своими делами, проблемами, со своими эмоциями, прячущимися под ледяной броней. Его жена...

Улыбка на лице Кудо увяла. Он всё так же почти ничего не помнил. В памяти иногда всплывали обрывки, но этого было слишком мало.

Отвечая его настроению, за окном что-то громыхнуло, на краю горизонта сверкнула молния, и пошёл дождь...

...Дождь не кончался уже который час.

Тихо шуршал по подоконнику, оставляя на стеклах потеки узких дорожек. Не сказать, чтобы скучно. Просто немного удивительно. Почему все так получается? И вроде бы не все так плохо. И вроде бы, что-то вспоминается.

Но ощущение, что он что-то забыл, становилось все удушливее.

Кайто не считал себя человеком, которому все по плечу. Не считал он, что всегда все складывается именно так, как ему хочется. Чаще получалось все совсем по-другому. Но это был не повод опускать руки.

А сейчас вот хотелось именно опустить, закрыть глаза и отдаться на волю течению.

Это было совершенно не в характере шебутного Куробы Кайто, которого хлебом не корми дай кого-то разыграть или проявить свою ненормальную энергичность и жизнерадостность.

Кайто поморщился. Что-то было не так.

Какое-то ощущение, подсознательное. Некая заноза в рассудке, которая не давала сосредоточиться на чем бы то ни было.

Шум дождя за окном раздражал, как и больничные стены вокруг. Резким движением сдернув пиджак со спинки стула, Кайто вышел на улицу, незамеченным миновав стол в приемном покое.

Непонятно.

Совершенно непонятно.

Молодую женщину под дождем он увидел неожиданно.

Она помогала выбраться из такси мужчине лет сорока пяти-сорока восьми, довольно сердито его распекая.

Из-за шума дождя до Кайто не долетал ее голос, он просто видел недовольное выражение ее упрямого лица, как шевелятся ее губы. Мелькнула какая-то заполошная, сумасшедшая мысль, что он хотел бы попробовать эти губы на вкус. Поцеловать вот эту малышку, с каштановой гривой, забранной в высокий хвост.

А еще ему невесть с чего показалось, что у нее обязательно должно быть цветочное имя. Что-то дикое, и в тоже время сладкое.

Дождь неожиданно как отрезало. В прорыв темных туч на землю легли солнечные паутинки.

Привлекшая внимание Кайто женщина подняла глаза.

В ее глазах, отсюда было не разглядеть их оттенок, Куроба разглядел боль. Бескрайнюю, поднимающуюся из глубины зрачков, также как волна цунами рождается иногда с малой волны.

Боль была такой силы, что если бы Кайто мог - он бы содрогнулся. Всем телом.

Но он не мог сделать даже шаг.

За него сделала шаг эта молодая женщина.

Она подошла, пытливо глядя в глаза Кайто. И он не смог, ни отвернуться, ни уйти. Только спросил хрипло:

- Мы с вами знакомы?

Если бы он ударил, вряд ли бы он сделал больнее. Ноги этой незнакомой леди подвернулись, она осела бы, если бы Кайто не подхватил ее за плечи.

- Леди?

- Ран. Меня зовут Мори Ран. И да. Мы были знакомы... Даже, можно сказать, очень хорошо.

- Простите, - Кайто отрицательно покачал головой. - Я ничего не помню. Даже свое имя вспомнил не сразу. Выпьете со мной кофе, и вы расскажете?

Мори Ран... цветочное имя орхидеи... отрицательно покачала головой.

- Я приду, - пообещала она неожиданно. – К вам. Завтра.

- Я буду ждать, - честно сказал Кайто и не покривил душой.

...Почему-то рядом с ней кривить душой не хотелось. Но Шиничи не мог понять, как такое возможно.

Как вообще можно влюбиться второй раз в собственную жену? Наверное, как-то было можно.

Шихо, сидящая на краю кровати, закутавшись в простынь, не спешила тянуться к ноутбуку. А он смотрел на ее спину и не мог удержаться от желания протянуть ладонь и снова ее коснуться.

- Шихо?

- Я тебя не понимаю, Кудо, - хрупкие плечи дрогнули. Короткие волосы щекотали влажные плечи, скользили по шее. - Почему?

Шиничи промолчал. Он мог сделать вид, что не понимает, о чем говорит Шихо.

Но он понимал.

С его памятью творилось что-то странное. С каждым днем он вспоминал все больше и больше из того, что касалось его компании, его семьи и детства. Но Шихо... Он помнил все, но почему-то, как ребенок, изучал ее заново. Он точно знал, какие конфеты она любит, но предпочитал покупать эти конфеты россыпью или заказывать специально для нее в удобной упаковке и притаскивать. Кормить ее и самому смотреть, что ей нравится, что ей не нравится.

Обычно Шиничи позволял Шихо делать все, что она захочет. Но теперь, после того, что случилось с ним, он не мог больше позволить ей быть так далеко... Только не в этот раз, только не так. Только не с ней...

- Прости, - сказал он равнодушно. Он не испытывал вины за то, что занимался тем, что планомерно соблазнял свою собственную жену.

- Кудо, ты! - Шихо порывисто повернулась и застыла. Шиничи, удобно раскинувшись на кровати, наблюдал за ней из-под припущенных век. Как зверь, хищник.

Хищные повадки юного Кудо долгое время были притчей во всех языцех. Он был как хищник, нацеливался на что-то и добивался. Никогда и ни от чего не отступал, пока не получал то, чего хотел.

В этот раз он хотел Шихо.

- Зачем? - спросила она устало. - Зачем тебе это нужно, Кудо?

- Назови меня по имени, - потребовал мужчина, привставая и касаясь щеки Шихо. Провел тыльной стороной ладони по нежной коже, наслаждаясь ее бархатистостью. - Слышишь, Шихо. На людях я для тебя всегда Шиничи, а наедине Кудо. Неужели моя прекрасная жена бежит не от меня, а от себя самой?

Шихо вздрогнула, попробовала отстраниться, но не смогла.

Она ничего не могла противопоставить напору Шиничи. Ее сила была в ее разуме. А в противостоянии с мужем ее хрупкость была на его стороне.

- Кудо, - упорно качнула она головой. - Я пойду...

- Встать в шесть утра по будильнику ты можешь и здесь, я его даже завел, - отозвался Шиничи, фыркнув в ее светлые волосы. - Признаюсь, приставать не буду. Ты просто спишь здесь.

- Кудо, но мы уже все выяснили!

- Выясним еще раз, завтра. Или послезавтра. ну или через неделю, обязательно. Я даже найду на это время в списке составленных встреч, а ты – найдешь время в своем загруженном рабочем графике. А до того момента, ты спишь здесь.

- Кудо!

Бесполезно. Обнимая Шихо так, что она не могла никак вывернуться, этот наглый мужчина, ее муж!, смел делать вид, что он спит. Шихо рванулась раз, второй, но хватка не ослабла. И тогда женщина сделала единственное, что ей оставалось, она закрыла глаза.

...Она закрыла глаза в надежде, что все изменится, потом открыла. Но все осталось прежним. Обычная палата. Табличка с именем Куробы Кайто на стене. Усталый синий взгляд.

"Ничего не помню".

Три слова, которые выжгли в душе Ран клеймо. Он ничего не помнил. Совершенно. И она даже не знала, что должна ему сказать и должна ли вообще хоть что-то? Перед другими был Куроба Кайто. Но она не могла ошибиться. И перед ней в больничной палате сидел человек, которого еще несколько дней назад звали Кудо Шиничи...

- Мори-сан... - Кайто привстал на кровати, глядя на вошедшую Ран. - Вы всё-таки пришли.

- Я же обещала, и... называй меня просто Ран.

- А... я...

- Да. Всегда... - Ран скупо улыбнулась, чувствуя как на глаза наворачиваются слезы. Он не помнил даже этого.

- Тогда, попробуем познакомиться заново? - в синих глазах мужчины скакали лукавые чертики. - Раз уж я не помню. Меня зовут Куроба Кайто, - пальцы сжались, а когда рука разжалась, на руке Кайто уже лежала алая орхидея. - Как зовут Вас, прекрасная леди?

- Мори Ран, - гостья протянула руку, принимая цветок, прижала его к щеке. - Называй меня просто Ран.

- Тогда, для тебя, - сногсшибательная улыбка, от которой не у одной дамы ослабели подозрительно коленки, заставила задрожать и гостью. Эта улыбка… - Кайто, - продолжил тем временем хозяин кабинета. – Просто Кайто.

Ран кивнула.

Его глаза. Синие, как штормовое море, были так близко. И он сам был рядом, и от его близости неожиданно перехватывало дыхание.

- Расскажи, пожалуйста, - попросила она тихо. - Что случилось?

- Авария, - Кайто протянув руку, взял тонкую ладонь Ран, находя успокоение в этом ощущении ее тепла. Потом, не сдержавшись, поднес ладонь к губам. Осторожно целуя кончики пальцев. - На перекрестке. Автобус и две машины столкнулись. Взрыв. Перевернутые машины. Вылетевшие окна. В общем, как в страшных фильмах. Я еще легко отделался.

Ран побледнела.

Авария была из резонансных, про нее несколько дней писали в газетах. И все действительно могло закончиться гораздо хуже, как для тех двоих, что сгорели во взрыве. или которых не смогли спасти.

- Ран? - в голосе Кайто звучала тревога, и молодая женщина заставила себя улыбнуться.

- Прости. Просто, испугалась.

- Все уже закончилось. Все хорошо, - Куроба чуть заметно пожал плечами. - А память... вернется.

- Когда тебя выписывают?

- Завтра.

- У меня машина есть, я завтра за тобой приеду.

- Спасибо, - впервые в голосе мужчины звякнуло то, что было не свойственно Куробе Кайто, упрямость и холод. Холод человека, у которого есть все необходимое или возможность обеспечить это необходимое самостоятельно. Впрочем, Кайто тут же улыбнулся. - Я не собирался идти домой завтра, Ран. Вначале надо заехать в парк. Недалеко от места аварии. Там завтра будут...

- Я понимаю, - Мори кивнула. - Я... могу сходить с тобой.

- Да. Я был бы рад, если бы поехала со мной завтра.

- Хорошо. Мы увидимся завтра, а пока, - Ран, ощущавшая себя все более неуютно в этой палате, поднялась. - Мне пора. Я хотела посмотреть еще пару квартир.

Кайто кивнул. И когда за Ран закрылась дверь, схватился за голову. Внутри снова катался металлический ежик, причиняя каждым своим движением боль.

Мешанина красок, звуков, образов сводила с ума. Но до сих пор не складывалась...

...Не складывалось. Ощущения, воспоминания, осознание. Все это не желало складываться воедино.

Шиничи, стоя перед зеркалом, завязывал на шее галстук, разглядывая собственное отражение. Его отпустили домой на условии раз в два-три дня показываться врачу. И сегодня был как раз такой день. Но вместо того, чтобы пойти ко врачу, Шиничи собирался пойти в парк, недалеко от которого случилась авария.

Шиничи не мог объяснить, что именно движем им, что заставляет отправляться в это место.

Но что-то тянуло его туда, необъяснимо, но уверенно.

Оставив дипломат в спальне, мужчина прихватил сотовый телефон и двинулся вниз. Впрочем, выйти из дома без проблем он не смог.

- Ты же не ко врачу, Кудо, - тихий голос Шихо догнал Шиничи уже у дверей.

Поворачиваться он не стал. Просто не захотел, но все же ответил.

- Нет. Я в парк.

- Тот самый? - спросила Шихо.

- Да.

- Зачем?

- Так надо.

- Кому? - женщина была у двери быстрее, чем успел обуться Шиничи. Закрыла дверь собой, не пропуская его. – Зачем тебе туда идти?!

- Шихо?

- Я не хочу, - тонкие губы сложились в упрямую полоску. А потом она уронила голову на грудь. Светлые волосы закрыли лицо, только плечи чуть дрожали. - Я боюсь, что если ты уйдешь сейчас, ты уже не вернешься. Вернется прошлое.

Шиничи смотрел на нее долгую минуту. На хрупкий стан, на эту измученную фигурку, на трясущиеся плечи. Она не плакала, была для этого слишком гордой и холодной.

Его жена, его женщина. Но ей было больно. И эта боль выплескивалась в окружающий мир. И надо было что-то решать. Надо было что-то делать. Надо было окончательно выбирать.

И тогда Шиничи сделал шаг вперед и обнял свою жену, привлек к себе.

- Прошлое больше никогда не вернется, - шепнул он тихо. А когда отстранил, спросил: - Пойдем со мной? Прогуляемся по парку. Как мы никогда не гуляли. И пусть это станет нашей с тобой доброй традицией. Новой. Хорошо?

Шихо кивнула и неуверенно улыбнулась.

- Хорошо, Шиничи...

...Они встретились случайно.

Две пары, проходящие мимо друг друга в тени перекрестков. Шихо смеялась, спрятав лицо в широком рукаве Шиничи. Ран, положив голову на плечо Кайто, то ли дремала, то ли просто шла с чуть прикрытыми глазами.

Только мужчины смотрели по сторонам внимательно и широко раскрытыми глазами. Только это позволило им заметить друг друга и увидеть.

Они совсем не похожи. Нисколечко. Ни капли.

Кудо Шиничи был женат, не счастливо. Он не любил свою жену, не желал искать с ней общий язык. И вырывал несколько часов на себя с боем. Он даже не мог быть с той, которую действительно любил.

Куроба Кайто завидовал старшему брату, которого никогда не знал. Упустил свою любимую девушку, работал там, где ему работать не хотелось и мечтал о несбыточном.

Их жизни пересеклись всего на короткое мгновение. Они были похожи в своем несчастье и легко узнали друг друга.

А теперь они прошли мимо друг друга, понимая что не похожи и похожими больше никогда не будут.

Нынешний Кудо Шиничи воплощение аристократии и денег. Воплощение высокого статуса, наслаждающийся этим. Хищник, для которого игра в высоких кругах - лишь вкусное блюдо, перед которым устоять невозможно. Мужчина, который добился внимания и любви своей женщины.

Нынешний Куроба Кайто - воплощение свободы, свободы думать, свободы поступать так как хочется. Он обаятелен, ярок, умен. У него есть любимейшая работа, которой он теперь может заниматься столько, сколько ему хочется. И возможность очаровать любимейшую женщину и быть с ней до самого конца.

Две жизни, два несчастья пересеклись и обменялись.

Жизнь на жизнь...

Куроба Кайто уходил из парка, ведя под руку Мори Ран. У него в планах было открытие собственного детективного агентства, встречи с любимой женщиной и намерение сделать ей предложение.

Кудо Шиничи уходил из парка со своей женой. Его ждали деловые переговоры, пара мелких компаний, которые надо было поглотить. Пара компаний такого же уровня, с которыми надо было заключить соглашения к обоюдному удовольствию. Пара крупных компаний, которым надо было показать, что с корпорацией Кудо нельзя связываться.

Две обмененных жизни расходились все дальше и дальше с тем, чтобы никогда больше не встречаться...

...-Меня зовут Кудо. Кайто Кудо, - удивительный мальчишка с синими-синими глазами и светлыми волосами, протянул руку своего соседу по парте. - Приятно познакомиться.

- А я Шиничи. Куроба Шиничи, приятно познакомиться, - вернул улыбку мальчишка с фиолетовыми глазами и непослушными черными волосами.

И учительница первого класса, окликающая двух мальчишек на последней парте, еще не знала, что эти двое станут неразлучными друзьями. И что не раз, и не два будут вызваны в школу их родители. И что эти двое станут настоящей головной болью для всех и вся. Потому что они оба в равной степени сочетали в себе свободу с умом и традициями.

И никто не знал, что эти двое - станут первым камнем, от которого по Японии и обществу корпораций побегут первые волны изменений.

Они не знали этого и сами. Только их отцы, однажды, пересекшись в холле школы, улыбнулись друг другу, словно знали какую-то тайну, и разошлись.

Жизнь, обмененная на жизнь, дала потрясающие результаты...

20-30.07.2013

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2018